Азбука верыПравославная библиотекасвятитель Димитрий РостовскийЖизнь и богословие святителя Димитрия Ростовского


священник Алексей Петухов
Жизнь и богословие святителя Димитрия Ростовского

Свт. Димитрий, митрополит Ростовский, прославлен указом Св. Синода от 15 апреля 1757 года. Предыдущая канонизация состоялась в 1665 году – прославление Арсения, архиеп. Тверского. Последующая – в 1798 году – к лику святых причислен прп. Феодосий Тотемский. За период времени в 133 года прославлен лишь один святой – свт. Димитрий Ростовский!1 Цифры говорят сами за себя. Даже самая неблагоприятная обстановка для развития церковной жизни, связанная с закрытием множества монастырей и изъятием церковных имений (по этой причине была закрыта школа свт. Димитрия в Ростове) не смогла воспрепятствовать прославлению одного из самых почитаемых русских святых2. Мы не говорим о том, что в этот период наблюдается практика деканонизации святых…3

Прот. Александр Державин, автор монументального труда, создававшегося несколько десятилетий, – «Четьи-Минеи свт. Димитрия, митрополита Ростовского, как церковно-исторический и литературный памятник» – писал: «Вплести хотя малую веточку в тот венок Славы, каким увенчан Святитель Димитрий, прибавить новые черты к его привлекательному, с детства знакомому образу, – вот те внутренние побуждения, которые руководили мною во время работы»4. В 2009 году исполняется триста лет со дня преставления свт. Димитрия Ростовского, и этой небольшой веточкой пусть послужит, боголюбивый читатель, и этот диск, который ты держишь перед собою. По мере сил мы постарались собрать воедино дореволюционные публикации, посвященные светлой памяти свт. Димитрия, поместив среди них и несколько современных исследований.

Свт. Димитрий обессмертил свое имя составлением корпуса «Житий Святых», создание которого продолжалось более двадцати лет (1684 – 1705) и потребовало, воистину, титанических усилий: как телесных, так и духовных. Но дело не только в «Житиях». Его творения, осоленные благодатью Св. Духа, были любимым духовным чтением русского народа вплоть до середины XIX века. Примечательно, что ростовский Святитель пользовался глубоким уважением среди самых разнообразных слоев русского общества. Как замечал прот. Александр Горский, «слава богоугодной жизни св. Димитрия и достоинство его духовных творений располагали иногда выдавать книги под его именем, чтобы придать им большее значение. В памятной книжке Петра Великого собственной рукой его было записано: написать книгу о ханжах и изъявить блаженства (кротость Давидову и прочее), что не так, как они думают, и приплести к требникам, а в предисловии явить то дельцом Ростовского с товарищи»5. И это при том, что свт. Димитрий в некоторых своих проповедях недвусмысленно обличал пороки Петра!6 Это поручение было выполнено архиеп. Феофаном Прокоповичем7. Интересно, что ни одно из произведений свт. Димитрия не дошло до нас в таком количестве списков, как Келейный Летописец, – а ведь это произведение, написанное на самом закате жизни святителя, и не предназначалось для печати8. По замечанию И.А. Шляпкина, списки Летописца находились во всех собраниях, и общее число их нужно было считать сотнями9.

Думается, что такая всенародная любовь связана, в первую очередь, с самой личностью святителя Димитрия. Блестящий проповедник и агиолог, церковный историк и драматург, вдумчивый воспитатель и борец с расколом, мудрый церковный иерарх и заботливый пастырь, просто Святой, – он привлекал и продолжает привлекать внимание, как современников, так и последующих поколений верующих людей. Многочисленная подборка публикаций, посвященных его памяти и разнообразным сторонам его деятельности, представленная на диске, говорит сама за себя.

В этой небольшой вступительной статье мы, большей частью, не будем подробно касаться многоразличных обстоятельств жизни свт. Димитрия, тем более, что это уже сделано в предшествующих замечательных трудах прот. Александра Горского10, свящ. М. Попова, еп. Виссариона (Нечаева), прот. Феодора Титова, в обширном и фактологически богатом, хотя и несколько светском, исследовании И.А. Шляпкина; прот. Александра Державина и др. Однако, полностью избежать жизнеописания Святителя невозможно – жизнь всегда связана с богословием, а богословие с жизнью. Тем не менее, хотелось бы больше внимания уделить именно богословию свт. Димитрия, а наиболее темам, спорным в современном богословии. Думается, что всем будет интересно узнать, как смотрел на эти вопросы сам ростовский Святитель. Наконец, невозможно обойти вниманием и главное детище свт. Димитрия, принесшее ему всероссийскую славу – Четьи-Минеи. Особо отметим два специальных исследования, посвященных затрагиваемым темам: труд митр. Макария (Булгакова) «Святаго Отца нашего Димитрия Ростовскаго Святителя и Чудотворца догматическое учение, выбранное из его сочинений»11и исследование прот. Александра Державина «Четьи-Минеи свт. Димитрия, митрополита Ростовского, как церковно-исторический и литературный памятник»12.

Святитель Димитрий, нареченный в крещении Даниилом, родился в местечке Макарове, что в сорока верстах13 от Киева, в декабре 1651 года. Его родители – рядовой казак макаровской сотни киевского полка Савва Григорьевич Туптало, дослужившийся впоследствии до сотника, и жена его Мария Михайловна – были людьми глубоко благочестивыми. Об их глубокой религиозности свидетельствует и тот факт, что все их дети избрали монашеский путь: дочери Памфилия, Феврония и Параскева были преемственно игуменьями при Никольском Иорданском монастыре, где Савва Григорьевич выстроил на свои средства особый придел во имя вмч. Димитрия Солунского14; а сын золотыми буквами вписал шляхетскую фамилию Савичей в страницы истории Русской Церкви.

Трогательны воспоминания свт. Димитрия о кончине своей матери: «В самый великий пяток спасительныя Страсти, мать моя преставися в девятый час дня, точно в тот час, когда Спаситель наш, на Кресте страждущий за спасение наше, дух Свой Богу Отцу в руце предал. Имела лет от рождения своего более семидесяти... да помянет ю Господь во царствии Своем небесном! Скончалася с хорошим расположением, памятью и речью. О, дабы и мене таковой блаженной кончины Господь удостоил ея молитвами! И подлинно, христианская ея была кончина: ибо со всеми обрядами христанскими и с обыкновенными таинствами, безстрашна, непостыдна, мирна. Еще же да сподобит ю Господь добраго ответа на Страшном Своем Суде, якоже и не сомневаюсь о Божием милосердии, и о ея спасении, ведая постоянную добродетельную и набожную ея жизнь. А и то за добрый спасения ея знак имею, что того же дни и того же часа, когда Христос Господь разбойнику, во время вольныя Своея Страсти, рай отверзл, тогда и ея душе от тела разлучиться повелел»15.

Вообще, тема Крестных Страданий Спасителя, упоминаемая и в обстоятельствах кончины родительницы, красной нитью проходит по всему богословию свт. Димитрия16. Можно смело сказать, что это центральная тема его богословия. Многие важные события в его жизни происходили именно в пятницу: в этот день он закончил Четьи-Минеи, в пятницу он сам скончался, в пятницу обретены его мощи. На каждой неделе святитель Димитрий особенно чтил этот день, тщательно изучал все написанное о Страстях Господних. У него сохранился перечень писателей, оставивших поучения на эту тему17. О Страстях сам он написал «Целование ран Господа на всяк день»18, «Размышление о Страстях Христовых»19.

Первоначальное образование Даниил получил дома. Под руководством своего отца, знавшего грамоту, он научился читать, прошел Часослов, Псалтирь, читал Библию и Жития Святых. В 1662 году его отдали в Богоявленское Братское училище в самом Киеве. Здесь был ректором и преподавал знаменитый проповедник Иоанникий Голятовский20. Особенную склонность обнаружил Даниил к «стихотворству и витийству». Сохранилось известие, что Даниил чуждался товарищества и тяготел к одиночеству, предаваясь чтению Священного Писания, творений Св. Отцов, посещению богослужений.

Времена были неспокойные: Киев не раз переходил из рук в руки, то к русским, то к полякам. Большинство исследователей21 полагают, что в 1665 году занятия Даниила закончились: войска Выговского22 при взятии Киева совершенно разрушили Киево-Братский монастырь с находящимся в нем училищем. Прот. Александр Горский видит в этих скорбных обстоятельствах и промыслительный момент: «Через это схоластика, господствовавшая в Киевской Коллегии, не успела произвести на его сочинения решительного влияния, а язык его, отличающийся чистотой и изяществом, легко мог усвоить себе общие с другими недостатки в школе, где говорили странной смесью русской речи с польской и латинской»23.

Однако мнение это является спорным. Крупнейший исследователь жизни свт. Димитрия прот. Александр Державин прямо признает его ошибочным: «Исследователь истории юго-западной России Эйнгорн утверждает, что в 1665 году никакого нашествия на Киев гетмана Дорошенко не было, а, следовательно, и Коллегия в этом году разрушена быть не могла24. Ссылаясь затем на показание киевского воеводы Шереметева, который в мае 1666 года говорил дьяку Евстафию Фролову, что «в Киеве школа заведена до приезду его, боярина и воеводы, при прежних воеводах, и в той школе ныне учатца Киевские жители, всяких чинов люди»25, Эйнгорн полагает, что в 1665 и 1666 годах ученье в Киевской коллегии не прекращалось, и, следовательно, Даниил Саввич Туптало мог закончить в ней свое образование»26. Склоняется к этому мнению и прот. Ф.И. Титов, указывающий на то, что сочинения свт. Димитрия, не исключая и самых ранних по времени написания, являют в нем человека вполне научно образованного27. Из Коллегии Даниил вынес хорошее знание риторики, латинского и, в меньшей степени, греческого языков.

В восемнадцать лет, 9 июля 1668 года, Даниил принимает монашество в Кирилловом монастыре, расположенном в трех верстах от Киева, получив в постриге имя Димитрий в честь вмч. Димитрия Солунского28. Постриг совершил игумен монастыря Мелетий (Дзик). Весной 1669 года монах Димитрий прибыл из Киева в зарубежный город Канев, и в праздник Благовещения был рукоположен в сан иеродиакона митрополитом Иосифом (Нелюбовичем-Тукальским). Иеродиакон Димитрий жил в Кирилловом монастыре довольно долго – около семи лет. Здесь в 1671 году он начал писать свой «Диарий»29 или записки на польском языке.

В 1675 году состоялось назначение иеродиакона Димитрия проповедником в Чернигове при блюстителе Киевской митрополичьей кафедры архиепископе Лазаре (Барановиче). В этом же году от руки архиепископа Лазаря в день Св. Духа он принимает сан иеромонаха. В Чернигове иеромонах Димитрий оставался до 31 июля 1677 года, находясь к кругу таких ученых людей, как Иоанникий Голятовский и Адам Зерникав30. В течении двух лет он проповедовал не только в самом Чернигове, но и в других храмах епархии. Здесь он написал и первое, дошедшее до нас, свое сочинение°- «Руно орошенное», содержащее описание чудес от чудотворной иконы Пресвятой Богородицы, находящейся в Черниговском Троицко-Ильинском монастыре.

С 1677 года начинаются разъезды иеромонаха Димитрия в качестве проповедника. Новодвор, Вильно, Слуцк – места его пребывания. В 1679 году он возвращается в Чернигов, затем прибывает в ставку гетмана в Батурине. В марте 1681 г. иеромонах Димитрий был избран и поставлен игуменом Максаковского Преображенского монастыря, через год он избран игуменом Крупицкого во имя свт. Николая монастыря в Батурине. 26 октября 1683 года игумен Димитрий оставил управление обителью и по приглашению Варлаама (Ясинского), избранного в конце того же года архимандритом Киево-Печерской Лавры, переехал в Киев. 23 апреля 1684 года он поселился в Киево-Печерском монастыре, стал братским проповедником. Здесь, в стенах Киево-Печерской Лавры, начинается новый этап жизни будущего святителя. 6 мая 1684 года он начинает работу над составлением книги «Житий Святых».

Заметим, что идея создания такого труда была не нова, и игумен Димитрий начинал трудиться не на пустом месте31. В Великороссии существовали Великие Четьи-Минеи Макария, митрополита Московского. Однако, как собиратель, митрополит Макарий не брал на себя труда перерабатывать материалы, он только собирал разные списки житий, выбирал из них лучшие и иногда исправлял слог, переводя на русскую понятную речь иностранные (болгарские, сербские) слова. Состав его Четий-Миней изумляет своей многосложностью и разнородностью: прологи, торжественники, жития, творения святых, патерики, акты, путевые записи. Это была полная энциклопедия тогдашней духовной образованности32.

Церковь же малороссийская не имела такого богатства. После Батыева нашествия, литовских и польских разорений погибло множество драгоценных духовных книг, и, вместе с ними, жизнеописаний святых. Приходилось пользоваться римскими мученикословиями и легендами на польском и латинских языках, не всегда согласными с духом Православия33.

Свящ. М. Попов пишет: «Сознавая неудобство и опасность от такого недостатка, еще митрополит Киевский Петр Могила начал дело составления житий святых в православном духе. Уже им выписывались для этого в Киев с Афона рукописные жития святых Симеона Метафраста, чтобы составить переведенные с греческого языка. Но все начинание прекратилось за смертью его. Делал в этом отношении неудачную попытку черниговский владыка Лазарь (Баранович)… Печерский архимандрит Иннокентий (Гизель) продолжил дело митрополита Петра Могилы, потому что Четьи-Минеи стали необходимы по всем монастырям для уставного чтения, а во время борьбы с унией чтение в православных обителях однородных с униатскими житийных книг не представляло большого удобства. Для этой цели выпросили у московского митрополита [правильно патриарха – свящ. А.П.] Иоакима выслать Великие Макарьевские Четьи-Минеи. Высланный экземпляр их оказался, однако, писанным не уставным письмом, а скорописным, очень трудным для чтения34. Книги так и отослали обратно в Москву, не использовавши их для малороссийских нужд и целей»35.

Архимандрит Киево-Печерской Лавры Варлаам (Ясинский), впоследствии митрополит Киевский, также осознавал необходимость такого начинания, только труд осуществления этой мысли он не решился взять на себя, а искал человека более способного к этому делу и менее занятого. Выбор пал на игумена Димитрия, уже известного своей ученостью и ревностью к душеспасительным трудам, и был одобрен единодушным согласием всех отцов и братии Лавры. Как замечает прот. А. Горский, «смиренный игумен Батуринский, не без основания устрашенный тяжестью возлагаемого на него дела, отклонял его от себя, но потом, возложив все упование на помощь Божию, страшась греха непослушания, и сам осознавая нужды Церкви, покорился настоятельному требованию Архимандрита и братии, и, через несколько недель после переселения в Лавру, именно в июне 1684 года, приступил к писанию житий святых»36.

Труд предстоял необъятный. Четьи-Минеи свт. Димитрия – самое большое по объему небогослужебное издание в старопечатной славянской книжности. Свод житий был опубликован в четырех томах, каждый из которых содержит материал, относящийся к трем месяцам: сентябрь – ноябрь (К., 1689. Т. 1), декабрь – февраль (К., 1695. Т. 2), март – май (К., 1700. Т. 3), июнь – август (К., 1705. Т. 4). Кроме житий и других крупных статей Четьи-Минеи свт. Димитрия содержат «памяти» (по терминологии прот. А. Державина, «месяцеслов»), т. е. краткие, часто в одну фразу, заметки о лицах и событиях, которым не посвящены большие статьи. Обыкновенно «памяти» помещаются в конце дня и печатаются петитом. В основном тексте четырех томов – 765 статей, не считая «памятей», в т.ч. 91 русских и славянских статей. Подавляющее большинство статей – жития. Кроме житий Четьи-Минеи содержат также 22 Слова на большие праздники (6 Слов принадлежат свт. Иоанну Златоусту, по одному – свт. Василию Великому и прп. Иоанну Дамаскину). Две статьи (обе в 3-й книге) посвящены вопросам календаря37.

Писание житий так увлекало игумена Димитрия, что он, работая по ночам, ложился иногда спать не раздеваясь, только за час до заутрени, которую посещал весьма исправно. В это время в его жизни происходят события, свидетельствующие, с одной стороны, о несомненной близости писателя к духовному миру, с другой, о явном покровительстве Божием начатому труду. Сам Святитель свидетельствует: «Августа десятаго 1685 года, в понедельник, услышал я благовест к заутрени, но по обыкновенному моему ленивству разоспавшись, не доспел к началу, но проспал даже до чтения Псалтири. В сие время видел следующее видение: казалось, будто поручена была мне в смотрение некоторая пещера, в коей почивали святыя мощи. Осматривая со свещею гробы святых, увидел тамже якобы почивающую св. великомученицу Варвару. Приступив к ея гробу, узрел ее лежащую боком, и гроб ея являющий некоторую гнилость. Желая оную очистить, вынял мощи ея из раки, и положил на другом месте. Очистив раку, приступил к мощам ея, и взял оныя руками для вложения в раку, но вдруг, узрел в живых Варвару святую. Вещающему мне к ней: «Святая дево Варваро, благодетельнице моя! умоли Бога о гресех моих»,– ответствовала святая, будто бы имея сомнение некое: «не ведаю, – рекла, – умолю ли, ибо молишися по-римски».

Иногда встречаются мнения, что этим видением обличаются некоторые догматические заблуждения свт. Димитрия, якобы заимствованные от латинян. Но слова эти со свойственным ему смирением объясняет сам Святитель: «Думаю, что сие мне сказано для того, что я весьма ленив к молитве, и уподоблялся в сем случае римлянам, у коих весьма краткое молитвословие, так как у меня краткая и редкая молитва». Примечательно, что свт. Димитрий скончался во время молитвы, стоя на коленях. Еп. Виссарион (Нечаев) пишет: «Такова была кончина Святителя Димитрия! Молитва услаждала его при жизни, молитва сопровождала его и к смерти»38.

«Слова сии услышав от святой, – продолжает свт. Димитрий, – начал я тужить, и акибы отчаиваться. Но святая, спустя мало времени, воззрела на меня с веселым и улыбающимся лицем, и рекла: «не бойся», – и иныя некоторые утешительные произнесла слова, коих я и не вспомню. Потом, вложив в раку, облобызал ея руки и ноги; казалось, тело живое и весьма белое, – но рака убогая и обветшалая. Сожалея о том, что нечистыми и скверными руками и усты дерзаю касатися святых мощей, и что не вижу хорошия раки, размышлял, как бы украсить сей гроб, и начал искать новой и богатейшей раки, в которую бы преложить святыя мощи: но в том самом мгновении проснулся. Жалея о пробуждении моем, почувствовало сердце мое некоторую радость»39.

Св. великомученица Варвара была небесной покровительницей свт. Димитрия, и он благоговел перед ее памятью. Своими усиленными просьбами св. Димитрий получил дозволение от гетмана Самойловича перенести часть мощей великомученицы Варвары в свой Батуринский монастырь, и с торжественным ходом перенес их 15 января 1691 года, во вторник. В память сего перенесения он установил в своем монастыре каждый вторник совершать молебное пение Великомученице.

Другое сновидение, еще более показательное, случилось через три или четыре месяца после первого и имело отношение к ученым занятиям св. Димитрия. «В 1685 году, – пишет он, – в Филиппов пост, в одну ночь окончав письмом страдания святаго мученика Ореста, котораго память 10 ноября почитается, за час или меньше до заутрени, лег отдохнуть не раздеваясь, и в сонном видении узрел святаго мученика Ореста, лицем веселым ко мне вещающаго сими словами: я больше претерпел за Христа мук, нежели ты написал. Сие рек, открыл мне перси свои, и показал в левом боку великую рану, сквозь во внутренность проходящую, сказав: сие мне железом прозжено. Потом открыл правую по локоть руку, показав рану на самом противу локтя месте, и рекл: сие мне перерезано; – при чем и видны были перерезанныя жилы. Также и левую руку открывши, на таком же месте, такую же указал рану, сказуя: и то мне перерезано. Потом наклонясь, открыл ногу, и показал на сгибе колена рану, также и другую ногу до колена открывши, такую же рану на таком же месте показал, и рекл: а сие мне косою разсечено. И став прямо, взирая мне в лице, рекл: видиши ли? Больше я за Христа претерпел, нежели ты написал. Я противу сего ничтоже смея сказати, молчал и мыслил в себе: кто сей есть Орест, не из числа ли пяточисленных40? На сию мою мысль святый мученик ответствовал: не тот я Орест, иже от пяточисленных, но той, егоже ты нынче житие написал. Видел и другаго некоего человека важнаго, за ним стоящаго, и казался мне также некий мученик быти, но тот ничтоже изрекл. В то самое время учиненный к заутрени благовест пробудил меня, и я жалел, что сие весьма приятное видение скоро окончилось»41. Заметим, что видения св. Димитрием святых не были обычными сновидениями, но были, действительно, общением с миром небожителей. Так понимал их сам свт. Димитрий, и свои рассказы о них подтверждал клятвою священническою.

Ценность труда свт. Димитрия в том и заключается, что он не просто собрал множество источников, повествующих о житиях святых, но переработал их, отобрал в свои Четьи-Минеи чистую пшеницу Церковного Предания. Будучи сам святым и имея обостренную духовную интуицию, он и изложение житий святых составил с чувством глубокого благоговения и назидательности, запечатлев в неизменности и удивительной простоте чудеса святых, без которых житие превращается в просто жизнеописание. Неспроста именно его «Жития», а не «Жития» архиеп. Филарета (Гумилевского), лишенные этого мистического элемента, столь полюбились русскому народу.

Чтобы продемонстрировать насколько бережно нужно относиться к этому святоотеческому труду, сдерживая порой свой критический пыл, приведем высказывание замечательного русского дореволюционного патролога – архим. Порфирия (Попова) – человека искренней веры, прожившего небольшую (1825–1864), но насыщенную жизнь, и оставившего после себя исследования о жизни многих великих святых; исследования, написанные в научном стиле, но не отравленные духом псевдонаучного скепсиса. Архим. Порфирий вносил предложение в Общество любителей духовного просвещения об издании житий святых в хронологическом порядке. Он писал: «С изданием таких житий, без сомнения можно надеяться и на большее распространение церковно-исторических сведений. Представьте, каким ярким светом озарится, например, век Апостольский, когда в связи будут изображены и миссионерские путешествия Свв. Апостолов, и, по возможности, собраны будут предания о лицах упоминаемых в Евангелии, например, волхвах, Лазаре, Корнилии и Лонгине сотниках, сродниках Спасителя по плоти, Марии Магдалине, Самаряныне и многих других сотрудниках Апостольских. Это будет история не по тощим – чуждым всяких церковных преданий – протестантским сочинениям»42. Ученый как бы смотрел в наш век. «При издании в хронологическом порядке житий Святых, продолжает архим. Порфирий, Обществу43, разумеется, надобно будет принять на себя и критическое исследование о достоверности тех или других, дошедших до нас, жизнеописаний Св. мужей. Теперь нередко можно слышать насмешки над Четьи-Минеями, как над собранием басен, сказок. Критический труд покажет неосновательность многих подобных обвинений»44.

Но и таким «большим» людям, как архим. Порфирий, иногда свойственно ошибаться. Ученый замечает: «Само собою понятно, что издатели не убоятся, где окажется нужным, например – при явных анахронизмах, указать сомнительность сказания: каково, например, повествование о молитве Святителя Николая в храме Воскресения на Голгофе, тогда как храм еще не был устроен при Диоклитиане, в царствование которого Святитель путешествовал во Иерусалим»45. Таким образом, архим. Порфирий высказывает мысль об ошибке в житии одного из самых почитаемых на Руси святых – свт. Николая Чудотворца. Но была ли сама ошибка?

Вот как повествует декабрьская Четья-Минея о путешествии свт. Николая в Палестину: «Угодник Божий святый Николай… достиг святаго града Иерусалима, взыде на Голгофу, идеже Христос Бог спасение содела человеческому роду на Кресте пречистые Свои простерши руце, тамо о сколь теплые излия мольбы от горящего любовию сердца, благодарение возсылая Спасителю нашему; обыде же и вся святые места всюду довольное творя поклонение; и егда нощию хотяше внити во святую церковь на молитву, двери церковныя заключенныя сами отверзошася, дающе вход невозбранный тому, емуже и небесная врата бяше отверста»46. Этот момент жития свт. Николая объясняется в примечании переработки «Житий», сделанной под руководством В.О. Ключевского47: «Это была небольшая церковь на Сионской горе, единственная в то время во всем городе Иерусалиме, населенном язычниками и носящем название Элии Капитолины. Церковь эта, по преданию, была построена в том доме, где Господь Иисус Христос установил Таинство Причащения, и где потом было сошествие Святаго Духа на Апостолов»48. Мы видим, как духовная интуиция святого оказалась точнее логичного, на первый взгляд, но неверного замечания ученого.

Нужно заметить, что апологетическая задача по подтверждению подлинности «Житий Святых» свт. Димитрия Ростовского была выполнена уже во дни жизни архим. Порфирия (Попова). Сличение жизнеописаний, составленных свт. Димитрием, с их первоначальными источниками провел прот. Александр Горский вместе со своими помощниками. Этот раздел занимает немалую часть его труда49. Достаточно ознакомиться с этими исследованиями великого ученого, чтобы растаяли все сомнения в подлинности жизнеописаний святых, составленных свт. Димитрием. В наши дни в несравненно большем масштабе эта работа была проделана прот. Александром Державиным50.

Отсылая для подробного рассмотрения к работе прот. А. Горского, мы лишь перечислим в чем собственно заключалась работа свт. Димитрия. Общее построение жизнеописаний требовало, во-первых, расположения событий в известном порядке, и, во-вторых, соблюдения обстоятельности описаний. В частности, сводя в одно целое различные материалы св. Димитрий, смотря по надобности: 1) дополнял недостающее в одном источнике из другого; 2) сокращал подлинный текст; 3) переменял форму подлинника: надгробное или похвальное слово в простой исторический рассказ; 4) приводил посторонние свидетельства без перемены в дополнение или подтверждение повествования; 5) только указывал на согласные свидетельства о предмете повествования других историков, без выписки их.

Прот. А. Горский замечает: «Есть еще критическая сторона в Четьих-Минеях, которая показывает, что св. Димитрий заботился об удовлетворении требованиям исторической истины. Критические замечания св. Димитрия обыкновенно присоединяются к концу жизнеописаний в виде примечаний. Большая часть сих замечаний состоит в различении одного Святого от другого, ему соименного (напр. вмч. Феодора Стратилата от вмч. Феодора-Тирона51, двух различных пророков Михеев), иногда в уничтожении кажущегося различия… Иногда св. Димитрий обнаруживает сомнение в предполагаемом различии двух лиц (ап. Варфоломей – Нафанаил)… Предметом критических замечаний св. Димитрия служит также разрешение каких-нибудь недоумений, на которые может навести читателя чтение какого-либо повествования… Не всегда св. Димитрий в своих критических замечаниях позволяет себе произносить решительный суд. Иногда он ограничивается только снесением различных мнений и свидетельств (свидетельства о чуде при воздвижение Честного Креста – 14 сентября; разные свидетельства о летах жизни Пресв. Богородицы в повествовании об Ее Успении)»52.

Необходимо отметить наличие в «Книге Житий» такого принципиально нового момента, как элементы научно-справочного аппарата (даваемые петитом, частично в маргиналиях53): ссылки на источники, указание сходных сюжетов в житиях и чудесах разных святых (например, вмч. Георгия и свт. Николая), исторические справки, превращающиеся порой (как, например, статья «О хазарах» при Житии равноапостольных Константина (Кирилла) и Мефодия в 3-м томе) в небольшие исследования.

Критический метод был использован свт. Димитрием и в других его трудах. Так, при составлении Летописи, он не был доволен отечественной хронологией, указывая на то, что она не согласуется ни с гражданской, ни с библейской: «Именно русские хронографы не согласны с Библиею. Что касается до соблазна раскольников, то мне и хотелось показать, что у наших держится неправое летоисчисление (на основании хронографов), чего до сих пор не хотят увидеть и признать. Помню [святитель обращается к митр. Стефану Яворскому – свящ. А.П.] некогда в Преображенском селе Талицкий54 спорил с вашим преосвященством о летах, утверждая, что Отцы святые так положили (считать, как считалось по хронографам). Если Отцы святые: то для чего же они не соглашаются с Библиями? Почему греческие хронографы (Георгий Кедрин, Дорофей Монемвасийский) полагающие 5506 лет до Р.Х., не согласны с мнением наших, считающих 5500 лет, а другой церковный писатель (Никифор Ксанфопул) полагает Рождество Христово в 5505 году? Разве о таковых несогласиях молчати, и что ложно, того не обличати, а упрямству людскому снисходити?»55 В свой Летописец свт. Димитрий поместил специальное исследование «О несогласном числении лет известие»56, а чтобы не входить в новые споры о хронологии он положил не относить описываемого события или деяния к какому-либо году, но только к столетию.

Завершая, наконец, тему составления Четий-Миней, невозможно пройти мимо и той неточности, которая была допущена при издании первой книги Четий-Миней. Вопрос этот уходит корнями в отношения между малороссийским духовенством и высшей церковной властью Русской Церкви в лице патриарха Иоакима. Еп. Виссарион (Нечаев) писал: «Для Церкви малороссийской тогда оканчивался период ее отдельного существования. Сливаясь с Церковью великороссийскою, она принимала новое ограждение своему православию и более строгий порядок управления; в то же время передавала сама зачатки духовной учености, возникшей из особых потребностей того края»57.

В Москве возникли сомнения о православии малороссийского духовенства. К этому подали повод открывшиеся в 1687 году между греческими учителями братьями Софронием и Иоанникием Лихудами и Сильвестром Медведевым споры о том: чем совершается пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Христову в таинстве Св. Евхаристии58. Медведев, вопреки древнему учению Православной Церкви, защищал мысль об освящении Евхаристии одними словами Спасителя, без призывания Св. Духа.

Эту мысль, заимствованную у латинских богословов, он старался подкрепить свидетельством разных книг, изданных в XVII столетии киевскими учеными, и особенно сочинением скончавшегося игумена Киевомихайловского монастыря Феодосия Софоновича «Выклад о Церкви святой и о службе». Сильвестр был учеником Симеона Полоцкого, наставником которого был архиеп. Лазарь Баранович (вспомним, что архиеп. Лазарь рукополагал св. Димирия в иеромонаха). К бо́льшему смущению Патриарха Московскаго, около того времени был получен от Патриарха Иерусалимскаго Досифея весьма невыгодный отзыв о малороссийских ученых из монашества и белого духовенства.

Патриарх Иоаким отправил к митр. Гедеону (Четвертинскому) и архиеп. Лазарю (Барановичу) запрос об их отношении к Ферраро-Флорентийскому Собору59. Главной целью запроса было узнать позицию малороссийского духовенства о времени пресуществления Св. Даров60. Затянувшаяся переписка едва ли могла успокоить патриарха Иоакима, т.к. архиеп. Лазарь (Баранович) в одном из своих ответов прямо отвечал: «Научихомся и научихом, веровать несумненно и исповедахом, яко словесы Христа Господа… бывает пресуществление; сие же не от коих новосечений растленных латинских книг прияхом, но в различных учителей греческих, соблюдших догматы, учении обретохом и веровахом»61.

Какую позицию занимал по этому вопросу св. Димитрий? Вопрос непростой. Однозначных собственноручных свидетельств того времени св. Димитрия по этому вопросу не обретаются, а по косвенным можно думать, что в это время он разделял позицию малороссийского духовенства. Игумен Димитрий, гостивший в то время в Киево-Печерской Лавре, и исполнявший обязанности секретаря, писал от лица архим. Варлаама (Ясинского) в письме к гетману Мазепе: «Мы якоже научихомся от отец наших, тако исповедуем»62.

Более поздние работы святителя дают противоречивый ответ. Шляпкин замечает: «В собственноручных его Notata per Alphabetum (синод. библ. № 187 л. 21) встречаем выписки из слов Златоуста, книги «Мир с Богом», «книжицы, печатанной в Москве 1649 года» и другие, говорящие в пользу латинского мнения. В его же сборнике 1704 года «Неисправлении вещи различии» находим трактат «О священии Пречистых Таин», представляющий ряд выписок о пресуществлении в духе латинской партии из свв. Иоанна Златоуста, Василия Великого, Иоанна Дамаскина, Григория Двоеслова, Иустина, Киприана, московского катехизиса, Кирилла Иерусалимского и Александрийского, Григория Нисского, Евсевия Самосатского, Прокла Константинопольского, Игнатия и др.»63. Такое же мнение видим и в «Зерцале православного исповедания»64.

Тем не менее, в «Вопросах и ответах о вере»65 свт. Димитрий высказывает мнение греческое: «Вопрос: Какая форма таинства Евхаристии? Ответ: Словеса к Богу Отцу реченная: и сотвори убо хлеб сей честное Тело Христа Твоего, а еже в чаши, честную Кровь Христа Твоего; и тогда существо хлеба и вина претворяется в существо Тело и Крови Христа Бога нашего, действием Святаго Духа и молитвою Иерейскою»66. И.А. Шляпкин замечает: «В начале августа 1705 года Димитрий составил для себя разнообразный сборник из всевозможных статей его интересовавших. Тут есть и летописец, и о свободе Святыя Церкве, и о пресуществлении и мн. др… Отсюда видно, что святитель интересовался в это время… и старым вопросом о пресуществлении»67.

Обратимся к изложению данного вопроса в символической книге Русской Православной Церкви – Пространном Христианском Катехизисе: «Вопрос. Какое важнейшее действие в сей части Литургии? Ответ. Произнесение слов, которые сказал Иисус Христос при установлении Таинства: примите, ядите: сие есть Тело мое <…> пийти от нея вси, сия бо есть Кровь Моя, Нового Завета (Мф. 26, 26. 27–28); и потом призывание Святого Духа и благословение Даров, то есть принесенного хлеба и вина. Вопрос. Почему сие важно? Ответ. Потому что при сем самом действии хлеб и вино прелагаются, или пресуществляются, в истинное Тело Христово и истинную Кровь Христову»68. Нетрудно заметить, что произнесение слов Христовых и призывание Св. Духа рассматривается как единое действие, которым освящаются Дары. Поэтому неверно смотреть на слова Христовы лишь как на историческое воспоминание события Тайной Вечери.

Нужно сказать, что неверное мнение о времени пресуществления Св. Даров было достаточно широко распространено в Малороссии, встречается оно даже в Требнике такого великого борца за Православие, как свт. Петр (Могила). Митр. Макарий (Булгаков) замечает по этому поводу: «Эти мнения существовали в Малорусской Церкви еще до Могилы, излагались даже в печати, и не Могила заимствовал их у латинян»69. Свящ. М Попов пишет: «В Москве составилось убеждение, что за рубежем обитают только плевосеятели униаты и иезуиты, тогда как Димитрий там-то и видел неутомимых борцов против унии и защитников православного народа, живущего среди униатов»70. Жесткая расправа над латинствующей партией, свидетелем которой был и св. Димитрий по своем приезде в Москву, закончившаяся казнью Сильвестра Медведева (хотя пострадал он более, пожалуй, по политическим причинам) лишь подливала масла в огонь71.

Еще более неоднозначным в богословии свт. Димитрия оказался вопрос о Непорочном зачатии Пресв. Богородицы. Именно это мнение, включенное в первую книгу Четий-Миней, было поставлено патриархом Иоакимом на вид лаврским издателям, как неправославное. В «Слове на Рождество Пресвятой Богородицы» о Ней говорилось: «Отлученна от земных, от грешник, ибо греху первородному непричастна… Венчанна честию, яко без греха первороднаго зачатая и рожденная».

Патриарх Иоаким писал: «Напечатасте в книзе своей оной, яко Пресвятая Богородица зачата и рождена без первородного греха, от Адама происходящего, и такое слово в нашех книгах, с нихже списавше, печатаете, [речь идет о Четьих-Минеях митрополита Макария – свящ. А.П.] не обретается; токмо видим таковое мудрование в книгах латиномудрствующих, но и тии о сем великия при и раздоры меж собою имут»72. Далее следовали доказательства противной мысли из свт. Григория Богослова, свт. Афанасия Великого и прп. Иоанна Дамаскина. Патриарх повелевал заменить листы с ошибочным мнением, а раздачу непроданных экземпляров приостановить до нового рассмотрения сей книги.

Это обвинение сильно поразило Димитрия, и, по замечанию проф. И.А. Шляпкина73, он даже намеревался отвечать на него и собирал материалы для поддержки высказанного мнения74. В своих «заметках к алфавиту» им были сделаны выписки из книг Барония о Пресв. Деве Марии, прп. Иоанна Дамаскина о Ее рождении, Иоанна де-Картагена в защиту учения о непорочном зачатии75. И.А. Шляпкин также свидетельствует, что в сохранившейся черновой рукописи декабрьской Минеи (рукопись от С.Т. Большакова, поступившая в Имп. Публичную Библиотеку в 1888 г.) на 98 листе в «Слове на зачатие Св. Анны, егда зачат Пречистую Деву Богородицу Марию» учение о immaculata conceptio подтверждается ссылкой на стихи патриарха Сергия на вечерни Рождества Богородицы: «Тако и одушевленное небо ова чистая зиждется чисто, кроме всякия скверны»76. Однако прот. Александр Державин не разделяет этого «предположения почтенного ученого»: «Свт. Димитрий был чужд всякого ученого самомнения; несмотря на свои великие заслуги в Православной Русской Церкви и духовной литературе, он до конца дней своих сохранял удивительную скромность… Он никогда не отстаивал тех мнений, в которых сам был не совсем уверен. В таких случаях он обыкновенно высказывался предположительно или прямо оставлял вопрос открытым. Если же в его черновых тетрадях и находятся выписки из разных книг – о времени пресуществления Святых Даров, о непорочном зачатии Девы Марии, об Иерониме и Августине, то эти выписки – не материал для ответа противнику, не средство для борьбы, а работа пытливого ума, который для себя ищет истины и внимательно изучает всё, что может дать ее»77.

Свящ. М. Попов замечает: «Мнение Димитрия о непорочном зачатии Девы Марии заметно и после, например, в его собственноручных заметках от 1708 года и в «Поклонении Пресв. Богородице»78, где говорится: Покланяемся Твоему безгрешному зачатию и рождению от св. родителей, Иоакима и Анны79. Повторяется подобное выражение и в проповеди его на день Успения Пресв. Богородицы»80. Исследователь выставляет и причину этого – мнение это тогда было лишь частным мнением, а не составляло еще вероисповедальной догматической особенности81. Другой причиной можно поставить горячую любовь свт. Димитрия к Божией Матери. Окончательное мнение свт. Димитрия по данному вопросу, наверное, так и останется тайной. Интересно заметить, что Троицкий собор Спасо-Яковлевского монастыря, в котором по своему собственному желанию был захоронен свт. Димитрий, был построен на месте храма конца XIV века в честь зачатия прав. Анною Пресв. Богородицы, а в 1754 г. был переосвящен как Зачатьевский.

После критики патриарха в тираж первой книги Четий-Миней была внесена правка. В «Слове на Рождество Пресвятой Богородицы» цитированное чтение было заменено текстом: «Она отлученна от земных грешных, ибо греха во всей жизни своей не единаго же позна… Венчанна честию, яко ангельским Благовещением и служением почтенная». Так или иначе, но Промыслом Божиим в столь нужную для Русской Церкви книгу вошло мнение православное.

Касаясь данной темы, заметим и о противоположном мнении, встречающемся в рассуждении некоторых современных богословов – о проявлении личной греховности Божией Матери. В утверждении личной безгрешности Божией Матери свт. Димитрий является выразителем православного учения. Так, в «Зерцале православного исповедания» свт. Димитрий пишет о грехе несмертном: «Все таковые, кои суть простительны и бесчисленны, и коих не един человек избежать не может, кроме Христа и Богородицы»82. Учение о личной безгрешности Божией Матери высказывают подавляющее большинство Отцов и Учителей Церкви и церковных писателей83.

Известный современный богослов, архим. Рафаил (Карелин), замечает: «Учение о непорочном зачатии Девы Марии не увеличивает, а скорее приуменьшает Ее славу. Как раз унаследованный Ею первородный грех, который оказался в Ней присутствующим, но не действующим, делает подвиг Девы Марии единственным и неповторимым, через который Она возвысилась над Херувимами и Серафимами. Этот подвиг бо́льший, чем, если бы Она была бы изъята из участи детей Адама, унаследовавших грех своего праотца. В таком случае Дева Мария не нуждалась бы в Голгофской Жертве, в Искуплении и Таинстве Крещения84; тогда Христос не был бы Ее Спасителем и Искупителем; тогда можно было бы спастись без Воплощения и Распятия Христа. Любовь Божией Матери к Своему Сыну и Богу, которая парализовала первородный грех в Ее душе – бо́льшее чудо и б ольший подвиг, чем, если Она была бы непричастна к первородному греху»85.

Весьма примечательно скромное отношение свт. Димитрия к своим богословским изысканиям. Это относится и к «Житиям», и к другим творениям. Свящ. М. Попов пишет: «Считая свой труд поручением от всей малороссийской Церкви [речь идет о «Житиях» – свящ. А.П.] он относился к нему с внимательной осторожностью. Все писанное им отдавалось для прочтения многим лицам, как светским, так и духовным, с просьбой высказать свое суждение о написанном»86. Вина не одного только свт. Димитрия, что неправильное мнение вошло в издание первой книги Четий-Миней. Эта книга, законченная, вероятно, еще до 1688 года, была рассмотрена не только архимандритом Варлаамом и соборными старцами, но и митрополитом Киевским и архиепископом Черниговским. Это мнение разделяли тогда многие.

Важность окончания написания «Житий» осознавали все. Еще в процессе составления «Житий», после выяснения недоумений в Москве, свт. Димитрием было получено личное благословение патриарха Иоакима на продолжение работы над Четьи-Минеями. Патриарх Адриан 3 октября 1690 года прислал похвальную грамоту свт. Димитрия, опубликованную впоследствие во второй книге Четий-Миней. По окончании работы Московская академия почтила составителя поднесением конклюзии. Новгородский митрополит Иов писал свт. Димитрию о его трудах, что «дороже злата и сребра и предорогих маргаритов душеспасительная и животворивая Минея честная и святая книга Житий Святых»87. Заканчивая рассуждение о составлении Четьих-Миней свт. Димитрием Ростовским, приведем слова еп. Виссариона (Нечаева): «Жития святых, им изложенные, сделали доступным для всей Церкви Российской сокровище духовной жизни и опытности, собранное веками»88.

Рассмотрим теперь, как понимал свт. Димитрий и другие вопросы христианского вероучения, в которых, несомненно, он явился мерилом Православия. В первую очередь мы будем опираться на вышеуказанное замечательное исследование митр. Макария (Булгакова) «Святаго Отца нашего Димитрия Ростовскаго Святителя и Чудотворца догматическое учение, выбранное из его сочинений»89. Проделав огромную подготовительную работу, митрополит Макарий изложил в систематическом порядке православные догматы веры, рассеянные словно жемчужины среди многочисленных творений свт. Димитрия. Думается, что эта работа послужила хорошим приуготовлением к составлению лучшего в Русской Церкви догматического труда, обессмертившего, наряду с историческими исследованиями, имя автора – «Православно-догматического богословия»90. Исследование митр. Макария о свт. Димитрии как догматисте ценно тем, что дает нам в руки свидетельство Святого Отца, жившего в период завершившегося отпадения католиков и распространения протестантизма.

Со всей определенностью свидетельствует свт. Димитрий о невозможности спасения вне спасительной ограды Православной Церкви: «Та, яже вне православныя Церкви, делаются добрыя дела, аще и зело будут добрая, обаче суть бесплодна, не заслугующая себе спасения, понеже вне Церкви, ейже глава Христос… Сице и человек христианский, аще бы и добродетельное житие проходил, егда отлучится от соединения православныя Христовы Церкве, не может спасения получити… Никтоже может спасен быти вне православныя Кафолическия Церкве; якоже во дни Ноевы никтоже спасеся от потопа, иже вне корабля Ноева обретеся; но токмо тии спасошася, иже в корабль внидоша, не вшедшии же вси погибоша: сице разумети есть, и о святей Христовой Церкви (тоя бо корабль Ноев бе прообразованием); яко ни един от тех получат спасение, иже не обретается внутрь ея»91.

Святитель замечает: «Многие и во агарянах обретаются добродетельные человецы, правду хранящие, милосердие показующие, никого не обидящие, не только своим, но и Христианам (благодеяния) творящие, обаче та их добрая дела спасения им не соделовают, понеже чужды суть Христа и Христовы Церкви… Мы же внемлем, яко и пост, и чистота, аще и девственная, и проповедь еретичествующих, и прочии их подвиги и труды, не точию им спасения не приносят, но и муку вечную ходатайствуют»92.

В вопросах творения мира свт. Димитрий стоит на строго креационистских позициях, приравнивая дни творения к длительности обычных суток: «Начиная же Создатель первую оную тварь невидимую и неукрашенную производити в совершенство и во украшение, в первых повеле из тмы свету возссияти (2Кор. 4). Возсиявшу же свету во тме безденной, раздели Бог свет от тмы, и нарече свет днем, а тму именова нощию, и бысть то день первый, егоже мы ныне нарицаем неделею (т.е. воскресеньем), и месяц первый, иже потом наречен бысть Март, и число месяца того первое. По первом дни, во вторый день, его же мы ныне нарицаем Понедельником, небеса всесильным словом своим от вод бездны произведе, якоже глаголется во псалме: Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их (Псал. 32). В третий, нарицаемый от нас Вторник, собрав воды в совокупление едино, явил есть сушу, и нарече землею, и сотвори ю прозябати семена, и всяку траву, и древеса растити. В четвертый день, егоже мы зовем Среда, сотвори два светила велицыи на небеси: солнце и луну, такожде и звезды. В пятый день, иже от нас Четверток именуется, созда рыбы, и гады водныя, и птицы от воды произведе. В шестый, иже у нас есть Пяток, созда звери, скоты и гады земныя, по роду их: последи же всех тварей созда Адама и Еву, и введе я в рай пышный. А в седмый день почи Бог от всех дел своих, и наречеся день той Суббота, си есть покой, яко почи в онь Создатель, и освятил есть день оный»93.

Интересно рассуждение Святителя об образе и подобии Божии в человеке: «Образ Божий в человеке изъявляет душа невидимая, разумная живая, бессмертная и самовластная, над всею землею начальствующая, и три силы душевныя: ум, слово и дух… Образ Божий приемлет душа во время своего от Бога создания, подобие же Божие в ней совершается в Крещении; образ в разуме, подобие в произволении; образ в самовластии, подобие в добродетелех, яко и Христос в Евангелии глаголет: будите подобны Отцу вашему, иже есть на небесех: подобни же кротостию, благостию, незлобием, и прочее… Да вемы убо, яко образ Божий есть и в невернаго человека души, подобие же токмо в Христианине добродетельном; и егда согрешает смертне Христианин, тогда подобия токмо лишается Божия, а не образа: и аще и в муку вечную осудится, образ Божий тойже в нем во веки, подобие же уже быти не может»94.

Блаж. Августин говорил, что грехопадение и Искупление – два средоточия, вокруг которых вращается все христианское учение. Неправильное понимание этих основополагающих моментов истории человечества неизбежно будет сказываться и на всем остальном богословии. Как понимал свт. Димитрий первородный грех и Искупление?

Преступление Адамом данной заповеди вызвало гнев Божий, лишило его благодати, внесло расстройство в само естество человеческое: «Егда Адам бысть прельщен, и прогнева Создателя преступлением заповеди Его, и лишися преждния благодати Того: тогда познав зло, сотворися к нему зело удобен. И вниде в естество человеческое всякое греховное желание: гордость, лакомство, ярость, гнев, зависть, плотская вожделения»95. Это преступление повлекло за собою праведное наказание Божие: «Бог гласом своим воззвал я, и лицу своему представив, и в гресе испытав, издаде на ня праведный свой суд: еже из рая изгнанным им быти, и от труда рук своих и от пота лица своего питатися; Еве в болезнех чада родити, Адаму землю, терние и волчец родящую, возделовати: обема же по долгом жизни сея злострадании умрети, и в землю обратитися телом, душею же во адовы отъити узилища»96.

«Что же последствует греху, – рассуждает Святитель? – Последствует прогневание Бога, благих лишение и казнь. Яко же бо Царь земный, аще кий раб того противен сотворится заповеди его, абие то в досаду себе вменяет и гневается нань, и лишает онаго преждния милости своея и предает его казни; подобнее небесный Царь, Бог, на человека, егоже Он созда… гневается, в досаду же и безчестие вменяет злая онаго дела, яко противная Божественной Его воле. Первее убо лишает того преждния благодати Своея, таже правосудием Своим устрояет его (аще не покается) на казнь смертную, ждущую грешников во аде»97.

Первородный грех передается с зачатием человека, человек рождается с мертвой душой: «Начат Ева Мати всех живущих, в болезни родити чада, к смерти паче, неже к животу: прежде рождения бо умертви я, наведши грехом своим всему человеческому роду смерть сугубую, душевную и телесную. И не первее начинаху родящиися жити, неже умирати, душею бо абие мертвы бываху, телом же к смерти течаху, происходяще от утробы матерни в жизнь сию купно с мертвым тлением»98. Человек в таком состоянии удобопреклонен ко греху: «Естеству человеческому, грехом прародительным растленному и добра перваго лишившемуся, и в зло поползшемуся, природнейше есть зло: в беззакониях (рече) зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя (Псал. 50, 7). А в чесом родится, того от детства и желает, о том и помышляет, якоже и Писание извествует глаголя: прилежит помышление человека на злая от юности его (Быт. 2). Того ради неудобны есмы к добродетелем, ниже послушливы есмы добрым увещаниям, на злое же дело зело есмы скоры»99.

Для Искупления человека воплощается Сын Божий, а само Искупление есть удовлетворение божественному правосудию: «Един грех Адамов, в раи содеянный, толикия бяше тяжести, яко всех святых праотцев премногия слезы, святых Пророк излиянныя крови не возмогоша зань возмерити: но требе бяше, да Сам Сын Божий, с небеси сошед, воплотится и постраждет, и Своею Кровию за грех человеческий воздаст долг Божию правосудию»100. «Понеже Адам и Ева не можаста сами собою довлетворити Богови за грех, наведенный на весь род человеческий, того ради в рай не введостася, даже приидет Избавитель рода человеческаго Сын Божий, и довлетворит Богу Отцу своим вольным за всемирный грех страданием, и крестом отверзет рай»101.

Именно такое понимание Искупления войдет в Пространный Христианский Катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви, составленный свт. Филаретом Московским. Три богословские комиссии утвердят этот Катехизис, и сама церковная рецепция (в этом году исполняется 170 лет со времени принятия последней редакции – 1839 г.) поставит окончательную точку в утверждении формулировки этого православного догмата. Точно такое же определение догмата войдет и в «Православно-догматическое богословие» митр. Макария (Булгакова) – учебник по догматике, рекомендованный Св. Синодом для духовных школ. Нет, наверное, другого догмата, на который либеральное богословие не нападало бы со столь открытой неприязнью. Случались ошибки и у прославленных впоследствие святых102. Пусть читатель увидит, что такое понимание искупления – древнее святоотеческое учение, запечатленное свт. Димитрием в своих творениях. (Выше уже упоминалось, что свт. Димитрий тщательно переработал всю доступную святоотеческую литературу, посвященную вопросу Страстей Христовых). Примечательно, что Летопись – последнее сочинение свт. Димитрия, подводящее, можно сказать, итог его богословию.

Заметим, что понятие «удовлетворение», внесенное в формулировку догмата, настораживает многих современных богословов, пытающихся увидеть в нем отзвуки латинских заблуждений. Но так ли это на самом деле? Вот как рассуждает об этом известный и авторитетный современный богослов прот. Валентин Асмус: «Один русский автор (архимандрит Иларион Троицкий, 1915), исходя из интереса не собственно догматического, но полемического (против «латинского и немецкого рабства»), дал эскиз сотериологии, построенной исключительно на Боговоплощении, не придавая никакого сотериологического значения ни Кресту, ни Воскресению. Для этого автора ключевые слова православной сотериологии ― «воплощение, восоздание, обожение, нетление и блаженство». Это не имеет ничего общего с латино-немецким учением (оно же ― учение Митрополита Макария Булгакова), где мы встречаем «совсем другой ряд понятий: оскорбление, возмездие, проклятие, искупление, удовлетворение и заслуга». Схоластика сдесь сильно «переоценивается»: она действительно создала систему на известной философской основе (не совсем новую ― вспомним аристотелизм преп. Иоанна Дамаскина), она по-новому расставила акценты в догматике, но она не создавала догматики радикально новой, она была верна принципу Предания и следовала ему в меру своих культурно-исторических возможностей. Это наши модернисты, от славянофилов XIХ в. до ревнителей «освободительной войны» в области богословия начала ХХ в. радикально ревизировали богословское наследие прошлых веков, отбрасывая не только схоластику, но ― фактически, конечно, ― и Святых Отцов, при декларировании полнейшей им верности. Действительно, приписанный схоластике вышеприведенный ряд понятий мы находим в более или менее полном виде и в Священном Писании, и в Богослужении, и у Святых Отцов. Священник начинает священнодействия Литургии словами: «Искупил ны еси от клятвы законныя (Гал. 3, 13)...», а в верховный момент Литургии возглашает о Теле, за нас ломимом, и о Крови, за нас и за многих изливаемой. Понятие оскорбления выражается по-разному, в частности греческим словом enybrizein (Евр. 10, 29). Оскорбление вызывает гнев Божий, о котором все время говорит Священное Писание (Мф. 3, 7; Лк. 3, 7; Ин.3,36; Рим. 1, 18; 2, 5; 2, 8; 3, 5; 4, 15; 5, 9; 9,22; 12, 19; Еф. 2, 3; 5, 6; 1Фес. 1, 10; 2, 16; 5, 9; Евр. 3, 11; 4, 3; Откр. 6, 16; 17; 11, 18; 14, 10; 16, 19; 19, 15). Возмездие, воздаяние одним из двух своих аспектов ― награды ― коррелирует с понятиями удовлетворения и заслуги, и выражается многими словами (misthos, misthapodosia, antapodoma, antapodosis, antimisthia, opsōnion и др.) и употребляется в Новом Завете многие десятки раз. Архимандрит Иларион понимает, что не так просто уничтожить перечисленные им понятия «латино-немецкой» сотериологии. Говоря, что ― «прежде всего должны быть снесены до основания два форта, два понятия: удовлетворение и заслуга. Эти два понятия должны быть выброшены из богословия без остатка, навсегда и окончательно!» ― он тем самым признает, что не удастся «снести до основания» оставшиеся понятия оскорбления, возмездия, проклятия, искупления, по причине их присутствия в Священном Писании и Священном Предании. Что же до «фортов, которые должны быть снесены до основания» ― в Библии мы найдем слов удовлетворения и заслуга103. Для протестанта это уже достаточное основание для того,чтобы «выбросить их из богословия». Но любой ученый протестант знает, что не схоластика изобрела эти термины: они присутствуют в латинском богословии уже в момент его зораждения, у Тертулиана и у его последователя священномученика Киприяна Карфагенского. Только поверхностно-недобросовестная полемика может сводить удовлетворение к понятию из дуэльного обихода.

В латинском языке языческих времен глагол satisfacere (от коего произведено существительное satisfactio), буквально «делать достаточно», имел значение: удовлетворятьдовольствовать, платить, с различными применениями – 1. Относительно выплаты долга; 2. Предоставлять поруку; 3. извиняться, оправдываться, просить прощение; 4. Претерпеть наказание; 5. Исполнять обязанность. Хотя в Писании это слово не встречается, целый ряд понятий Священных Книг соотносится с его значением. Сама Молитва Господня говорит о долгах (греческое opheilēma юредично не менее латинского debitum) наших перед Богом и ближними. В Лук. 13, 2, 4 приравниваются понятия грешник и должник. Уневирсальный долг человеческого греха («все согрешили» Рим. 3, 23) искупает жертвою на Кресте «не познавший греха» (2Кор. 5, 21). Заместительная жертва Христова ― основа новозаветной сотериологии. «Сын Человеческий... пришел... чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20, 28). «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин. 1, 29). «(Господь Иисус) предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего» (Рим. 4, 25). «Пасха наша, Христос, заклан за нас» (1Кор. 5, 7). «Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу» (Еф. 5, 2). «Все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде, во время долготерпения Божия, к показанию правды Его в настоящие время, да явиться Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса» (Рим. 3, 23–26). «Христос, однажды принесши Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение» (Евр. 9, 28). «Он же, принесши одну жертву за грехи... олним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых» (Евр. 10, 12, 14). «Он грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились» (1Петр. 2, 24). См. также 1Иоан. 4, 10; 1Петр. 3, 18, и др.

Что же до понятия заслуги, оно выражает фундаментальные догматические истины о двух волях и двух энергиях во Христе и о синергии Бога и человека в деле человеческого спасения. Человеческий подвиг Богочеловека и есть Его «заслуга». А о «заслугах» человеков, совершающих свой подвиг, взирая на Подвигоположника, несомненно свидетельствует Евангелие, которое нам говорит, что каждый получит в меру своего подвига (притча о талантах, Мф. 25, 14 сл.), и что даже на небе «звезда от звезды разнствует в славе» (1°Кор. 15, 41)»104.

Примечательно, что богословы, отрицающие необходимость Божественного Правосудия, зачастую реагируют достаточно резко, когда отсутствие справедливости, мнимое или действительное, проявляется к ним лично. Завершая рассмотрение темы Искупления отметим, что еще в середине ХХ века архиеп. Серафим (Соболев) писал о том, что отрицающие юридический взгляд на Искупление, явленный, как мы видели выше в святоотеческих творениях, являются жертвой тлетворного духа своего времени105.

Вернемся, однако, собственно к богословию свт. Димитрия. Господь в воплощении принимает человеческое естество до грехопадения, но берет на Себя неукоризненые страсти – наказание за грех: «Подобаше же диаволу побеждену быти от того, иже от него побежден бысть. Человек от него побежден бысть, человек же не по обычаю естества рожденный, не от смешения, глаголю, мужеска, но от земли созданный, от земли же таковыя, яже бе аки дева чиста и нерастленна: еще бо не бе тогда проклята от Бога: сицеваго и сице рожденнаго человека егда победи всезлобный диавол, подобаше убо, да и сам от таковаго человека победится: таков же есть Господь наш Иисус Христос, не по обычаю и закону естества рожденный, но якоже Адам от земли нетленныя, тако Он от утробы чистыя девическия и святыя106… Приим рабий образ, и вся тела нашего немощи, кроме греха»107.

Воплощение Сына Божия – дело всей Св. Троицы: «Воплощение Бога Слова бысть благоволением Бога Отца, осенением и действием Духа Святаго, и Самаго Слова соизволением»108. Воплощается Сын, чтобы сохранилось свойство Ипостаси: «Яко да сохранит свойство ипостаси Своея, яко быти Тому на небеси Сыну и на земли Сыну»109.

Интересно повествует свт. Димитрий о Первоевангелии, раскрывая некоторые подробности, редко встречающиеся в святоотеческой письменности: «Глаголя бо Господь о жене к змию, яко семя ея сотрет главу его, провозвести Адаму и Еве, яко от семени их имать родитися Пречистая Дева, клятвы их потребительница, а от Девы родится Христос, иже своею кровию искупит я, и весь род человеческий от работы вражия и от адовых уз изведет, паки рая и небесных селений сподобит, диавольскую же поперет и сотрет главу в конец110… По исполнении шести сот от создания мира лет, егда праотец Адам острейшим покаянием благоугодил Богови, бысть ему (по свидетельству Геория Кедрина111) Божиим изволением, от Архангела Уриила, иже есть Князь и хранитель человеков кающихся, и ходатай о них к Богу, откровение известнейшее о воплощении Божии от Пречистыя, безмужныя, приснодевствующия Девицы. Аще же о воплощении: убо и о прочих спасения нашего таинствах открыся ему, си есть: о вольном страдании и смерти Христовой, о сошествии во ад и свобождении от ада праведных, и о тридневном Его от гроба возстании, и о инех Божиих тайнах, и о мнозех имевших потом быти вещех, яко о развращении сынов Божиих Сифова племени, и о потопе, и о будущем суде, и о общем всех воскресении. И наполнися Адам великаго пророческаго дара, и прорицаше будущая, грешников к покаянию возставляя, праведных же надеждою спасения обвеселяя»112.

Несколько слов о сакраментологии свт. Димитрия. «Крещение есть омытие греха первороднаго, а в возрастных и произвольнаго113. Миропомазание есть тайна изливаемой благодати Духа Святаго на новокрещеннаго114». В Таинстве Евхаристии со всей определенностью свидетельствует святитель о пресуществлении Св. Даров: «Существо хлеба и вина претворяется в существо Тела и Крови Христа Бога нашего, действием Св. Духа и молитвою иерейскою. Требе хранить в сей тайне [таинстве – свящ. А.П.] три вещи: 1) да будет священник правильно посвященный; 2) да будет жертвенник, сиречь, престол от Архиерея освященный, или антиминс; 3) да имать священник всю несумненную веру, что существо хлеба и вина претворяется в существо Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа действием Св. Духа»115. Последнее условие, думается, сказано не в смысле того, что Таинство не совершится при отсутствии такой веры, а в том смысле, что неверующий священник служит себе в осуждение116. Интересно замечание о браке: «Какова благодать Божия преподается в сей тайне? Честное рождение детей, еще же любовь к жене не бывает препятствием к любви Божией»117. Повторяя прп. Исидора Пелусиота, свт. Димитрий учит, что девство можно уподобить солнцу, вдовство – луне, а честное супружество – звездам. Высказывает Святитель и мнение о большей удобопреклонности женщины ко греху.

Завершим обзор богословия свт. Димитрия Ростовского словами прот. Валентина Асмуса: «Если святитель находил в западном обиходе что-то, представлявшееся ему ценным, он не стеснялся переводить или перерабатывать западные тексты118. Среди его молитв есть даже перевод из Игнатия Лойолы. А его «Пяточисленные молитвы» есть ни что иное, как переработка латинского Розария119.

Большое место в духовности свт. Димитрия занимает почитание Страстей Христовых, имеющее очевидные западные прообразы и аналогии. В молитвенных созерцаниях подвига Христова святитель исповедует Богочеловеческую реальность Сына Божия воплощенного ― не только Его Божество, не только Его телесность, но и полноту реальности Его душевной жизни: «Души и тела моего Творче, всею душою и чувствиями не всем теле мене ради пострадавый...»

Святитель отвергал латинские учения, не разделяемые Православною Церковью. Исповедуя исхождение Святого Духа от Отца, он мог и не упоминать о католическом догмате Filioque. Святитель не признает «незагладимый характер» Таинства Миропомазания, предлагая в соответствии с практикой Православной Церкви принимать через миропомазание отступивших от православной веры"к турецкой или жидовской». В понимании Таинства Елеосвящении святитель, не приемля латинского представления о «последнем помазании», учит, что в этом Таинстве «благодать Всесвятого Духу дается больному, и исцеление от болезни, и оставление грехов». Таинство преподается немощным, но здаровые могут его принимать в Великий Четверг или в Великую Субботу. Тайносовершительный момент Евхаристии ― эпиклеза. «Огня чистительного, которой быть утверждают паписты, нет, не бывало и не будет». Однако грешник может освободиться из ада до общаго суда «не собою, но милостынями, из праведного имения издерживаемыми, и молитвами, а паче безкровною жертвою».

Все сказанное позволяет сделаьб вывод, что свт. Димитрий был богословом своего времени, которое характеризуется упадком восточного богословия и расцветом западного. Несомненно влияние на святителя католического Запада. Но это было влияние культурное, но не конфессиональное. Все, что в творениях Святителя настараживало московских книжников и настараживает нынешних ревнителей Православия, никак не выходит за рамки истинного Православия, Православия Святых Отцов, а не полемистов XIX – XX вв., не всегда удачных и не вегда сведущих»120.

Свт. Димитрий Ростовский своими богословскими трудами оказал неоценимую услугу Русской Церкви121. И до нашего времени в нашей богатой духовной литературе он остается одним из самых читаемых авторов.

* * *

1

Речь идет лишь об общецерковном прославлении. Не учитываются некоторые местночтимые святые, память которых совершалась издавна, и которые были внесены в месяцесловы Типикона и Следованной Псалтири, что, фактически, подразумевало установление общецерковного почитания: свт. Михаил, митр. Киевский, и благоверный князь Феодор Новгородский, брат благоверного князя Александра Невского.

2

Канонизация свт. Димитрия имела огромное значение для русского народа. Свящ. М. Попов отмечает: «Прославленный святитель Димитрий Ростовский стал любимым наставником русскаго человека. Творения святителя Димитрия читались с особенной любовью, представляя и доныне неподражаемую по доступности духовную пищу. Сам он является образцом жизни и молитвенником за всех. Для Церкви, во время ее борьбы с расколом, прославление святителя Димитрия было необычайно важным. Оно было прямым поражением противников Церкви. Всю свою жизнь Угодник вразумлял ожесточенных раскольников, а теперь чудодейственная сила его мощей и нетленность его тела ясно указывали на правоту борца за Православие и неразумное стояние старообрядцев за букву. Противники Церкви это чувствовали, и, не имея средства против очевидной победы на ними, производили попытку уничтожить мощи св. Угодника». Попов М., свящ. Св. Димитрий Ростовский и его труды. СПб., 1910. С. 346. В 1766 г. шайка раскольников решилась было украсть и сжечь мощи Святителя, но не смогла совершить это преступление, так как Святитель сам известил архимандрита Спасо-Яковлева монастыря о замысле злодеев.

3

Так, патриархом Иоакимом в 1677 году была деканонизирована прп. Анна Кашинская; в 1682 г. прп. Ефросин Псковский переведен из общецерковнопочитаемых святых в местночтимые; вероятно, устным запрещением был деканонизирован прп. Максим Грек. Эти деканонизации были связаны, главным образом, борьбой с расколом. См. Андроник (Трубачев), игум. Канонизация святых в Русской Православной Церкви // Православная энциклопедия. РПЦ. М., 2000. С. 352–353

4

Державин А., прот. Четьи-Минеи свт. Димитрия, митрополита Ростовского, как церковно-исторический и литературный памятник // Богословские труды, 1976, № 15, с. 61

5

Горский А., прот. Св. Димитрий, митрополит Ростовский. М., 1849. С. 104–105

6

В одной из проповедей свт. Димитрий говорит: «Любодеяние наипаче бывати обыкло есть в людях, великих саном, самовластно по воли своей жительствующих, имже несть кого боятися, имже подобало бы лучше всех воздержным быти, чистое житие честно соблюдати во образ людем, под ними сущим: понеже и судии есть, и казнители грехов человеческих. Тыя множая впадают в нечистоты плотския, презирающее честь и звание свое, порабощаются страстем своим: и иже владеют народами, сами от похоти своея неудержими бывают владоми». Цит. по: Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 428. Святитель обличал также раздражительность Петра, увлечение протестантизмом, отмену поста в войсках. Едва ли разделял он и указ Петра о брадобритии, которым предписывалось бриться всем, кроме священников и диаконов, а на противящихся возлагалась значительная пеня. Известно, что Петр не очень примечал обвинения в свой адрес. В этом отношении показателен случай со свт. Митрофаном Воронежским, отказавшимся войти в царский дворец, где стояли языческие статуи. Петр не на шутку разгневался и обещался казнить святителя; лишь благоразумное, но твердое и мужественное поведение свт. Митрофана смягчило гнев царя. Это осознавал и свт. Димитрий: «В настоящей жизни зело изнеможе истина… не говори правды никому… разве кто хощет беды и гонения… пострадали за истину Предтеча, Христос, Стефан первомученик. Да и ныне, начни токмо глаголати праведную истину и истинную правду, не меньшая абие постраждеши». Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. III. М., 1840. С. 116–117

7

«Христовы о блаженствах проповеди толкование» издано в 1722 году

8

Летописец впервые был напечатан в 1784 г. в царствование Екатерины Великой. Парадоксально, но факт, что именно в царствование Екатерины, отбиравшей церковные имения, был издан Летописец, в состав которого входит рассуждение о церковных имениях (о недопустимости их изъятия). Как замечал свящ. М. Попов, «идеи Нила Сорского († 1508 г.) не овладели им; он примыкает к тому практическому воззрению на монашество, которое установилось у нас после борьбы с нестяжателями». Попов М., свящ. Св. Димитрий Ростовский и его труды. СПб., 1910. С. 325. С рассуждениями исследователя можно согласиться лишь отчасти. Спор «иосифлян» и «нестяжателей» – надуманный спор. Достаточно заметить, что на первом месте в помяннике прп. Иосифа Волоцкого стоял прп. Нил Сорский, а прп. Нила – прп. Иосиф. См. замечательное исследование митр. Питирима (Нечаева) «Преподобные Нил Сорский и Иосиф Волоцкий» // Тысячелетие крещения Руси / Сб. материалов. М., 1989, с. 75–85. Также данная статья опубликована на компакт-диске «Русское богословие XV-XVII веков». СПб., Аксион эстин, 2008

9

Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 430

10

И.А. Шляпкин в своем сочинении упоминает, что работа прот. А. Горского «Св. Димитрий Ростовский. М., 1849» имеет в своей основе два редактированных студенческих сочинения о. Нечаева и Барского, что, впрочем, нисколько не умаляет достоинства труда.

11

Христианское чтение, 1842, IV, с. 311–521

12

Державин А., прот. Радуют верных сердца. Четии-Минеи Димитрия, митрополита Ростовского, как церковно-исторический и литературный памятник. Часть I. М., VIПК «ИХТИОС», 2006. Часть II. М., VIПК «ИХТИОС», 2008. См. также: Богословские труды, 1976, №15, с. 61–145; 1976, №16, с. 46–141

13

1 верста = 1066 метров

14

Отец впоследствие стал ктитором Кирилловского монастыря в Киеве.

15

Диарий, 1689 г. 29 марта // Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. I. М., 1839. С. 488–489

16

Свящ М. Попов пишет: «Искупление человека – это средоточный пункт всякого его поучения». Попов М., свящ. Св. Димитрий Ростовский и его труды. СПб., 1910. С. 202

17

Вот эти писатели: свв. Афанасий Великий, Евсевий Самосатский, Златоуст, Киприан, Епифаний Кипрский, Лествичник, Амвросий, Исидор Пелусиот, Иероним, Дамаскин, блаж. Феодорит, папа Леонтий // Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. I. М., 1839. С. 242

18

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. I. М., 1839. С. 243–244

19

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. I. М., 1839. С. 244–260

20

Автор «Науки альбо способа о сложении казаний». Впоследствии он стал архимандритом Черниговского монастыря.

21

Митр. Макарий (Булгаков), еп. Виссарион (Нечаев), прот. Александр Горский, свящ. М.С. Попов, И.А. Шляпкин и др.

22

Иван Выговский – малороссийский гетман, расстрелянный впоследствии по приговору военного суда как бунтовщик

23

Горский А., прот. Св. Димитрий, митрополит Ростовский. М., 1849. С. 4

24

Эйнгорн. Очерки по истории Малороссии XVII в. С. 325, прим. 315

25

Акты юго-запалной России, т. VI, № 37, с. 93

26

Державин А., прот. Радуют верных сердца. Четии-Минеи Димитрия, митрополита Ростовского, как церковно-исторический и литературный памятник. Часть I. М., VIПК «ИХТИОС», 2006. С. 118

27

Титов Ф.И. Святитель Димитрий, митрополит Ростовский. Киев, 1908. С. 5–6

28

Свящ. М. Попов замечает: «Есть известие, что юный Даниил стал иноком, вероятно, из подражания св. Венедикту Нурсийскому». Попов М., свящ. Св. Димитрий Ростовский и его труды. СПб., 1910. С. 13

29

Диарий – дневник польских сеймов // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

30

Парижский учитель, добровольный изгнанник за свои православные убеждения. Прославился составлением монументального труда «Об исхождении Св. Духа от Одного только Отца». Этот труд, написанный еще в Париже, остался при его жизни неизданным. Им впоследствии пользовался Феофан Прокопович в противолютеранской полемике об исхождении Св. Духа, уверяя, что на обоснованные доводы Зерникава немыслимо никакое возражение. Труд Зерникава был издан митрополитом Киевским Самуилом Миславским в Кенигсберге в двух частях. Первая вышла в 1774 г., а вторая в 1776 г.

31

О житийном материале, существовавшем в Русской Церкви в то время, смотри работу еп. Виссариона (Нечаева) «Св. Димитрий, митрополит Ростовский». М., 1910. С. 19–21

32

Изданные до революции Императорской Археографической комиссией Четьи-Минеи свт. Макария переизданы в наше время в электронном виде на компакт-диске «Свт. Макарий, митр. Московский и всея Руси. Великие Минеи Четии». СПб., Аксион эстин, 2009.

33

См. Свт. Димитрий, митрополит Ростовский. Жития святых. Книга первая. Сентябрь, октябрь, ноябрь. Киево-Печерская Лавра, 1764. Второе предисловие. Лист 3

34

Прот. Александр Державин предполагает, что это были не Макарьевские, а Милютинские Четьи-Минеи. Державин А., прот. Радуют верных сердца. Четии-Минеи Димитрия, митрополита Ростовского, как церковно-исторический и литературный памятник. Часть I. М., VIПК «ИХТИОС», 2006. С. 106–107

35

Попов М., свящ. Св. Димитрий Ростовский и его труды. СПб., 1910. С. 55–56

36

Горский А., прот. Св. Димитрий, митрополит Ростовский. М., 1849. С. 18

37

Материал заимствован из XV тома Православной энциклопедии. М., 2007. С. 13. Димитрий, свт.

38

Виссарион (Нечаев), еп. «Св. Димитрий, митрополит Ростовский». М., 1910. С. 95

39

Диарий, 1685 г. // Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. I. М., 1839. С. 481–483

40

память 13 декабря

41

Диарий, 1689 г. // Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. I. М., 1839. С. 487–488

42

Порфирий (Попов), архим. Об издании житий Святых в хронологическом порядке // Чтения в Обществе любителей духовного просвещения, 1869, VI, с. 5

43

Имеется ввиду Общество любителей духовного просвещения

44

Порфирий (Попов), архим. Об издании житий Святых в хронологическом порядке // Чтения в Обществе любителей духовного просвещения, 1869, VI, с. 6

45

Порфирий (Попов), архим. Об издании житий Святых в хронологическом порядке // Чтения в Обществе любителей духовного просвещения, 1869, VI, с. 6

46

Четьи-Минеи. Книга вторая. Декабрь, январь, февраль. Киево-Печерская Лавра, 1764. Л. 53. Оборот

47

Четьи-Минеи свт. Димитрия так и не были переведены на русский язык. Существует выполненная под редакцией В.О. Ключеского переработка Четий-Миней – «Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского с дополнениями, объяснительными примечаниями и изображениями святых». М., 1903–1911.

48

Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского с дополнениями, объяснительными примечаниями и изображениями святых». Декабрь. М., 1906. С. 181

49

Горский А., прот. Св. Димитрий, митрополит Ростовский. М., 1849. С. 132–191

50

Неизданными пока остались три обширных тома приложений к магистерской диссертации прот. А. Державина. В них подробно разбирается текст каждого жития Четьих-Миней, сопоставляются тексты житий, принадлежащие св. Симеону Метафрасту, Лаврентию Сурию, Петру Скарге, находящиеся в Макарьевских Великих Четьих-Минеях и многих других источниках, и устанавливаются источники, которыми, действительно, пользовался свт. Димитрий. См. Державина Е.И. Протоиерей А.М. Державин. Жизнь и научная деятельность // Святитель Димитрий, митрополит Ростовский. Исследования и материалы. Спасо-Яковлевский Димитриев монастырь. Ростов Великий, 2008. С. 365–366

51

Оба они упомянаются в проскомидийной молитве девятичинной просфоры

52

Горский А., прот. Св. Димитрий, митрополит Ростовский. М., 1849. С. 195–198

53

на полях

54

Типографщик, вздумавший проповедовать пришествие антихриста в 1703 г. Против него митр. Стефан писал книгу «О знамениях пришествия антихристова». Диск, посвященный митр. Стефану Яворскому и архиеп. Феофану (Прокоповичу), готовится к выходу в издательстве «Аксион эстин».

55

Горский А., прот. Св. Димитрий, митрополит Ростовский. М., 1849. С. 61

56

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. IV. М., 1835. С. 33–36

57

Виссарион (Нечаев), еп. Св. Димитрий, митрополит Ростовский. М., 1910. С. 1–2

58

Заметим, что ни у кого из противоборствующих сторон не возникало сомнение собственно в пресуществлении хлеба и вина в Тело и Кровь Христову; вопрос стоял лишь о времени пресуществления. Отрицание пресуществления рассматривалось как уклонение к протестантстким воззрениям. Так, Шляпкин, упоминая о некоем Яне Белободском, отрицавшем пресуществление, замечает: «Все это были помышления люторския, а их уже побаивались в Московском государстве». Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 145. Достойно замечания, что вследствие этих споров православное учение о пресуществлении Св. Даров в 1696 году было внесено в текст архиерейской клятвы.

59

Первый запрос был отправлен 29 марта 1686 г.

60

Шляпкин замечает: «Сам патриарх принял пострижение в киевском Межигорском монастыре, и, конечно, знал отступление малороссов от православных обычаев. Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 176. Дело было не только в позиции малороссийского духовенства по вопросу о времени пресуществления Св. Даров. Еще в 1677 году патриарх Иоаким приказал «выдрать из псалтири, что печатан в Черкасском Новгородке лист 239 для того, что ектении в молебне несходны с их же книгами и московскими… да лист 146 для того, что на том листе напечатан летописец несходно с их книгами и московскими». Мансветов. Как у нас правились церковные книги. М., 1883. С. 20. Укорял он и епископа Черниговского Лазаря (Барановича) за то, что тот посвящает на литургии зараз несколько диаконов и иереев. Сумцов. Лазарь Баранович. Харьков, 1885. С. 174

61

Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 189

62

Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 186

63

Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 224–225

64

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. V. М., 1835. С. 106

65

Свящ. М. Попов, не приводя никакого объяснения, отказывает в принадлежности перу свт. Димитрия «Вопросов и ответов о вере». Эту позицию из всех исследователей занимает лишь он один. На основании самого текста «Вопросов» мы не можем согласиться с подобным утверждением. В этом сочинении угадывается стиль и дух свт. Димитрия. Неверным считаем мы и оценку исследователя труда митр. Макария: «Попытка составления «догматического учения» св. Отца нашего Димитрия, выбранного из его сочинений представлена в Христианском Чтении (1842, IV, с. 311–531). К сожалению, в основе статьи положены «Вопросы и ответы о вере», которые Димирию не принадлежат, хотя и помещены в числе его творений в I части (М. 1839, с. 60–117). Если удалить из статьи выдержки из «Вопросов», то она уже теряет и целость и ценность». Попов М., свящ. Св. Димитрий Ростовский и его труды. СПб., 1910. С. 204–205. В указанной работе митр. Макария (Булгакова) приводятся цитаты практически из всех творений свт. Димитрия: житий, проповедей, «Летописи», «Розыска» и др., а не лишь только из упомянутого творения. Нелишним будет заметить, что именно «Вопросы» использовались Святителем в качестве учебного пособия в Ростовской школе, а потому, по крайней мере, он был согласен с написанным.

66

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. I. М., 1839. С. 12

67

Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 378

68

Пространный Христианский Катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви. М., 2006. С. 78–79

69

Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. М., 1996. Кн. 6, т. XI, с. 568 Интересно, что и один из предводителей «греческой» партии инок Евфимий первоначально в своем «Воумлении иереям» (рук. Синод. библ. № 297) приписывает пресуществление словам Христа Спасителя и лишь впоследствии (рук. № 298) исправил свое мнение. См. Горский А., прот. Описание рукописей Синодальной библиотеки, II, 3, с. 449. Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 168

70

Попов М., свящ. Св. Димитрий Ростовский и его труды. СПб., 1910. С. 76–77

71

Спутник Димитрия в поездке в Москву игумен Иннокентий (Монастырский), продолжавший рьяно отстаивать свои ложные взгляды, «яко гнил уд, проклят был и отослан». Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 206–207

72

Виссарион (Нечаев), еп. Св. Димитрий, митрополит Ростовский. М., 1910. С. 36–37

73

Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 193

74

Ситуацию осложнило то обстоятельство, что в замечаниях патриарха Иоакима была и несправедливая укоризна, или, как замечает прот. А. Державин, «придирка к слову». Так, патриарх обличал издателей первой книги Четий-Миней в том, что в именах творцов и летописателей «житий положисте Иеронима, его же именовасте учителя православного». Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 191–192. Прот. Александр Державин приводит более подробную выписку из послания патриарха Иоакима: «Чесо ради вы в книзе своей Восточныя Святыя Церкви учителей святых духоносных отец просто имена написавше, ни единому приписавше имя православнаго учителя, того точию единаго изъяснисте православна быти учителя, а суще в подзоре велицем»? Исследователь объясняет и причину такого замечания свт. Димитрия: «Называя Иеронима «православным», свт. Димитрий вовсе не думал выделять его из ряда других Св. Отцов, как наиболее правильно мыслящего. Он хотел только показать, что хотя Иероним и латинский писатель, но он чужд ошибок ка-толичества, и поэтому православные не должны смущаться, если в Четиих-Минеях встретятся жития, написанные этим учителем Церкви. Москва, как известно, считала латинян самыми страшными еретиками и всего более опасалась их. А в то время, когда писалась первая книга Четиих-Миней, это опасение латинства было особенно сильно». Державин А., прот. Радуют верных сердца. Четии-Минеи Димитрия, митрополита Ростовского, как церковно-исторический и литературный памятник. Часть I. М., VIПК «ИХТИОС», 2006. С. 57–59

75

Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 193

76

Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 238–239. Справедливости ради стоит отметить, что, возможно, эта рукопись была написана до замечаний патриарха Иоакима. Когда в 1688 году патриарх, раздраженный позицией малороссийского духовенства, потребовал возвращения в Москву Великих Четий-Миней митр. Макария, высланных еще по ходатайству гетмана Самойловича, сам Димитрий писал патриарху: «Отдаю их [Четьи-Минеи – свящ. А.П.] вашему святейшеству с благодарением и извещаю, что я в святом послушании, возложенном на меня Малороссийской Церковию (1684 г., когда Малороссия еще не была подчинена в духовных делах московскому патриарху) написал жития святых на шесть месяцев [следовательно, и на декабрь – свящ. А.П.], пользуясь книгами митр. Макария и других христианских историков». Попов М., свящ. Св. Димитрий Ростовский и его труды. СПб., 1910. С. 79. Это послание свт. Димитрия было написано еще до издания первой книги Четий-Миней.

77

Державин А., прот. Радуют верных сердца. Четии-Минеи Димитрия, митрополита Ростовского, как церковно-исторический и литературный памятник. Часть I. М., VIПК «ИХТИОС», 2006. С. 160–161

78

Свящ. М. Попов называет другое творение свт. Димитрия – «Поклонение Страстям Господним». Попов М., свящ. Св. Димитрий Ростовский и его труды. СПб., 1910. С. 83. Вероятно, это просто ошибка, незамеченная при корректуре текста. Данная цитата встречается именно в «Поклонении Пресв. Богородице».

79

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. I. М., 1839. С. 284. В недавно изданном трехтомнике творений свт. Димитрия эти слова выпущены. См. Свт. Димитрий Ростовский. Том 3. М., 2005. С. 620

80

Попов М., свящ. Св. Димитрий Ростовский и его труды. СПб., 1910. С. 83. См. Поучение на празднество Успения Пресв. Богородицы // Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. III. М., 1840. С. 142

81

Учение о непорочном зачатии Пресвятой Богородицы было догматизировано Ватиканом в 1854 году.

82

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. V. М., 1835. С. 24

83

Свт. Прокл Константинопольский, прп. Исихий Иерусалимский, прп. Роман Сладкопевец, свт. Модест Иерусалимский, свт. Софроний Иерусалимский, прп. Андрей еп. Критский, свт. Герман Константинопольский, прп. Иоанн Дамаскин, свт. Тарасий Константинопольский, прп. Феодор Студит, прп. Иосиф Пенописец, свт. Фотий Константинопольский, свт. Евфимий Константинопольский, прп. Неофит Затворник, Герман II патр. Константинопольский, свт. Григорий Палама, св. Николай Кавасила, св. царь Мануил II Палеолог, Иосиф Вриенний, свт. Симеон Солунский, Геннадий Схоларий патр. Константинопольский. Список предоставлен прот. Валентином Асмусом. Толкование блаж. Феофилакта Болгарского на Мф. 12, 46–49, упоминаюшее о проявлении тщеславия Пречистой Девой, является частным мнением толкователя и не разделяется большинством авторитетных церковных экзегетов.

84

См. Синаксарь на Вознесение

85

Написано специально для статьи «Богословие святителя Димитрия Ростовского». Учение о причастности Пречистой Девы первородному греху вошло в общецерковные изложения веры и в учебные пособия, рекомендованные Св. Синодом для преподавания в духовных школах: Послание Восточных патриархов. Член 6; Сильвестр (Малеванский), еп. Опыт православного догматического богословия. Том III. § 64. Замечания и рассуждения по поводу возникших и существующих на Западе разных превратных и ложных о прародительском грехе и его следствиях мнений. К., 1889. С. 462–478; Малиновский Н., прот. Православное догматическое богословие. Т. III. § 84. Догмат римской церкви о непорочном зачатии Божией Матери. Сергиев Посад, 1904. С. 164–191. Преосвящ. Платон, архиеп. Костромской и Галичский пишет: «Дева Мария не была изъята от греха прародительского; Она и по рождению и по зачатию соделалась участницею в наследственной порче (Пс. 50,7. Рим. 3,10–12. 23). Сама Благодатная Приснодева Богородица исповедует Сына Божия Спасителем Своим (Лк. 1,43. ср. Мф. 1,21); ибо и Она имела нужду в Искупителе, как всякий человек (Рим. 3,15. 5,17). Но Святый Дух, по изъяснению св. Иоанна Дамаскина, сошед на нее, очистил ее и даровал ей способность как принять в себя Слово Божие, так и родить». Платон, архиеп. Костромской и Галичский. Сокращенное изложение догматов веры по учению Православной Церкви, С. 97. (От Московского Комитета для цензуры духовных книг печатать дозволяется. Июня 22 дня, 1870 года. Цензор профессор Петр Казанский).

86

Попов М., свящ. Св. Димитрий Ростовский и его труды. СПб., 1910. С. 65

87

Странник, 1861, № 4, 2 отд., с. 121–122

88

Виссарион (Нечаев), еп. Св. Димитрий, митрополит Ростовский. М., 1910. С. II

89

Христианское чтение, 1842, IV, с. 311–521

90

Работа митрополита Макария о богословии свт. Димитрия была составлена в 1842 году, за десять лет до выхода в свет его «Догматики». «Православно-догматическое богословие» вышло в свет в 1852 году в пяти томах. За него автор получил благодарность от Государя Императора и полную Демидовскую премию.

91

Св. Димитрий, митрополит Ростовский. Розыск о раскольнической брынской вере. М., 1855. C. 556–557

92

Св. Димитрий, митрополит Ростовский. Розыск о раскольнической брынской вере. М., 1855. C. 558

93

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. IV. Летопись, сказующая деяния от начала миробытия до Рождества Христова. М., 1849. Ч. I. С. 2–7

94

Св. Димитрий, митрополит Ростовский. Розыск о раскольнической брынской вере. М., 1855. C. 292–294

95

Летопись. Цит. по: Макарий (Булгаков), митр. Святаго отца нашего Димитрия Ростовскаго Святителя и Чудотворца догматическое учение, выбранное из его сочинений // Христианское чтение, 1842, IV, с. 378

96

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. IV. Летопись, сказующая деяния от начала миробытия до Рождества Христова. М., 1849. Ч. I. С. 30

97

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. IV. Летопись, сказующая деяния от начала миробытия до Рождества Христова. М., 1849. Ч. I. С. 197–198

98

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. IV. Летопись, сказующая деяния от начала миробытия до Рождества Христова. М., 1849. Ч. I. С. 77. Ср. с высказыванием свт. Игнатия (Брянчанинова): «Человеческое тело рождается зараженным смертию и грехом, родится оно в смерть, по образу того тела, каким сделалось тело перваго, сотвореннаго из персти и возвратившагося в персть, погибшаго человека; но возраждается в купели крещения во спасение по образу тела, которое приял Небесный Человек, зачавшийся и родившийся от Духа Святаго и Пречистыя Девы». Беседа в понедельник Первой Недели Великого Поста // Творения иже во Святых Отца нашего Святителя Игнатия, епископа Ставропольского. Аскетическая проповедь. Т. IV. Сретенский монастырь, 1997. С. 75

99

Летопись. Цит. по: Макарий (Булгаков), митр. Святаго отца нашего Димитрия Ростовскаго Святителя и Чудотворца догматическое учение, выбранное из его сочинений // Христианское чтение, 1842, IV, с. 379

100

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. IV. Летопись, сказующая деяния от начала миробытия до Рождества Христова. М., 1849. Ч. I. С. 208

101

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. IV. Летопись, сказующая деяния от начала миробытия до Рождества Христова. М., 1849. Ч. I. С. 84

102

Архиеп. Илларион (Троицкий), будучи еще архимандритом в своей речи «Богословие и свобода Церкви. О задачах освободительной войны в области русского богословия» призывал к борьбе с таким пониманием искупления, тем самым серьезно искажая православный догмат. О взглядах архим. Иллариона на Искупление см. статью прот. Валентина Асмуса «Архиепископ Илларион Троицкий и православное богословие» // Богословский сборник. Вып. 7. М., ПСТБИ, 2001. С. 56–81

103

Строго говоря, это замечание справедливо лишь в отношении Нового Завета. В Ветхом Завете понятие «удовлетворение» встречается: Лев. 26:34, 26:43; Ис. 1:24, 40:2; Иез. 5– свящ. А.П

104

Написано специально для статьи «Богословие святителя Димитрия Ростовского»

105

Серафим (Соболев), архиеп. Искажение православной истины в русской богословской мысли». М., 1997. С. 9

106

Житие иже во святых Отца нашего Сильвестра, папы Римского // Четья-Минея. Книга II. Январь. 2 число. Киево-Печерская Лавра, 1764. Л. 258 – Л. 258. Оборот

107

Страдание святых мучеников пяточисленных: Евстратия, Авксентия, Евгения, Мардария и Ореста // Четья-Минея. Книга II. Декабрь. 13 число. Киево-Печерская Лавра, 1764. Л. 101. Оборот

108

Поучение на Благовещение Пресвятыя Богородицы, и понедельник Воскресения Христова светлый // Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. II. М., 1840. С. 144

109

Вопросы и ответы краткие о вере // Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. I. М., 1839. С. 76

110

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. IV. Летопись, сказующая деяния от начала миробытия до Рождества Христова. М., 1849. Ч. I. С. 30

111

Георгий Кедрин – византийский историк конца XI или начала XII века, автор Σύνοψις ίστοριών (Обозрение Истории)

112

Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. IV. Летопись, сказующая деяния от начала миробытия до Рождества Христова. М., 1849. Ч. I. С. 117

113

Вопросы и ответы краткие о вере // Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. I. М., 1839. С. 102

114

Вопросы и ответы краткие о вере // Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. I. М., 1839. С. 104

115

Вопросы и ответы краткие о вере // Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. I. М., 1839. С. 106. Одно из творений свт. Димитрия направлено непосредственно на утверждение и раскрытие этого православного догмата – «Двенадцать статей, иже уверяют сомнящихся, или неверство имущих человеков о пресуществлении хлеба в Тело и вина в Кровь Господа нашего Иисуса Христа, многие образы показующи» // Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. V. М., 1835. С. 130–134

116

Свт. Димитрий испытывал глубокое благоговение перед Св. Дарами. Примечателен следующий случай из его жизни. В Ростове, в доме архиерейском, жил монах Варлаам, скончавшийся до 1709 года. Он обладал большой бородой и усами и однажды, сослужа свт. Димитрию, причащался. При этом он замочил усы Св. Тайнами, и не отерши их, так и пошел к умывальнику. Святитель, ужаснувшись о таком небрежении, запретил ему навсегда сослужение с собою. Шляпкин И.А. Св. Димитрий Ростовский и его время. СПб., 1891. С. 449

117

Вопросы и ответы краткие о вере // Сочинения св. Димитрия, митрополита Ростовского. Т. I. М., 1839. С. 113

118

Хотя, безусловно, основными источниками богословия свт. Димитрия, кроме Св. Писания и богослужебных книг, являются восточные и западные Отцы Церкви. Священник М. Попов отмечает: «Научную опору для Летописных исследований и моральных трактатов давали Димитрию церковные писатели и историки; некоторым из них он отдавал предпочтение перед другими. В проповедях и Летописи писатели упоминаются в следующем порядке: Иоанн Златоуст; затем св. Амвросий (37 раз), И. Лествичник (18), Иероним (17), Феофилакт (до 16 раз), Григорий Двоеслов (16), Августин (12), Афанасий В. (12), И. Дамаскин (15), Киприан Карфагенский (18), Григорий Богослов (6)». Иные встречаются реже. Полный список см. Попов М., свящ. Св. Димитрий Ростовский и его труды. СПб., 1910. С. 238. Сноска. – свящ. А.П.

119

Некоторые из молитв, переведенные св. Димитрием с латинского языка, не были им опубликованы или рекомендованы для общего пользования, а оставались в его архиве; так, например, пяточисленная молитва была найдена среди бумаг св. Димитрия, и опубликована много времени спустя после его смерти. Нам точно не известно назначение таких переводов, и остается открытым вопрос, употреблялись ли самим Димитрием Ростовским молитвы, заимствованные из католических молитвословов. Лев Карсавин в своей диссертации об итальянском монашестве XII-XIII веков приводит прототипы молитв, вошедших в Розарий (в частности пяточисленную молитву), распространенный уже в тот период, так что возможно, что они имели еще более раннее происхождение – архим. Рафаил (Карелин)

120

Написано специально для статьи «Богословие святителя Димитрия Ростовского»

121

Свящ. М. Попов замечает: «Если собрать все написанное св. Димитрием, то собралось бы до 20 объемистых томов». Попов М., свящ. Св. Димитри Ростовский и его труды. СПб., 1910. С. 223

Приглашаем на цикл бесед по основам православного вероучения и духовной жизни. По средам в 19 часов, м. Чернышевская.