Святое Евангелие от Матфея
с толкованием Святых Отцов

 Часть 127Часть 128Часть 129 

Заседание синедриона – утром... Приговор...  (Мф. 27:1–2)

Наступило утро, когда чертоги Каиафы снова наполнились старейшинами и книжниками: КОГДА ЖЕ НАСТАЛО УТРОВСЕ ПЕРВОСВЯЩЕННИКИ И СТАРЕЙШИНЫ НАРОДА ИМЕЛИ СОВЕЩАНИЕ ОБ ИИСУСЕЧТОБЫ ПРЕДАТЬ ЕГО СМЕРТИ.

Они думали выслушать признание Господа, что Он есть Мессия, и вследствие этого снова подтвердить приговор смертный. Чего недоставало для единогласия, то могло быть сделано посредством тайных сношений в остальную часть ночи. Не страшились более и возмущения народного: жители Иерусалима не могли еще узнать о всех событиях прошедшей ночи. Дело тьмы совершалось так успешно, как только могли желать служители тьмы. Подробности этого заседания законопреступных судей рассказывает евангелист Лука. Божественный Страдалец, с Которого узы были сняты на время допроса, был введен в собрание. «Ты ли Христос? скажи нам», – спросил Каиафа тем голосом, в котором уже звучал смертный приговор. Понятно, почему не спрашивают, – Ты ли Сын Божий? Им нужно было вынудить у Господа признание, что Он Христос, чтобы выдать Его Пилату, как возмущающего народ против власти кесаря. Им дела нет до того, что Господь не раз обличал ложные понятия народа о Мессии, как о Царе-завоевателе, не раз укрывался от народа, когда тот хотел провозгласить Его Царем... Господь сказал им в ответ: «если скажу вам» (что Я Христос), «вы не поверите; если же и спрошу вас» (о том, что могло бы вывести вас из ослепления), «вы не будете отвечать Мне и не отпустите Меня». Я уже спрашивал вас о крещении Иоанновом, о Камне, отвергнутом строителями, о том, почему Давид называет своего Сына – Мессию Господом своим, и вы молчали. После этого остается одно – повторить вам то, что Я сказал вам вчера: «отныне Сын Человеческий воссядет одесную силы Божией», как всемогущий Царь и Судия. Тогда все члены синедриона в исступлении закричали: «итак, Ты Сын Божий?» – «Вы говорите, что Я», – со спокойным величием отвечал им Господь (Лк. 22:67–70). Этого было довольно для ослепленных злобой судей нечестивых, чтобы произнести вторично смертный приговор. «Какое еще нужно нам свидетельство? – злорадно заговорили они все вместе, – ибо мы сами слышали из уст Его!» Не о чем больше рассуждать! Смерть, смерть богохульнику! И поднялось все множество их, И, СВЯЗАВ ЕГО, ОТВЕЛИ И ПРЕДАЛИ ЕГО ПОНТИЮ ПИЛАТУ, ПРАВИТЕЛЮ. «Благомыслящие члены синедриона, – говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский, – или не были при настоящем решительном осуждении Господа, или вынуждены были молчать. Их честный голос только повредил бы им, ничего не сделав для пользы невинно Осужденного. Относительно Иосифа Аримафейского прямо указывается в Евангелии от Луки, что он не участвовал в настоящем преступном совете и беззаконном деле синедриона».


 Часть 127Часть 128Часть 129