Азбука веры Православная библиотека Досифей II (Нотара), патриарх Иерусалимский Суждение о названии "вселенский", которое дается константинопольскому патриарху
Распечатать

Досифей II (Нотара), патриарх Иерусалимский

Суждение о названии «вселенский», которое дается константинопольскому патриарху

Рукопись в монастыре св. Саввы, что близ Иерусалима, 10 книги часть 2-я, глава 2-я, стран. 734 и след.

Название Вселенский в первый раз дано было римскому папе на халкидонском соборе не отцами сего собора, а некоторыми обиженными, в их прошении к нему. Но этот собор не только не признал сего титула, но и вовсе умолчал о нём. Как требование Ювеналия, патриарха иерусалимского, предложенное этому собору, будто есть древний обычай патриарху антиохийскому судиться у иерусалимского, оставлено было им без удовлетворения: так не было подтверждено им и оглашение александрийцев, что папа есть архиепископ и патриарх вселенский. Посему этот собор в послании своем к папе именовал его только архиепископом Рима, но не более. Что касается до константинопольского патриарха, то название «Вселенский» в первый раз дано было ему на соборе, бывшем при Иоанне Каппадоке, не случайными людьми, какие прозвали так папу, но отцами, посланными от апостольских престолов антиохийского и иерусалимского, и пребывающим тогда в Константинополе синодом.

Во второй раз папа римский назван был вселенским, в бытность папы Агапита в Константинополе, архимандритами и некоторыми монахами, вопиявшими против Севира и сущих с ним еретиков. А константинопольский архиепископ, со времени упомянутого собора при Каппадоке, уже не переставал удерживать это проименование. Посему преемники его: Епифаний, Анфим, Мина и Евтихий, в неарах и эдиктах Иустиниана великого названы патриархами вселенскими.

В третий раз это название дано было римскому папе на шестом вселенском соборе царем Константином, но – не исключительно ему одному; ибо сей государь писал к нему в так называемой Сакре: «святейшему и блаженнейшему архиепископу старого Рима и вселенскому папе Агафону»: – но в тоже время писал и к константинопольскому в Сакре же: «Георгию святейшему и блаженнейшему архиепископу нового Рима и вселенскому патриарху» – Так писал самодержец. Но Собор, в послании своем к Агафону, не назвал его вселенским, а только: – «святейшим и блаженнейшим папою старого Рима». – Притом, во время 8-го Деяния того же собора, отцы, быв спрошены царем, – принимают ли они посланные из Рима грамоты, – и ответив утвердительно, не назвали римского архиепископа вселенским, а титуловали только папою. Также и по время второго Деяния 7-го собора по прочтении посланий папы к царям и к константинопольскому патриарху, отцы утвердительно отвечали на вопрос местоблюстителей римского папы, Петра, – принимаются ли ими эти послания, – но все именовали римского только святейшим папою; Тарасия же большая часть из них назвала патриархом вселенским. Но и во время 3-го Деяния, когда прочитаны были послания константинопольского архиепископа к восточным патриархам, и послание восточных архиереев к Тарасию, и соборная грамота св. Феодора патриарха иерусалимского: – отцы собора, приняв оные, почти все, в собеседованиях своих, называли Тарасия вселенским патриархом, как называли его и все архиереи восточных апостольских престолов в своем послании к нему, помещенном в 3-м Деянии сего собора. Впрочем, как этот 7-й собор, так и Тарасий, писав к папе Адриану, не назвали его вселенским, а только святейшим и блаженнейшим братом и сослужителем, папою старого Рима.

Итак те, которые называли папу вселенским, те же самые и еще в большем числе именовали так и константинопольского, иногда за ревность сих святителей и за величайшее, искреннее попечение их о благе католической Церкви, иногда же, по одному обычаю, а не но правилам или по другому какому-либо состоявшемуся определению, судебному (γραφικοῦ) или соборному, или отеческому. Напрасно же волнуется папа, и Анастасий осуждает св. собор за слово «Вселенский», говоря: «если кто принимает это слово в таком смысле, что оно означает главную власть в повсеместной Церкви, тот, явно, есть предтеча антихриста».

Название «Вселенский» дается по причине управления великой частью вселенной. Свидетель сему – собор, бывший в св. Софии. Он произнес, что не тот антихрист, кто называется вселенским, потому что священноначальствует над большою частью вселенной, но тот, кто хочет действительно владеть всей вселенной.

На четвертом соборе, как видно из 3-го Деяния его, некоторые александрийцы, Феодор и Исхирион диаконы, Афанасий пресвитер и Софроний христианин, подав синоду челобитья на Диоскора, писали в них: «святейшему и блаженнейшему вселенскому архиепископу и патриарху Льву, и святому вселенскому собору». Таким образом папа римский на халкидонском соборе в первый раз назван был вселенским, но не отцами собора, а кое-кем из челобитчиков.

Ежели не все, то большая часть блаженнейших пап, со времени апостольского до четвертого собора (451 г.), весьма много трудились для утверждения божественного и католического догмата. А папа Лев потрудился более всех предместников своих. а) Он во время ефесского собора (431 г.), когда Диоскор действовал весьма хитро и нечестиво, писал к царю Феодосию, и, не быв услышан им, со слезами умолял Валентиниана, императора римского, супругу и мать его; и они писали к Феодосию, чтобы он созвал многочисленнейший вселенский собор для отмены и замены прежних незаконных деянии. Опять не вняли ему; но он не умолк, но всеми способами и от всей души старался утвердить догмат божественный. б) Диоскор, патриарх александрийский, был еретик, святители же антиохийский и иерусалимский, принуждаемые им, подписали суемудрие его. Следовательно приснопоминаемый Лев один боролся со всеми еретиками вселенной, имея пламенную ревность по Боге и любовь к Его Церкви. в) По смерти царя Феодосия он не давал сна очам своим, доколе увещаниями, просьбами и другими внушениями не убедил императора Маркиана созвать св. собор в Халкидоне. Правда, ему помогал в этом деле константинопольский Анатолий; но все-таки после Бога он был деятельнейшим органом, доколе не составился собор. За все это он получил от царя председательство на соборе, почитался тут великим и назван был архиепископом и патриархом вселенским не почему-либо другому и с какою-нибудь целью, а единственно потому, что имел попечение о всех Церквях.

Но и в Константинополе, со времени построения этого города до Иустина Фракийского, многие патриархи были богоугоднейшие и избранные мужи, как об этом свидетельствуют церковные историки, многие из отцов, и деяния святых соборов. Таков был Иоанн Каппадок, поистине великий и превосходящий почти всех предшествовавших ему патриархов, хотя управлял церковью только один год и десять месяцев. Как действовал папа Лев при Феодосии и Маркиане, точно также и Иоанн – при Иустине Фракиянине. Как тот, сущий исполин (γίγας) церкви, ратуя за нее, помог ей тем, что успел советами, увещаниями и мольбами у царей созвать собор в Халкидоне, и силою его утвердил православие: так и этот восстановил благочестие, гонимое тремя царями: Зиноном, Василиском и Анастасием, в продолжении 44 лет 1 и почти погибавшее в Константинополе, Александрии и Антиохии; ибо на соборе превозмог тогдашних еретиков, умирил и соединил церкви римскую и константинопольскую, столько лет разделенные, и первый внес в диптихи (помянники) четыре святые и вселенские собора и блаженного папу Льва.

Что касается до Иерусалима, то хотя там и уцелело православие, но патриархи много страдали от Анастасия и Севира, содействием же Каппадока получили помощь от царя Иустина. Этот же Иоанн Каппадок, созвав собор в Константинополе, всеми силами старался истребить ересь и утвердить православие. Узнали об этом клирики антиохийские и православные византийцы, и первые назвали его, как заботившегося и об антиохийском престоле, его первого назвали вселенским патриархом в 518 году по Р. Хр., написав в челобитной: «святейшему и блаженнейшему архиепископу и вселенскому патриарху Иоанну и пребывающему св. собору», и ясно выразив следующее: «умоляем ваш св. собор остановить зло, постигшее нашу Церковь и почти весь Восток, избавить нас от сего злодея (Севира), не забыть нас и не презреть наших прошений, донести обо всем этом нашим благочестивейшим царям, и преклонить их благоотишие к промышлению о нас».

Пребывающий в Константинополе собор говорил Иоанну: –

Владыке нашему, святейшему и блаженнейшему отцу отцов, архиепископу и вселенскому патриарху Иоанну многая лета. Одним гласом подвиг ты тьмы тем народа так, что он, воспламененный ревностью по Боге, настоятельно просит ваше блаженство взойти на амвон и проповедовать о правой вере, за которую ты всегда подвизался и подвизаешься.

Народ вопиял:

Многая лета царю, царице и патриарху! Для чего мы столько лет остаемся без причащения? Для чего не приобщаемся? Из рук твоих мы хотим причаститься!

Эй (ἑἑς) взойди на амвон! Эй, убеди народ твой! Ты – православен: кого бояться тебе, достойному Троицы? Провозгласи вновь святой собор. Иустин Август, провозгласи вновь халкидонский собор. Изгони Севира, этого Нового Иуду и наветника Троицы. Братия христиане – одна душа! Вера есть! Так и быть ей!

Патриарх отвечал:

Возлюбленные! вам известны труды мои, которые подъял я, будучи еще пресвитером; но и теперь я подвизался за православие, и буду подвизаться до смерти. Итак нет нужды ни возмущаться, ни вопить; ибо ничего не убавлено от правой веры, и никто не дерзает проклинать св. собор; и как оный, так и прочие три св. собора, мы приемлем.

Он же после длинной речи сказал: Севира, последуя божественным канонам и святым отцам, мы почитаем чуждым... и анафематствуем. – После сего вселенский патриарх взял диптихи, и повелел вписать тут четыре святые собора и имена Евфимия, Македония и Льва.

Народ заключил:

Благословен Бог, яко посети народ свой........ Иоанн

иерусалимский и синод его благодарили Иоанна Каппадока и синод его за осуждение еретиков.

Епископы второй Сирии, много потерпевшие от Севира, также письмами благодарили его. Иоанн Каппадок во всем содействовал папе Ормизде, покончил дела патриархов иерусалимского и антиохийского, и все Деяния послал в Рим, Иерусалим, Тир и в другие места для сведения, а на поместном соборе оживил учение собора халкидонского, и как этот, так и прочие три собора и боговещательного Льва внес в диптихи. Посему он назван был не только вселенским, как и папа Лев, по и отцом отцов, да и не от каких-нибудь четырех челобитчиков2, как Лев, но от собора и всего восточного управления. Впрочем название вселенский усвоено ему не в другом каком-либо смысле и не с другою целью, а так, как дано было и папе Льву, то есть, за его попечение о всех церквях.

После Льва было одиннадцать пап; но ни один из них ни кем не назван был вселенским до 536 года, когда в Константинополь прибыл приснопоминаемый папа Агапит. Тогда в сем городе находились монахи из Сирии, из трех Палестин, и вопияли против Севира и его последователей, и против еретика Анфима, патриарха константинопольского. Они-то назвали Агапита вселенским архиепископом, потому что он с пламенным сердцем и с деятельной ровностью подвизался за православие. После Агапита было шесть пап до св. Григория Двоеслова; но опять ни один из них ни кем не был прозван вселенским. Хотя папа Вигилий присутствовал в Константинополе на пятом соборе, но не пользовался уважением, и даже был изгнан за то, что не соглашался с ним.

После Каппадока в 519 году стал константинопольским патриархом Епифаний, пресвитер тамошней церкви, и патриаршествовал 16 лет и 3 месяца. И он назван вселенским в Иустиниановых неарах 4, 5, 6, и 7-й. После него константинопольским патриархом был Анфим, епископ трапезунтский, и управлял церковью в течение 10 месяцев. И ему усвоено название вселенского, в 16 неаре Иустиниана. По Анфиме был Мина, потом Евтихий и Иоанн. И этих называли также вселенскими.

Иоанн Постник не удовольствовался тем, чтобы желающие, в письмах своих звали его вселенским, но первый начал подписываться: вселенский патриарх. Не дивно, если Епифаний после Иоанна Каппадока был прозываем вселенским, ибо и он ревновал по православию: но почему Анфим еретик и многие другие ему подобные цареградские патриархи имели это название? – По одному обычаю, как это водилось и у мирских властей. Ибо как египетские цари назывались Птолемеями, а римские – Кесарями, хотя не все по доблестям были подобны первым Птолемеям и Юлию Кесарю: так точно, по обычаю, именовались вселенскими и константинопольские и римские патриархи, преемники Иоанна и Агапита, тем более, что они управляли весьма значительною частью вселенной. Когда константинопольский патриарх Георгий (679 г.) согласился с мнением царя Константина Погоната касательно созвания вселенского собора для соединения двух церквей – римской и константинопольской; тогда папа, сомневаясь, как бы на этом соборе не явилось какое-нибудь нововведение в угодность цареградцам, умолял сего государя, сохранить равенство (ἰσότης). По этому случаю Погонат писал к нему в Сакре, что он всеми средствами поддержит равенство, и обоих епископов, римского и царьградского, за их ревность к единению двух патриарших престолов, наименовал вселенскими.

На седьмом вселенском соборе преимущественно Тарасия называли вселенским патриархом цари, патриархи и все отцы сего святого собора.

0 прении Григория Двоеслова и Иоанна Постника

По блаженном успении Евтихия в 582 году, патриархом константинопольским стал Иоанн Постник, и патриаршествовал 13 лет и 5 месяцев. Он первый начал подписываться вселенским: – или по воле Божией, как говорят некоторые, так как уже надлежало отпасть римскому епископу, а константинопольскому оставаться первым или, справедливее, по Божию попущению, и предведению появления соблазнов и разделений в Церкви. Тогда папа римский Пелагий 2-й и после него папа Григорий Двоеслов требовали, чтобы Иоанн Постник оставил сей титул; но он не послушал их. Двоеслов писал об этом к царю Маврикию и к прочим патриархам, но безуспешно. В письме к Маврикию он выразил, что тот, кто хочет называться вселенским, есть предтеча антихриста; а своему апокрисиарию Савиниану писал, чтобы он не имел никакого общения с Постником3. Однако надобно знать, что Двоеслова и Постника разделила двусмысленность. Ибо название вселенский понимается двояко. Если приложить его ко всей католической Церкви так, что ею управлять будет один какой-либо епископ то прав Двоеслов: если же оно напоминает только обычай, начавшийся со времени Каппадока, и обозначает большую часть вселенной, то прав Иоанн Постник.

На третьем и четвертом вселенских соборах и в некоторых синодальных посланиях, также на соборах при Каппадоке и Мине, и во многих других сочинениях, императоры назывались царями земли, моря, вселенной, и всякого народа и племени владыками; так напр. у Евагрия (кн. 3, гл. 17) Зинон назван владыкою вселенной. Цари же назывались так потому, что они господствовали над значительною частью вселенной. Подобный обычай, после Каппадока, был причиной того, что обоих патриархов (римского и константинопольского) называли вселенскими.

Четыре католические престола4 еще до никейского собора, по преданию и обычаю, имели преимущества и высокую честь в Церкви, но только ради важности городов, а не по другой какой-либо причине. На никейском же соборе они получили преимущества и по канонам: что предоставлено было и константинопольскому патриарху на втором вселенском соборе. Итак преимущества даны им и утверждены канонами и вселенскими соборами. Посему они нерушимы непреложны и неизменны так, что если бы александрийский епископ или другой кто назвался папой, или вселенским патриархом, а римский и константинопольский – только епископами; то оные титулы не доставили бы им предпочтения. Ибо каноны сильнее похвал, титулов и громких имен5. Итак если Каппадок назван был вселенским патриархом, а римский Ормизда не назвался так: из сего еще не следует, что первый стал выше второго. Впрочем никто из патриархов, кроме константинопольского, не может назваться вселенским. Это было бы противно Деяниям, живучей действенности и достопочтенности вселенских соборов (ταῖς πράξεσι καί ἐνεργείαις καί ἀποδοχαῖς), которые по разуму св. Григория Двоеслова, Иустиниана великого, царя Льва мудрого, и по мнению католической церкви, почитаются наравне с святыми евангелиями. Да и никакой новый вселенский собор, по какой бы то ни было причине, не может узаконить что-либо противное Деяниям и решениям семи святых вселенских соборов, касательно веры, благочиния, таинств, чиноотношений и прозваний патриархов. Если бы он решился на это, то был бы собор не святой, а грешный, лукавый, насильственный, разбойнический и совершенно беззаконный. И не дай Бог, чтобы состоялось когда-либо такое скверное соборище в восточной Церкви. Анафема всему тому, что вопреки учению, постановлению и преданию святых отцов делается и будет делано.

* * *

1

Зинон с 474 года царстовал 17 лет, а Анастасий с 491 года самодержавил 27 лет и умер в 518 году. (Досифей).

2

Подразумеваются Феодор и Исхирион, Афанасий и Софроний.– Смотри выше.

3

Слово апокрисиарий, значит: отвечающий. Апокрисиарии были посланники церквей, отвечающие за целость догмата, предания и номоканона.

4

Римский, александрийский, антиохийский и иерусалимский

5

Так и было. Александрийские епископы с 10-го века стали называться папами, но всегда становились и подписывались ниже константинопольского патриарха.


Источник: Суждение о названии "вселенский", которое дается константинопольскому патриарху : Из творения Досифея, патриарха Иерусалим. "О патриархах иерусалимских" / Пер. с новогреч. яз. а. П.У. [Порфирий Успенский] в Иерусалиме 14 февр. 1850 г. - Киев : тип. Киево-Печер. Лавры, 1866. - 14 с.

Комментарии для сайта Cackle