Предсказание о распространении Евангелия, о разрушении Иерусалима и лжепророках последних дней мира... (Мф. 24:14–26)

Дерзайте, как бы говорит Господь, сколько бы и кто бы ни преследовал вас, дело Божие не может быть остановлено или замедлено, прежде чем решится судьба Иерусалима и народа Иудейского; гонимое Евангелие Царствия Божия, благовествование о Царстве Христовом, успеет быть проповедано всем народам: И ПРОПОВЕДАНО БУДЕТ СИЕ ЕВАНГЕЛИЕ ЦАРСТВИЯ ПО ВСЕЙ ВСЕЛЕННОЙ, по всей земле, ВО СВИДЕТЕЛЬСТВО ВСЕМ НАРОДАМ, что и они призываются к спасению, что преграда между ними и народом избранным рушится, и двери Царствия Божия для всех открыты. «Кто за сорок лет мог поручиться за такое исполнение?.. И однако же это несбыточное предсказано и исполнилось на самом деле со всей точностью... Малое стадо, оставленное в пустыне среди волков, но блюдомое Промыслом Божиим, растет, и своими совершенствами доказывает язычникам и Иудеям, что ему завещано духовное царство в целом мире. Церковь распространяется с неимоверной скоростью у самых непросвещенных и диких народов; проповедь апостолов обходит видимо все концы вселенной; победа Евангелия достигает дома кесарева. Никто не может противиться премудрости, которая является всякий раз в устах проповедников Евангелия, когда они свидетельствуют перед судиями во имя Иисусово. Выслушав Павла, римский прокуратор едва не делается христианином; сами фарисеи, увлеченные его словами, превращаются из обвинителей в защитников; весь синедрион не знает, что отвечать на слова рыбарей, которые упрекают его в убийстве Мессии!» (Иннокентий, архиеп. Херсонский). «Потому-то, – говорит святитель Златоуст, – уже после проповедания Евангелия всей вселенной разрушается Иерусалим, чтобы неблагодарные не могли иметь и тени извинения. Ибо видевшие могущество Его, воссиявшее всюду и столь быстро наполнившее вселенную, какое могут иметь извинение, оставаясь в неблагодарности? А что Евангелие тогда было всюду проповедано, послушай, что говорит Павел: «не отпадете от надежды благовествования... которое возвещено всей твари поднебесной» (Кол. 1:23). Тебе известно, как скоро он перешел из Иерусалима в Испанию. Если же он один обошел столь великую часть вселенной, то размысли, сколько сделали и другие. Ибо в другом месте Павел говорит о Евангелии, что оно «приносит плод, и возрастает... во всем мире» (Кол. 1:6). Это и служит величайшим знамением силы Христовой, то, что слово Его достигло пределов вселенной в течение двадцати или тридцати лет. И ТОГДА, – говорит Христос, – ПРИДЕТ КОНЕЦ, не всего мира, а только Иерусалима».

А что Господь говорит здесь о разрушении Иерусалима, это видно из пророчества Даниила, которое Он приводит: когда увидите, – говорит Он, – Иерусалим, окруженный войсками, знайте, что приблизилось запустение его. ИТАК, КОГДА УВИДИТЕ МЕРЗОСТЬ ЗАПУСТЕНИЯРЕЧЕННУЮ ЧЕРЕЗ ПРОРОКА ДАНИИЛА, СТОЯЩУЮ НА СВЯТОМ МЕСТЕ, где не должно, – ЧИТАЮЩИЙ указанное место в книге пророка Даниила ДА РАЗУМЕЕТ таинственный смысл его, – когда увидите на месте святого города страшное запустение, которое будет возбуждать омерзение или отвращение, когда увидите среди развалин храма римские знамена с изображением орлов, которым Римляне воздают божеские почести, когда увидите их идолов, вносимых в полуразрушенный храм, и статую их военачальника в том же храме, ТОГДА каждый оставь надежду на спасение отечества и думай только о своей собственной безопасности. НАХОДЯЩИЕСЯ В ИУДЕЕ, как христиане, так и другие жители города, всего лучше ДА БЕГУТ В ГОРЫ, ибо на ровных местах не будет убежища от множества неприятельских войск. А в горах много пещер, развалин, глухих мест, где можно безопасно укрыться. И КТО НА КРОВЛЕ, ТОТ ДА НЕ СХОДИТ вниз ВЗЯТЬ ЧТО-НИБУДЬ ИЗ ДОМА СВОЕГО, хотя бы это была самая необходимая одежда; пусть он поспешно бежит по той лестнице, которая ведет с кровли на улицу; иначе его гибель неминуема.И КТО будет тогда работать НА ПОЛЕ, ТОТ ДА НЕ ОБРАЩАЕТСЯ НАЗАД, в город, хотя бы за самой нужной вещью, например, чтобы ВЗЯТЬ ОДЕЖДЫ СВОИ, захватить верхнюю одежду, без которой обычно работают в поле, – пусть бежит прямо с поля. Для всех будет одно спасение – бегство. Это – дни исполнения угроз пророческих, ужасные дни суда и воздаяния небесного. ГОРЕ ЖЕ БЕРЕМЕННЫМ И ПИТАЮЩИМ СОСЦАМИ В ТЕ ДНИ! «Первым – потому что они, отягощенные беременностью, по немощи, не могут удобно бежать, – говорит святитель Златоуст, – а последним – потому что они связаны узами сострадания к детям и не могут спасти вместе с собой питающихся сосцами. Деньги легко и выбросить, и сохранить, также и одежду; но того, что бывает от природы, как можно избежать? Как может быть легкой беременная женщина? Как молоком питающая может оставить дитя свое? »МОЛИТЕСЬ, просите Бога, чтобы тяжесть бедствия, по крайней мере, была облегчена Его милостью, ЧТОБЫ НЕ СЛУЧИЛОСЬ это несчастье – БЕГСТВО ВАШЕ ЗИМОЮ, когда дожди и непогоды увеличат страдания беглецов, ИЛИ В СУББОТУ, когда по Закону запрещается далекое путешествие даже в крайних случаях6.

Я говорю вам: ИБО ТОГДА БУДЕТ ВЕЛИКАЯ СКОРБЬКАКОЙ НЕ БЫЛО ОТ НАЧАЛА МИРА ДОНЫНЕ, да И НЕ БУДЕТ. Много должно пасть от меча, еще более будут отведены в плен во все народы. Иерусалим будет лишен покрова небесного и отдан в попрание язычникам, которое продолжится до тех пор, пока не исполнятся их времена. И ЕСЛИ БЫ НЕ СОКРАТИЛИСЬ ТЕ ДНИ, дни осады, голода и войны, ТО НЕ СПАСЛАСЬ БЫ НИКАКАЯ ПЛОТЬ: никто из Иудеев не избежал бы смерти, все жители Иерусалима погибли бы от меча, голода и язвы; НО РАДИ ИЗБРАННЫХ, ради верующих в Меня, или имеющих уверовать, чтобы сохранить их, СОКРАТЯТСЯ ТЕ ДНИ... «Это сказал Господь для того, чтобы утешить верующих, находившихся среди Иудеев и успокоить их, чтобы они не боялись, что они не погибнут вместе с Иудеями», – говорит святитель Златоуст. По свидетельству историка Евсевия (Церковная История, т. 3, с. 6), христиане, составлявшие Иерусалимскую Церковь, видя исполнение слов Господних, оставили город и переселились в небольшой городок Пеллу, лежавший в горах за Иорданом, так что при разорении Иерусалима никто из них не погиб. Размышляя в благоговении над исполнением этих пророчеств Господа, святитель Херсонский Иннокентий восклицает: «Боже мой! Какое страшное и поучительное зрелище! Какое чрезвычайное согласие событий с предсказаниями! Какая непредвиденная случайность и точность в исполнении!» Страшные землетрясения, голод, язвы, кровопролитные междоусобия, – словом, все те самые бедствия, о которых говорил Иисус Христос, кажется, предвещают всему миру нечто необыкновенное, заставляют ожидать исполнения одного из великих Судов Божиих. Но вот, тучи бедствий, носившиеся дотоле по разным местам, вдруг устремляются в Палестину, сосредоточиваются над Иерусалимом, по-видимому, за возмущение против кесарей, а на самом деле за противление Иудеев Богу отцов своих, за отвержение Мессии. Начинается скорбь, коей, по точным словам очевидца Флавия, не было подобной и не будет. Десятки тысяч Иудеев, подобно безсловесным животным, закалаются еще прежде войны; города Иудейские, один за другим, падают в развалинах; земля, кипевшая некогда медом и млеком, становится пустыней. Один Иерусалим еще стоит. Но, Боже мой, какой Иерусалим! Со всех сторон окруженный легионами Римлян, коих развевающиеся знамена, с идолопоклонническим изображением полубогов римских, кажется, призывают его погибель; внутри – наполненный разбойническими толпами зилотов, идумеев, сикариев, которые, величая себя защитниками святилища, оскверняют его преступлениями, не слыханными в домах разврата, безжалостно предают смерти лучших граждан, режут друг друга, издеваются над пророками Мессии, над Самим Господом Богом!..

Виденная Даниилом мерзость запустения могла ли быть больше этой мерзости?.. «Друзья, обезумев от голода, дерутся из-за пучка кореньев или глотка воды; осажденные покупают на вес золота и употребляют в пищу то, к чему отказывались прикасаться животные, что благопристойность запрещает называть... Знатная женщина-мать, в припадке голодного бешенства, убивает и съедает собственного младенца; окровавленные зилоты, с разинутыми от голода ртами, шатаясь, бродят и падают подобно бешеным собакам... Все улицы, площади, дома, покрыты трупами мертвецов, которых насчитывают до шестисот тысяч, а за воротами Иерусалима не хватает места для крестов и крестов недостает для распятия этих, Богом отверженных Иудеев, которых безпощадно вешают римские солдаты, из ненависти и мщения пригвождая их одного к другому, или одну к другой... На улицах, во дворах храма, у самого подножия алтаря стояли лужи крови, от которой, местами, даже пламя пожара погасало... «Сам римский полководец приходит в ужас от бедствий, которые терпят осажденные, и клянется богами, что он невинен в них, ибо много раз предлагал мир» (Иннокентий, архиеп. Херсонский). Тит хотел принудить город к сдаче голодом, окружив его окопами со всех сторон, чтобы воспрепятствовать подвозу съестных припасов и никого не выпускать из города. Но дела империи в это время потребовали его возвращения в Рим, и он ускорил осаду и взял город приступом. Так «избранных ради» Бог сократил дни этих ужасных бедствий, «чтобы Иудеи не сказали, как говорит святитель Златоуст, что эти бедствия случились по причине Евангельской проповеди и поклонения Христу», и чтобы показать им, что «верующие не только не были причиной этих зол для них, но еще напротив, если бы верующих не было, то они совсем бы погибли». Наконец, Иерусалим пал; все предано пламени; на месте безпримерного по величине, богатству и крепости храма являются груды камней и кучи пепла. Из всего Иерусалима остаются только три башни, в память прежнего величия. Сто тысяч Иудеев, переживших отечество, влекутся в плен; более здоровых и красивых из них назначают для торжественного входа победителя в Рим, для игр в цирке, на растерзание зверям; других продают, как презренных рабов, на торжищах Азии, Европы и Африки, так что, наконец, некому и покупать этих рабов... Более миллиона гибнет их в эту злосчастную годину. «Да не подумает кто, – говорит святитель Златоуст, – что это сказано преувеличенно; но пусть прочитает сочинения Иосифа и узнает истину слов Христовых. Никто не может сказать того, что Иосиф, как верующий, преувеличил изображение этих бедствий для того, чтобы подтвердить сказанное Христом, так как он был не христианин, а Иудей, и Иудей весьма строгий, ревнитель, и из числа тех, которые жили после пришествия Христова.

Что же он говорит? То, что эти бедствия превзошли вякое описание бедствий, и подобной войны никогда не бывало ни у какого народа. Такой, по словам его, был голод, что сами матери с жадностью ели детей и спорили об этом между собой, и у многих, даже мертвых, растерзывали чрево»... Невероятное, по-видимому, число погибших Иудеев объясняется тем, что римляне осадили город во время праздника Пасхи, когда в Иерусалиме собралось до двух миллионов евреев, кроме женщин и детей. Так исполнилось над ними страшное слово, сказанное ими же: «кровь Его на нас и на детях наших»  (Мф. 27:25). «Флавий, записывая свою историю, конечно не имел в виду искажать истину в пользу христианства и, однако же, многие страницы его истории, кажется, написаны для того именно, чтобы свидетельствовать перед потомством, как верно исполнилось в народе Иудейском предсказание Иисуса Христа», – говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский. С другой стороны, «заметь, – говорит святитель Златоуст, – премудрое распоряжение Духа Божия в том, что евангелист Иоанн ничего не писал об этом, дабы не показалось, что он пишет на основании самого повествования о происшествиях, ибо он долгое время жил еще после разрушения Иерусалима; но те евангелисты, которые умерли прежде разрушения и не видели ни одного из этих событий, пишут об этом, так что сила пророчества отовсюду сияет». Исполняется оно и поныне. Что теперь Иерусалим? Что – некогда столь цветущая, молоком и медом текущая Святая Земля? Она доселе кажется пустыней; садов уже нет; речки пересохли; тощие нивы сохнут от зноя, засыпаются песком; города обратились в жалкие деревушки, а не то – просто в кладбища; о некоторых даже спорят, где они существовали. Жители постоянно в опасности... «Кончив предсказание об Иерусалиме, Христос переходит уже к Своему Второму пришествию (слова свт. Иоанн Златоуста) и говорит ученикам о знамениях, полезных не только для них, но и для нас, и для всех, которые будут после нас. ТОГДА, – когда же? Здесь слово тогда не означает строгого порядка времени в упомянутых ранее событиях. Подобно тому, как в начале Евангелия, евангелист, сказав о рождестве Иисуса Христа, о пришествии волхвов и смерти Ирода, тотчас говорит: «В те дни приходит Иоанн Креститель»  (Мф. 3:1), и этим не обозначает времени, которое тотчас последовало, но разумеет то время, которое было спустя много лет, так как тридцать лет протекло между этими событиями, – так и здесь, опустив весь промежуток времени от разрушения Иерусалима до начала кончины мира, Христос говорит о времени, имеющем быть незадолго до кончины мира».

Впрочем, должно помнить, что разрушение Иерусалима было прообразом кончины мира, а потому оба события Господь изображает нераздельно, так что некоторые черты более приложимы к одному, другие – к другому событию. И слова Господа о мерзости запустения, о лжехристах и лжепророках относятся к обоим событиям. По разумению святых отцов, мерзость запустения явится и перед кончиной мира, когда придет антихрист, «человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» (2Фес. 2:3–4). Осквернение ветхозаветного храма было прообразом осквернения Церкви Божией этим слугой диавола. То же и относительно лжехристов и лжепророков, Иудеи не вразумились ни разрушением Иерусалима, ни рассеянием их по всему миру, и продолжали мечтать, о восстановлении родной столицы своего отечества. Этим пользовались лжехристы, каковыми были, например, Баркохав и Омерит, выдававшие себя за Мессию; они прельщали народ, возмущали его, и снова лились потоки крови, и снова сотни тысяч Иудеев отводились в плен и тяжелое рабство... Еще хуже, еще опаснее будут лжехристы и лжепророки последних времен. Предостерегая Своих учеников и всех верующих от тех и других, Господь говорит: тем осторожнее должно быть вам, ибо тягость бедствия усилит ожидание обетованного Избавителя до того, что расположит верить всякому известию О Нем, а это даст случай сынам погибели злоупотреблять именем Мессии. Смотри же, ЕСЛИ КТО СКАЖЕТ ВАМ: ВОТЗДЕСЬ ХРИСТОСИЛИ ТАМ– НЕ ВЕРЬТЕ. Истинный Мессия «не так явится тогда, как в Первое Свое пришествие явился в Вифлееме, в малом углу вселенной, когда сначала никто не знал о том, – говорит святитель Златоуст, – но явится открыто, со всей славой, так что не нужно будет кому-нибудь возвещать о том». Итак, не верьте этим слухам: ИБО ВОССТАНУТ ЛЖЕХРИСТЫ И ЛЖЕПРОРОКИИ ДАДУТ ложные ВЕЛИКИЕ ЗНАМЕНИЯ И ЧУДЕСА, покажут такие страшные и необыкновенные дела, которые будут уподобляться истинным чудесам, так что трудно будет распознать обман, ЧТОБЫ ПРЕЛЬСТИТЬ, ЕСЛИ ВОЗМОЖНОИ ИЗБРАННЫХ. Подобно тому, как египетские волхвы подражали чудесам Моисея, и эти самозванцы и обманщики будут представлять хитростью диавольскои перед очами зрителей такие явления, что некоторых обольстят, да и самые праведники, истинные христиане, если не будут всегда осторожны, могут обмануться, впасть в прелесть и признать этих лжемессий и лжепророков. Таковы будут перед кончиной мира антихрист и слуги его. Об антихристе и апостол Павел говорит подобным же образом.

Назвав его человеком беззакония, сыном погибели, он продолжает: «того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих» (2Фес. 2:9–10). И апостол Иоанн Богослов говорит о нем же в Откровении, в главе 13-й. «Апостолами основанная Церковь пребывает на земле: это Православная Церковь. И здесь Христос. Если услышишь кого, говорящего, – во мне говорит Христос, а между тем Церкви он чуждается, пастырей ее знать не хочет и Таинствами не освящается, – не верь ему...» (епископ Феофан). Потому-то Я и сказываю вам все это, – говорит Господь: ВОТЯ НАПЕРЕД СКАЗАЛ ВАМ, чтобы вы тверже стояли против обмана. ИТАКЕСЛИ СКАЖУТ ВАМ: «ВОТ, ОН (Мессия) В ПУСТЫНЕ"– НЕ ВЫХОДИТЕ, не ходите туда; "ВОТОН В ПОТАЕННЫХ КОМНАТАХ»– НЕ ВЕРЬТЕ. Не так придет истинный Мессия, когда Ему должно будет прийти. Он не будет иметь нужды в указателях. 

* * *

6

По толкованию иудейских книжников в субботу дозволялось проходить только две тысячи шагов или около километра, и это расстояние было известно под названием «субботнего пути».


Комментарии для сайта Cackle