протоиерей Димитрий Владыков

Пост

Понятие о посте

«Пост, тот именно, который принадлежит к числу христианских добродетелей, есть воздержание от всех или по причине какой-либо немощи от некоторых яств, равно и от пития, также от всех мирских предметов и от всех худых пожеланий с тою целью, чтобы христианин удобнее мог совершать молитву свою и умилостивлять Бога; также, чтобы мог умертвить плотские вожделения и получить благодать Божию». «Для похвального поста, – учит святой Василий Великий, – недостаточно одного воздержания от яств, но будем поститься постом приятным, благоугодным Богу. Истинный пост – удаление от зла, воздержание языка, подавление в себе гнева, отлучение похотей, злословия, лжи, клятвопреступления; воздержание от сего – истинный пост». Воздержание, употребляемое для порабощения плотского мудрования любит Господь, потому что через изнурение плоти устрояет освящение. Воздержание же от пищи само по себе недостаточно для того, чтобы сделать пост похвальным; а надобно, чтобы и в прочем соответствовало поведение, то есть и речи, и обращения, и сближение должно иметь с теми, от кого можно получить пользу так, чтобы воздержание от пищи было дополнением подвижничества... Такой образ жизни отнимает у плотского мудрования все, чем оно питается, и не дает ему преобладать над духом, а плоти творить дела ей свойственные».

«Честь поста, – наставляет святой Иоанн Златоуст, – составляет не воздержание от пищи, но удаление от грехов, так что, если кто ограничивает пост только воздержанием от пищи, тот более всего бесчестит его. Ты постишься? Докажи мне это своими делами. Какими, говоришь делами? Если увидишь нищего, подай милостыню; если увидишь врага, примирись; если увидишь своего друга счастливым, не завидуй; если увидишь красивую женщину, пройди мимо. Пусть постятся не одни уста, но и зрение, и слух, и ноги, и руки, и все члены нашего тела. Пусть постятся руки, пребывая чистыми от хищения и любостяжания. Пусть постятся ноги, перестав ходить на противозаконные зрелища. Пусть постятся глаза, приучаясь не устремляться на благообразные лица, и не засматриваться на чужую красоту... Пусть постится и слух; а пост слуха в том, чтобы не принимать злословия и клеветы... Пусть и язык постится от сквернословия и ругательства. Что за польза, когда мы воздерживаемся от птиц и рыб, а братьев угрызаем и снедаем?»

Пост – Божие установление

«Пост – дар древний... Не думай, что день очищения, установленный для Израиля в седьмой месяц, в десятый день месяца (Лев.16:29) есть начало поста. Углубись в историю и ищи древность его происхождения... Он современен человечеству. Пост узаконен в раю. Такую первую заповедь принял Адам: «а от древа познания добра и зла не ешь от него» (Быт.2:17). «А сие не ешь» есть узаконение поста и воздержания. Если бы постилась Ева и не вкусила с древа, то мы не имели бы теперь нужды в этом посте: не здоровые имеют нужду во враче, но больные (Мф.9:12). Самое пребывание в раю есть образ поста... В раю не было ни вина, ни заклания животных, ни мясоядений».

«Как невоздержность в пище бывает причиною и источником бесчисленных зол для рода человеческого, так пост и презрение удовольствий чрева всегда были для нас причиною несказанных благ. Сотворив вначале человека и зная, что это врачевство весьма нужно ему для душевного спасения, Бог тотчас же и в самом начале дал первозданному следующую заповедь: «от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него» (Быт.2:16, 17). Слова «это ешь, а этого не ешь» заключали некоторый вид поста.

Но ныне еще говорит Господь: «обратитесь ко Мне всем сердцем своим впосте, плаче и рыдании» (Иоил.2:13).

Так говорит Господь Саваоф: «пост четвертого месяца и пост пятого, и постседьмого и пост десятого сделается для дома Иудина радостью и веселым торжеством; только любите истину и мир» (Зах.8:19).

«Когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лицо твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф.6:16–18). Т.е. кто постится лицемерно, чтобы обратить внимание других на свой пост, тот лишается благоволения Божия за свое тщеславие. Господу, видящему тайное, угоден пост, сопровождаемый сердечным сокрушением о грехах и раскаянием.

«Сам Господь, – пишет святой Ефрем Сирин, – научает тебя, во-первых, не заботиться настолько об угождении людям, чтобы посты твои происходили ради славы пред людьми, а во-вторых, чтобы, постясь тайными постами, ты снискивал себе милость Воздаятеля... дабы похвала тех, кои знают о твоих постах, не лишила тебя награды за пост».

«Спаситель заповедал нам, – замечает святой Иоанн Златоуст, – не только не выставлять на вид добрых дел своих, но и тщательно укрывать их... Заповедует помазывать голову не с тем, чтобы мы непременно делали это, но чтобы тщательно старались скрывать пост, это стяжание свое».

«Доколе с ними жених, не могут поститься; но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни. Никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани: иначе вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже. Никто не вливает вина молодого в мехи ветхие: иначе молодое вино прорвет мехи, и вино вытечет, и мехи пропадут; но вино молодое надобно вливать в мехи новые» (Мк.2:19–22; ср. Мф.9:14–17; Лк.5:33–39).

«Ныне Я, жених, – объясняет блаженный Феофилакт, – нахожусь с ними, и потому они должны радоваться, а не поститься, но когда Я буду взят из сей жизни, тогда, подвергаясь напастям, они будут и поститься, и скорбеть. Называет Себя женихом не только потому, что обручал Себе девственные души, но и потому, что время первого пришествия Его есть время не плача и горя для верующих в Него и не тяжелое время, но успокаивающее нас крещением без дел закона... Как небеленая, т.е. новая, заплата по своей твердости только раздерет ветхую одежду, если будет пришита к ней, и как новое вино по своей крепости разорвет старые мехи, так и ученики Мои еще не окрепли, и потому, если обременим их, мы через это сделаем им вред, так как они по немощи своего ума похожи еще на ветхую одежду. Итак, не следует возлагать на них тяжелой заповеди поста. Новая, суровая заплата и новое вино означают пост, а старая одежда и старые мехи – слабость учеников».

Цель поста

Пост установлен с той целью, чтобы содействовать христианину:

а) распинать плоть со страстями и похотями (Гал.5:24; ср. Еф.4:22–24). Пост, укрощая в нас плотские пожелания и влечения, возвышает и укрепляет душу, способствует ей о горнем помышлять, а не о земном (Кол.3:2).

«Пост есть пища для души, и как телесная пища утучняет тело, так и пост укрепляет душу, сообщает ей легкий полет, делает ее способною подниматься на высоту и помышлять о горнем и ставит выше удовольствий и приятностей настоящей жизни. Как легкие суда скорее переплывают моря, а обремененные большим грузом тонут, так и пост, делая ум наш более легким, способствует... устремлению к небу и к предметам небесным. Пост смиряет тело и обуздывает беспорядочные вожделения, душу же просветляет, окрыляет, делает легкою и парящею горе».

«Ибо плоть желает противного духу, и дух – противного плоти; они друг другу противятся» (Гал.5:17; ср. Иак.1:14–15).

«Возлюбленные! прошу вас, как пришельцев и странников, удаляться от плотских похотей, восстающих на душу» (1Пет.2:11).

«Поелику же они (дух и плоть), – наставляет святой Василий Великий, – друг другу противятся, отнимем у плоти ее дерзновение, приумножим же душевную силу, чтобы, с помощью поста одержав победу над страстями, увенчаться нам венцами воздержания. Как на весах, когда обременена одна сторона, противоположная ей поднимается вверх; так и в человеке, как всякий может видеть, происходит подобное. С приращением плоти ум делается иногда несколько слабее, и, обратно, при благоустройстве ума нередко утончается плоть. Или не знаешь, что как в бою споборничество одному производит одоление другого, так предающийся на сторону духа порабощает плоть? Ибо они противоборствуют друг другу. Поэтому, если хочешь сделать крепким ум, обуздай плоть постом. Это и есть то самое, что сказал апостол: в какой мере внешний человек тлеет, в такой внутренний обновляется (2Кор.4:16), – и еще:когда я немощен, тогда силен» (2Кор.12:10).

б) отражать искушения диавола!

Ученики, приступивши к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его (беса)? Иисус же сказал им: по неверию вашему... Сей же род изгоняется только молитвою и постом (Мф.17:19–21; ср. Мк.9:28–29), которые являются необходимыми последствиями веры. Вера не может существовать как без молитвы, так и без воздержания, самоограничения, поста.

«Ты скажешь: если нужна вера, для чего же еще нужен пост? Для того, – отвечает святой Иоанн Златоуст, – что кроме веры и пост много придает крепости: он научает великому любомудрию, человека делает ангелом и укрепляет против сил бестелесных. Впрочем, не сам по себе, – нужна еще молитва, и она должна предшествовать. И смотри, какие блага происходят от этих двух добродетелей. Тот, кто молится, как должно, и притом постится, немного требует; а кто требует немного, тот не будет сребролюбив; а кто не сребролюбив, тот любит подавать и милостыню. Кто постится, тот становится легким и окрыляется и с бодрым духом молится, угашает злые похоти, умилостивляет Бога и смиряет надменный свой дух. Потому-то и апостолы всегда почти постились. Кто молится с постом, тот имеет два крыла легче самого ветра. Таковой не дремлет, не говорит много, не зевает и не расслабевает на молитве, как то со многими бывает, но он быстрее огня и выше земли; потому-то таковой особенно является врагом и ратоборцем против демонов».

«Сорок дней Он был искушаем от диавола, и ничего не ел в эти дни» (Лк.4:2). «Отсюда познай, сколь великое благо и сколь сильное оружие против диавола – пост».

в) обрести милость у Бога:

Ниневитяне, обратившись от злого пути своего и от насилия рук своих (Ионы 3 гл.), постом умилостивили Бога.

Царь Ахав постом, соединенным с сокрушением, отклонил Божие определение о себе (3Цар.21:27–29; ср. Иоил.2:12, 15, 18).

Святая Анна пророчица «не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь» (Лк.2:37).

г) приближаться к Богу: «Моисей не осмелился бы приступить к дымящейся вершине, не дерзнул бы взойти во мрак, если бы не вооружил себя постом. Во время поста принял он заповедь, перстом Божиим начертанную на скрижалях (Исх.34:28). Пост соделал Илию зрителем великого видения (3Цар.19:8–12). Павла, между прочим, и пост, о котором он также упоминает, хвалясь своими скорбями (2Кор.6:5, 11:27), возвел на третье небо» (2Кор.12:2).

В ветхозаветное время постились:

Пророк Моисей (Исх.34:28), царь и пророк Давид (Пс.34:13, 108:24), пророк Даниил (Дан.10:2–3), Неемия (Неем.1:4), народ еврейский (Суд.20:26; 1Цар.7:6; 2Цар.1:12; 2Пар. 20:3; 2Ездр.8:49–50; Иер.36:9 и др.).

«А все, что писано было прежде, написано нам в наставление» (Рим.15:4, ср. 1Кор.10:11).

В новозаветное время постились:

Господь Иисус Христос постился сорок дней и сорок ночей пред выступлением на общественное Свое служение (ср. Мф.4:2). Этим примером Он освятил и установил пост для Своих последователей.

«Познай и научись, – говорит святой Иоанн Златоуст, – что, омывшись водами крещения, не должно предаваться удовольствиям, пьянству и обильным яствам, но наблюдать пост. Потому то и Сам Христос постился, – не потому, что Ему нужен был пост, но для нашего научения».

Святой Иоанн Предтеча был строгим постником: пищею его были акриды и дикий мед (Мф.3:4). Пророки и учителя Антиохийской церкви постились(Деян.13:2). Апостолы Павел и Варнава помолились с постом(Деян.14:23). Апостол Павел пишет о себе: «усмиряю и порабощаю тело мое» (1Кор.9:27).

«Здесь он показывает, – объясняет святой Иоанн Златоуст, – что они и преданы чревоугодию, и не обуздывают этой страсти, и под предлогом совершенства удовлетворяют ей, о чем он и выше (1Кор.6:13) с сожалением говорил: «пища – для чрева, и чрево – для пищи... Дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным». Если же Павел, учитель столь многих, опасался этого даже после того, как распространил проповедь, сделался благовестником и получил господство над вселенной, то что должны сказать мы? Не думайте, говорит, будто для вашего спасения достаточно того, что вы уверовали; если мне, который проповедал, учил, обратил тысячи людей, недостаточно этого для спасения, когда сам себя не буду вести безукоризненно, то тем более вам».

«Во всем являем себя, как служители Божии, в великом терпении... в бдениях, впостах» (2Кор.6:4–5); «много раз был... в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте» (2Кор.11:26–27).

В апостольское время христиане постились: «не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве» (1Кор.7:5; Деян.27:9).

Христианину необходим пост:

«Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал.5:24).

«Попечения о плоти не превращайте в похоти» (Рим.13:14).

«Многими скорбями надлежит нам войти в царство Божие» (Деян.14:22; Мф.7:14; Лк.13:24).

Слово Божие осуждает нарушителей поста:

«Ел Иаков, и утучнел Израиль, и стал упрям; утучнел, отолстел и разжирел; и оставил он Бога, создавшего его» (Втор.32:15).

«Вот в чем было беззаконие Содомы, сестры твоей и дочери ее: в гордости, пресыщении и праздности» (Иез.16:49).

«Горе вам, пресыщенные ныне!» (Лк.6:25).

«Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением и пьянством» (Лк.21:34, ср. Лк.16:19, 23).

«Их конец – погибель, их бог – чрево, и слава их – в сраме: они мыслят о земном» (Флп.3:19).

В дни поста мяса не вкушали:

«Вкусного хлеба я не ел; мясо и вино не входило в уста мои» (Дан.10:3). «Пищею его (Иоанна Предтечи) были акриды и дикий мед» (Мф.3:4).

Свидетельства святых отцов

«Аще кто, епископ или пресвитер или диакон или иподиакон или чтец или певец, не постится в святую четыредесятницу пред пасхою, или в среду или в пяток, кроме препятствия от немощи телесныя, – да будет извержен. Аще же мирянин, – да будет отлучен» (Апост. 69 правило).

Святого Поликарпа, епископа Смирнского: «оставив суетные и ложные учения многих, обратимся к преданному изначала слову; будем бодрствовать в молитвах, пребывать в постах».

Святого Киприана, епископа Карфагенского: «обратимся ко Господу всем сердцем, умилостивим Его гнев и негодование, как Сам Он внушает (Иоил.2:12), постом, плачем и рыданием!.. Даниил, несмотря на многократное одобрение его веры и непорочности, несмотря на то, что Господь часто являл ему Свое благоволение за его доблести и достохвальные качества, старается еще угодить Богу постом, повергается во вретище и в пепле».

Святого Петра, архиепископа Александрийского († 311 г.): «никто да не укоряет нас за соблюдение среды и пятка, в которые дни благословно заповедано нам поститься по преданию. В среду – по причине составленного иудеями совета о предании Господа, а в пяток, потому что Он пострадал за нас» (15 прав).

Святого Ефрема Сирина: «пост – дело досточестное и богоугодное... Пост отражает искушения, умащает на подвиг благочестия; он сожитель трезвенности, виновник целомудрия. Пост доблесть в бранях. Пост угашал силу огненную. Пост заграждал уста львов. Пост возводит молитву к небу. Пост – матерь здравия... Пост – путь к покаянию. Пост – виновник слез. Пост не любит ни мира, ни того, что в мире».

Святого Василия Великого: «полезен пост во всякое время для подъемлющих его: потому что на постящегося не смеют нападать демоны... но гораздо более полезен он ныне, когда во всей вселенной возвещается о нем проповедь. И нет ни одного острова, ни твердой земли, ни города, ни народа, ни отдаленного края, где не была бы слышна сия проповедь; напротив того, и воинские станы, и путешественники, и мореплаватели, и купцы, – все равно слышат и с радостью принимают повеление (о посте). Итак, поелику возвращающийся круг времени привел к нам сии многожеланные дни, все приимем их с радостью как древних своих воспитателей».

Святого Григория Богослова: «Христос постился пред искушением, а мы постимся пред Пасхою... Христос противопоставляет пост искушениям, а у нас знаменует он умерщвление со Христом и служит предпразднственным очищением».

Святого Кирилла Иерусалимского: «не будь более ехидною (ср. Мф.3:7), но как некогда был ты порождением ее, то оставь, говорит он, образ прежней греховной жизни. Всякий змей, вползая в узкое место, оставляет старую чешую и, через сжатие себя скинувши старость, юнеет телом. Так и ты, говорит он, взойди узкими и тесными вратами; изнурив себя постом, изгони то, что губит тебя».

Святого Иоанна Златоуста: «радуюсь и веселюсь, видя ныне, что церковь Божия красуется множеством своих чад... и вместе с тем желаю быть для вас провозвестником наступления святой четыредесятницы, как врачевства душ наших. А общий всех нас Господь, как чадолюбивый отец, желая очистить нас от грехов, сделанных нами в какое бы то ни было время, и даровал нам врачевство в святом посте... Это есть истинный праздник, где спасение душ, где мир и согласие, откуда изгнана всякая житейская пышность, где нет ни крика, ни шума, ни беганья поваров, ни заклания животных, но вместо всего этого господствует совершенное спокойствие, тишина, любовь, радость, мир, кротость и бесчисленные блага».

Опровержение возражений

Сектанты говорят:

1) Богу угоден не телесный пост, а духовный. «Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма и угнетенных отпусти на свободу и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его и от единокровного твоего не укрывайся» (Ис.58:6–7).

Пост иудеев ограничивался одним воздержанием от пищи и не сопровождался сердечным сокрушением о грехах, делами любви и милосердия, почему, как пост лицемерный, был не угоден Богу. Отсюда вывод правильный тот, что истинный пост, заповеданный Богом (который Я избралИс.58:5), не должен быть только телесным, но и духовным. В приведенном месте (ср. Ис.58:3–4) телесный пост не отрицается, а утверждается. Без телесного поста не может быть и поста духовного: «ибо плоть желает противного духу, а дух – противного плоти; они друг другу противятся» (Гал.5:17).

«Воздержание от пищи Бог повелевает для того, – учит святой Иоанн Златоуст, – чтобы мы обуздывали порывы плоти и делали ее послушным орудием для исполнения заповедей».

«Тем, кто хочет чисто и свято поститься, следует удаляться, – замечает святой Кирилл Александрийский, – от собственных своих желаний, стремиться к тому, что угодно Богу, и покорно преклоняться пред Его желаниями. Но тогдашние Израильтяне не делали этого, напротив следовали своим собственным желаниям, пренебрегая угодным Законодателю, вовлекали подчиненных в суды и ссоры, тогда как должны были склонять к единодушию враждующих между собою и водворять мир среди впадших в разногласия. Но они прилагали свое старание к совершенно противоположному... Пост, который не таков, есть ложный пост и есть только как бы вид поста, и не имея в себе свойств истинного поста, он смешон и неприличен. Ибо те, кто совершенно нерадит о том, чтобы быть чистыми и добрыми, не совершает никаких добрых дел, а потом упражняется в бесплодном и бесполезном воздержании от пищи, как в великом и почтенном в очах Божиих деле, – всуе подвизается и бьет воздух. Их подвиг не доставит им наград, потому что неприятен Богу».

Церковь Православная никогда не отрицала духовного поста и считает его обязательным условием спасительности поста телесного. К такому посту она наставляет своих чад песнопениями и молитвословиями. «Постимся постом приятным, благоугодным Господеви. Истинный пост есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение, оглаголания, лжи и клятвопреступления – сих оскудение пост истинный есть и благоприятный».

«Пост не удаление брашен только совершим, но всякие вещественные страсти отчуждение».

«Постящеся, братие, телесно, постимся и духовно: разрешим всякий союз неправды... всякое списание неправедное раздерем; дадим алчущим хлеб и нищих бескровных введем в дом, да приимем от Христа Бога великую милость».

2) Пост мы отвергаем, так как Иисус Христос учил: не то, что входит в уста, оскверняет человека; но то, что выходит из уст, оскверняет человека (Мф.15:11).

Эти слова Спасителя являются ответом на вопрос фарисеев и книжников не о посте, не о родах пищи скоромной и постной, а о том, почему ученики Его преступают предание старцев, ибо не умывают рук своих, когда едят хлеб (Мф.15:2). По просьбе учеников Господь так объяснил притчу сию (Мф.15:15, ср. стих 11): оскверняет человека исходящие из его сердца злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления... А есть неумытыми руками не оскверняет человека (Мф.15:17–20).

Господь Иисус Христос постов не отвергал а Своим примером (Мф.4:2) освятил пост, дал заповедь о посте (Мф.6:16–18, 9:15–17) и учил о силе его (Мф.17:21).

Если понимать слова Христовы (Мф.15:11) по сектантски, то окажется, что несоблюдение поста, объедение и пьянство не оскверняют человека, так как пища и напитки «входят в уста». Сектанты, по-видимому, не знают, что по учению Церкви православной оскверняет человека в пост не скоромная пища, которая сама по себе не представляет ничего скверного и потому дозволительная во всякое другое время, а нарушение заповеди Божией, неповиновение Церкви, нежелание распинать плоть со страстями и похотями (Гал.5:24).

3) Постится ли человек или нет, – дело безразличное: пища не приближает нас к Богу, ибо едим ли мы, – ничего не приобретаем; не едим ли, – ничего не теряем (1Кор.8:8).

Указанные слова апостола составляют разъяснение по вопросу не о посте, а об употреблении в пищу идоложертвенного (1Кор.8:1–4, ср. 7–10).

Мысль его та, что хотя пища сама по себе не приносит нам духовной пользы, но наше отношение к ней не безразлично с нравственной стороны. Так апостол осуждает христианина, когда он, имея знание (1Кор.8:4–7), ест идоложертвенное на соблазн для немощных и этим своим поступком обнаруживает отсутствие братской любви. Иисус Христос предостерегал Своих последователей от невоздержания в пище и питии (Лк.21:34), так как оно свидетельствует о чревоугодии, о потворстве похоти (ср. Рим.13:14), о нежелании бороться с вожделениями плоти (Гал.5:16–17, 24). Следовательно, воздержание в пище (пост), соблюдаемое христианином для духовно-нравственных целей (ср.Гал.5:24), есть дело во славу Божию (1Кор.10:31), приближающее его к Богу, а не дело безразличное.

«Апостол не прямо переходит, – объясняет святой Иоанн Златоуст, – к заключению, что надобно воздерживаться от жертв идольских, чтобы не причинить вреда ближнему, но, предварительно только указав на это, внушает нечто более важное. Что же такое? То, что хотя бы невоздержание и не причинило никому вреда и не соблазняло ближнего, – и в таком случае не должно этого делать, потому что это было бы дело бесполезное... Потому он наперед и говорит: пища не приближает нас к Богу. Видишь ли, как он унижает то, что, по-видимому, происходило от совершенного знания? Бдим ли мы, ничего не приобретаем, т.е. не заслуживаем благоволения Божия, как бы сделав что-нибудь доброе и великое; не едим ли, ничего не теряем, т.е. не получаем какого-нибудь урона. Таким образом доселе он доказывал, что ядение жертв идольских излишне и ничтожно, так как то, что не приносит пользы, когда есть, и не вредит, когда нет, то излишне. Далее показывает весь происходящий от того вред, и наперед вред для братии».

«Под брашном (пищею) здесь разумеется именно идоложертвенное, – замечает епископ Феофан. – Мысль апостола такова: вы, хвалящиеся высоким умом и ясным пониманием дела, не думайте, что ценное что-либо совершаете пред очами Бога, когда вкушаете остатки от жертв идолам. Никакой прибавки к вашей богоугодности, стяженной другими делами, от этого не бывает. Не думайте также, что те, кто не ест такого рода брашен, умаляется через то в очах Божиих. Нет, их богоугодность, стяженная другим путем, через это никакого урона или лишения не терпит. – Отсюда видно, как неосновательно прилагать слова апостола к постам».

4) Православные, соблюдающие посты, – немощные в вере: «ибо иной уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи»... «Иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне равно. Всякий поступай по удостоверению своего ума» (Рим.14:2, 5).

Апостол некоторых из числа римских христиан называет немощными в вере не за то, что они ели овощи, а за то, что по обращении ко Христу придерживались Моисеева закона о днях праздничных и непраздничных (Рим.14:5–6), о пище чистой и нечистой (ср. Лев.11 гл.) и к последней относили мясо. Православные христиане не считают во время поста скоромную пищу нечистой, а считают грехом неповиновение церковному установлению; придают ценность не самой пище, а воздержанию и послушанию. Сектанты, укоряющие православных за соблюдение постов, поступают вопреки наставлению апостольскому: «кто ест, не уничижай (не укоряй) того, кто не ест... Кто ты, осуждающий чужого раба?» (Рим.14:3–4). Нужно обратить внимание, что апостол не касается ядения или неядения, а взаимных отношений, в основе коих должна быть братская любовь (Рим.14:3, 15–21).

«Многие из уверовавших иудеев... и по принятии веры, – говорит святой Иоанн Златоуст, – наблюдали строгую разборчивость в пище, еще не осмеливаясь совершенно отступить от закона. Затем, воздерживаясь только от свиного мяса, они, чтобы не подпасть нареканию, стали потом воздерживаться и от всего мясного и ели одни только овощи... С другой стороны, были более совершенные в вере, которые, сами нисколько не соблюдая подобной разборчивости в пище, отягощали и огорчали соблюдавших ее своими укоризнами и обличениями, ввергая их в уныние. Потому блаженный Павел опасался, чтобы они... желая отклонить немощных в вере от разборчивости в пище, не довели их до отпадания от веры... Он не решается сказать укоряющим: вы делаете худо, – чтобы не утвердить других в разборчивости, – а равно и не говорит: хорошо вы делаете, – чтобы они не стали нападать еще сильнее, – но употребляет соразмерное запрещение (Рим.14:3–4). Иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне равно (Рим.14:5). Между разборчивыми в пище были такие, которые в известные дни наблюдали эту разборчивость, а в другие нет, почему апостол и сказал: всякий поступай по удостоверению своего ума. Этим он избавил разборчивых от страха, назвав их действие безразличным, а у тех, которые слишком много нападали на них, он отнял повод к укоризнам, вразумив их, что не следует с таким большим усердием постоянно беспокоить людей за их разборчивость; и не нужна такая ревность не по свойству самого дела, но по соображению времени, потому что укоряемые были еще новыми в вере... так как вера еще только недавно была насаждена у римлян. А потому мы и не должны на всех распространять слова апостола: всякий поступай по удостоверению своего ума». Ясно, что эти слова апостола имеют ограниченное значение: только для того времени, когда писалось Послание к Римлянам, а не для нашего, когда существуют церковные установления о посте, обязательные для всех чад Церкви.

«Кто различает дни (различающий дни и яства для Господа различает), различает их, – объясняет епископ Феофан, – в уверенности, что это благоугодно Ему. И кто не различает дней, для Господа не различает, – не различает в той уверенности, что вера в Господа освободила его от всех подобных обязательств. Кто ест, для Господа ест, ибо благодарит Бога. Благодаря Бога за то, что дал пищу в наслаждение, утоление голода и поддержание жизни... И кто не ест, для Господа не ест, и благодарит Бога. Благодарит Бога за то, что дал силу воздержаться и принести Ему сию жертву самоотвержения».

5) Против постов апостол писал: итак, если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений: не прикасайся, не вкушай, не дотрагивайся (что все истлевает от употребления), по заповедям и учению человеческому? «Это имеет только вид мудрости в самовольном служении, смиренномудрии и изнурении тела, в некотором небрежении о насыщении плоти» (Кол.2:20–23).

Апостол не мог противоречить себе (ср. 2Кор.6:5, 11:27; 1Кор.7:5, 9:27), как думают сектанты. В его словах (Кол.2:20–23) содержится предостережение от лжеучителей (гностиков), а не отрицание будто бы христианских постов. Колосские еретики из чувства ложного смирения считали невозможным для человека входить в непосредственное общение с Богом и потому обращались к посредничеству ангелов, отвергая Божеское достоинство Господа Иисуса Христа (не держась главыКол.2:19). Исходя из ложных представлений о материи как источнике греха, зла, а с другой стороны, стремясь к общению с невидимым миром ангельских сил, они признавали необходимость суровых аскетических упражнений, направленных к изнурению тела. Лжеучителя настаивали на том, чтобы колоссяне исполняли их предписания касательно пищи и пития («не прикасайся», «не вкушай», «не дотрагивайся» – Кол.2:21). Этим правилам они придавали важное значение в духовной жизни, поставляя в зависимость от исполнения их нравственное совершенствование человека. В противовес этому лжеучению апостол между прочим учит, что предметы, запрещаемые еретиками, от употребления истлевают, уничтожаются и потому сами по себе не могут влиять на нравственную деятельность человека.

«Посрамляя надменность, – замечает блаженный Феофилакт, – тамошних догматистов (лжеучителей), апостол говорит, что все это невеликое, что именно есть, но оканчивается истлением в употребляющих; истлевши во чреве, это извергается потом, так что для души в этом, как оно есть само по себе, нет ни пользы, ни вреда».

Затем аскетические предписания еретиков не имеют божественного установления, а измышлены людьми (по заповедям и учению человеческомуКол.2:22), почему не следует их держаться. «Заповедями же и учением назвал апостол не закон (Моисеев), но неблаговременное их (еретиков) учение».

«Это имеет только вид мудрости. Слово мудрости имеют, – пишет блаженный Феофилакт, – а не силу и истину. Ибо тот, кто этому учит, кажется благочестивым, скромным и презирающим тело ради воздержания от пищи. Однако Бог почтил тело и дал яства, чтобы, питаясь ими, плоть могла существовать и добровольно господствовать над страстями. А они не в чести держат тело и лишают его должного, отнимая у него власть и не позволяя ему действовать без принуждения».

Христианский пост есть установление Господне и является средством умерщвления не тела, а греховных плотских похотей, и подчинения тела духу (ср.1Кор.9:27 и др.).

«Стихии мира, – объясняет епископ Феофан, – означают все вещественное, земное, тленное, для которого умирает всякий настоящий христианин во Христе Иисусе. Слова эти, «не прикасайся» и проч. (Кол.2:21) – отрицательные предписания; но тут же, конечно, само собою подразумевалось: а того-то касайся, а это вкушай и осязай. В Кол.2:22 (апостол) представляет основания, почему не следует слушать такие уроки: первое – ничтожество предметов, коих они касаются, второе – это не Божия заповедь, а человеческое учение... Он внушает: не придавайте вы важности этим ничтожностям и не опирайтесь на них; а все внимание обращайте на строй сердца и его расположения. Они прочны и имеют вечную цену, а это все мелочи, суета. Самовольная служба, смиренномудрие и непощадение тела (Кол.2:23) составляли внешнюю, практическую сторону мудрования лжеучителей... изнурения (непощадения) тела. Плохое питание тоже есть непощадение тела; но слово апостола выражает при сем и нечто большее. Может, они и истязали себя как-нибудь. Бичевальщики всегда бывали. И теперь они есть и в просвещенной Европе, и среди грубых турок, и у нас между хлыстами. Само по себе непощадение тела в благоразумной мере и со святыми целями не укорно, а похвально (Гал.5:24). Если апостол с укором относится к нему здесь, то, конечно, потому, что оно, кроме уродливого вида, в каком являлось, и по направлению и духу своему было дурно и было соединено с какими либо суевериями... И манихеи не благоволили к телу, потому что считали его произведением не Божиим и в самой природе его видели зло. Непощадение тела в этом и подобном этому духе не может быть допустимо».

6) Если поститься должно, то пусть сам христианин и избирает для себя время, когда находит нужным: «мы дети не рабы, но свободной». «Итак, стойте в свободе, которую даровал нам Христос» (Гал.4:31, 5:1 и др.).

Православная Церковь не возбраняет своим чадам, когда они признают нужным, поститься и в другие дни, сверх установленных ею постов. Она не находит возможным предоставить своим членам полной свободы в отношении поста, потому что христиане, вследствие греховной природы, легко злоупотребляют своей свободой (Гал.5:13; Лк.15:12–16; Рим.13:14) и не всегда могут определить свое нравственное состояние и время, когда для них необходим пост. Помня наставление апостола: «только все должно быть благопристойно и чинно» (1Кор.14:40), – Церковь определила дни и сроки постов, обязательные для всех ее членов, что ведет к единомыслию (их) между собою (Рим.15:5–6; 1Кор.1:10; Еф.4:3), заповеданному апостолом.

Свобода, о которой говорится в Слове Божием, не есть своеволие, как думают сектанты, а свобода от закона Моисеева (Гал.4:31, 5:1 и др.), от рабства греху (1Пет.2:16; Рим.6:17–22). Христианин, освободившись от греха и от ига рабства закону, становится рабом праведности (Рим.6:18), рабом Богу (Рим.6:22).

«Свободою называет апостол, – говорит блаженный Феодорит, – житие вне закона, а игом рабства жизнь подзаконную. Ибо так и божественный Петр сказал в Деяниях: что же вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы, ни мы?» (Деян.15:10).

«Христос освободил нас, – учит святой Иоанн Златоуст, – от ига рабства и предоставил нам свободу... не для того, чтобы мы употребляли эту свободу на зло, но чтобы пользовались ею как средством к получению большей награды, восходя к совершеннейшей мудрости».

7) Пост вреден для здоровья.

Прародителям Бог назначил (Быт.1:29) пищу растительную, которою питались люди до потопа, а после него дозволил им есть и мясо животных (Быт.9:3). Долголетие первобытных людей (Быт.5 гл.) и свидетельства опыта убеждают в том, что растительная пища не вредит здоровью.

Пост имеет своею целью умерщвление плотских похотей, а не расстройство здоровья; и потому христиане, находящиеся в «немощи телесной» (Апост. прав. 69), от поста освобождаются.

«Господь... нисходя к людям, – пишет святой Василий Великий, – постился, вразумляя тем, что исходящему на борьбу с искушениями необходимо подвижничество. Ибо изнурение тела как бы приучает нас к победе. Впрочем, не так должно поступать с плотью, чтобы естественную ее силу расслабить и привести в совершенное бездействие воздержанием и чтобы от чрезмерного расслабления дошла она до невозможности следовать за умом».

8) Христос, когда постился, ничего ел (Лк.4:2), а православные во время поста едят.

Так как телесный пост не цель, а средство для достижения духовного совершенства, то Церковь разрешает употреблять в посты пищи столько, сколько необходимо для подкрепления сил телесных.

«Владыка у нас – кроткий и человеколюбивый, – наставляет святой Иоанн Златоуст, – не требует от нас ничего свыше силы. Он и поста, и воздержания требует от нас не просто для того только, чтобы мы пребывали в неядении, но для того, чтобы, удаляясь от житейских дел, употребляли все свободное от них время на занятия духовные... Если бы мы устрояли жизнь свою внимательно и всякую свободную минуту посвящали духовным занятиям, если бы пищу принимали только для удовлетворения потребности, и всю жизнь проводили в добрых делах, то не было бы нам нужды и в пособии от поста. Но так как человеческая природа нерадива и более склонна к невоздержанию и роскоши, поэтому человеколюбивый Господь как любящий Отец изобрел для нас врачевство в посте, дабы и отвлечь нас от мирских удовольствий, и обратить от забот житейских к делам духовным... Если употребляем пищу с умеренностью, не будем стыдиться, потому что Господь соединил нас с таким телом, которое не может существовать иначе, как принимая пищу; только пусть не будет неумеренности».

9) О православной Церкви, запрещающей есть в посты мясную пищу, читай: «Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским... запрещающим вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодарением. Ибо всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением, потому что освящается словом Божиим и молитвою» (1Тим.4:1–5).

Здесь разумеются еретики, которые отвергают брак, а мясо и вино считают нечистыми сами по себе; как и в нашем отечестве хлысты, скопцы и др. утверждают, что вино есть кровь сатаны, что брак скверна, и некоторые из них гнушаются мяса.

Сам апостол считал пост душеспасительным подвигом (1Кор.9:27, 7:5 и др.). Церковь Православная неизменно следует апостольскому учению и в вопросе о необходимости поста для христианина, почему именуется апостольскою Церковью. Она, как учит апостол (ср. Рим.14:14; 1Тим.4:4), не считает мяса нечистым по природе и, запрещая есть его в посты ради подвига воздержания, дозволяет вкушать в другое время. Согласно 51 прав. Святая Апостольская Церковь даже подвергает отлучению того, кто гнушается брака и вкушения мяса и вина не ради воздержания, а как чего-то нечистого.

«Аще кто, епископ или пресвитер или диакон или, вообще, священного чина, удаляется от брака и мяса и вина не ради подвига воздержания, но по причине гнушения, забыв, что вся добра зело и что Бог, созидая человека, мужа и жену сотворил их, и таким образом хуля клевещет на создание: или да исправится, или да будет извержен из священного чина и отвержен от Церкви. Такожде и мирянин» (69 ап. прав).

«О манихеях, энкратитах, маркионитах и обо всех сборищах говорит он, – замечает святой Иоанн Златоуст, – что в последние времена некоторые отступят от веры... Он назвал их духами льстивыми, – и справедливо, потому что, побуждаемые этими последними, они проповедовали такое учение. Что значит: через лицемерие лжесловесников? То, что они лживо проповедуют не по неведению, и не потому, что не знают, напротив, они знают истину, а притворяются лжецами, будучи сожженными в совести своей, то есть будучи порочной жизни... запрещающих, говорит, вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил. Отчего же он не сказал и о других ересях? Он и на них указывает, когда говорит: внимая духам-обольстителям и учениям бесовским. Он не хотел преждевременно посеять эти заблуждения в душах людей, но указывает на то, что уже получило начало, именно на заблуждения касательно пищи... Итак, если все добро, то что значат слова: освящается словом и молитвою? Ведь очевидно, что, будучи нечистым, освящается. Не так нужно понимать эти слова. Здесь он говорит против тех, которые считали некоторые роды пищи чем-то скверным. Поэтому он и высказывает две главные мысли: во-первых, что нет ни одного создания, которое было бы скверно; и во-вторых, что если бы что-нибудь и было скверно, то ты имеешь против этого врачевство: осени знамением креста, возблагодари, воздай славу Богу, и всякая нечистота исчезнет. Неужели и идоложертвенное, скажешь ты, может быть таким образом очищено? Да, когда ты не знаешь, что это идоложертвенное; а если знаешь и, несмотря на то, вкусишь, то сделаешься нечистым не потому, что это идоложертвенное, а потому, что, получив заповедь не приобщаться к демонам, ты вошел с ними в общение. Следовательно, оно не по природе своей нечисто, но становится таким вследствие твоего произволения и преслушания».

10) Пост бесполезен: ибо телесное упражнение мало полезное, а благочестие на все полезно (1Тим.4:8).

Выражение апостола: телесное упражнение [ή σωματική γυμνάσια] означает не пост, а гимнастическое упражнение.

«Некоторые, – пишет святой Иоанн Златоуст, – полагают, что это сказано о посте. Но с этим нельзя согласиться: пост составляет не телесное, а духовное упражнение. Если бы он был телесным упражнением, то питал бы тело. Если же он истощает, утончает и иссушает тело, то значит не составляет телесного упражнения. Следовательно, не о телесном упражнении говорит он. Итак, нам нужно духовное упражнение. Первого рода упражнение не приносит выгоды и только несколько пользы доставляет телу, а упражнение в благочестии (в вере чистой и жизни праведной) приносит плод и в будущей жизни: и здесь, и там доставляет утешение».

11) Постящийся человек, как голодный, скорее способен на преступление, чем сытый.

Говоря так, сектанты смешивают понятие о посте как воздержании от пищи ради нравственных целей с понятием о голоде, как физиологическом состоянии. Слово Божие ясно отличает голод от поста: «много раз был... в голоде и жажде, часто в посте» (2Кор. 11:26–27).

12) Если все чисто и нет ничего в себе самом нечистого (Рим.14:14), то почему не едят мясо собак, кошек и проч.?

Потому не едят, что не всякое мясо, как и не всякое растение, находят для себя полезным. «Все мне позволительно, но не все полезно» (1Кор.6:12, 10:23).

«Изрядным (остроумным) енкратитам (воздержникам) на важное их возражение: для чего и мы не все едим, да ответствуется сие: яко и извержениями нашими гнушаемся. Ибо по достоинству для нас и зелье травное есть то же, что мясо: а в рассуждении пользы, как в зелье отделяем вредное от здравого, так и в мясе различаем вредное от полезного. Ибо и болиголов есть зелье, и мясо ястреба есть мясо, но никто в здравом уме не будет есть белену, ниже прикоснется песьему мясу, разве в великой нужде. Посему ядший (в нужде) не сделал беззакония» (86 прав. Василия Великого).

«Мы делаем различие, – говорит святой Иустин, философ, – между злаками травными, а не все растения едим, но это не потому, что они нечисты и скверны, а потому, что они или горьки, или ядовиты, или колючи; но все растения сладкие, питательные и прекрасные, растут ли они на море или на земле, мы вкушаем с удовольствием».



Источник: Православная Церковь и сектанты, Оттава, 1981. Автор: протопресвитер Владыков Дмитрий Иванович (1863 - 1955)

Вам может быть интересно:

1. Справочник по ересям, сектам и расколам – Шэкеры Сергей Васильевич Булгаков

2. Старообрядчество и освободительное движение Сергей Петрович Мельгунов

3. История религии – Универсальная Библиотека священник Александр Ельчанинов

4. Религиозно-общественные течения в современной русской жизни и наша православно-христианская миссия протоиерей Дмитрий Боголюбов

5. Открытое письмо именуемым старообрядцам профессор Николай Иванович Ивановский

6. Пасхалистический трактат – Τοῦ ἐν ἁγίοις πατρὸς ἡμῶν Μαξίμου μοναχοῦ καὶ μάρτυρος ἐξήγησις κεφαλαιώδης περὶ τοῦ κατὰ Χριστὸν τὸν Θεὸν ἡμῶν σωτήριον... преподобный Максим Исповедник

7. Охридский пролог – 1. Святые мученики Иерон с дружиной святитель Николай Сербский

8. Сборник 17-ти главнейших противосектантских бесед Михаил Александрович Кальнев

9. Книга глаголемая "Описание о российских святых, где и в котором граде или области или монастыре и пустыни поживе и чудеса сотвори, всякого чина святых" – Града Белева Святыя Михаил Владимирович Толстой

10. Историческое учение об Отцах Церкви. Том II – § 179. Астерий Амасийский: жизнь его. святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

Комментарии для сайта Cackle