Святые жены у креста Христова...  (Мф. 27:55–56)

Из близких Господу, из Его апостолов, кроме Иоанна мы никого не видим у креста Его. Видно, страх их был сильнее любви в эти, воистину ужасные, часы Его крестных страданий. У Петра был свой крест: он плакал в уединении... Зато любовь святых жен, учениц Господа, превозмогла всякий страх: приблизиться к кресту им не позволяли римские воины, сторожившие крест, и потому они издали наблюдали за страждущим Учителем и Господом своим и сами страдали душой: ТАМ БЫЛИ ТАКЖЕ И СМОТРЕЛИ ИЗДАЛИ МНОГИЕ ЖЕНЩИНЫКОТОРЫЕ СЛЕДОВАЛИ ЗА ИИСУСОМ ИЗ ГАЛИЛЕИСЛУЖА ЕМУ, кто чем мог; МЕЖДУ НИМИ БЫЛИ МАРИЯ МАГДАЛИНА, из которой Господь изгнал семь бесов, И МАРИЯМАТЬ ИАКОВА И ИОСИИ (по мнению святителя Златоуста и блаженного Феофилакта, евангелист так называет Пресвятую Богородицу, потому что Иаков и Иосий были детьми Иосифа от первой жены; а по мнению других толкователей, это была жена Алфея или Клеопы, сродница Богоматери), И МАТЬ СЫНОВЕЙ ЗЕВЕДЕЕВЫХ, мать апостолов Иакова и Иоанна, Саломия. Но что же первосвященники и старейшины Иудейские? Вразумились ли они всеми знамениями, какие происходили в это время? Устрашились ли, по крайней мере?

«Увы, в то время как помрачалось небо, тряслась земля, распадались каменные скалы, отверзались гробы и восставали мертвые, в то самое время первосвященники заботились о приличии праздника, требовавшем, чтобы тела распятых не оставались долго перед лицом торжествующего Иерусалима, они думали о том, как сократить жизнь несчастных, – о новом посрамлении Иисуса, намереваясь предать тело Его земле вместе с телами злодеев! Явление ужасное для сердца, любящего человечество, не желающего видеть между людьми извергов, достойных ада!» (Иннокентий, архиеп. Херсонский). «Такова, – восклицает святитель Златоуст, – сила зависти! Враги Иисуса Христа единожды и навсегда обрекали себя на все злодеяния!» Иерусалим был переполнен сотнями тысяч богомольцев; неприлично было бы оставлять распятых на крестах в такой великий день. Надо было прекратить их жизнь, и вот, служители Бога Израилева не устыдились просить Пилата, чтобы он приказал переломать кости голеней у распятых и снять их с крестов до захода солнца. Пилат исполнил их просьбу: послал воинов на Голгофу перебить голени распятым. Святой Иоанн Богослов был очевидцем того, как воины перебивали голени у разбойников, как они, подойдя к кресту Христову, увидели, что Господь уже умер... «Воины не сочли нужным мучить бездушное тело и умерщвлять Мертвого. Только один из них, желая, вероятно, развеять все сомнения о смерти, или из одной наглости, ударил Иисуса Христа копием в правый бок. Поскольку при этом ударе не последовало никакого движения, и поскольку самый удар был силен и смертелен, то не оставалось уже никакого сомнения ни для врагов, ни для друзей Иисуса в том, что Он действительно умер. Из язвы, однако, немедленно истекла кровь и вода» (Иннокентий, архиеп. Херсонский). Видно, эта рана была глубока, если Господь, по воскресении Своем, сказал Фоме: «подай руку твою и вложи в ребра Мои» (Ин. 20:27). Возлюбленный ученик Христов с особенной выразительностью замечает, что он сам, собственными очами видел это событие, в котором исполнилось на истинном Агнце Божием слово Писания: «и кости не сокрушите от Него» (Исх. 12:46) и пророчество Захарии (Зах. 12:10): «они воззрят на Него, Которого пронзили». До исполнения этих слов Священного Писания, может быть, никто не понимал: для чего Моисей заповедал не сокрушать костей пасхального агнца; теперь стало ясно, что этим предзнаменовалось несокрушение костей Господа, а это нужно было для Его пречистого тела, потому что оно должно было воскреснуть из мертвых. Так самые неважные обстоятельства страданий Христовых все были предуказаны Промыслом Божиим, чтобы укрепить нашу веру, чтобы возбудить любовь к Распятому за нас...


Комментарии для сайта Cackle