Когда молишься, не будь, как лицемеры... Помолись Отцу твоему, Который втайне... Молясь, не говорите лишнего… (Мф. 6:5–8)

Научив милостыне, Господь поучает молитве. И, КОГДА МОЛИШЬСЯ, когда возносишь свой ум и сердце к Богу, в благоговении прося у Него милости, благодаря Его за благодеяния, прославляя Его святое имя, – НЕ БУДЬ, КАК ЛИЦЕМЕРЫ, КОТОРЫЕ ЛЮБЯТ В СИНАГОГАХ И НА УГЛАХ УЛИЦ, ОСТАНАВЛИВАЯСЬ (нарочно останавливаясь на перекрестках улиц), МОЛИТЬСЯ, ЧТОБЫ ПОКАЗАТЬСЯ ПЕРЕД ЛЮДЬМИ, чтобы быть на виду у всех. ИСТИННО ГОВОРЮ ВАМ, ЧТО ОНИ УЖЕ ПОЛУЧАЮТ НАГРАДУ СВОЮ. «Эти лицемеры, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – притворяясь, будто молятся Богу, только смотрят на людей и, таким образом, представляют из себя человеков не молящихся, но смешных. Кто истинно желает молиться, тот забывает всех и взирает только на Того, Кто силен исполнить его прошение. Спаситель не сказал, что таковые не приимут мзды, но что «уже получают награду свою», разумеется от тех, от кого сами желают – от людей. Для Бога они ничего не сделали, ничего от Него и не получат». Мало того, они ставят Бога как бы ниже себя, делают самих себя идолами, которым люди должны кадить похвалами. Вот от таких-то нечистых расположений и предохраняет нас Спаситель, когда говорит далее: ТЫ ЖЕ, КОГДА МОЛИШЬСЯ, ВОЙДИ В КОМНАТУ ТВОЮ, в уединенную комнату, какие бывали в домах благочестивых Иудеев для домашней их молитвы, а наипаче вниди в уединенную храмину души твоей, собери свои рассеянные помыслы, устреми все свои мысли и чувства к единому Богу, забудь все, тебя окружающее И, ЗАТВОРИВ ДВЕРЬ ТВОЮ, – наипаче двери сердца твоего, или телесные чувства твои: зрение и слух, чтобы туда не проникало никакое земное, житейское попечение, никакое греховное пожелание, и таким образом – ПОМОЛИСЬ ОТЦУ ТВОЕМУ Небесному, КОТОРЫЙ ВТАЙНЕ, Который присутствует везде, даже и там, куда не проникает глаз человеческий.

К Нему возопий из глубины сердца твоего, как вопиял Моисей, как взывала мать Самуила пророка Анна, как взывал Давид: «из глубины воззвах к Тебе, Господи!» – И ОТЕЦ ТВОЙ, ВИДЯЩИЙ ТАЙНОЕ, видящий все сокровенное, услышит твою молитву и соделает Себя должником твоим: не просто – дарует, но как должник – ВОЗДАСТ ТЕБЕ ЯВНО. Где бы ты ни совершал молитву: в уединенной ли комнате или в храме среди множества людей – одно помни: кто ты, ничтожное творение, и Кому ты молишься? «Бог, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – везде смотрит на наши намерения. Если и в клеть войдешь и затворишь за собой двери, но если сделаешь это по тщеславию, то затворенные двери не принесут тебе пользы. Господь желает, чтобы ты, прежде чем затворишь их, изгнал из себя тщеславие. И без этого порока во время молитвы всюду блуждаем своими мыслями; а когда приступим к молитве с тщеславием, тогда и сами не услышим молитв своих. Как же можем надеяться, что Бог услышит нас?» – «Что же, – вопрошает блаженный Феофилакт, – ужели не должно мне молиться в церкви? Напротив, должно, только с чистым намерением, а не с тем, чтобы видели это люди; потому что не место вредит нам, но внутреннее расположение и цель. Многие, и втайне молясь, делают это для того, чтобы нравиться людям». А кто хочет, тот и в церкви исполнит заповедь Господню о тайной молитве. Между тем молитва церковная несравненно выше домашней. «Говорят, – пишет святитель Златоуст, – «могу молиться дома».

Ты сам себя обманываешь, друг мой. Правда, ты можешь дома молиться, но не можешь молиться так, как в церкви, где возносится к Богу единодушный глас. Ты не можешь так возноситься, когда один станешь призывать Господа, как можешь возноситься, когда стоишь вместе с братиями: здесь есть нечто более – союз любви, молитвы священников. Для того и поставлены священники, чтобы молитвы народа, которые могут быть слабы, соединяя с более сильными, возносить на небо. Апостол Петр освободился из темницы, ибо «церковь прилежно молилась о нем Богу» (Деян. 12:5). Если же церковная молитва была полезна для Петра, то почему, скажи мне, ты презираешь ее силу, и какое имеешь оправдание в этом?…» Об этом же говорит и наш святитель Алексий, митрополит Московский: «Не может домашняя молитва иметь успеха без молитвы церковной. Как храмина не может согреться от одного дыма, без огня, так и та молитва без церковной. Церковь есть земное небо; в ней закалается Агнец Божий в очищение грехов всего мира; в ней проповедуется слово Божие; в ней невидимо осеняют престол славы Божией Херувимы, в ней руками священников приемлется и подается верным Божественное Тело и Кровь Христовы. Вот что такое церковь, как же можно заменить молитву церковную молитвой домашней?»

В церкви Божией молятся купно с нами и небесные наши заступники, святые Божии; молится сама Царица Небесная с Ангелами и Архангелами: так, Андрей, Христа ради юродивый, видел Матерь Божию во храме Влахернском, за весь мир молящуюся и всех покрывающую честным своим омофором. В молитвах церковных мы видим и образцы молитв, какими можем молиться дома; в молитвах церковных все веет благодатью Животворящего Духа Божия, по внушению Которого написаны и самые молитвы церковными святыми людьми. В молитве Богу нужны не слова наши, а наше сердце; вот почему Господь и говорит далее: А МОЛЯСЬ, НЕ ГОВОРИТЕ ЛИШНЕГО, неприличного, не просите у Бога себе безполезного, суетного, КАК ЯЗЫЧНИКИ, как это делают идолопоклонники; в своих длинных молитвах они много пустословят, перечисляют имена своих идолов, просят у своих ложных богов разных греховных и богопротивных удовольствий и думают, что боги их бывают заняты чем-нибудь, а потому надо больше взывать к ним: ИБО ОНИ ДУМАЮТ, ЧТО В МНОГОСЛОВИИ СВОЕМ БУДУТ УСЛЫШАНЫ. «Под многословием, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – Господь разумеет здесь пусторечие, например, когда у Бога просим власти, славы, богатства, словом, всего, что безполезно для нас». НЕ УПОДОБЛЯЙТЕСЬ ИМ, не подражайте им в таком легкомыслии, которое только оскорбляет величие Божие, ИБО ЗНАЕТ ОТЕЦ ВАШ, В ЧЕМ ВЫ ИМЕЕТЕ НУЖДУ, что вам полезно, – все знает лучше вас самих и ПРЕЖДЕ ВАШЕГО ПРОШЕНИЯ У НЕГО. «А если Он знает, – вопрошает святой Златоуст, – то для чего и молиться? Не для того, – отвечает он же, – дабы тебе известить Его, но для того, чтобы преклонить Его, дабы через непрестанную молитву соединиться с Ним, дабы смириться перед Ним, дабы вспомнить грехи свои». Богопротивно думать, что нам не нужно молиться потому, что Бог знает наши нужды. Бог всегда готов все даровать человеку, но человек не всегда готов принять от Него что-нибудь. Чтобы нищему принять милостыню, ему надобно протянуть руку; чтобы младенцу принять пищу, ему надобно раскрыть уста; подобно этому и человеку надобно молиться, чтобы принять от Бога дары Его. Молитва есть простертая рука для принятия благодати Божией, отверстые уста для вкушения пищи небесной. Вот почему Господь, сказав: «знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду», тотчас же предложил и образец Своей молитвы. Он Сам говорит далее: «просите, и дано будет вам»  (Мф. 7:7); Он Сам проводил целые ночи в молитве, и Своими притчами о вдовице, которая немилосердого и жестокого судью преклонила на милость неотступной просьбой, и о друге, который безвременно пришел к соседу и поднял его с постели своим неотступным прошением, – такими притчами заповедует нам в простоте сердца открывать Ему наши прошения.

Все дело в том, чтобы, молясь устами, молился ты и сердцем, молился с чувством благоговения, с верой несомненной и с любовью к Богу. А будешь ли молиться кратко или долго, минуту или час, в кратких или многих словах – это все равно: Бог примет молитву твою. Преподобный Епифаний говорил: «женщина Хананейская кричит и услышана; кровоточивая молчит и ублажается; фарисей взывает и осуждается, а мытарь едва отверзает уста свои и – услышан».


Комментарии для сайта Cackle