Азбука веры Православная библиотека протоиерей Димитрий Разумовский Обозрение растений, упоминаемых в Священном Писании



протоиерей Димитрий Разумовский

Обозрение растений, упоминаемых в Священном Писании

Содержание

Обозрение растений, упоминаемых в Св. Писании I. Общее обозрение растений Палестины и ближайших к ней стран II. Травы А. Нивяные растения Б. Растения огородные В. Сорные травы Г. Болотные травы Д. Луговые травы Е. Кустарники, упоминаемые в св. Писании Ж. Деревья, упоминаемые в св. Писании Туземные деревья в Палестине

Обозрение растений, упоминаемых в Св. Писании

Жизнь народа Божия, как и других народов, проходила не без влияния местных условий страны его обитания. Ее естественные богатства служили одним из источников ее силы и могущества и одним из ближайших средств к воспитанию народа Божия. Посему для удовлетворительного знания священной истории нужно знакомство с естественной историей Палестины, с упоминаемыми в Св. Писании произведениями царства ископаемого, растительного и животного. Изучение этих произведении служит, кроме того, немалым пособием к уразумению Слова Божия в тех его местах, где они упоминаются, и особенно в тех, где на них делается указание с одной духовнопоучительной целью. Таких мест очень много. В одних из них об ископаемых, растениях и животных говорится для того, чтобы показать в них следы всемогущества, благости и премудрости Творца и через то возбудить благоговение к Нему; в других из области этих естественных предметов берутся подобия и сравнения для наглядного объяснения истин веры и нравственности. В сем последнем отношении высокую важность представляют те притчи Христа Спасителя, в которых Его учение изложено под образами, взятыми из окружающей природы. При таком поучительном значении естественных предметов, упоминаемых в Св. Писании, ближайшее изучение и обозрение их делается еще более поучительным.

Наше обозрение начнем с упоминаемых в Библии произведений царства растительного, потом перейдем к произведениям остальных двух царств, и при этом будем иметь в виду не одну только Палестину, но и ближайшие к ней страны, с которыми народ Божий входил в соприкосновение.

I. Общее обозрение растений Палестины и ближайших к ней стран

Роскошь палестинской растительности в древности. – Леса. – Сады. – Законы Моисеевы, относящиеся до садоводства. – Нынешняя растительность в Палестине. – Растительность в Египте древняя и нынешняя. – Флора Аравии. – Разделение растений.

Страны тропические всегда славятся своей роскошной растительностью. Там растут такие огромные и тенистые деревья, о которых мы, жители севера, едва ли можем составить себе какое-нибудь понятие. К таким роскошным, по своей растительности, странам принадлежала и Палестина. Соглядатаи, посланные Моисеем для обозрения обетованной земли, «приидоша до дебри гроздныя и соглядаша ю, и урезаша оттуду ветвь и грозд винограда един на ней, и воздвигоша ю на жердь, и (взяли также) от шипков и от смоквей» (Чис.13:24). Еще во времена Созомена (5 в.)1 Дафна, знаменитое предместье Антиохии, близ Палестины, украшалось большой рощей кипарисов, между которыми много было и других дерев, а под деревами земля, смотря по времени года, произращала разного рода цветы. Это место всюду облегалось более как бы сводом, чем тенью; густота ветвей и листьев не позволяла проникать туда лучам солнечным.

Палестина издревле славилась своими лесами. Об этом свидетельствуют боговдохновенные писатели св. книг ветхого завета, видевшие сию землю в те дни, когда на ней царствовало благочестие и почивало благословение Божие; об этом же упоминают и писатели-путешественники, посещавшие Палестину в различные времена оскудения ее физической красоты и силы.

Священные писатели говорят об обилии лесов в Палестине часто общими выражениями.

Пророки, описывая красоту и величие растительности св. земли, то именуют сию землю: «землею масличия, идеже виногради, смокви, шипцы» (Втор.8:8), – то упоминают вообще о лесах и «дубравах (Втор.19:5; 2Пар.27:4; Пс.28:9; Пс.73:5; Пс.82:15), Исаии (Ис.10:18; Ис.21:13), о чащах и древах дубравных» (Ис.9:18; Пс.95;12), а также о «полях и зверях дубравных» (Пс.131:6; Пс.49:10; Пс.103:20). Было время: Израиль нечествовал и ставил себе богов «под всяким древом чащным», садил «дубравы на всяком месте высоце» (3Цар.14:23; 4Цар.17:10; Иез.6:13). Еще чаще св. писатели именуют каждый лес порознь. Так, во времена Иисуса Навина (Нав.17:15) были леса в земле Ферезеев и Рефаимов, занятой вскоре Израильтянами; мы находим в Св. Писании упоминание о «чаще» (Быт.22:13)2, вблизи которой Авраам приносил Исаака, сына своего, в жертву; о «дубраве Мамвpийской» (Быт.23:17,18)3, где тот же патриарх благолепно принял и угостил, в виде земных, небесных посетителей: «о лесе» на горе Ефремовой (Нав.17:18)4 и на горе Селмоне (Суд.9:48). При царях Израильских и после их, кроме леса на горе Ефремовой, были леса при Раме, при Веофиле, на горе Кармиле, около Иерихона, по берегам Иордана, на горах Зиф, Васанских и на южной оконечности Палестины «Долина Вифлеемская, по свидетельству Кирилла Иерусалимского, в недавние еще годы была лесиста». Присовокупим к тому, что обильные и дорогие леса находились и у народов, ближайших к Палестине. Так еще, во времена царей Израильских и позднее, был лес на Ливане принадлежавший Финикианам (3Цар.5, 6, 10; 4Цар.19:23; Ис.2:13; Ис.10:34), и дубравы, принадлежавшие Ассирианам (Мих.5:14).

Писатели-путешественники, несмотря на нынешнее запустение Св. Земли, не могут довольно надивиться роскоши и обилию нынешних лесов ее, особенно растущих на восток от священной реки Иордана. «Лесистые страны Белки в Аджелуна, пишет Буккингам, едва ли не лучше, чем в какой-нибудь другой стране. Долины обильны хлебом и оливами; холмы покрыты виноградными лозами. Особенно прекрасны по своей растительности горы Гилеадские, облегающие речку Явок с севера и юга. Большая часть этих гор одета великолепными дубовыми лесами. Окрестности хоразинские отличаются обилием красного леса, – внизу по долинам вечно зеленые дубы, на хребтах горы – сосны и между ними мелкий лес. В этом лесу от 4 до 5 миль в длину по местам открываются виды, как бы в искусственном парке. На горах Белкских, на юг от р. Явок, Буркгард находил повсюду приятную тень прекрасных дубов, диких фисташковых дерев и более европейский характер ландшафта. Арабы говорят: «нельзя найти страны лучше Белки».

Вместе с обилием разного рода дерев и кустарников или, что тоже, лесов, Палестина обиловала разного рода лугами, на которых красовались душистые цветы и волновалась сочная трава, составлявшая отличный корм для домашних животных. В св. Писании ветхого завета не только говорится о траве вообще, растущей в обилии на горах, но ясно замечено о Палестине: «земля, юже предаде Господь пред сыны Израилевыми, земля скотопитательна есть» (Числ.32:4), и след. весьма обильна лугами. На месте, где Господь наш Иисус Христос чудесным образом напитал 5000 челов. народа, по замечанию евангелиста Иоанна (Ин.6:10), «бе трава многа». Пышная роскошь палестинских цветов прославлена Соломоном в его книге: Песнь Песней и Спасителем в Евангелии. Самыми тучными травами издревле обиловали горы Кармильские, Ефремовы, Галаадские, Васанские с их окрестностями.

Историки и нынешние путешественники5 уверяют, что все эти места отличались и ныне отличаются богатством своей зелени. Места, по которым проходило войско Ричарда, предводителя крестоносцев, были покрыты столь густою травой, что в ней могли скрываться звери, и столь высокою, что она была почти в рост человека. Горы и равнины западно-иорданской Палестины, равно как и побережье озера Геннисаретского, покрыты бесчисленным множеством благоуханных растений, наполняющих, вечером на закате солнца, воздух благовонием. Во всех этих местах растут гиацинты, нарциссы, тацеты, анемоны, тюльпаны, белые и желтые лилии, белые и красные розы, левкои, разные роды живучек и др. – Марити, странствуя по разным направлениям Галилеи, в зимнее время, видел везде по лугам множество цветов, рассеянных между кустами. В апреле 1713 г. Нерет видел на Саронской равнине тюльпаны, белые и красные розы, нарциссы, анемоны, белые и желтые лилии и другие цветы. Некоторые растения западно-иорданской Палестины составляют там значительную статью вывозной торговли малоазийских купцов (каковы различные виды astragalus L.). В восточно-иорданской Палестине, на равнине Хауранской, травы ныне так высоки и густы, что по ним с трудом пробирается верховая арабская лошадь. Богатство ливанских растений так велико, что Эренберг и Генширих в два месяца собрали там до 1140 видов.

Св. Писание упоминает о полевой траве, когда говорить о промысле Божием: «аще же сено сельное (полевую траву) днесь суще, и утре в пещь вметаемо, Бог тако одевает, не много ли паче вас, маловери» (Мф.6:30); о человеческой суетности и ничтожности: «всяка плоть сено, и всяка слава человеча, яко цвет травный» (Ис.40:6–8; Ср. Иов.14:2; Пс.102:15; Иак.1:10,11; 1Пет.1:21); о скоротечности скорбей и огорчений: «не ревнуй лукавнующим, ниже завиди творящим беззаконие. Зане яко трава скоро изшут, и яко зелие злака скоро отпадут». (Пс.36:1, 2).

Кроме диких растений в Палестине находились еще растения садовые, которые напоминали собою прекрасный сад эдемский, или земной рай, украшенный всеми родами дерев красных в видение и добрых в снедь. Израильтяне, при вступлении своем в землю обетованную, нашли уже там богатые «винограды и маслины и всяко древо снедное во множество» (Неем.9:25). При Израильтянах еще более должны были умножиться садовые растения в Палестине: ибо Моисей с одной стороны запретил вырубать все сады прежних жителей Палестины (Втор.20:19,20)6, а с другой – заповедал тотчас по занятии земли обетованной садить на ней «всяко древо снедное» (Лев.19:3).

Садоводство во все времена было главным занятием Израильтян в Палестине. У каждого из св. писателей ветхого завета говорится о еврейских садах или новонасаждениях (Быт.9:20; Чис.24:6; 4Цар.25;4). При Давиде было множество виноградников, маслин и черничий, находившихся под особенным присмотром (1Пар.27:27,28). Соломон сам говорит о себе, что он насадил виноградники, устроил вертограды и сады (Еккл.2:4,5). Эти знаменитые сады Соломона находились при соединении трех горных ущелий при подошве Сиона. В Итаме или Этаме находился у Соломона еще сад заповедный, или, по священному выражению, вертоград заключенный7 (Песн.4:12–15;Песн.5:1; Песн.6:1,10). Особенно много садов было у Израильтян во времена пророка Амоса. Он, обличая первых лиц между Израильтянами за их жестокосердие, вопиет: «умножисте вертограды ваша, винограды ваша, и смоквы ваша, и масличия ваша» (Ам.4:9). В правление Симона Маккавея (1Макк.14:12.) «возвеселися Израиль веселием велием и седе кийждо под виноградом своим и смоковницею своею». Во времена Христа Спасителя, страна Геннисаретская (богатые сады) отличалась красотою и изяществом садовых растений. Св. Кирилл Иерусалимский говорит о саде голгофском: «там сад был, где Спаситель распят. Хотя теперь место сие весьма украшено царскими дарами; но прежде оно было садом и признаки сего и остатки доселе находятся». Кроме сего в св. Писании упоминается еще о саде Гефсиманском8, где Спаситель наш перед спасительными страданиями своими молился до кровавого пота.

Сады у Евреев большею частию располагались вокруг домов. Нечестивый Ахаав потому и желал приобрести себе виноградник Навуфеев, что он был близь дома его (3Цар.21:2). Для некоторых Израильтян сады служили местом погребения: Манассия царь Иудин погребен был «в вертограде дома своего, в вертограде Озы» – (4Цар.21:18,26); в вертограде распят и погребен был Спаситель наш – бе же на месте, идеже распятся, верт и в верте гроб нов, в немже николиже никтоже положен бе. (Ин.19:41).

Еврейские сады состояли вообще из тенистых деревьев, всякого рода цветов и пахучих растений. Соломон насадил в своих садах плодовые деревья всякого рода; «сотворих ми, говорит он о себе (Еккл.2:5), сотворих ми вертограды и сады, и насадих в них древес всякого плода». В садах Соломоновых вились «грозды Энгадския» благоухали «киннамоны, аспик и сафран» в тени смоковниц, орешников, платанов и пальм. Еще замечательнее по своим растениям был заповедный сад Соломона или вертоград заключенный. Это был «сад шипков с плодом яблочным, где росли кипри с нардами: нард и шафран, трость и киннамон со всеми древами ливанскими, смирна, алое со всеми первыми мирами».

Для большего споспешествования еврейскому садоводству и вместе полеводству были постановлены Моисеем следующие законы: 1) Евреям заповедано было тщательно сохранять плодовые деревья и, пока приносят плоды, никогда без крайней нужды не рубить. 2) Плоды первых трех лет считались нечистыми, а плоды четвертого года – посвященными Господу: посему владелец садовых дерев мог пользоваться плодами их не прежде пятого года. «Когда придете в землю, которую Господь Бог даст вам и посадите какое-либо дерево, которого плоды едят, то плоды его почитайте за необрезанные; три года должно почитать их за необрезанные, не должно есть их; и в четвертый год все плоды его должны быть посвящены для празднеств Господних; в пятый же год вы можете есть плоды его и собирать себе произведения его» (Лев.19:23–25). Всегдашний опыт подтверждает важность такого узаконения: плоды на молодых деревьях, в первые годы, если не бывают обрываемы на цвету или в завязи, обыкновенно истощают производительность дерева на будущее время. Посему благоразумные садовники не дают дозревать первым плодам, давая дереву укрепиться в силах. Закон Моисея, без сомнения, имеет в виду это правило благоразумия, когда запрещает Израильтянам пользоваться плодами деревьев в первые три года. 3) Насадитель плодовых деревьев и кустарников должен был сам вкусить плодов их (Притч.27:18), и потому освобождался от военной службы и от всех публичных работ до первого собирания плодов, т. е. на пять лет. «Кто насадил виноградник и не пользовался им, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении и другой не воспользовался им» (Втор.20:6.). Разведение садов еще более обеспечивалось 4 законом, охраняющим собственность каждого от разных случаев. За выжженные поля и копны должен был заплатить тот, кто произвел пожар (Исх.22:6). Строго запрещалось для собственной нужды жать на чужой ниве и набирать в сосуд виноград из чужого виноградника (Втор.23:24,25).

За исполнение Израильтянами предписанных законов, на всех произведениях земли почивало благословение Божие (Втор.23:4). В благодарность за сие-то благословение Божие и непрерывные благодеяния Божии к народу израильскому ему вменялось в обязанность: пока плоды находились на дереве или на поле, не препятствовать никому брать, сколько можно взять в руку, и есть сколько душе угодно (Втор.23:24,25). Ученики Спасителя, когда на пути их мучил голод, ели «восторгающе класы» (Мф.12:1; Мк.2:23). При собрании плодов Израильтяне обязаны были законом оставлять их несколько на месте сбора в пользу бедных. «И пожинающим вам жатву земли вашея, да не скончаете жатвы вашея и падающих клас от жатвы твоея да не собереши: нищему и пришельцу да оставиши я (Лев.19:9,10; Лев.23:22). Аще пожнеши ниву твою и забудеши сноп на ниве твоей, да не возвратишися взяти его: пришельцу и убогу и сиру и вдове да будет. Аще же масличие собиравши, да не возвратишися останков собрати, яже за тобою: пришельцу и сиру и вдове да будут. Аще же обираеши виноград твой, да не собиравши останков, яже за тобою: пришельцу, и сиру и вдове да будут» (Втор.24:19–21; Ср. Ис.17:5,6; Ис.24:13). Тотчас по собрании плодов должно было посвящать Иегове «часть начатков» от всех произведений земных (Исх.23:19; Лев.23:10 и др.), как в естественном виде (снопы, плоды древесные, виноградные грозди), так и в приготовленном к человеческому употреблению (новое вино, масло, мука, тесто). Наконец чрез каждые шесть лет в седьмой год Израильтяне обязывались прекращать земледелие, собирание плодов и обрезывание виноградников. Через это земля возвращала истощенные силы и растения укреплялись. «Шесть лет да сееши ниву твою, говорил Бог (Лев.25:1–7) и шесть лет да режеши (обрезывай) виноград твой и собереши плод его. В седьмое же лето суббота, покой да будет земли, суббота Господня: нивы твоея сеяти и винограда твоего резати не будеши. И сама собою произрастающая нивы твоея да не пожнеши и винограда отлучения твоего (и гроздий с необрезанных лоз) да не собереши: лето покоя будет земли». Вот милосердый и премудрый экономический закон о земле! И святая земля имела свою субботу, как имел ее человек, и ее растительное царство покоилось, как покоилась заботливая рука человека. Возобновлять силы земли годовым покоем так было необходимо для почвы палестинской, что Бог угрожал Евреям изгнанием, если они нарушат субботу земли. Они нарушили и отведены в плен Вавилонский. Тогда-то, замечает книга памятей еврейских (2Пар.36:21; Лев.26:34), «земля прияла субботы своя и субботствовала семьдесят лет». В юбилейный 50-й год земля с своим растительным царством наслаждалась гораздо большим и продолжительнейшим покоем, нежели в годы субботние. В законе о субботах земли находим одну замечательность. Получив от Господа повеление ни сеять, ни собирать плодов в седьмой год, Евреи естественно могли спросить: «что ясти будем в седьмое лето сие, аще ни сеем, ни собираем плодов своих»? Этот вопрос быль предупрежден законодателем, и Моисей от имени Божия обещал Израильтянам такое великое плодородие земли в каждый шестой год, что урожая его достаточно будет на три года. «Послю, говорил Бог устами Моисея (Лев.25:21,22), послю благословение мое вам в лето шестое, и сотворит плоды на три лета, и посеете в лето осьмое. И снесте от плодов ветхих (старые произведения) даже до лета девятаго, дóндеже приспеют (пока поспеют) плоды его, снесте ветхая ветхих (все старое)». Один Бог может повелеть земле в разные времена приносить такое, а не другое количество произведений. И земля строго и точно исполняла преднаписанный ей закон, коль скоро исполняли его Евреи: во всей израильской истории нет и малейших следов голода, который бы происходил от юбилеев и годовых суббот. Кроме того, закон о субботствовании полей много способствовал к развитою ремесел, художеств, наук и искусств в народе еврейском.

Многие из теперешних оседлых жителей Палестины занимаются возделыванием растении. Вокруг городов, деревень арабов и кочевых бедуинов находится много обработанных полей, засеянных разным хлебом9. Более достаточные из арабов разводят при домах и дачах своих небольшие сады, в которых с особенным старанием воспитываются дикие растения10. Один путешественник11 говорит, что «сады решительно наслаждение и гордость Дамаска. Громадные деревья поднимают великолепные листья высоко над кустарниками восхитительной растительности. Тень, падающая на землю, темна, как ночь. Над головою со всех сторон вьются ветви, и, сплетаясь между собою, образуют непроницаемую стену, которая гнется под тяжестью роз. Воздух спокоен и напоен ароматом разных кустов, которые достигают удивительной высоты. Кое- где расчищены участки: на них посажены полезные растения, или же участки эти предоставлены самой природе. Этот сад, наполненный гигантскими фруктовыми деревьями, простирается на несколько миль за пределы города Дамаска. Разнообразие растительных пород в этом саду – бесконечно, и количество производимых ими прекрасных плодов – неисчислимо.» В селении Хеттын есть плантация кофейных деревьев, переселенных из Неджида Ибрагимом пашею12 Вифлеем, по словам Муравьева13, расположен на высоте, покатость которой украшена садами, и он считается ныне богатейшим селением Палестины. В Иерусалиме обширные развалины, лежащие против площади св. ворот, уже обращены частию в плодовый сад14. Стены древнего великолепного христианского храма в Гаваоне охраняют теперь разведенный внутри фруктовый сад. Около города Тафиле, окруженного большими плантациями плодовых деревьев, насажены яблони, абрикосы, смоквы, померанцы, оливы и персики, все особенно крупной породы и в большом количестве. Также превосходны померанцы и персики Маанские. В тех местах, где грунт земли не слишком благоприятствует садоводству, делают новый грунт, более годный для садовых растений. Так садик при обители св. Саввы разведен на насыпной земле. «На западном склоне горы Ливана, по словам Герцога Рагузского15, земли превосходно возделаны; рука человеческая наносила чернозему на каждый уступ скалы от подошвы гор до облаков и выше, и развела хлебные полосы, сады, виноградники, плантации тутовых деревьев; где нет уступов, там из обломков камня пристроены к покатости горы длинные низенькие стены и сделаны искусственные уступы и площадки для земледелия и садоводства».

Следует сказать о растительности других стран близких к Палестине: о Египте и Аравии. Во времена Иосифа, когда владения египетских Фараонов не были еще так обширны, как владения нынешнего египетского паши, Египет славился своею растительною роскошью и богатством. В неурожайные годы, о которых воспоминание сохранилось в священных книгах ветхого завета, все окрестные жители кормились хлебом царя египетского. Израильтяне, увидав безжизненные и бесплодные пустыни Аравии, сильно роптали на Моисея за то, что он вывел их из обильного всем Египта. Многие, даже забыв тяжесть трудов своих в Египте, упрашивали Моисея возвратиться в прежнюю страну работы и рабства. Во время Макария Египетского (стр. 132) вся растительность в Египте сильно развивалась в апреле месяце: «в месяц Ксанфеик (апрель), пишет он в одной своей беседе, закрытые землею корни износят плод свой, дают свои цветы и украшения и оплодотворяются; и тогда обнаруживаются добрые корни и явными делаются те, на которых есть терния.» Один из русских путешественников (Ковалевский) пишет: «В одно и тоже время видишь яркую зелень, цветы и плоды и все это круглый год. В январе здесь сеют зернистую овощ: бобы горох и пр. Апельсины, лимоны, гранаты в цвету; пшеница зеленеет на полях; в иных местах срезывают сахарный тростник, косят или скармливают на поле трилистник. В феврале зелень покрывает большую часть полей: арбузы, дыни, огурцы спеют; сеют рис, жнут ячмень. В марте цветут растения толстоствольные и кустарники; собирают пшеницу, посеянную в декабре. В апреле сбор цветов роз; сеют вновь пшеницу; второй сбор трилистника. В мае сбор пшеницы зимнего посева; акации, хене цветут; плоды, как-то: скороспелый виноград, фиги, анона поспевают. В июне сеют дурру; в иных местах срезывают сахарный тростник. В июле сеют рис и маис, собирают хлопчатник и лен. В августе – третий сбор сеяной травы; ненюфер и жасмины цветут повсюду; пальмы покрыты финиками. В сентябре сбор апельсинов, лимонов, тамарина, слив и опять риса. В октябре травы в полном росте; душистые акации и колючие кустарники в цвету. Торопятся убирать все с полей. Разлив Нила. В ноябре, после ухода нильских вод, сеют пшеницу; фиалки и нарциссы покрывают поля; сбор фиников. В декабре некоторые деревья теряют или правильнее обновляют свои листья, но зато земля покрыта всходами различных хлебов и цветами, – это настоящая весна. Вот круглый год растительности, цветения и созревания в Египте!»

Флора Аравии, соседней с Красным морем, одинакова с египетской. Из ботаников, с особенным успехом занимавшихся исследованием этой страны, Форскаль оставил очень много важнейших замечаний. Прожив в Аравии много лет, в продолжение коих он успел снискать дружбу туземцев, он мог узнать растительность сей страны гораздо лучше всякого другого путешественника. Его флора Египта и Аравии обнимает большое количество растений, принадлежащих больше последней стране, чем первой. Вообще большая часть аравийских растений принадлежит к роду жирных и солоноватых, каковы напр. алой, ефорбия (молочай) станелия в пр. Кроме многих деревьев природных аравийских, каковы: акация (асасiа vега), разные роды пальм (мавриция), смоковницы, в Аравии родится много абрикосов, персиков, гранатов, груш, тамаринд, миндаля, кокосовых, кедровых и других орехов, кофе, винограда, сахарного тростника, хлопчатой бумаги, колокинфов, хене, александрийского дерева и пр. Из хлебных и огородных растений в Аравии сеют рожь, маис, дурру, ячмень, чечевицу, бобы, репу, огурцы, дыни, арбузы, табак в пр.

В св. Писании (Быт.1;11,12; Быт.2:5) все растения разделяются: 1) на разнородные травы, 2) на кустарники и 3) на разнородные деревья, приносящие плод по роду своему и в свое время. Так как это разделение обнимает собой все растительное царство, то мы и опишем травы, кустарники и деревья, упоминаемые в св. Писании.

II. Травы

Свойства и виды трав. – Растения нивные: пшеница, ячмень, полба, просо, чечевица, лен. – Растения огородные.

Густота зелени на языке ветхозаветных писателей нередко служила изображением всего многочисленного (Иезек.16:7). Елифаз, один из друзей праведного Иова, замечал ему, что только при твердом уповании на Бога, наказующего и паки исцеляющаго, рождается и укрепляется утешительная мысль: яко много семя твое и чада твоя будут яко весь злак сельный (Иов.5:25). Так как зеленая трава принадлежит к растениям немноголетным (Пс.36:2; Мф.6:30), то св. писатели Ветхого и Нового Завета часто сравнивают с травою скоротечность дней человеческих, мимолетность земной славы, непрочность богатства (Пс.89:6; Пс.102:15; Ис.40:6; 1Пет.1:24). Евреи собирали траву и сушили ее (Пс.101:5). Часто, впрочем, в знойном климате Палестины трава, особенно если росла на кровлях и безводных местах (Пс.128:6; 4Цар.19:26), сама высыхала от палящих лучей. Сухая трава или сено не имела уже той прелестной зелени и сочности, какую имеет сырая трава (Ис.37:27). Отсюда понятны слова Писания о людях богатых: Богатый да хвалится во смирении своем, зане яко цвет травный мимо идет: возсия 6о солнце со зноем и изсуши траву, и благолепие лица ея погибе (Иак.1:10,11). Сено употреблялось Евреями или на корм для скота, или на топливо.

Все травы, о которых упоминается в Свящ. Писании, разделяются на два большие разряда: на растения возделываемые: нивяные и огородные, служащие по большей части пищей людям, и на растения дикие – болотные и луговые, служащие по большей части пищей скотам. Точно таким же образом различает все травы и пророк Давид, когда говорит, что Господь повелевает траве прозябать для скота, и злаку на службу человеком извести хлеб от земли (Пс.103:14).

А. Нивяные растения

Постепенный порядок в росте хлебных растений послужил основанием для одной из притчей Спасителя. «Тако есть царствие Божие, якоже человек вметает семя в землю, и спит и возстает нощию и днию, и семя прозябает и растет, якоже не весть он. От себе бо земля плодит прежде траву, потом клас, таже исполняет пшеницу в класе. Егда же созревает плод, абие послет серп, яко наста жатва» (Мк.4:26–29).

Евреи и соседние с ними древние народы, обрабатывая свои поля, засевали их пшеницею, ячменем, полбою, просом, чечевицею и льном. Во времена Моисея Господь, вразумляя Фараона и народ его, поразил их страну градом; град побил на полях египетских «лен и ячмень: ячмень бо испущаше класы, а лен семя. Пшеница же и жито не были побиты: поздны бо бяху» (Исх.9:31,32). За 700 лет до Р. X. всякий и палестинский земледелец для посева орал, резал и боронил землю свою, и потом уже «сеял чернуху, или сыпал тмин, или кидал пшеницу рядами и ячмень в определенное место, и полбу по черте ея» (Ис.28:24,25).

1) Израильтяне, равно как древние Греки в Римляне, не сеяли и не знали нашей ржи, и вместо ее всегда обрабатывали пшеницу (хиттае) и притом не нашу одноколосную, а египетскую многоколосную (triticum turgidum compositum, album glabrum). Об этом виде пшеницы, свойственной Палестине, говорят и церковные песнопевцы. Они, изображая обильные плоды смерти Спасителя, сравнивают Его с пшеничным зерном, которое зашед в недра земная приносит многоперстный клас (служб, в вел. субб. утра). На монетах иудейских пшеница также представляется с тремя колосьями на одном стебле.

В Палестине сеяли пшеницу с самых древних времен. В Св. Писании нередко говорится то о полях с пшеницею, принадлежавших Израильтянам (1Цар.6:13; Ис.28:25; Иоил.1:11), то о разных работах, совершаемых над пшеницею, как напр. об очищении пшеницы16 и молотьба ее. Гедеон молотил на гумне пшеницу, когда Ангел Господень воззвал его к освобождению народа Божия (Суд.6:11). Орна Иевусеянин молотил на гумне пшеницу, когда пришел к нему Давид покупать гумно для построения на нем олтаря Господу (1Пар.21:20). Палестина так обиловала пшеницею, что в Св. Писании почти постоянно называется землею пшеницы (Втор.8:8). За исключением внутренних потребностей страны, из Палестины ежегодно вывозилось больное количество пшеницы за границу. При Соломоне для работавших на Ливане ежегодно отпускалось 20.000 мер, т. е. более 17.000 русских четвертей пшеницы17. Евреи сеяли пшеницу в октябре, а жатву ее начинали в конце апреля или начале мая. Нынешние жители Сирии и Палестины также усердно занимаются возделыванием пшеницы. В Хауране, повсюду, где сеют пшеницу, она в дождливое время приносит обильную жатву и достигает высоты человеческого роста. Лучшая пшеница во всей Сирии и Палестине родится ныне в селении Тантура.

Жители древних стран, соседних с Палестиной, также занимались возделыванием пшеницы. Пророк Иеремия (Иер.12:13,14) пишет, что в его время сеяли пшеницу есе соседи лукавые, прикасающиеся Израилю. Иов владел обширными полями пшеницы (Иов.31:40). Аммонитяне, в течение трех лет, платили дань Иоафаму, царю Иудейскому пшеницею: они доставляли ежегодно по 10.000 мер пшеницы, т. е. по 8.594 рус. четверти. Миннитская пшеница (в земле Аммонитской, Суд.11:33) во времена пророка Иезекииля (Иез.27:17) составляла один из предметов внешней торговли. Но особенным обилием пшеницы отличался Египет. Эта страна не только во времена Иосифа и Моисея (Быт.41:49; Исх.9:32), но и в первый век христианской церкви славилась урожаем пшеницы. Римскому императору Августу прислали из Африки около 400, а Нерону 340 стеблей пшеницы, родившихся от одного зерна. Каждый из стеблей древней египетской пшеницы имел один главный, средний колос и пять или шесть побочных, расходящихся от главного вправо и влево; главный колос был около 2½ вершков длиной. Солома египетской пшеницы толще, плотнее и выше, чем солома обыкновенной пшеницы. От одного корня такой пшеницы нередко вырастает 10 или 15 стеблей; каждый колос содержит от 70 до 90 зерен, а иногда еще и более. В имении Виттембаха, неподалеку от Берна, в Швейцарии в 1849 году из одного зерна египетской пшеницы вышло на поле растение, имеющее около сорока стеблей, вышиною в человеческий рост и толщиной в ствол гусиного пера. Колосья этой дивной пшеницы имели от 4 до 5 дюймов длины, толщиною равнялись пальцу, и содержали в себе круглым числом до 4.000 зерен, т. е. почти по сотне зерен было в каждом колосе. Зерна египетской пшеницы – величины и тяжести неслыханной. Четверть этой пшеницы должна весить около 11 пудов, что составляет, как известно, самую высокую степень зерновой тяжести18. Египетская пшеница любит наиболее землю сухую в отчасти глинистую.

Аравия в Египет доселе обилуют пшеницей. В Египте сеют ныне пшеницу около половины октября, тотчас после Нильского разлива; жатву же снимают в начале апреля.

Св. Ефрем Сирин19 называет пшеницу «собственно человеческою в притом лучшею для человека пищей» Евреи мололи пшеницу ручными жерновами и из пшеничной муки изготовляли не только хлебы пресны, но и обыкновенные кислые хлебы для ежедневного употребления (Исх.29:2; Иез.4:9). Авраам предложил посетившим его путникам хлебы из крупичатой муки (Быт.18:6; Сл. З. на Б. 2, 195). Моисей, изображая будущие благодеяния Божии народу израильскому, как бы видел их в прошедшем, – относит к ним и то, что Господь питал свой народ туком пшеничным, т. е. лучшим сортом пшеничного хлеба (Втор.32:14; Сл. Пс.80:17; Пс.147,3). Давиду, когда он от Авессалома удалился в пустыню, также приносили пшеницу (2Цар.17:28). На содержание двора Соломона ежедневно требовалось тридцать мер лучшей и шестьдесят обыкновенной пшеничной муки, т. е. почти восемьдесят наших четвертей (3Цар.4:22.). «При жертвоприношениях, как пишет св. Василий Великий20, часто употреблялась пшеничная мука или семидал, иногда неприготовленный, с возлитым только елеем, иногда и без елея, как в жертве ревнования, – в иных случаях как хлеб елеен, а в иных – как опреснок, в иных же как тесто, сделанное из семидала с елеем.»

2. Во всех почти местах Св. Писания, где говорится о пшенице, упоминается вместе и о ячмене (Евр. сеораг), который в большом количестве родился в Палестине и соседних с нею странах.

Израильтяне, вскоре по занятии земли обетованной, занялись обработкой ячменя: в Писании упоминаются нивы, засеянные ячменем, которые принадлежали Воозу, Иоаву и некоторым мужам из Сихема, Салима и Самарии (Лев27:16; Руф.2:17; 2Цар.14:30; Иер.41:8.). Во всех этих и других местах св. земли ячмень разводился в таком обилии, что Палестина называется в Св. Писании землею ячменя. Древние Евреи сеяли ячмень в начале нашего ноября: жатва ячменя начиналась ранее жатвы пшеницы, во второй день опресночный, т. е. в 16 день нисана или нашего марта. Ныне ячмень поспевает в Палестине, особенно около Иерихона, в марте и убирается с поля в апреле.

Соседние с Евреями народы, Аравитяне, Египтяне (Иов.31:40; Исх.9:31) и Аммонитяне также занимались обработкой ячменя в значительном количестве. Царь сынов Аммоних в продолжение трех лет ежегодно платил дань Иоафаму, царю иудейскому: в то время он ежегодно присылал в Иудею по 10.000 мер ячменя, (2Пар.27:5), т. е. более восьми тысяч наших четвертей с половиною. Ныне по словам Рафаловича21, ячмень растет во всех областях Египта до Асуана; в нижнем Египте его сеют в декабре, на земле невспаханной, которую до жатвы раза два орошают. На каждую треть русской десятины употребляют от 3¼ до 4½ четвериков семян, и собирают от 20 до 47 четвериков зерна, смотря по местности; около Розетты и Мансуры треть русской десятины приносит иногда от 53½, до 67 русских четвериков. Вообще ныне в Египте ежегодно собирается ячменя до 570.822 наших четвертей.

Ячная мука составляла одну из жертвенных принадлежностей (Числ.5:15,25); она же употреблялась бедными для приготовления хлебов22, потому что ячмень принадлежал в Палестине к самым дешевым предметам. Но и это дешевое произведение Палестины, во время осады Самарии, продавалось там по неимоверно высокой цене: две меры ячменя или почти половину русского четверика можно было купить только за один сикль или за 3р. 87к. (4Цар.7:1,16,18). При Соломоне, за удовлетворением внутренних потребностей царства, множество ячменя отправлялось за границу: для работавших в то время на Ливане ежегодно посылалось 20.000 мер ячменя, т е. более 17.000 руск, четвертей.

Древние Римляне ячменем кормили лошадей, а хлебы из ячной муки раздавали воинам в наказание. Ныне в Египте также кормят лошадей ячменем, вместо овса, несвойственного краю, а из ячной муки, смешав ее с пшеничною, пекут хлебы23.

3. Чечевица, по славянски ляща24. Евреи засевали чечевицей обширные поля (2Цар.23:11). В древности очень славилась также египетская чечевица, которую Римляне называли пелузийскою. Ныне в Египте сеют чечевицу в ноябре и собирают через три или четыре месяца. Весь сбор чечевицы в Египте простирается ныне до 610.890 четвертей25.

Из чечевичной муки Евреи пекли хлеб (Иез.4:9.) и приготовляли довольно вкусное, умеренное и вместе здоровое кушанье, – сочиво (похлебку). Исав, пришедши с поля, устал, и рече Исав Иакову: напитай мя варением сочива сего. Иаков же даде Исаву хлеб и варение сочевно (Быт.25:30,34). Давиду, во время бегства его от Авессалома, между другими кушаньями, приносили и сочевицу (2Цар.17:28). Средний класс в Аравии и доселе очень любит кушанье, состоящее из равных частей риса и чечевицы, приправленных коровьим маслом и чесноком; за восточным ужином это – обыкновенное блюдо. Сочиво справедливо называется иногда красным кушаньем, потому что чечевица всегда варится в шелухе тёмно-красного цвета.

4. Просо, о котором упоминается в книге Пророка Иезекииля (Иез.4:9.), и доселе в большом количестве разводится в Сирии, Аравии и Египте. Древние Евреи приготовляли из проса хлеб (Иез.4:9). Хлеб и ныне пекут из проса в Аравии, Египте и других местах на Востоке; только он не очень приятного вкуса.

5. Полба (Евр. кюссемеф), хлебное растение похожее на ячмень (Исх.9:32; Иез.4:9; Ис.28:25). Славяне не имели особенного имени для полбы; они называли ее вообще хлебным растением – пыро (от Πορоς) и жито (Иез.4:9; Исх.9:32). Евреи сеяли полбу разных родов и лучшею выходила озимая, посеянная с осени. У Французских ботаников белая, гладкая, крахмальная полба (trticum amyleum album, glabrum, tritic. Zea) доселе известна под именем иерусалимской полбы. Пред настоящей пшеницей полба имеет следующие преимущества: полба не так прихотлива, как пшеница – может выносить более холода, при посеве требует менее тщательной обработки почвы, менее подвержена головне. Зерна полбы получаются с гумна в шелухе, которая отделяется на мельнице посредством особых жерновов. Мука полбы гораздо нежнее и белее пшеничной; но зато хлеб из полбенной муки питательностью и рыхлостью очень мало уступает хлебам пшеничным и черствеет скорее: для употребления надобно изготовлять его почти ежедневно. Во времена Моисея полба возделывалась на полях Египтян (Исх.9:32).

6. Лен (по-еврейски пишта) принадлежал к числу растений, хорошо известных жителям, древней Палестины и Египта.

Египтяне возделывали лен еще во времена Моисея (Исх.9:31). Посев и собирание льна довольно часто представляется на египетских памятниках, с иероглифическим названием самого растения. Особенно много льна сеяли в Файюме и Дельте. Климат и почва так благоприятствовали росту льна, что он достигал там высоты и толщины неслыханной в Европе. Спелый лен срезывался серпами, как видно из картин в Фивских и Ель-Кабских гробницах (Раф. 352). Древние Египтяне приготовляли из льна разные полотна. Пророк Исаия (Ис.19:9), возвещая Египтянам разные бедствия, говорит между прочим: и будут в стыде работающие льнами расчесаными и ткачи белых полотен. «Изящные образчики древнего египетского полотна и других тканей, по словам А. С. Норова (Ем. Н. 1, 346.), можно еще и теперь видеть на саванах, которыми обернуты мумии».

В Палестине лен в значительном количестве разводился еще до поселения народа Божия. Соглядатаи, посланные Иисусом Навином в Иерихон, укрылись там на одной кровле в льняных стеблях, или по-славянски в паздере льняне (Нав.2:6). Израильтяне, по занятию Палестины, тем охотнее стали разводить и обрабатывать лен, что еще в Египте познакомились с этими работами. Лидда и особенно долина Ездрелонская доставляли лен в значительном количестве.

Лен, собранный с поля, содержал в себе немало сырости. Льняные стебли для просушки раскладывались на плоской кровле еврейских домов. По свидетельству путешественников, точно также просушивают лен и в нынешней Палестине. Во время Иосифа Флавия существовал обычай сушить лен в печах. Сухой лен подвергался уже обработке. Из него отделялись волокна и пакля. Пакля или по-славянски стебль изгребия, считалась веществом легко воспламеняющимся и быстро сгорающим (Суд.16:9; Ис.1:31).

Льняные волокна или собственно лен Евреи употребляли на разные домашние нужды или в мало обработанном, почти грубом виде, или после тщательной и искусной отделки.

Из малообработанного льна Евреи делали пояса (Иер.13:1), веревки (Иез.40:3) и грубый холст. Младенец Иисус был повит льняными пеленами (Ч. М. дек. 27). Пречистое тело Иисуса по снятии с креста обвито чистою плащаницей, вытканною из льна26. Вообще одежда из грубого холста считалась принадлежностью бедного (Сир.40:4). Одежды из сего холста нередко подвергались проказе и потому у Евреев существовал закон относительно прокаженного льняного платья. (Лев.13:47,48).

Из льняных ниток, отлично приготовленных (по-евр. бад), устроялось полотно. Оно употреблялось на одежды при разных священных торжествах. Отрок Самуил, служа пред Господом, был опоясан в ефуд льнян (1Цар.2:18). Триста пять иереев Господних, убитые Доиком, носили все ефуд льнян. (1Цар.22:18. см. также 1Пар.15:27 и 2Цар.6:14).

Высшим искусством в полотняном деле считалось у Евреев приготовление превосходного и драгоценного полотна или виссона. Эта ткань отличалась особенной нежностью, мягкостью, тонкостью и отличной белизной с шелковистым лоском. Прежде полагали, что виссон составлял бумажную (из хлопчатой бумаги) материю: но ныне микроскопическими наблюдениями над бисом или кусками холста, найденными на мумиях, окончательно убедились, что виссон древних есть льняная ткань. «С первого взгляда, говорит Бауэр, найденная на мумиях материя совсем не заслуживает восторженной похвалы, какую мы находим в священных книгах: но рассмотрите ее, когда она будет вымыта: она бела как снег, принимая сравнение в буквальном смысле; при всей своей тонкости имеет некоторую упругость, нежна, прелестна и крепка, как шелк. Прундель, путешествуя по Египту, нашел в Фивских гробницах кусок полотна, на квадратном дюйме которого он насчитал 150 ниток в основе и 71 в утке».

Виссон до времен Давида и Соломона был известен Евреям более как египетское изделие, под именем шеш, а потом, как сирское изделие под названием буц. На это различие названий одного и того же предмета намекает и Пророк Иезекииль (Иез.27:7).

Первое упоминание о виссоне, как египетском изделии шеш, встречается, в Св. Писании при повествовании о жизни Иосифа в Египте. Иосиф изъяснил Фараону дивный сон его; в благодарность и вместе в знак удивления мудрости Иосифа, Фараон облек его в виссонныя одежды (Быт.41:42, Сл. Запис. на Б. 3, 190, 200). Прошло слишком 220 лет с того времени, как Иосиф возведен был на первое достоинство, Израиль после угнетения египетского наконец оставил страну рабства и, по повелению Божию, взял оттуда, в числе прочих драгоценностей, довольно большое количество обделаннаго виссона. Только в этом случае становится для нас понятным, каким образом Израильтяне на построение Скинии могли жертвовать и виссон (Исх.25:4; 35:6; 36:23,25); количество принесенного таким образом виссона оказывалось весьма значительным. На завесы Скинии употреблено было более 1500 аршин виссонного полотна, полагая его в 2 аршина шириной. Из виссона устроены одежды для служения в святилище, одежды Аарону первосвященнику и сынам его для священнодействия в Скинии, как-то ефод и пояс для него, хитон также с поясом, кидар, перевязи шапок, нижнее платье пли надраги, слово судное или наперсник. Гранатовые яблоки на подоле верхней первосвященнической одежды были вышиты между прочим нитями крученого виссона. Все виссонные изделия для Скинии исполнял Елиав, сын Ахисамахов, из колена Данова, великий художник в тканье виссона и в составлении разных украшений из виссона (Исх.38:23).

Искусство приготовлять виссон значительно усилилось в Израильском царстве при Давиде и Соломоне. В то время, кроме египетского виссона – шеш, сделался известен виссон сирский буц: оба виссона вероятно различались способом приготовления. Между потомками Иуды одно семейство преимущественно отличалось производством сирского виссона (1Пар.4:21). Новость предмета и особенная доброкачественность его послужили поводом к тому, что Евреи стали отдавать предпочтение сирскому виссону пред египетским27. Свящ. одежды, которые прежде устроялись из египетского виссона шеш, начали приготовляться из сирского виссона буц. При перенесении ковчега Завета из Кариафиарима в Иерусалим Давид бяше одеян ризою виссонною (буц), и вси левити, носящии Кивот Завета Господня, певцы же и Хонениа начальник песней поющих (1Пар.15:27). Тирский художник Хирам приготовил многое из виссона для храма Соломонова: все левиты и певцы, музыканты, число которых восходило до четырех тысяч, при освящении храма, явились в виссонных одеждах (буц. 2Пар.2:14; 3:14; 5:12).

В странах соседних с Палестиной сирский виссон также пользовался особенным уважением. Пример того особенно находим в Персии. Артаксеркс украшает виссонными ужами оконные занавесы, и возлагает на Мардохея виссонную диадему (Есф.1:6; 8:15).

Разведением льна и доселе еще в значительном количестве занимаются в Египте. Там лен сеется ныне в ноябре, а в области Мэнуфийе – в октябре». В нижнем Египте посев льна производится немедленно после того, как спадут нильские воды, без всякого приготовления почвы. Напротив, в Сансе феллахи (бедные крестьяне) сперва возделывают землю, потом делят на небольшие квадраты и засевают их льном. В области Мэнуфийе сеют лен после двух вспашек. Собирание льна начинается в конце марта, иногда в апреле или мае. В 1848 г., как пишут Клот Бей и Норов28, в Египте находилось 30.000 ткацких станков. Фабрики льняных тканей распределены поровну в разных провинциях, особенно в нижнем Египте. В Египте ткут ныне один грубый холст, но он, по отличной доброте льна, очень прочен и потому распродается весьма выгодно и в большом количестве. В год выделывают до 3-х миллионов кусков холста: часть их идет на потребности туземцев, а значительная часть вывозится в Триест в Ливорно.

Б. Растения огородные

Вертоград. – Горчица. – Рута. – Тыквенные растения. – Тмин. – Кишнец. – Лук. – Мята. – Чернуха. – Бобы.

Евреи привыкли к овощам еще в Египте: в пустыне аравийской они с сожалением вспоминали огурцы, и дыни, лук и червленый лук, и чеснок (Иса.11:5), которыми изобиловал Египет. В Палестине у всякого зажиточного Еврея был свой вертоград, по-нашему огород. В каждом вертограде устроялось овощное хранилище (Ис.1:8), то есть «из камней сложенное жилище, в котором помещается стерегущий овощи, пока плоды в вертограде еще не собраны, и где хранятся самые овощи по собрании их»29. С такого хозяйства, равно как и со всех поваренных трав, по общему мнению, одни фарисеи всегда платили десятину. И Спаситель говорит, что фарисеи давали десятину с мяты, руты и всяких овощей (Лк.11:42).

К огородным палестинским растениям принадлежали: горчица, рута, разные тыквенные растения, тмин, кишнец, все виды лука, мята, чернуха и бобы.

1) Горчица в разных видах растет дико в Египте и Палестине. Всех видов горчицы известно до 13-ти; пять из них свойственны Египту, а два – именно: белая и черная горчица (Sinapis alba и Sin. nigra L.) – Палестине. Евреи рассаживали горчицу в своих садах и огородах. Спаситель, предлагая Иудеям притчу о царствии небесном, говорит, что оно «подобно зерну горчичному, которое взяв человек посадил в саду своем» (Лк.13:19). Горчичное семя считалось у Евреев мелким и малым из всех родов семян (Мф.13:31; Сл.17:20; Мк.4:31; Лк.17:6), не потому, чтобы не было растительных семян более мелких, чем горчичное семя, но потому, что это семя оказывалось действительно малым сравнительно с ростом самой горчицы. Горчица ростом своим превышала все огородные растения, имела не мало отпрысков или ветвей, давала пространную тень, становилась деревом или растением древовидным: птицы небесные, разумеется, мелких пород могли садиться на ветви горчичного растения и витать под сению его (Мф.13:31,32; Мк.4:31,32; Лк.13;19). Несмотря на все это, семена горчицы были мельче, чем семена других огородных овощей, уступавших горчице по своему росту. Трудно определенно указать, какой именно вид горчичного растения разумел Спаситель, когда произносил притчу о горчичном семени и раскрывал ею, что Церковь его, первоначально едва заметная по немногочисленности членов своих, в последствии распространится повсюду. Евреи употребляли горчицу, как приправу к пище в как лекарство; из нее же выжимали и масло.

2) Рута, по-слав. пигана (Лк.11:42), травянистое растение (ruta graveolens L). Этот вид руты доселе обильно растет на египетских полях и украшает их с февраля по май30. Рута бывает вышиной от 2 до 2½ аршин, имеет переменные листья, стебли деревянистые и сучковатые, кору искрасна-белесоватую. Все растение имеет ароматический запах, острый и горький вкус. Евреи употребляли руту, как лекарство. На приправу кушанья шла не дикая, но одна садовая рута.

3) Из рода тыквенных растений в св. Писании упоминается только об египетских огурцах, арбузе и тыкве.

Египетские огурцы (по-еврейски кишшюим, Числ.11:5, Cucumis Chate L.) отличаются от нашей своей величиной, цветом и нежностью. Египетские огурцы имеют белые, круглые и нежные листья и приносят довольно длинные (около 7 вершков), зеленые, мягкие, сладкие и удобоваримые плоды. В Каире, где преимущественно разводят эти огурцы, они мало водяны, с твердым, на вкус сладким и прохладительным телом. Только каирская почва, и то после наводнения Нила, может производить растения такой доброты; в прочих местах Египта вовсе почти не занимаются возделыванием огурцов. Они растут там дико, как и тогда, когда Израильтяне ели их туне. Огурцы растут также и в Палестине. «Многие поля Саронской равнины, говорит Марити, засажены огурцами, которые ежегодно приносят так много плодов, что ими снабжаются не только соседственные земли, но и все сирийское поморье, остров Кипр и город Дамьят». В Египте летом подают огурцы к столу вельмож и Европейцев, вместо прохладительного: и это прохладительное самое хорошее, потому что от него не бывает никакого дурного последствия.

Дыня называлась у Евреев аббатихим. Нынешние Арабы словом баттих, очень сходным с еврейским названием дыни, означали арбуз (cucurbita citrullus L.). Дыни и арбузы доселе в обилии родятся на почве египетской и употребляются туземцами вместо питья и очень удобной приправы к хлебу. Израильтяне, во время пребывания своего в Египте, часто употребляли дыни в пищу (Числ.11:5). И доселе в Палестине употребительны дыни.

Буркгардт в своем путешествии по востоку (1812 г.) заметил, что в Палестине водятся обыкновенные дыни отличного качества. Одна легенда, помещенная в хронике путешественника XI века31 свидетельствует, что Палестина обиловала дынями еще во времена пророка Илии.

В славянском тексте Свящ. Писания упоминается о тыкве только однажды, именно в книге пророка Ионы, где говорится, что тыква по особенному Божию смотрению о пророке очень быстро выросла над главою его и на другой же день, быв подъедена червем, засохла (Ион.4:6,7). Соответственно с библейским сказанием, древние христиане на иконах изображали пророка Иону сидящим под тыквою. Тыква или то растение, которое возросло над главою пророка, называлось по-еврейски кикаион, а по-гречески колокинфи. В церковном словаре Щекотова замечено, что «Ария Монтан и Клерик под именем колокинфидов разумеют быть дикие тыквы, т. е. полевые или лесные». Некоторые из новейших путешественников по странам восточным также под еврейским названием кикаион разумеют тыкву32. Для благоговейного разумения нет ничего непонятного в том, что тыква, по особенному Божественному смотрению о пророке Ионе, возросла и завяла очень быстро. Для всемогущества Божия нет ничего невозможного, тем более, что при теплом климате тыква и естественным образом могла расти скорее и стеблем своим быть сильнее, чем у нас.

4) Зoнтичные растения – тмин, кишнец, укроп, также росли на палестинской почве (Мф.23:23).

Тмин, по-слав. кимин, по-евр. каммон, доселе называется у Арабов каммум33. Это небольшое34 растение имеет пахучие, несколько горькие, семенные зерна, которые у многих народов издавна употреблялись вместе с солью на приправу пищи и вместо лекарства. Кимин с хлебом снестся, говорит пророк Исаия (Ис.28:25,27). Евреи разводили тмин в своих огородах, или обрабатывали на полях так же, как пшеницу и ячмень, и по собрании с поля, как замечает св. Ефрем Сирин35, околачивали палкой.

Кишнец, по-славянски кориандрово семя, по-евр. гад36, однолетнее растение с круглым, тонким стеблем. Зазубренные, на подобие пилы, листья кишнеца с широкими стебельками. После белых цветов образуются семена или зерна кориандрового семени, небольшие, круглые, сначала зеленые, а потом бледно-жёлтые или беловатые: они душисты. На семя кишнеца по величине, белому цвету и круглому виду походила манна (Числ.11:7). У Египтян листья кишнеца употреблялись в сыром виде вместо салата, как вкусная зелень, а семя – на приправу кушанья. Кишнец в большом количестве разводился в Египте и Палестине.

Укроп, по-славянски копр (anethum L.), известное и у нас огородное растение. Оно бывает почти в аршин вышины, со многими стеблями, с маленьким желтым, вогнутым внутрь, венцем листьев. Семена этого растения не велики, сероваты, с пряным вкусом; у древних народов они употреблялись на приправу кушанья.

5) Род лука во многих видах находился на полях древнего Египта. Израильтяне на пути из Египта в землю обетованную говорили: помянухом рыбы, яже ядохом в земли египетстей, лук и червленый (репчатый) лук и чеснок (Числ.11:5).

Лук, известный Евреям под названием хацир (allium schoene prasum) или, что тоже, мелкий лук, в большом обилии разводился в Египте, служил вкусной пищей для бедных Египтян и тучным кормом для молодых птиц.

Червленый, точнее – репчатый лук назывался Евреями бецалим; нынешние Арабы также называют лук бассал37. Сему еврейскому названию лука соответствуют из рода репчатого лука, аl. сера L., следующие два вида: а) лук аскалонский (al. ascalonicum), названный так потому, что он особенно хорошо и в большом количестве разводился около Аскалона. Этот вид лука в нашем климате удобно размножается луковицами, но редко цветет и еще реже дает семена; он очень мелок, но приятного вкуса. б) Египетский или канадский лук (allium Canadense); он замечателен своим странным видом: между его широкими и плоскими листьями возвышается круглый цветной стебель, вышиною иногда более аршина; наверху сего стебля вырастает большой нарост, отчего стебель гнется и часто ломается, если не будет подвязан. Египетский лук может сохранять свою жизненность, если не сочность, очень долго. В Египте найдена была при одной мумии сухая луковица; ее размочили, посадили и она дала росток, несмотря на то, что цвела при мумии более 2,000 лет. Египетские луковицы и доныне сохраняют за собою свою древнюю славу: будучи гораздо менее европейских, они гораздо слаще38. Гасселькист, посетивший Палестину и Египет в половине XVIII в. (1749–52 г.), писал о египетских луковицах, что они в Египте сладки, а в другом месте крепки и едки; там они нежны, а на севере они тверды и трудны для пищеварения. Для беднейшего народонаселения в Египте лук доселе почти единственная пища. На каирских улицах и рынках продается вареный и свежий лук за крайне незначительную цену.

Чеснок назывался Евреями шумим. Он также принадлежит к роду репчатого лука и отличается от него только немногими признаками. Репчатый лук есть растение двухлетнее, а чеснок – многолетнее. Листья у лука растут в виде трубочки, а у чеснока – плоски. У обыкновенного лука луковица составлена из концентрических слоев, а у чеснока – из многих маленьких луковичек, называемых зубками, и соединенных общею оболочкой; кроме того, каждый зубок имеет свою собственную оболочку. Лук вообще портится скорее, чем чеснок, который в сухом месте остается несколько лет без повреждения. Чеснок издревле в обильном количестве разводился в Египте в Палестине. Египетский чеснок приятного вкуса; Иудеи употребляли его с большою охотой. Греки и Римляне питали отвращение к чесноку. В диком виде чеснок в доселе растет в Египте.

6) Мятва или, что тоже, мята была с давних пор известна Евреям. Они в большом количестве разводили мяту в садах и употребляли в пищу вместо приправы (Мф.23:23; Лк.11:42). В сухом и сыром виде мята употреблялась почти у всех древних народов. Мята – растение пахучее и на вкус очень приятное. Ученым известно до 17-ти различных сортов мяты, из которых в Египте доселе растет только четыре вида39, в том числе курчавая мята и мята сеяльная. Курчавая мята (mentha crispa) имеет прямо стоящий, несколько мохнатый стебель, безстебельные, сердцеобразные листья и бледно-фиолетовый или красноватый цвет. У сеяльной мяты (mentha sativa) листья круглые, яйцеобразные и отороченные зубцами, на подобие пилы.

7) Чернуха (по евр. кецах) небольшое растение с голубым цветком и листьями, столь же узкими как на укропе. Из цветка чернушки образуется продолговатый семенник, внутренности которого разделены тонкими перепонками на местечки, наполненные семенами черного цвета. Эти семена имеют приятный запах и острый вкус, похожий на вкус перца. Древние употребляли чернушку как приправу к хлебу и другим кушаньям. Евреи возделывали это растение на своих полях, и по собрании с поля околачивали палкой. Жезлом стрясается чернуха, говорить пророк Исаия40. Дамасская чернушка и доселе обильно растет в Египте41.

8) Бобы назывались у Евреев пол или фол, словом, очень похожим на арабское фул, фасоль42. Египетский яичный боб43 зерном менее европейского и лучше его своим качеством: он очень мучнист, с тонкою шелухой и весьма приятного вкуса. Этот боб продолговато-круглый, с желтоватым цветком, низкорослый, стелется по земле. Бобы издавна были известны Израильтянам и употреблялись ими в пищу. Давиду, во время бегства его от Авессалома, приносили между прочим и бобы (2Цар.17:28). Из бобов иногда пекли хлеб (Иез.4:9). Ныне в Палестине разводятся бобы на равнинах к востоку и северо-востоку от Яффы. За полтысячи лет до Р. X. Египтяне не сажали бобов в своих огородах, и не ели самородных ни сырых, ни вареных. Жрецы древних Египтян не хотели даже смотреть на сей овощ, и почитали его нечистым, потому что на цветах бобов есть пятна, походившие, по их мнению, на траурные знаки. Ныне, по свидетельству Клота-Бея (2, 236), бобы произрастают в Египте в большом количестве: ими засеваются обширные поля. Каждый четверик бобов, посеянный в Египте, приносить земледельцу восемь, десять, а иногда двенадцать четвериков. Во всем Египте собирается ежегодно 614,712 четвертей бобов. Бобы составляют почти главную пищу египтян. В сыром виде они употребляются с солью, сушеные варятся, и в этом виде продаются по деревням. Жареные бобы или нахут считаются ныне лакомством у всех жителей Египта. Бобами кормят также быков, верблюдов в ослов44.

В. Сорные травы

Терны и волчцы. – Репейник. – Крапива. – Куколь. – Плевелы.

На обработанных полях каждый Израильтянин-земледелец высевал только доброе семя. При всходе семян, в большем или меньшем количестве, нередко появлялись сорные травы, которыми жнец не наполнит руки своей, в горсти своей вяжущий снопы (Пс.128:7).

Первое упоминание о сорных травах сделано в первой книге Священного Писания, в истории о тяжких последствиях грехопадения прародителей. Первому преступнику на земле и вместе первому земледельцу правосудный Бог определил следующее наказание: Терния (терны) и волчцы возрастит тебе земля. В поте лица твоего снеси хлеб твой (Быт.3:18,19) Не должно думать, чтобы терния в волчцы произошли на земле именно в то самое время, когда Господь произносил свое грозное проклятие над трудами земледелия. «И благословенная земля могла произращать терния и волчцы, но для тех тварей, которым они служили в пользу и благо: теперь она произращает их человеку и притом там, где он насаждает цветы или сеет пшеницу, дабы память греха преследовала его и в нуждах, и в удовольствии» (Зап. на кн. Быт.1:114).

Колючие травянистые терны и волчцы росли в Палестине по развалинам (Ос.10:8), и на местах необработанных. Так как земля, износящая терния и волчец, не годилась для посева (Евр.6:8), то каждый земледелец-Изpаильтянин старался очищать от них поле или огород, выжигая их на корню (Ис.33:12; Евр.6:8.)

В Палестине и доселе находится немало мест с тернами и волчцами. Ими ныне покрыты развалины Капернаума и во многих местах равнина Саронская. Вход на гору блаженств, по словам А. С. Норова (2, 234), довольно труден по причине густых терниев, репейника и обвалившихся с высоты больших камней.

К сорным травам,yпoминаемым в Библии, относятся также:

1. Репейник (по Слав. репие (Мф.7:78, Bardana), одно из цепких растений (Притч.26:9); он рос не только на пашнях среди хлебных растений (Иов.31:40), но и на Ливане между кедрами (4Цар.14:9), в садах среди лилий (Песн.2:2), преимущественно же в местах диких и пустынных (Ис.34:13; Ос.9:6)). Путешественники, посещающие развалины Капернаума сильно терпят от колючих игл репейника. Прибрежные холмы около этого города, вместо виноградных лоз, покрыты также репейником. Он так густ и высок в этих местах, что Норов и его спутники пробирались сквозь него с большим трудом; он доставал им выше колен, хотя они были на лошадях.

2. Крапива (urtica urens L.) Эта бесполезная и колючая трава свойственна запустевшим местам (Притч.24:31; Ис.34:13; Ос.9:6).

3. Куколь, известная сорная трава, растущая на пахотных полях. Об ней упоминается только однажды в Священном Писании, именно в книге Иова (Иов.31:40).

4. Плевелы (по-греч; зизаниа), означают вообще все сорные травы, растущие на пашне; но отцы Церкви описывают плевелы, как особенное, частное, растение, несколько похожее на пшеницу и вредное по своим семенам. Св. Кирилл иерусалимский в одном из огласительных поучений своих, между прочим, пишет: «и плевелы стараются показаться пшеницей; по виду, правда, походят они на пшеницу; но способные различать, узнают их при вкушении45. Семена плевел весьма трудно и почти невозможно совершенно отделить от семян пшеницы. Плевелы, по словам св. Макария египетского, незаметны во множестве пшеницы. «Хлеб, испеченный из пшеницы, неочищенной от семян плевела, не так питателен, вредно действует на голову и желудок, и производить иногда тяжкий обморок в смерть». Ныне в Сирии и Палестине нередко пекут хлебы с примесью семян плевела, потому что чрезвычайно трудно отличать и отделять их от хлебных зерен, особенно если плевел снять с корня вместе с самым хлебом. Вольней говорит: «восточные жители, как я сам видел, не очищают хлеба от плевел, опасаясь чрез то лишиться нескольких хлебных зерен, отчего испеченный из такой муки хлеб причиняет головокружение и одурение».

Г. Болотные травы

К болотным травам, упоминаемым в Библии, относятся тростник, ситник, папир, лучица.

1) В Палестине тростник рос при реках и озерах (3Цар.14:15; Ис.35;7). Речка Кана, составлявшая северо-западную границу колена Ефремова, получила свое название именно от того, что по берегам ее росло много тростника. Берега свящ. реки Иордана, как во времена Саввы Освященного, так и ныне покрыты тростником разного рода. Путешественник Сольси46 неподалеку от Мертвого моря изумлен был видом настоящего тростникового леса, вышиной почти в три сажени.

Тростник издревле почитался за символ Египта, точно также, как и пальма признавалась символом Иудеи. О нынешнем обилии тростника в Египте свидетельствуют все путешественники. А. С. Норов47 писал: «Берега знаменитого канала Иосифова в Египте осенены густыми тростниками; тростник растет в окрестностях Дамьеты и Розетты, также и близ некоторых озер пустыни Ливийской; ниже Дамьеты он прекращается».

Виды тростника известны следующие:

Речной и озерный камыш, (arundo fluviatilis) рос по берегу реки Нила и водопроводов египетских в таком обилии, что в нем свободно могли обитать крокодилы (Пс.67:31). Длинный, тонкий стебель камыша легко колебался от всякого ветра (3Цар.14:15): символ души, влающейся всяким ветром учения.

Собственно камыш (arundo donax L.) бывает вышиной более сажени при соразмерной толщине. Из него делали линейные меры, его употребляли вместо посоха (Ис.42:3; Мф.27:29,30). Впрочем, тростниковые палки не отличались особенной прочностью. Рапсак, военачальник царя ассирийского, говорил посланникам царя Езекии: «скажите Езекии, так говорит великий царь, царь ассирийский: какая это опора, на которую ты надеешься? Ты верно надеешься на Египет, на эту палку камышовую, разбитую, которая, кто на нее опирается, тому войдет в руку и проколет ее? Таков Фараон, царь египетский для всех, надеющихся на него» (Ис.36;6). Пророк Иезекииль, возвещая гнев Божий на Фараона и на весь Египет, изъясняет, что этот гнев постигнет всех населяющих Египет за то, что «они дому Израилеву были посохом из тростника. Когда они ухватились за тебя рукою, ты расщепился, и все плечо исколол им; и когда они оперлись о тебя, ты сломился, и все чресла изранил им» (Иез.29:6,7). Ныне, по словам Норова, «во всех деревнях нижнего Египта ткут тростниковые циновки для устилки полов: эти циновки находятся в общем употреблении в Египте и турецких владениях».

Писчий тростник (arundo scriptoria) отличается мягким стеблем с мозговою сердцевиною. Об употреблении этого тростника для письма, вместо пера, можно заключать из послания св. Иоанна Богослова (3Ин.1:13).

Благовонный ир (аир) (acorus calamus L.) никогда не был в Палестине растением туземным (Иер.6:20) и ценился здесь весьма дорого (Ис.43:24). Соломон насадил; это растение в своем заключенном вертограде (Песн.4:14). На тирский рынок доставляли ир иностранцы и меняли его на другие товары (Иез.27:19). При Моисее душистый ир входил в состав мира для священного помазания скинии и ее принадлежностей (Исх.30:23), а в более поздние времена употреблялся в виде порошка для священ. курений (Ис.43:24).

2. Лучица, род в водяного пороста. В Свящ. Писании говорится о двух видах этого пороста.

Морская лучица (alga marina) издревле в значительном количестве росла по берегам Средиземного моря (Ин.2:6) На берега Геллеспонта и Пропонтиды, по свидетельству Белона, выбрасывается морскими волнами множество морского пороста. Прибрежные жители собирают его, сушат и, смешав с глиною, употребляют для кровли домов. Аравийский залив на всех древних и новых языках48 называется Красным или Чермным морем от обилия растущей в нем морской травы, сообщающей водам его красно-зелёный цвет.

Речная лучица или Нильский ситник (juncus nilotica) во времена пророка Исайи в большом количестве рос по берегам реки египетской (Ис.19:6). Мать Моисея, узнав о жестоком повелении Фараона умерщвлять всех израильских младенцев мужского пола, решилась спасти драгоценную для нее жизнь сына своего, положила его в тростниковую корзинку и скрыла ее в лучице (суф), на берегу реки Нила (Исх.2:3,5).

3). Ситник (juncus) водяное растение с верхушкой, наклоненной вниз и согнувшейся в виде рыболовного крючка (Ис.58:5). Невысокий по своему росту ситник иногда поставляется в противоположность с высокой пальмой (Ис.19:15).

4). Рогоз (по-евр. гоме) есть весьма известное болотное растение – папир (cyperus papyrus L.), или по-гречески папирос. По описанию древних, это растение имело от девяти до десяти локтей вышины, – ныне же оно гораздо ниже ростом, около двух аршин. Трехгранный стебель папира может быть охвачен рукою, а корень извилист с кистью длинных и тонких волокон49. Папир, во времена Иова (Иов.8:11) и пророка Исаии (Ис.35:7), в большом количестве рос по болотистым берегам реки Нила и в Сирии50. В тех же местах находился он и в более поздние времена; там же встречается и ныне. У Египтян и соседних с ними народов папир имел самое обширное и разнообразное употребление. Он был значительной статьей внешней торговли Египта; он служил пищей бедному туземцу; из него изготовляли обувь, веревки и превосходную писчую бумагу51. Египтяне и Ефиопляне делали себе из папируса небольшие лодки, в роде наших челноков: эти лодки отличались особенною легкостью на ходу (Ис.18:2.) В папирусном ковчежце мать Моисея спустила дитя свое на реку Нил. Норов видел переправу нескольких Арабов чрез Нил на тростниковом плоте, с подвязанными внизу горшками, которых отверстия опрокинуты в воду. При Пахомии великом (ок. 349 г. по Р. X.) иноки пустынных египетских монастырей нередко собирали папирус или рогоз для выделки из него рогозин. Способ изготовления рогозин не отличался особенной трудностью. Каждый инок мог соткать до пяти рогож в сутки. В отеческих сказаниях сохранилось известие о том, что два брата Тавеннисиотского монастыря в два месяца сделали пятьсот рогозин52.

Д. Луговые травы

Крин. – Нард. – Шафран. – Нарцисс. – Мандрагор. – Халван. – Иссоп. – Лебеда. – Яблоки дикие. – Зелия дивия. – Горькое зелие. – Травы борифовы. – Полынь. – Кониза. – Драчие. – Троскот.

1. Крин означает лилию, прекрасный и пышный полевой цветок. В Палестине цвели разного рода лили: царская корона (Fritillavia), белая лилия (lilium candidum L.), пурпуровая или огненная, горная и пр.– и все они, но преимущественно первые два рода лилий, известны были Евреям под названием шушан или шошанаг. Лилия отличается своей пленительной красотой: сам Господь восхваляет красоту лилии и ставит ее выше всех великолепных одежд царя Соломона (Мф.6:28,29; Лк.12:27). Цветок лилии распускается и вырастает в виде чашечки с отогнутыми наружу краями. Лилия не любит большой неги и присмотра, как того требуют другие, более прихотливые цветки. В теплых странах она растет в диком состоянии и особенно весною красуется в садах, полях в долинах53, иногда так уединенно, что ее может видеть только одно небо. Чашечка лилии всегда обращена вверх в положении несколько наклонном. Роса, падающая ночью на лилию, вместе с благовонным соком и тонкой пылью ее, производит в лилейной чашечке весьма нежную и приятную влагу, которая или падает сама собою на землю, или служит материалом для пчелы при собирании ею меда. Вечером и утром лилия распространяет вокруг себя душистый, приятный запах на далекое расстояние.

Наружный вид лилии служил древним художникам образцом для их изящных и величественных произведений. На подобие лилии они делали самые красивые короны, вазы, верхи колонн. Две огромные, медные колонны, стоявшие пред самым притвором храма Соломонова, были украшены двумя медными венцами, вылитыми на подобие лилии (3Цар.7:19,22). Отверстие медного моря также было вылито по образцу свежей лилии (3Цар.7:26; 2Пар.4:5). При Давиде на подобие лилии устроялись станки для музыкальных инструментов, которые потому и назывались еврейским именем лилии (Пс.44; 59; 68; 79). «Ныне, по словам А. С. Норова54, белые лилии стоят в нескольких хрустальных вазах на священном помосте в Назаретском храме и даже рассыпаны по нем; они разносятся набожными поклонниками по всем странам света и беспрестанно заменяются свежими лилиями.»

На боговдохновенном языке свящ. писателей лилия весьма часто служит образом высоких нравственных совершенств. Св. Церковь, которую насадил Сам Господь, растет на земле, как лилия среди мирских терний (Песн.2:2). Сам Господь хранит души верующих, пасет их в Церкви, как серну в лилиях, и собирает их в своем саду, как лилии (Песн.2:16; 6:2).

2. Нард, по евр. неред, растение из рода колосистых, с особенно приятным запахом (Песн.1:12; 4:13,14). В Палестине и соседственных странах нард в очень большом количестве попадается на горах и равнинах. Листья этого растения выходят от корня, окружают молодой стебель и распространяют приятный запах; корень нарда имеет вид красноватых, тонких и прямых жилок. Туземцы обрывают листья нарда с частью корня его и сушат его на солнце или в искусственной теплоте. От просушки нарда запах его еще более увеличивается. Арабы торгуют сухим нардом и привозят его в малую Азию. Во время земной жизни Спасителя из нардового корня приготовляли очень душистое масло (масть). Когда Мария, сестра Лазаря, «взявши фунт нардового чистого драгоценного мира» помазала им ноги Спасителя, то, по замечанию Евангелиста (Ин.12:3), весь дом наполнися вони масти благовонныя. Евреи получали нардовую мазь из малой Азии в небольших алебастровых сосудцах; лучшая мазь выделывалась в Тарсе. Цельная нардовая масть была у Евреев в большой цене; небольшой сосуд с такою мазью, благоразумно употребленный Мариею, стоил более трех сот пенязь (Мк.14:3–5; Ин.12:3–5), то есть более шестидесяти русских рублей серебром. Впрочем, нардовую мазь нередко подделывали, примешивая к ней масла других ароматических растений. Римляне употребляли эту поддельную нардовую масть во время праздничных пиршеств своих.

3. В священной книге Песнь Песней·(Песн.4:14) наряду с нардом поставлен шафран, по евр. карком. Это – луковичное растение с длинными, стоячими, и очень узкими, тёмно-зелёными листьями, вырастающими прямо от корня. Из средины листьев осенью вырастает на коротеньком стебельке бледно-фиолетовый цвет, похожий по форме на лилию, а по величине на маленький тюльпан. Находящийся в средине этого цвета пестик оканчивается тремя жилистыми рубчиками красно-жёлтого, или лучше желтого, красного и алого цвета вместе. Эти-то рубчики в сухом виде и составляют известный шафран. Древние из шафрана приготовляли благовонную воду, которой вспрыскивали залы, театры, кушанья и пр.; из него делали также пахучую мазь. В древнем Египте много занимались разведением шафрана и красили им материи в бледно-кирпичные и желтые цвета55. В Египте и доселе занимаются разведением шафрана; его сеют там в ноябре, и собирают с поля в марте. Нынешний шафран достигает от 4 до 5 футов вышины и доставляет из цветочных лепестков желтую краску, а из зерен масло. В общей сложности ныне добывается в Египте до полутора тысячи пудов шафрана56.

4. Нарцисс, по евр. хабацелеф, луковичное растение, в древние времена украшал собою поля Палестинские и равнину Саронскую (Ис.35:1; Песн.2:1). Этот прекрасный и роскошный цветок доселе еще встречается на равнине Саронской и в Египте.

5 Мандрагор, по евр. дудаим, в обилии произрастал по Иудее, Месопотамии и пограничным странам. Новейшие путешественники видели мандрагоры в окрестностях Назарета, на горе Фаворе, и в других местах Палестины.

Мандрагор растет низко, как салат, и походит на него своими гладкими, большими, копьеобразными листьями. Листья у мандрагоры тёмно-зелёного цвета и выходят прямо из корня. Корень мандрагора походит на нашу редьку: он длинен (около 7 четвертей аршина), прям, толст и в нижнем конце так сильно раздваивается, что часто имеет форму человеческого туловища с ногами только без рук. Этот корень со вне кажется серо каштановым, а внутри красноват и имеет неприятный запах. Мандрагоры начинают цвести в апреле: цветы мандрагоровые, сходные по форме своей с цветами нашей повилики, имеют белый, а иногда лиловый оттенок. Плоды на мандрагорах являются в конце апреля. Рувим нашел спелые мандрагоры во время жатвы пшеницы (Быт.30:14), которое в Палестине, Сирии, Месопотамии и Египте совпадает с началом мая. Плоды мандрагоровые состоят из небольших (более вершка в разрезе), почти круглых яблок, сочных, вкусных и с очень приятным запахом (Песн.7:11). Яблоки мандрагоровые расположены вокруг стебля в числе от шести до десяти и такого прекрасного изжелта-красноватого цвета, что с ним не сравнится никакой померанец. Гасселькист, путешествовавший по Палестине и Галилее слишком сто лет тому назад, в своем путевом дневнике под 5-м числом мая заметил: «изумительное зрелище представляла собою мандрагора; от нее нельзя было оторвать глаз. Почти зрелые плоды висели на стебле, уже завядшем и лежащем на земле». Арабы употребляют мандрагоры в пищу. На востоке существовало мнение, что употребление мандрагоровых плодов доставляет человеку свежесть, бодрость и служит пособием к чадорождению. Восточные женщины и доселе держатся подобного же мнения и часто употребляют мандрагоры в надежде иметь детей. «Сие подает случай к догадке, не сие ли самое мнение побуждало Рахиль домогаться мандрагоровъ?»57. Сильный запах мандрагоров производит усыпление; Иппократ настаивал мандрагорами спиртные напитки и давал их больным при совершении над ними трудных операции.

6. Халван принадлежит к довольно редким растениям из рода зонтичных (galbanum officinale). Гальбан имеет длинные, пустые, довольно толстые стебли; листья его состоят из множества маленьких листьев, а небольшие цветы расположены зонтиком. Гальбан растят в Египте, Аравии и Сирии. Из него добывается густая, клейкая, душистая смола, известная Евреям под именем хелбенаг. Она в начале бела, но через несколько времени желтеет и покрывается белыми пятнами. Евреи употребляли халван, вместе с другими пахучими веществами, в порошке для курения в Скинии. «И сказал Господь Моисею: возьми себе благовонных веществ: стакти, ониха, халвана душистого и чистого ливана, всего поровну. Из них искусством составляющего масти сделай курительный состав, с солью, чистый, святый, и растолки его мелко, и возлагай его пред ковчегом откровения в скинии собрания, где Я буду открываться тебе: это будет у вас святыня великая. Курения, сделанного по сему составу, не делайте себе (для домашнего употребления): да будет оно у тебя свято для Господа. Кто сделает подобное, чтобы курить им, душа та истребится из народа своего» (Исх.30:34–38; Ср. Сир.24:18).

7. Иссоп известен был евреям под названием эзов. Он рос на старых стенах и кучах мусора (3Цар.4:33) почти во всей Палестине, особенно в окрестностях Иерусалима. За рекой Иорданом находилась деревня Вифезор, т. е. дом иссопа, названная так потому, что жители ее преимущественно занимались возделыванием иссопа58. Ныне «вся плоская вершина свящ. горы Хорива в изобилии покрыта благоухающим иссопом»59. Крепкие стебли иссопа, выходящие прямо из корня, достигают саженной вышины. На ветках иссопа сидят небольшие, частые и пушистые листья, чрезвычайно способные удерживать на себе всякую жидкость и спускать ее от лёгкого потрясения. Пучок из веток иссопа издревле употреблялся Евреями вместо кропила при священных кроплениях и очищениях (Чис.19:6,18; Пс.50:9). Во время праздника Пасхи ветхозаветные священники кропили переклад и оба косяка у дверей пучком иссопа омоченного в кровь пасхального Агнца (Исх.12:22); пучком же иссопа производилось окропление всего очистившегося от прокажения (Лев.14:4–7; 49:52). На стебле иссопа поднесли распятому Господу губку с уксусом60.

8. Лебеда. по евр. маллуах, в большом количестве росла на морских берегах, на сухих местах и около изгороди в Киликии, Багдаде и Египте. Употребление этого растения было многоразлично: большею же частью листья и молодые верхушки лебеды служили вместо салата; их собирали и умели долго сохранять. При патриархе Иакове это растение употреблялось бедными в пищу. Праведного Иова поносили все, не только друзья, но и такие бедняки, им же былие (маллуах) бяше брашно (Иов.30:4).

9. Яблоки дивия, по евр. паккюоф, как полагают, означали собою дикие огурцы (cucumeres agrestes L.). Листья и ветви диких огурцов походят на листья и ветки настоящих огородных огурцов и стелются по земле. Самый огурец имеет вид и величину яйца, или по-славянски яблока; этот плод на вкус очень горек и в зрелом состоянии лопается от легкого давления. Дикие огурцы нездоровые для желудка, действуют вместо сильного слабительного и расстраивают нервы. Пророк Елисей, во время страшного голода, посетил сынов пророческих в Галгалах. Сыны пророческие озаботились приготовить пищу. Св. писание повествует: и изыде един на село собрати зелия дивия: и обрет виноград на селе, и набра в нем яблока дивияго (паккюоф) полну ризу свою, и всыпа в котел на сварение, яко не разумеша. И принесе мужем ясти: и бысть ядущим им от варения, и се возопиша и реша: смерть в конобе, человече Божий, и не могоша ясти (4Цар.4:39.40). Форма диких огурцов служила для древних резчиков образчиком для их искусственных произведений. Стенная резьба в скинии свидания и некоторые украшения медного моря представляли собой колокинфиды или дикие огурцы (3Цар.6:18; 7:24). В Египте и доселе растут некоторые виды диких огурцов61.

10. Зелия дивия, по евр. ороф, упоминаются только однажды в Св. писании, именно в книге Царств (4Цар.4:39). Здесь говорится, что эти зелия росли на полях в диком состоянии и только в случае голода могли служить пищей, не слишком впрочем питательною и вкусною. Из всего многочисленного семейства диких трав, под именем дивияго зелия, как вещества питательного, некоторые разумеют проскурняк (althaea). Стебель и листья сего растения слизисты и действительно могут служить здоровою пищей. Древние Греки и Римляне употребляли проскурняк в пищу. Бедуины также едят его, вместе с другими, дико растущими травами. В нижнем Египте мальвы или проскурняковы травы, вареные с мясом, и доселе служат пищей для многих.

11. Горъкое зелие, по евр. мерорим, означает собственно дикие горькие травы, с которыми Евреи, по закону, должны были вкушать пасхального Агнца (Исх.12:8; Числ.9:11). Блаженный Феодорит замечает, что Моисей приказывает есть агнца с горькими травами в воспоминание горькой жизни и тяжкого рабства в Египте62. Горькие травы принадлежали к роду латука (Lactuca L.), который в разных своих видах во множестве рос в Египте, Синайской пустыне и в Палестине. Самый худой· вид латука преимущественно отличался своею горечью63. В Палестине Евреи разводили горькие травы в своих садах и огородах, а это значительно облегчало сбор горьких трав пред праздником Пасхи. Независимо от частного употребления латука при вкушении пасхального агнца, латук и доселе на востоке составляет одну из лучших приправ к кушанью. Египтяне почти ежедневно едят ныне латук с каждым куском хлеба и мяса.

12. Травы борифовы особенно известны потому, что Евреи умели добывать из них бор или бориф, род золы или поташа (Иер.2:22; Мал.3:2; Иов.9;30). Эту золу еврейские белильщики употребляли в виде щелока или мыла при мытье одежд, а также при очищении металлов (Ис.1:25) и при плавке стекла. Нынешние бедуины, живущие на восточной стороне Иордана, добывают поташ из двух видов salsola, обыкновенных в Сирии, Палестине, Аpавии и Египте64. Добытый поташ арабы свозят в Газу, где находятся два или три мыловаренных завода, и продают его по очень низкой цене.

13. Пелынь, или полынь, по евр. лаанаг, имеет стебель почти в аршин вышины; он угловат, ветвист и стоит прямо. Листья полыни серо-зеленые, а небольшие круглые цветы висят вниз. Все растение содержит в себе много жидких, соляных и землистых веществ и имеет горький вкус (Притч.5:4). Ветхозаветные пророки нередко упоминают о полыни, когда изображают человеческое нечестие, крайне горькое по своим последствиям (Втор.29:18; Ам.5:7; 6:12), и когда представляют тяжесть наказаний Божиих, постигающих всякого человека грешника (Иер.9:14; 23:15; Плч.3;15,19). Полынь и доселе растет в изобилии на почве палестинской и египетской65. Евреи почитали полынь за ядовитое растение и часто потому соединяли его с троскотом или рош.

14. Кониза, по евр. сирпад, упоминается только однажды в Свящ. писании Ветхого Завета, именно в книге пророка Исаии (Ис.55:13). Здесь пророк, возвещая иудеям о будущем обилии земных плодов в стране, говорит, что на полях иудейских вместо конизы будет расти мирт. Кониза – это негодная, горькая трава, имеющая весьма дурной запах66.

15. Драчие, по евр. наацуц, колючая полевая трава, упоминается только дважды в книге Пророка Исаии (Ис.7:19; 55:13). Драчие очень обильно произрастало в Палестине, принадлежало к растениям негодным и по своему низкому росту поставлялось в противоположность с кипарисом.

16. Троскот, по евр. рош, означает быстро растущую траву. Некоторые полагают, что троскот есть не что иное, как стелющийся пырей (triticum repens L.). Пырей трудно истребляется даже на пастбищах и растет очень быстро. Пророк Осия под образом быстро растущего троскота представляет народу израильскому скорое наступление гнева небесного (Ос.10:4).Трава рош описывается растением горьким, как желчь (Пс.68:22), и как полынь (Плч.3:19; Ам.6:12) и относится к растениям ядовитым (Втор.29:18). Во время плена вавилонского Евреи приготовляли из травы рош особенную воду (Иер.9:14; 23:15).

Е. Кустарники, упоминаемые в св. Писании

Обилие кустарников в Палестине. – Манноносный тамарикс: местообитание и наружный вид его; образование, сбор и количество синайской манны; употребление синайской манны; история израильской манны; сходство израильской манны с манною синайскою; отличие последней от первой – Кипр – хэннэ; употребление хэннэ на востоке. – Фимиам. – Ритина. – Стакти. – Тернистые кустарники. – Виноград содомский. – Иерихонские розы. – Каперсы. – Хврастие дивие. – Смерчие. – Рамн. – Аспалаф. – Плющ.

В Библии нередко упоминаются кустарники, по евр. синх (Быт.2:5; 21:13; Иов.30:4,7). В палестинских лесах они составляли очень обыкновенное явление. Нередко кустарниками покрывались места запустевшие. Так иудеи, под предводительством Иуды Маккавея, заняв Сионскую гору, бывшую долго во власти Сирийцев, увидели, что кустарник рос на всех дворах храма, как в лесу, или на какой-нибудь горе (1Мак.4: 38). Кустарники и доселе в обилии растут на полях, холмах и горах палестинских. Густой кустарник одевает ныне берега свящ. реки Иордана, покрывает половину горного пути от Фавора к Назарету, и растет в Иерихоне на развалинах величественных водопроводов. В св. писании Ветхого и Нового Завета упоминается, впрочем, о кустарниках, находящихся не в Палестине только, но и в сопредельных ей странах. Оно упоминает о кустарниках с колючими тернами и о кустарниках, не имеющих колючих тернов.

1. К кустарникам, не имеющим колючих тернов на своих ветвях, относятся манноносный тамарикс, кипр, и некоторые другие доставлявшие пахучие смолы.

Манноносный тамарикс67 – очень обыкновенный кустарник во всей малой Азии, а также в Египте, где его называют тарфа, и разводят около жилищ для тени. В особенном обилии этот хвойный кустарник растет по долинам, равнинам и пустыням Синайского полуострова. Здесь тарфы инде кустятся отдельными кружками; инде сгущены и образуют лесную чащу, или тенистый сад, а инде между чащею тарф находятся поляны, и сами тарфы извиваются, как искусственные аллеи в саду. Но в самой Палестине, за исключением побережья Мертвого моря, нигде нет манноносных тамариксов.

Главный ствол манноносного тамарикса – коричневого или багряного цвета, и высится прямо; от главного ствола круто откидываются в стороны побочные ветви, имеющие такой же цвет, как и у главного ствола. Нижние ветви стелются по земле. Из всех боковых ветвей торчат вверх молодые побеги. Тень высоких тарф удобно защищает путника от палящего солнца Аравии: она густа, потому что ствол и ветви тарф густо покрыты игольчатой хвоей. Эта хвоя часто осыпается и образует довольно плотную настилку при корнях тарф. Верхушки и молодые побеги тарф мягки; верблюды нередко питаются ими. Но ствол и ветви тарф крепки и тверды; нынешние бедуины делают себе из них палки. Тарфы особенно замечательны тем, что доставляют, манну68, сахаристое, белое, густое и клейкое вещество, которое имеет свойственный ему одному приятный запах.

Манна показывается только в июне и июле месяцах (редко в мае), на багряных ветвях, а не на листьях и не на цветках тарф. Явлению манны особенно способствует небольшое насекомое червец69, одаренное жалом. Червец, как пчела, прокалывает верхнюю кору молодых, чрезвычайно нежных, ветвей тамарикса. Сделанная таким образом, незаметная для глаз, ранка, после дождя, расширяется и начинает сочиться. Под ранкой мало по малу образуется капля, похожая первоначально на каплю росы. Эти капли, вначале жидкие, от действия на них воздуха и ночного холода, постепенно густеют и становятся твердыми, белыми крупинками, из которых иные кругловаты, иные многоугольные и плоские. Такие капли и называются собственно синайскою манною. Тишендорф привез из Синая целую коробку тарфовых ветвей с манновыми перлами. Эти ветви хранились у него около четырех лет; по прошествии их, хотя манновые капли на ветвях высохли, но все еще можно было видеть на ветвях клейкий коричневый слой смолистого вещества с сильным запахом свежей манны. На тарфовой ветке, длиною от одного до двух вершков, выступает обыкновенно от 15 до 20 капель, а на целом тамариксовом дереве средней величины до 80.000 капель, так что небольшой лесок тарф, при подошве Синяя, может доставить миллионы манновых капель в год. Мaнновые капли остаются на ветвях тарф в твердом виде только во время ночи. С восходом южного солнца, от зноя палящих лучей его, манновые крупинки начинают таять и падают слезками на песок и хвою, лежащие у корней тарф.

Сбор синайской манны обыкновенно начинается с июня (редко в мае), и производится беспрерывно в течении шести или восьми недель в году. Местные бедуины и также приписные к Синайскому монастырю крепостные полубедуины, ночью или задолго до восхода солнца, приходят в лесок тарф, расстилают под ними полотна и ссыпают в них твердые крупинки манны; потом перекладывают эти крупинки в жестяные коробочки, которые в продолжение целого года хранятся в погребах. Нередко также эти коробочки наполняются манновыми крупинками прямо с тарфовых веток. Собранная таким образом манна считается лучшей; потому что добывается всегда в самом чистом виде. Худшим сортом манны почитается тот, который добывается с разного сора, лежащего при корнях тарф, и облепленного частицами растопившейся манны. Набрав кучу такого сора, бедуины бросают его в кипящую воду. При этом манна, растопившись, всплывает на поверхность воды, в виде масла. Арабы снимают добытую таким образом манну, складывают ее в кожаные мехи и хранят ее до будущего года и более. Большую часть собранного урожая бедуины доставляют в Синайский монастырь св. Екатерины. Монахи из упомянутых мехов перекладывают манну в небольшие жестяные коробочки, и в таком виде сохраняют ее на зиму.

Количество манны, собираемой ежегодно на синайском полуострове, не всегда одинаково и зависит от разных климатических условий. В сухие годы, когда червец появляется в малом количестве, сбор синайской манны бывает не очень велик; напротив, в дождливые и пасмурные года этот сбор значительно увеличивается. В самый урожайный на манну, или дождливый год, обыкновенно собирается от 16 до 20 фунтов в сутки, и, следовательно, от 24 до 30 пудов ежегодно.

Так как урожай манны никогда не бывает обилен, то в продаже она ценится довольно высоко; но торговля ею не значительна, потому что большая часть ежегодного сбора потребляется самими собирателями. Бедуины едят манну вместо меда или варенья с пресным хлебом, который пекут тонкими лепёшками. В Синайском монастыре манна подается почетным гостям после обеда. Гостеприимные монахи раздают также манну в коробочках странникам и посетителям. В 1483 г. привез такую коробочку манны Феликс Фабер, а в 1844 г. – ученый Тишендорф. У последнего манна хранилась в коробочке очень долго. Она представляла беловатую мягкую манну, которая при опрокидывании коробочки вытекала из нее тягучей жидкостью.

Все почти путешественники на Восток сравнивали нынешнюю синайскую манну с манною израильскою, которою Бог чудесно питал свой народ во время сорокалетнего странствования его в пустыне. История израильской манны подробно изложена в св. книгах Исход и Числа. Каждое утро, кроме субботы, говорит библейская история, манна сходила с неба, как роса, и покрывала землю в виде мелкого града; но, будучи согрета солнцем, растаивала. В первые пять дней недели собиралась она в количестве соразмерном ежедневному употреблению, – ни больше, ни меньше; ибо всякий избыток приходил в гниение. При лучах солнечных манна таяла, а в субботу совсем не падала, ради священного дня; почему каждый Израильтянин должен был собрать накануне двойную меру, приучаясь уважать покой субботний, и в субботу манна оставалась невредимою, несмотря на то, что была собрана еще утром предыдущего дня. Нельзя утверждать; будто вкус манны имел в себе такое разнообразие, по которому всегда соответствовал желанию благочестивых, но никогда не нравился нечестивым. Моисей уподобляет его вкусу муки с медом или елеем: впрочем, манна была способна к составлению различных снедей70.

Из библейского сказания об израильской манне видно, что она по многими своим естественным свойствам, походила на нынешнюю синайскую манну. Израильская манна имела такой же наружный вид, т. е. форму и цвет, какой имеет синайская манна; вкус израильской манны также походил на вкус нынешней манны; израильская манна, подобно нынешней манне, могла сохраняться долго без всякого повреждения. Св. Ефрем Сирин пишет: «та манна, которую евреи оставляли у себя до следующего дня, воскипала червями, но манна в стамне в течение многих родов не повредилась. (Твор. св. О. 22, 430). Блаженный Феодорит вопрошает: «почему оставшаяся до другого дня манна портилась?» И отвечает: «потому что оставлять ее было нарушением закона. Ибо, научая Израильтян жизни свободной от забот, Бог обещал каждый день снабжать их необходимою пищею; но они, не поверив, некоторую часть собранного сберегли на следующей день; почему сбереженное возсмердеся. А что произошло сие не от свойства манны, свидетельствует о сем суббота, в которую собранное в пяток соблюдалось невредимым; о том же свидетельствует манна, чрез многие роды сохранявшаяся в ковчеге» (Тв. св. О. 26, 125). На основании подобного сходства качеств манны израильской и нынешней синайской многие путешественники показали, что эти вещества совершенно тождественны между собою. Французский каноник Моррисон, посетивший Синай в 1697 г., говорит, что Бог увековечил чудо, явленное им Израильтянам при переходе чрез синайский полуостров, и что до сих пор в самые хорошие летние месяцы манна падает с неба в виде дождя. Моррисон вполне убежден, что это та самая манна, которую вкушали Израильтяне. Мнение Моррисона, очевидно, неправильно потому, что оно основано на частном сходстве двух предметов. Частное сходство некоторых свойств в двух предметах не может еще служить доказательством полного тождества сих предметов.

В самом деле израильская манна во многом отличается от нынешней синайской манны.

Манна, которою питались Израильтяне, падала непрерывно и постоянно в продолжении сорока лет, во всякое время года, и притом каждый недельный день, кроме субботы. «Сыны Израилевы ели манну сорок лет, доколе не пришли в землю обетованную; манну ели они, доколе не пришли к пределам земли Ханаанской» (Исх.16:35). «В той день преста манна, повнегда ядоша от пшеницы земли (обетованной), и ктому не бысть сыновом Израилевым манны, но ядоша от плодов земли Ханаанския» (Нав.5:12). Напротив, нынешнюю синайскую манну, как сказано было выше, можно собирать не круглый год, а только два или два с половиною месяца в году.

Израильтяне собирали манну ежедневно в таком огромном количестве, которое в значительной степени превышает весь годичный сбор нынешней синайской манны. Каждый из Израильтян мужеского и женского пола, по заповеди Господней, должен был в сутки набрать для себя манны не более и не менее, как один гомор, т. е. несколько более нашего русского полугарнца71. Вот повеление, которое дал Иегова: «собирайте манну каждый по стольку, сколько ему съесть, по гомору на человека; по числу душ, сколько у кого в шатре, собирайте. Так и сделали сыны Израилевы. В шестый же день собирали манны вдвое, по два гомора на каждого». (Исх.16:16,17,22.) В стане израильском, кроме жен, детей и пришельцев, считалось 600.000 мужей; следовательно, ими ежедневно собиралось 600.000 гоморов манны, или, что тоже, 333.333⅓ наших русских гарнцев. Гомор манны весит, по крайней мере, один русский фунт. След. евреи собирали ежедневно 600.000 фунтов, или 15.000 пудов манны. А такой суточный сбор израильской манны в 500 раз превышает большой годовой, и в 30.000 раз большой суточный сбор нынешней синайской манны. Счет этот увеличится на значительную цифру, если к сбору манны для каждого главы семейства присоединить сбор манны для целого семейства израильского, т. е. жен, детей и пришельцев, из которых на каждое лицо также собиралось по гомору ежедневно, – и особенно если, согласно с некоторыми, признать в гоморе манны увеличенный вес72. Так. обр. суточный и годовой сбор израильской манны был несравненно более суточного сбора нынешней синайской манны.

Ангельскою пищею, говорит писатель книги премудрости (16, 20. 21), питал еси люди твоя, и уготован хлеб с небесе послал еси им без труда, всякое услаждение в себе имеющий, и ко всякому сличный вкушению. Существо бо твое сладость твою к сыном показоваше, и угождая единаго коегождо воли, якоже кто хотяше, превращашеся. Это не то значит, будто вкус манны имел в себе такое разнообразие, по которому всегда соответствовал желанию благочестивых, но никогда не нравился нечестивым, – а то, что различный вкус манны зависел от разных способов ее приготовления. Израильтяне мололи манну в жерновах, толкли ее в ступах, варили в котлах, и пекли из ней лепешки (Чис.11:8; Исх.16;23.). Нынешнюю же синайскую манну, по свидетельству путешественников, «нельзя ни молоть, ни толочь, и ни один бедуин не варит себе из ней кушанье, и не печет хлеба.» Это зависит не от не умения, но, по замечанию Розенмиллера73, «так и должно быть, по самому качеству нынешней манны». Посему весьма справедливо Феликс Фабер, путешествовавший на Синай в 1483 году, сравнивая открытую им манну с манною Израильтян, сознавался, что «последняя, хотя также падала из воздуха в виде росы, имела разные чудесные свойства, между тем как настоящая, или нынешняя, манна совершенно естественна».

Манна в писании иногда называемая хлебом с небес, хлебом ангельским (Пс.77:24,25; Прем.16:20,21). Последнее название объясняется первым. Манна потому могла быть названа ангельским хлебом, что чудесным образом посылаема была с неба, где живут ангелы.

Кипр по евр. кофер, довольно большой куст, известный у нынешних арабов под названием хэннэ74. Этот куст имеет тёмно-серую, на стеблях и ветвях, кору и желтоватое дерево. Бледно-зелёные, мелкие, ланцетовидные листья хэннэ растут по обеим сторонам ветвей один против другого и не опадают даже зимой. На конце ветвей хэннэ с мая до августа распускаются цветы. В почке, не развернувшись, они представляются очень малыми (менее булавочной головки), зелёно-красными шариками: но, распустившись вдруг, они походят на лучшую виноградную кисть. О грезне (грозде) кипровом, как очень красивом предмете, упоминается в священной книге: песнь песней (Песн.1:15). «Белые цветочки хэннэ, по словам Рафаловича, растущие в виде гроздов и называемые «тамар-хэнна», одарены весьма проницательным запахом, который не привыкшим к нему европейцам кажется неприятным: но жители востока чрезвычайно любят его и предпочитают всякому другому». Цветочный венчик состоит из четырех, свернутых, по-видимому, или завитых, листьев с двумя белыми, на концах желтыми, тычинками и только с одним белым пестиком. Стебелек вначале походит цветом на ржавчину, а потом становится светло-зелёным. Неспелые плоды или ягоды сего растения бывают зеленого цвета, зрелые и свежие – красного, а сухие – каштанового.

Восточные женщины обыкновенно убираются букетами шамар-хэннэ, преимущественно пред прочими цветами. Они украшают кипровым цветом свои жилища, берут сей цвет в бани, носят в руках и у сердца, дабы сообщить груди своей приятный запах. «Листья хэннэ, по свидетельству Рафаловича, составляют весьма важную статью вывозной и внутренней торговли Египта». Более половины годового сбора хэннэ отправляется из Египта за границу. Восточные женщины всех сословий и исповеданий употребляют листья хэннэ для крашения ногтей и ладоней в темно-оранжевый цвет. «Тонкий, зеленый, порошок этих листьев, как свидетельствует Рафалович, смешивается с горячею водою, и на ночь прикладывается к пальцам; цвет, сообщаемый им ногтям, весьма прочен и не сходит до тех пор, пока не отрастет новый ноготь; обыкновенно и кожа на концах пальцев получает от этого состава цвет весьма темный, почти черный, с оранжевыми краями, но как надкожица возобновляется довольно скоро, то окрашивание пальцев чрез нисколько дней опять исчезает. Белокурые или русые женщины красят тем же листом волосы на голове, а мужчины – бороду, особенно побелевшую, которая получает от того страшный огненный цвет. Листьями хэннэ красят также гривы и концы хвостов у белых лошадей; даже ослы, верблюды и буйволы удостаиваются такой чести от своих хозяев». Обычай красить листьями хэннэ свои ногти, бесспорно, весьма древний на востоке; ногти некоторых мумий сохраняют на себе цвет хэннэ.

Некоторые кустарниковые растения, во время патриарха Иакова, доставляли фимиам, ритину и стакти, лучшие произведения земли ханаанской. Иаков, вторично отправляя детей своих в Египет за пшеницею, приказал им взять с собою эти лучшие и дорогие произведения, и принести их в дары правителю Египта (Быт.43:11) В Галааде, Палестине и Аравии добывалось столько ритины, фимиама и стакти, что туземцы производили ими значительный внешний торг. Мадианитские купцы из Галаада продавали эти предметы в Египте (Быт.37:25) Египет действительно не имел ни ритины, ни фимиама, ни стакти, потому что растения, доставлявшие эти предметы, по свидетельству Оригена, были чужды египетской почве.

Фимиам, по евр. Нехоф, добывался из растения астрагал75, которого виды Astr. creticus. и astr. gummifer производит камедистое вещество, трагакант. Астрагаловый кустарник, издавна и доселе растущий на Ливане, имеет крепкие стебли, которые почти стелются по земле и покрыты множеством небольших тонких листьев. В конце июня и в июле сгустившийся сок растения разрывает сосуды, где он находился, и выступает более или менее продолговатыми шариками по стеблям и сучьям астрагала. Астрагаловая смола употребляется для курения и вместо лекарства.

Ритина76, или бальзам, по евр. цери, добывалась из бальзамических кустарников. Эти кустарники издревле в обилии росли в Палестине и соседних с нею странах. В первый век по Р. X. бальзамовые кустарники росли еще в окрестностях Иерихона, в особенных садах. Римляне, покорив Иудею, наложили на эти растения пошлину. При Клеопатре бальзамовый кустарник был привезен из Иудеи в Египет, и разведен здесь с таким успехом, что даже в средние века путешественники видели его в садах городка Матарие. Бальзамовые растения, если верить сказанию путешественников, доселе находятся при Иерихоне, Тивериаде и в счастливой Аравии, где они называются абушем, отцом благоухания. Бальзамические кустарники имели немало различных видов. Плиний, между прочим, говорит, о трех различных видах этих кустарников. Нынешний Меккский бальзам получается через надрезывание, или вываривание, ветвей и ствола Галаадского бальзамового дерева (Ваlsаmodеndron Gileadense), растущего в счастливой Аравии, также в Египте и Малой Азии. Свежий он бывает мутен и беловат, но постепенно становится прозрачным, желтоватым, густым и даже плотным. Он имеет собственный приятный запах и горький пряный вкус77. Во времена Пророка Иезекииля (Иез.27:17); Иуда и сынове Израилевы продавали ритину Тирянам. Ритина главным образом отличалась целебными свойствами и употреблялась врачами не только палестинскими, но и египетскими (Иер.8:22; 46:11; 51:8). Новейшие путешественники по Востоку также свидетельствуют о целебной силе бальзама, особенно в страданиях от ран.

Стакти или ладан, по евр. лот, добывался с кустарника cistus ladanifera, в обилии растущего на острове Крит78. Тертуллиан, живший в 3-м в. по Р. X., свидетельствует, что ладан добывался в Аравии, употреблялся язычниками для курения богам, продавался дорогою ценою и покупался современными христианами. «Разве мы, пишет Тертуллиан, вовсе не покупаем ладану? Ежели он родится в Аравии, то пусть знают савские жители, что они за дорогую цену и гораздо больше могут продать этого товара нам христианам, нежели сколько употребят для курения богам».

2. Тернистые кустарники отличались от прочих кустарников тем, что имели на ветвях своих острые шипы, которые в свящ. Писании называются нередко просто тернами (Чис.33:55), или полнее – остнами острыми (Иов.14:21), и служили всегда подобием стрел. Некоторые из тернистых кустарников принадлежали к растениям, вьющимся (по евр. сирим, Наум.1:10; Еккл.7:7; Ос.2:6). По всем этим свойствам тернистые кустарники весьма пригодны были на плетни и изгороди вокруг полей и садов (Ис.5:5; Мих.7:4; Притч.22:5; Иов.5:5). Палестина не имела недостатка в тернистых кустарниках: они в обилии росли на горах и в лесах (4Цар.14:9; 2Пар.25:18), а также в пустынях и на местах запустелых, почему и назывались терновниками пустынными (Суд.8:7,16; Ис.34:13; 5:6; Ос.9:6; 10:8). Премудрый Соломон выражает глубокую нравственную мысль о вреде праздности указанием на местообитание тернистых кустарников. Путие праздных, говорит он, постлани тернием (по евр. хедек, Притч.15:19). В одном из тернистых кустарников, по слав. в купине, по евр. сенег, на пустынной горе Хорив благоволил явиться Моисею ангел Иеговы (Исх.3:2; Втор.33:16) Куст или купина, признан годным к явлению тайны Бога живого потому, как замечают отцы церкви, что из куста нельзя было изваять изображения мертвых божеств. Нынешние монахи синайского монастыря св. Екатерины указывают куст сей на восток от большой монастырской церкви, не вдалеке от часовни Неопалимой купины. – Из ветвей тернистого кустарника был сплетен терновый венец Спасителя нашего и Бога.

К тернистым кустарникам относятся: виноград содомский, иерихонские розы, каперсы, хврастие дивие, смерчие, рамн, аспалаз и плющ.

Виноград содомский, о котором упоминается в свящ. писании, был известен евреям под названием гефен-садем. Виноград содомский, вместе с прочими растениями местности содомской, плодоприносил несовершенными времены (Прем. Сол. 10, 7.), т.-е. приносил плоды не в обыкновенное, урочное время; самый плод содомского винограда, известный более под именем содомских яблок, вовсе никуда негоден, – ягоды их ягоды ядовитые, грозди их горькие (Втор.32:32). Ныне почти вполне доказано, что знаменитое содомское яблоко есть ничто иное как ошер арабов79. Растение это многолетнее; иногда оно достигает от 10 до 15 футов вышины и от 7 до 8 футов в окружности. Кора его сероватая, похожая на пробку; длинные листья – овальны. Плод ошера походит на большое яблоко, или лучше на апельсин; круглая форма его происходит от того, что он большею частию наполнен воздухом как пузырь. В средине содомского яблока находится стручок, заключающий в себе семена и шелковидное вещество. Это яблоко в незрелом виде содержит еще липкую и беловатую жидкость, которую арабы называют ошер-мильк, или молоком ошера, и признают за средство к бесплодию. В пору же совершенной зрелости своей это яблоко, приятного желтоватого цвета, почти ничего не содержит в себе, кроме своей оболочки. Если в это время сжать содомское яблоко, то оно с шумом лопается, оставляя в руке обломки своей оболочки, да несколько волокон. Содомские яблони растут в Палестине только по берегам Мертвого моря: отчего они и признаны специальным и характеристическим произведением этого бассейна.

Розы, или по слав. шипки, описаны в свящ. книгах ветхого завета, как прелестные цветы (Сир.50:8), из которых Евреи любили сплетать для себя венки (Прем.2:8). Розы разводились Евреями в садах иерихонских (Сир.24:15), и цвели там очень пышно, особенно во днех весенних и при потоце сельном (Сир.50:8; 39:16). При Маккавеях розы в обилии росли в окрестностях Птолемаиды, почему этот город и называется Родофором, т.-е. розоносным (3Мак.7:17). Ныне на всей долине Иерихонской нет уже древних знаменитых роз. Известная в Ботанике иерихонская роза80 растет ныне в песчаных степях Сирии, Египта и Аравии; жесткие стебли ее в сухом состоянии свертываются и, вырванные из песка ветром, перекатываются нередко через всю степь. В сыром же воздухе ветви ее опять расправляются и растение принимает прежнюю форму. Рассказывают, что одна из таких роз была оживлена таким образом по прошествии 700 лет. Ныне находят немало роз в некоторых местах Палестины, как напр. в деревеньке св. Иоанна, лежащей в пустыне того же имени, и на большом пространстве около селения Мальха, загородного помещения греческой братии, живущей в Иерусалиме Из сих-то роз, по словам Норова, греческий монастырь составляет большой запас розовой воды, употребляемой на окропление и омовение св. мест. Отсюда же посылают розовую воду даже в Константинополь.

Каперс, по евр. авийонаг, тернистый кустарник81, обыкновенный на всем востоке, и особенно в Палестине и Аравии. На синайском полуострове он растет в Уади-Тайбе и в расселинах скал в слихской долине. В диком состоянии каперс представляется кустом, но в садах, где нередко воспитывают его на Востоке, он достигает высоты дерева: такие, величиною с дерево, каперсы находились в Алеппо, при Багдаде и в Аравии. Каперсовый куст имеет короткие овальные листья; большею частью он начинает цвести в мае и продолжает цвести все лето. Плод каперса, продолговатая, похожая на сливу, ягода с толстою мясистою шелухой, заключает в себе малые красноватые, семенные зерна. Достигнув величины небольшого огурца, он желтеет. Каперсы частью в естественном виде, частью приготовленные в уксусе, издревле употреблялись в пищу и принадлежали к возбудительным средствам. Недостаток аппетита у глубоких старцев, слабость всех органов и физическая неспособность к чадорождению показывают, как многознаменательно выражение: и разрушится каппарис, употребленное в св. Писании при изображении немощей старости (Еккл.12:5). Арабы, по свидетельству путешественников, доселе с удовольствием едят каперсы в свежем виде.

Хврастие дивие, по евр. харул, куст (Иов.30:7) довольно значительной вышины. Он обыкновенно рос в Палестине в диком виде по разоренным и оставленным без обработки полям (Притч.24:31; Соф.2:9)82.

Смерчие по евр. рофем83 иглистый кустарник, который нынешние арабы доселе называют ретем. Он бывает в рост человеческий; иглы на многих тонких и гибких, и высоких лозочках весьма длинны и все торчат к верху; от слабого дуновения ветра смерчии издают глухой протяжный звук. Он в обилии растет ныне по горам, долинам и равнинам Синайского полуострова. Там же он находился и во времена Моисея: один из станов Израильских назван по имени этого растения Рафам (Чис.33:18,19). От смерчия, высокого и раскидистого кустарника, ложится порядочная тень, приятная для утомленного странника. Под этим-то кустом отдыхал пророк Илия, укрывшийся из Вирсавы в пустыню от гонения злобной Иезавели (3Цар.19:4).

Рамн, как повествуют о нем отцы и учители церкви84, есть растение колючее, только само большое, похожее на дерево. «Прежде нежели лукавство ваше возрастет и уподобится рамну, т. е. большому терну, постигнет вас казнь от Бога и обратить в ничто», – так объясняет 10 стих 57 Псалма блаженный Феодорит. Рамн известен был Евреям под именем атад. Он рос на Ливане (Суд.9:14,15), и во многих других местах Палестины. Среди поля, поросшего кустами атада, или на гумне атадове погребен был патриарх Иаков (Быт.50:10,11). Атадовые кусты употреблялись у Евреев на разную изгородь, плетни и на топку печей (Пс.57:10). Св. Афанасий Александрийский предполагает, что из ветвей этого кустарника был сплетен терновый венец для Спасителя85.

Аспалаф, тернистый кустарник, замечательный по своим пышным и душистым цветам (Сир.24:17). Он растет в Сирии, Египте и на острове Родосе.

Плющ, по слав. блющ86, известное вьющееся растение. За 200 л. до Р. X. египетские и сирийские язычники почитали плющ за символическое изображение Диониса или Бахуса. Египетский царь Птоломей IV Филопатор, после победы над Антиохом великим, посетил Иерусалим и намеревался войти во Святое святых иерусалимского храма. Но исполнение его намерения было удержано невидимою божественною силою. Птоломей не понял этого небесного вразумления, приписал его желанию Иудеев оскорбить его и, по возвращении в Египет, решился отомстить свою обиду на александрийских иудеях. Он постановил признавать александрийскими гражданами только тех иудеев, которые пожелают жить по обрядам языческим. Прочие же иудеи александрийские, по этому распоряжению, или причислялись к черни и получали клеймо плющевого или киссового листа, или поступали в сословие рабов (3Мак.2:21). За 168 лет до Р. X. храм Иерусалимский, по приказанию Антиоха Епифана, превращен был в капище олимпийского Зевса, и для Иудеев сделалось совершенно невозможным сохранять свои отеческие обычаи. Тогда в праздник Бахуса приказывали Иудеям хвалить это божество пьянства не иначе, как с плющевыми венками на голове (2Мак.6:7).

Ж. Деревья, упоминаемые в св. Писании

Обилие в Палестине деревьев. – Листья и плоды древесные. – Древо жизни, древо познания добра и зла. – Употребление дерева у Израильтян. – Древо крестное. – Разделение в описании дерев.

Деревья (ец), т.-е. такие произведения растительного царства, которые отличаются особенно значительным ростом, а также прочною крепостью и толщиною главного ствола, или бревна своего, – в большом количестве росли в земле обетованной: мы уже имели случай указать на палестинские местности, обиловавшие лесами.

Листья и плоды древесные служили для священных писателей образами к объяснению разных истин.

Древесные листья (по евр. тереф, или алег, по слав. листвие) осенью ежегодно спадают с дерев от легкого ветерка и производят своим падением самый незначительный шум. Священные писатели имеют в виду эти естественные явления при изображении состояния людей нечестивых. «Отпадохом яко листвие беззаконий ради наших: тако ветр восхитит нас» (Ис.64:6), т.-е. нечестивые люди, подобно листьям падающим осенью с дерева от ветра, от дыхания гнева Божия низвергаются с высоты счастья, и словно листья, гонимые ветром, нигде не находят покоя. Господь угрожает нарушителям святого закона Его, что они будут всего бояться, даже гласа листа летяща (Лев.26:36). – В Палестине, где дожди бывают редко, зелень держится долго только на деревьях, растущих на берегу ручьев и каналов, из которых они всасывают влагу корнями. Листья с таких деревьев падают не скоро и это обстоятельство отмечено в св. Писании, как образ постоянства в добре. Праведник, живущий в Боге и для Бога, неоднократно в Писании уподобляется дереву, с которого лист не отпадает (Пс.1:3; Иер.18: 8; Иез.47:12).

Деревья, растущие при водах, или при исходищах (каналах) вод не только давали большую и прочную зелень, но также обиловали плодами. Священные писатели нередко объясняют этим естественным явлением явления в духовной жизни каждого человека. Благочестивые подвижники непрестанно богатеют и украшаются добрыми делами не потому, что они сами в себе имеют много силы к совершению добра, но потому, что своею твердою верою и крепким упованием на Господа постоянно почерпают благовременную помощь от Господа, единственного и обильного источника воды живой, подающето всякому и еже хотети и еже деяти о благоволении. По словам пророка Иеремии, (Иер.17:7,8), благословен тот человек, который надеется на Иегову, и которого надежда есть Иегова. Ибо он, как дерево, посаженное подле воды, и подле потока пускающее корни свои, и не видит оно, когда приходить зной; лист его зелен и во время засухи оно не печалится, и не перестает приносить плод (Слич. Пс.1:3).

Плодовыми деревьями первоначально обиловал рай, блаженное жилище первых людей, орошаемое водами Тигра, Ефрата, Геона и Фисона. Там находились всякия деревья приятныя на вид и хорошия для пищи, и в числе их древо жизни и древо познания добра и зла (Быт.2:9). Оба эти дерева ничем не отличались от прочих древесных пород. Блаж. Феодорит писал: «Божественное писание сказало, что и древо жизни, и древо познания добра и зла выросли из земли; следственно они по природе своей сходны с прочими растениями». Несмотря на это, ботанический вид сих дерев доселе еще никем не определен. Надлежит посему довольствоваться кратким указанием на некоторые свойства дерева жизни и дерева познания добра и зла.

Древо жизни, которое, по свойству еврейского языка, можно называть лучше древом жизней (Быт.2:9), а также древом здравия, находилось посреди рая. В раю все деревья были прекрасны, но древо, находившееся в средоточии рая, без сомнения, было прекраснее и величественнее всех. Плоды древа жизни заключали в себе такую силу, что «правильное употребление их составляло для первых человеков предохранительное врачевство противу старости и смерти», сохраняло в человеке способность жить во век и созревать к безболезненному преобразованию из душевного тела в тело духовное. Столь благотворное действие плодов древа жизни, служило вместе прообразом вечной, нестареющей, блаженной жизни на небе. В этом смысле имя древа жизни употребляется в Новом Завете (Откр.2:7; 22:2); в этом же смысле и блаж. Августин называет древо жизни таинством87.

Древо познания добра и зла отличалось преимущественно красотою плодов своих. Эти плоды, наравне с плодами прочих райских дерев, могли быть здоровою пищей человека и не заключали в себе ничего особенно вредного и полезного. «Древо познания, по словам св. Григория Богослова88, насаждено в начале не злонамеренно, и запрещено не по зависти (да не отверзают при сем уст Богоборцы, и да не подражают змию!); напротив того оно было хорошо». Таким образом, естественные качества дерева познания не имели никакой связи с библейским названием его.

Название дерева познания добра и зла заимствовано Бытописателем от тех последствий, которым подвергся человек чрез ослушание воли Божией. Господь Бог, несмотря на красоту и всю доброту плодов древа познания, запретил человеку вкушать их, для испытания послушания. Первый человек ослушался однако же воли Божией, вкусил плодов запрещенного древа, и чрез то прежде всего опытно узнал зло и его мерзости сравнительно с добром, а потом не только сам подвергся смерти, но и приобрел ее в наследие для всех своих потомков. Все эти последствия первоначального греха послужили Бытописателю основанием к тому, чтобы самое обыкновенное плодовое дерево назвать древом познания добра и зла, т.-е. таким именем, которое выражало не существо самого дерева и плодов его, а существо одних последствий, происшедших от преслушания воли Божией. Св. Иоанн Златоуст89, рассуждая о названии запрещенного древа, так богомудрствует: «говорят: для чего это дерево называется древом познания добра и зла? Многие любители споров дерзают говорить, что Адам после уже вкушения от древа получил способность различать добро и зло. Но думать так было бы крайне безумно. Как же тот, кто дал имена животным и изрек такое дивное пророчество о жене, мог не знать, что хорошо, и что худо? Притом, если мы допустим это (чего да не будет!), то произнесем хулу и на Создателя. Как же Он давал и заповедь тому, кто не знал, что преступление ее – зло? Нет, не так: напротив, Адам ясно знал это. И можно ли подумать, чтобы, между тем как все бессловесные знают, какие травы годны им в пищу, какие – вредны, и что от последних надобно всячески воздерживаться, а к первым обращаться, человек, животное разумное, не знал, что добро и что зло? Но вот, скажешь, Писание назвало это дерево деревом познания добра и зла. Знаю это и я. Но постарайся узнать все особенности божественного Писания, и поймешь, почему оно дало этому дереву такое название. Писание назвало его так не потому, будто бы оно сообщало такое познание, но потому, что из-за него совершилось преступление заповеди, и потом уже явилось в людях познание греха и стыд. Божественное Писание имеет обычай по случившимся событиям называть те места, где эти события случились. Так вот почему Божественное Писание назвало это дерево древом познания добра и зла, потому т.-е., что с ним сопряжено было преступление и соблюдение заповеди».

Кроме плодов своих, палестинские деревья были полезны Израильтянам своим бревном. Вследствие потребности в деревянных изделиях и спроса на них, между израильтянами образовался особый класс мастеровых, преимущественно бедных людей, известных под именем древосечцев (Нав.9:27), древоделей (2Цар.5:11; Ис.44:13), или, по-гречески, тектонов. К этому классу бедных Евреев, в позднейшее время еврейской истории, принадлежал св. Иосиф, Обручник Пресв. Девы Марии. Древосечцы рубили дерева на всякую потребу. Ибо деревянные изделия употреблялись в религиозной, семейной и гражданский жизни еврейского народа. Подробное и прекрасное исчисление деревянных изделий, известных Евреям, находится в книге Премудрости Соломоновой (13, 11–14).

Еврейский древодел прежде всего выбирал в лесу дерево, пригодное для своего мастерства; потом, срубив дерево, с осторожностью очищал бревно от всей коры, и наконец с особенным искусством и изяществом изготовлял угоден сосуд в употребление жития. К деревянным изделиям, необходимым для жизни, принадлежали дома и всякая домашняя утварь. В еврейских городах находилось немало деревянных зданий, которые, впрочем, составляли собственность одних зажиточных жителей. Соломон, славный царь Израильский, имел у себя в Иерусалиме великолепный и обширный деревянный дом; этот дом был выстроен, впрочем, не из туземных, но из иностранных лесных материалов, и потому назывался домом дубравы ливанския (3Цар.7:1,2; 10:17,21). В деревянных еврейских домах устраивались из дерева не только главные (стены), но и мелкие части (двери, пороги 3Цар.6:23,31,32). Хозяйственные принадлежности в еврейском семействе также изготовлялись из дерева. И хозяин Еврей имел у себя деревянную столовую посуду (Чис.31:20; Лев.15:12), экипажи для езды и сельских работ (2Цар.24:22; 3Цар.19:22), земледельческие орудия, как напр. плуги (Мк.12:23), дорожные посохи, как надежную опору (Иез.29:9), и дреколие, как прочную оборону (Мф.26:47,55; Мк.14:43,48; Лк.22:52).

После различных изделий из дерева не могло не быть остатков, больших и малых, хороших и никуда негодных. Хорошие остатки от дерева шли на дрова, или, как говорит писатель книги Премудрости, на уготование брашна. Евреи действительно изготовляли на дровах всякую пищу (Быт.22;3,9; Лев.1:7; 4:12; Иер.22:7); дрова же были постоянною и необходимою принадлежностью жертвенника всесожжений. Как в Скинии (Исх.29:13; Лев.3:5; 11:16), так и в храме Иерусалимском приготовление дров из остатков от изделий показывает, как берегли Евреи свои леса и особенно плодовые деревья. Последние употреблялись на топливо только в том случае, когда они или совсем не приносили плодов, или приносили худые плоды. Иоанн Креститель напомнил (Мф.3:10; сл. 7,19) фарисеям и саддукеям об этом обычае с целью вразумить их и побудить к приобретению добрых дел покаяния и милосердия. Фарисеи совершенно не радели об этих делах в той надежде, что получат спасение за одно уже свое происхождение от праведного Авраама: но они забывали, что праведность предков никогда не может быть спасительна для нечестивых потомков.

Изготовление из дерева идолов вполне было несовместно с назначением самого дерева; впрочем, древодел употреблял на выделку идолов только худые, кривые, и сучковатые остатки из своих прочих работ. Эти, никуда негодные остатки от изобретательного вымысла художников получали вид или человека, или какого-нибудь животного. Без сомнения, немалого труда стоило сделать что-либо приличное и сколько-нибудь художественное из худого материала. Недостатки материала восполнялись при этом добавочными работами: неровности в работе сглаживались различными замазками, а недостаток в цветности восполнялся различными красками, – лицо идола раскрашивалось нередко или фиолетовой, или малиновой красками (Прем. Сол. 13:13,14). Многодельная работа идолов всегда находила для себя приличный сбыт: идолы, предмет поклонения у всех языческих народов, покупались и самими израильтянами, когда они забывали об истинном Боге и, в духовной слепоте своей, ходили в след богов чужих (Лев.20:30; Втор.4:28; Ис.44:13; Иер.2:27).

Кому также неизвестно, что городские стены в Палестине воздвигались из бревен (3Цар.15:22), – что тяжкие гражданские преступники у Евреев, по особенному приговору, оканчивали жизнь на дереве? Обычай казнить преступников смертью на дереве существовал не только у Евреев, но и у народов, соседних с ними (Втор.21:22; Быт.40:19,22; Есф.2:23). Изо всех смертных казней на дереве, крестная казнь, где и каким-бы народом ни употреблялась, всегда почиталась самою позорною. На одном из палестинских дерев благоволил вкусить смерть Сам Господь наш Иисус Христос. Ближайшие свидетели крестных страданий и смерти Спасителя не определяют ботанического вида крестного древа и говорят о кресте просто, как о дереве (ξνλον Деян.5:30,29; 1Пет.2:24).

При молчании св. Евангелистов и древних Отцов Церкви, какой особенный частный вид растительного царства составляло древо креста, многие выдавали за несомненную истину свои различные догадки и предположения90. По мнению одних в состав креста Господня входили четыре рода лучших древ: древо кедровое, кипарисное, пальмовое и масличное; по мнению других три – кедр, певг и кипарис91. Одним показалось весьма приличным составить Крест Господень из финика и маслины, – тех древ, ваиа коих употреблены были при торжественном входе Богочеловека в Иерусалим92; другим представляется вероятнейшим, что крест Господень сделан был из одного древа93, так как и древнее предание указывает на один корень Крестного древа, хранимый и доселе в монастыре Креста94. Иные, наконец, уверяют, что на Крест Господень употреблено такое древо, которое в себе одном совмещало три рода различных древ: кипарисное, певговое и кедровое, и которого судьба сколь чудесна, столько же и невероятна95.

Какое же из этих различных мнений о древе нин желал бы предмет своего почитания и поклонения видеть превосходным по физическим его свойствам, – желал бы, чтобы Крест Искупителя соделан был из одного или многих лучших древ. Но не должно забывать при сем, что Крест для Богочеловека делан был не как для достойного любви Искупителя, а как для злодея и возмутителя общественного покоя, и что достопокланяемое орудие нашего спасения, в глазах распинателей Богочеловека, не менее было презрительно, как и всякий другой крест. Но на кресты для злодеев употреблялись ли без различия древа всякого рода? – Никогда. У Римлян многие из лучших родов древ посвящены были богам (напр. дуб – Юпитеру, лавр – Аполлону, олива – Минерве, мирт – Венере , тополь – Геркулесу, певг – Цибелле и пр.)96, а некоторые преимущественно употреблялись на делание боготворимых ими кумиров (особенно: персиковое, кедровое и виноградное)97. Высокое в глазах язычника назначение сих дерев, если не позволяло употреблять их на что-либо другое, то тем паче на крест; из древа, приносимого в дар богам, делать позорное орудие смерти значило, по мнению язычников, оскорбить богов. – По достоверным известиям древних римских писателей, крест, который большею частью носил на себе презрительное имя несчастного древа (arbor infelix)98, всегда делаем был из древ, так-называемых, несчастных и проклятых (arbores infelices damnataeque religione). К числу таковых относились некоторые дерева беcплодные, дикие, колючие99. По всей вероятности, на одном из сих, проклятых в народном мнении, дерев смертию Сына Божия уничтожено проклятие, тяготевшее над грешным родом человеческим. Св. Евангелисты не оставили бы без замечания, если бы в избрании древа крестного случилось что-либо особенное, так как не преминули упомянуть о новом гробе, в коем положено было пречистое тело Богочеловека, и о всем другом необыкновенном в обстоятельствах Его страданий и смерти100. С другой стороны, для чего бы нужно было особенное древо на сооружение Креста Христова? Для того ли, чтоб сим отличить Божественного Страдальца от других распятых? Превознести пред злодеями? Но как мало мог желать сего отличия Тот, Кто, при всем божественном Своем величии, не почел для Себя бесславием вмениться с беззаконными (Мк.15:28), не возгнушался претерпеть одинаковую участь с злодеями! Для того ли, чтоб сим устранить сколько-нибудь от Креста бесславие и проклятие? Но пусть бы Крест Искупителя соделан был, если бы это было возможно, из некоего райского дерева; и тогда бы смерть на нем была столь же бесчестна и позорна, и тогда закон о висящем на нем Страдальце не преставал бы говорить: «проклят висящий на древе» (Гал.3:13). Для славы ли наконец самого креста? Но слава креста во Христе Распятом на нем, а не в качестве древа; Крест Господень останется красотою Церкви и славою для самых Ангелов101 и тогда, когда будет составлен из древ, по суду человеческому, самых презрительных. Напротив, даже можно сказать, что слава Креста, или лучше слава всемогущества Божия в Кресте, открывается более, когда древо, несчастное и проклятое, соделывается источником нашего благословения102, безжизненное и бесплодное – живоносным, оплодотворяющим неплодную прежде Церковь103.

Впрочем, не на основании только обычаев римских, а тем менее на основании собственных догадок, осмеливаемся признать справедливым то мнение, что Крест Иисуса Христа, не различествуя от крестов злодеев своим составом и видом, не различествовал и свойством древа: мнение сие имеет более твердое основание. По обретении Креста Господня вместе с двумя крестами распятых со Христом злодеев, первый, без чудесного указания Божия, не мог совершенно быть отличен от последних104: обстоятельство заставляющее думать, что или Крест Спасителя сделан был из таких же древ, из каких обыкновенно делаемы были кресты злодеев, или на кресты распятых со Христом злодеев употреблены такие из лучших родов древ, как желают некоторые видеть в составе Креста Господня. Но последнее, очевидно, невозможно по обычаям римским, остается верным первое. Есть даже и положительное свидетельство, что древо, входящее в состав Креста Господня, принадлежит именно к таким родам древ, которые в мнении людей почитаются достойными презрения. – Так Григорий Нисский, на основании всеобщего, дошедшего до него слуха, не сомневаясь, относит животворящее древо Креста Господня к таким предметам, в Церкви христианской, которые, будучи сами по себе весьма обыкновенны, маловажны и даже для некоторых презренны, по силе освящающей их благодати, производят необыкновенные действия. «Обращая внимание, говорит сей отец, на многие из предметов церковных, хотя презренным видишь в них то, что подлежит взору, но между тем велико то, что они производят.... И древо Креста Господня всем человекам спасительно, несмотря на то, что есть часть, как я слышу, древа презреннаго и многих безчестнейшего»105. Одно это свидетельство знаменитого Богослова и отца Церкви четвертого века, по всей справедливости, заслуживает более доверия, нежели мнения писателей времен позднейших.

Как же после сего должно смотреть на мнение некоторых церковных песнописцев, составляющих Крест Господень из кипариса, певга и кедра? «Мнение о трех крестных древах, говорится в одной книге, писанной в защиту веры православной106, могло родиться– во первых, от неправого толкования и употребления слов пророка Исаии:– «и слава Ливанова к тебе приидет кипарисом певгом и кедром вкупе прославити место святое мое», которых разум не о древах крестных ясно сказал нам Кирилл Александрийский. Во-вторых, от почитания Креста Христова. Ибо когда христиане, по благочестивейшем царе Константине, начали иметь в великом достодолжном уважении образ Креста, потщалися и то чести его приложити, чтобы он не из худого вещества, но из самого лучшего составляем был, именно если не из серебра и злата, и прочих драгих веществ, то по крайней мере от древ честнейших: а поелику из древ честнейшие суть кедр, певг и кипарис, яко благовонная и негниющая, из тех наипаче творяху Кресты и наполнили теми Крестами церкви, домы и прочия, знаменитые места. Другие потом видяще в церквах и на себе соделанные от сих древ и творимые образы крестов, возмнили простотой своею, без всякого испытания, что и самый крест, на нем же Господь наш пострада, из сих трех древ составлен был. А песнописцы церковные, видяще таковое народное мнение о древах Креста Господня, написаша, яко на кедре и певге и кипарисе Господь наш распят бысть. Сие есть начало мнения о древах крестных, и от него вина песнописцам церковным: поелику иного основания сему невозможно сыскать в Божественном писании, и в древних отцах, и в истории церковной.»

«Кроме сего, три крестных древа возможно разуметь таинственно во изъявлении силы Креста Господня и его действий. Во-первых, древо Креста Господня нарицается Кедровым, потому что крестом прогоняются демоны и злые помышления, якоже кедровым благовонием прогоняются змеи, не могущие терпеть оного. Во-вторых, нарицается Кипарисным; поелику силою крестною укрепляемся на терпеливодушие в скорбех и печалех, да во всяком злоключении пребудем непоколебимы: якоже кипарис, многими ветры ударяем, ни единым красоты своея, то есть ветвей и листвия лишается, но содержит ю целу и невредиму. В-третьих, называется Певговым древом, потому что силою распеньшагося на нем Христа врачует внутреннюю человеческую болезнь душевную, которую наносит человеку, согрешившему совесть, обличающая его о грехе и грызущая его: подобно как певг исцеляет грызения и болезни внутренния, телесныя. Могли убо церковные песнописцы, с сем таинственном разуме, Крест Господень нарицати Кедром, Певгом и Кипарисом, не потому, чтоб он был от кедра, певга и кипариса, но яко действия от него происходят вышеестественные, подобно действиям естественно бываемым от кедра, певга и кипариса. Подобным образом и сам Христос нарицается камнем, лозою, путем, дверию и другими именами, не потому, чтобы в самой вещи был чем-либо от сих, но потому, что имеет некое подобие с сими вещами, имиже нарицаетея. Самым же сущим кедром, певгом и кипарисом не могли церковные песнописцы нарещи Крест Господень, не токмо того ради, яко сего не возможно ни откуду утвердити, но и того ради яко казнимых крестною смертию нигде не было обычая распинать на кресте, составленном от кедра, певга и кипариса».

«Веруем в Христа распятаго на древе крестном грех ради наших, и сей есть самый главнейший член христианской веры, без котораго никому спастися невозможно: а из какого древа крест оный сделан был, сего не вемы и ведети не должествуем»107.

Деревья, упоминаемые в Св. писании Ветхого и Нового завета, не имеют одинакового значения ни по отношению к Св. земле, ни по отношению к экономической жизни еврейского народа. На основании этих соображений, подтверждаемых всей историей Израильтян, все описание библейских дерев составится главным образом из двух отделений: из описания дерев туземных в Палестине, и из описания дерев привозных и воспитанных только на почве Св. земли.

Туземные деревья в Палестине

Туземные деревья, самые обыкновенные в Палестине. 1) Виноград: устройство виноградника; цена виноградника; сорта виноградных лоз; рост лоз; величина плодов; сбор винограда; употребление винограда; выделка вина; сохранение и улучшение вина; нынешнее употребление винограда в Палестине. Виноград в Египте. – 2) Гранатина: физические свойства ее; значение ее у Евреев; нынешнее употребление гранатины. – 3) Масличное дерево: описание его; нынешний Гефсиманский сад; уход за садовыми маслинами; употребление масличного дерева; добывание елея из маслин; употребление елея у древних Евреев. Дикая маслина или смерчие. – 4) Шелковица-смоковница: плоды ее; употребление смокв; смоковницы в Египте. Дикая смоковница или Ягодичина. – 5) Пальма: ствол, – листья, – цветы и плоды ее; разведение пальм; пальма в Египте; употребление пальмы на Востоке.

Деревья, принадлежавшие собственно Палестине, или туземные (евр. езра Пс.36:35), не всегда росли там в одинаковом обилии. Потому св. писатели одни деревья описывают довольно часто и подробно, о других древесных породах упоминают редко. Это обстоятельство дает право разделять все деревья Обетованной земли на деревья самые обыкновенные и менее обыкновенные в Палестине.

Деревья, самые обыкновенные в Палестине, по своим ботаническим свойствам, принадлежали к пяти различным семействам: к семейству виноградных, к семейству гранатовых, к семейству оливковых, к семейству тутовых и наконец к семейству пальмовых. Эти деревья составляли необходимую принадлежность в саду зажиточного Еврея, и почти единственное богатство, и роскошь самого бедного Израильтянина. Моисей относил к богатству Обетованной земли и то, что там растут виноградные лозы, смоковницы, гранатовые и масличные деревья (Втор.8:8). Израильтяне действительно нашли эти деревья в Обетованной земле и пользовались ими во все время, пока наконец совершенно не лишились наследия своего. В счастливое царствование Соломона виноград и смоковница росли от Дана до Вирсавии (3Цар.4:25), т.-е. во всю длину Палестины, от северных до южных пределов ее. Спустя четыреста лет после Соломона народ еврейский отведен был в плен, и Обетованная земля подверглась крайнему опустошению. Несмотря на это вавилонские пленники, по возвращении в свою землю, нашли в ней прежнюю растительность, прежние знакомые им деревья. Та же виноградная лоза, та же смоковница, те же гранатовые и масличные деревья (Агг.2:19) – сделались предметом первых попечений Израильтян и первым украшением еврейских садов. Эти же деревья выбиты на еврейских монетах, как главное богатство Обетованной земли и отличительный признак ее.

1. Виноград, vitis vinifera, рос в Палестине целыми рощами и покоил ее своею густою тенью от палящих лучей тропического солнца. Песчаная почва Палестины вполне благоприятствовала разведению винограда. Поэтому виноградники, по-еврейски керем (Исх.22:4; Втор.20:6; 28:30), – или полнее керем хемер, винный сад (Амос.5:6), с равным удобством располагались на всех ровных и неровных местностях: долины, скаты гор, холмы, скалы одинаково пригодны были под виноградник. Свящ. история народа Божия упоминает о виноградниках на Кармиле и на горах Иудейских. При горе Голгофе разведен был виноградный сад Иосифа Аримафейского. Первым насадителем винограда на земле почитается праведный Ной: и начат Ное человек делатель быти земли и насади виноград (Быт.9:20). Виноградники селения Аpгури (на горе Арарат), как уверяет предание, суть именно те самые, о которых в помянутом месте говорит св. Писание. Самое название «Аргури» (арг-урри значить, по-армянски, насадил виноградные лозы) показывает древность предания108.

Евреи, избрав место под виноградник, тщательно очищали его от камней (Ис.5:2), и затем, без всякого удобрения почвы, садили самые виноградные лозы и постоянно поливали их (Ис.27:2). Чаще всего Евреи садили лозу подле какого-нибудь дерева; ибо оно в начале защищало молодые побеги винограда от солнца, а потом своими ветвями поддерживало виноградные ветви (по-слав. рождие, Ин.15:5) и облегчало их от тяжести плодов или кистей. Впрочем, этого удобства не всегда можно было достигнуть: виноградные лозы нередко росли без всякой опоры и расстилались по земле, как это и доселе бывает в окрестностях Ливанских гор.

Вокруг всего виноградника Евреи делали изгородь, по- славянски оплот (Мф.21:33), или живую (месюках) из разных колючих растений, как напр., терновника (Ис.5:5), или каменную (гадер Числ.22:23; Пс.79;13; Притч.24:31), для которой употребляли полевые и горные камни в их необделанном виде. Среди виноградника устраивали столп, иначе кущу, или горницу (Ис.5:2). Столп служил жилищем для сторожа (Ис.27:2), а нередко беседкой или местом увеселения для самого владельца винограда. «Для охранения плодов в виноградниках, по словам св. Василия Великого (Тв. Св. О. 6, 31), ставятся кущи. О куще заботятся и прилагают попечение, чтобы сторож смотрел из нее, не обирают ли винограда проходящие мимо». На цветущей долине между горою злого совещания и противоположными высотами Иудейских гор ныне (Воск. Чт. 1854 и 1855 л. 367) довольно часто встречаются развалины столпов, принадлежавших виноградным садам. Таково полное устройство еврейских виноградников.

Количество лоз, посаженных в винограднике, определяло цену самого виноградника. Чем более лоз было в винограднике, тем он стоил дороже и в покупке, и в найме. Каждая виноградная лоза ценилась обыкновенно в один сребренник (Ис.7:24), т.-е. почти 83 к. с. Соломон отдавал свой виноградник сторожам с условием вносить за него ежегодно тысячу сребренников (Песн.8:11). Еще теперь на горе Ливане и в окрестностях ее виноградные сады также ценятся по числу лоз; каждая лоза лучшего достоинства стоит ныне, впрочем, только один пиастр, т.-е. 5 ½ к. с.

Евреи разводили в своих виноградниках лозы, приносившие красные кисти или ягоды (анав). Те лозы, которые приносили небольшие овальные и сладкие ягоды с очень нежными и мало приметными семечками, считали за лучшие (по-еврейски сорек. Ис.5:2; Иер.2:21; Быт.49:11, или сорок, Ис.16:7, –по-слав. винничие). «Предусмотрительный земледелатель, как пишет св. Василий Великий (6, 188), насаждает виноград не какой ни есть, но сорих». Надобно полагать, что это был всем известный ныне киш-миш. В первые три года после посадки лоз еврейские виноградари обрезали их; от чего в четвертый и пятый год лозы становились сильнее и достигали значительного роста. На этот большой рост у виноградных лоз указывают свящ. писатели, когда замечают, что, в колене Иудовом, к виноградным лозам привязывали ослов (Быт.49:11), что под виноградными лозами, также, как и под смоковницею, спокойно почивал каждый Израильтянин не только во времена Соломона, но и гораздо позднее его. Современные нам путешественники видели на южном Ливане лозу в три сажени вышины и в пол-аршина в диаметре; ветви этой лозы, поднятые подпорками, представляли из себя беседку в семь сажен длины и ширины. «Ужиная, говорит Шульц (география Раумера), под такою большою виноградною лозою, я вспоминал слова пр. Михея: и почиет кийждо под лозою своею и кийждо под смоковницею своею. И то и другое обитание нашел я в этой стране, – и под смоковницами, и под виноградными лозами; под смоковницами между Иерусалимом и Аримафеею, под виноградными лозами здесь (на Южном Ливане)».

Виноград начинал поспевать в июне и июле. Спелые виноградные кисти, по-славянски гроздие, сообразно с величиною лозы, и сами достигали значительной величины. Соглядатаи, посланные Моисеем в Обетованную землю, срезали там в долине Ешкол (по-слав. дебрь гроздная) такую кисть, которую по причине ее тяжести и величины принуждены были нести на жерди двое (Чис.13:21,24). Этот пример, не единственный в священной истории народа еврейского, подтверждается также сказаниями современных нам путешественников. Они видали в Палестине виноградные кисти в один аршин и более длиною, в десять фунтов и более весом, с ягодою – величиною в вершок или в нашу сливу (Rosenmill. Sch. ad Num. 13, 23).

Еврейские виноградари (по-евр. боцер. Иер.6:9, – или корем Иоил.1:11; Ис.61:5), собирали виноград иногда по три раза в год. Собственно, сбор винограда (по-евр. бацийр Лев.26:5. Ис.24:13; 32:10; Иер.48:32) начинался с половины августа и продолжался до половины октября и далее; в Палестине это было время столь же веселое и радостное, как и время жатвы (Суд.9:27; Ис.И6:10; Иер.25:30). Собиратели винограда, выходя на свое дело, брали с собою корзины и срезали в них грозди с песнями и радостными восклицаниями (Иер.6:9). Евреи собирали виноградные грозди с таким старанием, что, по свидетельству св. Ефрема Сирина (Тв. Св. От.ч. I, стр. 289), по окончании сбора мало оставалось гроздов на виноградной лозе и маслин на масличном дереве. «Если и остаются на них плоды, то или потому что гнилы, или потому, что еще не созрели.»

Евреи остерегались употреблять незрелый виноград: ибо гроздие зеленое вред зубом (Притч.10:26). Употребление же спелого винограда было у Евреев крайне разнообразно. Спелые грозди Евреи употребляли или в сыром, или в сухом виде. Авигея жена Навалова, принесла Давиду сто пластов изюма (1Цар.25:18). Из сухих же виноградных ягод, или коринок, приготовлялись варенья (Ос.3:1). Эти варенья, по замечанию св. Ефрема Сирина (8, 110), «имеют только вид сладости и могут наскучить».

Из сухого же, а преимущественно сырого, винограда Евреи делали вино. Сухой или вяленый виноград, назначенный для выделки вина, обыкновенно смачивался водою и через несколько дней потом выжимался. Полученный таким образом виноградный сок давал вино сладкое и очень крепкое (γλευϰοσ, Деян.2:13). Вино ж из сырого винограда выделывалось тотчас после виноградного сбора. Для этого виноградные кисти сносили в точило, составлявшее необходимую принадлежность каждого виноградника. Точило состояло из двух корыт, помещенных в скале для защиты от лучей палящего солнца. Нижнее корыто плотно входило в грунт; а верхнее корыто имело боковые дырочки и помещалось над нижним. В это верхнее корыто виноградари сносили грозди, назначенные для выделки вина. Пять или шесть, а иногда и более, мужчин входили в корыто и топтали грозди под звук музыки с частым восклицанием слова: гейдад (Иер.25:30). Выдавленный таким образом сок через боковые дырочки верхнего корыта стекал в нижнее корыто и служил основою виноградного вина (по-евр. тирош, mustum uvae. Ис.65:8). Это вино, от самого цвета красных гроздов, получало также красный цвет (дам, αίμα τήσ σταφυλησ). От чего оно называлось иногда гроздовою кровию (Быт.49:11; Втор.32:14) и окрашивало платье давильщиков в красный цвет (Ис.63:2).

Виноградный сок из точила наливался прямо в новые меха, т.-е. мешки из животной кожи, употребляемые у нас и доселе на Кавказе и известные всем под именем бурдюков. «Когда виноградные грозды, пишет св. Ефрем Сирин (2. 207), собраны с лоз, вложены в точило, выжаты, дали из себя вино и оно влито в сосуды, тогда вино сначала кипит, как бы разгорячаемое самым сильным жаром, так что и отличные сосуды, не вынося стремительности, разрываются от напряжения. Истинны слова Спасителя: «ниже вливают вина нова в мехи ветхи: аще ли же ни, то просадатся меси, и вино пролиется, и меси погибнут: но вливают вино ново в мехи новы в обое соблюдется» (Мф.9:17).

Для улучшения вина, особенно когда оно достаточно перебродило, древние Евреи переливали его из одного меха в другой (Иер.48:11), и при этом иногда приправляли вино разными ароматическими веществами, как напр. миррою, опиумом и пр. Ароматическое вино (по-евр. месех, Пс.75:9; мимсах, Притч.23:30; Ис.65:11, или мезег, Песн.7:3) отличалось особенной крепостью. Лучшее виноградное вино получалось обыкновенно с Ливана: оно имело весьма приятный запах. Великим утешением для Израиля было обещание, что он будет цвести, как виноградная лоза, что имя его будет как вино ливанское (Ос.14:8).

Виноделие было распространено по всей Палестине. В особенно больших размерах оно производилось на горе Энгадди, около Хеврона, на долине Ешкол, в окрестностях Сихема, на Кармиле109, на полях Ездрeлoнских, на Ливане, в за Иoрданских областях, по берегам моря Генисаретского.

Теперь виноградное вино выделывают братия греческих монастырей, в окрестностях Иерусалима (Норов. 1, 331), также на Энгадди и на Ливане. Золотое вино Ливана и доселе пользуется большой и заслуженной славою. Оно желтого цвета, необыкновенно вкусно, сладко без приторности и не так пьяно. В прочих местах Палестины виноделие почти исчезло и вовсе не составляет промысла, как это было прежде. В Самарии виноделие почти с каждым днем упадает более и более. От Дженина, северного пограничного города Самарийского, до Иерусалима, Иовет видел только один виноградный сад, именно у Яброда, на четыре часа пути от Иерусалима. В Хевроне и окрестностях его вовсе не занимаются виноделием: все жители – ревностные мусульмане и среди себя не терпят христиан. Там сушат грозди и вырабатывают из них плохой изюм, хотя виноград сам по себе хорош. Кроме большого количества винограда и изюма, привозимого на рынки Иерусалима и соседних мест, из Хеврона в 1-й половине XVIII века ежегодно отправляемо было на 300 верблюдах около 2000 центнеров виноградного сиропа или изюмового меда в Египет.

Кроме Палестины виноград с самых древних времен рос и в Египте. Евреи, во время странствования по пустыне Аравийской, укоряли Моисея и Аарона за то, что они вывели их из Египта в такую страну, где нет винограда (Чис.20:5). Виноделие в Египте было известно еще задолго до Озириса. Изображения на гробницах, окружающих пирамиды, представляют людей, занятых давлением винограда. Вино играет большую роль в жертвоприношениях богам, часто представляемых на памятниках. Подле ваз с вином начертано иероглифами слово эрпи, вино, сохранившееся на коптском языке и известное уже Грекам110.

«Виноград и вина Египта, пишет Клодт Бей111, в древности пользовались большой славою. Римляне до того ценили их, что даже пересадили египетские лозы в Италию. Но покорение Египта мусульманами и строгое запрещение пить вино, естественно имели влияние на виноделие, которое с тех пор пришло в упадок. Однакож завоеватели оставили в садах несколько лоз, для добывания изюма. В Файуме осталось наиболее лоз: эта провинция снабжала изюмом Каир и Александрию. Туземный виноград очень хорош; в нем мелкие зерна, а иногда в винограде не более одного зерна. Есть даже один вид винограда, вовсе не имеющий зерен: он известен под именем э’неб бенети. С того времени, как Египтом начал управлять Мехмед-Али, Египтяне снова принялись за возделывание винограда. Мехмед-Али и сын его ввели в Египет все породы винограда, существующие в Европе и Азии; почти все эти породы удаются как нельзя лучше. До сих пор только немногие европейцы пытались делать из этого винограда вино; оно довольно хорошо и чрезвычайно спиртуозно. Жители Востока имеют привычку собирать виноград не спелый. Листья виноградных лоз они употребляют в кушанье, приготовляя с ними рисовые лепешки.»

2. Гранатина, punica granatum, по-евр. риммон, составляет единственный род в семействе гранатовых. Это дерево, в древние времена, было очень обыкновенно в Палестине (Чис.13:23,24; Втор.8:8; 1Цар.14:2; Иоил.1:12; Агг.2:20) и соседних с нею странах (Чис.20:5). Многие города Св. Земли назывались еврейским именем гранатины, потому что в окрестностях их росло много этого дерева частью в диком состоянии, частью в садах (Нав.15:32; 19:7,13).

Гранатина бывает вышиною 1½ или 2 сажени с ветвями, переходящими в колючки. Листья гранатины держатся на красных стебельках, и растертые в руках сильно пахнут. Пунцовые цветы гранатины формой своею походят на розу; из них образуются плоды, по-слав. шипцы, по форме и величине похожие на большое яблоко, покрытое толстой кожей с красными тенями. Мясо этого плода бледно-розового цвета (Песн.4:2) содержит очень приятный, прохладительный сок. В средине сочной оболочки помещены многочисленные семена в гнездышках, расположенных в двух горизонтальных рядах.

Древние Евреи употребляли ветви и плоды гранатины. Ветви гранатового дерева, наравне с ветвями многих других дерев, служили украшением в праздник Кущей. Из гранатовых яблок Евреи выжимали сок, который заменял иногда виноградное вино (Песн.8:2). Изящная форма гранатовых яблок служила для еврейских художников образцом в их занятиях. По образцу гранатовых яблок украшены были капители медных столпов в храме Соломоновом (3Цар.7:18,20,42; 4Цар.25:17); по их же образцу делались украшения на обшивках в первосвященнической одежде (Исх.28:33,34).

Гранатина и доселе принадлежит к очень обыкновенным растениям в Палестине и Египте112. Плоды ее созревают ныне в конце августа и бывают трех родов: кислый, сладкий и кисло-сладкий. Из кислых плодов приготовляется или небогатое вино, или легкий уксус. Плоды же двух других сортов обыкновенно подаются на стол иногда просто, а иногда с приправою. Приправа состоит в том, что гранатовые яблоки, поданные на стол в разрезанном виде, посыпаются сахаром и вспрыскиваются розовой водою.

3. Масличное дерево было главным произведением Обетованной земли: оно и доселе, по словам А. Н. Муравьева (Письма с Востока. Спб. 1851. ч. II, стр. 137), составляет «необходимую ее принадлежность».

Масличное дерево растет медленно и достигает значительной высоты около 7 или 8 лет. Оно имеет гладкую серую кору и весьма раскидистые сучья (Ос.14:7). В конце XI в. путешественники видели на Масличной (Елеонской) горе, такие масличные деревья, что под тенью каждого из них могло поместиться более ста человек113. Толстые листья масличного дерева обыкновенно бывают сверху тёмно-зелёного, а снизу серого цвета; зелень масличных листьев не изменяется почти никогда (Пс.52:10; 11:И28; 3Иер.11:16; Ос.14:7).

Бревно маслины замечательно по своей крепости и употребляется для столярных изделий: ибо доски этого дерева широки, а в отделке представляют вид мрамора с разными узорами. Некоторые из масличных дерев, сохранившиеся доселе от прежнего Гефсиманскаго сада, имеют в обхвате около 2½ сажен114. Медленный рост и значительная толщина масличных дерев достаточно уже показывают, что деревья эти достигают весьма старого возраста. На месте прежнего Гефсиманского сада ныне также находится много самых старых и в высшей степени замечательных олив, которые прожили на свете вероятно более тысячи лет. Часть из них (около 10) ограждена стеною и там устроен францисканцами сад, на европейский манер, с дорожками и куртинами цветов. Он-то и называется Гефсиманским садом, по-арабски бюстан-эль-джесмание. Живущий внутри Францисканский монах пропустит вас туда во всякое время, если постучитесь в калитку, находящуюся на восточной стороне ограды. Он обыкновенно снабжает посетителей масличными ветвями, оливками и цветами. Против того угла ограды, где калитка, растет самое старое оливковое дерево, помнящее, как говорить предание, Христа Спасителя. В этом нет ничего мудреного, потому что оливковые деревья живут по нескольку тысяч лет. Дабы избавить ее ветви от благочестивых нападений, пришлось замуровать ее в стену. Теперь видна только одна верхушка этого Уголино растительного царства115.

Одно обстоятельство удостоверяет, что деревья эти существовали в первый век магометанского владычества, т.-е. в VII. в. христианского летосчисления. «В Турции116 со всякой маслины, найденной мусульманами растущей, когда они напали на Азию, заплачено было и платится пошлины только один медин (по нашему три копейки), между тем как с маслины, посаженной после завоевания, надлежало отдавать в казну половину плодов ее. Так как с восьми масличных дерев, находящихся в Гефсиманском саду, платится пошлины 8 мединов, то нет сомнения, что они росли во времена владычества Греческой империи и «процветают от корней тех самых дерев, которые скрывали молящегося Иисуса в ту торжественную ночь, когда Он готовился на кровавый подвиг нашего искупления». Близ монастыря св. пр. Илии еще и ныне показывают в Палестине место, где этот пророк, на пути в Иерусалим, отдыхал под масличным деревом117. Доселе также существует масличное дерево, к которому воины привязали Христа на дворе первосвященника Анны: оно ныне ограждено наглухо решеткой118.

Масличное дерево, olea europaea, по-евр заит119, росло и в лесах, дико, и в садах, под особенным присмотром и уходом. Масличные сады издревле разводились в Палестине не только частными лицами (Быт.8:11), но и царями Иудейскими. В последнем случае масличные сады составляли государственное поместье, которым заведывали особые чиновники (1Пар.27:28).

Масличные сады разводились на песчаной почве. Хозяин обыкновенно делал гряды и по ним садил ветви масличного дерева. В первые три года новосаждения масличная подрезались и чрез то значительно укреплялись в своей силе и росте; в последствии же, когда они достигали достаточного роста, хозяин сада почти ежегодно взрывал землю у корня. Масличное дерево приносило в сентябре и начале октября обильные плоды, известные всем под именем маслин или оливок (Иер.11:16). Олива имеет овальную форму, величиною в голубиное яйцо, сначала зеленого, потом пурпурового и наконец совершенно желтого, почти черного цвета. Внутри маслины находится продолговатая и, как камень, твердая косточка с двумя семечками.

Нет сомнения, что Евреи пользовались бревном масличного дерева для своих хозяйственных больших и малых построек. Шалаши в праздник Кущей ежегодно строились между прочим из ветвей масличного дерева. Масличные же ветви, сплетенные в венок, служили украшением для еврейских женщин. Пример этого мы видим в Юдифи, которая, поразив Олоферна, увенчася маслиною сама и яже с нею и идяше пред всеми людьми в лице ведущих всех жен и последование всяк муж Израилев вооружени с венцы и песньми в устах своих (Иуд.15:13).

Из маслин Евреи добывали масло (по слав. елей), известное у нас под именем деревянного. Каждый хозяин заботился о приготовлении лучшего масла и потому во время жатвы олив или, что то же про сборе маслин, с особенною осторожностью снимал маслины, назначаемые для приготовления масла (Ис.17:6; 24:13; Ср. Втор.24:30). Оливы, отобранные для масла, сначала вымывались в воде и потом уже полагались в тиски (Мих.6:5; Иоил.2:24), или в ступы. В том и другом случае Евреи получали основу масла, т.-е. густое мутное масло, по-евр. ицегар (Числ.18:12; Втор.12:17; Ос.2:8,22). Этому маслу надлежало устояться: густые вещества садились на дно сосудов, а на поверхности их накоплялось чистое масло, или собственно елей. Он был двух цветов: елей желтого цвета, по- евр. шемен, добывался из спелых маслин и притом в большом количестве; елей зеленого цвета (пр-евр. шемен раанан Исх.27;20; 29:40) добывался в небольшом количестве из незрелых маслин. Производство масла было очень развито в древней Палестине. Гефсимания, по своему названию, означала такое селение, где выжимали масло тисками.

Деревянное масло удовлетворяло первоначально внутренним потребностям Иудейской земли. Евреи употребляли масло как лекарство от различных болезней (Лев.14:11–19; Ис.1:6; Лк.10:34; Мк.6:13; Иак.5:14), как материал для освещения (Исх.25:6; Чис.4:16; Мф.25:34), как приправу при изготовлении жертв и разных домашних блюд (Исх.29:2; 23:40; Лев.2:1; 7:10). Деревянное масло, смешанное с ароматическими веществами, составляло елей помазания или освящения: оно употреблялось при освящении скинии и ее принадлежностей (Исх.30:24–29), при помазании первосвященников, пророков и царей (Исх.29:7; 30:31; 1Цар.9:16; 10:1; 16:1). Евреи мазались елеем также по случаю какого-либо особого радостного торжества или пиршества (2Цар.14:2; Пс.44:8; Еккл.9:8; Мф.26:7; Лк.47:6). Обширное употребление деревянного масла в земле Иудейской естественно вызывало усиленное производство его. Во времена царей деревянное масло составляло значительный предмет для внешней торговли (Иер.8:22; Лк.16:6). Ефрем елей во Египет посылаше (Ос.12:1), для того, как замечает св. Ефрем Сирин (Т. С. О. 22, 126), чтобы ему быть в союзе с Египтянами. Финикияне также вывозили много масла из Иудеи (Иез.3:7; 27:17). Херам, царь Тирский, ежегодно получал от Соломона около 30,000 ведер чистого масла (2Пар.2:10). Такой значительный отпуск деревянного масла из Иудеи был очень выгоден для страны в экономическом отношении (1Пар.32:28), и потому самое производство масла в Иудее находилось под надзором особых чиновников (1Пар.27:28).

Ныне из маслин Гефсиманского сада также добывают масло. Оно некогда рассылалось к христианским царям, благотворителям св. земли и употреблялось в лампаду при св. Гробе120.

От маслины заит, в книге Неемии (Неем.8:15), отличается дерево масличное, ец шемен, дикая маслина, по-слав. смерчие (Ис.41:19), которая и доселе обильно растет около Иерихона на дне высохшего потока. Терпкие плоды дикой маслины – величиной с сливу, иногда и с плод садовой маслины. Бревно дикой маслины употреблялось при построении храма Соломонова: для входа в главное отделение храма Соломон сделал двери из масличного дерева; на двух из них он сделал резных херувимов, пальмы, и распускающиеся цветы, и покрыл золотом; обложил золотом и херувимов и пальмы. И у входа в храм сделал дверные столбы из масличного дерева в четверть двери (3Цар.6:31; 32:33). Туземцы добывают ныне из плодов дикой маслины масло, годное только для целебных мазей, но не в пищу. Евреи старались облагораживать дикие маслины через прививку. В Св. Писании нового завета (Рим.11:17,19,4) дикая маслина представляется образом язычников.

4) Тутовые деревья росли в Палестине в разных видах, из которых особенно замечательны: шелковица и смоковница.

Шелковица черная и белая, morus nigra и alba, в обилие растет ныне на почве св. земли121. Около Эдема, деревни на вершинах Ливанских гор нарочно рассаживают шелковицу для развода шелковичных червей. Бревна шелковичного дерева составляют предмет торговли Наблуса с Дамаском и Яффой. Против ущелья источника Силоамского, у подошвы горы Сионской, стояло вековое шелковичное дерево, разделившееся на двое до самого корня, отчего широкие ветви разметались на две стороны. Оно называлось дерево Рогель или пророка Исайи, от того, что оно, как свидетельствуют отцы церкви, употреблено в орудие казни пророка (претренного деревянной пилою). Каменный холм указывает его гробницу, а распавшийся пень напоминает мученичество. Это дерево Исайи было в большом почитании у самих мусульман; но незадолго до 1850 г., как пишет А. Н. Муравьев оно обломилось и теперь уже не существует. Остался только студенец Рогиль (2Цар.17:18), напоминающий собою место и имя дерева Рогиль: он называется ныне Бир-Эйюб122.

Смоковница, по-евр. теенаг, ficus саriса, пышно росла на сухом и песчаном грунте Палестины. Гладкий ствол ее редко бывает прямым, без извилин; он покрыть серой жирной корой. Сучья смоковницы раскидисты и почти стелются по земле; они будучи покрыты своими широкими листьями, похожими на кисть человеческой руки, дают густую тень, весьма приятную в такой жаркой стороне, какова Палестина. Обитание под смоковницей на языке св. пророков означало счастливые, мирные и обильные времена (Мих.4:4; Зах.3:10).

Смоковница считалась у Израильтян дорогим деревом, потому что всегда приносила обильные плоды. Неплодие смоковницы представляется в Свящ. Писании явлением неестественным, и потому часто изображает собою недостаток добрых дел. Притча Спасителя о бесплодной смоковнице в главных чертах своих изображала долготерпение Божие к грешникам. «У одного человека в винограднике посажена была смоковница. Однажды он пришел искать плода на ней, но не нашел, и сказал виноградарю: вот три года я ищу плода на этой смоковнице, и не нахожу; сруби ее: зачем ей занимать место понапрасну? Виноградарь отвечал: господин, оставь ее и на этот год; я окопаю ее и обложу навозом; она, может быть, и принесет плод; а если нет, то на следующий год срубим ее» (Лк.13:1–9). Смысл сей притчи таков: Господь Бог имел у себя на земле виноградник – церковь избранных Божиих. В этом винограднике находилась смоковница – синагога Иудейская, не показывавшая никакого плода покаяния и благочестия во все три года, в которые Иисус Христос (виноградарь) проповедовал Евангелие царствия в Иудее. Бог Отец осуждает синагогу на истребление, как бесплодную по ее делам; но Ходатай и Посредник между Богом и человеком, Христос, умоляет отсрочить исполнение небесного гнева, пока Он не употребит последних усилий для ее спасения. Проклятие бесплодной смоковницы (Мф.21:18,19; Мк.11:13) дополняло урок, заключавшийся в сей притче, указанием, что время долготерпения Божия к грешникам имеет конец и что нераскаянность, особенно лицемерие, скорее всего низводят гнев небесный на закоснелого грешника.

Смоковницы приносили плоды по нескольку раз в год. Иосиф Флавий (Веll. jud. 3, 10, 8.) уверяет, что при Геннисаретском озере в продолжении десяти месяцев беспрерывно зреют плоды на смоковницах. Плоды смоковницы или смоквы похожи на грушу, сладки и приятны на вкус (Суд.9:11); они известны у нас под именем инжира или винных ягод. Смоквы не очень крепко сидят на ветках и от сильного ветра спадают с дерева (Наум.3:12; Откр.6:13). Вообще ранние смоквы, по евр. бикку- раг, считались у Евреев лучше поздних (Ис.28:4; Иер.24:2).

Плоды смоковницы были в большом употреблении у Евреев. Только худые, невызревшие смоквы, по евр. пагим (Песн.2:13; Откр.6:13) нельзя было употреблять в пищу (Иер.29:17). Хорошо же вызревшие смоквы становились для еврейского хозяина предметом особенных попечений. Сырые смоквы, оставшиеся излишними от ежедневного их употребления (1Цар.30:12; Иер.24:2), обыкновенно провяливались на солнце и потом снизывались вместе. Таким образом получались перевясла или вязаницы смокв, по-евр. дебелим, или полнее дебелим тееним, которыми было богато каждое еврейское хозяйство. Когда все старейшины Израилевы собрались в Хеврон на царственное помазание Давида: в то время все Израильтяне, ближайшие к Хеврону, даже до колена Иссахарова, Завулонова и Невфалимова, т.-е. до самых крайних северных пределов Палeстины привозили в Хеврон, между прочим, и перевясла смоквей (1Пар.12:40). Авигея, жена Навалова, также доставила Давиду и его спутникам двести вязаниц смоквей (1Цар.25:18,35). Смоквы, по причине своего жирного мяса, служили одним из размягчающих средств в болезнях, соединенных с затверделостями или опухолями (4Цар.20:7; Ис.38:21).

Смоковницы украшали собою не только землю Ханаанскую, но и Египетскую. Господь, являя крепкую руку Свою, избавляющую Израильтян из Египта, по словам псалмопевца (Пс.104:34), порази египетские смоквы. Израильтяне, во время пребывания своего в Египте, так привыкли питаться смоквами, что в Аравийской пустыне роптали на недостаток египетских смокв (Чис.20:5). Смоковницы росли в Египте и в начале нашего христианского летосчисления. Св. Димитрий Ростовский123 повествует, что Иосиф, прибыв с Богоматерью и прeдвечным Младенцем в Египет, «к веси, нарицаемей Натарея, между Илиополем и Вавилоном лежащей, остави тамо Пречистую Деву Марию со Христом Гoспoднeм под древом смоковным, а сам в весь потребы ради пойде: древо убо то смоковное дающи божественным тем странником у себе пребывание раздвоися свыше до низу, и верх свой преклони, творя аки сень или шатер над главою их: доле же при корене своем сотвори в разселине аки хлевину ко пребыванию, и тамо Пречистая Дева со Младенцем вoсклoнившися почи от пути. Место оное и доселе есть в велицем почитании не точию от христиан, но и от сарацинов, иже и доныне (якоже от достоверных самовидцев повествуется) устрояют светильник елеа в разселины древа того горети в честь почивавшыя тамо девы со Младенцем». Недавние путешественники124 уверяют, что место сей достопамятной смоковницы, а также пень и несколько ветвей от нее доселе туземцы показывают по дороге к Гелиополю, при селении Матарие. «В саду Матарие, пишет Норов (1, 26) показывают срубленное фиговое дерево, от которого остался удивительной толстоты пень, носящий на себе печать веков. Из вершины этого пня идут теперь в высоту сочные ветви, которые обещают возобновление дерева в прежней красоте; множество надписей, большею частию еврейских, арабских а коптских, перемешанных с крестными знаками, испещряют пень». Другой русский путешественник (Воск. Чт. 1853–1854. Стр. 381, 382), посетивший Египет 25 л. позже Норова, говорит: «каждый из путешествующих к св. местам, посещая Каир, по благочестивому чувству, отправляется и в Матарие – бедную деревушку, с благоговением посмотреть на священное древо, укрывшее некогда под ветвями своими бесприютное семейство. Почти среди самой деревни находится небольшой садик с бедною оградой. Посреди сего сада, принадлежащего ныне Англичанину, величественно красуется доселе то хранимое небом древо, которое препокоило под своею сению преблагословенную Деву. Мне назвали его сикомором. Шесть огромных ветвей его уже засохли, но четыре толстые, полные жизни, роскошно раскидываются и поныне, а приносят плод. Это дерево от самого корня исписано именами посетителей, стекавшихся сюда из всех почти стран старого и нового света. Мне стало очень жаль, что суетная прихоть отнимает у дерева слишком много млечного125 сока, столь необходимого для поддержания его двадцативековой жизни. Ствол дерева до разветвления его теперешних сучьев, имеет сажени полторы в вышину, и столько же в широту, так что в окружности своей (хотя он более продолговат, чем округл) он более трех сажен. Ветви его, поистине, доселе растут склоняясь только на одну сторону – западную. Веточки с него охотно дарят вам провожающие по саду Арабы.»

Дикая смоковница, по-евр. шикмаг, по-слав. ягодичина, черничие, также толста, как и настоящая смоковница. Она достигает до 20 и 30 футов в объеме. Ствол ее обыкновенно очень короток и суковат; длинные ветви идут почти горизонтально, образуя из себя прекрасную сень. Листья ярко зелены и удерживают свой цвет в продолжении всего года; они снизу шершавы, походят на сердце и по краям зазубрены; старые листья спадают тогда, когда появляются новые. Поэтому сикомор чрезвычайно благодетелен в знойном климате востока. Сикомор производит род смокв желтого цвета с полосками телесного цвета, и вообще видом и запахом похожих на обыкновенные смоквы, но далеко уступающих им в сочности и вкусе: потому что сок сикоморовых смокв горьковат. По замечательной странности сикоморовые смоквы не висят, как плоды других деревьев, на оконечностях ветвей, а родятся на самом стволе и на средине толстых ветвей его. Плоды на сикоморе поспевают несколько раз (до 4 раз) в год, без определенного на то срока. Сорвут плод, немедленно вырастает другой. Некоторые сикоморы приносят новые плоды чрез два месяца. Чтобы сикоморовые плоды зрели скорее, и чтобы сделать их более сладкими, по достижении ими надлежащей величины садовники срезают верхнюю часть их: чрез несколько дней (3 или 4) после этого, собираются уже плоды совершенно спелые и слаще обыкновенных, от того что сердцевина плода сообщается с воздухом. Бревно сикомора легко, ноздревато, но очень крепко, прочно и в продолжении нескольких лет не гниет. Сикомор издревле рос в Египте; потому об этом дереве упоминают древние историки и свидетельствуют все сикоморовые ящики, в которых хранятся мумии. В Египте, по свидетельству Клодт-Бея, есть обделанные куски сикомора, принадлежащие глубочайшей древности и до сих пор нисколько не повредившиеся. В древние времена сикоморы были не редки в Палестине: они росли по берегам, равнинам, низменным местам (3Цар.10:27; 1Пар.27:28). Сикомор тенист; и потому Евреи садили его у дорог для приюта путешественникам. Как упоминаемый в Евангелии Закхей (Лк.19:1) влезал на нее для удовлетворения своего любопытства, так и нынешние жители Палестины влезают на нее для разговоров. Сикоморовы леса, принадлежавшие Израильским царям, считались дорогими и находились под особенным надзором. Евреи употребляли сикоморовые бревна на разные постройки (2Цар.5:23,24; 1Пар.14:14; 15:27,28; Ис.9:10); недостаточные питались сикоморовым плодом (Ам.7:14) и все вообще давали сикоморовый сок слонам, с целью поострить их на брань (1Мак.6:33). Ныне в Палестине также растут сикоморы: Норов видел их в селении Риха (древний Иерихон) и при потоке Елиссея. В Египте, где сикоморы часто попадаются и доселе, во времена Давида ими отправлялся значительный торг. Ныне сикоморы рассаживаются в Египте около жилищ для теней.

5. Пальма, о которой так часто упоминается в св. книгах Ветхого и Нового Завета, под евр. именем тамар, есть финиковая пальма, phoenix dactylifera, одно из самых красивых и полезных растений на Востоке. Корни у пальмы идут не столько в глубину, сколько в ширину и несмотря на это ствол пальмы растет очень высоко. Финиковые пальмы, по словам путешествовавшего по Египту Рафаловича (стр. 112), достигают вышины около 18 футов. У высоких пальм ствол не так крепок и толст, как у низких: но у тех и других он всегда одинаков, прям, гибок. Только близ вершины своей пальма имеет ветви и сучья (40–80), из которых нижние бывают до трех саженей длины. Они обыкновенно расположены по шести вокруг ствола и наподобие зонтика концами своими склоняются к земле; чем выше они, тем короче. Из ветвей и сучьев выходят множество тёмно-зелёных, длинных, толстых, копьеобразных листьев; каждый лист в сажень длиною и в 3/4 аршина шириною. Листья на пальме вечно зелены. Нижний ряд листьев срезывается ежегодно; от этого на стволе пальмы является чешуя, идущая снизу-вверх и покрывающая все дерево. По числу чешуйчатых колец, окружающих ствол пальмы, можно считать лета ее; нередко встречаются пальмы, существующие несколько веков. Рафалович там же пишет, что пальмы живут от 80 до 100 лет. Между верхними, самыми молодыми, ветвями находится заостренная, почти в две сажени длиною мозговая сердцевина, заключающая в себе зародыш новых ветвей и листьев, выходящих в виде остроконечной дудки. «Сердцевина у пальмы, пишет Ефрем Сирин (Тв. Св, О. 13, 284), бела, а наружность покрыта остнами, которые окружают собою белизну пальмы». В феврале появляются на пальме почки цветов, или, что тоже, большие стручья длиною в аршин, шириною в ладонь. Цветы походят на дикие жасмины и имеют вид нанизанных колосьев турецкой пшеницы. Из сих цветов с июня до августа или даже сентября созревают плоды – финики. Они растут огромными кистями (гроздами), которых на дереве бывает от 8 до 10, весом каждая в полпуда и больше. Финики цветом и формою похожи на желуди, величиною с сливу, и подобно ей состоят из сладкого мяса и косточки.

Пальма требует жаркого климата, песчаной, но влажной почвы. Такова почва св. земли, где издревле в обилии водились пальмы. Об этом, кроме писателей свящ. книг Ветхого Завета (Лев.23:40; Суд.4:5; Иоил.1:12; Пс.92:13) свидетельствуют места св. земли, получившие свое наименование от обилия фиников; таковы: Асасанфамар или Энгадди (Быт.14:7; 1Пар.20:2), Иерихон. Около Иерихона была пальмовая роща в 2½, мили длины. Плиний, Тацит, Диодор Сицилийский, Страбон и Иосиф Флавий согласно говорят о пальме, как красе Иудеи и соседних с нею стран. На иудейских монетах пальма является эмблемой Иудеи; ее можно видеть и на финикийских монетах также часто, как виноградный грозд или сноп ячменя.

Иудеи рассаживали пальму в садах и разведение пальм ограничивали немногими округами, с целью придать Финикам большее достоинство. Пальма требует большого ухода и тщательного присмотра, но зато она вырастает скорее, плоды ее лучше, обильнее и разнообразнее. Во время Геродота пальмовыми деревьями засажены были все поля Ассирийские. В Палестине же пальму особенно разводили между Иерусалимом и Вифанией, от чего селение это и получило свое название: страна фиников. Финики из иерихонских плантаций имели преимущество пред всеми прочими.

Ныне в Палестине пальмы встречаются реже, чем прежде. На равнине Иерихонской, знаменитой в древности своими пальмовыми лесами, теперь вовсе нет пальм. Марити видел в этой стране только одну 60-летнюю пальму и много молодых отростков, вышедших из старых корней. Большая часть стоявших там пальм срублены на подпоры для крестьянских изб, построенных Арабами тоже из пальмы. Впрочем, новейшие путешественники доселе называют св. землю страною, богатою пальмами. Рощи пальм от самой подошвы Кармила поднимаются на крутизну и доходят до половины горы, образующей мыс Кармильский126. В других местах Палестины пальмы попадаются только небольшими купами, от 4-х до 5.

В соседних с Палестиной странах весьма много пальм. Во время путешествия Израильтян из Египта в землю обетованную, они нашли в пустыне Елим двенадцать источников с 70-ю пальмами (Исх.15:27; Чис.33:9). По замечанию путешественников127 они и доселе растут в Аравии.

«Финиковая пальма, пишет Рафалович128, чаще всех дерев встречаются в Египте: по сделанному с 1820 г. перечислению, этих пальм оказалось там до 5.000.000, но по замечанию Мармона, во время французской экспедиции число их было значительнее». «В Египте, по словам Клодт-Бея129, считается двадцать четыре вида финикового дерева. Эти виды отличаются друг от друга преимущественно цветом, формою, величиною и качеством плодов. Их можно разделить, в отношении к цвету, на три разряда; на производящих красноватые плоды, производящих желтые плоды и производящих беловатые плоды». Для разведения пальм в Египте сажают в землю или косточки, дающие первые плоды чрез 10 лет, или отпрыски, обыкновенно вырастающие над корнями старых пней, и от них фрукт получается уже через 6 или 8 лет. Последний способ предпочитается еще и потому, что, сажая косточку нельзя знать, какого пола, мужеского или женского, вырастет дерево. В этом растении, как известно, половые орудия находятся в отдельных деревьях и мужеские пальмы не производят фиников. Феллахи (египет. крестьяне) искусственно оплодотворяют пальмы, привешивая ежегодно весною к вершине каждого женского дерева пук мужских цветов.

Финиковые плоды, по качеству своему, различны, но вообще, как известно, превосходны, сладки и чрезвычайно питательны. Собираемые в верхнем Египте и на оазисах самые вкусные. Собирают их до совершенного созревания и тогда они вкуса терпкого и неприятного; впрочем, простой народ охотно ест их в этом состоянии. Собрав и дав финикам полежать достаточное число дней на воздухе, для совершенного созревания, их продают в городах, где все ими питаются. Едят их вообще сырые, иногда с коровьим маслом, или сушеные в печи. Плод этот очень дешев, и потому он истинное благодеяние для бедных классов жителей Египта. В Алеппе и всей северной Сирии, по словам Рафаловича, плод пальмы финик, несвойственный краю, несравненно меньше естся, чем напр. в Египте, Нубии и в Барбаресках.

Не все финики можно есть свежими. В таком случае по вынутии косточек, их раздавливают руками, и в этом виде туго набивают ими большие мешки; тесто это, темного цвета и на вид весьма отвратительное, составляет довольно важную статью внутренней торговли; в мелочной продаже его режут ножами.

Из фиников, кроме того, делаются три напитка, составляющие нечто в роде водки, уксуса и паточного сиропа. О вине из фиников упоминается еще в св. Писании ветхого завета (Втор.8:8)130; о том же вине, как обыкновенном у древних, свидетельствуют Плиний и Иосиф Флавий.

Пальмовое дерево полезно не одними плодами своими; все части этого полезного растения, в разных видах служат для мнoгopaзличнейших домашних потребностей. Из листьев пальмы делаются ковры, корзинки для домашнего употребления и красивые веера, привозимые иногда в Европу, как редкость. Из нитей, составляющих перепончатое основание листьев, делаются веревки, служащие для полевых работ, переноски тяжестей и пр. Когда финиковое дерево цветет, пестики производят род волокна, толще лошадиного волоса, с которым оно очень сходно. Это волокно курчаво. Его употребляют в банях, как у нас мочалки, для натирания и намыливания тела. Из гроздов или кистей, по собрании с них фиников, делают веревки. Их разрывают, толкут для отделения частей, которые длинны и очень крепки; скручивают с тонкими пальмовыми листьями и таким образом получают очень гладкие веревки. Финиковые косточки употребляются на топку и на корм верблюдам. Ветви кладутся между бревен, в крышах домов вместо досок и перекладин. Из них делаются также клетки для домашних птиц и дичи, постели, стулья, решетки, и пр. Древние Евреи делали из финиковых ветвей метлы и, во время праздника кущей, палатки (Лев.23:40; Неем.8:15). «Еще же, как замечает святитель Ростовский Димитрий, финик бяше в древних образом победы, одоления, торжества, своего ради неувядения, яко всегда зеленеет и увядати не весть». И действительно иудеи выносили пальмовые ветви при торжественной встрече своих князей и полководцев (Откр.7:9; 1Мак.13:51; 2Мак.10:6,7; Нав.12:13); с ваиями или пальмовыми ветвями Иудеи встретили Господа, при входе Его в Иерусалим131. В воспоминание сего события, первенствующие христиане, а в последствии знатные люди и цари праздновали утреннюю в вербное воскресенье службу с пальмовыми ветвями. До сих пор в ризнице Московского Успенского собора хранятся финиковые ветви, с которыми наши цари и царицы слушали заутреню в вербное воскресенье.

Ствол пальмы обыкновенно употребляется, как бревно, в постройках. Пальмовые бревна, когда дерево еще свежо, удобно гнутся, но с тем как теряют свежесть, приобретают крепость. Стефан Шульц нашел внутри одного египетского храма хорошо сохранившиеся балки из пальмового дерева, жившие по крайней мере 3000 лет.

Палестинские двусемянодольные деревья: 1) семейство теревинфовых: фисташник: вид его и плоды, теревинф: вид его, употребление у евреев, нынешнее местообитание; дерево, доставлявшее ливан: употребление ливана у евреев. 2) Семейство кассийных: рожковое дерево, вид его и плоды. 3) Семейство миндальных: персеа: историческое описание его; миндальное дерево: вид его, плоды и употребление у евреев. 4) Семейство яблочных: зарур, груша, сирийская яблоня. 5) Семейство миртовых: мирт или мурсина: вид его, употребление у евреев. 6) Семейство лавровых, общее ботаническое описание их, лавровое дерево; коричневое дерево, киннамон; кассиа. 7) Семейство платановых: явор, или восточный чинар. 8) Семейство плюсконосных: вид дуба – тизра; палестинский дуб, вид его; дуб Мамврийский; нынешнее обилие дубов в Палестине и Египте.

Виноград, гранатина, маслина, смоковница и пальма служили отличием Обетованной земли, составляли ее растительную роскошь и богатство132. Кроме их, но сравнительно в меньшем количестве многие другие породы дерев, из класса двусемянодольных, украшали страну Израильскую во всех ее направлениях. Таковы семейства дерев тeрeвинфовых, кассийных, миндальных, яблочных, миртовых, лавровых, платановых, nлюсконосных133.

К семейству теревинфовых дерев принадлежат:

Фисташник, Pist. vera; разводится всюду по прибережьям Средиземного моря. Он бывает до трех сажен вышины, имеет грязно-зелёные листья и беловатые цветы. Съедобные семена этого дерева, известные под именем фисташек, по-евр. ботним (Быт.43:11), походят на обыкновенный орех и заключены в скорлупе изжелта бледного или почти бледного цвета. Зеленое ядро фисташек обтянуто красной кожицей, содержит в себе довольно масла, приятно на вкус и легко для желудка. При патриархе Иакове фисташки в большом количестве росли в Палестине и считались лучшим произведением этой земли. Израиль, отправляя детей своих вторично в Египет за хлебом, приказал им взять с собою, между прочим, фисташки и подарить их Иосифу, не как сыну своему, но как первому вельможе в Египте (Быт.43:11). Ныне на Востоке также много фисташковых дерев. Плоды их известны у Арабов под именем фесток134 и весьма часто употребляются в пищу. «Фисташки, хотя и очень питательны, однакож употребляемые в пищу одни, горячат кровь и становятся вредны»135.

Фисташковое дерево очень походит на теревинф, по- евр. ала или ела, по-славянски же, то ила (1Цар.21:9), то дуб (Суд.6:11,19; 1Цар.17:19), то прямо теревинф (1Цар.17:2; Ис.1:30; 6:13). При жизни ветхозаветных патриархов, и при И. Навине теревинфы росли около Сихема (Быт.35:4; Нав.24:26), а во времена царей в долине Рефаимской136. В этой долине, называвшейся тогда – юдолию ила (т. е. теревинфовою), Давид убил иноплеменника Голиафа (1Цар.2:9).

Теревинф, Pist. terebinthus, имеет толстый, прочный и не очень высокий ствол; бревно его бело, очень плотно и содержит в себе изсиня беловатую смолу, известную под именем терпентинного масла; четыре больших 60-летних дерева дают, впрочем, только около трех фунтов терпентина. Прямые и частые сучья теревинфа· с конца апреля, густо покрываются довольно длинными листьями зеленого цвета с сизо красным оттенком; нижняя сторона теревинфового листа белесовата137. От густоты листьев своих, составляющей славу и красоту теревинфа (Сир.24:19), он дает летом совершенно полную тень, и потому нередко называется в Священном Писании то древом ветвенным, яко добр кров (Ос.4:13), то древом частым (Ис.57:5). В сухое и жаркое лето листья теревинфа вянут от зноя и падают; теревинф теряет свою красоту, не дает уже путникам прохладной тени, и вообще среди цветущей зелени, представляет самое безотрадное явление. Ветхозаветные пророки под образом этого явления описывают состояние израильтян, ослабевших в своем благочестии и внешнем могуществе: и будут, говорит пр. Исайя об Израильтянах, яко теревинф, отметнувший листвия своя (Ис.1:30).

Евреи умели пользоваться всеми естественными качествами теревинфа: его продолжительным ростом, прочностью бревна, густою тенью и пр. Они скрывали под теревинфом свои дорогие вещи (Быт.35:4); они ставили под теревинфом памятники своего благочестия. Иисус Навин, вписав завет свой в книгу закона Божия, взя камень велий и постави его под теρевинфом, иже есть пред Господем (Нав.24:26). Во времена же ветхозаветных пророков, когда глубокое нечестие развилось не только в царстве Израильском, но и в Иудейском, Евреи ставили в теревинфовых рощах алтари и истуканы и искали от них помощи в бедствиях своего отечества (Ос.4:13).

Теревинфы еще и доселе в большом изобилии растут в Палестине: путешественники138 нередко видели их целыми рощами на долине Мамврийской, около Хеврона, – в роскошных лощинах, идущих от Хeвpoнa к Брeкуд, – вокруг небольшого селения Мальха, загородного поместья греческой братии в Иерусалиме, – также в садах около Яффы, – на дороге между Рамлею и Иерусалимом и на горе Фавор. На месте бывшей Мaмврiйcкой рощи, у развалин Константиновой церкви, А. С. Норов видел два или три тeрeвинфа, на которых был виден отпечаток глубокой древности139. Между Иерусалимом и Вифлеемом до половины XVII века стоял вeтхий тeрeвинф, под которым Пресв. Богородица, как уверяет предание, часто отдыхала на пути своем из Вифлеема в Иерусалим140. Это дерево было в большом уважении у магометан; рассказывают, как один из них видел его в пламени. Но в 1646 г. тамошние жители зажгли соседние поля, и пламя распространилось так широко, что от него обратилось в золу и самое дерево. А. С. Норову141 показывали уже отросток от этого дерева, знаменитого и по своей долговечности и по соединенным с ним историческим событиям.

К семейству терeвинфовых дерев принадлежало дерево142, которое выделяло из своей коры ливан, по-евр. левонаг, по-греч. ливанос, хорошо пахучую смолу белого цвета143, и отличалось высоким ростом и небольшими светло-бурыми цветами. Оно встречалось в Палестине только изредка (Песн.4:6,14), но преимущественно росло в Аравии (Ис.60:6; Иер.6:20). Отсюда-то Евреи привозили значительное количество ливана, весьма необходимого им для исполнения законных предписаний о жертвах (Ис.66:3; Иер.41:5). При Неемии был у Евреев даже особенный дом, где хранились все жертвенные принадлежности, в числе которых упоминается и ливан (Неем.13:5). Чистый ливан входил в состав курительного порошка, назначенного для постоянного употребления на алтаре кадильном или жертвеннике курений. «Сказал Иегова Моисею: возьми себе благовонных лвеществ: стакти, ониха и хальваиса душистого, и чистого ливана, всего поровну. Из них искусством составляющего масти, сделай курительный состав, с солью, чистый, святый; и растолки его мелко и возлагай его пред Откровением в Скинии собрания, где Я буду открываться тебе: это будет у вас святыня великая» (Исх.30:34–36). В самом деле этот курительный порошок составлял священную принадлежность одной Скинии и никогда не мог изготовляться и быть в домашнем употреблении у кого-либо из сынов Израиля. «Курения, сделанного по сему составу, не делайте себе: да будет оно у тебя свято для Иеговы. Кто сделает подобное ему, чтобы курить им, истребится из народа своего» (Исх.30:37,38. Слич. Сир.24:18).

Ливан всегда лежал в Скинии на хлебах предложения (Лев.24:7) и вместе с ними сменялся еженедельно. Ливан всегда прибавлялся к муке и маслу, приносимых в дар бескровный (Лев.2:1,2,15,16; 6:15). Волхвы, приходившие из Персии поклониться родившемуся Спасителю, в числе даров для новорожденного, принесли ему ливан, яко Богу всех144.

2. Семейство кассийных населяющих преимущественно тропическую Африку145 и Америку, разводилось в Палестине и по всем прибрежьям Средиземного моря под единственным, кажется, видом рожкового дерева146. Это дерево имеет шероховатый и толстый ствол с пепельно-серою корой и множеством кривых, развесистых сучьев и ветвей. Сучья и ветви расположены на рожковом дереве неправильно (большею частью около вершины), покрыты толстыми листьями. Цветы на дереве бывают сначала пурпурового, а потом розового цвета. Из цветка образуется плод, в виде продолговатого, сплющенного и чрезвычайно плотного мешочка, стручка или боба, известного в русской торговле под именем цареградских стручков или рожков. Зрелые цареградские стручки состоят из сладковатого красного тела с черными семенами внутри: они поспевают в половине августа и в это же время принимают кривую форму. Туземцы снимали плоды с дерева, сушили их и употребляли в пищу. Преп. Савва, устроивший обитель в дикой пустыне близ Мертвого моря, однажды, «оставив Лавру, отиде в страны Никопольския (близ Александрии) и вселися под древом рожница нарицаемым, плод рожцы сладкия имущим: плодом убо древа того питашeся, ветвями же его покрывашеся»147. Впрочем, цареградские стручья никогда не считались в Палестине дорогим плодом: не доставляли хозяину особенной прибыли и внутри страны употреблялись на корм самых презренных домашних животных (Лк.15:16). Рожковое дерево доселе еще хорошо растет в Палестине, Сирии и Египте148.

3. Семейство миндальных дерев украшало Палестину в разных видах. Самыми обыкновенными видами этих дерев в Палестине были персики, и собственно миндальное дерево.

Персиковое дерево, amydgalus persica, по-слав. персеа издавна росло в Среднем Египте, в пределах древней Фиванды, как можно видеть из сказания о пребывании Пресв. Богородицы в Египте. На западном берегу Нила находился город Ермополь, в котором поселилось однажды св. семейство с младенцем Иисусом. При входе в этот город, как говорит церковное предание, «бе древо зело красное, нарицаемое персеа, егоже людие они (Египтяне) обычаем идoлопоклонeия своего аки бога почитаху, высоты ради и величества его зело краснаго, покланяющеся ему и жертвы приносяще. Бысть же, егда приближишася пречистая Богоматерь с Божественным Младенцем ко древу тому, абие то древо преклони верх свой даже до земли, дающи должный поклон Создателю своему и родительнице Его Пречистой Деве, еще же и творящи сень многолиственным ветвием своим от зноя солнечнаго, еже бы угодно почити под ним утруждишимся от пути сим святейшим странником: и бяше то древо тако нeвосклонно (в кривом виде) стоящи всегда в знамение известное Божия в Египет пришествия. Почившу же под ним Господу с материю и Иосифом, прият древо целебную силу, ибо всякия болезни листвием своим целяше»149. Дерево сие существовало до времен Юлиана, который приказал срубить его150.

Собственно, так называемое миндальное дерево, amygdalus communis L., или росло дико, или воспитывалось в садах. Дикое миндальное дерево известно было Евреям под именем луз (Быт.30:37); под этим именем оно и доселе известно жителям Египта151. Садовое миндальное дерево, по-евр. шакед, требовало особенных попечений от хозяина и разводилось в виду той пользы, какую оно доставляло своими плодами или орехами. Миндальные орехи почитались лучшим произведением обетованной земли (Быт.43:11). Известная всем нам форма или вид миндального ореха послужила образцом при устройстве чашек на светильнике Скинии. «Еще сделай светильник из золота чистаго; чеканный должен быть сей светильник, так чтоб из него выходили стебель его, и ветви его, чашки его, яблоки его и цветы его. Шесть ветвей должны выходить из боков его: три ветви светильника из одного бока его и три ветви светильника из другаго бока его. Три чашки на подобие миндальнаго ореха, с яблоком и цветами, должны быть на одной ветви, и три чашки на подобие миндальнаго ореха на другой ветви, с яблоком и цветами. Так на всех шести ветвях выходящих из светильника. А на самом стебле светильника должны быть четыре чашки на подобие миндальнаго ореха с яблоками и цветами» (Исх.25:31–34; Слич. 37;19,20). Скорлупа миндальных орехов довольно тверда: молодые легко могут доставать ядро естественными средствами, напротив старики, с слабыми зубами, по неволе должны отказаться достать себе амигдал или миндаль (Еккл.12:5). Миндальные орехи завязываются из розовых цветов, которыми покрывается миндальное дерево около половины февраля, при слабом еще развитии листьев своих и ранее всех палестинских дерев152. Ранний и быстрый расцвет миндального дерева, на языке Боговдохновенных пророков, выражал собою скорое и несомненное исполнение божественных определений. «И было слово Иеговы ко мне (пророку Иеремии) и сказано: «что ты, Иеремия, видишь»? я сказал: я вижу жезл миндальнаго дерева. И сказал мне Иегова: правильно ты видишь; ибо я поспешаю исполнить слова мои». (Иер.1:11,12).

Кроме плодов миндального дерева, Евреи употребляли сучья его на палки или по-слав., жезлы. Палки из миндального дерева известны были во время патриарха Иакова (Быт.30:37) и во времена Моисея; ибо жезл Аронов был также сделан из миндального дерева (Чис.17:8). Миндальное дерево доселе еще рассаживается в Египте, хотя приносит сладкий и горький миндаль в небольшом количестве и не очень хорошего качества153.

4. Семейство яблочных дерев в Палестине состояло из трех видов: зарур, груши и яблони.

О дереве зарур, crataegus azarolus, не упоминается в Св. Писании. Оно, хотя нечасто, но попадается ныне в окрестностях Иерусалима. На спуске с вершины Елеонской горы по направлению к «горе Поругания», дерево зарур растет неподалеку от одного подземного памятника древних времен, называемого могилою пророков Кубур-эн-Энбиа154.

Груша, pyr. communis, по-евр. баха155, росла в Палестине целыми рощами в долине Рефаимской. Историческое воспоминание об одной грушевой роще относится ко временам Давида, когда он только что был помазан на царство над Израилем. Весть о новом царе Израильском сильно встревожила соседей Израильского царства, Филистимлян, хорошо знавших Давида. Они два раза наполняли толпами своими долину Рефaимскую, с злым умыслом отыскивая Давида. В последний из филистимских набегов Давид вопросил Иегову: «идти ли ему против Филистимлян? Господь отвечал: не выходи прямо, но обойди позади их и иди со стороны грушевой рощи. И когда услышишь шум в вершинах грушевых дерев, тогда двинься, ибо тогда Иегова пойдет пред тобою, чтобы поразить войско филистимское. И сделал Давид, как повелел ему Иегова, и поражал Филистимлян от Гаваи до Газера» (2Цар.5:22–25; 1Пар.14:13–17).

Сирийская яблонь, по-евр. фаппуах156, pyr. malus, росла во многих местах св. земли большею частью в диком состоянии, в лесах. Колено Иудово (Нав.12:17; 15:34) и граница, пролегавшая между коленами Ефрема и Манассии (Нав.16:8), кажется, по преимуществу обиловали лесными яблонями. Яблони – весьма заметны в лесу среди прочих лесных пород (Песн.2:3); раскидистые ветви яблони давали приятную тень (Песн.2:3) и самое удобное место для отдохновения и временного приюта (Песн.8:5). Плоды сирийской яблони, или яблоки (pomi), были чистого желтого цвета, который по густоте своей подходил к цвету чистого золота (Притч.25:11): они отличались сладостью (Песн.2:3) и приятным запахом (Песн.7:8).

5.Красивое семейство миртовых – довольно многочисленно. Оно разводится исключительно в тропических странах Америки и Новой Голландии. Впрочем, некоторые породы этого семейства растут в Африке и Азии, около прибрежий Средиземного моря. В Палестине издревле и доселе157 растет мирт, по-евр. хадас, по-слав мирсина (Ис.41:19; 55:13), Myrtus communis, особенно в местах влажных, в лощинах (Зах.1:8, 10, 19). Дикие виды этого растения получали большую красоту, когда воспитывались в садах и находились под особенным присмотром своего владельца. Это дерево достигает до 3-х сажен вышины, с красноватой корою, с крепкими длинными ветвями и постоянно зелеными листьями. Цветы на мирте распускаются в мае. Древние вообще считали мирт дорогим растением за его приятный запах; миртовые ветки служили у них украшением для головы, но и вместе знаком отличий за особые подвиги. Евреи ежегодно употребляли миртовые ветви в праздник кущей, для постройки шалашей или палаток (Неем.8:15). Мирт доселе растет в Египте: ветви этого дерева, по словам Клодт-Бея158 раскупаются Евреями для употребления во время их праздников.

6. Лавровые деревья имеют переменные, кожистые, всегда зеленые листья, цветки мелкие, в колосьях, или полузонтиках. Большое и красивое. семейство лавровых дерев встречается во всем своем разнообразии в теплых климатах, преимущественно на высоких горах, где нередко образует огромные вечнозеленые леса. Все они содержат в себе ароматические эфирные масла, пряные, иногда острые жирные вещества, почему многие из них весьма важны, как пряные и лекарственные растения.

Лавровое дерево, Laurus nobilis L., растет в южной Европе, а также по всему прибрежью Средиземного моря. В Палестине оно и доселе известно многим жителям.

Путешественники159 видали его в селении Эль-Тантара, – на даче Абд-аллы паши Дженетуль Мефа, – при загородном доме Акрского паши, – горе Кармиле, по дороге от древней Вифсаиды к Тивериаде – в великолепных садах Яффы, – в луговой обширной долине, недалеко от Брекуд.

Коричневое дерево, Cinnamonum Zeylamicum, замечательно по коре своих двух- и трехлетних веток, которая известна под именем корицы по-евр. и по-слав. киннамон. Это дерево, по понятию Евреев, имело приятный запах и воспитывалось в заповедном саду царя Соломона (Песн.4:14). Корица, или киннамон считалось у Евреев лучшим душистым ароматом (Исх.30:23; Сир.21:17) и находилась у них в постоянном церковном и домашнем употреблении. Она, вместе с многими, другими пахучими веществами, входила в состав священного мира, которым освящалась скиния и все принадлежности ее (Исх.30:23). Для составления свящ. мира по-евр. закону, требовались следующие первейшие благовонные вещества: 6 рус. фунтов самоточной смирны, 3 ф. благовонной корицы, 3 ф. благовонной трости и 6 ф. кассии. Эти вещества влагались в деревянное масло, мерою в 1/4 рус. ведра, и потом в известной мере подогревались на огне, до совершенного изготовления мира (Исх.30:23). Святое миро освящало все, на что оно возлагалось, и потому каждому Израильтянину строго запрещалось составлять его для частного домашнего употребления (Исх.30:32,33). Каждый Израильтянин в домашнем быту употреблял однако же корицу вместо приятного аромата для спальных комнат (Притч.7:17). В начале христианской церкви корица составляла один из предметов внешней торговли (Откр.18:13). С лаврового дерева160 также добывалась Евреями нежная тонкая кора, известная им под именем киддаг или кециаг, по-слав. кассиа161. Она, по приятности запаха, значительно уступала корице, но несмотря на то считалась у Евреев за ароматическое вещество (Пс.44:9), вместе с корицей входила в состав свящ. мира (Исх.30:24) и составляла один из привозных товаров для тирских купцов (Иез.27:19).

7. Явор или чинар восточный, Platanus orientalis L., принадлежит к семейству растений платановых и встречается на всем Востоке – в Азии, Турции и Греции. Кора этого дерева ежегодно заменяется новою, так что ствол чинара легко узнать по висячим остаткам коры. Крепкое, прямое, бревно явора служит для столярных изделий. Явор достигает иногда колоссального объема: платан или восточный чинар, растущий около Смирны, имеет почти 13 саж. вышины и 20 саж. в окружности с дуплом, которое при корне дерева – почти в 10 саж. шириною.

Евреи из крепких ветвей чинара (армон, по-слав. вояр) делали палки (Быт.30:37). В евангельском городе Иудове (Иутта), при входе в дом Захарии и Елисаветы, доселе растет древний развесистый платан162. В Египте также разводят ныне платаны в большом количестве163.

8. Семейство плюсконосных дерев отличалось особенною прочностью и крепостью бревна своего. Из них росли в Палестине дуб, по-евр. тирза, и собственно Палестинский дуб. О дереве тирза упоминается только однажды в книге пр. Исайи (Ис.44:14–17), где говорится, что это весьма плотное дерево употреблялось у Евреев на топливо и для выделки идолов.

Палестинский дуб, по-евр алаг или элаг, наравне с нашим отечественным дубом, quercus, отличался от европейского, или собственно русского, меньшим ростом и изнанкой своих листьев, которая у Палестинского дуба совсем белая164.

Дуб, рос в Πалестине весьма высоко: таким, по крайней мере, представляют его нам св. писатели, всегда присовокупляя к слову дуб прилагательное высокий. Авраам оставивший землю Харран, проходит во всю длину Ханаанской земли и останавливается у дуба высокаго (Быт.12:6). Горы Гевал и Гаризин лежали в западно-иорданской Палестине, близ Гамал, у дуба высокаго (Втор.11:30). Мятежный Авессалом, пораженный вместе с соучастниками своими в дубраве, поскакал по ней на мске своем: и побежа с ним меск в чащу дуба великаго и обвишася власы главы Авессаломовой на дубе и повисе между небом и землею (2Цар.18:9).

Бревно или ствол Палестинского дуба, как и в европейском дубе, отличалось особенною прочностью. Если св. писателям надлежало выразительно указать на физическую силу и крепость, то они сравнивали ее с крепостью дуба. Аморей крепок бяше, яко дуб (Амос.2:9). Крепостью дубового бревна пользовались преимущественно жители Тира, производившие значительную морскую торговлю: они делали дубовые весла к своим судам (Иез.27:6).

На всей верхней половине дубового бревна находилось множество прочных и длинных сучьев, которые могли держать на себе значительную тяжесть и при полном развитии листьев давали густую тень – великое благо для восточного жителя. Этим объясняется, почему св. писатели называли дуб древом сенным, т.-е. древом тенистым или дающим большую тень, покоющую от зноя (Иез.6:13). Евреи пользовались тенью дубового дерева для отдыха в дороге (Суд.6:11,19; 3Цар.13:14), для общественных собраний (Суд.9:6; Ос.4:13). Под дубами Евреи строили свои временные жилища (Быт.13:18; 14:13; 18:1; Суд.4:11); под этими же деревами погребены тела: Деворы, кормилицы Ревекки (Быт.35:8), Саула и детей его (1Пар.10:12) и Ахии Силoнитянина165.

Дуб приносит ежегодно плод – желудь, по-евр. аллон или еллон (Иса.2:13). Желудь плотно сидит в чашечке, по-слав. плюске, из которой выпадает, когда достигает полной зрелости (Ис.6:13). Дубы составляли в Палестине очень обыкновенное растение. Особенно обиловала ими восточная Палестина, где они росли целыми лесами. Таков напр. был дубовый лес на Васанских горах (Ис.2:13; Зах.11:2). Но и западная Палестина в этом случае не многим уступала восточной. Фавор, Сихем, Гамал, Вефиль, Ефрафа, Кедес и Хеврон – отмечены в Св. Писании славною растительностью дубов (Суд.9:37; 1Цар.10:3).

Некогда отец верующих Авраам за свою веру удостоился принять самого Господа под сенью дуба Мaмврийского. Этот дуб, по словам блаж. Иеронима166, существовал до времен Констанция. Но в то же время все окрестные языческие народы суеверно чтили и почти боготворили ветхий теревинф, в той мысли, что под ним Авраам принял и угостил трех странников. В IV веке, как говорить один из современников, «жители соседних с Хевроном стран еще приходили на поклонение месту сему, как божественному, в честь явившихся здесь Аврааму, и доселе там виден теревинф167».

Более тринадцати веков прошло с тех пор, но и доныне место, ознаменованное славою Богоявления, сохранилось и сохраняется в памяти народов Востока. Обитатели Палестины во все времена указывали его благоговейным поклонникам св. мест. По стечению благоприятных обстоятельств, или, вернее сказать, по особенному устроению всеблагого Промысла, священная местность, с уцелевшим на ней старым деревом, описанным в 1115г. нашим первопаломником Даниилом, с ноября 1868 принадлежит России. Дело о приобретении сей святыни длилось более года и не обошлось без затруднений, но наконец правительством султана обладание ею утверждено навсегда за Русской Иерусалимской Духовной Миссией168.

Палестина еще и доселе обилует богатой растительностью дубов, которые можно встретить на каждом отвале Иудейских гор и на Васане169. Огромными дубами покрыта ныне вся страна от Антиливана до деревни Бха (древней Келесирии), а к западу и югу до равнины Ель-гуле, из которой вытекает Иордан. У самого входа в эту страну с северной стороны, в недальнем расстоянии от гор, лежащих к востоку, находится небольшой пригорок Теель-ель-кади: он также скрыт ныне огромными зелеными дубами170. Но в нынешнем Египте очень мало дубов171.

Деревья иноземные, известные Евреям. Деревья Сирийские и Финикийские: общее обозрение их и главные роды. Кедр: ботанические свойства его; местообитание. Кедр Ливанский; описание его; древнее обилие на Ливане; истребление Ливанского кедра во времена Соломона и в последующие времена; нынешние остатки Ливанского кедра; причины к сохранению их. – Пихта. – Сосна. – Певг. – Кипарис. – Дерево фиино. – Красное дерево. – Грецкий орех. – Вавилонские деревья: плакучие ивы, – терн, – чресмина. – Деревья Арaвийские, египетские и других стран: древо Мерры; египетская акация; аравийская акация; стиракса; стакти; смирна, – древнее употребление смирны; алоэ; Черное дерево.

Евреи кроме своих собственных, туземных, дерев, знали не мало других древесных пород, которые принадлежали почве других стран, преимущественно сопредельных Св. земле. Долговременное пребывание Израиля в Египте, некраткое странствование по аравийским пустыням, а также жизнь в Вавилонской стране, по необходимости, заставляли еврейский народ знакомиться с растительным богатством этих стран и с его значением в домашней жизни. Мы уже видели, в каких размерах развито было между Евреями стремление воспитывать иноземные растения в своих садах. Эта выгодная отрасль еврейского хозяйства, особенно поддерживалась торговыми сношениями, которые доставляли Евреям возможность приобретать иноземные деревья, часто по самой дорогой цене. Богатый флот Соломона, сносившийся с отдаленным Востоком, и корабли древнего Тира доставляли Израилю дерева из всех почти сопредельных стран – северных, восточных и южных.

1. Деревья Сирийские и Финикийские. На севере от обетованной земли находились Сирия, Месопотамия и Финикия. Местность этих стран, по своим климатическим и физическим условиям, очень благоприятствовала развитию и разнообразию древесных пород. Оттуда Хирам брал деревья на всякую потребу царя Соломона (2Пар.2:16); оттуда же доставали себе деревья Вaвилоняне (Ис.14:8) и другие восточные народы. Сирийские и особенно Ливанские деревья, о которых упоминается в свящ. книгах Ветхого и Нового Завета, большей частью принадлежали к породе дерев хвойных, содержавших в себе достаточное количество смолы. Из смолистых дерев, по евр. ец-гофер, праведный Ной построил свой обширный ковчег (Быт.6:14), т.-е. род большого корабля, длиною более 65, шириною более 10-ти, а вышиною более 6-ти сажен. Отличительные виды смолистых дерев – кедр, певг и кипарис считались красою Ливанских гор (Ис.14:8; 37:24; 60:13; Зах.11:2).

Кедры, по словам св. Василия Великого (Тв. св. о. т. 3. стр. 120), «суть растения, которые приносят малополезные плоды, растут весьма высоко, с течением времени непрестанно прибывают, не скоро стареются и не легко загнивают». Такова весьма краткая и вместе точная, естественная история кедра!

Кедр, по-евр. ерез, растет высоко и стройно (Ис.2:13; 37:24; Ам.2:9). Рост кедра не отличается быстротой. Молодой однолетний кедр бывает около двух вершков. На втором году кедр увеличивается вдвое, и, продолжая таким образом развиваться далее, к семи или восьми годам своей жизни, достигает почти до полсажени. С этого времени кедр начинает расти скорее, ежегодно увеличивается иногда на пол аршина и таким образом постоянно поднимается почти до 15 сажен. Вообще кедр, подобно сосне и ели, не перестает расти вверх дотоле, пока не потеряет своей мягкой верхушки (Иез.17:3; 31:3), называемой стрелою. Так напр. сорокалетний кедр, находившийся в Парижском ботаническом саду, потеряв свою верхушку, совершенно перестал подниматься. С потерей верхушки кедр начинает толстеть и удлинять свои ветви. Бревно кедра крепко, прочно, и весьма долго не подвергается порче и гнилости. Ветви кедра расположены вокруг ствола также, как и у ели, – кольцами. Они – коротки и тонки у верхушки кедра, но чем ближе к корню, тем становятся длиннее и толще. Нижние ветви кедра, по своей толщине, равняются иногда главному стволу его и, разветвляясь на множество боковых отпрысков, дают широкую тень. Хвоя или иглы, покрывающие ветви и верхушку кедра, мелки, тонки и узки, темного цвета; на старых ветвях они расположены кучками по 20 в одном гнезде, а на молодых побегах растут рассыписто, поодиночке. На 50 году своего возраста кедры начинают приносить плоды или шишки, которые, по наружному виду, очень походят на сосновую шишку. Кедровые шишки растут по концам ветвей кучками, по три, по четыре вместе, острыми концами обращены вверх и дают приятный запах. Самые малые шишки бывают длиною в вершок и в обхват около четверти аршина; большие же бывают длиною более, чем в два вершка, и в обхват немного более четверти аршина. Кедровые шишки состоят из весьма широких и тупых чешуек, тонких по краям и рыжеватых по цвету. Под каждой чешуйкой находятся два продолговатых семечка, так что с каждой шишки средней величины можно получить до 2000 семечек. Из естественных щелей, или искусственно сделанных надрезов в кедровой коре отделяется белая смола, похожая и видом, и запахом на меккский бальзам. Эта смола (cedria), по мнению древних, противодействовала естественному разложению и гниению и потому ей натирали листья папируса, а также тела умерших, дабы сохранить их от тления.

Кедры росли в самой Палестине и соседних с ней странах (3Цар.10:27; 2Пар.1:15; 9:27. Соф.2:14), особенно хорошо при водах (Чис.24:6). Обилие кедров открывало Израильтянам возможность без затруднения исполнять законные предписания, относившиеся к употреблению кедра в жертвах очистительных (Лев.14:4; 49:51,52) и в жертвах за грехи народа (Чис.19:6). Кедровые деревья и доселе встречаются почти во всей Сирии. В самом Иерусалиме они растут в патриаршем саду и в саду Армянского монастыря, где преимущественно один кедр обращает на себя внимание своей величиной172. Горы: Кармил, Тавр, Аман и вообще вся Малая Азия173 также могут почитать кедр своим естественным произведением. Петр Гелон, путешествовавший по Сирии с 1547 по 1550 г., свидетельствует, что «на горах Таврских и Аманских он видел кедры такой же величины, как и на Ливанских горах», и что «на вершине Тавра кедровые деревья встречаются чаще всех других древесных пород». Кедровое бревно доселе также употребляется, как лучший строевой материал. «Резное кедровое дерево, по свидетельству А. С. Норова, не только в православных церквах востока, но и в арабских и коптских церквах одевает не только иконостас, но и стены и считается лучшим украшением; мы полагаем, продолжает он, что такое всеобщее употребление ведра па востоке основано на предании о храме Соломоновом»174.

Из всех видовых отличий кедра преимущественно славится кедр Ливанский (cedrus Libani). Он рос единственно на Ливанских горах, находившихся под властью Тирских царей (Суд.9:15; 3Цар.4:33; 2Пар.2:8; 8:6; 1Ездр.3:7; Пс.74:16; Песн.3:9; 4:8; Ис.2:13; Ос.14:6; Зах.11:1). Там, по глубокознаменательному выражению псалмопевца, он был насажден самим Богом (Пс.103:16), т.-е. произрастал в огромном количестве (Пс.91:13), и притом там собою, естественно, без всякого пособия со стороны человеческого искусства.

Ливанский кедр, по причине выгодных климатических условий достигает таких размеров, каких не имел ни один вид кедра. «Кедры, находившиеся в саду Божием», т.-е. в лесах, «не могли заслонить собою Ливанского кедра; ели не могли равняться даже сучьям его, и тополи не были величиною с ветви его; ни одно дерево в саду Божием не равнялось с ним красотою своею» (Иез.31:8). Бревно Ливанского кедра содержит в себе ароматную смолу, от которой весь воздух в кедровом лесу получает приятный запах, известный древним Евреям, как благоухание или обоняние Ливана (Песн.4:11; Ос.14:7).

Ливанские кедры, как и вообще все хвойные породы, размножились и возобновлялись только семенами, выпадавшими на свежую землю к корням старых дерев. Молодые растения, вышедшие из семян, находясь первое время под· защитой старых дерев, подрастали медленно и не скоро достигали до высоты нижних ветвей тех дерев, под которыми они укоренились. Когда же эти деревья наконец от старости падали, то на месте их вырастало до 20 потомков, которые потом скрывали свою вершину в облаках. В этих-то широких кедровых лесах, не требовавших никаких искусственных средств к поддержке и развитию, человек, не думая о будущем, производил частые опустошения топором и огнем. Тир, славный среди морей (Иез.27:25), брал Ливанский кедр, чтобы сделать мачту на корабле (Иез.27:5). Хирам, царь Тирский искренний друг Давида, посылал ему кедры, да созиждет себе дом, в нем же ему обитати (2Цар.5:11; 7:2; 2Пар.2:3). Но особенно сильная порубка Ливанского кедра и вообще всего Ливанского леса была в то время, когда Хирам доставлял лес на всякую потребу Соломона (2Пар.2:16), кедры и певги и всю волю его (3Цар.5:10). Эта порубка Ливанских кедров продолжалась три года и производилась в очень широких размерах рабочими Тирскими и Израильскими. Тирские рабочие получали от Соломона ежегодный оклад жалованья хлебом в таком количестве, которое дает повод думать, что число тирских рабочих было весьма значительно (2Пар.2:10). Сам же Соломон во все продолжение времени работ на Ливане держал там постоянно 30,000 своих подданных: эти рабочие разделялись на три разные смены, из которых каждая занималась назначенным ей делом целый месяц (3Цар.5:13,14). После сего должно быть понятно, какое количество Ливанских дерев должно было пасть в одно трехлетие от топора стольких работников! Царь Соломон, получив бревна, нарубленные на Ливане, сложи кедры, якоже черничие, еже на поли, во множестве (3Цар.10:27).

Весь строевой материал, добытый на Ливане, Соломон употребил на постройку храма и царского дома. Соломон «покрыл каменный храм досками и кедровыми брусьями, – обложил стены храма внутри кедровыми досками от пола до потолка, в заднем отделении храма обложил кедровыми досками, как пол, так и стены во все двадцать локтей. Внутри храма все было из кедра, как резные огурцы, так и распускающиеся цветы: все было из кедра» (3Цар.6:9; 15–18). Окончив постройку храма, Соломон «построил еще из ливанского леса царский дом, длиною во сто локтей, шириною пятьдесят локтей, и вышиною в тридцать локтей, на четырех рядах кедровых столбов; на столбах сих кладены были кедровые бревна» (3Цар.7:2). Полы в этом доме и принадлежащих к нему других зданиях Соломон устлал кедром (3Цар.7:7). Ограды при всех зданиях, воздвигнутых Соломоном, состояли между прочим также из кедровых бревен (3Цар.6:36; 7:12). Евреи называли царский дом Соломона домом дубравы Ливанской, потому что он почти весь был построен из ливанского леса (3Цар.10:17,21). Толщина и прочность в бревне ливанского кедра, красота и чистота в отделке его побудили Соломона заняться разведением ливанских кедров в самой Палестине. Он приказал посадить эти кедры в Иосафатовой долине и по иудейским горам. Кедры эти первоначально, без сомнения, получались только с ливанских гор. Вообще все соседи Тирского царя смотрели на Ливанскую гору, как на источник строительных материалов и истребляли кедры ее с произволом, какой присвoяется правом сильного. По прошествии трехсот лет после Соломона ассирийский царь, Сеннахарим, решается также нарубить кедров с Ливанских гор и объявляет об этом Езекии, как о деле, которое для него не представляет никаких особенных затруднений (4Цар.19:23). Сирийский и египетский цари также не щадили ливанских кедров и рубили их на постройку кораблей (Ср. Иез.27:5).

Понятно, что Ливанские кедры, после такого страшного и постоянного истребления, не могли при всем своем обилии сохранить свою древнюю густоту и красоту. Опустошение ливанского леса топором и огнем, неразборчивая порубка кедров старых и молодых, больших и малых, обнажали в лесу огромные пространства и доводили таким образом почву до совершенного бессилия воспринимать и развивать попавшие в нее семена кедра. Вот почему от величественных ливанских лесов, украшавших Ливан во времена Соломона, ныне осталась там одна небольшая роща при деревне Бширрай175. Кедровая роща, оставшаяся ныне на Ливане, находится в долине, открытой только с запада, а с прочих сторон окруженной самыми высокими горами. Она занимает пространство немногим более русской десятины, на высоте 900 саж. от морской поверхности. В этой роще растет ныне около четырехсот кедров, из которых самая значительная часть принадлежит к подросткам, очень небольшая – среднего возраста и весьма малая старых лет. Бурхгардт, один из самых добросовестных английских путешественников в 1812 г. пишет: «я считал самые старые из уцелевших дерев, их было двенадцать; другие пятьдесят толщины посредственной и более трехсот низких и молодых. У древнейших по несколько стволов выходят из одного корня; на них начертано множество имен различных путешественников, начиная с 1640 года»176.

Особенное внимание путешественников обращали на себя большие кедры Ливанской рощи, действительно замечательные по своей вышине и толщине. Эти кедры имеют от 11 до 13 сажен вышины, и от 5 до 6 сажен в обхвате. Ветви таких высоких и толстых дерев раскидываются на 16 сажен. Если лета этих дерев определять по ежегодному приросту их; то окажется, что нынешний ливанский кедр, имеющий в обхвате около 6 сажен, зеленеет уже более 700 лет. Но известно, что прирост всех древесных пород значительно уменьшается к старости и тем более, чем местоположение их выше над поверхностью моря; поэтому полагают, что ливанский кедр в 6 сажен в обхвате, находясь на высоте 900 саж. от поверхности моря, стоит более тысячи лет.

Как же сохранились эти драгоценные остатки ливанских кедров? «Вечером, говорит один путешественник177 посетил меня один почтенный старик и объяснил, почему сохранились эти древние остатки. Некогда весь Ливан был покрыт кедрами; плодоносные равнины, расстилающиеся у подножия горы, все более и более разоряемые разными лицами, постепенно были оставлены жителями, которые искали убежища на высотах, куда бесчувственные их мучители не могли проникнуть. Кедры падали один за другим под топорами пришельцев и скоро исчезли бы совершенно, если бы один старый начальник, желая сохранить какие-нибудь следы убранства горы, не приказал не трогать одной группы. В этом случае он, как кажется, повиновался чувству благоговения к величию природы». Известно также, что патриарх Маронитский, старался воспрепятствовать истреблению сих кедров, и чтобы доказать, какое уважение должны иметь христиане к дереву, столь прославленному в Св. Писании, определил отлучение от Церкви тем, кто осмелится рубить их; одним только путешественникам и пилигримам дозволял он брать кусочки кедра для делания крестов и ковчегов. Марониты же могут обрезывать по нескольку ветвей, один раз в год, накануне Преображения Господня, когда собираются на Ливане торжествовать сей праздник178.

Все Физические свойства кедра, и порознь и в совокупности, в свящ. языке древних евреев, служат для ясного изображения всего, что на земле представляется величественным, крепким, могучим. Так напр. могущественная власть земных царей, их слава, сила и влияние не только на свой народ, но и на соседние народы уподобляется пророком ливанскому кедру. «Сын человеческий! скажи фараону, царю Египетскому и народу его: кому ты равняешься в величии своем? Вот был Ассур, кедр на Ливане, красовавшийся ветвями, и тенистый, как лес, и высокий ростом», коего маковка находилась среди толстых сучьев. Воды растили его, бездна питала его. Оттого рост его перевысил все дерева полевые, и сучьев на нем было много и ветви его простирались далее больших вод, когда он раскинулся. На сучьях его вили гнезда всякие птицы небесные, под ветвями его выводили детей всякие звери полевые, и под тенью его жили всякие многочисленные народы. Он красовался высотою роста своего, длиною ветвей своих; ибо корень его был у великих вод. Кедры в саду Божием не заслоняли его; ели не равнялись сучьям его, и тополи не были величиною с ветви его, ни одно дерево в саду Божием не равнялось с ним красотой своею» (Иез.31:2–8). Но как кедр, несмотря на свое величие, рост, силу и красоту, ломается и падает от порывистой и сильной бури (Пс.28:5): так точно и все представляющееся на земле великим ничтожно пред всемогуществом Божиим (Иез.31:10–12). Пророк с изумлением видит нечестивого, превозносящася и высящася, яко кедры Ливанские, но не успел он пройти мимо его, как его уже не стало: и мимоидох, и се не бе (Пс.36:35).

Пихта, по-евр. ашур, или феашур179, в обилии росла на Ливане (Ис.60:13). Это высокое дерево отличалось от ливанского кедра небольшими шишками и ветвями, тянущимися вверх. Оно никогда не росло в пустыне и диких степях (Ис.41:19). Жители древнего Тира добывали пихту с Ливана и с островов греческого архипелага (киттимских) не как существенную потребность, но скорее, как предмет роскоши: ибо они делали из пихты (феашур) скамьи и украшали их вставками из слоновой кости (Иез.27:6).

Сосна, pinus sylvestris, по-слав. питис, называлась у Евреев словом орен потому, что от ветра производила шум, наводящий уныние и напоминающий собою тяжкие вздохи глубоко скорбящего сердца. Прочное и нежное бревно сосны было в большом употреблении у древних Евреев; оно составляло удобное топливо, как в сыром виде, так и в пережженном, т.-е. в виде угля; оно служило хорошим материалом для разных изделий и в особенности для выделки идолов. Все это употребление соснового дерева подробно описано в книге пророка Исайи (Ис.44:14–17). Там говорится, что израильтянин рубил «дерево в дубраве, еже насади Господь, сосну, и дождь возрасти, да будет человеком на жжение: и взяв от него, согреся, и изжегше я, испекоша ими хлебы, из оставшаго же сотвориша боги, и покланяются им; сотвори е изваянное и преклоняется им. Пол (половину) его сожже огнем, и пол (половину) его сожже на углие и испече в них хлебы, и на них испече мясо, и яде, и насытися, и согреся. Из оставшаго же сотвори бога изваянна, преклоняется ему, и поклоняется и молится ему». Видно, что эти дерева, весьма обыкновенные на горах Ливанских, были также обыкновенны и в самой Палестине. Нынешнее обилие сосен в этих местностях вполне подтверждает подобное предположение. А. Н. Муравьев, бывший на Ливане в 1849 г., пишет, что там, кроме сосен, нельзя встретить никакой другой растительности180. Сосны растут ныне также около Бейрута181 на вершине Кармила и на пространстве 10 или 12 верст вокруг Хеврона182.

Кроме кедровых дерев, на Ливане росли деревья падубовые (ясеневые) и кипарисные. Одно из падубовых дерев Евреи называли фидгар183, по-слав. то певг (Ис.60:13), то тополь (Ис.41:19). Бревно этого дерева отличалось особенною прочностью.

Кипарис, по-евр. берош, в славянском языке не всегда назывался кипарисом (Ис.55:13; 60:13; 37:24) но нередко именами других растительных пород, как напр. питис (Зах.11:2), сосна (Иез.31:8), певг (3Цар.5:8; 10:6; 15:34), древом аркевфовым (2Пар.2:8), даже кедром (2Пар.3:5) и многими другими (Ос.14:8; Ис.14:8).

Кипарис растет стройно, высоко (Ис.55:13; Сир,50:11) и красиво (Ис.37:24). Кипарисовые иглы не колючи, как у ели или сосны, но мягки, и, растертые в руке, сильно пахнут кипарисом. Сучья у кипарисового дерева тянутся вверх, а не раскидываются, как у ели. Кипарис, по замечанию нашего церковного писателя184 «многими ветры ударяем, ни единым красоты своей лишается, но содержит ее целу и невредиму». Длинное и толстое бревно кипариса не скоро подвергается гниению и служит прочным материалом для разных построек185. Евреи и Финикияне признавали кипарис за один из лучших строевых материалов: они пилили из него доски (Песн.1:16); кипарисными досками был обшит храм Иерусалимский (3Цар.5:8; 10;22; 24;6; 15:34; 2Пар.2:8; 3:5). Такими же досками жители приморского города Тира обшивали свои корабли (Иез.27:5). Древние употребляли кипарис на древко к копьям (Наум.2:4), а также на музыкальные инструменты (2Цар.6:5). Во времена Соломона и последующих за ним царей множество кипарисных дерев росло на городах Аермонских (Сир.24:14), на горе Санире (Иез.27:5), преимущественно же на Ливане (2Пар.2:8; 4Цар.19:23; Зах.11:2). По этой причине кипарис нередко называется славою Ливана (Ис.60:13), а иногда и просто древом Ливановым (Ис.14:8). Ныне роскошью кипарисных дерев богаты многие местности древней святой земли186. В самом же Иерусалиме, в саду греческого монастыря и его гостиницы возвышаются только несколько кипарисов187. Кипарисы, называемые по-арабски сару, в немалом количестве растут в Египте: там они составляют предмет особых попечений, рассаживаются аллеями, растут очень быстро и уже на второй год после посева достигают до саженной величины188.

Древо фиино, или фиа, принадлежит к тому же семейству, к какому относится и кипарис. Туя или жизненное дерево, thuja orientalis, растет высоко и широко и весьма походит на кипарис. Бревно этого дерева прочно и весьма удобно для роскошных построек и для всякой столярной и резной работы. В начале христианской церкви это дерево в большом количестве привозилось в Вавилон (Откр.18:12), под которым многие, не без причины, разумеют древнюю столицу всемирной империи, Рим189.

Красное дерево, по-евр. алмупим190, во времена Израильского царя Соломона, росло на Ливане, и в Офире. Хирам, царь Тирский, искренний друг Давида и Соломона, посылал в Израильскую землю большое количество красного дерева (3Цар.10:11,12; 2Пар.9:10). Как дорогая роскошь, красное дерево употреблялось в постройках Соломоновых на одни только видные части храма и царского дворца (напр. на перила). Значительные же остатки красного дерева от построек шли на станки разных музыкальных инструментов, как напр. гуслей и псалтири (3Цар.10:12; 2Пар.9:11).

Грецкий орех, juglans regia, растет очень высоко и имеет большие продолговатые, гладкие, немного зубчатые листья. Он расцветает в апреле, а в сентябре дает плоды, грецкие орехи, известные Евреям под именем егоз (Песн.6:11). Дерево это при Соломоне воспитывалось в садах. В начали же христианской церкви грецкие орехи росли около Генисаретского озера191. Ныне деревья грецкого ореха во множестве растут в Палестине: путешественники видали их на Ливане, в Балбеке, в северной части Палестины между Птолемаидою и Назаретом, горою Фавором и Тивериадским морем. В этих местах деревья грецкого ореха достигают иногда такой величины, что вокруг пня одного из них могут усесться до 24 человек. Прочное и красивое бревно грецкого ореха служит отличным материалом для столярных изделий; листва и плодовые оболочки употребляются во врачебном и красильном искусстве. Из съедобных зерен выжимается масло.

2. Вавилонские деревья. Вавилонская страна, лежавшая между Тигром, Ефратом и Персидским заливом, издавна славилась своею растительностью. «Еще и теперь финиковые пальмы, редкой красоты, окружают Багдад и другие места, и образуют чудные леса вдоль течения рек»192. Но при Навуходоносре, который славился своими победами и своею любовью к стране, Сеннаар вполне мог считаться страною самою плодородною. В самой столице Сeннаара, Вавилоне, Навуходоноср построил знаменитые висячие сады, состоявшие из искусственной горы, которая должна была напоминать супруге его Аметисе ее гористую родину, Мидию. Крепкие своды поддерживали террасы, обсаженные большими деревьями и орошаемые водами Ефрата, поднимавшимися искусственным способом. Евреи, приведенные в Вавилон, были поселены не вдалеке от этой знаменитой столицы на выгодных землях. Они, по особенному повелению Божию, занялись обработкой плодородной Вавилонской почвы и устроили на ней вертограды (Иер.29:5). К сожалению, мы не имеем подробного описания этих вертоградов и вообще всей растительности Вавилона; но св. писатели, излагая историю народа Божия, оставили нам память о некоторых деревьях, дико растущих и разводимых в садах. Память об ивовых деревьях, росших дико по речным берегам, связана с историей еврейской музыки, а память о терне и чресмине, служивших украшением еврейских садов, соединена с историей Сусанны.

По берегам реки Ховар со всеми ее притоками росли плакучие ивы, на которых пленные Евреи, в знак своей глубокой скорби о родине, повесили свои звучные кинноры (по-слав. органы, Пс.136:2). Плакучая ива (salix Babylonica), которая и доселе растет при устьях реки Ефрат193, принадлежит к большому семейству ивовых и отличается от других видов ивы только своими повислыми ветками. Все породы ивы большею частью любят близость воды, рассаживаются ветками, весьма легко укореняются и растут очень скоро. У нас эти породы известны под разными именами: ива, верба, ветла, лозник, тальник, чернотал и пр. Евреи называли все породы ивы, в том числе и вавилонскую плакучую иву словом – араб194, по-слав. верба (Ис.44:4) и ветви напольныя (Иов.40:17). Евреи в конце нашего сентября и начале октября в память своего сорокалетнего странствования по аравийской пустыне строили себе из ивовых ветвей шалаши (кущи, Лев.23:40). Добывание ивовых ветвей не могло быть затруднительным для Евреев тем более, что ивы, кажется, в достаточном количестве росли и в самой Палестине. На границах древней Моавии и Идумеи находился ивовый поток (Ис.15:7), который, без сомнения, получил свое название от того, что по берегам его росло множество ив. Берега священного Иордана доселе осенены развесистыми ивами195.

В дополнительной части к книге прор. Даниила содержится рассказ о Сусанне, сохранившийся на греч. языке. В плену вавилонском был один богатый Еврей Иоаким, имевший у себя жену Сусанну, замечательную по своей добродетели и редкой красоте. Дом этого богача, с великолепными садами, был местом собрания старейшин для суда над народом. Двое из старейшин соблазнились красотою Сусанны и долго таили свои чувства друг от друга. Однажды, когда судьи окончили свое заседание и распустили народ, Сусанна вышла в сад в сопровождении одной служанки. Двое злополучных судей, вместо того, чтобы идти домой, пошли вслед за Сусанной и встретились. Такая нечаянность заставила их вступить в разговор и открыть друг другу истину. Тогда бесчестные старцы, ободрив себя взаимно, решились искать случая исполнить свое преступное намерение. Они скрылись в садовой зелени и когда юная красавица, думая, что находится одна, приблизилась к воде и раздевшись стала купаться, старцы вышли из своего убежища и объяснили ей свое намерение, угрожая в случае сопротивления тем, что они обвинят ее пред народом. «Тесно ми отовсюду», говорила несчастная женщина, «аще бо сотворю, смерть ми есть: аще же не сотворю, не избежу от рук ваших. Изволение ми есть не сотворившей впасти в руце ваша, нежели согрешити пред Богом» (Дан.13:22,23). Она испустила страшный крик; но вероломные старцы закричали еще громче. На сильный крик сбежалась домашняя прислуга и с изумлением узнала о том, что случилось с их добродетельною госпожой. На следующий день обвинители-судьи назначили народное собрание в доме Иоакима и явившись сами приказали привести на суд Сусанну. Обвиняемая явилась на суд под покровом, в сопровождении плачущего семейства. Старцы приказали снять покров с обвиняемой, положили свои руки на ее голову и пред всем сонмищем обвинили ее в таком преступлении, за которое, по закону Моисея, следовало ее побить камнями. При этом они сказали, что они не могли удержать мужчину, потому что он был их сильнее. Сонмище поверило им, и по законам Моисея, осудило невинную Сусанну на смерть. В то время, как Сусанна шла на место, где должен был исполниться над нею судебный приговор, юный отрок Даниил решился обличить судей во лжи: чист аз, сказал он, от крове сия. Эти слова Даниила смутили многих и потому он в объяснение их сказал, что дочь Израилева несправедливо осуждена на смерть. Народ возвратился на место суда; судии, посадив Даниила между собою, просили его рассудить это дело, как следует. Юноша приказал разлучить обвинителей. Наконец призвав одного из них, спросил: ныне убо сию, аще видел еси, рцы, под киим древом видел еси их беседующих к себе? Судия отвечал, что он видел их под терном. Терн, по-греч. схинос196, означает мастиковое дерево, pistacia lentiscus, которое принадлежит к семейству теревинфовых и разводится даже в южной Европе. Оно выделяет из себя ароматическую смолу, употребляемую для лаков, а на востоке также, как примесь в табак и зубной порошок. – Другой обвинитель, на такой же вопрос, какой был сделан первому обвинителю, отвечал, что он видел их под чресминою (ст. 52–59). Чресмина, по-греч. принос, есть одно из видовых отличий в семействе падубовых, ilex aquifolium. Это дерево имеет жесткие колючеобразные листья, которые употребляются в медицине. Бревно его идет на разные изделия, а кора – на приготовление птичьего клея. Таким образом на один и тот же вопрос о месте преступления последовал от обвинителей неодинаковый ответ, обнаруживший клевету их. Сусанна была оправдана и с радостью возвратилась в свое семейство, а лжесвидетели были наказаны смертью.

Деревья аравийские, египетские и других стран. К аравийским собственно деревам относится дерево Мерры, акация и стиракса.

Дерево Мерры замечательно в истории народа Божия потому, что оно, положенное Моисеем в горькую воду, сделало ее годной для употребления жаждущих странников. Доселе еще неизвестно, к какому виду принадлежало это дерево, без сомнения, природное в Аравии. Блаженный Феодорит, задав себе вопрос о том, что за дерево сделало в Мерре воду сладкой, отвечал на него так: «излишне и безрассудно допытываться того, о чем умолчано. Для нас довольно знать, что посредством дерева горькая вода превращена была в сладкую, и что в сем событии заключается намек на наше спасение. Ибо спасительное дерево креста усладило горькое море язычников»197.

Акация, по-евр. шиттах, по-слав. древо негниющее, принадлежит к семейству растений мимозовых, которые на ночь собирают свои листья и по восходе солнца, снова распускают или выпрямляют их.

Восточная акация растет очень высоко и имеет толстое бревно, с красноватой корой, покрытой длинными шипами (колючками, тернами). Бревно акации легко, прочно и не гниет от сырости.

В Египте доселе еще растет много разных видов акации198. Самым обыкновенным из них почитается Нильская акация199. Египтяне употребляют ныне семена этой акации для дубления кож. Дерево, вполне развитое, дает ежегодно семян около семи наших четвериков, стоющих до двух с половиною рублей серебром200.

Соседняя с Египтом Аравийская пустыня также богата деревьями акации, из которых чаще всего встречается аравийская акация201. Эта пустыня имела много акаций и во времена Моисея. Саттим (Чис.25:1, иначе Саттин Нав.2:1; 3:1, Сития Мих.6:5), откуда Иисус Навин послал соглядатаев для обозрения обетованной земли, составлял такую местность, которая получила свое название от множества акации.

Об обилии акации на Синайском полуострове, а равно о самой величине их легко составить понятие из библейского описания Скинии, которая, по повелению Божию, в прочных и основных частях своих, вся была устроена из акации (Исх.25:5), как местного, очень годного материала. Количество этого материала для Скинии было так велико, что добывание и доставка его к месту постройки возложена была на всех Израильтян под видом известного оброка или десятины (Исх.25:5), т.-е. десятой части из всего количества акаций, нарубленных каждым сыном Израиля. Из десятой части акаций, собранных израильтянами устроены были ковчег завета (Исх.25:10), трапеза для хлебов предложения (Исх.25:23), алтарь кадильный (Исх.30:1), жертвенник для всесожжения (Исх.27:1), по паре шестов или носил для каждой из этих утварей (Исх.25:13; 25:28; 27:6; 30:5). На одни столбы вокруг Скинии и внутри ее, употреблено было 59 бревен акаций (Исх.26:18, 37), не говоря уже о 15 жердях или вереях, служивших связью для столбов (Исх.26:26, 27). Каждый столб Скинии, сделанный из акации, был длиною в 7 арш. и 10 верш., а шириною почти в 18 верш. (Исх.26:16).

Стиракса, по-евр. либне202, получила свое еврейское название от того, что имеет кору, листья и цветы белого цвета. Это дерево растет в тропических странах Азии и Америки, очень развесисто и в жаркое время дает густую и широкую тень, или добр кров. Нечестивые Израильтяне пользовались этою тенью, и приносили здесь языческие жертвы (Ос.4:13, по-слав. ель). Прочные ветви стираксового дерева, по-слав. стиракина, служили у Евреев вместо опоры или палок (Быт.30:37). Из естественных, или искусственно сделанных, отверстий в коре стираксы вытекает душистая смола, иногда в довольно значительном количестве. Мадианитяне добывали столько стираксовой смолы, что ею не только удовлетворяли свои нужды, но и производили значительный торг с Египтом (Быт.37:25). Израильтяне прибавляли эту смолу, по-евр. натаф, к другим душистым веществам для составления курительного порошка, употреблявшегося единственно в Скинии (Исх.30:34).

Другой вид смолы, очень употребительный у Евреев и не совсем похожий на смолу натаф, получался из миррового дерева (Balsamodendron myrrha). Это дерево имеет гладкую, бледно-зелёную кору, бревно изжелта белого цвета, листья на коротком стебельке, плоды темно-бурого цвета. Оно росло преимущественно в Аравии, но в Палестине, по-видимому, рассаживалось только в некоторых садах (Песн.4:6; 5:1). Душистая смола, вытекавшая из миррового дерева, имела горький вкус и называлась Евреями мор, а Греками миррою или смирною. Лучший вид смирны вытекал из дерева сам собою и назывался смирною самотечною, по-евр. мор овер (Песн.5:5) или мор дерор (Исх.30:23). Самотечная смирна кроме жидких частей содержала в себе еще немало частиц твердых. При надлежащем отстое или выжимании самотечной смирны, твердые части ее отделялись от жидких. Жидкие части смирны или стакти, нисколько не разнились от твердых частей ее, или смирны, по своим свойствам и действиям. Св. Василий Великий писал: «стакти есть тончайший вид смирны. При выжимании сего благовонного вещества, что бывает в нем жидкого отделяется в стакти, а что есть пустого называется смирною»203.

Стакти и смирна, вместе и порознь, считались у Евреев лучшим ароматом (Песн.1:14) и очень много значили в житейском быту еврейского народа. Смирна составляла одну из составных частей в св. миро, которое приготовлялось единственно для скинии и храма (Исх.30:23). Запах смирны можно было чувствовать в жилищах еврейских: платья (Пс.44:9), спальные комнаты (Притч.7:17), разные мази, принадлежавшие к убранству женщин (Еф.2:12; Песн.5:5), все это пропитывалось смирною. Еврейские женщины даже носили смирну на груди в особом мешочке (Песн.1:13). Греки, склонные к изобретению всего изящного, находили приятным класть смирну в вино, которое по причине запаха от смирны и называлось есмирнисменым (Мк.15:23,36). Вино, настоянное или приправленное смирною, отзывалось на вкус не малой горечью и отличалось особенной крепостью: оно, приятное по своему запаху, при небольшом даже употреблении очень скоро омрачало рассудок и доводило до бессознательности. Евреи имели обычай давать его всем, которые страдали от бедствий и разных мучений (Притч.31:6,7; Ср. Авв. 2, 16. Иер.25:15; Пс.60:5).

Понятно, что сильный запах от смирны мог, если не совсем уничтожать, то по крайней мере значительно ослаблять всякий другой, особенно неприятный запах. Но древние почитали также естественным свойством смолы мор и то, что она могла препятствовать разложению тел. «Смирна, говорит св. Григорий Двоеслов204, препятствует гниению тела». Все богатые и бедные Евреи имели обычай намазывать тела умерших смирною. Когда одна из жен возлила на главу Спасителя многоценное миро и получила от учеников намек об излишней трате: то Спаситель заметил Своим ученикам: что труждаете жену? дело бо добро содела о мне. Возлиявши бо сия миро сие на тело мое, на погребение мя сотвори (Мф.26:6–12). На этом основании церковные песнопевцы справедливо говорят, что мира мертвым суть прилична205. При рождении Спасителя волхвы, между прочим, приносят в дар смирну, потому, что Родившийся «имел вкусить смерть, так как со смирною погребают Иудеи»206. Евангелист Иоанн (Ин.19:39,40) свидетельствует, что Иосиф Αримафейский при погребении Спасителя употребил смирну и алое207.

Алой, по-евр. агалим, принадлежит к семейству молочайных, т.-е. таких, которые содержат в себе сок, похожий цветом на молоко. Это дерево (Ехсоесагиа Agallocha) растет преимущественно в восточной Азии208 и поражает зрителя стройностью в своих частях и величием в целом составе. Валаам, знаменитый Мecoпотамский пророк увидал с вершины Фегора обширный Израильский стан, раскинувшийся по берегам потоков в обширной Моавитской дoлине. Он изумлен был обширностью всего Израильского стана, стройным расположением колен вокруг Скинии, правильным размещением шатров в каждом колене и, вспоминая о величавой стройности алоевых и кедровых дерев, в порыве восторга воскликнул: как прекрасны шатры твои, Иаков, и жилища твои, Израиль! Расстилаются они, как долины, как сады при реке, как алойные деревья, насажденные Господом, как кедры при водах (Числ.24:5,6). Алой, как растение иноземное, с особенною тщательностью воспитывался в заповедном саду Соломона (Песн.4:14) и почитался весьма дорогим у Евреев, преимущественно за свой приятный запах (Песн.4:14). Евреи употребляли алой в виде порошка и клали это душистое вещество в свои одежды (Пс.44:9. по-слав. стакти) и в спальные комнаты (Притч.7:17). Древним также обычаем у Евреев было натирать тела умерших смесью из алое и других ароматических веществ. Вечером в пятницу, когда Иосиф Аpимафейский снял пречистое тело Спасителя со креста, пришел Никодим и принес с собою два пуда смирны, смешанной с алоем. Иосиф и Никодим, следуя обычаю Иудеев, обвили тело Спасителя пеленами с благовонною смесью и положили в новой пещере (гробе), ископанной в Голгофском саду Иосифа (Ин.19:39,40).

Черное дерево, по-евр. ховним, добывалось из дерева Diospyrus Ebenum209, довольно обыкновенного во всех тропических странах (Индии и Африке). Древние Тиряне знали об этом дереве потому, что оно было в числе привозных товаров (Иез.27:15). Черное дерево очень плотно и, по краске своей, составляет совершенную противоположность с слоновою костью, которая нередко вставлялась в разную мебель из черного дерева.

* * *

1

Церк. Ист. 6, 19. в Хр. Чт. 1851 г. стр. 358.

2

По Слав. сад Савеков (гора Мориа); см. 3 на Б. 2, 281. Слова и речи митр. Ф. 1845 г. 2, 359. 360.

3

«Лес сей дубравы, по свидетельству А. С. Норова 2, 83, и доселе еще своими огромными деревьями осеняет лежащие в нем развалины.

4

Лес сей по первоначальному разделению обетованной земли между Израильтянами, предназначен был потомкам Иосифа: он был так велик, что, несмотря на позволение Навина, (Нав.17:15), вырубать его, отличался своею величиною еще во времена Саула (1Цар.14:22, 25) и после него (2Цар.18:6,8).

5

Иосиф Флавий (bell. jud. 3, 3. 4.), блаж. Иероним (Comment. ad Es. 65. et ad Amos 4, 1.), св. Кирилл (Comm. ad Amos 4, 1.), новейшие путешественники: Шав и английский турист 1848. Соврем. 1848 г. т. 9. Отд. 8. стр. 143.

6

Впоследствии Израильтянам дозволено было вырубать или истреблять сады неприятелей. 4Цар.3:19.

7

Сей вертоград или сад есть не что иное, как огражденное высокими холмами поле. Ныне растут там: хлопчатобумажный кустарник и разные плодовые, в особенности гранатовые, деревья.

8

Ныне Дшесманне; низкая каменная стена окружает пространство в пол-десятины, на котором стоят восемь оливковых древних деревьев.

9

Норов. 1., 45, 46, 48 и пр.

10

Норов. 1., 74, 170, 171, 175 и пр.

11

Соврем. 1848 г. т. 9 отд. 8. Тоже замечает о дамасских садах и А. Н. Муравьев (II. 2, 128, 135.), бывший в Дамаске в конце 1849 г. Называя эти сады пресловутыми, говорит: «более часа ехали мы садами дамасскими до внешних врат Каира».

12

Нор. 2,203.

13

Нор. 2,192, 193.

14

Мур. 2, 175.

15

Б. д. Ч. 1837 г. Н. и X. стр. 38.

16

Вратник дома Иевосфеева очищал пшеницу и уснул, а злодеи ворвались в дом и умертвили господина его (2Цар.4:6).

17

2Пар.2:10; 3Цар.5:11. Слич. Метрол. Петрушевск. Спб. 1849 г., стр. 615.

18

В 1850 году г. Тондю прислал г. Токвилю семь зернышек пшеницы, найденных при мумии, погребенной за И7И3 л. до Р. X. Зернышки сии, посаженные в грунт, дали растение, которое возбудило общее восхищение шириною листьев, толщиною стебля и могуществом растительности; каждое зерно дало от 20 до 25 колосьев, в каждом колосе находилось до 100 зерен. «Спб. Вед» 1857 г. № 147.

19

Т. С. О. 10, 427.

20

Т. С. О. 6, 48. Сл. Числ.5:15; Лев.8:26; 23:13

21

стр. 154. 155. Кл–Б. 2, 220. 221.

22

Иез.4:9,12; Иез.13:19; Суд.7:13; 4Цар.4;42. Ин.6:9,13. Сл. мнение о сем блаж. Феодорита Хр. Чт. 1843 г. Ч. 4 стр. 208.

23

Кл – Б. 1, 78. Раф. 154, 155.

24

Она называлась у Евреев адашим или адасим, словом, очень сходным с нынешним арабским названием чечевицы – адса. Кл–Б. 1, 80. Раф. 287. Цельсий в своей Нiегоb. 2. 104. очень хорошо доказал, что адасим есть еврейское название чечевицы Eruum lens L.

25

Кл – Б. 2, 217, 220, 221.

26

У Мф.27:59 и Мк.15:46, σινδών, а у Лк.24:12, Ин.19:40 όϑόνια, которым у Ос.2:5,9 заменяется еврейское слово пишта – лен.

27

Впоследствии, при пророке Иезекииле, из египетского виссона иерусалимляне изготовляли себе опоясания и одежды Иез.16:10,13, а Тиряне – парусы Иез.27:7.

28

Кл. Б. 2, 224. Нор. Е. и И. 1, 346.

29

Афанасий Алекс. в Изъясн. на пс.78, 2., в Твор. Св. От., св. Ефрем Сирин Тв. Св. От. 7, 223; св. Василий Великий Тв. Св. От. 6, 33.

30

В том же Египте находятся и другие виды руты. ruta halepensis L., r. tuberculata. Последняя растет в египетских степях с февраля по май. См. Опис. Егип. Клота – Бея I, 94, 98.

31

Хроника Оливье Лифдаля, «Моск. Вед», 1850 г., № 48.

32

Фабер. Новейшие исследователи признают евр. кикаион за клещевину, vicinus L. См. ниже.

33

Клот-Бей, 1, 84.

34

Св. Ефр. Сир., Тв. Св. От., 10. 305.

35

Св. Ефр. Сир., Тв. Св. От., 10. 305.

36

Coriandrum sativum L. Числ.11:7; Сл. Исх.16:3.

37

Клот-Бей. 1, 82.

38

Клот-Бей. 1, 82. Раф. 294.

39

Клот-Бей. 1, 97.

40

Исаия Ис.28:25,27. Тоже св. Ефр. Сир. Тв. С. О. 10,305.

41

Nigella damascena L. Клот-Бей. 1, 97.

42

Клот-Бей. 1, 80 Раф. 181.

43

Описание сего боба см. в «Землед. Газ.» 1851 г. № 60, стр. 478.

44

Клот-Бей. 1, 80. 2, 220. 221. 236. Раф. 311. См. «Спб. Вед.», 1849 г., № 5, стр. 18.

45

4, 1. Св. Иоанн Златоуст бес. на Мф.13:24–30, пишет: «плевелы с виду походят несколько на пшеницу».

46

«Соврем.» 1852 г. Том. 32. Отд. 6, стр. 64.

47

Е. и Н. 1, 347. 2, 358. В Египте ныне обильно растут arundo aegyptiaca и ar. donax. Кл. Б. 1, 93, 96.

48

Негры и доселе называют Чермное море Бахра-суф (Суф значит лучица), а растущую в нем траву – Суфо.

49

Э. Л. Плюшара: бумага. Папирусовая бумага и в свое время составляла значительную редкость. Многие рукописи, хранящиеся в потаенных, хорошо запертых комнатах монастыря Св. Саввы в Палестине, писаны на папирусе. Путеш. Лейтцена в Иерус. Моск. Телегр. 1823 г. №11. стр. 226.

50

Св. Ефрем Сирин именует папир (гоме) растением необыкновенным «в песчаной пустыне». Т. С. О. 10, 324.

51

Египет и Нубия 1, 88.

52

Чет. Мин. мая 13.

53

Путешественники по Св. земле (Нор. Пал. 2, 169. 170) уверяют, что лилии и доселе растут там по долинам.

54

Палестина 2, 169. 170.

55

Библиот. для чт. 1837 г. Т. 22. Отд. 7. стр. 64. Холст древних Египтян, находимый на мумиях.

56

Клот-Бея 2, 217, 220, 221. Нор. Е. и Н. 1, 318.

57

Зап. на Быт. 3, 69.

58

Церк. Ист. Евсевия, см. Хр. Чт. 1848 г. стр. 126.

59

Из записок путешественника В. Ч. 1854/5 г. стр. 75.

60

Евангелисты Матфей (Мф.27:48) и Марк (Мк.15:36) повествуют, что распятому Господу подано было питье на трости – ϰαλάμος. Слово сие означает всякую трость или стебель (у льна), соломину у хлебных растений. К какому же растению принадлежит, трость, о которой упоминают Евангелисты Матфей и Марк? Сие изъясняет Св. Иоанн (Ин.19:29), который говорит, что губка была возложена на иссоп. Стебель иссопа довольно велик и тверд (по Флавию Antiqq. 8, 2. έιδος δένδρϐ), и потому на нем легко могла удержаться губка с уксусом и удобно было поднести ее к устам Распятого.

61

Cucumis colocynthis. Клот-Бея 1, 96.

62

Хр. Чт. 1843 г. 4, 207.

63

Plin. 19, 8. Pessimum lactucae genus cum exprobratione amaritiulinis appellauere picrida.

64

Форскаль видел на полях Аравии и Египта salsola kali и Mesebryantheum nodiflorum L.

65

В разных видах, особенно с февраля по май: artemisia judaica, art. absynthium L. Кл. – Б. 1, 93, 95.

66

Hieronymus: Est autem ϰόνυζα herba vilissima et amara, odorisque pessimi. Розенмиллер в своем исследовании древностей еврейских почитает вероятным, что еврейское растение сирпад означает какую-нибудь малоизвестную степную траву.

67

Tamarix mannifera. Он принадлежит к отделению растений семенных, к классу двусемянодольных, к подклассу раздельнолепестных, и к семейству тамариксовых. Подробное описание тарф можно видеть в первом путешествии архимандрита Порфирия Успенского в Синайский монастырь, в 1845 г. С.-Петербург 1856 г. бол. 8.; во втором путешествии его же в Синайский монастырь в 1850 г. С.-Петербург 1856 г, бол. 8. Также в путешествии Тишендорфа на Синай. См. Иллюстр. газета. С.-Петербург, 1863 г, № 6-й.

68

Слово: манна происходит от евр. ман, что? Когда Израильтяне в первый раз увидели на пустынной поверхности земной манну, или нечто мелкое, снеговидное, как гололедица: то говорили друг другу – ман-гу (что это?), ибо не знали, что такое. Моисей же сказал им: это хлеб, который Иегова дал вам в пищу (Исх.16:14,15). Ныне, на востоке собирают манну, или вещество несколько похожее на нее, не с одних тарф, но также с разных других растений: в Аравии – с деревьев баллут или афс, и с верблюжьей травы (Hedysarum Alhagi); в долине Иорданской – с дерев харраб и терешреш; в Персии и в долинах между Мердиной и Диарбекиром – с дерев дубовых; в малой Азии, в округе Энишегирском просто Ягель (lecanora esculenta). См Т. И. В. Э. О. 1851 г., – О. З. 1846 г. Т. 46., – Э. А. Плюшара: Аравия. Все эти виды манны, по месту происхождения своего, а также по вкусу и виду, совершенно отличны от синайской манны, собираются в незначительном количестве, и употребляются не столько в пищу, сколько как лекарство. Так наприм. кудрет-галвасси или Божья сласть, предписывается врачами в хронической осиплости, сухотке и чахотке.

69

Coccus manniparus, длиною не более, как в три линии, и цветом похожий на желтый воск. Замечательно, что это насекомое водится только в окрестностях Синая, а в других местах, даже в Аравии и Египте, вовсе не встречается Т. И. В. Э. О. 1851 г. II. 3, 21.

70

Библ. История Митр. Филарета.

71

9 гоморов равняются пяти русс. гарнцам. См. Метрологию Петрушевского. Спб. 1849. стр. 615.

72

В Библейской истории говорится, что гомор манны весил шесть фунтов.

73

Biblische Alterthumskunde.

74

Lawsonia inermis L. В ботанике она относится к отделу семенных, к классу двусемядольных, к подклассу раздельнолепестных, и семейству дербенниковых.

75

Славянское слово: фимиам, буквальный перевод греч. слова ϑυμίαμα, означает вообще ароматическое вещество, добывавшееся из растительного сока. Посему оно в переводе свящ. книг ветхого завета заменяет собою то евр. агалоф, алое (Песн.4:14), то евр. босем, аромат (Исх.25:6; 35:8; Ис.39:2), то евр. Нехоф. LХХ не знали точно значения евр. нехоф и в 4-й книге Царств (4Цар.20:13) оставили его без перевода – νεχωϑά. – Астрагал относится в ботанике к отделению семенных, к классу двусемядольных, к подклассу раздельнолепестных и к семейству бобовых или мотыльковых.

76

Это есть оставленное без перевода греческое слово ρητίνη.

77

См. Э. Л. Плюшара: бальсам, Аравия.

78

Славянское слово: стакти составляет буквальный перевод греческого слова στόϰτη, которое означает вообще жидкость, просачивающуюся каплями. Посему оно в славянском, перевод свящ. книг заменяет собою то евр. лот (Быт.37:25; 43:11), то евр. мор, смирна (Песн.1:12)), то евр. натаф (Исх.30:34), то евр. агалоф, алое (Пс.44:10). Еврейское слово лот дествительно означает ладан. См. Зап. на кн. Б. 3, 162. – Кустарник cistus в ботанике относится к отделу семенных, к классу двусеменодольных, к подклассу раздельнолепестных, и к семейству ладанниковых.

79

Asclepias ргосега. В Ботанике относится к отделению семенных, к классу двусеменодольных, к подклассу сростнолепестных, и к семейству ластовневых. Содомское яблоко подробно описано Робинзоном, Американской экспедицией и г. Сольси. См. Москвитанин 1844 г., а также Современник 1852 32, 6. 65.

80

Anastatica hierochuntica L., из отделения семенных, из класса двусеменодольных, из подкласса раздельнолenecmных, из семейства крестоцветных и подсемейства краекорешковых.

81

Сарраris fpinosa, из отделения семенных, из класса двусеменодольных, из подкласса раздельнолепестных и семейства каперцовых.

82

Некоторые принимают это растение за иудейский терн, ziziphus paliurus, из семейства крушиновых, а другие за spina и rubus, из семейства розоцветных. LХХ в книге Иова перевели еврейское слово Харул φρύγαγα άγρια.

83

В св. Писании говорится о сем растении в книгах Иова (Иов.30:4.), Псалтирь (Пс.119:4) и Царств (3Цар.19:4.). LXX не знали значение евр. рофем, и потому в последнем месте оставили его без перевода – Ραϑμέν.

84

Т. С. О. 22, 218 и год 14-й стр.323.

85

Т. С. О. 22, 218. Предполагают, что евр. атад есть Rhamnus paliurus L.

86

Κισσος hedera. Э. Л. Плюшара, Вакх.

87

Зап. на кн. Быт. М. 1867 т. Ч. 1. стр. 40. 41; Церковно-Библ. Истор. М. 1866 г. стр. 10.

88

Тв. св. Отцов Т. 3. стр. 243. Т. 4, 159, 160.

89

На кн. Быт. Бес. 16. См. Хр. Чт. 1851 г. отд. 1. стр. 263–267.

90

Эти предположения и мнения собраны и подробно рассмотрены в собрании соч. студентов Киевской Дух. Академии. Киев 1839 в. Т. 1, стр. 315–316, откуда они и заимствованы нами.

91

Мнение сие часто встречается в нашем Октоихе. Напр. глас 2 в среду на утр. песн. 9-й ст. 2. – Глас 2. в среду и пятницу на утрени седален; – того же гласа в пятницу на утр. кан. песни 7 ст. 1. – Глас 7 в пятн, на утрени по перв. стихослов. седален. – Гл. 8 в пяток на утрени канон песни 4. ст. 1-й и др.

92

См. Обличение неправды раскольн. гл. 2. Разсуж. 2. лист 42; о ваиях финиковых говорит Иоанн (Ин.12:23), а о масличных заключают, вероятно, из слов Матвея (Мф.21:8), и Марка (Мк.11:8).

93

Одни полагают, что на крест Господень употреблен был дуб. Lipsius L. III, de cruce с. 13. – Другие некое особенного рода древо – Tucherus in descriptione terrae sanc. – Иные, убийственное для змей, древо фраксин, – иные ядовитое таксос и др. См. обличение неправд, раскольников в показ. Месте.

94

Монастырь сей находится близ Иерусалима. В алтаре соборной его церкви под престолом показывают остаток корня от крестного древа, окованный серебром. См. Путешествие ко св. местам в 1830 г. ч. II, стр. 148–215.

95

Полную повесть о сем крестном древе, на основании различных сказаний, можно представить в следующем виде. – Адам, впадши во время старости в болезнь и уже приближаясь к смерти, послал Сифа к Ангелу, охраняющему рай, с прошением от него себе врачевства. Ангел, по Божию повелению, исполнил его прошение – дал Сифу от запрещенного древа три зерна. Но возвратившийся к отцу своему Сиф не мог уже сим врачеством возставить его от одра болезни: Адам в отсутствии его умер и погребен. Впрочем, в надежде, быть может, на то, что Ангельское врачество воздвигнет мертвеца от гроба, Сиф вкопал данные ему три зерна в прах могильный. Семена или зерна скоро возникли из земли в трех леторослях: певговой, кедровой и кипарисной, которые потом через несколько времени срослись в одно дерево. – Промысл, предназначивший сие древо для великой цели, вручал его надзору некоторых патриархов. Лот имел тайное от Бога повеление поливать его Иорданскою водою; но нечистые духи, дабы воспрепятствовать произрастанию страшного для них древа, всегда, в виде прохожих, встречали Лота на пути, несущего в кувшине воду, и, пользуясь его добродушным странноприимством, всю выпивали. Сии ухищрения враждебных сил узнаны и уничтожены Авраамом: он поливал и возращал сие древо беспрепятственно. Таким образом, при попечении самого Промысла, оно возросло и пребыло невредимым даже до времен Соломона. В царствование же Соломона, при созидании в Иерусалиме храма, было срублено, как годное к зданию; но, предназначенное для другой цели, не было употреблено на строение храма. Оставаясь в числе других, неупотребленных на здание дерев, оно не обращало на себя внимания дотоле, пока Савская царица, пришедши в Иерусалим услышать Соломонову премудрость и увидевши сие чудесное древо, пророчески предвозвестила, что на нем, на падение самому Израилю, будет распят Бог. Вследствие такового пророчества, Соломон повелел глубоко сокрыть его в землю; но, хранимое силою Божиею, не могло быть уничтожено силами человеческими. В последствии на сем самом месте устроена овчая купель, и крестное древо, изшедши из земли, плавало в сей купели до времени осуждения на казнь Богочеловека. В сие время иудеи по злобе к Иисусу извлекли его из купели, находя оное годным для такого креста, тяжестию коего, можно было обременить ненавидимого ими Страдальца (ибо распинаемые сами должны были нести крест до места казни).

96

Hist. nat. Plin. Т. 1, 1. XII, с. I.– Perisiis. 1727.

97

Ibid. Т. 1. 1.

98

Caput obnubito arbori infelici suspendito. Так большей частью писался приговор осужденному на крестную казнь.

99

Infelices existimantur damnataeque religione, quae neque seruntur unquam, neque fructum ferunt. Plin. Hist. Nat. T. II. I. XVI. c. XXVI. Tarquinius Priscus in Ostentario, ut Macrobius refert, scribit, arbores, quae inferum deorum in tutela sunt, infelices nominari, alaternum, ficum atram, quaeque baccam nigram nigrosque fructus ferunt: item aquifolium, pinum silvesticam, bruscum, rubum lentesque, quibus prodigia portentaque mala comburi jubere oporteat.

100

Мф.27:60; Лк.23:53; Ин.19:41. См. Обличен. неправ, раскольн. гл. 2, лист. 38 и 44 на обор.

101

См. Светилен в день Воздвижения.

102

Златоуст, в рассуж. о том, что Иисус Христос есть истинный Бог. Хр. Чт. 1832 г.

103

Церковь, говорит Св. Златоуст, прежде была неплодна, поелику мало в ней было добродетельных; походила на необработанную землю, – поелику не могла производить добра. Но Крест соделал ее раем и матерью многочаднейшею. Там же.

104

Sulpic. Sever. Socr.1. 1. 13.

105

Τό δέ τοδ ςαυρού ξύλον αίϑρωποις έςί σωτηριον, μέρος ών, ώς άϰόυω, ιυϰαταφρονήτου τουτου ϰαί τών πολλών ατιμοτέρου. Sеrm. in Baptis. Christi.

106

Обличение неправды раскольннч. гл. 2, рассужд. 2. лист. 43. 44.

107

Обличение непр. раскольн. лист. 34 на обороте.

108

Пут. Паррота на Арарат. Б. для Ч. Т. XII. Отд. 3, стр. 271.

109

Ныне, по свид. А. С. Норова (2, 250), сбывается над ним пророчество Иеремии (Иер.48:33): отъята есть радость и веселие от Кармила, и вино от точил отъях: никакоже изгнетаяй винну ягоду по обычаю песни воспоет.

110

Путешествие Ж. Ж. Ампера. Моск. Вед. 1848 г. № 83.

111

«Египет в прежнем и нынешнем своем состоянии.» Спб. 1842 г. 1, 75.

112

«Египет в прежнем и нынешнем своем состоянии» Клодта-Бея. Спб. 1842 г. Т. I, стр. 74. – «Путешествие по Св. Земле» А. С. Норова, Спб. 1838. Т. II, стр. 68. 69. 146. 159.

113

«Очерки Иерусалима в конце XI в. Хроника Оливье Лифдаля» Моск. Вед. 1850 г. № 48.

114

Лесн. Журн. 1842 г. Ч. I, кн. 3.

115

Путеводитель по Иерус. и его ближайшим окрест. Спб. 1863 г., стр. 131. 132.

116

Норова Путешествие по Св. Земле. Спб. 1838 г. Т. 1, стр. 232. Шатобриав, путешествие в Иерусалим. Спб. Т. II, 1816 г. стр. 204.

117

Зап. путешеств. Воскр. Чт. 1854–55 г. стр., 367.

118

Норова Путешествие по Св. Земле в 1835 г. Т. I, стр. 181.

119

Арабы доселе называют это дерево словом ель-зейтун, очень похожим на древнее название заит. Кл.-Б. Египет в прежнем и нын. своем сост. Спб. 1842 г. Ч I, стр. 66. См. также Пут. по Египту и внутрен. обл. Дельты. Рафал. Спб. 1850 г. стр. 373.

120

Очерки Иерусалима и его окрест. Мишо и Пужула, Спб. 1837 г. стр. 182.

121

Путешествие по св. земле. Норова. Спб. И838 г. о. 2 стр. 125. 146 и пр., и Путешествие к св. местам Муравьева. Спб. 1833 г. Т. 2. стр. 265.

122

Путеводитель по Иерус. и его ближайшим окрест. Спб. 1863 г. стр. 143.

123

Ч. М. 27 декаб. о бегстве Пресв. Богородицы в Египет.

124

Лепсиус, в 1842–1845 г. быв. в Египте. М. Вед. 1852 г, № 135, стр. 1385.

125

Сок этого дерева на вид совершенно подобен молоку и вытекает в большом количестве даже при легком порезе его коры. Прим. путеш.

126

Норова. Путешествие по св. земле. Спб. 1838 г. Т. 2, стр. 245. 250.

127

Эйрие. Живописное путешествие по Азии. М. 1840 г. Т. 6, стр. 247.

128

Путешествие по Египту и внутр. областям Дельты. Спб. 1850 г., стр. 111, 112. – Ковалевского Путешествие во внутреннюю Африку. Спб. 1849 г. Т. I. стр. 155, 156. Т. II, стр. 76, 77.

129

Египет в прежнем и нынешнем своем состоянии. Спб. 1842 г. Т. 1, стр. 69.

130

Блаж. Феодорит (толк. Ис.5:11) и св. Златоустый (также) полагают, что пальмовое именно вино называлось у Евреев сикером. Но св. Василий Вел. (Т. С. О. 6, 206.) пишет: «у Евреев в обычае называть сикером всякий напиток, кот. может произвести опьянение».

131

Ин.12:13. «Прияша ваия от финик.» Пальма, с кот. Евреи резали ветви для встречи Спасителя и Господа, зеленела еще во время св. Кирилла Иерусалимского. Сей святитель (Кир. Иер. 182) говорил современникам: «о Христе свидетельствует та пальма, которая находилась в долине и доставляла ветви всем, хвалившим тогда Господа».

132

См. выше

133

Первые пять семейств составляют в ботанике разряд друсеменодольных разнолепестных, последние три – разряд двусеменодольных однопокровных.

134

Египет в прежнем и нынешнем состоянии. А. Б Клот-бея. Перевод с франц. Спб. 1842 г. Часть 1, стр. 77

135

Алжирская Сагара и большая степь. Моск. Вед. 1850 г. № 146.

136

Во времена христианского владычества эта долина была хорошо обработана; теперь она в запустении и местами покрыта древними развалинами. Путешеств. по св. земле в 1835 г. Норова. Спб. 1838 Т. I. стр. 289.

137

Норов. Путеш. по св. земле в 1835 г. Спб. 1838 г. Т. 2, стр. 87.

138

А. С. Норов. Путеш. по св. земле в 1835 г. Спб, 1838 г. Т. 1, стр. 329. Т. 2, стр. 71, 83, 85–87.

139

Там же.

140

Моск. Ведом. 1850 г. № 48. Очерк Иерусалима в конце XI в. Хроника Оливье Лифдаля.

141

Путеш. по св. земле в 1835 г. Спб. 1838 Т. I, тор. 289.

142

Boswella serrata. Это дерево подробно описано в Asiatic. Research. ll, 9. 11 и в Dictionnare botanique et farmceutique, par une société dec. medecine, farmaciens et des naturalistes. Paris 1817 an. Слич. Геродот, в рус. пер. изд. Мартынова. Спб. 1825,26 и 27 г. Т. 3, стр. 113.

143

Самый сбор ладана, а равно местность, где он родится, подробно описаны у Геродота, в рус. пер. изд. Мартынова. Спб. 1826–27, Т. 3. прим. стр. 97, 107, 112. Геродот ясно отличает ливан от ладана, ladanum, по-евр. лот, там же стр. 113.

144

Слова церковных песней и св. отцов. Напр. св. Григория Двоеслова. В. Ч. 1845–46 гг., стр. 323. – Блаженного Феофилакта. В. Ч. 1846–47 г., стр. 361.

145

Там же, стр. 361.

146

Ceratonia siliqua L. Иаображение этого дерева и плода его можно видеть в Жив. Обозр. М. изд. Августа Семена. Т. 5 стр. 244. Нынешние Арабы называют рожковое дерево словом: карруб. «Египет в прежнем и нынешнем своем состоянии. А. Б. Клодт-бея. Спб. 1842 г. Часть 1, стр. 74.

147

Четьи Мин. в житии преп. Саввы. Дек. 5.

148

В Египте доселе растет много кассийных дерев: Cassia acutifolia, cassia senna и cassia sabun. См. Путешествие во внутреннюю Африку, Ковалевского. Спб. 1849 г. Том. 2., стр. 183.

149

Чет. Мин. под 27 дек.

150

Созомен. Церк. Ист. кн. 5. гл. 21. Сл. В. Ч, 1849–50 гт. стр. 399.

151

Египет в прежнем и нынешнем своем состоянии А. Б. Клодт-бея. Спб. 1842 г. Ч. 1, стр. 74. Здесь замечено: «нельзя отвергать древности и большей или меньшей достоверности сих преданий».

152

Св. Ефрем Сирин пишет о шакед: «ветвь рано дает цветы». (Т. С. О. Ч. 7. стр· 356.

153

Египет в прежнем и нынешнем своем состоянии Кдодт-Бея. Спб. 1842 г. Ч. 1, стр. 68.

154

Путеводитель по Иерусалиму и его ближайшим, окрестностям. Спб. 1863 г., стр. 134. 135.

155

Новейшие исследования евр. древностей предполагают, впрочем, что евр. баха означает аравийский куст, очень похожий на бальзамовый, и отличающийся от него длиною своих листьев и величиною плода. Слич. Cels. Hierobot. 1, 335–340.

156

Новейшие естествоиспытатели полагают, что Евреи, именем ваппуах называли не только обыкновенную яблоню, но и айву, Cadonia vulgaris, с приятно пахучими плодами, которые употребляются в пищу вареными; слизь, содержащаяся в наружной семенной оболочке плодов айвы, или иначе квита, употребляется в медицине.

157

Путешествие по св. земле в 1835 г. А. С. Норова. Спб. 1838 г. Том 2-й, стр. 113.

158

Египет в прежнем и нынешнем состоянии. Спб. 1842 г. Т. 1-й стр. 67.

159

Путешествие по св. земле в 1835 г. А. С. Норова. Спб. 1838 г. Т. 2-й, стр. 71, 113, 225, 245, 250, 264, 265, 269, 300

160

Laurus cassia L. Чет. Мин. под 6 января в слове на Богоявление Господне сказано: «кассиа зелие аравитское, на местех лужных мокроты исполненных вкореняется и растет высоко»

161

Св. Василий Вел. (Т. С. О. 5, 331) и св. Афанасий Александрийский (Т. С. О. 22, 172) в своих беседах на 44-й псалом согласно пишут: «кассиа есть самая тонкая и благовонная кора, облекающая собою древесныя ветви».

162

Путешествие по св. земле в 1835 г. А. С. Норова. Спб. 1838 г. Том 1-й, стр. 323, 324.

163

Египет в прежнем и нынешнем своем состоянии. Клодт- Бея. Спб. 1842 г. Т. I, стр. 67.

164

Путешествие по св. земле в 1835 г. А. С. Норова. Спб. 1838 г. Том II, стр. 185.

165

Дуб, под которым похоронено тело Ахии Силонитанина, по сказанию путешественников, доселе еще существует в Силоме. См. В. Ч. год 10-й, сор. 142.

166

De situ et nominibus locorum hebraicorum §§ 130, 195.

167

Слова Евсевия Цамфила. Demonstr. Euang. lib. 5. См. Христ. Чт. 1830 г. Ч. 30, стр. 15.

168

Моск. Вед. 1870 г. 10 ноябр. № 242. стр. 1.

169

Путешествие по св. земле в 1835 г. А. С. Норова. Спб. 1838 г. Т. 2-й стр. 185, 245–250. – Живописное путешествие по Азии. Эйрие. Моск. 1840 г. Том 6-й, стр. 214, 237.

170

Письма франц. миссионера в Сирии г. Пуссу. 1843–44 г. См. Иллюстр. Спб. Том 4-й, стр. 251.

171

Египет в прежнем и нынешнем своем состоянии Клодт-Бея. Спб. 1842 г. Т. I, стр. 68.

172

Мур. 2, 140. Нор. 1, 175.

173

О Кармиле Нор. 2, 245.250; о всей Малой Азии, Нор. 7 церкв. стр. 71.

174

А. Ц. стр. 217, 218.

175

Некоторое понятие об этой знаменитой роще можно получить по изображению ее в Жив. Обоз. том 4-й стр. 168.

176

Живоп. путешествие по Азии Эйрие. Перевод с Франц. Корша. Москва 1840 г. т. 6, стр. 195–196. Фиск насчитал в Ливанской роще 389 кедров; Кинг – 321; Мейер – 9. (Там же) Обычай считать кедры Лив. рощи сделался почти общим между путешественниками лет 300 назад.

177

Путешествие английск. туриста по востоку, см. в Современнике 1848 года. Смесь, 28.

178

Жив. Обозрение т. 4, стр. 168. «Горе тем, говорят обитатели Ливана, кто осмелится наложить святотатственную руку хотя на одну ветвь этих священных кедров: Бог накажет его. Они прибавляют, что какой-то мусульманин покусился обрубить ветви одного дерева, и за то погибли стада его».

179

Pinos abies. Новейшие естествоиспытатели признают еврейское дерево феашур за буковое дерево или самшит, Buxus.

180

Письма с востока в 1849 в 50 г. Спб. 1851 Част. 2, стр. 115.

181

Живоп. Обозр. Част. 6, стр. 374.

182

Эйрие. Живописное путешествие по Азии. Перевод Корша. Москва 1840 г. том. 6, стр. 237.

183

Св. Димитрий Ростовский в своем поучении о четвероконечном кресте (Сочинения его. Москва 1827 г. изд. 4-е том. 3-й, стр. 530, 531) пишет: «певк и финик едино быти мнится; а еще и сосну нецыи певк быти вознепщеваша, якоже иеромонах Епифаний Киеявлянин, Шестодневник св. Василия Великаго с еллиногpeческаго языка на славянский диалект преведый, вже в беседе 5-й на листу 16-м на обороте противу певка на брезе написа сосну. Обаче досговернее певг финик глаголется; понеже и св. Киприан финика тожде быти мнит, еже и певг в кресте Господнем бывый, глаголет бо: «возшел еси, Господи, на финик, яко то креста твоего древо знаменоваше торжество над диаволом». Дозде Киприан святый. И вероятно есть его слово, понеже в древних всегда финик бяше знамением победы и одоления над супостатом; и Христос Господь, егда вхождаше славно во Иерусалим, сретоша его с ваиями от финик, яко победителя смерти, и яко предзнаменающе финикову древу в кресте быти. Еще же и от Св. Писания мощно сего домыслитися от двоих мест – от Исаии пророка и от Иисуса Сирахова, от нихже кождо три древеса славная воспоминает. Исаия глаголет: слава Ливанова к тебе приидет с кипарисом и певгом и кедром (Ис.60:13). Сирах же, вводя премудрость Божию прославляющуюся, сказует ю уподоблятися кедру, кипарису и финику: аз, рече, яко кедр вознесохся в Ливане, и яко кипарис на горах Аермонских, и яко финик возвысихся на примории (Сир.24:14,15). Се Сирах при кедре и кипарисе финика вместо певка сказует». В другом месте (там же, том 2-й, стр. 537) тот же св. Ростовский Димитрий пишет о том же предмете: «аз же не испытуя о том много, едино ли есть то финик и певг, или различно, о самом финике глаголю, яко премудрость Божия и праведный человек уподоблен в Писании финику.» (Пс.91:13).

184

Обличение неправды раскольников гл., 2.

185

Св. Димитрий Ростовский пишет: «у древних кипарис бяше мертвости знамением; якоже кедр бессмертия, сице кипарис смерти иероглифик и прописание. И обычай бе садити то древо в гробницах, при гробах умерших. У еллинов же бе обычай смерть человеческую ветвию кипарисною извещати, и если на каком-нибудь доме ветвь кипарисная воткнена зряшеся, всяк ведяше, ако в том доме мертвец есть. Еще же и гробы мертвым от кипариса делаху; понеже телеса мертвых в древе кипарисном не скоро истлеваху, ибо древо то такожде, якожде и кедр, есть не гниюще, силу же имать нетленно в себе хранити тело человеческое». (Сочинения его. Москва 1827 г. изд. 4, том 2-й, стр. 530.)

186

Путешествие по Св. земле в 1835 г. А Норова. Спб. 1838 г. Том. 2 стр. 264, 265, 269, 300.

187

Там же. Том I. 170, 171, 278.

188

Египет в прежнем и нынешнем состоянии. А. Б. Клодт Бея, перев. с франц. Спб. 1842 г. Том I. стр. 65.

189

«Апостолы», соч. Федора Яковлева. М. 1856 г. Вып. 2 стр. 347–353.

190

Замечания об этом дереве см. в Библейской истории. М. 1840 г., стр. 271, а также в Христ. Чт. 1849 г., ноябрь, отд. 3, стр. 362.

191

loseph. Fl. de bell. jud. 3, 10. 8.

192

Русск. Вестник. 1871 г. февраль, стр. 789.

193

С этой местности отводок плавучей ивы привезен был в 1730 г. в Англию. См. Рус. Вест. 1856 г. т. I, кн. 2, учено-литер. обозр.·стр. 193.

194

Только в книге пр. Иезекииля (Иез.17:5), и притом однажды, еврейский язык удержал нынешнее арабское название ивы цавцафа. Арабское слово сафсаф означает вербу. Из сафсаф у нынешних египтян делается уголь, употребляемый правительством для приготовления пороха. См. Египет в прежнем и нынешнем состоянии. Клодт-Бея Спб. 1842 т. I стр. 66. Путешествие по Египту и внутренним областям Дельты. Рафаловича. Спб. 1850 г. стр. 303.

195

Путешествие по Св. земле в 1835 г. А. Норова. Спб. 1838 г. т. I стр. 95. Путешествие к святым местам в 1830 г. А. Муравьева. Спб. 1830 г. част. 2 стр. 5. Письма с востока в 1849–50 годах. Спб. 1851 г. част. 2 стр. 205–206.

196

Предполагают, что это греч. слово тождественно с греческим названием острова Хио (Chios), где еще и доселе добывается лучшая ароматическая смола для лаков.

197

Хр. Чт. 1843 г. част. 4, стр. 211–212.

198

Ac. heterocarpa, ac. gummifera, mimosa hebbas и пр. См. путешествие Ковалевского во внутреннюю Африку. Спб. 1849 г. Том 2, стр. 183.

199

Ас. vera Wild или mimosa uiletica L.

200

Путешествие Рафаловича по Египту и внутр. областям Дельты. Спб. 1850 г. стр. 118.

201

Ас. arabica, Wild.

202

Styrax vulgaris.

203

Бес. на 44-й псал. в Т. С. О. Том. 5, стр. 331. Тоже понятие о стакти и смирне предлагает и св. Афанасий Александрийский в своей беседе на 44-й псалом. Он говорит: «стакти есть самый тонкий вид смирны. Ибо, если истереть это благовонное вещество, то вся из него влага отделяется в стакти, а остающаяся густота называется смирною». См. Т. С. О. Том 22 стр. 172.

204

См. Воскр. Чтен. год 9-й, стр. 324.

205

Тропарь в велик. пятницу на вечерни.

206

См. мысли отцев церкви в Воскр. Чт. год 9-й, стр.323 и год 10-й, стр. 361.

207

Замечания св. Василия Вел. на Пс.44:9. См. Т. С. О. Том 5-й. стр. 331.

208

В восточной Индии, в Кохинхине и Тонкине. См. Rosenmuller Sch. ad Num. 24, 6. Наши отечественные путешественники видали алое растущим в Кане Галилейской, в Назарете и Севастии (Письма с востока 1849–50 г. А. Н. Муравьева. Спб. 1851 г. част. 2, стр. 147, 149 и 159. Воск. Чт. 1854–55 г., стр. 198); но в настоящее время трудно судить о точности ботанического названия, передаваемого этими путешественниками.

209

Это дерево принадлежит к отделу покрыто-семенных, к классу двусемядольных с двойным околоцветником к подклассу сростнолепестных и ко семейству эбеновых (Ebenaceae).


Источник: Москва. В Университетской типографии (Катков и К°), на Страстном бульваре. 1871.

Вам может быть интересно:

1. Священная история Ветхого Завета протоиерей Аполлоний Темномеров

2. Комментарий на книгу Песни Песней Соломона священномученик Александр Глаголев

3. Мистерия о царе Навуходоносоре Симеон Полоцкий

4. Миф: Ветхий и Новый Заветы предлагают совсем разные образы Бога Сергей Львович Худиев

5. Объяснение пятой главы книги Судей израильских профессор Иван Степанович Якимов

6. Толкование на книгу святого пророка Осии епископ Палладий (Пьянков)

7. Открываем Священное Писание протоиерей Вячеслав Резников

8. Св. пророк Даниил: очерк его века, пророческого служения и священной книги Александр Матвеевич Бухарев

9. Библейское повествование о потопе в его отношении к данным геологии и преданиям народов профессор Дмитрий Иванович Введенский

10. Пособие при чтении и изучении Библии в семье и школе. Выпуск II архимандрит Никифор (Бажанов)

Комментарии для сайта Cackle