Чудесный статир... (Мф. 17:24–27)

«Когда Бог избил первенцев Египетских, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – то вместо них взял колено Левиино; потом, поскольку число Левитов было меньше числа первородных у Иудеев, то Он за тех, коих не доставало в исчислении, повелел вносить сикль (Исх. 30:13). С того времени вошло в обыкновение платить эту пошлину за первенцев».

Деньги эти шли на храм и употреблялись на покупку жертвоприношений, козлов отпущения, красных телиц, курений, хлебов предложения и других потребных для храма предметов. Эта подать платилась всяким Иудеем, в какой бы части света он ни находился, богатый он был или бедный; и в доказательство того, что души все равны пред Богом, должны были платить «богатый не больше и бедный не меньше полсикля». Сбор этот давал большие суммы, которые и препровождались в Иерусалим с почетными уполномоченными. И так как Иисус Христос был Первенец, а из учеников Петр оказался первенцем, то, КОГДА ЖЕ ПРИШЛИ ОНИ В КАПЕРНАУМ, который считался родным городом Петра, ТО ПОДОШЛИ К ПЕТРУ, который шел несколько позади Господа, СОБИРАТЕЛИ ДИДРАХМ, или сборщики этой священной подати на храм; они не осмеливались приступить к Самому Иисусу Христу, потому что, хотя и «считали Его за простого Человека, однако же, воздавали Ему некоторое уважение и честь за предшествовавшие знамения; поэтому и к Петру приступили не с насильственным требованием, а скромно, и не настоятельно требовали, а только спрашивали» (свт. Иоанн Златоуст): И СКАЗАЛИ: УЧИТЕЛЬ ВАШ НЕ ДАСТ ЛИ ДИДРАХМЫ? Петр, ревнитель чести своего Учителя, уверенный, что Его благочестие не замедлит воздать «Божие Богови», отвечал сборщикам: да, конечно, – даст; ОН ГОВОРИТ: ДА. Ему показалось неудобным и излишним даже спрашивать Господа о таком малом и притом благочестивом деле, как подать на храм Божий. Но он забыл на этот раз в своей поспешности то, что еще так недавно исповедал, – что Господь Иисус Христос есть Единородный Сын в доме Отца Своего Небесного, а не слуга в чужом доме, так что – не от Него следовало брать, а Ему приносить эту подать, как Сыну, единосущному с Отцом. Не дожидаясь, пока Петр объяснит, кто и зачем пришел, и что он ответил пришедшим, Господь уже являет Себя сердцеведцем: И КОГДА ВОШЕЛ ОН (Петр) В ДОМ, где был Господь, ТО ИИСУСПРЕДУПРЕДИВ ЕГОСКАЗАЛ: КАК ТЕБЕ КАЖЕТСЯСИМОН? (не называет его уже Петром: это не Петр обещал) ЦАРИ ЗЕМНЫЕ С КОГО БЕРУТ ПОШЛИНЫ ИЛИ ПОДАТИ? С СЫНОВ ЛИ СВОИХИЛИ С ПОСТОРОННИХ? ПЕТР ГОВОРИТ ЕМУ: С ПОСТОРОННИХ. Тогда Господь делает вывод из его слов: ИИСУС СКАЗАЛ ЕМУ: ИТАК СЫНЫ СВОБОДНЫ, – сыны земных царей. На каком же основании ты за Меня обещал уплатить подать на храм Моего Отца Небесного? Не ты ли недавно именовал Меня Сыном Бога Живаго? «Видишь ли, – говорит святитель Златоуст, – как Он различал сынов от тех, которые не суть сыны? Если бы Он не был Сын, то напрасно привел в пример царей земных. Точно, говорят еретики, Он Сын, но не подлинный Сын.

А если не подлинный, то и не Сын, а чужой. Если же чужой, то пример царей не имеет силы. Ибо Он говорит не просто о сынах, каких бы то ни было, но о сынах законных, природных, участвующих в царстве с родившим их. Поэтому для различия противопоставил сынов чужих, называя так тех, которые рождены не от них (не от царей). Сынами же своими называет тех, которых родили сами цари. Вот как подтверждает Он открытое Петру ведение. Впрочем, Он не останавливается на этом, но и снисхождением Своим внушает то же; новый опыт великой мудрости!» Сказав это, Он присовокупляет: НОЧТОБЫ НАМ НЕ СОБЛАЗНИТЬ ИХ, потому что они не знают тайны Моего сверхъестественного рождения от Отца, и могут считать Меня противником и нарушителем Закона, – возьми эту дань из неистощимой сокровищницы Отца Моего и принеси Ему дар от даров Его: Я настолько щедр, что и за Себя позволю тебе уплатить, дать оттуда же: ПОЙДИ НА МОРЕБРОСЬ УДУИ ПЕРВУЮ РЫБУ,КОТОРАЯ ПОПАДЕТСЯ на крючок, ВОЗЬМИИОТКРЫВ У НЕЙ РОТ, НАЙДЕШЬ СТАТИР (Дидрахма – монета, заключала в себе две драхмы. Статир – монета в четыре драхмы). ВОЗЬМИ ЕГО И ОТДАЙ ИМ ЗА МЕНЯ И ЗА СЕБЯ, уплати и за Меня и за себя. Я даю эту дань не потому, что должен дать, но потому, что щажу и хочу исправить их немощь. Не должно подавать повода к соблазну там, где не может быть вреда; а где есть такой вред от какого-либо действия, там не нужно заботиться о тех, которые неразумно соблазняются. «В другое время, – говорит святитель Златоуст, – рассуждая о пище, Иисус Христос презирает соблазн; Он поучает нас различать время, когда надобно заботиться о том, как бы не презреть соблазняющихся, а когда можно и оставить без внимания. Да и самый образ, как Он дает подать, открывает, Кто Он таков. Для чего не велит Он заплатить из хранившихся у них денег? Для того, чтобы и в этом случае показать, что Он есть Бог над всеми». Настоящим чудом Господь свидетельствует, что все Ему служит, от величайшего до малейшего, и самые рыбы, странствующие по стезям морским. В уплате заключалось не дело необходимости, а дело добровольного долга, так же, как для Него не было необходимости креститься, но Он этому добровольно подчинился. Он сделал уплату не за Себя только, но и за Петра, как представителя всех верующих. Он подклонился под общее с сынами человеческими ярмо, чтобы сыны человеческие вместе с Ним сделались участниками свободы. Христос не говорит Петру: «за нас», но «за Меня и за себя», как и в другом месте: «восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему» (Ин. 20:17).

Ибо и в тех случаях, когда Он ставит Себя в ряду людей, называя их братьями Своими, Он не смешивает Себя с ними безразлично, делая это по благодатному снисхождению, а не по естественной необходимости. За словом Господа последовало и чудо: Петр пошел к соседнему озеру, закинул уду и во рту первой пойманной рыбы нашел, по слову своего Господа, нужную монету. В заключение толкования на это место святитель Иоанн Златоуст говорит: «Познай и глубокую мудрость Петрову. Об этом важном обстоятельстве не упомянул Марк, его ученик; об отвержении его и он написал, и даже подробнее других евангелистов, а о том, что могло бы прославить Петра, умолчал, может быть, потому, что Учитель запретил говорить о Его чудесах. Ты дивишься силе Христовой? Подивись и вере ученика, который так послушен был в случае столь затруднительном; обстоятельство это в существе своем слишком трудное, невозможное; поэтому, в награду за эту веру, Христос присоединил его к Себе при плате пошлины: «отдай им за Меня и за себя»"... 


Комментарии для сайта Cackle