протоиерей Димитрий Владыков

Празднование воскресного дня

Суббота – национальный иудейский праздничный день

По выходе народа еврейского из Египта Бог дал ему повеление о соблюдении покоя в каждый седьмой, или субботний, день недели и об освящении его. (Исх.16:23, 29–30, 20:8–10).

Выделение субботы из ряда других дней как дня священного основанием имело божественный покой после творения мира: «ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его» (Исх.20:11; ср. Быт.2:2–3).

«Почему Бог благословил преимущественно седьмой день? Каждому из прочих дней, – отвечает блаженный Феодорит, епископ Киррский, – усвоено созидание чего-либо особенного. поелику же до дня седьмого Бог создал всю тварь, то ему вместо созидания дал благословение, чтобы сей один день из всех прочих не остался не награжденным. Сказано же «освятил» его вместо «отделил». Ибо во многих местах можно найти, что так понимается это слово в божественном Писании. Притом же, писавши сие иудеям, по необходимости выразился Моисей: и освятил его, чтобы большую честь воздавали субботе».

«Бог благословил и освятил седьмой день не потому, что имел нужду в упокоении (ибо Он не утруждается), – говорит святой Ефрем Сирин, – и не для того только, чтобы народу еврейскому дать его для упокоения от трудов (ибо по освобождении от рабства не разбирал он дней). Бог дал седьмой день, чтобы рабы, даже против воли господ своих имели отдохновение... Сверх того, поелику нужно было установить седмицы дней, Бог возвеличил благословением тот день, который не был прославлен делами творения, чтобы данною ему через это честию сравнился он с прочими днями, и восполнилось седьмеричное число дней, потребное для мира».

Заповедь о субботе была обязательна только для народа еврейского. Эта обязательность обусловливалась освобождением его из египетского рабства: «помни, что ты был рабом в земле египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею высокою, потому и повелел тебе Господь, Бог твой, соблюдать день субботний и свято хранить его» (Втор.5:15).

Стих 14, 5 гл. Втор. «показывает, – замечает блаженный Феодорит, – какая цель субботнего покоя. Как ты всегда пользуешься их услугами, так пусть, хотя бы однажды в продолжение семи дней недели, насладятся покоем твои служители и служанки и скот твой. А потом возбуждает сострадание воспоминанием о рабстве в Египте (Втор.5:15). Опытом узнал горечь рабства; памятуя о сем, будь благосклонен и кроток к подчиненным, и каким покоем наслаждаешься сам всегда, такой и им давай вкусить в седьмой день недели».

Суббота, являясь знаком, отличающим Израиля от других народов, была в то же время знамением его завета с Богом. Скажи сынам Израилевым так: субботы Мои соблюдайте, ибо это – знамение между Мною и вами в роды ваши... Это – знамение между Мною и сынами Израилевыми навеки (Исх. 31:13–17; ср. Иез.20:12, 20). «Знамение, – говорит проф. П. Горский-Платонов, – и в смысле отличительного знака, свидетельствующего о союзе между Богом и народом еврейским, и в смысле знака, свидетельствующего о верности народа Богу, и в смысле знака, свидетельствующего, что народ еврейский выделен из других народов и освящен Сущим».

«Дал им (иудеям) также субботы Мои, и не сказал, – объясняет блаженный Феодорит, – что сохранившие будут от них живы (ср. Втор.5:11), но говорит: чтобы они были знамением между Мною и ими, чтобы знали, что Я – Господь, освящающий их (Иез.20:12). Ибо узаконил Я им субботний покой не потому, что может доставить им жизнь, но чтобы эта особенность в образе их жизни отделяла их от языческих начинаний и приводила им на память Мои благодеяния, потому что от плотского покоя – предстояния пред Богом и слушания божественных словес приобретали пользу, дознавая из Божиих словес, что Бог – Творец и Благодетель... Субботы служат некою отличительною чертою образа жизни. Посему: не прелюбодействуй, не убивай, не воруй и проч. И других людей научал закон естественный, но в хранении субботы учителем – не природа, а законоположение. Поэтому в другом у Израильтян было нечто общее с другими народами, а по хранению субботы имели они, по-видимому, некий особенный образ жизни, потому что ни один из прочих народов не соблюдал субботнего покоя. Даже обрезание не отделяло их от прочих народов столько, как суббота, так как обрезание имели все идумеи... измаилтяне... египтяне... соблюдение же субботы хранил один народ иудейский».

Прообразное значение субботы

Апостол Павел учит, что весь ветхозаветный обрядовый закон носил характер временного установления, так как имел тень будущих благ, а не самый образ вещей (Евр.10:1). Праздники ветхозаветные, и в частности суббота, принадлежали к числу обрядовых учреждений, почему он также признает ее тенью новозаветной благодати: никто да не осуждает вас... за какой-нибудь праздник (годичный) или новомесячие (месячный) или субботу (еженедельный): это есть тень будущего, а тело – во Христе (Кол.2:16–17).

«Дознав, – объясняет блаженный Феодорит, – что закон утратил свою силу, нимало не увлекайтесь покушающимися посеять у вас подзаконные наблюдения. Прекрасно же присовокупил апостол: о части праздника, потому что не могли выполнять сего. Ибо возможно ли было три раза в год ходить из Фригии в Иудею, чтобы в Иерусалиме совершать по закону праздники, особливо при близости пятидесятницы к пасхе, тогда как более пятидесяти дней требовалось для пути? Тенью же грядущих апостол назвал закон, научая, что им прообразована благодать Нового Завета. Тело во Христе, то есть евангельское житие представляет собою тело, а закон – тень; тень же при появлении света предшествует телу... Закон – тень, благодать – тело, Владыка же Христос – свет».

«Грядущими (по-рус. будущего) называет, – замечает блаженный Феофилакт, – блага Нового Завета, ибо грядущими они были по отношению к Ветхому Завету, существовавшему дотоле, пока было его время».

В Послании к Евреям апостол говорит, что суббота является прообразом вечного субботствования в Царствии Небесном (Евр.4:9), которое даруется верующим через Искупителя.

О прообразном значении ветхозаветной субботы учили святые отцы и учителя Церкви:

Святой Ириней, епископ Лионский: «эти установления (обрезание и суббота) даны были как знамения, но знамения не были без символа, т.е. без содержания и праздны, потому что они даны были премудрым Художником... Субботою указывалось на упокоение Божие после творения, т.е. на царство Божие, в котором человек, пребывавший в служении Богу, успокоится и будет участвовать в трапезе Божией».

Святой Афанасий Великийархиепископ Александрийский: «под субботою можно разуметь будущее наследие, потому что за здешними трудами последует упокоение, когда приимем награды свои».

Святой Василий Великий: «закон не повелевает (в субботу) зажигать и огонь (Исх.35:3), то есть велит не воспламеняться плотскими страстями; он предписывает не носить нош (Иер.17:27), то есть не обременяться тяготою греха, не уклоняться от пребывания в Боге, но твердо и непоколебимо стоять в вере... Истинные субботы – это упокоение, предназначенное народу Божию... И сих суббот упокоения достигает тот, в ком распялся мир; достигает по совершенном удалении от мирского и по вступлении в собственное место духовного упокоения... Он не носит и бремен, потому что не лежит на нем тяжкой ноши беззакония, но упокоится, проводя подлинно покойную субботу».

Преподобный Макарий Египетский: «в сени закона, данного через Моисея Бог повелел, чтобы в субботу каждый упокоевался и ничего не делал. А сие было образом и сению истинной субботы, даруемой душе Господом. Ибо душа, сподобившаяся избавиться от срамных и нечистых помыслов, субботствует истинную субботу и покоится истинным покоем, пребывая праздною и свободною от всех темных дел. Ибо там в прообразной субботе хотя упокоевались телесно, но души связаны были лукавством и пороками; а сия истинная суббота есть истинное упокоение души, пребывающей праздною и очистившейся от сатанинских помыслов, покоящейся в вечном Господнем покое и в радости».

Святой Григорий Нисский: «из той субботы (субботы творения) познай сию (день воскресения Господня), сей день успокоения, благословенный Богом пред всеми другими днями. Ибо в сей день истинно почил от всех дел Своих Единородный Бог, Который, даровав Своею смертью успокоение плоти и воскресением возвратив ее в первобытное состояние, сделался для сидящих во тьме и сени смертной и жизнью, и воскресением, и востоком, и днем, воскресив с Собою падшее».

Святой Иоанн Златоуст: «какой же это другой покой, кроме Царства Небесного, которого образ и подобие есть – суббота?»

Блаженный Августин: «можно сказать с вероятностью, что иудеям предписано было соблюдать субботу во образ будущего духовного покоя. Таинство сего покоя утвердил Своим погребением Сам Господь, пострадавший, когда Ему было благоугодно. Ибо Он почил во гробе в день субботний и весь сей день провел в некоем святом успокоении, совершив в шестой день все дела свои. Что же удивительного, если Бог, желая предвозвестить тот день, в который Христос успокоится во гробе, почил в сей день от дел Своих».

Святой Ефрем Сирин: «временною субботою, данною народу преходящему, Бог хотел представить образ субботы истинной, какая будет в мире нескончаемом».

Святой Кирилл Александрийский: «это (неделание в субботу) было образом покоя во Христе и того, что оправдываемый верою отстанет от греха... Неделание в субботу прекрасно изображает также приличествующее святым наслаждение в будущем веке и причастие небесных благ... Ибо, субботствуя во Христе и совершенно переставая от греха, мы будем наслаждаться вышними благами, когда труд совсем будет изъят, и мы без усилий будем находить в изобилии все то, что служит на пользу. Повелевает не работать в последний день седмицы, т.е. в субботу, и прекращать всякое дело, но отдыхать и наблюдать покой во время ее, указуя этим на имеющее быть для святых в конце веков упокоение и вследствие этого веселие, когда, прекратив жизнь в мире и освободившись от подвигов добродетели, сущие во Христе будут проводить житие без труда и без всякого изнурения».

Святой Епифаний, епископ Кипрский: «в Нем (Иисусе Христе) обрели покой и все святые человеки, упокоившись от грехов. Он есть великая и вечная суббота, прообразом которой была суббота малая и временная, служившая до Его пришествия, Им установленная по закону, Им прекратившаяся и в Евангелии исполненная. Ибо так сказал Он: Сын Человеческий есть господин и субботы». (Мф.12:8)

Блаженный Феодорит: «суббота, по закону, требовала бездействия, но не бездействия совершенного; потому что и в субботу допускались разные делания: повелевалось пребывать в молитвах и песнопениях и приносить Богу двойные жертвы. Поэтому закон о субботе предписывал прекращать только труды телесные. А как и будущая жизнь свободна от таковых забот, то справедливо именуется упокоением. Потому и блаженный Павел взывает: «постараемся войти в покой оный» (Евр.4:11); – и еще: «посему для народа Божия еще остается субботство» (Евр.4:9)».

Пророчество о дне воскресном и предуказания

«Сей день сотворил Господь: возрадуемся и возвеселимся в оный» (Пс.117:24).

Святой Афанасий Великий, архиепископ Александрийский, так объясняет приведенный текст: «какой же это день, кроме воскресного дня Господня? Какой это день, кроме дня, спасительного для всех народов, в который отверженный Камень сделался главою угла? Сей-то день воскресения Спасителя нашего, получив себе от Него заимствованное наименование и называемый днем Господним, разумеет здесь слово».

«Пророк, – говорит блаженный Феодорит, – называет от Бога сотворенным тот день, в который Камень Сей по страдании воскрес».

По объяснению святого Иустина, философа и мученика, 8 человек, спасшихся в Ноевом ковчеге, и восьмой день, в который у евреев совершалось обрезание, были символами дня воскресного, заменившего в Новом Завете иудейскую субботу: «праведный Ной при потопе с прочими людьми, т.е. с женою своею, тремя сыновьями своими и женами их, составляя числом 8 человек, были символом того дня, в который наш Христос явился, восставши из мертвых, и который есть по числу восьмой, но по силе всегда первый. Можно было бы, друзья мои, доказать вам, что восьмой день (ср. Быт.17:12) более, нежели седьмой, заключал в себе таинство, которое возвещалось таким образом Богом. Заповедь об обрезании, повелевающая, чтобы младенцы обрезывались непременно в восьмой день, была прообразом истинного обрезания, которым мы обрезались от заблуждения и греха через Господа нашего Иисуса Христа, воскресшего из мертвых в первый день недели; ибо первый день недели, будучи первым из всех дней, однако в счислении всех дней по их кругообороту называется восьмым, хотя и остается первым».

Также учили о прообразном значении восьмого дня (в который, по заповеди Божией, совершалось обрезание) святые отцы Церкви:

Святой Киприан, епископ Карфагенский: «а что при иудейском плотском обрезании наблюдаем был восьмой день, то это есть таинство, предпосланное прежде в сени и в образе, и потом исполнившееся самым делом с пришествием Христовым. Так как восьмому дню, т.е. первому после субботы, надлежало быть тем днем, в который Господь воскрес, оживотворил нас и даровал нам обрезание духовное, то сей день восьмой, т.е. первый после субботы и Господний, предшествовал во образе; но этот образ упразднен, когда потом пришла истина и нам даровано обрезание духовное».

Святой Иоанн Златоуст: «спросим же иудеев: суббота – покой, этот день – совершенный отдых; почему восьмым днем вытесняется седьмой (ср. Ин.7:22–23)? Почему восьмой день становится выше седьмого? Но иудеи, конечно, не знают об иудейских делах; Церковь же Христова знает Христа и иудейские учения. Дитя обрезывается в восьмой день, потому что в восьмой день надлежало быть воскресению, т.е. Господню обрезанию всего мира. Почему не повелел Моисей обрезывать в шестой день? Почему не в девятый или десятый? Ясен восьмой день, в который воскресает Господь... 8-й день – обрезание; 8-й также и воскресение».

Святой Кирилл Александрийский: «в восьмой день обрезание совершается ради воскресения Христова, и не прежде восьмого дня, ибо не прежде воскресения совершается дарование Духа, но после него или во время самого воскресения, когда дунул на Своих учеников и сказал: приимите Духа Святого». (Ин.20:22)

Основания замены иудейской субботы

В законе о седьмом дне (субботе) постановления, касавшиеся времени празднования и способа празднования, относились к области обрядовой и являлись элементом временным и национальным, почему потеряли обязательность в новозаветной Церкви. Значение дня седьмого в христианстве затмилось необычайно важным и радостнейшим событием первого дня недели. Естественно, что и ветхозаветное предписание о праздновании седьмого дня также утратило в Церкви Христовой свой смысл и силу.

В первый день после субботы совершилось в высокой степени величайшее и славнейшее событие: воскресение из мертвых Господа нашего Иисуса Христа (Мф.28:6, 9; Мк.16:9; Лк.24:3, 15; Ин.20:14), знаменующее победу Его над адом и смертью (1Кор.15:20–23, 55–57).

Воскресение Христово есть основной догмат христианства: «если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша... Если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших; поэтому и умершие во Христе погибли» (1Кор.15:14–18).

«Апостол хочет, – объясняет святой Иоанн Златоуст, – потрясти души их (коринфян). Мы, говорит, все потеряли, все погибло, если Христос не воскрес... Если Христос, умерши, не смог воскреснуть, то и грех не истреблен, и смерть не побеждена, и клятва не разрушена, и не мы только тщетно проповедовали, но и вы тщетно уверовали... Если же Он не воскрес, то и не был заклан; если не был заклан, то грех не истреблен; если не истреблен, то вы еще во грехе; если вы еще во грехе, то мы тщетно проповедовали; если мы тщетно проповедовали, то вы тщетно уверовали. С другой стороны, и смерть еще остается бессмертною, если Христос не воскрес; если Он Сам удержан смертью и не расторг ее утробы, то как Он избавил всех других (от смерти), будучи Сам удержан ею? Потому (апостол) и продолжает: «поэтому и умершие во Христе погибли» (1Кор.15:18). Что я, говорит, указываю на вас, когда в таком случае погибли бы и все те, которые все кончили и не подлежат более неизвестности будущего? Выражение «умершие во Христе» означает или умерших в вере, или за Него претерпевших многие опасности и великие страдания, шедших путем тесным».

«Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего» (Рим.4:25), «т.е. Он для того и умер и воскрес, чтобы и от грехов освободить и соделать праведными».

«Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, по великой Своей милости возродивший нас воскресением Иисуса Христа из мертвых к упованию живому» (1Пет.1:3).

«Благословляет Бога, – замечает блаженный Феофилакт, – благодаря Его за все те блага, которые Он подает. Что же подает Он? Упование, но не то, какое было через Моисея, о поселении в земле Ханаанской и которое было смертно, а упование живое. Откуда оно имеет жизнь? От воскресения Иисуса Христа из мертвых. Ибо Он, как Сам воскрес, так и приходящим к Нему через веру в Него, дает тоже силу воскреснуть».

«Крещение... спасает воскресением Иисуса Христа» (1Пет.3:21).

В воспоминание такого величайшего события, как воскресение из мертвых Господа нашего Иисуса Христа, самый день, следующий за субботой, назван воскресеньем, «днем воскресным» (Откр.1:10).

Господу благоугодно было прославить и возвеличить день воскресный еще следующими радостными событиями: в первый день недели Он явился Марии Магдалине (Мк.16:9), женам мироносицам (Мф.28:9), апостолу Петру (Лк.24:34), двум ученикам, шедшим в Еммаус (Лк.24:13–35), и всем апостолам (Ин.20:19, 26); даровал им силу Духа Святого для прощения или удержания грехов (Ин.20:21–23) и ниспослал им (в день пятидесятый) Святого Духа (Деян.2:2–4), а через них в Свою Церковь, чем утвердил за ним (первым недельным днем) на все последующее время значение дня торжественного, праздничного. Воспоминания, соединявшиеся с ним затмили для Церкви Христовой значение иудейской субботы как недельного праздника. Суббота напоминала об окончании творения мира, который, вследствие грехопадения человека, подпал власти князя мира сего (Ин.14:30) и весь лежит во зле (1Ин.5:19), первый день недели напоминает об окончании дела искупления мира и воссоздания человека (1Кор.15:22; 2Кор.5:17), завершением чего явилось воскресение Иисуса Христа. Суббота была знаком завета Бога с одним только народом еврейским и для него служила напоминанием об освобождении из египетского рабства; воскресенье есть знамение нового завета Бога со всем человечеством и избавления всего человеческого рода от силы греха и проклятия Божия, от уз смерти и власти диавола. Суббота как покой земной и временный была прообразом покоя вечного, начало которому положено воскресением Иисуса Христа, и который предвозвещается празднованием воскресного дня. Как тень, она уступила место самой вещи, покой и радость ветхой субботы потускнели пред ликованием и торжеством светоносного воскресения Христова.

«Что может сравниться с тем днем, – учит святой Иоанн Златоуст, в который совершилось примирение Бога с людьми, прекращена долговременная борьба, земля сделалась небом, люди недостойные земли, явились достойными Царства Небесного, начаток нашего естества вознесен превыше небес, отверст рай, возвращено нам древнее отечество, уничтожено проклятие, изглажен грех, осужденные законом получили спасение без закона?»

Свидетельства Писания и Предания

Воскресение Господа нашего Иисуса Христа, совершившееся в первый день недели, преложило печаль учеников об умершем Учителе (Лк.24:17–21) в великую радость и сделало для них и для Церкви Христовой этот день, доселе будничный, днем бесконечно более светлым и радостным, более праздничным, чем предыдущая суббота. Поэтому апостолы, а вместе с ними и все верующие, начали праздновать воскресный день с самых первых времен, с самого времени воскресения Христова (Катихиз.).

Евангелисты свидетельствуют, что Господь в тот самый день, когда воскрес, явился ученикам, собранным вместе (Мк.16:14; Лк.24:33; Ин.20:19) и Своим явлением сообщил более радостный характер дню, а совершением таинства евхаристии (Лк.24:30–31) указал, что жертва евхаристическая составляет необходимую принадлежность христианского празднования. В следующий первый, день второй недели апостолы снова проводят вместе (Ин.20:26) в единодушной молитве, беседе, воспоминании о случившемся в этот день, в священной радости о Боге. Явление Иисуса Христа, повторившееся и в этот день, еще более утвердило апостолов в выделении первого дня недели из числа прочих дней. Через семь недель после воскресения Христова апостолы и верующие, как повествует святой дееписатель, собрались в сионской горнице (Деян.2:1) в первый день недели, который Господь опять отличил от других дней, ниспослав на апостолов Святого Духа. И на этот раз стал воскресный день днем светлого торжества: сошествия Святого Духа и славного открытия (Деян.2:41) Церкви, основанной Иисусом Христом. В 57 и 58 гг. по Рождестве Христовом среди христиан утвердился обычай праздновать воскресный день а) богослужебными собраниями («в первый же день недели... ученики собрались для преломления хлеба» (Деян.20:7) и б) делами благотворения («при сборе же для святых поступайте так, как я установил во церквах Галатийских: в первый день неделикаждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние, чтобы не делать сборов, когда приду» (1Кор.16:1–2).

«Смотри, – замечает святой Иоанн Златоуст, – как он убеждает их самым временем: этот день сам по себе достаточно располагает к милостыне. Вспомните, говорит, чего вы сподобились в этот день: неизреченные блага, корень и источник нашей жизни получили начало в этот день. И не поэтому только это время располагает к человеколюбию, но и потому, что оно доставляет отдых и свободу от трудов; душа, облегченная от бремени трудов, бывает удобопреклоннее и способнее к милосердию. Кроме того и причащение в этот день страшных и бессмертных таин производит великую готовность к подаянию... Не сказал: пусть приносит в Церковь, чтобы им не стыдно было приносить малое, – но: пусть, сберегая мало-помалу, увеличивает приношение и потом покажет его, когда я приду».

Несколько позднее первый день недели упрочился уже настолько, что получил особое техническое название, а в конце I и в начале II в. празднование воскресного дня, как видно из нижеприведенных свидетельств, утвердилось в Церкви повсеместно.

Святого апостола Варнавы: «мы и проводим в радости восьмой день, в который Иисус воскрес из мертвых».

Святого Игнатия Антиохийского: «жившие в древнем порядке вещей приступили к новому упованию и уже не субботствуют, но наблюдают в своей жизни день Господень, в который воссияла и наша жизнь через Него и через смерть Его».

«В день Господень, собравшись вместе преломите хлеб и благодарите, исповедавши грехи свои, дабы чиста была ваша жертва».

Святого Иустина, философа и мученика: «в день же солнца мы все, вообще, делаем собрание, потому что есть первый день, в который Бог, изменивши мрак и вещество, сотворил мир, и Иисус Христос, Спаситель наш, в тот же день воскрес из мертвых. Распяли Его накануне Сатурнова дня (субботы), а в день после Сатурнова дня, т.е. в день солнца, Он явился апостолам Своим и ученикам».

Дионисия, епископа Коринфского († II в.): «сегодня мы провели святой воскресный день и прочитали ваше (римлян) послание, которое для собственного назидания всегда будем читать».

Тертуллиана: «если мы празднуем день солнца, то совсем по другой причине, а не потому, чтобы мы боготворили солнце».

«Каждый день собирайтесь утром и вечером на пение и молитву в зданиях Господних, утром говоря псал. 62-й, а вечером – 140. Особенно же сходитесь туда с большим тщанием в день субботний и в день воскресения Господня, т.е. в день Господень, воссылать хвалу Богу, сотворившему все через Иисуса и пославшему Его к нам, попустившему Ему пострадать и воскресившему Его из мертвых. Ибо, чем оправдается пред Богом тот, кто не ходит слушать спасительное слово о воскресении в такой день, когда и три моления совершаем, стоя, в память Воскресшего в третий день, и когда бывают чтения пророков и проповедь евангелия и приношение жертвы и дары священной снеди? В день воскресения Господня, т.е. в день Господень, собирайтесь постоянно, благодаря Бога и исповедуя, чем облагодетельствовал вас Бог через Христа».

«Евиониты хранили субботу и вообще вели образ жизни, подобный иудеям; впрочем, как и мы, праздновали также дни воскресные, для воспоминания о воскресении Господнем».

Так как празднование воскресного дня ведет свое начало со времени воскресения Иисуса Христа, то от такого древнего установления не могли отрешиться даже еретики евиониты, рано отделившиеся от Церкви, по причине недовольства деятельностью апостола Павла, называемого ими «отступником от закона».

Опровержение возражений

Сектанты говорят:

1) нужно различать два закона: заповеди десятисловия, или закон Божий, который дан Самим Богом и потому имеет абсолютное значение для всех времен и народов, и уставы, повеления, постановления, или закон Моисеев, данный им от себя, закон церемониальный, обрядовый, имевший значение только для народа Израильского и потерявший силу с пришествием Христовым.

а) Деление закона по его происхождению, на закон Божий и закон Моисеев, ни на чем не основано. У Израильтян был только один закон, который весь, во всем своем составе произошел от Бога, а Моисей был посредником между Богом и народом: закон дан через Моисея (Ин.1:17), рукою посредника (Гал.3:19).

«И снисшел Ты на гору Синай и говорил с ними с неба, и дал им суды справедливые, законы верные, уставы и заповеди добрые. И указал им святую Твою субботу и заповеди, и уставы и закон преподал им через раба Твоего Моисея» (Неем.9:13–14).

«Вступили в обязательство с клятвою и проклятием поступать по закону Божию, который дан рукою Моисея, раба Божия, и соблюдать и исполнять все заповеди Господа Бога нашего и уставы Его и предписания Его» (Неем.10:29, ср. 2Пар.33:8; 4Цар.17:36–37; Иез.20:10–12).

«Он возвестил слово Свое Иакову, уставы Свои и суды Свои – Израилю» (Пс.147:8).

Моисей никогда «от себя» заповедей, уставов и законов не давал народу Израильскому, а, как верный раб Божий (Чис.12:7), передавал ему исходящие от Бога повеления: «ты здесь останься со Мною, и Я изреку тебе все заповеди и постановления и законы, которым ты должен научить их... Вот заповеди, постановления и законы, которым повелел Господь, Бог ваш, научит вас... дабы ты боялся Господа, Бога твоего, и все постановления Его и заповеди Его, которые сегодня заповедую тебе, соблюдал ты и сыны твои» (Втор.5:31, 6:1–2).

Так как закон ветхозаветный есть совокупность всех, исшедших от Бога через Моисея постановлений и последним записан, то в Священном Писании он называется и законом Божиим, и законом Моисеевым: «сказали книжнику Ездре, чтобы от принес книгу закона Моисеева, который заповедал Господь Израилю... И читали из книги, из закона Божия» (Неем.8:1,8, ср. 18).

б) Неверно и утверждение сектантов, что будто бы, за исключением одного только десятисловия, все повеления, заповеди и уставы, заключающиеся в законе Моисеевом, носят церемониальный или обрядовый характер и потому имеют временное значение. Наоборот, в законе Моисеевом наряду с обрядовыми постановлениями есть постановления, относящиеся не только к области гражданской (напр. Исх.21 гл., Исх.22:1–19, 24–27; Числ. 5:12-З1; Втор.19:14–21 и др.), но и к области религиозно-нравственной: «люби Господа, Бога твоею, всем сердцем твоим и всею душою твоею и всеми силами твоими» (Втор.6:5). «Не враждуй на брата твоего в сердце твоем... не мсти и не имей злобы на сынов народа твоею, но люби ближнего твоего, как самого себя» (Лев.19:17,18). «Не суди превратно пришельца, сироту и вдову, и у вдовы не бери одежды в залог» (Втор.25:17, ср. Втор.10–15, 19:21; Лев.25:35–37, 39 и др.). Судей не злословь и начальника в народе твоем не поноси (Исх.22:28).

Если обрядовые установления в законе Моисеевом, как приспособленные к духовным потребностям одного еврейского народа и данные ему в период подготовления человеческого рода к духовному возрождению и обновлению через Иисуса Христа, имели лишь временное, преходящее значение, то религиозно-нравственная сторона в законе, хотя и нуждалась в восполнении и усовершении, имеет всегдашнее значение и достоинство.

В десятисловии тоже имеется не только нравственный элемент, но и обрядовый. Такова четвертая заповедь. Предписываемое ею посвящение одного дня на особенное служение Богу есть требование нравственного закона, а назначение для празднования именно седьмого дня недели и определение способа празднования строгим покоем – уже не требование нравственного закона, а относится к области обряда, который подлежит изменению.

«Закон Моисеев, – говорит Гусев А Ф. проф., – есть совокупность разнородных установлений: религиозно-нравственных, обрядово-гражданских; в нем этический, или нравственный, элемент не только переплетается, но весьма тесно связан с обрядовыми и гражданскими постановлениями. Тесная связь самых разнородных постановлений в Моисеевом законе друг с другом видна из десятисловия. В нем наряду с чисто нравственными предписаниями есть предписание, относящееся собственно к так называемой обрядовой области. Такова заповедь о субботнем покое».

2) Преимущество закона Божия пред Моисеевым то, что скрижали, на которых были начертаны десять заповедей, хранились в ковчеге завета (Исх.40:20), а книга закона только одесную ковчега (Втор.31:26).

Скрижали были положены в ковчеге завета не ради преимущественного значения десятисловия пред книгою закона, в которой оно тоже записано (Исх.20:1–17; Втор.5:6–21), а в качестве памятника о неверности и неблагодарности Богу народа Израильского, подобно тому, как с тою же целью были положены в ковчег сосуд с манною (Исх.16:32–34) и жезл Аарона расцветший (Чис.17:8–10; ср. Евр.9:4):

«Все эти вещи... служили, – замечает святой Иоанн Златоуст, – памятниками иудейской неблагодарности. Скрижали завета, – Моисей разбил их. Сосуд с манною – когда иудеи роптали, тогда Моисей и повелел на память потомкам, положить ее (манну) в золотую стамну. И жезл Аарона расцветший, – потому что они возмутились; иудеи были неблагодарны и, непрестанно получая благодеяния, забывали их, потому, по повелению законодателя, все это было положено в золотой ковчег, чтобы передать памяти потомков».

3) Бог дал в раю Адаму и Еве заповедь о праздновании субботы, и потому она обязательна на все времена: «и совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмой от всех дел Своих, которые делал. И благословил Бог седьмой день и освятил его; ибо во оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал» (Быт.2:2–3).

В приведенном тексте говорится о субботе божественной, а не человеческой, т.е. о том, что Бог почил в день седьмой от дел творения, почему благословил и освятил его, но нет речи о повелении прародителям праздновать субботу. В книге Бытие определенно указывается единственная заповедь Божия первым людям в раю: о не вкушении плодов с дерева познания добра и зла (Быт.2:17). Заповедь о праздновании субботы (покоем) впервые дана еврейскому народу при Моисее в пустыне Син по выходе из Египта (Исх.16:23, 29–30), а у горы Синайской она была точнее определена (Исх.20:8–11).

«Благословил Бог седьмой день и освятил его... Дабы и этот день имел, – объясняет святой Иоанн Златоуст, – некоторое преимущество и не казался менее важным из-за того, что в течение его ничего не создано, Бог удостаивает его благословения. Что же? Ужели прочие дни не были благословенны? Конечно, говорит; но для них вместо всякого благословения довольно было того, что в каждый из них созданы твари. Потому (Писание) и не сказало о них «благословил», а сказало это только о седьмом дне и присовокупило еще и «освятим его». Что значит: и освятил его? Отделил его... Вот уже здесь, в самом начале бытия мира, Бог гадательно предлагает нам учение о том, чтобы мы один день в круге седмицы весь посвящали и уделяли делам духовным».

4) Суббота соблюдалась в период патриархальный, и праведность патриархов состояла, между прочим, в праздновании субботы. Так Авраам получил повеление о праздновании субботы райской: «Авраам (отец твой)послушался гласа Моею и соблюдал, что Мною заповедано было соблюдать: повеления Мои, уставы Мои и законы Мои» (Быт.26:5). Заповедь о соблюдении субботы Авраам передал своему потомству: «Я избрал его для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя ходить путем Господним, творя правду и суд» (Быт.18:19).

Из истории патриарха Авраама, записанной в книге Бытие (гл. 11) видно, что он получал от Господа многие повеления и ни одного о праздновании субботы: напр., о переселении в землю Ханаанскую (Быт.12:1–4), о рассечении животных при заключении завета (Быт.15:9–10, 18), об обрезании (Быт.17:9–14), об Измаиле (Быт.21:12–14), о жертвоприношении Исаака (Быт.22:12). Нет также упоминаний о передаче Авраамом своим сыновьям (ср. Быт.21:14, 25:5–6) заповеди соблюдать субботу.

«Что же значит: послушался гласа Моего и соблюдал... повеления Мои, уставы Мои законы Мои? Когда Я, – объясняет святой Иоанн Златоуст, – сказал ему: пойди из земли твоей... (Быт.12:1) то он оставил все, что имел в руках, и устремился к чему-то неизвестному и не поколебался духом, не замедлил, но, со всею готовностью исполняя повеление Мое, послушал гласа Моего. Затем Я обещал ему нечто сверхъестественное, когда уже и возраст его не подавал ему на то надежды... но слыша от Меня, что семя его так распространится, что наполнит всю землю, и тогда он не смутился мыслию, но уверовал... И после рождения твоего, когда мать твоя вознегодовала на Измаила, родившегося от рабыни... праотец, хотя по своей родительской любви имел и к нему некоторое расположение, но услышав от Меня повеление делать то, что угодно Сарре, забыл естественную любовь, изгнал Измаила с рабыней и во всем слушал гласа Моего, и хранил заповеди Мои. Наконец, получив от Меня повеление принести в жертву сына... с духом мужественным и с совершенною готовностью поспешил исполнить Мое повеление. Поэтому, увенчав такое намерение его, Я не допустил совершиться самому делу. Итак, за оказанное им во всем великое послушание и соблюдение заповедей Моих тебя... Я делаю наследником данных ему обетований».

Утверждение сектантов о праздновании субботы в период патриархальный является голословным. Слово Божие ясно свидетельствует, что заповедь Божия о праздновании субботы дана не в раю и не Аврааму, а Израилю по выходе его из Египта: «Я вывел их из земли Египетской и привел их в пустыню и дал им заповеди Мои... Дал им также субботы Мои» (Иез.20. 10–12). Мои потому, что из всех дней Бог оставил Себе только субботу.

«И снисшел Ты на гору Синай... и дал им суды справедливые, законы верные, уставы и заповеди добрые. И указал им святую Твою субботу» (Неем.9:13–14).

«Все прежде названные праведники (Адам, Авель, Енох, Лот, Мельхиседек) угодили Богу, – говорит святой Иустин, философ и мученик, – не соблюдая субботы, и после них Авраам и все потомки его до времени Моисея, при котором народ ваш явился неправедным и неблагодарным пред Богом, сделав в пустыне тельца. Посему Бог, снисходя к слабости народа, повелел приносить и жертвы только во имя Его... повелел вам также соблюдать субботу для того, чтобы вы помнили Бога, как на это указывает изречение Божие: чтобы вы знали, что Я – Бог, избавитель ваш. (Иез.20:12, 20). Обрезание началось с Авраама, а суббота, жертвы, приношения и праздники со времен Моисея.

«То, что человек не оправдывался этими установлениями (обрезание и суббота), – замечает святой Ириней Лионский, – а они даны были народу в знамение, – показывает то, что сам Авраам без обрезания и соблюдения субботы поверил Богу и это вменилось ему в праведность, и назван другом Божиим (Иак.2:23). И все прочее множество праведных до Авраама и патриархов, бывших до Моисея, оправдывались без вышеупомянутых установлений».

5) Выражение 4 заповеди: «помни», показывает, что празднование субботы существовало и раньше Моисея, а у горы Синайской о нем лишь напоминается.

Слово «помни» может указывать не только на прошедшее, а и на будущее время; в последнем значении, несомненно, оно и употреблено в рассматриваемом месте. Если же в этом слове видеть указание на прошедшее, то, очевидно, отнести нужно к событию, описанному в кнге Исход(16:23–30), когда евреи праздновали первую субботу.

«Особое значение субботнего дня, – говорит П. Горский-Платонов, – в ряду других дней недели не могло быть неизвестно евреям до времени получения заповеди о субботе. И значение седьмого дня при творении мира (Быт.2:2–3), и недавние события в пустыне Син (Исх.16:22, 23:30) должны были выделять субботу из ряда других Дней. Заповедь помнить этот день относится только к памятованию о том, чтобы святить этот день, или свято хранить его, как сказано в книге Втор.5:12. Закон точно определяет, на кого простирается действие закона: на самих евреев с их семействами, на рабов их и на рабынь, на скот и на пришельца, который в жилищах, т.е. на чужеземцев, которые придут в то или другое место жительства евреев, чтобы наняться на ту или другую работу».

6) Заповедь о субботе дана как заповедь вечная, почему должно праздновать ее и теперь: пусть хранят сыны Израилевы субботу, празднуя, субботу в роды свои, как завет вечный; это – знамение между Мною и сынами Израилевыми навеки (Исх.31:16–17).

Заповедь о субботе дана, как удостоверяет и указанный текст, не всем людям, а только сынам Израилевым и суббота являлась знамением завета между Богом и одними сынами Израилевыми. Но этот завет, по Слову Божию (Иер.31:31–33; ср.Евр.8:8–13), должен был уступить место новому завету; следовательно, и суббота – знамение первого, ветхого, завета подлежала упразднению.

«Закон, данный на Хориве, есть уже ветхий закон, – говорит святой Иустин, философ и мученик, – и только для вас, иудеев, а тот, о котором я говорю, – для всех людей вообще; новый закон, положенный над законом, отменяет древнейший, и завет последующий подобным образом уничтожает прежний. Нам дарован закон вечный и совершенный и завет верный, это – Христос... О том же Новом Завете Бог говорит через Иеремию (Иер.31:31–32). Новый закон повелевает вам соблюдать всегдашнюю субботу, а вы остаетесь при одном дне и думаете, что вы благочестивы, не соображая того, почему дана вам эта заповедь».

Слова «навеки» и «вечный», употребляемые в Священном Писании, когда идет речь о ветхозаветных установлениях, обозначают время существования их не навсегда, а только до времени исправления (Евр.9:10), т.е. до наступления благодатного Царства Христова, так как закон ветхозаветный, будучи тенью грядущих благ (Евр.10:1), и не мог продолжаться далее пришествия Христова (Гал.3:25–26. Пройде сень законная благодати пришедши – Догм. 2 гл.). Почему в Церкви Христовой мы видим в числе исправленных ветхозаветных установлений празднование не субботы, а первого дня недели – воскресенья.

7) Суббота должна быть соблюдаема не только здесь на земле во все время существования человека, но и в будущей жизни: «ибо как новое небо и новая земля, которые Я сотворю, всегда будут пред лицом Моим, говорит Господь, так будет и семя ваше и имя ваше. Тогда из месяца в месяц и из субботы в субботу будет приходить всякая плоть пред лицо Мое на поклонение, говорит Господь» (Ис.66:22–23).

Пророк Исайя со стиха 6 по 24 66-й гл. говорит не о будущей жизни, а о новозаветном времени, когда многие из язычников (Ис.66:18–20) уверуют во Христа. Из них Господь будет избирать лиц в священники и левиты (Ис.66:21), и таким образом священство не будет более приурочено к одному народу и колену, как в Ветхом Завете, а доступно для всякого народа и языка. Как всегда будут существовать новое небо и новая земля (ис.66:22), так навсегда Господь сохранит семя ваше и имя ваше, т.е. верующих. Верующие и в Новом Завете будут являться (Ис.66:23) в известные сроки на поклонение Богу.

«В этих словах пророка (Ис.66:23) можно видеть прямой ответ на сетование иудеев о разрушении храма иерусалимского и вынужденном прекращении богослужения (Ис66:1–2). При новом строе вещей, имеющем наступить в христианской Церкви, откроется возможность и непрерывного богослужения. Показателями вечности и непрерывности этого служения взяты два, наиболее устойчивых и типичных ветхозаветных института: празднование новомесячия и субботы. Но вместе с тем здесь сильно выдвинута и отличительная черта новозаветного богослужения, по сравнению с ветхозаветным: к нему допускается и в нем деятельно участвует всякая плоть, а не одни лишь иудеи, как в Ветхом Завете».

«Христос обещает любящим Его и познавшим Его пришествие – объясняет святой Кирилл Александрийский, – непоколебимую надежду на всякие блага: как Я, говорит, обновив землю, сохраню их в таком состоянии, и никакое время не разорит их, так будет и семя ваше, и имя ваше... Благословенное семя, принесенное Богу святыми апостолами, сохранится навсегда и никоим образом не погибнет... А то, что множество верующих будет все более увеличиваться, научает, говоря: из месяца в месяц и из субботы в субботу будет приходит всякая плоть пред лицо Мое на поклонение (Ис.66:23), ибо не прекратились верующие во Христа, но с того времени, как проповедовали божественные ученики, доселе приступают жаждущие света истинного богопознания».

В будущей жизни, когда будет новое небо и новая земля (Откр.21:1), небесный Иерусалим не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения... – ночи там не будет (Откр.22:5). Там не будет различия дней, следовательно, не будет и субботы, а настанет вечный день радости и блаженного общения с Богом (Откр.3:4).

8) Иисус Христос заповеди (4-й) о субботе не отменил: не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царствии Небесном (Мф.5:17–19).

Так как Иисус Христос пришел не нарушить закон или пророков, но исполнить (т.е. исполнить то, к чему стремились закон и пророки, восполнить закон, усовершить его и отменить в нем элемент временный, национально иудейский), то Он не разрушил как всех прочих заповедей, так, в частности, и четвертой, а уяснил истинный смысл ее. Он указал, как должны праздновать Его последователи и в чем состоит истинное освящение праздничных дней. По слову Господа празднование состоит вовсе не в соблюдении лишь покоя от будничных работ, а именно в освящения дня действиями богослужебными (Мф.12:5; Ин.7:22), поэтому Он со Своими учениками имел обыкновение посещать по субботам синагогальное богослужение (Лк.4:16). За это учение о сущности празднования иудеи считали Господа нарушителем субботы (Ин.5:18, 9:16). Из будничных дел дозволяются в праздники, как видно из представленных Им примеров, дела неотложные, вынужденные необходимостью (напр. голодом –Мф.12:1–7, неотложными заботами по хозяйству, как, напр., водопой скота –Лк.13:15, делами любви и милосердия – Мф.12:12; Мк.3:4; Лк.6:9, 13:12, 14:3; Ин.5:2–9, 9:7 и т. п. – Лк.14:5, которые нисколько не мешают празднованию. При этом Иисус Христос учил, что суббота для человека, а не человек для субботы (Мк.2:27), т.е. распределение времени на праздничное и будничное установлено для человека для того, чтобы удобнее мог совершать добрые дела, предназначенные ему (Еф.2:10); и такой распорядок времени не есть нечто неизменное, потому что Сын Человеческий есть господь и субботы (Мк.2:28), т.е. Он имеет власть вместо ее установить празднование другого дня, изменить, усовершить и самый способ празднования.

«Сын Человеческий, т.е. Я есть Господь субботы, и как Создатель и Творец и Владыка и Законоположник, имею власть разрушить субботу».

Своим воскресением в первый день недели и другими радостными и знаменательными событиями Иисус Христос отличил этот день в ряду других дней недели, вследствие чего он стал для Его исследователей днем праздничным, вместо ветхозаветной субботы.

«Но каким образом, спросишь ты, Он не нарушил закона? И как исполнил закон или пророков (Мф.5:17)? Пророков – тем, – объясняет святой Иоанн Златоуст, – что подтвердил делами Своими все, что они говорили о Нем, почему и евангелист постоянно говорит: да сбудется реченное пророком; например, когда Он родился, когда отроки воспели Ему чудную песнь, когда воссел на жеребя. Да и во многих других случаях Он исполнял пророчества, которые все остались бы без исполнения, если бы Он не пришел в мир. А закон исполнил не в одном отношении, но в трояком. Во-первых, Он ни в чем не преступил его (ср. Мф.3:15; Ин.8:46, 14:30; Ис.53:9). Во-вторых, Он исполнил закон за нас. Поистине, достойно удивления, что Он не только Сам исполнил закон, но и нам даровал его исполнение, как то изъясняет Павел (ср. Рим.10:4, 8:3–4, 3:31). Так как цель закона состояла в том, чтобы сделать человека праведным, чего, однако ж, он не мог сделать, то этому назначению закона удовлетворил Сам Господь, снисшедши на землю и установив образ оправдания через веру. И чего закон не мог сделать посредством букв, то Сам Христос совершил через веру, почему и говорит: не нарушить пришел Я, но исполнить... В чем же состоял третий образ исполнения закона? В учреждении того закона, который Христос имел дать. В самом деле, Его учение не уничтожало прежнего закона, но возвышало и восполняло его. Так например, заповедь «не убий» не уничтожается заповедью «не гневайся»; напротив, последняя служит дополнением и утверждением первой. То же самое должно сказать и о всех прочих заповедях. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все (Мф.5:18). Слова эти имеют такой смысл: невозможно, чтобы закон остался без исполнения, но и малейшая черта его должна быть выполнена, что и доказал Господь Своим примером, во всей точности исполнив закон... Приведенные слова Его (Мф.5:19) относятся не к древним заповедям, но к тем, которые Он Сам намеревался дать... Почему же Он называет эти новые заповеди малыми, когда они так важны и высоки? Потому, что Он Сам хотел дать этот закон. Как Он смирил Себя Самого, и во многих местах говорит о Себе скромно, так говорит и о законе Своем, научая этим и нас всегда быть скромными... А когда ты слышишь слова «малейшим наречется в Царствии Небесном» (Мф.5:19), то разумей не иное что, как геенну или мучение... Будет малейшим, т.е. отверженным, последним; а последний, без сомнения, ввержен будет тогда в геенну».

«Малыми заповедями (Мф.5:19) называет не заповеди закона, – замечает блаж. Феофилакт, – но те, которые Он Сам намеревался дать; малыми же называет их по смирению, дабы и тебя научить не высокомудрствовать в учении. Малейшим наречется в Царствии Небесном, т.е. тот, кто сам не исполняет заповедей и учит других, не имея дел, в воскресении окажется последним и будет брошен в геенну. Не думай, что он войдет в Царство Небесное; нет, в Царство Небесное не войдет тот, кто учит других, сам презирая и попирая заповеди».

9) Иисус Христос соблюдал субботу (Мк.1:21; Лк.4:16, 31) и мы должны соблюдать ее.

По учению Слова Божия Иисус Христос подчинился закону, чтобы искупить подзаконных (от проклятия за неисполнение закона – Втор.27:26; Гал.3:10), дабы нам получить усыновление (Гал.4:4–5) и Своею крестною смертью даровал нам свободу от закона ветхозаветного. (ср. Рим.7:4; Еф.2:15; Гал.3:25, 5:1).

«Все законное исполнил... для того, – учит святой Григорий Богослов, – чтобы воздать закону и награду, как воспитателю, и погребальную честь, как отменяемому».

Празднование в новозаветное время иудейской субботы, о чем настаивают сектанты, означало бы, что христиане опять подвергают себя игу рабства (Гал.5:1), желают оправдаться законом, но в таком случае они, говорит апостол, остаются без Христа, отпадают от благодати (Гал.5:4) и Христос напрасно умер (Гал.2:21), т.е. если закон оправдывает, то смерть Христова бесполезна.

«Ты облекся во Христа, сделался членом Владычным, – наставляет святой Иоанн Златоуст, – сопричислен к высшему граду, и все еще пресмыкаешься около закона? Как же возможно тебе достигнуть Царства Небесного? Послушай слов Павла, который говорит, что соблюдением закона ниспровергается Евангелие... Почему ты, в самом деле, соблюдаешь субботу? Без сомненья потому, что боишься оставить закон и его предписания; но ты не устрашился бы оставить закон, если бы не презирал веры как слабой и самой по себе не могущей доставить спасение. Ведь если ты боишься не соблюдать субботу, то очевидно, что ты устрашился закона как имеющего силу еще и в настоящее время. Если же опять нужен закон, то без сомнения нужна не часть его и не одна какая-нибудь заповедь, но нужен весь закон; а если весь, то таким образом мало-помалу уничтожится и оправдание верою. Если ты соблюдаешь субботу, то почему и не обрезываешься? А если будешь обрезываться, то почему не станешь приносить и жертвы? Если в самом деле необходимо исполнять закон, то необходимо исполнять его весь; если же всего исполнять не нужно, то не нужно исполнять и части его... А если необходимо исполнение всего закона, то необходимо отвернуться Христа... то не исполняющие его – преступники, и виновником этого преступления закона окажется у нас Христос, так как Он Сам разрешал от исполнения закона и другим повелел разрешать. Видишь до чего доходят иудействующие? Христа, виновника нашего спасения, они выставляют виновником и греха, как и Павел говорит: неужели Христос есть служитель греха?». (Гал.2:17)

10) Иисус Христос повелел исполнять заповедь о субботе: «если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей» (Ин.15:10).

Сам Господь объяснил (Ин.15:12) ученикам, какие Он здесь разумеет заповеди: сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас (о субботе ничего не сказал). Если о любви к Богу Господь не упомянул, то потому, что она неразлучна с любовью к ближнему; последняя предполагает первую и наоборот (ср. 1Ин.4:20–21).

«Видишь ли, – говорит святой Иоанн Златоуст, – что любовь к Богу тесно связана с нашею и соединена с нею как бы некоторою цепью? Потому-то Христос иногда говорит о двух заповедях (Мф.22:40), а иногда об одной (Мф.7:12), так как невозможно, получив одну, не иметь и другой... Если пребывание в Боге зависит от любви, а любовь от исполнения заповедей, а заповедь состоит в том, чтобы мы любили друг друга, то, очевидно, пребывание в Боге зависит от нашей взаимной любви».

Во время Своей земной жизни Иисус Христос никогда не давал заповеди о субботе, как утверждают сектанты. Когда законник спросил Его: «Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоею всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим, – сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя(о субботе не упомянул); на сих двух заповедях(а не на заповеди о субботе) утверждается весь закон и пророки» (Мф.22:35–40, ср. Мф.19:17–19).

11) Как высоко Господь ставил субботу и как заботился о соблюдении христианами субботнего покоя, видно из Его заповеди ученикам: молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу (Мф.24:20).

Эти слова Господа относились к иудеям, а не к апостолам или христианам, которые не соблюдали иудейской субботы и вышли из Иерусалима еще до осады его, зная по признакам, указанным Иисусом Христом, о приближавшемся опустошений города (Мф.24:15–19). «Видишь ли, – объясняет святой Иоанн Златоуст, – что Он говорит иудеям и рассуждает о бедствиях, имеющих постигнуть их? Апостолы не соблюдали субботы и не были в Иерусалиме в то время, когда Веспасиан сделал это, так как большинство из них еще прежде этого скончалось, а если же кто оставался в живых, тот был тогда в других частях вселенной. Но почему ни зимою, ни в субботу? Зимою – по причине трудности времени, в субботу, – по требованию закона. Бегство было необходимо, и бегство скорейшее; а иудеи в то время не смели бежать в субботу из уважения к закону, зимою же бежать было неудобно».

«В лицо апостолов Господь говорит это, – замечает блаженный Феофилакт, – иудеям, потому что апостолы прежде сего несчастия вышли из Иерусалима. Он внушает иудеям молиться, чтобы бегство их не случилось ни зимою, так как по неудобству зимнего времени трудно бежать, ни в субботу, так как закон предписывал ничего не делать в субботу, и никто не дерзнул бы бежать в это время».

«Слова: «молитесь, чтобы не случилось бегство...», относятся, – пишет блаженный Феодорит, – к одним иудеям».

Суббота могла явиться непреодолимым препятствием к бегству только для всех ревнителей закона Моисеева. Последний предписывал иудеям в субботу строгий покой (Исх.20:8–11) и запрещал далекие путешествия. Только расстояние немного больше версты – в 2000 локтей – дозволялось проходить в субботу, и этот путь назывался – субботний путь (Деян.1:12). Моисей, впрочем, нигде не определил длину субботнего пути. Но он заповедал, напр., чтобы поля при городах, которые вы должны дать левитам, от стены города должны простираться на две тысячи локтей во все стороны (Чис.35:4 ср. Иис. Нав.3:4), чтобы никто не выходил в субботу на поле за стан собирать манну. Отсюда раввины вывели заключение, что таково именно было расстояние между скинией и краем поля и что поэтому больше такого расстояния нельзя было делать в субботу. Этот законный путь был, однако слишком мал, чтобы он мог принести пользу бегущим.

12) Жены мироносицы, ученицы Христовы, праздновали не воскресный день, а субботу. В пятницу они приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое, по заповеди. В первый же день недели очень рано, неся приготовленные ароматы, пришли они ко гробу (Лк.23:56, 24:1).

Прежде воскресения Иисуса Христа первый день недели не мог быть празднуем Его последователями. Вот почему мироносицы по ветхозаветному установлению в субботу остались в покое, а на следующий день, который для них был днем будничным, они, опечаленные смертью Учителя, пошли ко гробу Его, чтобы окончить погребальные обряды над Умершим. Здесь они удостоились видеть не умершего, а воскресшего из мертвых Иисуса Христа, Который сказал им: радуйтесь! не бойтесь, – и повелел благовествовать то, о чем они не только слышали, но и что видели. С великою радостью припали мироносицы к стопам Господа, прикосновением твердо уверились в Его воскресении и поклонились Ему. Эти необычайные события, без сомнения, сделали для них этот доселе будничный день днем бесконечной радости и светлого торжества, затмившим ветхую субботу.

13) Апостолы собрались в первый день недели из опасения преследования от иудеев (Ин.20:19), а не для того, чтобы праздновать воскресение Господне, так как еще не верили этому событию (Мк.16:14; Лк.24:11, 24).

Если апостолы не верили в то время воскресению Христову, то, ясно, не могли и собираться для празднования его. Никто из православных и не утверждает этого. Апостолы, действительно, в страхе пред иудеями, полные печали об умершем Учителе и обуреваемые сомнением и неверием в воскресение Его, собрались вместе в самый день воскресения Иисуса Христа. Явившийся тогда Господь возвестил мир смущенным апостолам, уверил их в Своем воскресении и они обрадовались, увидев Господа (Ин.20:20). После этого и для апостолов первый день недели сделался днем особенно знаменательным, истинным праздником, даровавшим им радостный душевный покой, почему мы видим их в следующую неделю опять собранными не в субботу, а в этот день, для молитвы и прославления воскресшего Господа (Ин.20:26).

14) Второе явление Христа всем ученикам было после восьми дней (Ин.20:26), т.е. не в первый день второй недели, а в понедельник, быть может, даже во вторник. Семь дней после первого явления приведут к следующему воскресенью; восемь дней приводят ко дню после воскресенья, или понедельнику. Следовательно, второе собрание учеников было не в воскресенье.

В Священном Писании обычно в счет дней входит тот день, с которого начинается счет, и тот день, которым он оканчивается, причем часть дня считается за целый день. Так напр., о воскресении Христовом сказано: «надлежит... в третий день воскреснуть» (Лк.24:7; Мф.16:21), «после трех дней воскресну» (Мф.27:63). В счет трех дней, как известно, вошли: часть пятницы, суббота и часть первого дня недели, так как Иисус Христос умер в девятый час пятницы (Мф.27:46–50), т.е. в три часа пополудни, а воскрес по прошествии субботы, в начале первого дня недели (Мф.28:1–6; ср. Лк.23:54, 24:1). Выражение «после трех дней воскресну» означает «в третий день», а если согласиться с сектантским счетом, то окажется, что Иисус Христос воскрес в четвертый день, т.е. в понедельник (?!).

Аналогичное место приведенному из Ин.20:26 находится в Евангелии от Луки. Повествуя о преображении Господнем, евангелист Лука говорит: «после сих слов, дней через восемь, взяв Петра, Иоанна и Иакова, взошел Он на гору помолиться» (Лк.9:28); евангелист Матфей о том же пишет: «по прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую» (Мф.17:1; ср. Мк.9:3). В числе восьми дней евангелист Лука считает день, когда Господь произнес только о шести целых днях. Следовательно, слова «после восьми дней» нужно слова (Лк.9:23–27), шесть целых дней, протекших в промежутке между указанными событиями и день, в который совершилось преображение Господне; евангелист же Матфей упоминает понимать в смысле «при исходе восьмого дня, вечером восьмого дня, в восьмой день». В числе восьми дней евангелист Иоанн считает первый день, когда Господь явился вечером всем ученикам, кроме Фомы (Ин.20:19), шесть целых следующих дней и первый день второй недели, в который также вечером Иисус явился всем ученикам с Фомою.

15) Пасха в год смерти Иисуса Христа была в субботу, и если считать от субботы пятьдесят дней, то праздник Пятидесятницы, когда сошел Дух Святой на апостолов, будет тоже в субботу.

Евреи праздновали Пасху ежегодно 14-го Нисана и в этот день должны были вкушать пасхального агнца вечером (Исх.12:6–14). 15-го Нисана был первый день пасхальный, называемый праздником опресноков. 16-го Нисана был другой день пасхальный, называемый днем возношения снопа.

«В первый месяц, в четырнадцатый день месяца вечером – Пасха Господня, и в пятнадцатый день того же месяца – праздник опресноков Господу; семь дней ешьте опресноки; в первый день да будет у вас священное собрание... на другой день праздника вознесет его(сноп) священник» (Лев.23:4–12; Чис.28:16–18).

В год смерти Иисуса Христа 14-е Нисана, когда евреи праздновали Пасху, приходилось на пятницу (Ин.18:28, ср. 19:14 ), 15-е Нисана или праздникопресноков совпал тогда с субботою, почему та суббота была день великий (Ин.19:31): второй день праздника, т.е. день возношения снопа (Лев.23:11–12) или 16-е Нисана было в первый день недели, когда Иисус Христос воскрес. Для определения дня Пятидесятницы отсчитывалось по закону (Лев.23:15–16) семь полных недель от первого дня после праздника(не Пасхи, а праздника опресноков, празднуемого 15-го Нисана), от того дня, в который приносите сноп потрясения (т.е. с 16-го Нисана), и первый день после седьмой недели был днем праздника Пятидесятницы, а так как 16-е Нисана было в первый день недели, то и еврейская Пятидесятница, когда сошел на апостолов Дух Святой, приходилась тоже в первый день недели.

В этот праздник закон повелевал созывать священное собрание (Лев.23:21; Чис.28:26) и приносить многочисленные жертвы (Лев.23:17–20; Чис.28:27–31), но мы видим апостолов в тот день собравшимися в своей сионской горнице, чтобы праздновать, очевидно, совершившееся в этот день воскресение Иисуса Христа.

16) Собрание учеников в Троаде (Деян.20:7) было в субботу под первый день недели, так как по еврейскому счислению сутки начинались с вечера одного дня и продолжались до вечера другого дня (Быт.1:5; Лев.23:32). Ради субботнего покоя апостол Павел остался с учениками, а на другой день отправился в путь. Отсюда ясно, что апостол и основанные им церкви соблюдали субботу.

Кроме указанного счета дней в Священном Писании употребляется и другой счет: от полуночи до полуночи, так что вечер дня принадлежал тому же дню. Так, например, «в тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам!» (Ин.20:19). Когда пришел Иисус к ученикам? В субботу Он лежал во гробе; следовательно, явился не в субботу вечером, а в первый день недели. Подобного счисления, нужно полагать, придерживается дееписатель, когда говорит о собрании учеников в Троаде, происходившем в первый день недели вечером, т.е. под понедельник.

Если же допустить, что ученики собрались под воскресенье, то все-таки окажется, что они праздновали не субботу, а первый день недели, так как по такому счислению суббота с наступлением вечера уже окончилась. Равным образом и путешествие апостола Павла на рассвете другого дня, будто бы воскресенья, не дает основания заключать, что день этот в то время считался будничным. Благовестнический труд апостола – не будничное дело, а доброе дело, дозволенное в праздник (ср. Мф.12:12).

17) Апостол Павел соблюдал субботу, так как во всякую же субботу он говорил в синагоге и убеждал иудеев и эллинов (Деян.18:4, 13:14, 42–44, 17:2).

Так как иудеи, обыкновенно, по субботам собирались в синагоге, то апостол ввиду большого числа слушателей приходил туда для проповеди о Христе (ср. Деян.17:2–4). Посещение апостолом в субботний день синагоги нисколько не говорит о том, что он праздновал субботу, а не воскресенье и учил тому христиан. Неужели сектантам неизвестно отношение апостола Павла к закону Моисееву и в частности к субботе? Он ясно учил, что по пришествии веры мы уже не под руководством детоводителя (Гал.3:25), что христиане свободны от рабства закону (Гал.5:13), увещевал их стоять и держаться этой свободы, дарованной Иисусом Христом (Гал.4:1–7, 5:1). Когда же они под влиянием ревнителей ветхозаветного закона начинали соблюдать иудейские праздники и в том числе субботу, то апостол обличал их и вразумлял: «для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам и хотите еще снова поработить себя им? Наблюдаете дни, месяцы, времена и годы. Боюсь за вас, не напрасно ли я трудился у вас» (Гал.4:9–11). Колосским христианам, осуждаемым иудейскими лжеучителями за несоблюдение обрядовых постановлений закона ветхозаветного, тот же апостол писал: «итак, никто да не осуждает вас за пищу или питие или за какой-нибудь праздник или новомесячие или субботу; это есть тень будущего, а тело – во Христе» (Кол.2:16–17). Называя субботу, как и весь обрядовый закон Моисеев, тенью, а не самым образом вещей (ср. Евр.10:1), апостол тем доказывал временный характер названных установлений и необязательность их для христиан. Это учение апостола языков подтвердили все апостолы на Иерусалимском соборе (51 г.) своим определением. «Угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови и удавленины и блуда и не делать другим того, чего себе не хотите» (Деян.15:28–29).

«Дух Святой, – учит святой Кирилл Иерусалимский, – в согласии с Отцом и Сыном, постановил Новый Завет для Церкви вселенской, освободил нас от неудобоносимых бремен закона, разумею постановления о скверном и нечистом, о снедях, о субботах и новомесячиях, об обрезании, об окроплении и жертвах, что, быв дано на время, имело тень грядущих благ (Евр.10:1), по наступлении же самой действительности справедливо сокращено. Ибо по случаю вопроса в Антиохии, должно ли обрезываться и соблюдать обычай Моисеев, посланы были Павел и Варнава; и апостолы, находившиеся здесь в Иерусалиме, письменным посланием освободили целую вселенную от всего подзаконного ипрообразного. Впрочем, не себе присвоили они полномочие в таком деле, но письменно исповедали в своем послании (Деян.15:28–29). А написав это, ясно показали, что сие, хотя написало апостолами-людьми, однако же есть вселенское постановление Святого Духа, которое, прияв, Варнава и Павел утвердили в целой вселенной».

Утверждение сектантов о соблюдении апостолом Павлом субботы, как оказывается, ни на чем не основано. Зато в Священном Писании имеются несомненные свидетельства об обычае, утвердившемся в Церквах, основанных апостолом Павлом, праздновать первый день недели и о способе празднования. В названный день у христиан происходило торжественное (с возжиганием большого количества светильников) и продолжительное богослужение, во время которого совершалось таинство причащения и молящиеся поучались в Слове Божием (Деян.20:7–11); кроме сего, этот день освящался делами благотворения (1Кор.16:1–3). В Кол.2:16 апостол назвал субботой не субботу еженедельную, а еврейские праздники, которые назывались субботой в смысле праздничного покоя (напр. Лев.16:31, 23:32, 39); последние субботы и прекратились вместе со всем обрядовым законом.

У евреев праздники были круга годичного (пасха – Исх.12:11; Лев.23:5; пятидесятница – Лев.23:15–21; кущи – Лев.23:34; день очищения – Лев.16:29, 34, 23:27), месячного (первый день каждого месяца, т.е. новомесячие – Чис.28:11–14) и недельного (суббота – Исх.20:10). Апостол, сообразно такому делению праздников, в Послании к Колоссянам точно и разграничивает их, за какой праздник нужно разуметь один из годичных праздников: новомесячие означает первый день каждого месяца, а субботой, очевидно, назван седьмой день недели. Подобное сопоставление иудейских праздничных времен мы встречаем и в других местах Священного Писания: «чтобы становились (левиты)... при всех всесожжениях, возносимых Господу в субботы, в новомесячия и в праздники по числу, как предписано» (1Пар.23:31). «Вот я строю дом имени Господа Бога моего... чтобы... возносить там всесожжения утром и вечером в субботы и в новомесячия и в праздники Господа Бога нашего» (2Пар.2:4).

«А в субботу приносите двух агнцев, – это субботнее всесожжение... И вновомесячия ваши приносите всесожжение Господу... А первый месяц в четырнадцатый день – Пасха Господня. И в пятнадцатый день сего месяца –праздник... Приносите жертву и всесожжение Господу... И в день первых плодов (т.е. Пятидесятницу)... приносите всесожжение... И в пятнадцатый день седьмого месяца... празднуйте праздник Господень... и приносите всесожжение» (Чис.28:9–26, 29:12–13).

19) В греческом и славянском текстах (Кол.2:16) слово суббота поставлено во множественном числе, а не в единственном, следовательно, апостол имел в виду не субботу еженедельную, а праздники (ср. Лев.23:32, 26:2).

Слово σάββατον, το (суббота), являясь названием только одного дня в неделе, употребляется в Священном Писании преимущественно в форме множественного числа при обозначении этого дня: «в то время приходил Иисус в субботу» (в субботы по-славян.) τοις σάββασι (Мф.12:1). «И наблюдали за Ним, не исцелит ли его в субботу» (в субботы), τοις σάββασι (Мрк.3:2). «И вошел, по обыкновению Своему, в день субботний» (в день субботный), εν τη ήμερα των σαββάτων (Лк.4:16) и др.

20) Суббота должна быть соблюдаема христианами: «для народа Божия еще остается субботство» (Евр.4:9).

«Апостол говорит, – объясняет святой Иоанн Златоуст, – что есть три рода покоя: один покой.. в который Бог успокоился от дел Своих (Евр.4:4); другой – палестинский, когда иудеи (вступив в Палестину) должны были успокоиться от многих бедствий и трудов (Евр.4:6); третий и истинный покой – Царство Небесное, которого кто достиг, тот истинно успокаивается от трудов и скорбей (Евр.4:10). Для чего же, рассуждая об одном, он упомянул о трех? Чтобы показать, что пророк сказал (Евр.4:7) о последнем. Заметь, каков порядок всей его речи. Бог поклялся, говорит, древним, что они не войдут в покой, – и они не вошли. Потом, спустя много времени после них, обращаясь к иудеям, сказал: не ожесточите сердец ваших. Отсюда видно, что есть другой покой, потому что не о Палестине здесь говорится, – они уже владели ею, – и не о седьмом дне, – речь не об этом дне, бывшем уже давно. Следовательно, он указывает на некоторый иной, истинный покой (Царство Небесное).

Хорошо (апостол) заключил речь; не сказал: покой, – но: субботство. Употребил собственно такое название, которое радовало его слушателей и нравилось им. А под субботством он разумеет Царство (Небесное). Как Бог почил, говорит, от дел своих, так почивает и вошедший в покой Его (Евр.4:10). Великое и спасительное дело – вера; без нее спастись невозможно. Но она не может доставить спасения сама по себе, а нужна и правая жизнь. Потому Павел и предлагает людям, уже сподобившимся таинств, такое увещание: постараемся войти в покой оный (Евр.4:11). Постараемся, говорит, потому что одна вера недостаточна, а нужно присоединить и добрую жизнь, нужно иметь великое тщание. Подлинно, нам нужно великое тщание, чтобы взойти на небо. Ведь если не удостоились обетованной земли потерпевшие столько бедствий в пустыне, если они не могли получить земли, потому что роптали и предавались блудодеянию, то как можем мы удостоиться небес, живя рассеянно и беспечно? Потому нам необходимо великое тщание».

«Я поклялся в гневе Моем, что они не войдут в покой Мой» (Пс.94:11; Евр.4:3–5). «Не может кто-нибудь сказать, – замечает блаженный Феофилакт, – что Давид говорит о покое субботнем. Ибо как говорит о нем, когда он был давно и когда мир с самого начала получил устроение? Ясно, что Давид говорит о каком-то другом покое. Этот покой относится к будущему, так как, очевидно, должен же войти после этого кто-нибудь. И подобно тому, как суббота в Писании называется покоем, и ничто не препятствовало, чтобы после этого покоем было названо вступление в обетованную землю, так и теперь ничто не препятствует, чтобы после этого древнего покоя был назван и будущий; разумею Царство Небесное, в которое не войдут не уверовавшие... Иисус Навин не мог ввести в этот покой, о котором речь и у Давида и у нас теперь. Так как тот (И. Навин) не ввел, а Давид после столь долгого времени снова говорит: не ожесточите сердец ваших (Пс.94:6–8), подобно отцам, которые вследствие неверия не вошли, – и дает нам основание от противного заключать, что мы войдем, если уверуем. Очевидно, что это – покой будущий, и он ожидает нас. Ибо не о Палестине, без сомнения, говорил Давид; они тогда владели уже ею; также и не о седьмом дне речь: он был от сложения мира. Следовательно, существует некоторый третий покой – Царство Небесное, в который вводит истинный Иисус и вера в Него... Назвал такой покой субботством, потому что, говорит (Пс.94:9–10), и мы почиваем от дел своих подобно тому, как и Бог, почивши от дел Своих, по устроении мира, назвал день этот субботой. Ибо здесь и для праведников много труда и борьбы, и всяких усилий в добродетели, а там нет заботы... Там неизмеримое наслаждение Богом... Прекрасно сказал: постараемся (Пс.94:11). Ибо вера сама по себе недостаточна для того, чтобы вводить в него (оный покой), если с нею не соединяется и добрая жизнь».

«В веке грядущем, – пишет блаженный Феодорит, – будет жизнь беспечальная, свободная от трудов и забот, посему субботством наименовал освобождение от дел телесных... Как Бог всяческих... в седьмой день почил от дел мироздания, так исшедшие из этой жизни, и вступившие в оную жизнь освободятся от настоящих трудов».

Таким образом, апостол в приведенном месте (Евр.4:9) говорит не о субботе иудейской (которая, очевидно, не доставляла оного покоя соблюдающим ее), а о другом дне, о том покое, который более соответствует покою Божию, чем суббота ветхозаветная, т.е. о Царстве Небесном, которого удостоятся христиане, если только начатую жизнь твердо сохранят до конца (Евр.3:14); суббота иудейская являлась только образом и подобием покоя, уготованного праведным в Царстве Небесном.

21) Под днем Господним в Откровении (1:10, ср. греч. подлин.) разумеется суббота, называемая обычно в Священном Писании днем Господним (Ис.58:13).

В новозаветных книгах Священного Писания таким именем суббота нигде не называется, и, очевидно, это был первый день недели (Откр.1:10), который святой Иоанн вместе с другими христианами привык посвящать преимущественному служению Господу (ср. Деян.20:7; 1Кор.16:2). В этот день святой Иоанн, воспоминая воскресшего Господа, углублялся своим умом в созерцание домостроительства спасения человека. На это время он совершенно отрешался от тела, от земли и от земных интересов и был, как он выражается, в духе (ср. в исступлении – Деян.10:10, 11:5); и в этом состоянии он входил в особенное, близкое и тесное общение с Богом и ангелами, с миром невидимым – небесным и удостоился получить откровение.

22) Празднование воскресенья есть нарушение четвертой заповеди Божией.

Наоборот, празднование воскресного дня есть соблюдение четвертой заповеди десятисловия, так как сущность (вечный элемент) ее заключается в том, чтобы посвящать один из семи дней недели на особенное служение Богу. А что касается до того, какой именно из дней недели праздновать, то это относится к области обряда и потому является элементом временным. В Ветхом Завете был празднуем седьмой день или суббота, потому что в седьмой день Бог почил от дел творения; в Новом же Завете избрание для празднования первого или воскресного дня достаточно оправдывается необычайной важностью совершившегося в этот день радостнейшего и величайшего событий – воскресения Иисуса Христа из мертвых, представляющего завершение великого дела возрождения человека.

23) Христиане начали праздновать воскресенье со времени царя Константина Великого, издавшего в 321 г. об этом особый указ.

Из всего сказанного нами в опровержение сектантских возражений по вопросу о воскресном дне ясно, что празднование его христианами началось «с самого времени воскресения Христова», а изданные императором Константином Великим эдикты в 321 г. имели целью только обеспечить за христианами право употреблять этот день на преимущественное служение Господу.

В марте 321 г. он издал следующий эдикт: «все судьи, городское население и ремесленники всякого рода в досточтимый день солнца пусть покоятся. Однако в деревнях земледельцы пусть беспрепятственно и свободно работают, потому что часто случается, что в иной день слишком неудобно бывает вверять зерна борозде или виноград – яме, чтобы, упустив удобный случай, не лишиться ниспосылаемого небесным Провидением благоприятного времени. Через три месяца император издал новый эдикт, дополняющий прежний: «Насколько мы считали неприличным в славный день солнца заниматься тяжбами и состязаниями сторон, настолько (считаем) приятным и утешительным в этот день исполнять то, что больше всего относится к посвящению Богу. Итак, пусть все в праздничный день (т.е. солнца) имеют возможность освобождать и отпускать на волю рабов; кроме сих дел (т.е. касательно отпущения на волю), других не производить (в судах)». Из свидетельства Евсевия мы знаем и руководящую цель законов Константина: «чтобы подданные его могли беспрепятственно присутствовать в Божией Церкви и чтобы никто не мешал им совершать тогда свои молитвы».



Источник: Православная Церковь и сектанты, Оттава, 1981. Автор: протопресвитер Владыков Дмитрий Иванович (1863 - 1955)

Вам может быть интересно:

1. The Stromata – BOOK VII пресвитер Климент Александрийский

2. Словарь о бывших в России писателях духовного чина Греко-российской церкви – Сильвестр Краиский митрополит Евгений (Болховитинов)

3. Книга глаголемая "Описание о российских святых, где и в котором граде или области или монастыре и пустыни поживе и чудеса сотвори, всякого чина святых" – IV. Во граде Смоленске Михаил Владимирович Толстой

4. Епархиальное управление в праве и практике Константинопольской Церкви настоящего времени – Административно-судебный строй в епархиях Константинопольской Церкви настоящего времени профессор Иван Иванович Соколов

5. Историческое учение об Отцах Церкви. Том II – § 139. Великий Василий – толкователь Свящ. Писания. святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

6. The City of God – The City of God (Book XIII) блаженный Аврелий Августин

7. Слова и речи. Том I – Слово в неделю св. жен Мироносиц митрополит Никанор (Клементьевский)

8. Игумения Антония настоятельница Московских монастырей Страстного (1861-1871 гг.) и Алексеевского (1871-1897 гг.) священник Георгий Орлов

9. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том V – Еннодий профессор Александр Павлович Лопухин

10. Библейская энциклопедия – Виннуй архимандрит Никифор (Бажанов)

Комментарии для сайта Cackle