Азбука верыПравославная библиотекасвятитель Димитрий РостовскийБогомысленное размышление о пресвятых страданиях Господа нашего Иисуса Христа


святитель Димитрий Ростовский

Богомысленное размышление о пресвятых страданиях Господа нашего Иисуса Христа

Всякий истинно верующий сын Церкви должен вспоминать смерть Христову, которую Он претерпел по плоти ради нас неповинно: «Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его» (1Петр. 2, 22). Да будешь ты, душа боголюбивая, благодарна Пострадавшему и Умершему ради тебя!

Вспомни все, начиная с безлетного рождения Сына Божия. Размышляй только верой одной, как Он неисследованно, неизреченно и непостижимо прежде веков родился от Отца и как Слово Божие, родившееся прежде веков от Отца, неоцененное сокровище сердца Отчего, из чрева прежде денницы рожденный Отцом, – как Это Слово Божие, превозлюбленный Сын Бога Отца, благоволением Отца и содействием Пресвятого Духа соизволил, ради нашего спасения, воспринять человеческое естество и в нем устроить наше спасение.

Вспомни, как Он родился от Пренепорочной Девы Марии во времени и воспринял человечество от Ее пречистой крови, как создал словесную душу этому человечеству, так что явился совершенным Человеком, и как в том человечестве Он пришел в совершенный возраст. Когда же пришло превожделенное время нашего искупления, тогда Христос, Спаситель и Бог наш, на Тайной Вечери ученикам Своим и апостолам, а через них и нам всем преподал дивную и страшную Тайну, ибо, приняв в Свои пресвятейшие и Божественные руки хлеб и благословив, преломил и дал ученикам Своим апостолам, говоря: «Прииидите, ядите: сие есть Тело Мое» (Мф. 26, 26).

Благодаря за это благодеяние, каждый должен произнести молитву Господню «Отче наш» с таким окончанием: «Яко Твое есть царство и сила, и слава со Безначальным Твоим Отцем и с Пресвятым и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь» (поклон).

На той же Своей Тайной Вечери Христос, Сын Божий, приняв в Свои пребожественные и пресвятые руки Чашу, воздав хвалу, подал ученикам Своим, говоря: «Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26, 27–28). Благодари за это благодеяние, ибо Христос, Спаситель наш, сподобил нас таковых престрашных Тайн не по какой-либо нашей заслуге, но по Своей крайней и неизреченной милости и любви к роду человеческому. Он благоволил нашему истлевшему естеству, падшее возобновил на лучшее, воссоздал, примирил с Собой и сделал нас единокровными и единотелесными. Благодаря за это, произноси молитву «Отче наш» (поклон).

Окончив же Тайную Вечерю, Христос, Сын Божий, по глубочайшему Своему смирению и неизреченной любви, встав, положив ризы Свои и взяв полотенце, препоясался. Потом, влив воду в умывальницу, начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан (см. Ин. 13, 4–5). Дивясь такому Его преглубокому смирению и странному действию, каждый пусть постарается прочитать с сердечным умилением молитву «Отче наш» (поклон).

Потом Христос, Сын Божий, пошел с учениками Своими по обычаю на гору Елеонскую и, преклонив там Свои колена, молился Богу Отцу, говоря: «Отче! О если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет» (Лк. 22, 39–44). С великим подвигом, прилежно и троекратно молился Он об этом, и пот Его имел вид капель крови, падающих на землю. Воспоминая такую Его прилежную молитву, постараемся и мы с особым старанием молиться к Нему и говорить: «Отче наш» (поклон).

С тем же богомыслием здесь следует вспомнить и то, как пришел предатель Иуда и сделал знак, который он дал воинам, посланным с ним: «Кого я поцелую, Тот и есть» (Лк. 22, 47). Спаситель наш и Искупитель, видя Своего главного врага и предателя, подошедшего лобзать Его лицемерно, сказал: «Иуда! Целованием ли предаешь Сына Человеческого?» (Лк. 22, 48). Тогда воины, связав Его, повлекли, как злодея, и привели сначала к Анне, ибо он был тестем Каиафе, и здесь Он был допрошен об учении и учениках. Иисус отвечал так: «Я говорил явно миру; Я всегда учил в синагоге и в храме, где всегда иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего. Что спрашиваешь Меня? Спроси слышавших, что Я говорил им; вот, они знают, что Я говорил. Когда Он сказал это, один из служителей, стоявший близко, ударил Иисуса по щеке, сказав: «Так отвечаешь Ты первосвященнику?» (Ин. 18, 13, 18–22).

От такого сильного и бесчеловечного удара упал наш Христос, не имея возможности устоять. Упал! О чудо! Упал Создатель наш! Упал, Надежда наша, от столь сильного удара, терпя за нас такую лютую боль по бесконечной любви Своей к нам. Много Крови из Его пресвятых уст, из носа и из ушей истекло от такого бесчеловечного и жестокого удара, и был слышен тот удар во всем архиерейском доме. Но ударившему Его Он произнес кротко такие слова: «Если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня ?» (Ин. 18, 23). Он этим сказал как бы следующее: за что ты, человек, так люто уязвляешь Меня, Создателя твоего, здравие Мне повреждаешь, жизнь отнимаешь, смерть ставишь пред очами, во гроб вселяешь Меня? После такого сильного удара невозможно было бы более жить, если бы человечество не было укреплено Божеством.

О всем таком размышляя, ты, боголюбивая и христолюбивая душа, должна с горькими слезами и с умилением сердца возносить к Нему молитву «Отче наш» (поклон).

Богомыслие святое! Иди еще за Иисусом, и ты увидишь, как Он был привязан к столпу, как был избит и окровавлен, как весь был изранен, наг и поруган, как из Его пресвятого израненного Тела текла Кровь, подобно реке. Иисус же молчал. Он все это с великим позором и болезнью ради тебя терпел, о человек!

Пророк Исайя, издалека видя Его, так страждущего, говорит: «И мы видели Его, и не было в Нем ни вида, ни красоты» (Ис. 53, 2), а некто из учителей, толкуя эти слова, сказал: «Вот Человек!» (ср. Ин. 19, 5). Подобно тому и Пилат говорил: «Смотри, строптивый иудейский народ, на своего Царя, не имеющего даже вида человеческого, всего истерзанного, окровавленного, всего в ранах; смотри: от ног до головы нет в Нем целости, одумайся и прекрати неистовство свое. Не отпустить ли Его вам, уже довольно измученного?» Но они кричали: «Если отпустишь Его, ты не друг кесарю. Возьми, возьми, распни Его!» (Ин. 19, 12, 15). Размышляя об этом, поклонись, боголюбивый человек, до земли, говоря столь люто страждущему ради тебя Сыну Божию сию молитву: «Отче наш» (поклон).

Богомыслие святое! Смотри теперь немного дальше от столпа. Мысленными очами смотри на твоего Создателя Христа, Спасителя и Бога, как Он, нагой, терпя вышесказанные лютые мучения, трясется как от ужасных страданий, так и от стужи (ибо тогда была зима), возлагая на Себя Свою одежду. Помысли: какой великой срамоты и бесчестия был исполнен неповинно страдающий Спаситель, Сын Божий, как пред всеми был обнажен и уязвлен!?

О небо! О земля! О бесчувственное творение! Смотри и внимай, как чувственные и разумные твари причиняют столь великую и нестерпимую обиду Создателю своему! Не медли более, возьмись за свое оружие!

Небо, убей их молнией и громом! Море, залей их страшным потопом! Солнце, луна и звезды и прочее огненное естество, произведи свое действие, сожги в пепел неблагодарных и исполненных злобы к Благодетелю своему! А ты, земля, разверзи свои недра, низведи в преисподнюю тела и души не только тех, которые убивают, но и тех, которые неблагодарны за это страдание. А ты, огненное естество, жги адским огнем бесконечно, ни на один час не давай отрады, но всегда умножай и распространяй лютые муки!

И все это совершилось бы, если бы Бог, страждущий плотью, не удержал этого всемогущей силой Своей, терпя жестокие страдания по любви к роду человеческому, ибо Он всем желает спасения, а не погибели. Итак, если кто христолюбец, тот пусть, размышляя об этом, говорит Ему молитву «Отче наш» (поклон).

Святое богомыслие и боголюбивая душа! Молю тебя, не отступай к мирской суете, не приносящей тебе пользы, но, размышляя обо всех тех страданиях, остановись и хоть немного вникни в них. Посмотри мысленными очами на лицо Христа твоего, и ты увидишь, что злобствующим людям недостаточно было видеть Его всего израненного, но, кроме того, еще и лица Его, уже всего заплеванного, коснулись и, закрывая его, били.

Некоторые церковные учители, размышляя о том, почему закрывали Его пресвятое лицо, рассуждают так: «Поскольку лицо Христа, Спасителя нашего и Бога, было исполнено неизреченной красоты, согласно словам Псалмопевца: «Ты прекраснее сынов человеческих» (Пс. 44, 3), и было исполнено умиления, то потому не просто били, но закрывали его, пока и само лицо не сделали безобразным, ибо от жестоких ударов оно все посинело и окровавилось».

Приди и стань здесь, все чувственное создание, и смотри на Царя твоего: можешь ли узнать, Кто это? Весь жестоко изранен, весь в крови, не имеет даже «вида и красоты» (Ис. 53, 2), а ведь все это Он терпит за твое невоздержание, ибо грехи твои так сильно изранили Царя славы. Поэтому перестань отныне досаждать Ему, примирись чрез Святое Покаяние и не уязвляй более превозлюбленного твоего Искупителя, ибо все выстрадал Он за грехи твои, согласно написанному о Нем в пророчестве: «Он взял на Себя грехи наши и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши» (Ис. 53, 4–5). Размышляя об этом, произноси молитву «Отче наш» (поклон).

И еще не отступай от богомыслия, христолюбивая душа! Слушай Христа Спасителя, говорящего через пророка: «Все проходящие по, пути! Взгляните и посмотрите, есть ли болезнь такая, какая постигла Меня?» (Плач. 1, 12).

Такого мучения еще недостаточно было для злобных иудеев. Хотя и все Тело Его было как бы одна рана, однако еще и главу Его святую венцом, сделанным не из камня драгоценного, но терновым увенчала злобствующая мачеха, еврейское сонмище, и терновыми колючими иглами так изранили, искололи Его пресвятую главу, что шипы проходили до самого мозга, причиняя неописуемые страдания незлобивому Агнцу Христу, Спасителю и Искупителю нашему. Размышляя обо всем этом умом твоим, боголюбивая душа, ужаснись и, с трепетом пав на землю, со слезами твори молитву «Отче наш» (поклон).

Богомыслие святое! Пойдем еще за Христом по пути Его, ибо, взяв Иисуса, повели Его злые мучители, пошел Он, неся Крест, на котором должен быть распятым. Крест же тот был очень тяжел, ибо, как говорят некоторые церковные учители, он был в длину пятьдесят стоп, то есть пятьдесят шагов. И такую то тяжесть нес на плечах Своих Сын Божий, уже и без того крайне измученный.

Помысли, каковы должны были быть Его страдания, когда причиненные Ему раны снова терзались, стираемые такой тяжестью крестного древа. Но и еще к тому присоединяли удары и толчки, и, наконец, так измучили, что Он падал на пути, не будучи более в силах нести Крест. Тогда заставили Симона Киринейского нести Крест Его до Голгофы, к которой направлялись.

Ты же, душа правоверная, идущая вслед за своим Учителем, присоединись к идущей за Иисусом с прочими женами плачущей и рыдающей Матери Его, Преблагословенной Деве Марии. Ты так же плачь и рыдай. Расторгни твое затверделое и окаменелое сердце, чтобы и тебя утешил идущий на вольную страсть Сын Божий, чтобы и тебе сказал, как и тем, которые следовали за Ним: «Дщери иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших» (Лк. 23, 28).

О превожделенное наше утешение, Христос Спаситель наш! Сподоби нас радостно Тебя узреть, когда придешь со славою Твоею судить живых и мертвых. Тогда и нас, вспоминающих Твои святые страдания, прими в царство Твое и сподобь нас радостно наслаждаться в нескончаемые веки лицезрением Тебя. Так говоря или помышляя, произнеси молитву «Отче наш» (поклон).

Еще, богомыслие святое, вспомни и то, как Ему, Спасителю нашему, с крайней жестокостью пригвождали ко Кресту пречистые Его руки и ноги железными, острыми и длинными гвоздями, какие страдания терпел тогда и сколько источилось Крови. Думаю, что тогда до последней капли Он источил ее за нас. Так вот вознесли Его на Крест... Тогда возможно было пересчитать все кости Его, как и пророк Давид говорит от Его лица: «Пересчитали все кости Мои» (Пс. 21, 18).

Некоторые церковные учители усматривают три тягчайшие болезни Христовы. Первая – когда растянули Его на Кресте столь люто, что все члены Его расступились и их можно было пересчитать. Вторая – в том, что при таких ужаснейших страданиях Он видел многих неблагодарных за такое Его благодеяние и неверующих. От этого Он жестоко мучился сердцем Своим и молился Богу, Отцу Своему, как сказал апостол: «Он, во дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти; и услышан был за Свое благоговение» (Евр. 5, 7).

Третья болезнь была в том, что Спаситель наш крайне сокрушался сердцем Своим, когда видел стоящую при Кресте Мать Свою, пораженную в сердце, как оружием, ужасным горем и печалью, согласно сказанному Ей Симеоном: «И Тебе Самой оружие пройдет душу» (Лк. 2, 35). Спаситель наш, видя Ее как бы мертвую от печали, плачущую, страдающую и со слезами к Нему вопиющую: «О, Сын Мой, как терпишь Ты смерть лютую и позорную?! Не могу терпеть, видя Тебя так страждущим!». Слыша это и видя Ее, люто страждущую Материнским сердцем и снедаемую печалью, Он крайне болел Своим сердцем. Некоторые учители об этом так рассуждают, что если бы собрать воедино страдания всех мучеников, страдавших за Христа, сколько бы их ни было, соединить их и сравнить их со страданием Пречистой Девы Марии, то оказалось бы, что Она страдала больше всех и, если не телом, то душой ужасно мучилась и болела о неповинно страждущем Сыне Своем и Боге. Читая об этом или размышляя, говори Богородице: «Богородице Дево, радуйся» (поклон).

Открыта запись на православный интернет-курс