Первое открытое слово Господа о Своих страданиях... Противоречие Петра и строгое внушение ему от Господа...  (Мф. 16:20–23)

Читая Святое Евангелие, нельзя не удивляться той премудрой постепенности, с какой Господь Иисус Христос открывал людям тайну спасения рода человеческого. Приготовив учеников, Он сначала открыл им со всей ясностью тайну Своего Божества, и притом так, что они сами, устами апостола Петра, исповедали эту Божественную тайну. Но народ не мог еще принять эту тайну как подобало, и потому Господь строго запрещает ученикам разглашать о ней в народе: ТОГДА [ИИСУС] ЗАПРЕТИЛ УЧЕНИКАМ СВОИМЧТОБЫ НИКОМУ НЕ СКАЗЫВАЛИ,ЧТО ОН ЕСТЬ ИИСУС ХРИСТОС. «Для чего Он запретил? – вопрошает святитель Златоуст. – Для того, чтобы, по совершению крестного подвига, когда уже некому было препятствовать и вредить вере в Него многих, тогда чисто и твердо напечатлелось в уме слушающих верное о Нем понятие. Он хотел, чтобы апостолы только тогда начали проповедовать о Его Божестве, когда очевидная истина проповедуемого и сила событий будут подтверждать слова их. Если и ученикам говорил Он: «Еще многое имею сказать вам, но вы теперь не можете вместить» (Ин. 16:12), – то тем более смутился бы народ, если бы прежде времени открыта была ему высочайшая из тайн». 

Апостолы теперь восприняли сердцем и исповедали только тайну воплощения Сына Божия, а спасение рода человеческого совершилось не одним воплощением, но и страданиями Спасителя; поэтому, прежде чем проповедовать о Его Божестве, апостолам необходимо было усвоить и воспринять сердцем и другую величайшую тайну – тайну искупительных страданий и смерти Господа. Они веровали, что Иисус Христос есть Спаситель мира, но не знали еще, как Он спасет мир. Вот почему Господь, тотчас же после исповедания ими Его Божества, открыто в первый раз возвестил им о Своих страданиях и смерти в Иерусалиме, как необходимом условии для открытия Его Царства: С ТОГО ВРЕМЕНИ ИИСУС НАЧАЛ ОТКРЫВАТЬ УЧЕНИКАМ СВОИМ, а потом при всяком удобном случае все чаще и чаще повторять, все яснее и яснее раскрывать, ЧТО ЕМУ ДОЛЖНО ИДТИ В ИЕРУСАЛИМ И МНОГО ПОСТРАДАТЬ ОТ СТАРЕЙШИН И ПЕРВОСВЯЩЕННИКОВ И КНИЖНИКОВИ БЫТЬ УБИТУИ В ТРЕТИЙ ДЕНЬ ВОСКРЕСНУТЬ. Избранные апостолы, Петр, Иаков и Иоанн, скоро услышали учение об этом на Фаворе, когда два величайших пророка, Моисей и Илия, явившись из другого мира, беседовали с преобразившимся Господом о Его грядущих страданиях. Но и в этом откровении Господь соблюдал ту же мудрую постепенность. До сих пор Он говорил об этом ученикам и народу таинственно: Он указал на это еще в первое посещение храма Иерусалимского, когда сказал: «разрушьте храм сей» (Ин. 2:19), потом – в речи к фарисеям: о знамении Ионы пророка, далее – в беседе к народу о плоти и крови Своей. Еще Предтеча Иоанн назвал Его Агнцем, подъемлющим на Себя грехи мира. Но все это не приготовило учеников слышать прямое возвещение о страданиях и смерти Того, Кто, по их верованию с прочими Иудеями, должен пребывать вовеки. Теперь Господь открывает им только то, что подобает много пострадать и быть убиту, позднее скажет, что Он будет выдан язычникам, и, наконец, уже незадолго перед самими страданиями, – что Он будет распят. Чтобы облегчить тяжесть этих предсказаний для сердец учеников, каждый раз Он прибавлял, что в третий день Он воскреснет. Но, несмотря на всю ясность предсказаний Господа о грядущих страданиях, на этот раз апостолы еще не поняли слов Его: «слова сии были для них сокровенны» (Лк. 18:34); «они все еще оставались как бы в некоем мраке, не знали, что такое значит воскреснуть и считали самым важным, чтобы Он никогда не умирал» (свт. Иоанн Златоуст). Потому Петр, при общем смущении и недоумении учеников, по своей горячности, опять один осмеливается продолжать об этом разговор, впрочем, не при всех, а наедине: ИОТОЗВАВ ЕГО, отведя Иисуса Христа в сторону, ПЕТР НАЧАЛ ПРЕКОСЛОВИТЬ ЕМУ, прекословить Тому, Кого только что назвал Богом, говоря: БУДЬ МИЛОСТИВ К СЕБЕГОСПОДИ! ДА НЕ БУДЕТ ЭТОГО С ТОБОЮ!

Недавно от Господа названный блаженным за свою веру, он стал смело и горячо отговаривать Иисуса Христа от путешествия в Иерусалим, где Его ожидали страдания. «Что значит, – говорит святитель Златоуст, – что тот, который удостоился откровения и был назван блаженным, так скоро споткнулся и упал, что побоялся страданий? Но что удивительного, если это случилось с человеком, который не получил об этом откровения? Чтобы знать тебе, что он не от себя произнес слова: «Ты Христос, Сын Бога Живаго» (Мф. 16:16), смотри, как он смущается и недоумевает о том, что ему еще не открыто, и много раз слыша, не понимает, что говорят ему. Он познал, что Иисус Христос есть Сын Божий; а что такое тайна Креста и Воскресения, то ему еще не было известно. Видишь ли, что Иисус Христос справедливо запретил сказывать другим? Если те, которые видели многие чудеса, слышали столько неизреченных тайн, соблазнились при одном слухе о страданиях, притом не только прочие апостолы, но и верховный из них, Петр, то представь, какому бы соблазну подвергся народ, если бы он знал, что Иисус Христос есть Сын Божий, и потом увидел, что Его распинают и оплевывают, между тем, как не разумел еще сокровенного в сих тайнах, не принял Духа Святаго?» Таким образом, в словах Петра повторилось второе из искусительных предложений в пустыне Иорданской: «если Ты Сын Божий, бросься вниз..». (Мф. 4:6). Петр все еще воображал, что Христос будет земным царем, и что для Него лучше всего силе врагов противопоставить Свою силу. Но Господь отверг этот соблазн с такой же силой, с какой отразил Он слова искусителя в пустыне: ОН ЖЕ, ОБРАТИВШИСЬ, остановился и обратился ко всем ученикам Своим и, устремив строгий взор на противоречащего Петра, СКАЗАЛ ПЕТРУ: ОТОЙДИ ОТ МЕНЯ, скройся с глаз Моих, САТАНА! злой советник! ТЫ МНЕ СОБЛАЗН! Вместо камня веры ты являешься для Меня камнем преткновения, даешь советы губительные, противные воле Отца Моего, ПОТОМУ ЧТО ДУМАЕШЬ НЕ О ТОМ, ЧТО БОЖИЕ, НО ЧТО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ! Ты не знаешь и не думаешь, что все это предусмотрено Самим Отцом Моим, и должно совершаться без всякого стеснения свободы человеческой. Ты судишь по-человечески, думаешь, что страдания для Меня позорны и не свойственны Христу, но это – рассуждение плотское; «если бы ты, в Божественном Духе, освободившись от плотских помыслов, выслушал сказанное Мною, то понял бы, что это Мне весьма прилично. Ты думаешь, что страдать для Меня низко; а Я тебе говорю: эта мысль – не страдать Мне – от диавола. Так Господь страхом противного рассеивает боязнь Петра» (свт. Иоанн Златоуст).

Спаситель наш, по выражению святителя Филарета, «носил Свою смерть в уме и сердце Своем так, что за неосторожное желание поколебать в Нем эту мысль, друга, которого только что назвал камнем веры, которому вверял ключи Царства Небесного, поразил ужасным наименованием сатаны!» Он видел духом Своим, кто подстрекает Петра противоречить Ему, видел сатану, который хотел через Петра внушить Ему то же, что внушал в пустыне: отказаться от страданий, ибо есть иной путь, кроме позорного пути крестного, чтобы вознестись на престол славы, – и отверг со всей решительностью это искушение. «Так и Иоанна, – говорит святитель Златоуст, – когда он почитал низким для Христа креститься от него, Господь убедил крестить, сказав: «так надлежит нам» (Мф. 3:15); так и тому же Петру, когда он не давал Ему умыть своих ног, сказал: «если не умою тебя, не имеешь части со Мною» (Ин. 13:8); так и здесь, вразумив Петра страхом противного и силой обличения, уничтожил страх, возбужденный мыслью о страдании. Да слышат это все те, которые стыдятся крестных страданий Христовых! Если и верховный апостол, даже когда не понимал еще всего ясно, назван сатаной за то, что устыдился креста, то какое извинение найдут те, которые при всей очевидности отвергают Таинство креста! Иисус Христос не сказал: сатана говорит твоими устами, но – «отойди от Меня, сатана!», потому что противник именно желал того, чтобы Христос не страдал. Вот причина, почему Он с такой силой обличил Петра. Итак, никто не стыдись достопокланяемых знаков нашего спасения, коими мы живем, и начала всех благ, коим существуем. Но как венец будем носить крест Христов, ибо через него совершается все, что для нас нужно. Потому-то мы со всяким тщанием начертываем его и на домах, и на стенах, и на дверях, и на челе, и на сердце. Ибо крест есть знамение нашего спасения, нашей свободы и милосердия нашего Владыки, Который «как овца веден был на заклание» (Ис. 53:7). Поэтому, когда знаменуешься крестом, то представляй всю знаменательность креста, погашай гнев и прочие страсти. «Вы куплены дорогою ценою» (1Кор. 7:23) – говорит апостол Павел, а под дорогою ценою разумеет крест. И не просто перстом должно его изображать, но с сердечным расположением и полной верой. Если так изобразишь его на лице твоем, то ни один из нечистых духов не возможет приблизиться к тебе, видя тот меч, от которого получил смертельную рану. Если и мы с трепетом взираем на те места, где казнят преступников, то представь, как ужасаются диавол и демоны, видя оружие, которым Христос разрушил всю силу их и отсек главу змия. Вот почему, когда при нас крест, тогда демоны уже не страшны и не опасны, смерть уже не смерть, а сон. Крестом все враждебное нам попрано и низложено»...


Комментарии для сайта Cackle