Предсказание Господа о Своем распятии... Просьба сынов Зеведеевых... Духовный закон христианского первенства...  (Мф. 20:17–28)

Чем ближе наступало время страданий, тем чаще Господь напоминает об этом Своим ученикам, постепенно подготавливая их к этому великому испытанию их веры. Настал месяц Нисан, по-нашему март, в середине которого праздновалась Пасха, самый великий праздник иудейский, и Господь пошел в Иерусалим. Евангелист Марк замечает, что ученики, следуя за Ним, были в страхе. Видно, что их тревожили скорбные предчувствия. Может быть, самый вид Господа внушал им эти предчувствия. Но Всеведущий читал в уме и сердцах их эту тревогу, видел, что из прежних Его предсказаний о страданиях осталось одно лишь смутное предчувствие чего-то скорбного, видел, что ученикам не хотелось, чтобы сбылось это скорбное их предчувствие. И потому, ВОСХОДЯ В ИЕРУСАЛИМИИСУС ДОРОГОЮ признал благопотребным еще раз напомнить им о необходимости страданий Его, «чтобы таким напоминанием приучить их ум помышлять об этом и смягчить их скорбь» (свт. Иоанн Златоуст). Но Господь не хотел открывать народу того, что хотел сказать ученикам, поэтому Он говорит с ними наедине: ОТОЗВАЛ ДВЕНАДЦАТЬ УЧЕНИКОВ ОДНИХ, ибо если ученики никак не могли понять необходимости Его страданий, то тем более соблазнился бы народ. Правда, Господь говорил и народу об этом, но не столь ясно, а прикровенно. Так, Он говорил: «разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его» (Ин. 2:19); «знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка»  (Мф. 12:39); «будете искать Меня, и не найдете» (Ин. 7:34). Но ученикам Он говорил об этом с полной ясностью. «Для чего же Господь говорил, если народ не понимал силы слов Его? – вопрошает святитель Златоуст и отвечает. – Для того, чтобы народ узнал впоследствии, что Иисус Христос предвидел Свое страдание и добровольно шел на него. Ученикам же предсказывал еще и для того, чтобы нечаянное приближение страданий не могло сильно смутить их. Вот почему Он первоначально говорил им только о смерти Своей, а когда они начали думать и приготовлять себя к ней, тогда раскрыл им и то, что Его предадут язычникам, надругаются над Ним и будут бить. Смотри и на то, как Он мудро избирает и самое время для такой беседы. Не с самого начала открыл им это, но когда они довольно уже видели опытов Его всемогущества, когда Он дал им великие обетования о жизни вечной, тогда только, и притом не однажды, но часто среди чудодействий и наставлений говорил им об этом».

И СКАЗАЛ ИМ: будьте готовы к наступающей великой скорби; ВОТ, МЫ ВОСХОДИМ В ИЕРУСАЛИМ, и совершится все написанное о Мне пророками, И СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПРЕДАН БУДЕТ ПЕРВОСВЯЩЕННИКАМ И КНИЖНИКАМ, которые вместе со старейшинами иудейскими И ОСУДЯТ ЕГО НА СМЕРТЬ; но так как они сами не имеют права привести свой приговор в исполнение, то потребуют этого от римского прокуратора, И потому ПРЕДАДУТ ЕГО, Сына Человеческого, ЯЗЫЧНИКАМ НА ПОРУГАНИЕ И БИЕНИЕ И РАСПЯТИЕ на кресте, – тут впервые Господь указал на весь ужас предстоящей Ему крестной смерти, – и Он будет таким образом убит. Но не унывайте, не отчаивайтесь; так и должно быть, согласно с пророчествами, но те же пророчества говорят И то, что Христос В ТРЕТИЙ ДЕНЬ ВОСКРЕСНЕТ. Так прямы и ясны были предсказания Спасителя, но, однако же, ученики Его, по словам святого евангелиста Луки, ничего из этого не поняли: «слова сии были для них сокровенны» (Лк. 18:34). Какая же была польза для них от этих предсказаний, если они их теперь не понимали? Святитель Златоуст на это дает такой ответ: «хотя они не знали ясно тайны домостроительства Божия, но что Он умрет, – это они знали, и потому скорбели. Что Он других воскрешал, это они видели; но чтобы кто-нибудь сам себя воскресил, и так бы воскрес, чтобы потом никогда не умирать, – такого чуда они никогда не видали. И этого-то они не понимали, хотя Он и часто говорил об этом. Кроме Его смерти их устрашало особенно то, что над Ним будут ругатися (насмехаться), Его будут бить, и делать подобное этому. Представляя себе великие чудеса Его, а потом слыша эти предсказания, они изумлялись, недоумевая: неужели Сотворивший все это, должен подвергнуться таким мучениям? Поэтому – то верили, то не верили словам Его, и не могли понять их» или, лучше сказать, – их сердце не мирилось с этими словами, несмотря на всю их ясность. Насколько велика была эта темнота их разумения видно из того, что ТОГДА же, когда Господь говорил о Своих страданиях, ПРИСТУПИЛА К НЕМУ МАТЬ СЫНОВЕЙ ЗЕВЕДЕЕВЫХ, мать самых доверенных учеников Его, Иакова и Иоанна, Саломия, одна из постоянных спутниц и усердных учениц Его, С СЫНОВЬЯМИ СВОИМИ, низко КЛАНЯЯСЬ И ЧЕГО-ТО ПРОСЯ У НЕГООН СКАЗАЛ ЕЙ: ЧЕГО ТЫ ХОЧЕШЬ? Сердцеведец знает, чего она хочет, но спрашивает для того, как говорит святитель Златоуст, «чтобы открыть рану и потом дать лекарство». ОНА ГОВОРИТ ЕМУ: СКАЖИЧТОБЫ СИИ ДВА СЫНА МОИ СЕЛИ У ТЕБЯ на тех престолах, о которых Ты недавно говорил, ОДИН ПО ПРАВУЮ СТОРОНУА ДРУГОЙ ПО ЛЕВУЮ, на первой ступени Твоего трона, когда воссядешь Ты В ЦАРСТВЕ ТВОЕМ.

Пусть они займут первые места близ Тебя в Твоем Царстве. Святой евангелист Марк говорит, что о том же просили и сами сыновья Зеведея. «Они взяли с собой мать, – говорит святитель Златоуст, – чтобы придать больше силы своему прошению и преклонить чрез нее Христа. А что прошение это более принадлежало им самим, и что они от стыда взяли с собой мать, это видно из того, что Христос не к матери их, а к ним простирает Свое слово. Но откуда им пришла такая мысль? Они видели себя в большей чести перед другими и потому надеялись, что Господь исполнит их прошение. Они находились на пути в Иерусалим и представляли, что Царствие Божие уже открывается. Стыдясь и краснея, ибо побеждены были страстью человеческой, отозвав Господа от прочих учеников, начали они излагать свою просьбу наедине. Они сознавали свое преимущество перед другими и опасались только Петра». «Какая несообразность! – говорит Филарет, митрополит Московский. – Он идет на место поругания и смерти, а они хотят делить первые места во славе Его. Настает время подвига, а они просят венца. Надлежало бы просить веры, чтобы не быть ни первыми, ни последними в оставлении Господа своего, когда Он предан будет, а они предлагают странное требование быть ближе всех к Тому, Которого вскоре оставят». «Впрочем, никто не должен смущаться, – продолжает святитель Златоуст, – видя апостолов столь несовершенными, ибо крест еще не совершился, благодать Духа им еще не была дана. Если же хочешь познать добродетели их, то смотри на их последующую жизнь и увидишь, что они были выше всех страстей. Господь для того и открывает недостатки их, чтобы ты узнал впоследствии, сколь великими они сделались по получении благодати». «Но, – говорит Филарет, митрополит Московский, – видя, как иногда самый свет мира подвержен был затмению, самые столпы Церкви колебались; помыслим, как нужно нам бодрствовать над собой. Кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть». Видно, что два брата, мечтая о Царстве и славе, из последних слов Спасителя уловили только первые: «вот, мы восходим в Иерусалим» и вообразили, что настает время открытия Его Царства. Что же Господь? «И всегда было неуместным такое неравнодушие учеников к почестям, а теперь, когда Сам Он, Учитель их, можно сказать, уже стоял под тенью креста, эти самолюбивые расчеты их должны были отозваться особенной скорбью в Его святейшем сердце», – говорит блаженный Феофилакт. И, однако же, Он с кротостью отнесся к немощи Своих учеников. Он знал, что по своей слепоте они просили, в сущности, о тех местах, которые, спустя несколько дней, заняты были в позоре и мучении двумя распятыми разбойниками. В воображении учеников рисовались престолы, а Господь говорил о крестах. Они мечтали о венцах, а Господь говорил о чаше страданий и крещении кровью.

ИИСУС СКАЗАЛ В ОТВЕТ: НЕ ЗНАЕТЕ, ЧЕГО ПРОСИТЕ. Вы думаете, что Царство Мое земное, но оно – не от мира сего и престолы Мои – не мирские. «Вы не знаете, – говорит святитель Златоуст, – как велик, как недостижим для самых Горних Сил предмет ваших требований. Вы напоминаете Мне о чести и венцах, а Я говорю о подвигах, вам предлежащих. Еще не настало время наград и не теперь откроется слава Моя; настоящее время есть время смерти и опасностей. Самим вопросом Он и увещевает их, и привлекает. Не сказал: можете ли идти на смерть? Можете ли пролить кровь свою? Но говорит: прежде испытайте себя. МОЖЕТЕ ЛИ ПИТЬ ЧАШУ, – и затем, чтобы привлечь их к этой чаше, «чтобы возгреть в них усердие через общение с Собой, присовокупляет: КОТОРУЮ Я БУДУ ПИТЬ, ту чашу скорбей, которая ждет Меня. ИЛИ можете ли вы КРЕСТИТЬСЯ тем же страшным КРЕЩЕНИЕМ страданий и смерти, КОТОРЫМ Я КРЕЩУСЬ? крещением кровью, которую Я пролью на кресте? Господь назвал Свои страдания крещением потому, что «Его смерть была, – поясняет святитель Златоуст, – великим очищением для вселенной». В пылу усердия, надеясь услышать согласие на свое прошение, ученики не вникают во всю глубину точнейшего изречения Господа и тотчас соглашаются на все. ОНИ ГОВОРЯТ ЕМУ: МОЖЕМ. Господь знал их любовь к Себе, предвидел, что как бы ни были велики испытания этой любви, она останется непоколебимой, что впоследствии они действительно пострадают за Него, И потому ГОВОРИТ ИМ: ЧАШУ МОЮ БУДЕТЕ ПИТЬИ КРЕЩЕНИЕМКОТОРЫМ Я КРЕЩУСЬБУДЕТЕ КРЕСТИТЬСЯ, т.е. вы пострадаете так же, как и Я, и в этом будете Моими участниками. «Но хотя вы и умрете за Меня, однако же, – говорит святитель Златоуст, – этого вам недостаточно будет для получения председания (высшее или первое место перед другими в собрании) и первого достоинства. И если бы пришел кто-нибудь, претерпевший мученическую смерть, и украшенный всеми родами добродетелей более вас, несмотря на то, что Я люблю вас теперь и предпочитаю другим, Я не соглашусь отвергнуть этого, свидетельствуемого делами своими, и дать вам первенство». Получить особенные почести в Царстве Небесном могут только те, кому определено от Отца Моего: НО ДАТЬ СЕСТЬ У МЕНЯ ПО ПРАВУЮ СТОРОНУ И ПО ЛЕВУЮ – НЕ ОТ МЕНЯ ЗАВИСИТ (Я не могу дать только потому, что просят, без особой заслуги, – это было бы несправедливо), НО КОМУ УГОТОВАНО ОТЦЕМ МОИМ, кто заслужил, тот и получит. Поэтому какова бы ни была любовь Моя к вам, но об особенных почестях в Моем Царстве вы не должны мечтать.

«Неужели вы за то только, что были Моими учениками должны получить первенство, хотя бы сами и не оказались достойными такого преимущества?» (свт. Иоанн Златоуст). Господь все может: Он дает Петру ключи Царствия, Павлу – венец правды, и если говорит здесь, что не от Него зависит дать просимое, то говорит с особенным намерением; Он дает ответ согласно разумению вопрошавших, снисходя к их слабости. Они не понимали, что это за престолы, что за седение одесную Отца. «Никто ни с правой, ни с левой стороны Его не будет сидеть. Престол этот недоступен ни для кого, не только для людей, но и для всех Высших Сил. Павел считает это отличительным преимуществом Единородного, говоря: «Кому когда из Ангелов сказал Бог: седи одесную Меня?.». (Евр. 1:13). Если Господь говорит теперь не совсем ясно, то не следует удивляться этому, – замечает святитель Златоуст, – удаляя их искусным образом от того, чтобы они не наскучивали Ему исканием первенства, и вместе с тем не желая опечалить их, Он достигает и того, и другого этой неясностью». А между тем, «Он всячески желает побудить Своих учеников к тому, чтобы они надежду спасения и прославления, после благодати Божией, полагали в собственных добрых делах». УСЛЫШАВ СИЕ (то, о чем просили сыновья Зеведея), ПРОЧИЕ ДЕСЯТЬ УЧЕНИКОВ ВОЗНЕГОДОВАЛИ НА ДВУХ БРАТЬЕВ, вознегодовали на их честолюбивое желание. Такое желание первенства между апостолами сопровождалось нарушением мира между ними. Так от духа честолюбия рождается дух раздора и несогласия. «Видишь ли, – говорит святитель Златоуст, – как все были несовершенны? как эти, желавшие возвыситься над десятью, так и те, завидовавшие им. Но посмотри потом, как тот же Иоанн, который теперь просит первенства, всегда уступает его Петру и в проповеди, и в творении чудес, и не скрывает его знаменитых дел, но упоминает и о его исповедании, и предпочитает этого апостола себе самому. Иаков же, хотя недолго жил, но и в самом начале так воспламенился ревностью, что достиг высоты неизреченной и удостоился заклания мученического». Скорбно было Господу нашему видеть в Своих любимых учениках такое самолюбие, недружелюбие; ИИСУС ЖЕ, чтобы умиротворить и вразумить их, ПОДОЗВАВ ИХ к Себе ближе всех прочих учеников, ропщущих на двоих братьев, указал им главное правило поведения для всех, кто желает быть членом Его Царства, правило, совершенно противоположное тому, какое было у язычников: это – глубокое смирение и самоотвержение. Как любящий Отец, вразумляя их, Он показывает, что желать первенства свойственно только язычникам, СКАЗАЛ: ВЫ ЗНАЕТЕЧТО КНЯЗЬЯ НАРОДОВ ГОСПОДСТВУЮТ НАД НИМИИ ВЕЛЬМОЖИ ВЛАСТВУЮТ ИМИ;

Они пленяются славой человеческой потому, что не знают славы Божией, усиливаются превознести себя на земле потому, что не имеют надежды взойти на небо. НО МЕЖДУ ВАМИ ДА НЕ БУДЕТ ТАК (не будет так в Моем Царстве): А КТО ХОЧЕТ МЕЖДУ ВАМИ БЫТЬ БОЛЬШИМДА БУДЕТ ВАМ СЛУГОЮ; И КТО ХОЧЕТ МЕЖДУ ВАМИ БЫТЬ ПЕРВЫМ, ДА БУДЕТ ВАМ РАБОМ, пусть считает себя ниже всех, будет готов отказаться от всякого первенства, пожертвовать собой для спасения ближнего. «Страсть честолюбия постоянно стужает (досаждает) и великим людям, – поясняет святитель Златоуст, – потому требует и сильнейшего поражения. Вот почему Господь и поражает их в самой глубине сердечной, постыждая надмевающийся дух их сравнением с язычниками. В одних уничтожает зависть, а в других гордость. У Меня, говорит, последний есть первый. Смотрите на Меня». ТАК КАК СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ НЕ ДЛЯ ТОГО ПРИШЕЛЧТОБЫ ЕМУ СЛУЖИЛИНО ЧТОБЫ ПОСЛУЖИТЬ, чтобы другим служить. Будучи Богом, Он пришел к людям в образе раба, пришел не в славе и величии, но как простой Человек, и вовсе не требует, чтобы Ему служили так, как служат царям и владыкам земным. Он Сам служит всем, благотворя всем, помогает в нуждах просящим у Него помощи, служит особенно в деле спасения Своим учением и чудесами, а, главным образом, – Своей искупительной смертью. Он затем И пришел, чтобы ОТДАТЬ ДУШУ СВОЮ, Свою жизнь, ДЛЯ ИСКУПЛЕНИЯ МНОГИХ, чтобы искупить людей. «Будучи Царем Высших Сил, Я восхотел быть Человеком (слова свт. Иоанна Златоуста) и подвергнуться презрению и поруганию, душу Свою отдал во искупление, и за кого же? За врагов. Ты, если смиряешься, то смиряешься для себя самого, а Я смиряюсь для тебя. Итак, не опасайся потерять честь свою через это. Ибо сколько бы ты ни смирялся, никогда не сможешь смириться настолько, насколько смирился Владыка твой. Однако, это уничижение Его сделалось возвышением для всех и открыло славу Его. Потому не опасайся потерять честь свою оттого, что смиряешься; смирение есть дверь к Царствию». Все люди – пленники греха; все находятся под клятвой осуждения от вечной правды Божией, и потому все должны бы погибнуть, умереть вечной смертью. Но любовь Божия в своей премудрости нашла средство спасти их, выкупить этих пленников у правды Божией, снять с них проклятие и осуждение, освободить от вечной погибели. Это средство и было – крестная смерть воплотившегося Сына Божия. Он один умер за всех грешников, и эта смерть принята правдой Божией как выкуп за всех людей. Люди, таким образом, были искуплены кровью Иисуса Христа от вечной смерти.

Спаситель умер за всех, но не все веруют в Него, как в Искупителя, не все и из верующих живут по вере, а потому не все и спасутся. Вот почему Господь не сказал: Я пришел отдать душу Свою за всех, но сказал: «для искупления многих»... 


Комментарии для сайта Cackle