А. Иванов
Текстуальные памятники священных Новозаветных Писаний

 ОглавлениеЧасть 1Часть 2 

I. Греческие манускрипты

Первым и главным источником по изучению и реконструкции Новоза­ветного греческого текста являются греческие рукописи.

Ни одно творение древности не представлено с такой полнотой рукопис­ными свидетельствами, как Священные книги Нового Завета. Классические филологи были бы крайне обрадованы, если бы они при изучении Гомера или Софокла, Платона или Аристотеля, Цицерона или Тацита оказались в таком благоприятном положении, как теология в отношении Нового Завета. Самые древние сохранившиеся гомеровские рукописи не восходят раньше XIII века и только немногие папирусы – фрагменты относятся к алексан­дрийскому времени. Все, что мы знаем о Софокле, мы почерпаем из единст­венной Лаврентиевской рукописи VIII или IX века.

Греческих рукописей Нового Завета до настоящего времени насчитано свыше 4000. Систематические поиски по Европе, Азии и Египту могли бы еще более увеличить их количество. Большинство из них, конечно, сравни­тельно молодые и содержат лишь отдельные произведения Священной Ново­заветной письменности, но и древних рукописей и притом с более или менее полным составом Священных Новозаветных книг имеется довольно значи­тельное число.

При обилии Новозаветных греческих манускриптов требуется их клас­сификация. Самым важным признаком древности принято считать способ письма, который был различным в более древние и более поздние времена.

В древнейшие времена писали крупным шрифтом, большими буквами, как теперь пишут на памятниках (Litterae maiusculae, capitales, unciales). Майюскульное или унциальное письмо особенно распространено было при написании Священных книг.

Наряду с этим в обыкновенной жизни вошли в употребление еще в дохристианскую эру мелкие (minusculae) или беглые (cursivae) буквы письма, которые приняты были с IX века и в библейских рукописях. Древнейшая из второго рода рукописей Нового Завета датирована 835 годом. В X веке курсивное письмо стало всеобщим.

Большинство Новозаветных рукописей принадлежит ко второму классу, так что, по наблюдениям Nestle, из 4083 рукописей только 170 унциалы, 2320 минускулы, 1561 лекционарии (богослужебные книги) и 32 – папирус­ные фрагменты4. Так как рукописи в большинстве случаев не датированы, то задача палеографии – определить их время и место происхождения. Пись­мо угловатое или круглое, твердое или мягкое, простые или вычурные укра­шения, наличие знаков препинания, материал рукописи и ее форма, наконец, языковые данные: грамматика, словарный состав, стиль – все это признаки для хронологического и топографического определения манускрипта, хотя и не всегда надежные.

Материал обычно различают: пергамент и папирус. Пергамент получил распространение из Пергама (Малая Азия) еще до нашей эры. В Египте до его завоевания арабами (середина VII в.) употребляли папирус. На папирусе сохранились лишь немногие отрывки Нового Завета5.

С IX века с Востока распространяется хлопчатая бумага (charta bombycina), которая, впрочем, редко готовилась из чистого хлопка, но больше из льна и конопли. С XIII века вошла в употребление полотняная бумага. О папирусе и пергаменте имеются упоминания в Священном Писании Но­вого Завета.

Текст располагался колонками (в Синайском кодексе число колонок 4, в Ватиканском-3, в большинстве-2), которые имели разную ширину-от нескольких букв до ширины гекзаметра в 16–18 слогов, или 36 букв (στίχος). По числу стихов оплачивался переписчик. Поэтому в конце отдельной книги отмечалось общее число стихов, а в более дорогих рукописях отметки делались через каждые 100 или даже 50 стихов. Важность таких стихометрических отметок, которым потом подводился итог в конце библии, вполне очевидна.

Очень часто дорогой пергамент использовался под письмо два или три раза, причем старое письмо стиралось или соскабливалось (палимпсест).

Важным признаком ценности рукописи служит ее содержание. Весьма редкие кодексы содержат весь Новый Завет. Из унциалов с полным составом Священных книг мы имеем только Codex Sinaiticus. Были, конечно, и другие, но они утеряны. Несколько кодексов включают в себя Новозаветные книги с более или менее крупными пропусками. Из минускулов весь Но­вый Завет содержат 25 рукописей. Унциалов с одними Евангелиями насчи­тывается 73, причем полностью Евангелия содержат только 6 рукописей, с более или менее значительными пропусками –20, остальные в отрывках. Унциалов с одними Апостольскими посланиями имеется 7, с посланиями апостола Павла-20, причем среди последних рукописей только одна содер­жит полностью писания св. апостола (Codex Augiensis, IX в.), остальные с бо­лее или менее значительными пропусками.

Новозаветные книги выходили каждая отдельно, а потому порядок расположения их в рукописях различный. Принятый сейчас порядок (Еванге­лия, Деяния, Соборные Послания, Послания ап. Павла, Апокалипсис) удержи­вался прочно только в церковно-богослужебных рукописях, так называемых лекционариях. Несмотря на их сравнительно молодой возраст, манускрип­ты данной группы очень важны и ценны, так как они содержат официальный текст, который употреблялся и бережно хранился в важнейших городах и церковных провинциях. Поскольку текстуальная критика на Западе уделяет особое внимание унциальным рукописям, мы остановимся в первую очередь на характери­стике важнейших представителей указанной группы рукописных сви­детельств.

1. УНЦИАЛЫ

1) Среди унциальных манускриптов бесспорно первое место занимает «Codex Sinaiticus» (условно 'обозначаемый еврейской буквой алеф).

История открытия этого кодекса весьма интересна. В 1844 году немецкий ученый Фр. Конст. Тишендорф предпринял путешествие на Синай. Здесь в монастыре св. Екатерины он извлек из корзины 43 древних пергаментных листа, которые приготовлены были для растопки печи. Ученый признал в них часть редчайшей по древности рукописи Ветхого Завета в переводе 70-ти. Тишендорф взял листы с собой и в 1846 году издал их, как Codex Friderico-Augustanus (F – A). При этом ученый не сообщил, где он нашел фрагмент манускрипта, так как надеялся возвратиться на Синай и отыскать остальную часть кодекса6 . Однако при втором посещении Синая в 1853 году Тишендорф смог найти только некоторые листы с текстом из кн. Бытия, которые он издал в «Мо- numenta sacra inedita», В. 2, Leipzig, 18577.

В 1859 году он предпринял третью поездку на средства императора Алек­сандра II. На этот раз он получил от повара монастыря завернутые в крас­ный платок все остальные листы рукописи, содержащие почти весь Ветхий Завет и полностью Новый Завет. Кроме того, в конце приложены были по­слание Варнавы и «Пастырь» Ермы – два произведения, которые пользо­вались высоким уважением в христианской древности и до того в Европе известны были только частично. Ознакомившись с рукописью, Тишендорф поспешил в Каир, куда вскоре доставлена была и рукопись, по требованию гене­рального русского консула, и здесь вручена была для изучения и издания Тишендорфу представителем Синайского монастыря8. В 1862 году этот замечательный памятник был издан в Лейпциге в 4-х фолиантах (частях) вместе с посланием Варнавы и «Пастырем» Ермы фототипическим способом под заглавием «Bibliorum Codex Sinaiticus Petropolitanus». В 1863 году появилось издание: «N.T. Sinaiticum» в Лейпциге. В настоящее время кодекс находится в Бри­танском музее.

Древность кодекса определяется как историческими, так и палеогра­фическими данными. Имеется письмо первого христианского императора Константина от 331 года к епископу Палестины Евсевию, в котором он тре­бовал доставить в столицу 50 экземпляров списков Ветхого и Нового Завета для главных церквей империи, причем для безопасной перевозки манус­криптов он одновременно отправлял две казенные почтовые повозки. Известно также и ответное послание епископа, вместе с которым он направлял импе­ратору заказанные рукописи в великолепно изготовленных томах в 3 и 4 столбца.

Тишендорф полагал, что Синайский кодекс, равно как и Ватиканский, принадлежит к числу этих 50 рукописей. Действительно, Синайский и Вати­канский кодексы являются единственными из сохранившихся унциалов, написанных в З и 4столбца. Тишендорф, далее, утверждал, что один из 4 пере­писчиков Синайского кодекса был вместе с тем написателем и Ватиканского кодекса. Однако большинство ученых авторитетов склонно относить Си­найский кодекс к концу IV или началу V века.

Палеографические основания, давшие повод Тишендорфу датировать кодекс IV веком, следующие: тонкий пергамент, расположение текста в четыре столбца на странице, древняя форма письма, отсутствие заглавных букв, скудная пунктуация, неправильности в правописании и грамматике, особенности расположения книг (Послания ап. Павла перед Деяниями Апостольскими), наличие послания Варнавы и «Пастыря» Ермы, которые читались в церквах в первые века христианства, и некоторые другие.

Вполне понятна та высокая оценка, которую дал кодексу Тишендорф, обозначив его первой буквой еврейского алфавита (алеф) и поставив его, таким образом, во главе всех рукописей. Перед нами действительно один из самых древних и между древнейшими единственный рукописный памят­ник, который содержит полностью весь Новый Завет.

Расположение книг в кодексе следующее: Евангелия, Послания ап. Павла, Деяния, Соборные Послания, Апокалипсис. Не касаясь палеографических и грамматических особенностей рукописи, отметим только, что текст Синайского кодекса во многом согласен с Ватиканским, хотя имеет и свои отличительные чтения.

По исследованию Весткотта и Хорта, текст Синайского кодекса передне-сирского происхождения с заметными влияниями в отдельных книгах запад­ных и александрийских чтений.

Бл. Иероним сообщает, что Евсевий, еп. Кесарийский, восстанав­ливал на пергаменте библиотеку Оригеиа и Памфила, уже поврежденную, а это обозначает, по мнению Lake, что он делал копии с папирусов на пер­гамент. Возможно, что среди этих манускриптов был и Синайский кодекс, если он не был уже написан Евсевием для императора Константина. Во всяком случае, новейшая критика считает, что Синайская рукопись египетского происхождения в текстуальном отношении, но составлена в Кесарии. Первое подтверждается близостью манускрипта к некоторым египетским па­пирусам III века, а второе – через топографические имена кодекса, кото­рые связаны с палестинской традицией Евсевия. «Не будет смелым при­знать,– говорит Лагранж, – влияние Оригена на чтения Синайского ко­декса, который мог быть написан в Кесарии на пергаменте с папируса, принесенного из Египта, но обновленного в соответствии с идеями, господст­вующими в Палестине»9.

По наблюдениям Тишендорфа, рукопись подверглась 7-ми исправлени­ям или корректурам, из которых первая корректура относится к IV веку, вторая – к VI веку, следующие четыре – к VII веку и последняя – к XII веку.

2) Codex Alexandrinus (A). В 1628 году Константинопольский пат­риарх Кирилл Лукарис подарил этот кодекс английскому королю Карлу I, а в 1753 году рукопись была передана в библиотеку Британского му­зея. Согласно арабской отметке 1098 года, кодекс находился в библио­теке Александрийского патриарха, откуда и получил свое название. На первом листе рукописи имеется другая арабская надпись XIII-XIV в., которая гласит, что кодекс собственноручно написала св. мученица Фекла. A. Huisch пользовался этой рукописью при подготовке издания Лондонской Полиглотты Вальтона (1654–1657 гг.), отметив ее буквой А, что положило начало обозначению унциалов латинскими буквами.

Кодекс содержит Ветхий и Новый Завет. В Новом Завете недостает 26 листов начала Евангелия от Матфея (до 25, 2), 2 листов Евангелия от Иоанна (6, 60–8, 52), 3 листов 2 Коринф. (4, 13–12, 6).

После Апокалипсиса приложены послания Климента Римского.

Порядок книг в рукописи: Евангелия, Деяния, Соборные Послания, Послания ап. Павла, Апокалипсис.

От других древних рукописей А отличается употреблением больших букв для выделения нового абзаца.

На египетское происхождение кодекса указывает применение копт­ской формы для ? и µ. В отдельных книгах А обнаруживает замечательное родство с текстом блаж. Иеронима, особенно в тех местах, где последний отклоняется от древних латинских переводов. По мнению Весткотта и Хор­та, манускрипт А представляет самое древнее свидетельство сирийского или антиохийского текста. Его язык отличается чистотой и элегантностью. Это текст «poli» (гладкий, отполированный), по выражению Грегори10. В то же время здесь мы наблюдаем большое количество прибавок, вызван­ных, по мнению критиков, стремлением к гармонизации. Это – текст «plenior» (более полный) по сравнению с текстом Ватиканского кодекса. Основ­ной вопрос в оценке манускрипта сводится к выяснению, являются ли имеющиеся в его тексте прибавки подлинными чтениями или их следует признать позднейшими вставками11.

В тексте А встречаются итацистические ошибки, причем часто смеши­ваются «ε» с «αι», «ι» с «ει», «η» с «ι» и т. д.

Рукопись относят к середине или концу V века.

3) Codex Vaticanus (В). Рукопись составляет одну из величайших ред­костей Ватиканской библиотеки со времени ее основания папой Никола­ем V. Она содержит весь Ветхий Завет, за исключением Маккавейских книг и некоторых листов из Бытия и Псалтири и Новый Завет до 9 гл. 14 ст. послания ап. Павла к Евреям. Из Нового Завета недостает: конца посла­ния к Евреям, Посланий 1 и 2 Тимофею, Титу, Филимону и Апокалипсиса. Уже Эразм узнал об этой рукописи из письма к нему ватиканского библио­текаря Павла Бомбезия (1521), а в 1533 году Иоанн Генезий послал Эразму 365 выдержек из кодекса. В XVII в. над рукописью работали многие уче­ные.

Порядок книг в кодексе тот же, как и в Александрийском кодексе, с той только особенностью, что Послание ап. Павла к Евреям помещено перед его пастырскими Посланиями.

Первым признал высокую ценность манускрипта проф. Нид, когда кодекс в 1809 году был доставлен Наполеоном в Париж в качестве военной добычи. В 1857 году вышло издание рукописи, подготовленное кардиналом Angelo Maíeм, но совершенно неудовлетворительное. Попытки ученых более тщательно изучить кодекс наталкивались на упорное противодейст­вие со стороны Ватикана. Только Тишендорфу удалось добиться разрешения на просмотр рукописи в 1844 году в течение 14 дней по 3 часа в сутки. Но и за это короткое время он успел основательно ознакомиться с манускрип­том и точно скопировать 20 страниц из Нового Завета. На основе собранно­го материала он издал в 1867 году в Лейпциге «N. T. Vaticanum», a в 1869 го­ду добавил к этому изданию «Appendix N. T. Vaticani»12 .

Другому исследователю, Треджельсу, специально прибывшему в Рим в 1845 году для просмотра Ватиканского кодекса и проживавшему в Риме в течение 5 месяцев, было позволено только взглянуть на кодекс.

Наконец, в 1889 году Ватиканский кодекс в части Нового Завета был сфотографирован. Однако фотография этого издания не дает точного представления об оригинале, так как рукопись в X или XI веке подверг­лась исправлению, а именно: поблекшие буквы воспроизведены были све­жими чернилами и прибавлены придыхания и ударения. По древности Ва­тиканский кодекс считается современником Синайского13.

Тишендорф полагает даже, что переписчик того и другого кодекса в не­которой части был один и тот же, причем склонен отнести Ватиканский кодекс, как и Синайский, к числу приготовленных епископом Евсевием по распоряжению Константина Великого в 331 году. Палеографические признаки Ватиканского манускрипта действительно указывают на его бли­зость к Синайскому. Последнее фотографическое издание Нового Завета Ватиканского кодекса было выпущено в 1904 году в 4-х томах.

До недавнего времени кодекс В расценивался западной критикой в ка­честве непререкаемого текстуального свидетельства и положен был унциалофилами в основу критических изданий. Только с конца XIX века среди западных библеистов стали раздаваться голоса сомнения относитель­но его авторитетности (Буржон, Миллер). Среди русских исследователей библейского текста также были скептики, отрицавшие непререкаемую цен­ность этого кодекса как в отношении реконструкции текста LXX (И. ?. ?всеев. Книга прор. Исайи, СПб., 1897, и Книга прор. Даниила, СПб., 1907), так и для Новозаветного текста (?. ?. Глубоковский. Греческий рукописный Евангелистарий, СПб., 1897).

4) Codex Ephraemi rescriptus (С). Это ценнейший палимпсест, храня­щийся в Парижской Национальной Библиотеке. Он содержит Ветхий и Новый Завет, но с большими пропусками.

Из Ветхого Завета рукопись имеет отрывки из кн. Иова, Екклезиаста, Притчей и Песни Песней. Из Нового Завета в ней недостает около одной трети.

Рукопись относится к середине V века и написана, вероятно, в Египте, но затем, приблизительно через столетие, может быть в Палестине, дважды исправлялась и, наконец, около IX века, вероятно, в Константинополе еще дважды была корректирована и приспособлена для церковного упот­ребления. После того, как древнее письмо поблекло или стерлось, листы в XII веке снова были переписаны и дополнены 38 трактатами Ефрема Сириянина, по имени которого и получил кодекс свое название. Возможно, что эта рукопись в числе других принесена была после падения Констан­тинополя во Флоренцию и поступила в собрание древностей Лоренцо Ме­дичи. Позднее Екатерина Медичи привезла ее в Париж. В XVIII веке ее изучали Ветштейн, Грисбах, Шольц и ряд других ученых.

В 1843 году Новозаветные книги кодекса были изданы Тишендорфом, причем во введении к изданию он изложил историю рукописи, а в Аррепdix'e отметил 1500 мест, которые ему казались сомнительными или под­вергшимися изменению от второй и третьей руки.

Текст написан на гладком и чистом пергаменте. Унциалы несколько большего размера, чем в А, В и Синайском кодексах. Ударения и придыхания, как и в последних, отсутствуют. Апострофы встречаются редко, знаки препинания довольно часто.

Порядок книг: Евангелия, Деяния, Соборные послания, Послания ап. Павла, Апокалипсис14.

5) Codex Besae Cantabrigiensis (D). Полагают, что рукопись написана на Западе в середине VI века. Она замечательна тем, что имеет двоякий текст: греческий с левой стороны и латинский с правой. Рукопись имел под руками Генрих Стефан и чтения ее привел в своем издании Нового Завета 1550 года. Позднее она была подарена кем-то Безе, который в свою очередь преподнес ее в 1581 году Кембриджскому университету. В своих изданиях Нового Завета 1582, 1588 и 1598 годов Беза кое-что заимствовал из нее. Впервые рукопись была издана в 1793 году Фомой Киплингом в Кембрид­же15. В 1827 году Давид Шульц высказал мнение, что латинский текст спи­сан из другой латинской рукописи, а греческий текст произошел из какого-то восточного перевода или представляет переработку такого перевода. Вторично рукопись издана была Скривенером в 1864 году16.

Последнее издание, самое полное, появилось в Кембридже в 1899 году.

Некоторые из новейших критиков текста готовы отдать кодексу D предпочтение перед кодексами алеф и В17.

Пергамент рукописи не особенно чистый. Буквы той же величины, как кодекса С. Первая буква абзаца несколько возвышается. Встречаются своеобразные сокращения слов. Интересно, что некоторые слова в грече­ском тексте написаны латинскими буквами, и довольно часто наблюдается замена греческих букв латинскими внутри слов.

В общем текст рукописи высокой древности и во многом согласуется с текстом кодексов алеф и В.

По мнению Весткотта и Хорта, рукопись D предлагает текст, который был широко распространен во II веке. Отличительными особенностями этого текста являются: многочисленные прибавки и замена слов, особенно в Еван­гелии Луки и в Деяниях, обилие семитизмов и заметная простота и ясность языка.

Рукопись подверглась многим исправлениям. Scrivener различает 9 корректур: первая корректура относится к концу VI века и коснулась только греческого текста в 181 местах; несколько дальнейших корректур падают на VII век и сводятся к расстановке придыханий, ударений и дру­гих отметок; позднейшие корректуры IX-XII вв. заканчиваются литур­гической.

Порядок книг в кодексе: Евангелия, Деяния, Соборные послания, Послания ап. Павла18.

6) Codex Claromontanus (D), получивший свое название от Clermont en Beauvaisis, где он был найден впервые Безой, первым его владельцем. В настоящее время находится в Париже. Кодекс имеет греческий и латин­ский текст, заключает в себе послания ап. Павла с пропусками в начале и в конце. Текст не имеет ни ударений, ни словоразделеиия и относится, по мнению авторитетнейших ученых, к VI веку. Список с него из IX века – Codex Sangermanensis (E) хранится в Ленинграде. Издан Тишендорфом (Codex Claromontanus, Leipz., 1852).

7) Codex Laudianus (?), принадлежавший сначала архиепископу Кентерберийскому Лауду и подаренный последним в Оксфордскую библио­теку, греко-латинский; содержит только Деяния Апостольские. Текст не имеет ударений. Кодекс написан в VI веке в Александрии. Издан Тишен- дорфом (Monumenta sacra. Lipsiae, 1846).

8) Codex Augiensis (F) найден в Бенедиктинском монастыре близ Кон­станца (Augia major), был у Р. Бентлея, в настоящее время хранится в Кем­бридже, греко-латинский, содержит 13 посланий ап. Павла с словоразделением посредством точек, но без ударений. Время написания ученые относят к IX веку. Издан Скривенером в 1859 году19.

9) Codex Boernerianus (G), находящийся в библиотеке в Дрездене, перед тем принадлежавший лейпцигскому богослову Хр. Бернеру. Он содержит в себе 13 Павловых посланий с параллельным латинским переводом, без ударений. Деление на стихи в нем обозначено не новыми строками, а за­главными буквами. Кодекс относится к IX веку. Издан Маттэи20.

10) Codex Coislinianus (H), получивший название от епископа Коаслина в Метце, которому он принадлежал. До этого кодекс находился в гре­ческой лавре на Афоне. Он содержит значительные отрывки из пяти пос­ланий ап. Павла. Текст только греческий, с ударениями. Время происхож­дения относится к VI веку. Издан Омоном в 1890 году21.

11) Codex Cyprius (К), принесенный из Кипра в 1637 году в Париж. Содержит Евангелия с ударениями, но без словоразделения. Относится к VIII или IX веку.

12) Codex Basileensis (E)22 . Содержит Евангелия с некоторыми пропус­ками, имеет ударения и правильную интерпункцию посредством трех точек. Написание кодекса относят к VIII веку.

13) Codex Stephani (L). Он содержит Евангелия без словоразделения с крестиками вместо пунктуации, с придыханиями и некоторыми ударениями. Относится к VIII веку. Находится в Париже. Издан Тишендорфом (Monumenta sacra ined. Leipzig, 1846).

14) Codex S. Matthai Dublinensis rescriptus (Z). Как и кодекс Ефрема (С), реставрирован и по времени происхождения может быть отнесен к VI или даже к V веку. Кодекс написан прекрасным унциальным письмом без ударений и придыханий. Содержит Евангелия и отрывки из святоотече­ских писаний. Имеет несколько изданий. Последнее издание Abbott'a23.

Мы не будем останавливаться на характеристике остальных унциалов, которых, по сведениям Нестле, насчитывается до 170. Все они относятся к VIII-IX вв. или даже к более позднему времени и в большинстве своем содержат отдельные книги Нового Завета, причем часто с значительными пробелами.

По мере нахождения, изучения и классификации унциалов учеными применялись для обозначения их сначала большие латинские буквы, затем введены были дополнительно заглавные буквы греческого и еврей­ского алфавита и, наконец, нумерацию стали вести путем прибавления к букве цифрового знака 2, 3 и т. д. Позднейший исследователь греческого Новозаветного текста фон-Зоден ввел новую сиглатуру, которая, однако, не получила пока общего признания.

2. МИНУСКУЛЫ

Вторую группу рукописных свидетельств Новозаветного греческого текста составляют минускулы или курсивные рукописи. По времени про­исхождения все они относятся к IX-XVI вв. и для того периода, вплоть до книгопечатания, являлись общепринятыми руководствами по Новому Завету. В распоряжении первых издателей Нового Завета не было ни од­ной унциальной рукописи.

Несмотря на свой сравнительно молодой возраст, многие минускулы не менее ценны, чем майюскулы, так как удержали древнейший текст. Достоинство их состоит еще в том, что они помогают установить внешнюю и внутреннюю историю текста. До сих пор не удалось определить с точ­ностью, где и когда появился тот или другой древний унциал. Между тем, курсивные рукописи часто указывают время и место своего происхож­дения, благодаря чему путем сравнения текстов древних и поздних ма­нускриптов и на основании палеографических и филологических исследо­ваний удается углубить историю текста до ранних времен.

Особенно важны минускульные рукописные памятники для тех частей Нового Завета, которые крайне слабо представлены древними унциалами (Деяния, Соборные послания и особенно Апокалипсис).

До настоящего времени исследовано очень небольшое число минускулов. Первые издатели Новозаветного греческого текста кардинал Ксименес и Эразм имели дело только с немногими минускулами. Генрих Стефан при издании Нового Завета в 1550 году, наряду с унциалами D и L, привлек для сравнения тринадцать минускулов. Несколько большее количество ми­нускульных рукописей привлечено было Вальтоном при издании Лондон­ской Полиглотты и Миллем и Ветштейном в их монументальных изданиях Нового Завета. Ряд дальнейших исследователей (Reiche, Muralt, Tregelles, Matthai, Griesbach, Scholz, Scrivener) своими трудами по изучению, каталогизации и изданию минускульных памятников оказали немалую услугу текстуальной критике. Однако огромное большинство минускулов, свыше 2000, еще ждут своих исследователей.

Почти все минускулы написаны на пергаменте и лишь немногие на па­пирусе. С X века появляются курсивные рукописи на бумаге.

К Новозаветному тексту во многих манускриптах прибавлены коммен­тарии св. отцов, а также сообщения о жизни св. апостолов, о путешествиях св. Павла и заметки о времени и месте происхождения рукописи.

Датированы рукописи в большинстве случаев от сотворения мира и только немногие, более поздние, от Рождества Христова.

Со времени Ветштейна минускулы отмечаются арабскими цифрами, причем разделены на 4 класса: 1) Евангелия, 2) Деяния и Соборные посла­ния, 3) Послания св. апостола Павла и 4) Апокалипсис. Каждый класс имеет свою нумерацию, начиная с 1 (единицы), так что одна и та же руко­пись, содержащая несколько книг, имеет, 2, 3 или 4 цифровых знака. Фон-Зоден попытался ввести новую систему сигл для минускулов, но эта систе­ма, как и принятая им сиглатура унциалов, не получила распростране­ния24.

3. ЛЕКЦИОНАРИИ, ИЛИ ГРЕЧЕСКИЕ ЛИТУРГИЧЕСКИЕ КНИГИ

Еще в большем пренебрежении, чем минускулы, находились до самого последнего времени на Западе «лекционарии», или греческие литургиче­ские книги.

Один из крупнейших исследователей греческого Новозаветного текста проф. фон-Зоден счел необходимым даже совершенно отказаться от исполь­зования лекционариев в качестве свидетельств при реконструкции тек­ста25. Только русская православная богословская наука настойчиво отме­чала высокую ценность и важность этих памятников.

Литургические книги, начиная с древнейших времен, были главными книгами церковных общин. Обычай читать священные книги в отрывках за божественной службой восходит, несомненно, к I веку и унаследован христианами от евреев, читавших в синагогах Параши и Гафтары из Вет­хого Завета. Ветхозаветные чтения заменены были потом Новозаветными.

Можно допустить, что порядок воскресных чтений установлен был уже в первой половине II века и чтений остальных дней недели во второй половине II века.

Первыми вошли в богослужебное употребление Евангелия, и отрывки из них, читаемые на службах, получили наименование εύαγγέλιον. Рукописи четырех Евангелий с приспособленным к службам текстом назывались τετραεύαγγέλιον. На Западе они известны чаще под названием «евангелиарий» и «евангелистарий».

Книги, содержащие отрывки для чтений из Деяний Апостольских. Соборных посланий и Посланий св. ап. Павла, назывались «Apostel» или «Praxapostel» – (πραξαπόστολος). На Западе им усвоялось часто наимено­вание «апостоляриев».

Как книги литургические, они писались на красивом пергаменте, в 2 столбца, большими буквами. Заглавные буквы выводились красками и возможно искуснее, переплеты изготовлялись из дорогого и прочного ма­териала и украшались драгоценными камнями.

До сих пор каталогизировано свыше 1000 евангелиариев и до 500 апостоляриев. Наиболее древних насчитывается 135 рукописей – лекционариев.

Литургические книги или лекционарии в силу исторических и бытовых условий своего происхождения и распространения отмечены неизменной консервативностью.

Переписчики их, находясь под бдительным контролем Церкви, избегали каждой новой фразы, каждого слова, каждой новой буквы. Эта склонность к архаизированию является лучшей гарантией древности и неповрежденности содержащегося в них текста26.

4. ФРАГМЕНТЫ ПАПИРУСОВ

По своей древности папирусные фрагменты могли бы занять первое место среди рукописных памятников Новозаветного греческого текста. Некоторые из них восходят к III веку и, следовательно, стоят ближе ко вре­мени происхождения священных Новозаветных Писаний, чем самые древ­ние унциалы. Однако означенная группа свидетельств до сих пор не нашла заметного отражения в текстуальной критике. Объясняется это, отчасти, тем, что папирусы с отрывками Новозаветного текста принадлежат к числу довольно поздних открытий. Они стали известны в науке лишь с конца прошлого столетия и впервые каталогизированы Грегори в начале теку­щего века. Кроме того, все найденные до сих пор папирусные списки отли­чаются крайней фрагментарностью. Обычно – это отдельные листы с несколькими стихами евангельского или апостольского текста. Вполне по­нятно, что столь отрывочные материалы при всей их внушительной древ­ности не могут иметь большого значения для реконструкции первоначаль­ного текста Новозаветных Писаний в целом. Поэтому в большинстве тек­стуально-критических исследований означенная группа рукописных сви­детельств даже не упоминается.

До настоящего времени зарегистрировано до 66 папирусных фрагмен­тов. По сиглатуре Грегори они обозначаются буквой Ρ с прибавлением циф­рового знака, начиная с единицы (Р1, Р2, Р3 и т. д.). Наиболее ценными считаются следующие фрагменты:

Р1 (по фон-Зодену ЕO1). Один лист из книги с текстом из Еванг. Матф. 1, 1–9, 12, 14–20. Найден в Оксиринхе, в Египте в 1896 году и опублико­ван Грэнфелом и Хонтом. III век. Варианты фрагмента подтверждают чтения Синайского и Ватиканского кодексов. Хранится в Пенсильванском университете.

Р5 (у фон-Зодена ЕO2). Заключает в себе отрывки из Еванг. Иоанна 1,23–31, 33–41; 20, 11 – 17, 19–25. Один из листов сброшюрованной тет­ради, содержавшей полностью Евангелие от Иоанна. III век. Найден в Оксиринхе Грэнфелом и Хонтом и издан ими в 1899 году. Находится в Бри­танском музее. Текст папируса самый краткий из всех, какие предлагают нам древние рукописи. Он не испытал на себе ни влияний гармонизации, ни исправлений, ни стилистических прикрас. Во многом он совпадает с алеф и В, но еще больше отличается от них.

Р 11 . Содержит отрывки из 1-го посл. к Коринфянам б, 13–18; 7, 3–4; 10–14. Первый папирусный фрагмент Нового Завета, ставший известным миру, привезен с Востока епископом Порфирием Успенским. V век. Хра­нится в Ленинграде. Описан кратко у Грегори27.

Р 13 . Содержит отрывки из Послания к Евреям: 2, 14–5, 5; 10, 8–11, 13; 11, 28–12, 17. Написан на оборотной стороне свитка, на лицевой стороне которого имеется конспект из Тита Ливия. Конец III или начало IV века. Найден и издан Грэнфелом и Хонтом. Это один из наиболее полных из Ново­заветных папирусов. Он очень ценен в том отношении, что содержит час­ти послания к Евреям, отсутствующие в Ватиканском кодексе, к которому он очень близок по своему тексту. Находится в Британском музее.

Р 17 . Отрывок из Послания к Титу 1, 11–15; 2, 3–8. Часть листа из па­пирусной книги. III век. Найден в Египте и опубликован Хонтом.

Р 19 . Отрывок из Апокалипсиса 1,4–7. Написан на оборотной стороне папирусного свитка со списком из Исхода. Конец III или начало IV века. Найден в Оксиринхе и опубликован Хонтом.

Р 23 . Содержит стихи из Соборного послания ап. Иакова 1, 10–12; 15– 18. IV век. В вариантах обнаруживает сходство с В и А.

Р 37 . Находится в числе рукописей Мичиганского университета. Опуб­ликован проф. Сандерсом. Содержит стихи из Матф. 26, 19–52. Относится к III веку. Наиболее близок в вариантах к манускрипту Кесарийской груп­пы ?.

Р 38 . Открыт проф. Сандерсом в куче рукописей, купленных для Ми­чиганского университета в 1924 году в Каире. Содержит отрывки из Дея­ний: 18, 27–19, 6; 19, 12–16. Сандерс датирует началом III века. Другие ученые относят к концу III, к IV и даже к началу V века. По разночтениям близко стоит к тексту D.

Р 45 . Приобретен в Египте и опубликован через Ch. Beatty в 1930 году. Хранится в Британском музее. Содержит многочисленные отрывки из Еван­гелий и Деяний. Дата – III век. В своих чтениях он обнаруживает в Евангелиях наибольшее сходство с Кесарийскими рукописями, особенно с W, а в Деяниях с текстом D. Местом происхождения считается Алексан­дрия.

Р 46 . Открыт и опубликован тем же Beatty. Содержит отрывки из Пос­ланий ап. Павла к Римлянам, Филипп., Колосс., 1 Фессалоникийцам. Дата – первая половина III века. В чтениях наиболее сходен с кодексами В и А28.

Р 52 . Содержит несколько стихов из 18 главы Ев. Иоанна. Время написа­ния – начало II века (ок. 125 г.). Находится в Манчестере. Это самый древний из известных до сих пор рукописных памятников Нового Завета. Папирус представляет исключительной важности свидетельство для дати­ровки происхождения Ев. Иоанна, не говоря о его значении для истории Новозаветного текста.

Р 64 . Содержит несколько стихов из 27 гл. Ев. Матфея. Время происхождения – конец II века. Вместе с Р52 относится к числу самых замеча­тельных по древности памятников Священной Новозаветной письменности.

?66 . Известен под названием «папирус Bodmer II», по имени владельца. Открытие папируса произошло недавно (1956 г.) и явилось выдающимся событием в области новозаветных изысканий. Ни одна из найденных за последние 30 лет новозаветных рукописей не вызывала такой сенсации, как Р66. Этому манускрипту принадлежит одно из первых мест как по его объему, так и по древности. Р66 предлагает на 104 отлично сохранившихся страницах текст первых четырнадцати глав Ев. Иоанна, за исключением 6, 11–35 и 14, 27–31. Происхождение папируса эксперты единодушно от­носят ко времени около 200 г., причем некоторые склонны защищать более раннюю датировку.

Предварительные сопоставления текста ?66 с текстом издания Нестле и важнейшими манускриптами показывают, что вновь открытый папирус имеет 78 своих собственных чтений, свойственных только ему и в других греческих рукописях не обнаруженных. Что касается остальных вариантов по сравнению с текстом Нестле, то в них ?66 ближе стоит к византийско-вос- точной и кесарийской форме текста, нежели к тексту египетских унциалов – Ватиканского и Синайского кодексов29.

* * *

4

Е. b. N е s t i e, Einfuhrung in das Griech. N. T. Gottingen, 1923, S. 85. В настоя­щее время количество открытых папирусов достигает 66.

5

Описание папирусных списков дается в конце раздела.

6

Известный русский востоковед архим. Порфирий (Успенский) честь открытия Си­найской рукописи приписывает себе. Он указывает, что в бытность свою в Синайском монастыре в 1845 г. он видел рукопись в келье игумена сложенной в корзину и рассмат­ривал ее. Через 5 лет (1850 г.) он снова был на Синае и вторично рассматривал рукопись, взяв один лист, чтобы отпечатать литографским способом. В 1856 году архим. Порфирий на­печатал в «Описании первого путешествия на Синай» (стр. 113–114) краткое известие об открытом им Синайском тексте Библии, литографские же снимки с него поместил в издании «Египет и Синай». Споры о том, кому принадлежит честь открытия знаменитого манускрипта, возникли вскоре после приезда Тишендорфа в Петербург с драгоценной находкой. В «Одесском вестнике» и «Православном обозрении» появились статьи в пользу архим. Порфирия. Несомненно, русский ученый раньше Тишендорфа ознакомился с Синайским кодексом, но он не успел или не смог использовать свое открытие.

7

С . Gregory , Text kritik des Neuen Testamentes. B. I, Leipzig, 1900, S. 23.

8

Несколько туманные сообщения Тишендорфа в его изданиях и заметках по вопросу открытия и передачи ему рукописи дали повод к утверждениям, что немецкий ученый просто-напросто похитил из монастыря этот памятник, спрятав его в грудной карман. Однако Gregory считает такие утверждения нелепыми, справедливо отмечая, что 300 пер­гаментных листов размером 43 сант. длины и 37 сант. ширины едва ли можно было спря­тать в грудной карман (Gregory , Op. cit., В. II, S. 23–25).

9

O . Lagrange, Critique textuelle. Paris, 1935, p.p. 91–92, 98–99.

10

С. Gregory , Einleitung in das N. T. II Kritik des Textes. Leipzig, 1909, S.605.

11

O. Lagrange, Op. cit., p. 134.

12

С. Gregory , Op. cit., В. I, S. 39.

13

I b i d., S. 32–40.

14

Fr. ?. ?isсhеndоrf, Codex Ephraemi Syri rescriptus sive fragmenta Novi Testamenti. Leipzig, 1843.

15

Th. Kipling, Codex Theodori Besae Cantabrigiensis. Cambridge, 1793.

16

Scrivener , Besae Codex Cantabrigiensis. Cambridge, 1864.

17

С. Gregоry, Text kritik des N. T. Bd. I, S. 47.

18

Sсhulz, Disputatio de codice D. Cantabrigiensis; Nestle, Novi Testamente, Qraeci supplementum. Leipzig, 1896.

19

Scrivener, An exact transcript of the Codex Augiensis. Cambridge, 1859.

20

Matthai, XIII epistolarum Pauli codex Graecus. Meissen, 1791.

21

Оm?nt, Notice sur un tres ancien manuscrit grec en onciales des epitres de St. Paul. Paris, 1890.

22

По принятой со времени Ветштейна системе обозначения уникальные руко­писи, содержащие одни Евангелия, или Деяния, или Послания ап. Павла, обозначаются одними и теми же большими латинскими буквами.

23

Abbоtt, The codex rescriptus Dublinensis of St. Matthew''s Gospel. London, 18

24

Н. Nestle , Einfuhrung in das Griechische N. T. Gottingen, 1897.

25

H. von Soden, Die Schriften des N. T. B. I, S. 10–20. Berlin, 1902.

26

С. Gгеgогу, Op. cit., В. I, S. 327–478. N е s t I e, Op. cit., S. 47.

27

С. Gregory, Text kritik des Neuen Testamentes. В. I, S. 119.

28

Сведения о папирусах 20–46 имеются в капитальном труде Лагранжа «Critique textuelle». Paris, 1935

29

Сведения взяты из статьи К. Aland , «Papyrus Bodmer II» в «Theologische Literaturzeitung». 1957, № 3.


 ОглавлениеЧасть 1Часть 2