Святое Евангелие от Матфея
с толкованием Святых Отцов

 Часть 110Часть 111Часть 112 

Неизвестность и нечаянность последнего суда... (Мф. 24:36–41)

О ДНЕ ЖЕ ТОМ И ЧАСЕ, – продолжал Господь Свою речь ученикам, – о последнем дне и часе мира НИКТО НЕ ЗНАЕТНИ АНГЕЛЫ НЕБЕСНЫЕ, которые хотя и проникают в тайны Божии, но не знают того, что им не открыто, ни даже Сын, А ТОЛЬКО ОТЕЦ МОЙ ОДИН. Сей день и час покрыт такой тайной, что вам не только не следует знать, но и спрашивать об этом. Всякое любопытство здесь неуместно. Для вас довольно тех признаков, какие Мной указаны; разуметь же времена и лета – не ваше дело: их Отец Мой Небесный положил в Своей власти. «Господь умолчал о времени суда потому только, – говорит святитель Василий Великий, – что неполезно было людям слышать об этом; ибо всегдашнее ожидание делает более ревностными в благочестии, а знание, что до суда еще долго, сделало бы их более нерадивыми; они надеялись бы, что можно спастись, покаявшись впоследствии. Да и возможно ли, чтобы Ведавший все, что будет до того часа (ибо все это Он сказал), не знал того часа? Иначе и апостол напрасно сказал: «в Котором сокрыты все сокровища премудрости и ведения» (Кол. 2:3). «Дух все проницает, и глубины Божии» (1Кор. 2:10). А Сын знал, каким образом должно судить, знал тайны каждого, возможно ли, чтобы Он не знал того, что менее важно? Если «все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть» (Ин. 1:3), то может ли быть, чтобы Он не знал этого дня? Ибо если Он сотворил века, то сотворил и времена; если сотворил времена, то, без сомнения, сотворил и день. Как же Ему не знать того дня, который Он сотворил? Сын ли Божий не знает последнего дня, Сын, Который всегда пребывает в недрах Отца, несмотря на то, что познание сущности гораздо важнее, чем познание дней, – безконечно важнее? Если о дне и часе ты спрашиваешь, – говорит Господь, – то не услышишь от Меня ничего; если же вообще о времени и предварительных признаках, то, не скрывая ничего, объясню тебе все подробно. Что Мне известен тот день, на это Я представил много доказательств; сказав о расстоянии времени, Я предсказал все будущие события, означил даже и то, сколько от настоящего времени осталось до того дня (это объясняет тебе притча о смоковнице), – и таким образом довел тебя до самого преддверия. Если же Я не отворил тебе дверей, то для твоей же пользы». «Можно слова Господа объяснить и так, – говорит блаженный Феофилакт. – Он, как Бог, знает, а как человек, не знает времени Своего пришествия. Посему, будучи человеком ради нас, Он и является не знающим, ибо людям свойственно не знать будущего».

«Если вникать благомысленно, – замечает святитель Василий Великий, – то Господь многое говорит людям от Своего человечества». «Для всякого явно, – говорит святитель Григорий Богослов, – что Сын знает, как Бог, приписывает же Себе незнание, как человек. Такую мысль подает и то, что наименование Сына поставлено в Евангелии от Марка без присовокупления, – чей Сын, чтобы мы это неведение приписывали человечеству, а не Божеству. Можно читать это место и так: и Сын не по иному чему знает день и час, как по тому, что знает Отец. Поскольку знает Отец, а потому знает и Сын, то явно, что для всех это неизвестно и непостижимо, кроме Первой Причины». Для большего удостоверения в том, что Иисус Христос умолчал о дне кончины мира не по незнанию, Он открывает новые признаки Своего пришествия: НО, КАК БЫЛО ВО ДНИ НОЯ, ТАК, так же внезапно, неожиданно, БУДЕТ И В ПРИШЕСТВИЕ СЫНА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО: ИБО, КАК ВО ДНИ ПЕРЕД ПОТОПОМ (как тогда вели обычный образ жизни, как будто ничего особенного не должно было случиться, жили безпечно) ЕЛИ, ПИЛИ, ЖЕНИЛИСЬ И ВЫХОДИЛИ ЗАМУЖ, ДО самого ТОГО ДНЯ, КАК ВОШЕЛ НОЙ В КОВЧЕГ, – как тогда никто не думал о будущем, не воображал никакой опасности, хотя и должны были думать, ибо Ной проповедовал грядущий Божий гнев уже самой постройкой ковчега, но никто на это не обращал внимания: И НЕ ДУМАЛИ, а некоторые даже еще смеялись над приготовлением ковчега, ПОКА НЕ ПРИШЕЛ ПОТОП И НЕ ИСТРЕБИЛ ВСЕХ, – ТАК БУДЕТ И ПРИШЕСТВИЕ СЫНА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО, та же безпечность, роскошь, то же безверие, тот же разврат. Так же, как было и во дни Лота: ели, пили, покупали, продавали, сажали, строили; но в день, в который Лот вышел из Содома, пролился с неба дождь огненный и серный, и истребил всех. Так будет и в тот день, когда Сын Человеческий явится. «Иисус Христос сказал это в доказательство того, что Он придет вдруг, неожиданно, – говорит святитель Златоуст, – когда большая часть людей будет утопать в удовольствиях. То же самое говорит и апостол Павел: «ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба» (1Фес. 5:3). И в объяснение этой нечаянности апостол прибавляет: «подобно как мука родами». Как же Иисус Христос сказал: «после скорби дней тех»? Если тогда будут удовольствия, мир и безопасность, как сказал апостол Павел, то для чего же говорит Господь: «после скорби дней тех»? При радостях, что за скорбь? У тех только будут удовольствия и мир, которые не имеют никакого чувства. Потому-то апостол и не сказал просто: когда будет мир, но – «когда будут говорить: «мир и безопасность"", изображая тем их безчувственность; так как и во дни Ноя беззаконные люди пресыщались удовольствиями, праведные же проводили жизнь в скорби и печали.

Отсюда видно, что с пришествием антихриста между нечестивыми и отчаявшимися в спасении своем умножится необузданное сластолюбие: тогда будет чревоугодие, объядение и пьянство. Как в то время, когда приготовлялся ковчег, люди не верили, и даже тогда, когда был готов и предвещал им близкое несчастье, они спокойно смотрели на него и предавались удовольствиям, как будто не предстояло им никакое бедствие, так и теперь, хотя и явится антихрист, за которым будет кончина мира, а после кончины – наказание и неизреченные мучения; но в людях, опьяневших от разврата, и эти будущие бедствия не произведут никакого ощущения страха. Потому-то как мука постигает имеющую во чреве, как говорит апостол, так и их постигнут эти ужасные и неотвратимые бедствия. Далее Иисус Христос представляет новое знамение Своего пришествия, так что из сопоставления всех этих знамений становится очевидным, что Он знал тот день. Какое же это знамение?» ТОГДА, – говорит Он, – из-за чрезвычайной внезапности дня того может случиться, что БУДУТ ДВОЕ работать НА ПОЛЕ: из них – вдруг, внезапно – ОДИН БЕРЕТСЯ, один будет взят, будет или похищен смертью, или же восхищен Ангелами, которых пошлет Христос собрать избранных, А ДРУГОЙ ОСТАВЛЯЕТСЯ; ДВЕ рабыни, МЕЛЮЩИЕ В ЖЕРНОВАХ: и из них ОДНА БЕРЕТСЯ, чтобы быть со Христом, А ДРУГАЯ ОСТАВЛЯЕТСЯ. «Берутся и оставляются, – говорит святитель Златоуст, – и слуги, и рабы, и те, которые будут упражняться в труде, и те, которые будут находиться в праздности, – из всех состояний. Так как и в Ветхом Завете говорится: от того, «который сидит на престоле своем, до... рабыни, которая при жерновах» (Исх. 11:5). Праведные берутся, а неправедные оставляются». «В то время, – толкует блаженный Феофилакт, – когда все безпечно будут заниматься своими делами на селе, – а село есть мир, – один, т.е. праведник, будет взят для встречи Господа на воздух, а другой, т.е. грешник, недостойный встретить Господа, останется долу. Даже если бы кто был и раб, и молол, т.е. упражнялся в работе, или молве житейской, ибо жернов означает молву, то и из этих людей одни, т.е. достойные, возьмутся, а другие, как недостойные, будут оставлены». Смотрите же, предостерегает Господь, бодрствуйте и молитесь, ибо не знаете, когда наступит время. Смотрите за собой, чтобы не обременять себя ничем излишним, чтобы сердца ваши не отягчались объедением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно. Ибо он как сеть захватит всех живущих на всей земле. Бодрствуйте на всякое время и молитесь, да сподобитесь избежать всех сих грядущих бедствий и предстать пред Сыном Человеческим...


 Часть 110Часть 111Часть 112