преподобный Ефрем Сирин

Мир сей

Слушай Святые Писания и внимай им, и не впадешь в обман, и не сделает тебе запинания сей суетный и лукавый мир. Послушай, что говорит Иоанн Богослов: Не любите мира, ни того, что в мире... Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская и мирское обольщение... И мир проходит... а исполняющий волю Божию пребывает вовек (1Ин. 2, 1517). Послушай, что говорит Господь: Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? (Мф. 16, 26). Тщательно, со страхом внимайте слову Его, потому что слово, которое Он говорил и которым учил, оно будет судить нас в последний день (Ин. 12, 48).

Смотрите, чтобы не запнул вас и не посмеялся над вами мир и чтобы в будущий век не препроводил он вас обнаженными и бедствующими, потому что обольщение мира сего многих запнуло, над многими насмеялось, многих ослепило. А мы, братия, будем внимательны к себе самим: послушаем Господа, Который говорит: Идите за Мною (Мф. 4, 19), все оставим и последуем за Ним одним, презрим всякую радость мира сего, потому что издевается он над всеми любящими его.

Оставайся под благим игом Господним, чтобы избежать тебе недоброго и тяжкого ига мира сего.

Ничего нет постоянного в мире сем. Для чего же мучим себя служением миру? Все блага его – сонная мечта, все богатство его для нас – одна тень.

Итак, трудимся мы для временной забавы, для сонной мечты, для тени, красота, обладание которой ненадежно, обольщает нас скорогибнущей своей прелестью.

Хотя знаем, что богатство не приносит истинной пользы его обладателям, которые непрестанно стараются о его приобретении, однако же и сегодня так же хлопочем, как хлопотали вчера, и все дни проходят у нас без пользы. Отчего же никогда не можем насытиться? Мир приближается к концу и нас увлекает потоком своим. Да приидет в пособие нам помощь Твоя, Всеблагой, никогда не оставляющая нашего рода! Удели нам Твоей испытующей премудрости, чтобы познали мы скоротечность всего.

Может ли кто радоваться в тебе, мир? Если терпим в тебе притеснения – это мучительно. Если наслаждаемся в тебе спокойствием – это вредно. Горек тот единственный узел (то есть временная жизнь), который связывает нас с тобой. Благословен силой Отрешающий нас от тебя!

Известно, что в мир вошли мы нагими; о, если бы нагими и выйти нам из мира! Вошли мы в мир, очистившись Kрещением, а выходим оскверненные, очерненные, покрытые всякой нечистотой; такими же предстанем и на Суд.

Любим мы мир, как нечто постоянное, а он обманывает нас, заставляя гоняться за ним. Хотя здешние узы наши скоро расторгнутся, однако же ум наш озабочен этой грязью. Благословен Благой, силой отрешающий нас от жизни.

Мир сей спешит к своему концу и нас понуждает спешить, чтобы дать место другому, непреходящему миру. В течении своем ежедневно нас обманывает он своей привлекательностью, представляет нам множество забав и до того обольщает, что почитаем его непреходящим.

Как злополучен конец мира для любителей его! Вдруг взыщут его – и не найдут; взыщут прежних удовольствий, а их уже нет; взыщут прежде бывших утех, а они миновали, и любовь к миру изменилась в душевное раскаяние.

Мир ежедневно готовит и предлагает каждому ядовитое напутие, годное только для идущих в геенну. Блажен, кто не заимствуется им, а напротив, вместо этого худого напутия берет себе доброе в такой путь, с которого уже нет возврата.

Мир есть торжище, на котором много доброго и худого; всякий выбирает себе, что нравится ему. Кто ищет истины, тот не находит в ней недостатка, а кто предается неправде, тот находит и ее. Ту и другую человек заключает в себе.

В двух мирах рождается человек, две носят его утробы – матернее чрево и гроб; матернее чрево рождает его на труд и болезнь, а гроб – на Суд и воздаяние. И один мир преходит, другой пребывает вечно. Блажен, кто умудрился!

Никаких выгод не приносишь ты любителям своим, мир – жилище скорбей. Всех приближенных своих обольщаешь сокровищами и всякими удовольствиями, но в день смерти и благообразие прекрасных, и крепость сильных низвергаешь во гроб. Горе тому, кто любит тебя и тобою любим! Его радости превращаются в вопли…

Одно горе от тебя, жилище скорбей, потому что любителям своим в награду даешь огонь, близким своим – мучение и тьму, знакомым своим – воздыхания и болезни. Лживы слова твои, зловредно сообщество твое: услаждаешь как бы во сне, горько все, что ни даешь ты. Блажен, кто ненавидит тебя и тобою ненавидим! Ему сохраняется победный венец.

Как прекрасен мир! Но полон он смерти, подобен цветку, развернувшемуся в весенний месяц: цветет, пока роса и дождь поддерживают в нем жизнь, а настал зной – и цвет увядает. Так смерть заставляет блекнуть ланиты и прекрасно сложенные члены разрушает во гробе. Даруй нам, Господи, прибежище и защиту в стране, где обитают праведные.

Светлее сияет рай, нежели солнце в мире сем, исполненном тьмы, и мысленные наши очи слишком темны для того, чтобы прозреть в обитель радостей, тьма распростерта в воздухе, и они не видят в высоту. Поэтому сыны земли смотрят всегда только на землю. Свет лучезарнейший солнца, озари меня во мраке гроба!

Мир объюродел в чадах своих. Они грешат, мятутся, обуреваются собственными своими волнениями. Сколь же многие из них кружатся, не зная покоя, собирают себе терния для огня! Нечестие надменно отверзает свои уста, истина безмолвствует. Беззаконие витийствует, а правда скрывается. Только смерть заставляет умолкнуть всех вступивших в мир. Блажен, кто совершил в нем путь и не погряз!

Мир многобурнее мятущихся волн, сильнее возмущается грехами, нежели море ветром. Бывает время, что воды морские спокойны, – именно же, когда ветры сокроются в свои логовища. Но в мире непрестанно мятутся волны вожделений, и ветер обмана дует в двери судей его. Впрочем, близок день, в который он стихнет. Блажен, кто совершил в нем путь и не впал в его сети!

Волнуется и мятется беззаконие, совершаемое в мире – этом жилище скорбей. Сильнее волн свирепеют в мире распаленные похоти, тенета и сети опутывают служащих ему, грехи и беззакония – вот их лукавые бремена. Но для добродетельных приближается время, когда корабль их упокоится в пристани.

Приятны времена и лета твои, мир, но они, как дым. Ты подобен летучему сновидению, и дни твои то же, что тень: вечер твой проходит скоро, и утро твое непродолжительно, наперерыв бегут часы твои к концу. Спеши, грешник, получить прощение, пока светит для тебя дневной свет.

Как привлекателен ты, мир! Но красотами твоими невозможно обладать взаправду, ибо ты – сонная мечта, ничто. Потому отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

С удивлением смотрел я на красоты твои и на то, что удовольствия и забавы твои так скоро проходят и исчезают, и отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Величественно и привлекательно убранство твое, великолепны одежды твои, но проходят, как исчезающая тень. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Боюсь тебя, мир, ибо, если буду любить тебя, подвергнусь осуждению, да и оставить тебя будет мне страшно. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Вот, кто вступает в тебя, чтобы приобрести в тебе что-нибудь, тот выносит из тебя бремя грехов, потому что богатство твое и дни твои – пар. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Горе тому, кто любит тебя и дает уловить себя твоими путами и сетями, ибо губит он душу свою, а тебя не приобретает. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Были в тебе исполины, сильные, славные, высокие, могучие. Где же они? Где? Поди, покажи мне их. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Ты губишь красоту дев, у матерей отнимаешь чад, похищаешь жилища у владеющих ими. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Даже мудрых обольщаешь ты сокровищами своими, свободных вводишь в обман лукавством своим, простодушных уловляешь коварством своим. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Ты – великое море, обуреваемое и возмущаемое ветрами и воздвизающимися волнами. Кто пускается в тебя, тот утопает. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Все сокровища и блага, какие есть в тебе, как и твои удовольствия и радости, исчезают и проходят, как ничто. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Пышные одежды горделивых царей и драгоценные венцы властелинов гибнут в тебе, как ничто. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Кто любил тебя – и не потерпел вреда? Кто обладал тобою – и не поруган? Кто ненавидел тебя – и не прославлен? Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Ты – источник всех зол для погрязших в тебе, и всякому воздаешь ты злом. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Ненавистен вид твой всякому, кто благоразумен, вредно обращение с тобою, лжива любовь твоя. Блажен, кого не осквернил ты. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Юношей и мужей, детей и старцев приманиваешь ты своими удовольствиями и оковываешь их, как цепями. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Кто любит тебя, тот в наследие от тебя получает бездну страданий и горя. А кто ненавидит тебя, тот наследует жизнь. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

В тебе запустевают дома обладавших ими, супруг ты делаешь вдовами, рождающих бесплодными. Отрекаюсь от тебя, лукавый мир.

Читайте в Писаниях и научитесь, братия мои: Мир проходит и обращается в ничто (1Ин. 2, 17). Посему приготовим напутие для того непреходящего мира. Итак, отрекаюсь от тебя, скорогибнущий мир.

Велик и любезен Богу, кто презирает преходящий сей мир и помышляет непрестанно о мире непреходящем. Отрекаюсь от тебя, скорогибнущий мир.

Хвала Благому! Его достояние – оба сии мира со всем, что есть в них; Его достояние – и сей преходящий, и тот непреходящий мир. Отрекаюсь от тебя, скорогибнущий мир.

Итак, возлюбленные, приобретем себе души наши, ревностно будем делать добро в сем преходящем мире – и наследуем жизнь в мире непреходящем. Отрекаюсь от тебя, скорогибнущий мир.

Принесем покаяние в преходящем сем мире и умудримся приобрести себе души наши, потому что у Бога есть другой мир. Будем бодрствовать, будем прилежны к

святым молитвам, чтобы в день воскресения с мудрыми девами встретить Жениха. Придите, братья мои, будем ревностны в посте, в молитвах, в чистой любви, чтобы вместе с постниками и благословенными праведниками взойти нам на небо и возлечь на вечере блаженств.

Кто переносит беспокойства в хождении за младенцем, как не мать, которая родила его? Кто переносит неправды мира, как не Господь его? Творцу легко переносить все тяжелое от тварей Своих, потому что если бы не захотел Он переносить, то и не сотворил бы тварей.

Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? (Ис. 49, 15). Но если и забудет женщина дитя свое, то Бог не забудет мира, сотворенного Им. Подвиглись естественные щедроты Его, и Он зачал и породил тварь; как младенец из матернего чрева, возник из воли Его мир. И вот, подъемлет и носит Он мир, как питающая молоком своим мать с любовью носит плод, порожденный из чрева ее.

Милосердый Отец родил нас и питает Кровью Сына Своего. Так мать дает сосцы свои детищу своему, чтобы напитать его. Младенец сосет грудь и приемлет от матери потребную для себя пищу. Сколько нужно ему, столько и всасывает в себя пищи из сосцов материнских. Младенец не умеет обратиться в другую какую-нибудь сторону и в другом где-нибудь месте искать себе пищи, а не у матери своей.

Также и мир от Тебя только, Творец, заимствует поддержание жизни, и никто не может дать ему пищу, кроме Тебя одного. Не нужно ему и просить, чтобы получить от Тебя поддержание жизни, потому что, и не прося, имеет у себя пищу. Не просьба младенца заставляет мать дать ему сосцы свои. Она дает ему сосцы свои, хотя младенец и не просит; питает его молоком, хотя не слышит молений его; держит его на персях, хотя и не просил он об этом прежде. Так Праведный дает просимое нами не ради молитвы нашей, но питает нас по собственным Своим щедротам, потому что сотворил нас.

Ночи подобен мир, и все события его – сонная греза, но душа погрязает в них и вводится в обман призраками. Как сновидение обманывает ночью, так мир обманывает своими обещаниями. Как сон обольщает душу призраками и видениями, так мир обольщает своими удовольствиями и благами. Обманчив бывает ночной сон; он обогащает тебя найденными сокровищами, делает властелином, дает тебе высокие чины, облекает в пышные одежды, надмевает гордостью и в мечтательных призраках представляет, как приходят и чествуют тебя люди. Но миновала ночь, сон рассеялся и исчез: ты опять бодрствуешь, и все те видения, какие представлялись тебе во сне, стали чистой ложью. Так и мир обманывает своими благами и богатствами; они проходят, как ночное сновидение, и обращаются в ничто.

Мир – владыка наш, сластолюбие наше – повелитель наш, постыдная любовь наша – мучитель наш, лукавый наш навык – истязатель наш, все восстает против нас. Ум наш помышляет только об удовольствиях, плоть наша вместе с нашей волей берется за все худое.

Кто может доказать, что постоянна ты, тенеподобная обитель наша? Лукавый в глазах наших один мир заменяет другим и старается уверить нас, что мир земной – истинное наше отечество. Детскому неразумию нашему показывает он тень, которая манит нас к себе и лишает нас Небесного Царства. Земными благами – этими временными цветами – похищает венцы у ратоборцев.

И на гладкой стезе доводит он до падения, и на чистом пути доводит до преткновения. И самым осмотрительным рассеивает множество преткновений, строит козни мужественному, которого не может преодолеть силой, и чем только может губит его. Так, ввел он в соблазн Давидово око, запял язык Моисеев.

Кто подклоняет ему рамена свои, на того налагает тяжкое иго. На грешника налагает великое ярмо, на праведника – малую неправду, чтобы и того, кто соблазнит, по Писанию, одного из малых сих (Мф. 18, 6), ввергнуть в море, из которого невозможно спастись. В надменных утверждает он гордость, чтобы не освобождались от высокомерия.

Он соблазняет язык судей и слух их, чтобы не внимали доброму. И совершеннолетний говорит лукаво, и малолетний хвалит превратно. Многие годы молчало пророчество, потому что молчал и не обличал Исаия. И если праведник погрешил тем, что молчал, то сколь же преступен тот, кто хвалит неправду?

Иисус умер для мира, дабы никто не жил для мира, и находился в теле, прибитом ко Кресту, то есть чтобы никто не держал в роскоши (своего) тела. Умер Своим телом для нашего мира, чтобы Своим телом оживить нас для Своего мира. Умертвил жизнь плоти, чтобы мы не жили по плотски плотью. Стал учителем, не чуждым скорбям, но поучая собственным страданием; ибо Сам сначала изведал горечь, дабы научить нас, что человек может сделаться учеником Его не через имя, но посредством страданий. Поскольку Сам Он есть широкое место, пространство которого достаточно было для (обитания) всей полноты (Божества) телесно (см. Кол. 2, 9), то сделался тесным, чтобы воспрепятствовать становиться учениками Его тем, которые хотели бы сделаться учениками Его по притворству. Мудрость, которую показал во всем, дал также и нам. Иное дело – вопрос о Том, Кто явился в мире, и иное дело – рассуждение о том, Кто был в явившемся. В мире был Тот, Кто выше мира.

Слово истины пришло в мир и по Своей истине, насколько касается нас, научило нас, чтобы мы ходили Его путем. Врата, – говорит, – тесны (Мф. 7, 14). Приняв человеческое естество, Господь преобразовал Себя, дабы мы не отвращались от Него, и вступил в дом мира пленителем его. С другой стороны, отверг строй жизни по миру, дабы он не удержал Его в сем мире. И во Мне, – говорит, – не имеет ничего (Ин. 14, 30). Но мир, конечно, и на малое время не мог задержать жизни Его, потому что страсти его в то короткое время, когда Он явился, уже состарились и как бы по причине ветхости стали разрушаться, а вместе с ними и тот, кто царствовал через них и хотел связать ими все тела. Господь облекся телом и сделал бессмертными те тела, которые облечены были смертью. Обнажение тела Его на Кресте есть обнажение смерти нашей, и положение тела Его во гроб есть пленение жизни, которая от мира. Ни наслаждения мира сего не ослабили нас, ни величие зрелища его не ослепило нас. Ни сладость даров его не уловила нас, ни пышность плясок его не увлекла нас. Петля козней его не овладела нами, и смертоносное копье его не властвовало в нас, которые познали преследователя и разрушителя его.


Вам может быть интересно:

1. Симфония по творениям святителя Димитрия Ростовского – Мир Сей святитель Димитрий Ростовский

2. Симфония по творениям свт. Иоанна Златоуста – ДОМ святитель Иоанн Златоуст

3. Симфония по творениям святителя Василия Великого – Невеста святитель Василий Великий

4. Симфония по творениям свт. Тихона Задонского – Мир сей святитель Тихон Задонский

5. Симфония по творениям святого праведного Иоанна Кронштадтского – МИР СЕЙ праведный Иоанн Кронштадтский

6. Симфония по творениям святителя Игнатия епископа Кавказского и Черноморского – БРАНЬ (См. также ДЕЛАНИЕ) святитель Игнатий (Брянчанинов)

7. Симфония по творениям святителя Тихона Задонского – ИДЕАЛ схиархимандрит Иоанн (Маслов)

8. Симфония по творениям святителя Григория Богослова – Желание святитель Григорий Богослов

9. Всеобъемлющее собрание (Пандекты) Богодухновенных Святых Писаний – Слово 41. О воровстве преподобный Антиох Палестинский

10. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том V – Иродиада профессор Александр Павлович Лопухин

Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс