Не убивай... Оставь... дар твой пред жертвенником... Пойди прежде примирись... (Мф. 5:20–26)

Если хочешь быть сыном Царствия Небесного, то и сам исполняй, и других учи исполнять заповеди Божии. А для этого надо знать, как исполнять их. Исполняли их и законники Иудейские, фарисеи и книжники, но Христос Спаситель прямо говорит: ИБО, ГОВОРЮ ВАМ, ЕСЛИ ПРАВЕДНОСТЬ ВАША НЕ ПРЕВЗОЙДЕТ ПРАВЕДНОСТИ КНИЖНИКОВ И ФАРИСЕЕВ, ТО ВЫ НЕ ВОЙДЕТЕ В ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ. В заповедях Божиих фарисеи смотрели только на конец греха – на самое дело греховное, а вы должны смотреть на начало его – на греховное пожелание, на грешную мысль. Хорошо не согрешать делом; но этого мало – не согрешай и помышлением. А если ум твой занят греховными помыслами, если сердце твое осквернено греховными пожеланиями, то твоя добродетель лицемерна, нечиста, неспасительна. Потому-то и нечиста была в очах Божиих праведность фарисеев, что они только наружно, напоказ людям, исполняли заповеди Божии, а гордое сердце их было полно беззакония и всякого лукавства.

И думали еще этим наружным, лицемерным благочестием оправдаться перед Богом. А то забывали, что без веры во Христа Спасителя нет для человека никакого оправдания перед Богом, что вся наша праведность без этой спасительной веры – ничто, что и все ветхозаветные праведники потому и были праведны, что веровали в грядущего Спасителя, как мы теперь веруем в пришедшего. Вот чем и отличалась праведность смиренных праведников Ветхого Завета от праведности надменных фарисеев; те жили верой во Христа и вовсе не надеялись спастись своими добродетелями; они не считались с Богом, а исполняли заповеди Божии по совести, из любви к Богу: Бог повелел – значит так и надо жить. И в Ветхом Завете они жили по духу Нового Завета, конечно, насколько это было для них возможно. А фарисеи и понятия не имели об этом духе, гордились исполнением одной буквы Закона и совсем забыли самое главное – то, что без веры во Христа нет спасения. Могла ли спасти фарисеев такая праведность? Конечно – нет; вот почему Господь и предостерегает Своих учеников от этой фарисейской праведности. Ветхий Завет не давал таких обетовании, какие дает Новый; тот обещал долголетие, многочадие и всякое земное благополучие, а Новый Завет обещает за исполнение заповедей вечную жизнь. Царство Небесное, усыновление Богу. Вот почему Новый Завет и требует большей чистоты, большего подвига, нежели Ветхий. А в чем состоит эта большая чистота, Господь и раскрывает далее. Он берет шесть примеров, в которых и сравнивает ветхозаветные заповеди со Своими новозаветными. ВЫ СЛЫШАЛИ, говорит Он, что написано в Законе, знаете, ЧТО СКАЗАНО ДРЕВНИМ – сказано было через Моисея ветхозаветным людям: НЕ УБИВАЙ (Исх. 20:13), не лишай жизни человека невинного, по ненависти или из корысти: КТО ЖЕ УБЬЕТ, ПОДЛЕЖИТ СУДУ. А суд приговаривал убийцу к смертной казни.

Так сказано было древним людям, и этого было для них довольно; они были как малые дети: удержи их от худого дела, они оставят и худую мысль. Исав хотел убить брата своего Иакова, но Иаков скрылся от него, и Исав перестал на него гневаться и потом встретил его с распростертыми объятиями и слезами братской любви. Но с той поры много прошло времени; люди перестали быть детьми; теперь фарисей не убивает брата, а в сердце на него злобствует, да еще хвалится своей праведностью: он ведь Закона не нарушил, он человека не убил… Но ведь это уже не исполнение, а извращение самого смысла Божией заповеди. Вот поэтому Господь и разъясняет самую сущность древней заповеди и требует ничем не нарушать мира и любви к ближнему – не только делом, но и словом, и даже движением сердечным: А Я ГОВОРЮ ВАМ, ЧТО ВСЯКИЙ, ГНЕВАЮЩИЙСЯ НА БРАТА СВОЕГО, на всякого человека, потому что все люди – дети одного Отца Небесного и братья между собой, всякий, гневающийся на брата своего НАПРАСНО, безвинно, ПОДЛЕЖИТ СУДУ.

«Видишь ли власть совершенную? – вопрошает святитель Иоанн Златоуст. – Кто так говорил из пророков? кто из праведников? кто из патриархов? Никто. «Господь говорит» – говорили они. Но не так говорит Сын Божий. Они как рабы возвещали Закон Божий таким же рабам, а Христос объявляет Свою волю как полновластный Владыка и Законодатель: «А Я говорю вам…» Что же Он говорит? Он не позволяет даже гневаться на брата своего напрасно». Есть гнев законный, справедливый, когда человек гневается на грех, на порок, который губит людей, когда гневается из ревности к славе Божией. Сам Бог гневается на грешников, Сам Христос Спаситель с гневом взирал на лицемеров фарисеев и бичом изгонял из храма Божия торгующих. «Посмотрите, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – сколько добра произвел гнев апостола Павла против Коринфян: он избавил их от великого вреда». Грешит тот отец, который не гневается на худые поступки своих детей, худо делает тот начальник, который не хочет, где нужно, употребить строгость против своеволия подчиненных… Не о таком гневе говорит здесь Господь. Он осуждает гнев напрасный, гнев без причины, по самолюбию, по гордости или зависти к ближнему. Всем таким можно сказать словами святителя Василия Великого: «Гневайтесь на свои грехи, а не на ближнего». Помните, что Христос осуждает такой гнев столь же строго, как строго в Ветхом Завете осуждалось убийство. И апостол Христов говорит: «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца» (1Ин. 3:15). Теперь спросим словами святителя Златоуста: «эти заповеди: не гневайся и не убивай – противны ли одна другой? Очевидно, что первая служит дополнением второй. Кто обуздывает свой гнев, тот не даст воли рукам своим. Не ясно ли, что Христос не разоряет Ветхий Закон, а еще более утверждает его?» Итак, по слову Господа, кто гневается только в сердце своем на брата напрасно, тот уже повинен суду, хотя бы еще ничем не показывал своего гнева. Никто, кроме Сердцеведца, не может осудить такой грех, и потому слова Господа: «подлежит суду» надо понимать так: будет судим по смерти своей, будет истязаем на мытарствах, когда душа его с телом разлучится. Если ты не выбросишь сразу из сердца первое движение гнева, то оно пустит там росток: грех гнева прорвется у тебя наружу, ты можешь смутить брата словом непочтительным, а за это и наказание будет тебе строже: КТО ЖЕ СКАЖЕТ БРАТУ СВОЕМУ, РАКА (пустой человек), ПОДЛЕЖИТ СИНЕДРИОНУ (верховному судилищу). «Слово "рака", – говорит святитель Иоанн Златоуст, – не составляет большой обиды; оно выражает некоторое презрение или неуважение к человеку». Но и за него Господь взыщет строго.

Суд, о котором упомянул Он ранее, у евреев состоял из трех лиц; а Сонмище или синедрион было уже верховное судилище иудейское, состоявшее из семидесяти двух старцев, под председательством самого первосвященника. Тут судили богохульников и других важных преступников: синедрион произносил им смертный приговор. Поэтому толкователи Священного Писания под словом синедрион разумеют и Страшный суд Христов, на котором двенадцать апостолов сядут, по слову Господа, на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых. Но еще строже, еще решительнее уже теперь произносит Господь Свой Суд над тем, кто с гордым презрением и злобой поносит ближнего своего: А КТО СКАЖЕТ: «БЕЗУМНЫЙ» (нечестивый, безсовестный), такой поноситель ближнего ПОДЛЕЖИТ ГЕЕННЕ ОГНЕННОЙ, вечному мучению во аде… Так, по суду Христову, можно и словом убить человека, и всякое безчестие и поношение ближнего осуждается заповедью Божией: "не убивай". «Смотри, – говорит святой Златоуст, – как постепенно Он переходит от малых наказаний к большим, и тем как бы защищает Себя перед тобой, показывая, что Сам Он вовсе не хотел бы употреблять подобных угроз, но что мы сами заставляем Его произносить такие приговоры. Я сказал тебе, говорит Он, не гневайся напрасно, ибо повинен будешь суду. Ты не послушал, смотри же, что породил гнев твой. Он заставил тебя сказать брату: «рака» и за это Я подверг тебя суду Сонмища. Но если ты и после этого не вразумишься, то Я подвергну тебя вечному мучению геенскому, чтобы ты не покусился на убийство. Ибо ничто, ничто не бывает так несносно, как ругательство. Итак, не почитай маловажным называть другого безумным; ты этим отнимаешь у брата своего то, чем мы отличаемся от безсловесных и что именно делает нас человеками, т.е. ум и рассудок, и через это ты лишаешь его всякого благородства. Не думай, чтобы в словах Христовых было преувеличение: напротив, удивляйся их кротости. Ни о чем Бог так не печется, как о том, чтобы мы жили в любви между собой. Вот почему Иисус Христос со всей заботливостью истребляет все то, что разрушает любовь». Так поучает святитель Иоанн Златоуст. Когда Господь говорит: "не убивай", то Он запрещает злонамеренное убийство и гнев на ближнего, но вовсе не запрещает защищать отечество от врагов и преступников. Военная служба есть подвиг любви к ближнему, прямое исполнение заповеди Христовой: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13). Не грешно наказывать и преступников. Апостол Павел прямо говорит, что начальнику, от Бога поставленному, на то и дан меч, чтобы его боялись злодеи (Рим. 13:4).

«Положим, – говорит святитель Златоуст, – что всем порочным позволено жить без всякого страха; не наполнятся ли тогда безчисленными злодеяниями и убийствами города, торжища, дома, земля и море, и вся вселенная? Это всякому очевидно. Если и теперь, при строгих законах, зло едва сдерживается, то какие бедствия не угрожали бы тогда жизни человеческой? Не только то жестокость, когда злым позволяют делать, что хотят, но и то, когда человека невинного оставляют страдать без всякой защиты». Простое человеколюбие требует отнять такого страдальца из рук злодеев и связать их самих, чтобы они не могли вредить другим. Иудеи думали, что можно приносить Богу жертву и в то же время злобствовать в сердце на ближнего. Что же говорит им Христос Спаситель? ИТАК, ЕСЛИ ТЫ ПРИНЕСЕШЬ ДАР ТВОЙ (жертву твою) К ЖЕРТВЕННИКУ И ТАМ ВСПОМНИШЬ, – и здесь, уже при самом начале жертвоприношения, вдруг вспомнишь, – ЧТО БРАТ ТВОЙ (всякий человек, кто бы то ни был) ИМЕЕТ ЧТО-НИБУДЬ ПРОТИВ ТЕБЯ(справедливо или несправедливо имеет против тебя что-нибудь, хотя бы и неважное, хотя бы ты сам на него и не гневался вовсе), ОСТАВЬ ТАМ ДАР ТВОЙ ПРЕД ЖЕРТВЕННИКОМ, оставь свою жертву немедленно, тут же, у священного алтаря, И ПОЙДИ ПРЕЖДЕ ПРИМИРИСЬ С БРАТОМ ТВОИМ, И только ТОГДА, когда с ним примиришься, ПРИДИ (возвратись к жертвеннику Божию) И ПРИНЕСИ, уже с мирной совестью, ДАР ТВОЙ. Для чего повелевает Он так поступить? Во-первых, Он хочет показать, что любовь почитает величайшей жертвой, и без нее даже других жертв не приемлет; во-вторых, заставляет примириться с ближним, – если не по любви к нему, то, по крайней мере, для того, чтобы жертвоприношение не осталось неоконченным. Он показывает, что трапеза Господня не допускает к себе враждующих друг против друга. Если ты приносишь молитву с неприязненным чувством, то лучше тебе ее оставить и пойти примириться с братом, и тогда уже совершить молитву. Что говорит Христос для оскорбившего, то относится и к оскорбленному. Если ты, говорит Он, примиришься с ним из любви к нему, то и Я буду к тебе милостив. Я Сам охотно соглашаюсь на то, чтобы ты оставил на время жертву, только бы вам сделаться друзьями. Как мудрый врач, Христос не только предлагает предохраняющие от болезни средства, но и служащие к уврачеванию самой болезни. Запрещение называть другого безумным – вот врачевство, предохраняющее от вражды, а повеление примириться с ближним служит к истреблению болезней, возникающих после вражды.

Смотри, с какой строгостью Он предписывает исполнять то и другое. Там угрожает геенной, а здесь прежде примирения не хочет принять и дара, и тем показывает, как велик гнев Его против враждующих. А как же быть, спросишь, если тот, с кем мне надобно примириться, живет далеко, и мне нельзя оставить службы Божией, чтобы немедленно примириться с ним? Тогда пойди к нему не телом, а душой, пойди сердцем и, стоя пред лицом Божиим, от всего сердца прости ему и помолись Сердцеведцу, да поможет Он тебе развязать этот узел вражды, по крайней мере, как только будет можно, как можно скорее. Если же случится, от чего да сохранит нас милосердый Господь – Миротворец, что брат твой не захочет с тобой примириться, то попроси других помирить его с тобой, а если и тогда не захочет тебя простить, «то молись спокойно Богу, чтобы Он Сам вразумил его, а ты не заботься» (совет преподобного Пимена Великого). Люди – всегда люди, и всегда на свете больше людей худых, чем добрых. Будь ты хоть ангел нравом, а с кем-нибудь да придется немирствовать; мирись же скорее; МИРИСЬ С СОПЕРНИКОМ ТВОИМ, с оскорбленным тобой, СКОРЕЕ, ПОКА ТЫ ЕЩЕ НА ПУТИ С НИМ, пока ты с ним находишься в этой временной жизни; пользуйся этим временем: доколе не вошел ты в суд, – ты полный господин над собой; но как скоро переступишь за порог, то сколько бы ни силился, не можешь уже располагать собой. Итак, старайся, ЧТОБЫ СОПЕРНИК НЕ ОТДАЛ ТЕБЯ СУДЬЕ (чтобы оскорбленный не предал тебя суду Господа Бога), А сей праведный СУДЬЯ НЕ ОТДАЛ БЫ ТЕБЯ СЛУГЕ – Ангелу Своему, И этим слугой Царя Небесного НЕ ВВЕРГЛИ БЫ ТЕБЯ В ТЕМНИЦУ вечную. ИСТИННО ГОВОРЮ ТЕБЕ: ТЫ НЕ ВЫЙДЕШЬ (не освободят тебя) ОТТУДА, ПОКА НЕ ОТДАШЬ ДО ПОСЛЕДНЕГО КОДРАНТА, пока не отдашь все до последней полушки. А откуда ты возьмешь там, чтобы уплатить? Взять там негде, значит, и уплатить нечем, а следовательно, никогда, во веки веков не будешь освобожден из этой темницы адской, если не уплатят за тебя другие, если не придет к тебе на помощь Святая Церковь со своей сильной у Бога молитвой, если не смягчит Сам Господь сердце оскорбленного тобою так, чтобы и он помолился о тебе вместе с Церковью. Можно разуметь под соперником и совесть: мирись с этим неподкупным свидетелем твоих дел, пока не предстал ты пред лицом праведного Судии…


Комментарии для сайта Cackle