святитель Епифаний Кипрский

На восемьдесят ересей Панарий, или Ковчег

 Книга 3, Отделение 1Книга 3, Отделение 2Книга 3, Отделение 3 

Книга 3

Отделение 2

Во втором отделении той же третьей книги, а по вышесказанному счету числа отделений – в седмом, каковое отделение есть и конец всего творения, содержатся четыре ереси:

1. Димириты, исповедующие несовершенное вочеловечение Христа. Из них некоторые дерзнули называть тело единосущным Божеству, а некоторые отрицали, что Христос воспринял душу, некоторые же, опираясь на изречение: «Слово плоть бысть» (Ин.1:14), отрицали, что Он принял плоть от созданной плоти, то есть, от Марии, но упорно говорили одно, что «Слово плоть бысть»; напоследок же по какому соображению, не знаю, начали утверждать, что Он не воспринял ума.

2. Антидикомарианиты, говорящие, что Святая Мария Приснодева, после рождения Спасителя, сожительствовала с Иосифом.

3. Коллиридиане, во имя той же Марии приносящие в один назначенный день года некоторое печенье (коллириду), каковым мы и дали название Коллиридиан.

4. Массалиане, что значит молящиеся. К ним примыкают и из прежде бывших еллинских ересей так называемыя Евфимиты, Мартириане и Сатаниане.

Это есть и оглавление седмаго отделения и конец трех книг. Всех же ересей вместе 80. А на конце третьей книги, отделения же седмаго в заключении присоединены: исповедание веры Кафолической церкви, защищение истины, проповедь Евангелия Христова и образ Кафолической и Апостольской церкви, которая, от века существуя по преемству времен, яснее всего открылась в пришествии Христа во плоти.

Против Димиритов, так названных некоторыми, исповедующих несовершенное вочеловечение Христа, ересь пятьдесят седмая, а по общему порядку семдесят седмая

Глава 1

Вслед за вышеисчисленными, из предубеждения некоторых произошла на свет еще одна трудная для нашего понимания и чуждая вере ересь, не могу сказать, по какой причине, но разве лишь потому, что попустил ее непрестанно возмущающий человеческую природу и воюющий против нея диавол, который влагает горький яд свой в прекрасно приготовленныя яства и таким образом как бы к меду подбавляет горечь и притом чрез некоторых дивных по высоте жизни и непрестанно восхваляемых за православие людей. Это есть дело его, позавидовавшаго от начала отцу нашему Адаму и враждующаго со всеми человеками, как сказано кем-то из мудрецов, что зависть всегда враждебна великой благоуспешности70. Так и здесь чрез великих мужей он ввел некоторыя заблуждения, дабы не оставить нас и Святую Божию Церковь безпечальною, но непрестанно тревожимою и воюемою. Ибо некоторым, и от нас изшедшим, и притом в великой почести бывшим, всегда возвеличиваемым похвалами и среди нас, и среди всех православных, угодно было отрицать ум во Христе, во плоти пришедшем, и говорить, что пришедший Христос, Господь наш, принял плоть и душу, ума же не принял, то есть не соделался совершенным человеком. Не умею сказать, что из этого привнесли они для человеческаго рода, или от кого из прежде их бывших научились сему, – что полезнаго приобрели они от сего, или даровали нам и своим слушателям, и святой Божией Церкви, кроме того, что произвели в нас смятение и разделение, скорбь и потерю сладости взаимнаго согласия и любви. Ибо, оставив последование Божественным Писаниям, правоту и исповедание незлобия, пророческую, евангельскую и апостольскую веру, они привнесли к нам софистическое учение и баснословное, а вместе с ним и множество бедствий, исполняя на самих себе сказанное: «отступят некоторые от здраваго учения, внимая баснем и тщегласиям» (ср. 2Тим.4:3–4, 2:16).

Глава 2

Старец и досточтимый, всегда возлюбленный для нас и для блаженной памяти папы Афанасия, а равно и для всех православных, Аполлинарий из Лаодикии, вот кто в начале измыслил и принес это учение. И в начале слыша сие от некоторых из наученных им, мы не верили, подлинно ли он, будучи таким мужем, пустил на свет это учение, терпеливо ожидая с надеждою до тех пор, пока не узнаем дела в точности. Мы говорили, что пришедшия к нам от него чада, не разумея глубины учения такого ученаго и мудраго мужа и учителя, сами от себя измыслили это, не наученныя от него, так как между самими пришедшими к нам было много разномыслия. Ибо некоторые из них дерзали говорить, что Христос принес тело свыше; эти странныя мнения, оставаясь в уме человеческом, делают неимоверные успехи. Другие из них отрицали и то, что Христос принял душу. Некоторые же дерзали называть даже и тело Христа единосущным Божеству. И привели в великое смятение верхния страны, ради чего явилась нужда созвать собор и анафематствовать таковых. Но были составлены и памятныя записи, списки с коих были посланы блаженной памяти папе Афанасию. В виду этих памятных записей и сам блаженный вынужден был написать послание против говорящих таковое с грозными словами, послав оное к почтеннейшему епископу Епиктиту, потому что сей просил его о том, дабы дать ответ произведшим смятение. Ясно написавши о вере в сем послании, сам блаженный и объявил еретичествующими утверждавших сие и производивших смятение. С каковаго послания список я счел нужным предложить здесь в целости. Вот он:

Афанасий, епископ Александрийский к Епиктиту, Епископу Коринфскому.

Глава 3

Я думал, что всякое суесловие всех, сколько ни есть еретиков прекращено собором, бывшим в Никее: ибо исповеданная на нем отцами на основании Священных Писаний вера достаточна для ниспровержения всякаго нечестия и для утверждения благочестивой веры во Христе. Посему и ныне, когда были различные соборы в Галлии, Испании и великом Риме, все сошедшиеся, общим решением, как бы движимые единым духом, анафематствовали еще скрывавшихся и мысливших подобно Арию, разумею Авксентия Медиоланскаго, Урсакия, Валента и Гаия из Паннонии. И по причине того, что таковые придумали себе названия соборов, они написали повсюду, чтобы не именовался ни один собор в кафолической Церкви, кроме бывшаго в Никее, торжествующаго над всякою ересью, в особенности же Арианскою, ради которой тогда по преимуществу он и созван был. Итак каким же образом еще и после этого некоторые покушаются вступать в споры или изыскания? Если они из Ариан, то нет ничего удивительнаго, если клевещут на написанное против них, так как когда и Еллины слышат, что «идолы язык сребро и злато, дело рук человеческих» (Пс.134:15), они считают безумием учение о сем Святаго Духа. Если же они из тех, которым кажется, что они право веруют и любят раскрытое отцами, то таковые, желая все ниспровергать своими изысканиями, делают не иное что, как, по написанному, «напаяют подруга своего развращением мутным» (Авв.2:15) и вступают в словопрения «ни на куюже иную потребу, как только на разорение неиспорченных» (2Тим.2:14).

Глава 4

Так пишу это, прочитав присланныя твоим благочестием памятныя записи, чего я не должен был бы писать, дабы не было о сем даже и памяти в потомстве. Ибо кто когда-либо слышал что либо подобное? Кто научил, или научился? «От Сиона бо изыдет слово Господне и закон Божий из Иерусалима» (Ис. 2:3). А сие откуда изошло? Какой ад изрыгнул слово о том, что тело, воспринятое от Марии, единосущно Божеству Слова? или что Слово превратилось в плоть и кости, в волосы и в целое тело и изменилось в собственном естестве? И кто вообще из христиан слышал, чтобы Сын носил тело призрачно, а не по естеству, или кто был столь нечестив, чтобы говорить и думать, будто самое Божество Его, единосущное Отцу, было обрезано, и что от совершеннаго произошло несовершенное, и что пригвожденное на древе было не тело, но сама сущность зиждительная для всякаго естества? Кто, слыша, что Слово не из Марии, а из своей сущности претворило Себе страстное тело, назвал бы христианином говорящаго сие? И кто измыслил это беззаконное нечестие, чтобы придти к мысли и сказать, будто утверждающий рождение тела Господня от Марии мыслит в Божестве уже не Троицу, а четверицу? Разсуждающие так говорят как бы то, что плоть, в которую облекся Спаситель от Марии, принадлежит к сущности Троицы. Откуда изрыгнули некоторые еще и то нечестие, подобное вышесказанному, чтобы утверждать, что тело не моложе Божества Слова, но всегда было совечно ему, поелику состоит из самой премудрости? Каким же образом дерзнули так называемые христиане сомневаться и в том, что произшедший от Марии Господь есть Сын Божий по существу и естеству, а по плоти от семени Давидова и от плоти святой Марии. Кто были настолько дерзкие, чтобы говорить, что Христос, пострадавший плотию и распятый, не был Господь и Спаситель, Бог и Сын Отца? Или каким образом хотят именоваться христианами говорящие, что Слово сошло на святаго человека, как бы на одного из пророков, а не Само соделалось человеком, принявшим от Марии тело, но что иной был Христос, а иной – Сын Божий, прежде Марии и прежде веков сущий Сын Отца? Или каким образом могут быть христианами говорящие, что иной есть Бог и иной – Слово Божие?

Глава 5

Все сие различно сказанное в памятных записях имеет одну и ту же мысль, клонящуюся к нечестию. По причине сего разногласят и состязаются в борьбе между собою хвалящиеся исповеданием отцев, составленным в Никее. И я удивился терпеливости благочестия твоего и тому, что оно не остановило говорящих сие, но предложило им благочестивую веру, чтобы они или, послушав, успокоились, или, противореча, наименованы были еретиками. Ибо вышеупомянутое несказанно и неслыханно у христиан, но по всему чуждо апостольскаго учения. Посему-то я и открыл их учение, как сказано, вписав его в послание это, дабы и только слышащий о нем мог увидеть заключающуюся в нем срамоту и нечестие. И хотя во многом должно было бы обвинять и изобличать срамоту измысливших сие, однако же хорошо было бы и этим ограничить послание и ничего не писать более. Ибо столь явно открывающиеся недостатки открывать более и заниматься ими не должно, дабы людьми спорливыми они не сочтены были за сомнительные. Одно достаточно было бы отвечать на сие и сказать, что это не есть учение кафолической Церкви, и не так мыслили отцы. Но дабы и из совершеннаго молчания изобретатели зол не сделали себе повода к безстыдству, хорошо будет привести на память немногое от Божественных Писаний; ибо может быть хотя таким образом пристыженные они престанут от этих скверных измышлений.

Глава 6

Откуда вам пришло на мысль утверждать, что тело единосущно Божеству Слова? Начать с этого хорошо для того, чтобы, когда показана будет нетвердость сего, и все прочее оказалось таковым. Итак из Писаний нельзя вывести этого, ибо оне говорят, что Бог был в человеческом теле. Но и отцы, сошедшиеся в Никее, высказали, что не тело, а Сам Сын единосущен Отцу. И затем по Писаниям Он исповедуется, как произшедший из существа Отца, а тело – от Марии. Посему или отвергните собор в Никее и допускайте это, как еретики, или же, если хотите быть чадами отцев, не мыслите иначе, вопреки тому, что написали они. Ибо безразсудность такого мнения вам можно видеть из следующаго: если Слово единосущно телу, имеющему естество из земли, а Слово, по исповеданию отцев, единосущно Отцу, то и Сам Отец будет единосущен телу, из земли произшедшему. И за что еще вы упрекаете Ариан, говорящих, что Сын есть тварь, когда и сами говорите, что Отец единосущен тварям, и переходите к другому нечестию, утверждая, что Слово превратилось в плоть и кости, в волосы и нервы, и в целое тело и изменилось в собственном естестве? В таком случае благовременно сказать прямо и то, что Оно произошло из земли: ибо из земли естество костей и всего тела. Итак, каково же безумие ваше, если вы воюете и против самих себя? Говоря, что Слово единосущно телу, вы уравниваете одно с другим, а говоря, что Оно превратилось в плоть, вымышляете изменение Самого Слова. Кто же будет терпеть далее, когда вы даже и это только произносите? Вы уклоняетесь в нечестие более всякой ереси. Ибо если Слово единосущно телу, то излишнее упоминание о Марии и нужда в ней, так как тело могло быть вечно и прежде Марии, также как и Само Слово, если Оно, по вашему, единосущно телу. Какая была бы и нужда в пришествии Слова, если бы Оно или облеклось в единосущное Себе, или, изменившись в собственном естестве, соделалось телом? Ибо не Само Себя восприняло Божество, чтобы облечься и в единосущное Себе; но и не согрешило искупляющее грехи других Слово, чтобы, изменившись в тело, принести Себя в жертву за Себя Самого и искупить Себя.

Глава 7

Не так это; да не будет! «От семене Авраамова приемлет, – как сказал Апостол, – отнюдуже должен бе повсему подобитися братии» (Евр.2:16–17) и принять подобное нам тело. Для сего-то истинно послужила и Мария, дабы от нея Он принял оное и как собственное принес его за нас. И на нее указывал пророчески Исаия, говоря: «се Дева во чреве зачнет и родит» (Ис. 7, 14). За тем Гавриил посылается к ней не просто как к деве, но как к Деве, обрученной мужу, чтобы из самаго имени обрученнаго показать, Мария есть истинно человек. И о рождении упоминает Писание и говорит: «повит Его» (Лк.2:7) и ублажаемы были «сосца, яже Он ссал» (Лк.11:27). Принесена была и жертва, так как Рожденный разверз ложесна (ср. Лк.2:23–24). Все это были признаки раждающей Девы. И Гавриил не колеблясь благовествовал ей, говоря не просто: «раждаемое в тебе», дабы не думали, что тело отвне привводится в нее, но: «от тебя», дабы верили, что раждаемое произошло от Нея по естеству, так как и естество ясно показывает, что невозможно, чтобы тело девы нераждающей носило млеко, и невозможно, чтобы питаемо было млеком и свиваемо тело, не рожденное прежде естественным образом. Оно-то есть обрезанное на осьмый день; Его принял на руки Симеон; Оно стало отроком, возрасло, было десятилетним и достигло тридцатаго года (Лк. 2). Ибо не самое существо Слова, неизменное и непреложное, изменившись, было обрезано, как предполагают некоторые, так как Сам Спаситель говорит: «видите Меня, яко Аз есмь и не изменяюся» (Лк.24:39; Мал.3:6); а Павел пишет: «Иисус Христос вчера и днесь тойже, и во веки» (Евр.13:8); но в теле обрезанном, носимом, ядшем, утруждавшемся, пригвожденном к древу и пострадавшем было безстрастное и безтелестное Слово Бога. Это тело было положено во гроб, когда Сам Он «сущим в темнице духовом сошед проповеда», как сказал Петр (1Петр. 3, 19).

Глава 8

Что в особенности показывает безумие их, так это то, что они говорят, будто Слово обратилось в кости и плоть. Ибо, если бы это было, то не было бы нужды и в гробе. Тогда тело само собою сошло бы проповедывать находившимся в аде духам, ныне же Сам Он сошел проповедывать, а тело Иосиф, обвив плащаницею, положил на Голгофе (Матф. 27, 59), и чрез то всем показано было, что тело не было Словом, но было телом Слова. И это-то тело, воскресшее из мертвых, осязал Фома и видел на нем язвы гвоздиныя, которыя терпело само Слово, видя их прибиваемыми на собственном теле и, имея силу препятствовать, не воспрепятствовало: но и напротив, Само безтелесное, Оно усвояло Себе принадлежащее телу, как Свое собственное. Когда, например, тело Его биемо было слугою, то Он, как бы Сам страдая, говорил: «что Мя биеши» (Ин. 18:23)? И неприкосновенный по естеству, однако же говорил: «плещи Мои вдах на раны и лица Моего не отвратих от заплеваний» (Ис. 50:6). Ибо что претерпевало человеческое естество Слова, то, сосуществуя ему, Слово переносило на Себя, дабы мы могли причаститься Божеству Слова. И было нечто странное в том, что Он был страждущим и не страждущим; страждущим, потому что страдало собственное Его тело, и Он пребывал в самом страждущем (теле); – не страждущим, потому что Слово, будучи по естеству Богом, безстрастно. И Он был безтелесный в страстном теле, а тело содержало в себе безстрастное Слово, уничтожавшее немощи самаго тела. И Он делал это, и таковым был для того, чтобы, приняв наше и принесши оное в жертву, Самому умереть и потом, облекши нас Своим, дать Апостолу случай сказать: «подобает тленному сему облещися в нетление и мертвенному сему облещися в безсмертие» (1Кор.15:53).

Глава 9

И это было не предположительно только, как еще некоторые думали; да не будет! но так как Спаситель по истине соделался действительным человеком, то совершилось и спасение целаго человека. Ибо если бы Слово только предположительно было в теле, как они думают, а предположительно высказываемое есть призрак, то призрачным оказывается и то, что называется спасением и воскресением человеков, по учению нечестивейших Манихеев. Но спасение наше не было призраком и было спасением не одного тела, но по истине целаго человека, то есть души и тела в нем. И так тело Спасителя, принятое Им, по Божественным Писаниям, от Марии, было действительно человеческое и истинное. Истинным же было, поелику было тождественно с нашим: ибо Мария была сестра наша, потому что и все мы – от Адама. И пусть никто не усомнится в сем, вспомнивши о том, что написал Лука. Ибо после воскресения Христа из мертвых, когда некоторым казалось, что они видят не Господа в теле от Марии, но вместо Него созерцают духа, Он говорил: «видите руце Мои и нозе Мои и язвы гвоздиныя, яко Сам Аз есмь. Осяжите и видите: яко дух плоти и кости не имать, якоже Мене видите имуща. И сие рек, показа им руце и нозе» (Лк.24:39–40; ср. Ин. 20:25). Сими словами вместе с тем могут быть обличены и дерзнувшие сказать, что Господь изменился в плоть и кости; ибо Он не сказал: «яко же Мене видите сущаго плоть и кости», но: «имуща», дабы не думали, что Само Слово обратилось в оныя, но верили, что Оно имеет сие и прежде смерти и после воскресения.

Глава 10

Поелику это имеет за себя столь ясное доказательство, то уже излишне было бы касаться других доказательств и ими заниматься, так как тело, в котором было Слово, не единосущно Божеству, но по истине рождено от Марии, и Само Слово не обратилось в кости и плоть, но было во плоти. Ибо изречение Иоанна: «Слово плоть бысть» (Иоан. 1, 14) имеет такой же смысл, какой можно найти в изречении, подобном сему. Так у Павла написано: «Христос был по нас клятва» (Гал.3:13). И как не сам Он соделался клятвою (проклятием), но лишь потому сказано: «был клятвою», что Он воспринял за нас проклятие, так и плоть бысть не потому, что обратился в плоть, но потому, что за нас воспринял плоть и соделался человеком. И потому изречение; «Слово плоть бысть» равносильно изречению: соделался человеком, согласно сказанному у Иоиля: «излию от Духа Моего на всяку плоть» (Иоил.2:28). Не для безсловесных было это обетование, но для человеков, ради которых и Господь соделался человеком. Если же это изречение имеет такой смысл, то во всяком случае по справедливости сами себя осудят помыслившие, что плоть была сама от себя прежде Марии, и Слово прежде Нея имело человеческую душу и в Ней всегда пребывало прежде пришествия Своего. Но пусть престанут и говорящие, что плоть не приемлет смерти, но имеет безсмертную природу. Ибо если бы она не умирала, то каким образом Павел передал бы Коринфянам то, что и принял, «яко Христос умре грех наших ради, по писанием» (1Кор.15:3)? Каким же образом Он и всецело воскрес бы, если бы прежде не умер? И весьма постыдятся вообще допустившие мысль, что вместо Троицы может быть четверица, если говорить, что тело воспринято от Марии. Ибо если мы назовем тело единосущным Слову, то Троица остается Троицею, так как никакое чуждое Слово в нее не привносится, если же назовем воспринятое от Марии тело человеком, то, поелику тело по существу чуждо (Слову) и Слово в нем пребывает, необходимо оказывается, вместо Троицы, четверица, вследствие прибавления тела.

Глава 11

Так говорящие о сем не замечают, как претыкаются о самих себя; потому что если бы они и не говорили, что тело воспринято от Марии, но утверждали, что оно единосущно Слову, тем не менее, тем самым, в чем они лицемерят, чтобы не считали их так мыслящими, они и обличены будут по безумию своему, допуская четверицу. Ибо как Сын, будучи, по их мнению, единосущным Отцу, не есть Сам Отец, но называется Сыном, единосущным в отношении к Отцу, так и единосущное Слову тело не есть Само Слово, но иное в отношении к Слову; если же оно иное, то, по их мнению, Троица их будет четверицею. Ибо не истинная, действительно совершенная и нераздельная Троица приемлет прибавление, но ими измышленная. И каким образом могут быть христианами измышляющие иного помимо истиннаго Бога? Еще и в другом их мудровании можно видеть безумие их. Если на основании того, что тело Спасителя есть и в Писаниях называется принятым от Марии и человеческим, они думают, что вместо Троицы идет речь о четверице, с так называемым прибавлением в теле, то они весьма заблуждаются, творение приравнивая Творцу и предполагая, что Божество может принимать прибавление. И не разумеют они, что не для прибавления к Божеству «Слово плоть бысть», но дабы воскресла плоть; и произошло от Марии Слово не для того, чтобы сделаться лучшим, но дабы искуплен был человеческий род. Да и каким образом искупленное Словом и оживотворенное Им тело может сделать прибавление Божества оживотворившему его Слову? Напротив, самому человеческому телу сделано великое прибавление от общения и единения с ним Слова: из смертнаго оно соделалось безсмертным; будучи душевным, стало духовным, и из земли произшедши прошло чрез врата небесныя. Троица же и по принятии Словом тела от Марии есть Троица, не приемлющая ни прибавления, ни отделения, но всегда совершенная, и в Троице едино Божество познается, и таким образом в Церкви проповедуется единый Бог, Отец Слова.

Глава 12

В виду того же основания замолчат после того и говорившие некогда, что произшедший от Марии не есть Сам Христос, Господь и Бог: ибо если бы не Бог был в теле, каким образом произшедший от Марии тотчас же был назван Еммануилом, «еже есть сказаемо: с нами Бог» (Матф. 1, 23; ср. Ис. 7, 14)? Если бы Слово не было во плоти, то каким образом и Павел писал бы к Римлянам: «от нихже Христос по плоти, Сый над всеми Бог благословен во веки, аминь» (Рим. 9, 5)? Итак пусть исповедуют свое заблуждение прежде отрицавшие, что Распятый есть Бог, убеждаемые всеми Божественными Писаниями, особенно Фомою, который, после того как увидал на Нем язвы гвоздиныя, воскликнул: «Господь мой и Бог мой!» (Ин. 20:28). Ибо будучи Бог и Господь славы, Сын был в безславно пригвождаемом ко кресту и обезчещиваемом теле. Но тело страдало пронзенное на древе, и из ребр его истекла кровь и вода, а храм Слова был исполнен Божества. Посему-то солнце, видя Зиждителя своего претерпевавшим сие в подверженном поруганию теле, сокрыло лучи свои и омрачило землю. Само же тело, имея смертное естество, превыше естества своего воскресло ради Слова, в нем обитавшаго, стало свободным от естественнаго тления и соделалось облачением для Слова. Облекши же превысшее человека Слово, оно соделалось безсмертным. А о том, что некоторые измышляют и говорят, что как в каждом из пророков было Слово, так и на некотораго человека, родившагося от Марии, сошло Слово, разсуждать излишне, так как безумие их явно изобличает себя. Ибо, если Оно сошло таким образом, то для чего оно и Само родилось от Девы, а не от мужа и жены, как рожден и каждый из святых? Или, коль скоро Слово сошло таким образом; для чего не говорится и о смерти каждаго, что она была понесена за нас, а только о смерти Сего Одного? Если на каждаго из пророков сходило Слово, то для чего об Одном только произшедшем от Марии говорится, что Он пришел «единою в кончину веков» (Евр.9:26)? Или же, если Слово сходило на Него так же как и на прежде бывших святых, для чего все другие умершие не воскресли, а Один рожденный от Марии тридневно воскрес? Или еще коль скоро Слово сходило на Него подобно тому как на других, то для чего Один рожденный от Марии называется Еммануилом, как будто бы и тело рождено от Нея исполненным Божества? Ибо Еммануил толкуется: «с нами Бог». Или также почему, если бы Он сошел таким образом, когда каждый из святых ест и пьет, и устает, и умирает, не говорится, что он есть ядущий и устающий и умирающий, но говорится только об Одном родившемся от Марии? Ибо что терпело сие тело, о том говорится так, как будто это терпело Само Слово. И между тем как о всех других говорится только то, что они произошли или рождены, об Одном только рожденном от Марии сказано: «и Слово плоть бысть» (Иоан. 1, 14).

Глава 13

Из этого видно, что на всех других Слово сходило для пророчествования, но то же Слово, принявши для себя плоть от Марии, явилось человеком, будучи по естеству и по существу Словом Божиим, по плоти же от семени Давидова и от плоти Марии соделавшись человеком как сказал Павел (Рим. 1, 3; Гал. 4, 4 и др). Его и Отец указал на Иордане и на горе, говоря: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих» (Мф.3:17, 17:5). Сего Ариане отвергли, а мы признаем, покланяемся Ему, не разделяя Сына и Слова, но зная, что Само Слово есть Сын, чрез Котораго все произошло, и мы стали свободны. Посему мы и удивились, как вообще между нами возникла такая распря о сем. Но благодарение Богу, насколько огорчены мы были, читая памятныя записи, настолько же обрадованы концем их. Ибо возмущенные в своей вере удалились с согласием и помирились с исповеданием благочестивой и православной веры. Это-то и меня, прежде того много обдумывавшаго дело, заставило написать сие немногое, так как я разсудил, как бы от молчания не произошла вместо радости скорбь для подавших вам своим согласием повод радоваться. Итак прошу прежде всего твою благосклонность, а потом и слушателей принять сие послание с благою совестию, и если в нем чего-либо не достает для благочестия, исправить и раскрыть мне; если же что, как от простеца в слове, написано и несоответственно достоинству предмета и несовершенно, то признать это следствием нашей немощи в слове. Будьте здравы!

Дозде послание Афанасия.

Глава 14

Итак, когда приведено было нам и это послание, мы на основании слышаннаго нами от них или от других решились писать против них; и так как для всех стало ясно, что мы никого не оклеветали, то я примусь за опровержения их, дабы ни с какой стороны ни у кого не впасть нам в подозрение, как оклеветывающим братий наших, хотя я и до сих пор умоляю их исправить то, что кажется огорчающим нас, чтобы ни они нам не причинили вреда, ни мы им. Ибо мы часто и послов посылали к ним и увещавали и еще продолжаем увещавать прекратить любопрение и последовать Божественному постановлению апостолов и евангелистов, и отцев, и исповеданию веры простой, твердой, непоколебимой и правдивейшей во всем.

А между тем иные говорили нам в слух, что не эту нашу плоть и не подобную нашей, принял Господь пришедши, но инаковую сравнительно с нашею. И о если бы они говорили это к славословию и похвале! И мы сами говорим, что тело Его было свято и непорочно: ибо «Он греха не сотвори, ни обретеся лесть во устех Его» (1Пет. 2:22). Это ясно всякому благочестиво говорящему и мыслящему о Христе. Впрочем, хотя мы и говорим, что непорочное тело Его, которое Он принял, тождественно с нашим, однако же это самое тело у нас согрешивших много ниже и хуже, не потому чтобы оно было совсем непохоже на Его тело и инаково, а по причине прегрешений и грехопадений наших; потому что не иное тело принял Господь и иное имеем мы, но то же самое тело в Нем сохранилось и пребыло непорочным.

Глава 15

Другие же из них и доселе влекомые любопрением и водимые странными мнениями, а не учением отцев, и не держась Главы веры, из Которой «все тело составляемо и счиневаемо осязанием и связями возращение Божие творит», как говорит Апостол (Еф.4:16), но может быть допустивши смутить свой слух внушениями некоторых чуждых людей, ближе подходящих к Валентину, Маркиону и Манихеям, сами более измышляют ложное, – как будто бы в честь Христа, – нежели истинствуют. Когда услышат от нас, что Христос имел наше тело, тотчас обращаются к собственным басням, соответственным их любопрению, говоря, что Он имел ногти и плоть, и волосы, и все другое не такие, какие имеем мы, но имел иные ногти и иную плоть, и все остальное не такого качества, как у нас, но инаковаго сравнительно с нашими; этими суетными словами, по примеру Валентина и других названных ересей, они лукаво как будто хотят воздать честь Христу. Когда мы станем признавать во Христе все совершенным, эти люди (обстоятельно написано о таковых, много заботящяхся и ничего не делающих), пугая умы людей неиспорченных, тотчас говорят: итак Он не имел нужды в обычном для плоти, т. е. в отхожем местоиспражнении и другом? Это для них кажется мудрым, но оказывается опасным и вообще пустословием, как говорит пророк: «кто бо изыска сия из рук ваших?» (Ис.1:12). Ибо о ком из святых и пророков, конечно бывших людьми, а не богами, и евангелистов и прочих, состоявших из души и тела, бывших без всякаго сомнения, подобными нам, писано было что-нибудь относительно подобных вещей? Не скорее ли о более досточестном засвидетельствовало Писание относительно святых, а тем более относительно Господа Христа?

Глава 16

Пусть скажут нам эти страшилища овец, пугалы голубей, гонители агнцев и стад Христовых, где питался Моисей в течении сорока дней? Где совершал естественныя отправления Илия при потоке Харафе, когда по повелению Божию он ел «заутра хлеб и мясо к вечеру» от приношения вранов (3Цар.17:6)? Странно было бы, если бы Писание говорило о сем, как и ныне странно изследовать о том. Да и что пользы в этом или какое приобретение? Это послужит разве лишь поводом к неверию со стороны предзанятаго мнения, при помощи пустословия и суетнаго развращения. Пусть скажут нам еще: каким образом Бог, когда восхотел, соделал то, что в течении сорока лет не росли волосы, ни ветшала обувь, ни изнашивались или не делались грязными одежды сынов Израилевых? Разве и они сошли с неба? Разве и они были боги? Но их не хвалят, но во многом они раздражали Бога. Не были ли они подобострастны нам? Но Бог хотел чрез это показать, что у Него и с Его попущения все может быть и не быть. А дабы с другой стороны кто-либо по причине совершавшихся между ними от Бога чудесным образом действий, то есть, что у них волосы не росли и одежды не ветшали и прочее, и «что хлеб ангельский яде человек» (Пс.77:25), не к ним самим отнес этих сверхъестественных действий, – для удостоверения нас в этом Божественное Писание говорит: «пусть каждый возмет себе железный рылец (лопатку) за пояс свой, да когда сядет на место, ископает им (яму) и закопает навоз свой, потому что народ свят и Господь обитает среди полка» (Втор. 23:13–14). К этому Евреи прибавляют еще сказание, что это типическое явление продолжалось у них лишь до некотораго времени, именно доколе Бог восхотел являть среди них это чудо, и что, хотя они ели и мяса, и перепелов, однако же им не приходилось иметь естественную нужду.

Глава 17

И если у Евреев ради славы отцев их или с обильным прибавлением вымысла или же и по истине это разглашается, хотя они и сами знали, что прославляемые ими были и люди, и тленные, состоявшие из плоти, крови и души, а не боги: то кто может снести, слыша от этих людей столь дерзкия речи о Христе, свыше пришедшем Слове Божием и Его преславном и истинном во плоти пришествии? В пришествии Его исполнилось сказанное: «искушенный по всяческим как человек, разве греха» (Евр. 4:15). Поэтому, хотя Он воистину имел нашу плоть, однако Ему возможно было и не делать того, что кажется для нас унизительным, а совершать то, что было досточестно и вполне приличествовало Божеству, подобно тому как и у сынов Израилевых не росли волосы и одежды не делались грязными; и это все случилось с ними, если верить преданию. А что Христос и одежды имел приготовленныя людьми, это несомненно, ибо «разделиша ризы Его и об одежде Его меташа жребия» (Ин.19:24; ср. Пс.21:19). Если же одежда была приготовлена людьми, то очевидно она была из шерсти и льна; а приготовленное из льна и шерсти было нечто бездушное и безчувственное. Но когда Он восхотел показать могущество Божества своего, то, преобразившись, явил «лице Свое яко солнце и ризы Свои белы, яко снег» (Мф. 17:2). Ибо Всемогущему все возможно для того, чтобы одним мановением и сверх ожидания даже и безчувственное и бездыханное обратить к славе и блеску, подобно тому как, например, было с жезлом Моисея и с обувью сынов Израилевых. Все также признают, что Апостолы были святые люди, что тела их тленны, как и наши, но нетленны ради обитавшей в них славы Божией. И одна тень Петра исцеляла всех приносимых немощных (Деян. 5, 15); также «главотяжи и убрусцы» из одежд Павла совершали чудеса (Деян. 19, 12).

Глава 18

И для чего эти люди так любопытствуют о Боге, построяя какия-то постыдныя предположения о том, о чем никогда никакой нужды не являлось в беседе ни у пророка, ни у евангелиста, ни у апостола, ни у другаго писателя? Но сколько в подобном роде ни говорили бы они и хотя бы сверх того измыслили тьмы худых речей, они не ниспровергнут отеческой веры нашей, истинно возвещающей Христа. Ибо Христос родился во плоти по истине от Марии Приснодевы чрез Святаго Духа, и тотчас по зачатии называется Еммануилом, что значит: «с нами Бог» (Матф. 1, 23). И уже не раждается вторично. Затем Отрок с Иосифом и Мариею бежал в Египет, поелику искали «души отрочате» (Матф. 2, 20), так как Он, будучи во плоти, мог быть убит. Но от волхвов Он принял поклонение, как истинный Бог, во плоти родившийся, и притом не призрачно. Возвратившись из Египта, Он по причине опасения Иосифа не взошел в Иерусалим ради Архелая, так как Отрок мог быть задержан и прежде времени потерпеть то, что Он имел потерпеть после. Кроме того Он был возбраняем от Иоанна (Мф.3:14), когда раб признал в Нем Владыку, что Он есть воистинну Бог вочеловечившийся; но Владыка не принял от Своего раба чести в тех видах, дабы «исполнить всяку правду» (Мф.3:15) во плоти, в истинном и совершенном вочеловечении, оставляя нам в этом спасительный пример. К тому еще Он и утруждался от пути и не просто утруждался, но и «седяше» (Ин.4:6). Посему так как Он истинно вочеловечился, то взывал, говоря: «приидите вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы» (Матф. 11, 28), дабы показать, что Божество Его достаточно сильно для того, чтобы упокоить все множество населяющих мир, к Нему приходящих. И искушаем Он был от диавола и пробыл сорок дней не евши и не пивши (Матф. 4, 2), дабы показать, что Божество Его ни в чем не нуждается. Ибо Он терпел, не испытывая чувства голода, как напротив бывает у вас с человеком воздерживающимся философски, стесняющим себя и делающим над собою усилие; а у Христа это было без всякаго лишения, по причине истиннаго Его Божества. Но «последи, – говорит Писание, – взалка», дабы показать истинное вочеловечение Божества, допускавшаго человечеству быть причастным благословным и истинным нуждам для того, чтобы истинная последовательность действий Божества не уничтожала истиннаго человечества. Равным образом и при смоковнице Он взалкал (Мф.21и Мк.11:12) и «сотвори истинное брение» (Ин.9:6). Но изрек слово к смоковнице, как Бог, и оно сбылось (Мф. 21и Мк.11: 20). И на корабле запретил ветру, и он престал (Лк.8:24). Чрез плюновение и брение, словом Своего Божества и плюновением Своего человечества и еще брением, подобно тому как было при сотворении Адама, даровал слепорожденному недостававший член; поелику в Нем было все совершенно; страдал Он во плоти, в Божестве же был безстрастен, доколе не возстал из мертвых, уже совсем не страждущим и совсем ктому не умирающим (ср. Рим. 6, 9).

Глава 19

Если же некоторые, по той причине, что Он принял тело не от семени мужескаго, сочтут это тело инаковым, не совсем сходным с нашим телом; то на сие должно сказать, что коль скоро признано, что оно произошло от Марии, так оно было уже наше, ибо и Мария не иною была в отношении к телу, чем мы. И Адам не от семени мужескаго произошел, но из земли создан; но потому, что он был от земли, а не от семени мужескаго; он вовсе не был инаковым с нами по телу. Ибо и мы от него рождены и не отличны от него по телу, хотя и рождены от семени мужескаго и ложесн жены. Но некоторые, часто об этом мудрствовавшие и содержавшие это в уме, уклонялись от предмета, а еще некоторые из них же самих, которые приходили к нам, во многом другом пустословя, клеветали на мужа прославляемаго великими похвалами71, и как я думаю, или по простоте, или по непоследовательности, или выходя из своих собственных границ и разглашая слышанное от него, произвели смятение, действительно сильнее, чем должно было ожидать. Но об избытке пустословия их мною достаточно сказано доселе, так как читатели понимают, что мы делали это ни из зависти, ни из ненависти к упомянутому мужу. Мы даже умоляем его не отделяться от Христовой церкви и от всей сладости братскаго общения, но отложить упорство в любопрении об этом учении и обратиться к лучшему согласно сказанному: «обратися, обратися Сунамитино72, обратися и узрим в тебе» (Песн.6:12). Однако же возвращусь снова к предмету, как того требует последовательность.

Глава 20

Он не только сам не желает учить о совершенном во плоти пришествии Христа, но и других отторгает от спасения, внушая страх и говоря, что не должно учить, что Христос воспринял совершенное человечество, будто на основании сказаннаго: «приемляй кроткия Господь» (Пс.146:6). Но ничего нет удивительнаго, и никакой разницы никто не может показать в том, чтобы сказать, что Господь воспринял плоть или что Он принял совершенное вочеловечение, или же, как это часто бывает между нами, употребить какия-либо другие подобозначущия выражения. Ибо «приемляй, – сказано, – кроткия Господь» и: «восприят меня от стад овчих» (Пс.77:70) и: «взятся» (Деян. 1, 9) и: «рекоста два мужа: мужие Галилейстии, что стоите? Сей вознесыйся от вас» (Деян.1:11; ср. 1:10)73.

И совершенно никакой разницы не имеет слово «воспринять» в выражениях: «воспринял», или: «принял», или: «воспроизвел» в Себе Свое человечество. Этим выражением не испугают нас желающие возставать на людей простых. Так должно говорить и да не подумает кто-либо, что мы клевещем или насмешливо говорим эти слова о таком предмете. Ибо я часто сомневался писать об этом, дабы кто-либо не подумал, что мы возстаем против него по вражде: потому что никто ничем не повредил нам, говоря по-человечески, и не похитил чего-либо нашего в мире. Но уже имея в виду не писать, я был вынужден самою истиною к писанию, дабы не пройти вниманием кого-либо из мысливших нечто противное вере; да и благочестивые читатели впоследствии увидят, что слово наше происходит не из-за мирской ревности. Напротив нам весьма много принес бы пользы этот муж, как в отношении мирском, так и по отношению к любви, если бы единомысленно во всем согласовался со святою Божиею церковию, а не вводил чуждаго учения. И так от него ли самого, или от учеников его иначе понятое ими учение его разглашается как бы мимоходом в таком виде и под таким предлогом, я этого не могу сказать. Но мы часто размышляли и приходили в изумление от того, что ради этого учения воздвигается ими столь упорная распря и борьба даже до смерти. И уже из этого мы узнаем, что вероятно с какою-либо и особою прикровенною мыслию разглашают они это учение.

Глава 21

Если кого из них спросить, то все они отвечают различно. Некоторые говорят, что Господь принял несовершенное вочеловечение и что Он соделался не совершенным человеком. Поелику же многими это не было принято, то они в последствии начали притворно скрывать это, как то мы узнали в точности из уст их. Когда мы были в Антиохии, нам случилось быть у главнейших из них, между которыми был и епископ Виталий, муж благоговейнейший в жизни, по поведению и обращению. И когда мы говорили с ним, советуя и увещавая согласоваться со святою Церковию в веровании и оставить спорное слово, то Виталий отвечал: что же такое между нами? – Он имел раздор с некоторым мужем уважаемым и знаменитым, епископом Павлином, равно и Павлин с Виталием, вызванным нами. Итак мы желали обоих их привести к миру; потому что обоим им казалось, что они проповедуют православную веру, и каждый имел раздор по одному поводу: Виталий поносил Павлина за какое-то учение будто бы Савеллианское. Посему, когда мы прибыли туда, то удерживались совершеннаго общения с Павлином до тех пор, пока он не переубедил нас в том с помощию письменнаго изложения веры, которое составил еще прежде в виду защиты себя пред блаженной памяти Афанасием. Он принес и передал нам список с него с подписью, сделанной рукою самого блаженной памяти отца нашего Афанасия, содержащий в себе ясное учение о Троице и вместе о смысле вочеловечения Христа, каковое изложение я привожу ниже. Вот оно:

Список с исповедания веры, писаннаго рукою Павлина епископа.

Глава 22

Я, Павлин епископ, так мыслю, как принял от отцев, что есть и ипостасно существует Отец совершенный, и ипостасно существует Сын совершенный, и ипостасно существует Дух Святый совершенный. Посему приемлю и предписанное толкование о трех Ипостасях и единой Ипостаси или Сушности, и тех, которые так мыслят: ибо благочестиво мыслить и исповедывать Троицу во едином Божестве. И о бывшем ради нас вочеловечении Слова Отчаго так мыслю, как предписано, то есть, что согласно с Иоанном, «Слово плоть бысть» (Иоан. 1, 14), и несогласно с нечестивцами, говорящими, что Он потерпел изменение, но что ради нас Он соделался человеком, будучи рожден от святыя Девы и Святаго Духа; ибо не бездушное и не безчувственное, и не лишенное ума тело имел Спаситель.

И рукою епископа Афанасия приписано: ибо и невозможно было, чтобы тело Господа, ради нас соделавшагося человеком, было лишено ума. Посему я анафематствую отвергающих исповеданную в Никее веру и неисповедающих Сына произшедшим из существа Отца, или единосущным Ему. Анафематствую и говорящих, что Дух Святый есть тварь, произшедшая чрез Сына. Еще же анафематствую ересь Савеллия и Фотина и всякую другую, последуя вере, изложенной в Никее, и всему предписанному.

Конец исповедания веры.

Глава 23

Говорили мы также и брату Виталию и единомысленным с ним: что скажете и вы? Если есть что-либо между вами, исправьтесь. Он же отвечал: пуст они говорят. И они сказали, что не учат о том, что Христос соделался совершенным человеком. Но он тотчас ответил: да, мы исповедуем, что Христос принял совершенное человечество. Это было удивительно для слышавших, и они исполнились радости. Но мы, зная смысл таких, прикрытых благовидным предлогом речей, привлекавших к себе умы братий наших, настаивали на точности, вопрошая: в собственном ли смысле принявшим плоть исповедуешь ты Христа? Он отвечал: да. – А принятие плоти от святыя Девы Марии без семени мужа и чрез Святаго Духа? – Он и это исповедывал. В действительности ли сошедший на землю Бог Слово Сын Божий принял от Девы плоть? – Он с твердостию согласился и на это. И тогда мы были в великой радости, потому что от некоторых, пришедших к нам в Кипр и раньше упомянутых чад мы услышали, что принятие плоти от Марии ими не всецело исповедуемо было. Когда же сам этот благоговейнейший муж исповедал, что Господь наш Иисус Христос восприял от Марии плоть, то он еще был нами спрошен о том, принял ли Он и душу. Он и на это с одинаковою твердостию соглашался, что говорить иначе не должно, но во всем истинствовать: ибо пишущему людям об истине должно весь ум свой направлять к тому, чтобы иметь пред очами страх Божий и ничего вымышленнаго не примешивать к благовествованию Писания.

Глава 24

Итак Виталий исповедал, что Христос принял и душу человеческую; ибо он говорил: да, Христос был совершенный человек. За тем, после того как мы вопросили его о душе и плоти, вопросили и о том, принял ли пришедший Христос ум? Но отрекся он тотчас, говоря: нет. Потом мы к нему обратились с вопросом: как же ты говоришь, что Он соделался совершенным человеком? И он открыл пред нами собственный смысл своего разумения; мы говорим, сказал он, что Он есть совершенный человек, приписывая Ему вместо ума Божество, и кроме того плоть и душу, дабы Он был совершенным человеком, состоящим из плоти, души и Божества, полагаемаго вместо ума. Когда таким образом обнаружилось любопрение его, мы много о сем разсуждали и доказывали от Писания то, как должно исповедывать, именно, что Бог Слово принял все совершенно и все домостроительство совершил в плотском пришествии и по воскресении из мертвых соединил плоть с Божеством в совершенстве, так что имеет ее не иную, но всю славно одухотворенную, соединенною в себе с собственным Божеством, при чем все совершенство завершается в одном Божестве, и ныне Он седит на небе одесную Отца на престоле славы Его вечнаго господства и царства. После всех этих прений мы встали, не убедившись ни с той ни с другой стороны по причине оказавшагося упорства в прении. И нами замечено было, что речь их шла не об одном уме, но что кроме ума у них была мысль и о другом: ибо некогда они не признавали и того, что Христос принял душу. Но когда мы возражали и говорили: что же есть ум? Думаете ли вы, что Он есть ипостась в человеке? Итак человек многоразличен? Тогда некоторым подумалось, что ум есть дух, который в Божественном Писании всегда приписывается человеку. Когда же мы показали, что ум не есть дух, так как Апостол ясно говорит: «воспою умом, воспою духом» (1Кор. 14, 15): то по этому поводу было много речей; но мы не могли убедить их, любящих споры.

Глава 25

За тем, когда мы еще говорили некоторым: что же? Утверждаете ли вы, что ум есть ипостась? А из них некоторые говорили, что он не есть ипостась от того, что мы убедили их в том, что не должно думать, будто он есть и так называемый дух человека, по причине сказаннаго: «воспою умом, воспою духом», и когда они не имели ничего сказать на это, тогда мы начали говорить: если ум не есть ипостась, но движение всей нашей ипостаси, а Христа вы называете с этой стороны умом: то вы вымышляете Христа не ипостаснаго и только на словах и призрачно допустившаго явление пришествия Своего во плоти. На это они не могли дать ответа. И тогда весьма печальным соделалось для нас положение наше; потому что между вышепоименованными и достойными хвалы братиями посеяны такия любопрения для того, чтобы вышеназванный враг человеческий диавол всегда производил между нами раздоры. И по таковой причине, братия, является великий вред для мысли; потому что если бы сначала не возбуждалось о том речи, все бы было бы весьма просто. Что полезнаго принесло это нововведение миру, или Церкви? Не принесло ли оно, напротив, вреда, породивши ненависть и смятение? Как только это учение появилось, оно стало опасным; ибо не к лучшему пути спасения ведет оно. Потому что если кто не только в этой, но и в какой-либо несравненно менее важной части не исповедует истины, то это есть уже отрицание (догматов веры), так как даже и в самомалейшем не должно отступать от пути истины. Так мы будем вести речь и против этого мнения, не желая ни отступать от образа своей жизни, ни оставлять правило святой Божией Церкви и ея исповедание. Ибо никогда, никем из древних не говорено было этого, ни пророком, ни апостолом, ни евангелистом, никем либо из толкователей до самых наших времен, и только в наше время вышло такое ухищренное слово из уст вышеназваннаго ученейшаго мужа (Аполлинария). А муж этот получил образование не случайное, начав его с наук предуготовительных и еллинскаго учения и искусившись во всяком диалектическом и софистическом искусстве, да и в других отношениях был по жизни честнейший, и у православных прибавал всегда в любви, будучи поставляем в числе самых первых до самаго проповедания этого учения. Он потерпел даже и изгнание за свое несогласие с Арианами. Но что мне говорить? Велика печаль наша и горестна жизнь, потому что диавол всегда обыкновенно досаждает нам, как я уже много раз говорил.

Глава 26

Итак начну вести речь о сем предмете, дабы, как я сказал, ничего не опустить из истины. Что пользы принесло нам отрицание ума во Христе, пришедшем во плоти? Если ваша мысль направлена вообще к тому, чтобы, так сказать, оказать услугу Господу нашему Иисусу Христу и Богу Слову и Сыну Божию, только чтобы мы не говорили о принятии Им ума, дабы не допустить мысли об умалении Его Божества: то гораздо более должно отдать предпочтение Манихеям, Маркионитам и другим еретикам, не желавшим усвоять Ему плоти, дабы не сделать этим умаления Божеству Его. Но не от человеческаго желания получает силу истина, а от управляющей ею Премудрости и не постижимаго домостроительства. Посему когда мы так исповедуем и учим несогласно с Манихеем (ибо не милость оказывает он, когда научает в похвалу Христа говорить, что Он не принял плоти, но еще более отпадает от истины, признавая призрачным пришествие Христа во плоти), то и в настоящем случае пустою заслугою пред Христом будет эта пошлая речь наших братий. Ибо и у них, и у нас исповедавие о плоти Христа правильно, если бы только они не хотели мыслить иначе, так как некоторые из них часто увлекались, вынуждаемые силою доказательств, и отрицали то, что Христос принял истинную плоть, а некоторые, как сказано было мною выше, дерзнули говорить, что плоть единосущна Его Божеству. Но об них мы не станем говорить, так как они изменили свое мнение и обличены были в таковой нелепости теми, которые между ними самими хорошо мыслят о плоти. Впрочем, во всяком случае отрицать этого не будет вероятно и сам благоговейнейший Аполлинарий.

Глава 27

Итак, если пришедшее на землю Слово приняло плоть от Марии воистину, не от семени мужа, но от Святаго Духа, и было воистину носимо во чреве и создало Себе тело, как Бог и Создатель первозданнаго человека и всего: то чрез это не умалилось пришедшее Слово, но пребыло в собственном неизменном естестве. Ибо, принявши плоть, Оно не подверглось изменению как единосущное Богу Отцу и не стало чуждым Отцу и Святому Его Духу. Итак если ясно исповедано, что Христос принял плоть и возрос, то Он уже не без души, – ибо все, что возрастает, кроме неподвижнаго, состоит из души и тела, согласно сказанному: «Иисус же преспеваше премудростию и возрастом» (Лук. 2, 52); здесь указывается на возраст по причине плоти, возрастание же, как я сказал, совершается в душе и теле. После же слов: «преспеваше возрастом», далее добавлено: «и премудростию». Но будучи Премудростию Отца, как мог Он преспевать в премудрости, если бы заключавший ее сосуд был чужд ума человеческаго? И если бы Он был без ума, как могла бы преспевать в душе и теле премудрость? Видишь ли, насколько насильственна мысль отвергающих ум? Но противник говорит: я отрицаю лишь то, что Он принял человеческий ум; поелику иначе мы признаем Его вожделевательным и раздражительным, так как мы имеем ум вожделевательный. Говоря вообще, много суетных помыслов у людей, как сказано: «сотвори Бог человека простым, разумным и сии взыскаша себе помыслов многих» (Еккл.7:29). Но если, допуская, что Он принял человеческий ум, будем приписывать Ему и относящееся до недостатков наших, то тем более признавая, что Он принял плоть нашу, мы, если поверим их речам, придадим Ему отчасти и умаление во плоти, чего да не будет! Таким образом как во плоти пришедшее на землю Слово не потерпело умаления, хотя и имело истинную плоть, так в уме не мыслило чего-либо неприличествующаго Его Божеству. Но пришедший во плоти Господь совершал все, что только было благословно для плоти, души и ума человеческаго, дабы не нарушить порядка истиннаго во плоти пришествия Своего. А благословным было: голод, жажда, утомление, сон, путешествие, скорбь, плач, негодование. Все это в порядке совершавшееся в Нем, являлось благословным в отношении к истинному во плоти пришествию Его.

Глава 28

Не написано, чтобы Он вожделевал худым пожеланием, а имел благия пожелания, как сказал: «желанием возжелех сию пасху ясти с вами» (Лк.22:15). Желание бывает не от Божества, и не от одной только плоти, также и не от души неразумной, но от совершеннаго человека, состоящаго из тела и ума, и всего, что является в человеке. Пришедшее Слово имело все это: тело, душу, и ум, и все, что составляет человека, кроме греха, кроме недостатков, согласно сказанному: «искушен быв по всяческим, как человек, разве греха» (Евр.4:15). Если же Он был искушен во всем, то стало быть все имело пришедшее Слово. Но хотя Он имел все, однако же это все не преобладало в Нем и Он соблюл все это непорочным, будучи совершенным Богом, рожденным от плоти и совершенно все наполнявшим; Он был как бы художником Своего всецелаго сосуда, при чем ни плоть не выделялась каким-либо несообразным действием, ни ум не был увлекаем каким-либо инаковым, подобным нашему, помыслом. Ибо и наш ум произведен не для того, чтобы нам грешить, но для того, чтобы из действий, направляющихся у нас в ту и другую сторону, усматривать совершенныя и различать делание правды от противоположнаго ей. Ибо ум «словеса разсуждает, гортань же брашна вкушает» (Иов.12:11, 34:3). Глаз примечает, а ум усматривает. Итак ум, от Бога нам дарованный, есть в нас способность зрения, вкуса и различения, и он часто не соглашается с тем, что всегда совершается, если не захочет человек. Плоть же всегда, во всем Писании осуждается за пребывающую в ней похоть. Впрочем вообще не самую плоть осуждает слово Писания, но осуждает лишь то, что совершается ею, как сказал Апостол: «вем бо, яко не живет во мне, сиречь во плоти моей, доброе» (Рим.7:18), по причине происходящаго от плоти. А чтобы опровергнуть мнение еретиков, дабы не думали они, будто для плоти потеряна надежда на воскресение из мертвых, он же говорит: «подобает тленному сему облещися в нетление, и мертвенному сему облещися в безсмертие» (1Кор.15, 53), дабы отвергающий дела плоти, которыя Писание обыкновенно называет плотию, не был сочтен за отвергающаго надежду воскресения плоти. Ибо злыя дела, в ней бывающия, он ясно осудил, самую же плоть назвал святым храмом в том, кто освятил плоть свою согласно написанному: «вера же чиста пред Богом и Отцем сия есть, еже посещати сирых и вдовиц в скорбех их, и не скверна себе блюсти от мира» (Иак.1:27). И в другом месте: блаженны соблюдшие плоть чистою74. Часто говоря против плоти, Писание научает нас, что от нея произрастают похоти и удовольствия, но против ума ничего не высказывает Писание, а напротив говорит: «воспою умом, воспою духом» (1Кор. 14, 15) и еще: «если воспою духом, то ум мой без плода есть» (1Кор.14:14). Видишь, что плод находился в нем, – в уме. И хотя бы плода не было, Апостол однако не поставил ума в числе грехов, а напротив заметил, что чрез него происходит плод.

Глава 29

Что же тут ослабляет силу Божества Господа нашего? Чем омрачили силу Его чрево святой Жены, ложесна Девы, исходы родов, объятия Симеона, привет Анны, ношение на руках Мариею, прикосновение блудницы, власы жены, касающиеся ног Его, или слезы, или положение во гроб? Ибо плащаница, обвившая тело Его, не подавила чистой и величайшей силы Его; еще во утробе бывший Иоанн взыграл, радуясь о пришествии к нему его Владыки, носимаго во чреве святой Девы. Родившись же и лежа в яслях, Он не сокрылся от лика Ангелов. Сонмы Ангелов посылаемы были сопутствовать пришествию Царя веков; воспевались победныя песни; среди пастырей возвещаем был мир. Что же омрачило силу Его? Еще когда Он был младенцем, на руках носимым, является знамение звезды от востока, за тем следует пришествие волхвов, поклонение и дароприношение, вопрошение царем книжников, ответ о Нем, исповедание. Все это и другое, что затем следовало, по Евангелиям, чем может быть противно Божеству Его? Какое прикрытие произвело в Нем, как это бывает с нами, принятие плоти? Он запрещает волнению и ветрам, и морю, и не удерживается плотию сила Божества Его, совершая то, что сообразно с природою Божества. И между тем как плоть представляет собою бремя и тяжесть, Он не задерживается тяжестию: ибо шествует по водам, как не изменный Бог, пребывающий во плоти, но неизменяемый от плоти. И взывает гласом: «Лазаре, гряди вон» (Иоан. 11, 43), не имея противодействия в Своей плоти, при чем и Божество не поработилось совершенному вочеловечению во плоти.

Глава 30

И многое мне можно было бы говорить. Христос возстает из мертвых, сокрушаеть запоры ада, взял и извел оттуда пленников, и тридневно воскресши в этой святой плоти, святой душе и уме и во всем сосуде, в соединении с Божеством явился совершенным человеком соединив человечество с Божеством Своим, после чего «смерть Им ктому не обладает» (Рим. 6, 9). Соединившись с Божеством, Он и грубое тело сделал тонким, входя дверем затворенным (Иоан. 20, 19), и по входе показывая плоть и кости, дабы явить спасительную силу Свою, утвердить надежду нашу на то, что все совершило пришедшее на землю Слово, и в этом самом теле славно вознесшись, возсело одесную Отца, не терпя препятствия от бремени, не пребывая и вне тела, но воздвигши тело духовное. Если наше тело «сеется в тление, востает в нетлении, сеется тело душевное, востает тело духовное» (1Кор.15:42, 44): то насколько более должно думать так о теле единосущнаго Сына Божия? Посему исполнилось сказанное: «не даси преподобному Твоему видети истления, и не оставиши души Моея во аде» (Псал. 15, 10). Это все сказано мною о совершенном Его вочеловечении, дабы не подумали некоторые, что Он, восприняв совершенную плоть, исполнял неразумныя требования плоти. Никто из благочестиво верующих не мыслит так о Нем и не говорит. Если же никто не думает о Нем, что Он совершал неразумныя дела плоти, то не должен думать и того, что Он творил неразумныя дела ума. А что совершенно вочеловечилось пришедшее Слово, это ясно. И если мы говорим: совершенно, то утверждаем, что не два Христа, не два Царя Сына Божия, но тот же самый есть Бог и тот же самый – человек, не как бы в человеке обитавший, но Сам всецело вочеловечился, не человек бывший и затем достигший совершенств Божества, но Бог, сошедший с небес и в Себе Самом воспроизведший собственное человечество, силою Божества Своего, как говорит Писание: «Слово плоть бысть». Сказано же: «Слово плоть бысть», дабы не подумали некоторые, что первым был человек, а Христос пришел в человека; поэтому Божественное Евангелие первым поставило Слово, а затем исповедало плоть, говоря: «Слово плоть бысть». Ибо не сказано: плоть стала Словом, дабы показать первым сошедшее с небес Слово, для Себя составившее плоть из ложесн святыя Девы и все человечество совершенно в Себе воспроизведшее; потому что хотя и сказано: «Слово плоть бысть», но это не значит, что Слово обратилось в плоть и таким образом Слово стало плотию или что Божество переменилось в плоть, но что вместе с Божеством пришедший Бог Слово принял собственное человечество.

Глава 31

«И преспеваше, – сказано, – Иисус возрастом и премудростию» (Лк.2:52). Не имея ума человеческаго, как Он мог преспевать, как уже сказано было мною, и как свидетельствует о Сем Слове святый Божий пророк Исаия, сказавший: «се уразумеет Отрок Мой возлюбленный, о Нем же благоволих» (Ис.42:1; ср. Мф.12:18, 3и др.)? Разве не видишь, что изречение: «уразумеет» относится к совершенному вочеловечению? Ибо никто не может разуметь, не имея ума; а на Божестве неисполнимо это, потому что не нуждается в разумении Божество, которое есть Само разум, и не нуждается в премудрости, как Само премудрость; но изречение: «разумеет» принимается об уме человеческом. Кроме того, каким образом Он алкал, скажи мне? Если бы Он был только плотию, то как мог помнить об алчбе? И если бы Он состоял из одной души и тела, – души, не имеющей разумной способности ума, мышления человеческаго, – разумею не худое, но направленное к благословной нужде, как приличествует Божеству, – то как Он мог алкать или помышлять об алчбе? Каким образом Он мог скорбеть, скажи мне, если душа Его не имела ума, или размышлять, если душа Его была неразумна, или если плоть была бездушна? Он не мог бы впадать ни в скорбь, ни в уныние. Есть и еще много такого, о чем размышляя, мы должны были бы ведать, что ухищренныя мудрования излишни и более поражают самих же желающих размышлять о том, что выше должнаго, и не умеряющих себя в меру, указанную нам в увещании, сделанном святейшим Апостолом, сказавшим, чтобы «не мудрствовати паче, еже подобает мудрствовати» (Рим. 12, 3).

Глава 32

Но нам противопоставляют некоторыя изречения Писания, как-то: «мы же ум Христов имамы» (1Кор. 2, 16), и говорят: видишь ли, что ум Христов иной, в сравнении с нашим? О, великая простота человеческая! Каждый опирается на то в Писании, на что хочет, и в чем желает казаться мудрым, в том более оказывается невеждою. Но хотя мы и «невежды словом, но не разумом» согласно сказанному (2Кор. 11, 6), и будучи очень посредственны, удивляемся таким людям, устремившим ум свой к наукам, однако же в мысли у нас является состояние недоумения относительно того, почему они принимают это изречение всецело за подтверждение своего вообще столь безплоднаго любопрения, между тем как на самом деле нет тут даже и вида какой-либо связи с таковым учением. Ибо «мы, – сказано, – ум Христов имамы». Что же такое Христос, должно спросить у них, или что такое ум Христов? Здесь, как оказывается, они думают, что иное есть Христос, а иное Божество Его. Если вместо ума они принимают Христа, а Христом называют одно во плоти пришествие Христа, то этим пытаются они вести нас еще к иному изысканию. Что Христос со времени плотскаго пришествия стал ясно именоваться Богом Словом и Сыном Божим, это очевидно. А если и предшествовали сему свидетельства о том, что Он называем был Христом и до пришествия во плоти, то после пришествия они исполнились, так как ни Божество не отделяется от имени Христа, ни во плоти пришествие и вочеловечение Его не именовалось без таковаго названия, как сказано: «да не речеши в сердцы твоем: кто взыдет на небо? Сиречь Христа свести: или кто снидет в бездну? сиречь Христа от мертвых возвести» (Рим. 10:6–7)? И еще Сам Он говорит: «да знают Тебе единаго истиннаго Бога и Егоже послал еси Иисуса Христа» (Иоан. 17:3). Слова: «послал еси» относятся к посланию свыше, но не должны быть отделяемы и от сказаннаго Петром: «Иисуса Назореа, мужа извествованна в вас чудесы, и знамении, Котораго помаза Бог Духом Святым» (Деян.2:22, 10:38), и тому подобное.

Глава 33

За тем любезнейшие братия наши, желая во все внести свои спорныя мнения, не без дерзновения проповедуют еще, что и Божество Его страдало, основываясь на изречении: «аще бо быша разумели, не быша Господа славы распяли» (1Кор. 2, 8). Некоторые из учеников Аполлинария, не разумея сего, как я думаю, и извергая вместе с другими заблуждениями и это, желают казаться мудрствующими. Я удивился бы, если бы сам он так говорил. Неудивительно, если Божественное Писание сказало, что Господь славы был распят. Ибо мы также исповедуем и Господа славы и в то же время Его во плоти пришествие; потому что нераздельно от Божества Его во плоти пришествие, так как и то, и другое предполагает для себя благословное основание, и все дело воплощения соединено у нас в одном домостроительстве и одном совершенстве. Христос проповедуется у нас и веруется, как способный к страданиям не как Сам по Себе пострадавший и не так, что Иной есть пострадавший и Иной есть Господь, равным образом не так, чтобы пострадало Божество; но так, что пострадал Господь наш Иисус Христос, между тем как Божество Его пребываеть неизменным и безстрастным, страждет во плоти и однако же остается безстрастным. Ибо если Христос умер за нас и умер действительно, то не Божество Его умерло, но Он умер во плоти, согласно сказанному: «умерщвлен быв плотию, ожив же духом» (1Петр. 3, 18) и еще: «Христу пострадавшу за ны плотию» (1Петр. 4, 1). Дивно Он исповедуется нами и пострадавшим воистину, и безстрастным воистину, так Божество Его не страдало по причине неизменности, безстрастия и единосущия со Отцем, страдала же плоть, но так, что Божество не разделено было во время страдания с человечеством Его; потому что и Божество, и человечество соприсутствовали, когда Христос страдал на кресте плотию, но пребывал безстрастным по Божеству, дабы мы имели оправдание уже не во плоти только, но в Божестве, и дабы в Божестве, и во плоти, в обоих вместе совершилось спасение наше. Ибо Христос для нас не есть простой человек, но Слово ипостасное, воплощенное и Бог, соделавшийся воистину человеком, так как мы имеем надежду не на человека, но на Божество, и имеем Бога не страждущаго, но безстрастнаго, однако же не без страдания соделавшаго спасение наше, но в смерти за нас и в принесении Себя Самого в жертву Отцу за наши души очистившаго нас в крови Своей, «раздравшаго еже на нас рукописание и пригвоздившаго е на кресте», как повсюду учит нас Писание (Кол. 2, 14; Евр.9:12, 26, 28 и мн. др).

Глава 34

И многое мне можно было сказать в подтверждение сего, если бы в том была нужда. В других местах, выясняя эту мысль о несомненном спасении нашем, мы также говорили, что как от окропления кровию являются крапины на одежде, при чем тело носящаго одежду не бывает омочено в крови, однако же окропление одежды вменяется не одежде, а человеку, носящему ее: так и страдание не на Божество падало, а совершилось в человечестве, однако же вменено было не одному человечеству, но, дабы в домостроительстве спасения не исполнилось изречение: «проклят всякий, иже надеется на человека» (Иер.17:5), вменено было и Божеству, хотя Божество не страждет, для того, чтобы спасение чрез Христово страдание святою Божией Церковию приписываемо было и Божеству. Но я опять опасаюсь, чтобы кто-либо из любящих гоняться за словами не захотел умозаключать более, чем сколько дает к тому возможности сделанное мною уподобление. Ибо и в Писании не всякая притча принимается в полном значении, как, например, «скимен львов Иуда» (Быт. 49, 9) принимается только в отношении к преимуществу силы и царственному положению животнаго, но не к безсловесности и хищничеству его. Так и в отношении к одежде не в смысле одевания и раздевания, но, во-первых, согласно сказанному: «в лепоту облечеся» (Пс.92:1), и, во-вторых: «облечеся в силу и препоясася» (там же), в чем исполняется слово святейшаго Апостола: что Он «ктому уже не умирает, смерть Им ктому не обладает» (Рим. 6, 9). Тогда как это имеет таковый смысл, братия наши желают в подтверждение своего учения приводить изречение: «мы же ум Христов имамы» (1Кор. 2, 16). Речью своею, в которой высказывается это мнение, они наводят нас на предположение, что они разумеют некоторый другой, ум Христов. Если же они не думают, что Божество существует вне человечества, но что существует одно домостроительство, то что же особеннаго представляет так называемый ум Христов? Разве не существует Сам по Себе Бог Слово, не имеющий ума человеческаго в Своем пришествии во плоти, как говорят они? Разве Христос имеет иной ум, помимо Ипостаси Божества Своего? Или разве имеет Божественное Писание обычай говорить нам словами в несобственном смысле при представлении случающагося с нами.

Глава 35

И действительно всякий благочестивый человек жительствует не по уму человеческому, а по уму Христову, по уму, который от Христа исполняется разумением, по справедливости приписывается Христу, во Христе обитат посредством исповедания веры, чрез Христа спасается делами праведными. Это есть ум Христов, который может быть в нас и однако же не заставляет Христа быть в определенном месте: ибо везде существует Отец и Сын, и Святый Дух и в нас пребывает духовно, если мы будем Его достойны, так как нет никакого места, которое заключало бы в себе Его и Отца Его, и Святаго Его Духа, но силою Божества Своего Он является во всем и ни с чем не смешивается по причине того, что существо Его не имеет ничего общаго и несравнимо ни с чем другим, и что Божество Его чисто и необъятно. Но когда Апостол говорит: «мы же ум Христово имамы», тогда что мы будем разуметь? Имел ли Апостол собственный человеческий ум? Или нося в себе ум Христов, он лишался собственнаго ума, и вместо собственнаго имел ум Христов? Не совсем так. Каждый из слышащих сие согласится, что он имел собственный ум и вместе носил в себе ум Христов, украсивший его богочестием и ведением, и небесным сожительством с Богом. Посему, если он, имея собственный ум, носил в себе и ум Христов, то и Сам Христос Слово был ум, если так должно говорить, поелику некоторым угодно было называть ум Богом. Но ни я, ни кто-либо из сынов Церкви не почитает наш ум ипостасию, а считаем некоторою силою, от Бога нам данною и в нас существующею. Христа же я называю Ипостасию, как и все верные исповедуют; исповедую Его и Богом, и Господом, от Отца рожденным, Совершенным от Совершеннаго, Светом от Света, и Богом от Бога. И однако на том же основании Он, будучи Сам в Себе ум, как учит о Нем святый Апостол, говоря: «мы же ум Христов имамы», и Сам имел Свой собственный ум и свидетельствуемые от Него. И они исполнены были ума Христова так, чтобы благодать Его могла в них самих совершаться.

Глава 36

Итак ничто не отступает от предложеннаго нами сравнения в том, чтобы понимать то и о Христе, именно, что Он, будучи Сам в Себе Бог, хотя и был причастен уму человеческому, как был причастен также и плоти, и крови, и имел душу человеческую, однако не был порабощен от ума. Ибо если и Апостол, получивший от природы собственный человеческий ум и кроме того другой ум от сопричастия дару, дарованию и благодати, жил уже не по собственному уму, но при отличном руководстве природы украшался умом Христовым: то насколько более Бог Слово, в Самом Себе имеющий всякое совершенство, будучи Самосовершен, Самобог, Самосила, Самоум, Самосвет, имел полноты, или лучше сказать совершенства в уме и во всем теле, Своим во плоти пришествием соделав нам во всем спасение! Итак должно отвергнуть таковое учение, не имеющее догматическаго значения, а также должно остерегаться допускать, будто во Христе не все совершенно и безгрешно. Ибо все истинно сотворило пришедшее Слово, совершая преднаписанное о Нем, согласно Писанию: «се, Дева во чреве зачнет» (Ис. 7, 14) и прочее; воистину Оно носимо было во утробе, так же как и не призрачно, а воистину и зачато было во чреве, обитало во плоти воистину, имело плоть и душу воистину и ум воистину и все что есть человеческаго воистину, кроме греха. И Оно рождено было из девических ложесн и от святыя Девы воистину, а не от семени мужа, воистину плоть имело и душу, и ум, как я сказал, воистину прошло путями рождения, и в яслях повито было воистину, было носимо Мариею, отправлялось в Египет и потом из Египта обратно принесено было, возвращено в Назарет, приходило на Иордан и было крещено от Иоанна, искушаемо было затем от диавола, воистину избирало учеников и проповедало царствие небесное; и все остальное оказывается бывшим воистину. Также быв предано Иудою, и схвачено Иудеями, Оно было приведено к Понтию Пилату и от него осуждено на смерть; воистину преданное кресту говорило: «жажду, дайте мне пить» (Ин.19:28); приняв оцет с желчию и вкусивши, не приняло более пития; ко кресту пригвожденное, Оно воистину вопияло: «Или, Или, лима савахфани» (Мф. 27:46) и за тем воистину преклонив главу, испустило дух (Мф.27:50). После того воистину тело Его было снято со креста и воистину взято и обвито от Иосифа плащаницею, было положено воистину во гробе, к которому и привален был камень. Затем Божеством Своим с душею Оно сходило во ад и разрешивши крепостию и силою Своею связанных в нем, вышло оттуда, как Бог Слово со святою душею, вместе с которою и их избавило от плена, тридневно воскресши воистину с телом и душею и воистину со всем составом. Потом в продолжении сорока дней находилось с учениками и, благословив их на горе Елеонской воистину, взошло на небо воистину, между тем как ученики Его смотрели до тех пор, пока Оно не подъято было облаками воистину, после чего возсело и седит одесную Отца воистину, самым телом и Божеством в совершенном человечестве, которым соединило все воедино и в одно духовное совершенство, будучи Богом во славе седящим, чтобы судить живых и мертвых, для чего имеет придти воистину. И ничего нет в Нем уклоняющагося от истины, но все, будучи совершенным, совершенно и в совершенстве в Нем соделано.

Глава 37

Полагая, что о сем речь ведена была нами доселе хорошо, мы сочли достаточным сказаннаго о том. А о каких еще пустословиях мы наслышаны от произносивших таковыя, их необходимо теперь показать. И хотя мы не верили, чтобы это так и говорилось ими самими, однако же о слышанном не умолчим. Так некоторые дерзнули даже говорить, что иные из них учат о Марии, будто она после рождения Христа сожительствовала с мужем своим Иосифом. Удивляюсь, если они говорят это. Есть и другие, говорящие это, которых мы также причислили к раскольникам в том послании, которое мы написали к некоторым, живущим в Аравии, по просьбе их, против говорящих сие. Там мы многое сказали о сем в опровержение их. В своем месте я предложу, с Божиею помощию, опровержение этой особенной ереси. Другие же говорили, что старец (Аполлинарий) высказывал, будто в первое воскресение мы совершим тысячелетний период, в который будем жить так же, как и ныне, например, соблюдая закон и другое и все, что употребляется теперь в мире, то есть будем причастны браку, обрезанию и иному подобному. Мы не совсем верим тому, чтобы он этому учил; но, как некоторые утверждали, он будто бы высказывал это.

Впрочем, что об этом тысячелетии написано, именно в Апокалипсисе Иоанна, и что эта книга пользуется доверием у весьма многих, притом благочестивых, это несомненно. Но и весьма многие, читающие эту книгу, притом благоговейные, сведущие в предметах духовных и духовно изложенное в ней принимающие за истинное, признаются, что это должно быть изъясняемо с глубоким пониманием смысла: ибо там не только это сказано в глубоком смысле, но и многое другое.

Глава 38

Но в настоящее время я лишь кратко касаюсь этого в своей речи для напоминания, дабы благочестивые знали, что у всякаго желающаго преступать пределы святой Божией Церкви и предания пророческаго и апостольскаго, надежду веры и учения, разум от одного неважнаго предположения и краткаго слова, по необдуманности и, может быть, уклонению от последовательности мышления, может обратиться к великому пустословию, скользким предположениям, несообразным и странным изысканиям и «родословием безконечным», по изречению Апостола (1Тим. 1, 4). Что учение о тысячелетнем периоде очень неосмысленно, и не нуждается в толковании, это ясно каждому обладающему смыслом, так что таковая мудрость и таковое предположение их ума не нуждается даже и в изследовании. Ибо если мы воскреснем для того, чтобы снова обрезываться, то на каком основании мы прежде не приняли обрезания? В таком случае для этого более нас необходимыми являются издавна признавшие совершенство его и предвосхитившие совершенство в сей жизни у будущаго совершенства75. Но к чему же тогда сказанное у Апостола: «аще обрезаетеся, Христос вас ничтоже пользует» (Гал.5:2) и: «иже законом оправдаетеся: от благодати отпадосте» (Гал. 5, 4)? И каким образом исполнится сказанное Господом: «в воскресение бо ни женятся, ни посягают, но равни суть Ангелом» (Мф.22и Лук. 20, 36)? Но изречения: «сядете на трапезе Отца Моего, ядя и пия» (Лк.22:30) и: «егда е пию ново с вами во царствии небесном» (Мк. 14, 25), с прибавлением слов: «ново» и: «на трапезе царства» имеют иной смысл. Да и сами мы, наученные от Божественных словес, утверждаем, что там будет некоторое причастие безсмертнаго питания и пищи, о чем сказано: «ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его» (1Кор. 2, 9). Но говорят, что сначала, в течение тысячелетия мы будем пользоваться естествеными удовольствиями без труда и печали, а по истечении тысячелетия будем причастны и тому, о чем сказано в словах: «ихже око не виде, и ухо не слыша».

Глава 39

Но эта речь их противоречит всему учению Писания. Закон никого не привел к совершенству, а между тем нам повелевают соблюдать его по воскресении; святой закон, от Господа данный, чрез Моисея «пестун нам бысть во Христа» (Гал. 3, 24); как много низший людей усовершившихся, он имел поручение приводить к совершеннейшему; когда же пришел совершенный Христос и Владыка, то Он принял от руки детоводительствовавшаго закона детоводимых, то есть Церковь, состоящую из верных, как бы святую деву, и когда мы чрез закон, – пестуна познали Того, Кто больше закона, то есть Совершителя Иисуса. После этого как не покажется следствием скудоумия и простоты учение говорящих, будто после усовершения, даннаго Христом, снова настанет нужда в детоводителе, чтобы нам возвратиться к началу писмен и учения и возложения рук, согласно написанному (Евр.5:12, 6:2)? Между тем Апостол ясно говорит нам: «все обветшавающее и состаревающееся близ есть истления» (Евр.8:13), что сказано о Ветхом Завете и законоположении; «прелагаему бо, – говорит он, – священству, по нужде и закону пременение бывает» (Евр.7:12). Если же Ветхий Завет пременен и установлен Новый, то кто столь дерзновенно снова вводит для нас в употребление ветхий, прелагая новый в ветхость, уготовляя отпадение от благодати и пытаясь отвратить нас от плода заслуг Христовых?

Сокращенно изъяснив это и считая изъяснение достаточным, в виду объема всего творения, перейдем, возлюбленные, к последующему, призывая по обычаю Бога в помощники для изложения остальных ересей, для повествования о них и опровержения их.

Против Антидикомарианитов. Пятьдесят осмая, а по общему порядку семдесят осмая ересь

Глава 1

От этой ереси, некоторыми называемой Димиритскою или отрицающею ум в человеческой природе Христа, возникли еще некоторыя безпокойства, особенно в Аравии; донесено же о том нашему смирению некоторыми людьми благоговейными. И хотя мы ранее написали послание об этом предмете, однако же и здесь, при исчислении ересей по порядку, приведем это самое послание против означенной ереси, с присоединением к нему или с изъятием из него того, что следует, по разсуждению.

Некоторые из Антидикомарианитов, имея как бы вражду к Деве и желая унизить славу Ея, завистию ли какою побуждаемые или заблуждением, и из желания нанести вред душам людей, дерзнули говорить, что Святая Мария, после рождения Христа, сожительствовала с мужем, то есть, с самим Иосифом. И говорят, как сказано мною выше, что это мнение было высказано самим старцем Аполлинарием, или кем-либо из учеников его; но я сомневаюсь. А о говорящих это имею нужду говорить. И чтобы не принимать на себя вторичнаго труда, я приведу в последовательном порядке написанное в Аравийскую страну послание, о котором я выше сказал. Вот оно:

Глава 2

Всечестнейшим господам моим и возлюбленнейшим чадам, и истинным братиям, и единоверным православным от священника до мирянина, и оглашаемым в Аравии, Епифаний, меньший из епископов, желает здравствовать.

В настоящее время есть нечто такое, чему следует и удивляться, и не удивляться. Удивляться, потому что в наше время все исполняется; и не удивляться, потому что это должно исполняться. Ибо ныне из человеческих разсуждений и размышлений ежедневно все более и более возникает у нас ложное мудрование, стремящееся к худшему и оставляющее Апостольское учение, как предсказал святейший Апостол: «яко отступят нецыи от здраваго учения, внемлюще баснем и учением бесовским», и прочее (1Тим.4:1, 1:4, 10). Люди стараются более о том, нельзя ли как-нибудь изыскать и измыслить пути лукавые, нежели о том, чтобы исполнять заповедь, научающую искать добраго и благоприятнаго (ср. Флп. 4, 8), или говорящую: «слово да бывает солию растворено, да подаст благодать слушающим» (Кол. 4, 6). И о если бы мы поразмыслили о том, откуда происходит то, что на каждый день возобновляется у нас злое, и что сами мы будем похожи на необразованных, не внемля словам Божественным и пророчественным! Надлежит этому исполниться. Ибо во всех частях веры должно совершиться сказанное: «Сын человеческий пришед убо обрящет ли веру на земли?» (Лк.18:8). Потому что до чего дошло «помышление человеческое прилежащее на злое от юности» (Быт. 8, 21)? Какия частя веры не погубило оно? В каком учении злосоветование не разстроило того, что полезно? А между тем было бы приличнее всего и соответственнее устройству разумной природы более помышлять о честном (Флп. 4, 8) и стараться к этому прилежать, хотя бы то было и вопреки природе, нежели, усиливаясь стремиться к худшему, превращать истинное в безчестное.

Глава 3

И после того, как все переполнилось в наше время, и хулы и все чуждое святаго Духа, люди обращаются еще к другим новостям. Одни хулят Отца, Бога всяческих и Зиждителя, это – так называемые Гностики. Другие же, называемые Маркионитами и Архонтиками и им последовавшие Манихеи, но без праведнаго некотораго смотрения Божия получившие наименование неистовствующих76 – все эти с большею частию других еретиков, разумею Каинитов, Ситиан, Мелхиседекиан, Колорвасиан, Кердониан и других, произносят хулу на Отца всяческих, отрицая, что Он есть Бог, глаголавший в законе и пророках и праведно покланяемый от всех тварей, как Творец и Зиждитель. Вместе с почитанием они пытаются уничтожить и владычество, отрицаясь от истинно Сущаго, и измышляя в баснословящем уме своем другаго не сущаго, чтобы и от Сущаго отпасть и измышляемаго не найти. Так пустословие и сеяние диавола обыкло производить таковое смятение мыслей и помрачечение, чрез хульные помыслы возбуждая ум людей сотворенных воинствовать против Владыки своего злыми измышлениями и отрицаниями. Но и от этого еще уклонившись некоторые дерзнули перейти к другому нечестию, отрицаясь единаго искупившаго их Владыки, единороднаго Отрока Иисуса Христа, Сына, Бога живаго, истинно сущаго, от Отца рожденнаго безначально и безлетно, всегда сущаго от Отца и со Отцем сущаго, рожденнаго же непостижимо и непорочно, единосущнаго Отцу и не инаковаго со Отцем. Обезумев, они, подобно бешеным собакам, поднимают лай на собственнаго своего Владыку; подобно тому cудеи, изначала Его не познавшие, названы «пси немии» (Ис. 56, 10), справедливо удостоенные пророком таковаго наименования за безстыдное устремление их против Господа и Его пришествия, как то и в действительности можно видеть: ибо говорят, что бешеныя собаки называются немыми по той причине, что делаются беззубыми от оставляющаго их ума.

Глава 4

Такова природа собак, когда они обращаются в бешенство. Зная некогда своего господина и его сыновей, домашних и всех родных домовладыки, оне когда схватывает их бешенство, изменяют вид свой при взгляде на них и возстают на самых родных, перед которыми некогда ласкаясь виляли хвостом, в знак покорности. Так и Иудеи, ожидавшие пришествия Христова, готовившиеся принять Жениха, желавшие видеть пророков, давшие обещание повиноваться словам Божественным, вступившие с Моисеем в такой завет: «предстательствуй ты за нас пред Господом», и: «вся, елика речет Господь к тебе, услышим, и сотворим» (Втор.5:27), когда увидели пришедшим Владыку своего, то не познавши образа тех признаков истины, которые, прежде явления Его во плоти, пророки начертывали, описывали, возвещали, обозначали, прежде всего говорили Ему: «кто сей, иже глаголет хулы?» (Лк.5:21). А в других случаях, не стыдясь, дерзали говорить, что Он «беса имать» (Ин.10:20; ср. Ин.7:20, 8:48); еще же и Самарянином называли Его не краснея (Ин. 8:48). И наконец, как прежде сказано было мною, подобно бешеным собакам, возстали на Него и пригвоздили руки Его: подобно тому, как всегда собака в бешенстве, нападая на господ своих, не стыдится терзать лицо их, так и они предали Господа своего на распятие, а пророков и домочадцев Того же Владыки – иного перепилили, иного камением побили, иногоже «убийством меча» погубили (Евр. 11, 37). А после тех теперь таким же образом и эти новые Иудеи, руководясь теми же правилами, одни, подобно природным Иудеям, отрицали Его пришествие во плоти, а другие теперь отрицающие совершенное равенство Сына Божия со Отцем, неистовствуя и обезумевши, утверждают непрестанно, что Он есть создание и тварь и во всем чужд Отца.

Глава 5

Из них еще некоторые, оставив вышесказанныя богохульныя учения и созерцая, так сказать, самую небесную природу, и возшед на высоту, и много занимаясь этим, и как бы с неба сошедши, с самоуверенностию возвещают и усиливаются утверждать, что Дух Святый должен быть исключен из лиц Божества. Отца они не отрицают и сродства с Ним Сына, но вступают на иной еще путь, дабы совершенно исполнилось сказанное: «погибе вера от уст их» (Иер. 7, 28). Ибо в отношении к Святому Духу, не чуждому Отца и Сына, от того же Божества сущему и не могущему быть чуждым Божества, что хотят они делать, как не повелевать скорее Богом как бы сами власть имеющие, а не от Него получать повеления? Потому что не стыдясь называют Духа чуждым, и рабом, и тварию, и недавним по происхождению, и созданием, и если что иное постыдное можно присоединить к мнению о Нем, измышляют свободно. Поелику нынешний мир так поражен неизлечимою язвою неверия, что беззаконие, губящее людей, ничего не опустило для того, чтобы дойти до зломыслия, неверия и невежества: то избежавших хуления на Святую Троицу праздная и злонамеренная мысль увлекла еще к иному так, что никто не избегнет заблуждения. Ибо слышу, что кто-то помышляет нечто суетное о святой Марии Приснодеве и дерзает нападать на нее с некоторою хульною мыслию; так что наше время является во всех отношениях похожим на губительнаго змия и ядовитаго зверя, скрывающагося во мраке и устремляющагося на всех с целию укушения, на одного – в лицо, на другаго – в пяту, на иного – в руку: дабы никого не миновало укушение неверия, так что думающий, что он избежал в одном, в другом не избавится от яда, и имеющий здравую веру в одном, попустит повредить себе в чем-либо другом.

Глава 6

Откуда это зломыслие? Откуда такая дерзость? Самое имя не свидетельствует ли, не убеждает ли тебя, любоспорливый? Кто когда-либо, или в каком роде дерзал произносить имя святой Марии и вопрошаемый не присоединял тотчас наименование: Дева? Из самых приложений к именам открываются признаки совершенства. Достоинства наименований праведники получают приличествующим каждому образом и так, как оно соответствует ему самому. Так Аврааму придано название Друг Божий (Иак. 2:23), – и оно пребудет нерушимым; Иакову – название Израиль (Быт. 32:28), – и оно не изменится; Апостолам – Воанергес, то есть, сыны громовы (Мк.3:17), – и оно не отнимется; а святой Марии – Дева, – и название это не переменится: ибо святая пребыла непорочною. Не научает ли вас само естество? О новое безумие, о новыя дела! Но и другое есть многое, на что в древния времена не дерзали отцы: а ныне один произносит хулу на пришествие Христа во плоти, говоря ложь о самом Божестве Его, другой считает недостаточным дело всего воплощения, иной тревожится относительно воскресения мертвых, иной – еще о чем-нибудь. И просто сказать, как безпокоен наш век, когда жизнь находится в опасности и отовсюду окружена исходящими от диавола дурными посевами мнений и помыслов зловерия! Как дерзают касаться непорочной Девы, удостоившейся быть жилищем Сына Божия, на сие самое избранной из безчисленнаго множества Израильтян, чтобы быть удостоенною послужить сосудом и жилищем единаго Бога родившагося?

Глава 7

Услышал я от кого-то, что некоторые дерзают говорить о ней, будто она, после рождения Спасителя жительствовала с мужем. И не удивляюсь. Ибо невежество незнающих в точности Божественнаго Писания и не близко знакомых с историею, обращает их от одного к другому, и желающаго собственным умом выследить истину уклоняет в сторону. Прежде всего, когда Дева передана была Иосифу, к чему привела ее необходимость ея положения, то передана была не для сожительства, если сказать правду, потому что он был вдов; но по закону назван ея мужем. А предание иудейское прямо свидетельствует, что Дева передана была ему не для сопряжения брачнаго, но для того, чтобы она сохранена была во свидетельство будущаго, чтобы домостроительство пришествия во плоти было не сомнительно, но засвидетельствовано во истину совершимся без участия семени мужа, силою Святаго Духа. Ибо как мог такой старец иметь женою Деву, будучи столько лет вдов после первой жены? Этот Иосиф, брат Клеопы, был сыном Иакова, прозваннаго Панфиром. Оба они рождены от Панфира по прозванию. Иосиф же имел первую свою жену из колена Иудина, и она родила ему детей числом шесть, четверых мужескаго и двух женскаго пола, как изъяснено в евангелиях от Марка и Иоанна (Мк.3:31, 6:3; Мф.13:55–56; ср. Ин.6:42). Первородным он имел Иакова, прозваннаго Овлием, что значит: стена, названнаго также Праведным и бывшаго назореем, что значит: святый. И он первый получил кафедру епископскую, так как ему первому вверил Господь престол его77, и назывался братом Господним, как и Апостол согласуется с этим, так говоря в одном месте: «иного же от Апостол не видех, токмо Иакова брата Господня» и прочее (Гал. 1, 19). Братом же Господним называется по совместному воспитанию, не по естеству, а по благодати. Ибо Мария, присоединенная к Иосифу, только казалась женою мужа, но не имела с ним сожительства по телу. На этом основании близость родства сынов Иосифа с Спасителем достигает до названия братьев, или лучше, – вменена в братство; также как и сам Иосиф, не имев участия в рождении Спасителя по плоти, считается в положении отца Его по домостроительству, как говорит евангелист Лука о Самом Спасителе, «сый, яко мним, сын Иосифов» (Лук. 3, 23); так и сама Мариам сказала Ему по словам Евангелия от Луки: «се аз и отец твой боляще искахома тебе» (Лук. 2, 48). Итак кто назвал бы Иосифа отцем Господа, Который отнюдь не имел в нем для Себя виновника, и именно потому, что воплощение Его было без семени мужа? Но по смотрению Божию дела приняли такое положение.

Глава 8

Иосиф раждает упомянутаго Иакова будучи лет приблизительно около сорока, а может быть более или менее того. После него раждается сын называемый Иосиею; затем после него Симеон; потом Иуда и две дочери: Мария и Саломия. И затем умерла жена его. И спустя много лет после того он принимает Марию вдовый, будучи человеком в возрасте около осмидесяти лет и даже более того. Вот уже когда принимает он Марию, как и в Евангелии сказано: «обрученней бо бывши Марии» (Мф. 1:18); но не сказано: «по вступлении ея в брак». И еще в другом месте: «и не знаяше ея» (Мф.1:25). Удивляться нужно всем тем, которые ловят всякий дурной предлог к изследованию причин того, в чем нет нужды, и к изысканию о том, чего нельзя изыскивать, и от существеннаго обращаются к глупым вопросам, дабы отовсюду коснулась нас пагуба неверия и хулы вследствие безчестия, наносимаго святым. И прежде всего со всех сторон изобличает их следующее: первое, что старец, имевший свыше осмидесяти лет, взял Деву не для того, чтобы пользоваться ею, но напротив, она вверена ему была для охранения ея девства; второе, что они и сами оба были во всем праведны. И услышавший, что зачавшееся в ней есть от Духа Святаго, после таковаго устроения Божия, уже не дерзнул бы покуситься на то, чтоб пользоваться сосудом, удостоившимся вместить Того, Котораго Небо и Земля не вмещают по преизбытку славы Его. Ибо если и ныне девы во имя Его наперерыв стараются о том, чтобы пребыть в совершенстве, чистоте и воздержании, то не тем ли более были набожны Иосиф и сама Мария, «вся слагающи в сердцы своем», как написано (Лук. 2, 19)? Да и возможно ли опять, чтобы, после такого великаго устроения Божия, старец сожительствовал с Девою чистою и удостоенною чести, с сосудом, вместившим Невместимаго и принявшим таковое таинство знамения небеснаго и спасения человеческаго?

Глава 9

Разве мы не можем доказать, что Дева пребыла совершенно чистою? Пусть они прямо покажут нам, что после рождения Спасителя Нашего Мария родила еще каких-либо детей! Пусть назовут их имена выдумщики, сочинители и составители обмана и злоухищрения! Но они не могут доказать этого. Ибо Дева не сожительствовала с мужем; да не будет! Потому что, если бы она родила детей, всегда пребывая вместе с Самим Спасителем, то было бы сказано, что и дети ея была с нею вместе. Их вводит в заблуждение сказанное: «вот, Мати Твоя и братия Твоя вне стоят, ища Тебя» (Лук. 8, 20). Но они и не знают того, что написано прежде сего: «ни братия Его вероваху в Него» (Иоан. 7:5). Ибо и мы в прежнее время удивлялись столь просто написанному в Божественных Писаниях, но теперь, все понявши, благодарим Бога, утвердившаго истину всего Писания по-видимому краткими словами, поставленными в Божественном Писании. Постоянно слыша об Иакове, что он назывался братом Господним, мы с удивлением говорили: какая в том нужда? а теперь мы узнали, по какой причине так наперед сказало Божественное Писание. Это конечно для того сказано, чтобы когда слышим: «вот Мати Твоя и братия Твоя вне стоят, ища Тебя», мы поняли, что говорится об Иакове и о других сынах Иосифа, а не о сынах Марии, не существовавших. Ибо известно, что Иаков был старший возрастом во время пришествия Господа во плоти. Но и о самих братьях Его говорит Писание, изобличая еретиков и поименно называя Иакова, Иосию, Семеона, Иуду, Саломию и Марию (ср. Мк.6:3, 15:40) для того, чтобы они поняли, чей Он был сын и от какой матери был Иаков, а также, чтобы уразумели по возрасту, кто старше: потому что Иисус распят был на тридцать третьем году своего воплощения; царствования же Ирода, сына Архелая, в то время был год двадцатый.

Глава 10

В тридцать третьем году царствования перваго Ирода, сына Антипатрова, раждается Спаситель в Вифлееме Иудейском, каковой год был сорок вторым царствования Августа. По прошествии двух лет после того, Он переносится Иосифом в Египет, так как по причине сказаннаго волхвами Ироду, Ирод искал Отроча (чтобы убить Его). Сходит в Египет и там проводит еще два года. Затем умирает царь Ирод на тридцать осмом году (своего царствовавия); а наследует ему Архелай, сын его, царствоваший девять лет. После сего дело спасения совершается, Иисус предается кресту, на осмнадцатом году царствования Тиверия Кесаря, царствования же Агриппы, прозваннаго Великим, или Ирода младшаго, сына Архелаева, это был двадцатый год. Ни откуда мы не слышали, чтобы Иосиф в это время еще произвел детей. Да притом после возвращения из Египта он и сам немного лет прожил. Ибо Спасителю был четвертый год, а Иосифу более восьмидесяти четырех, когда он прибыл из земли Египетской. Но и после того Иосиф прожил еще восемь лет. И на двенадцатом году жизни Спасителя, когда они восходили в Иерусалим, Иосиф с Мариею искали Его, когда не находили Его на обратном пути, как о том свидетельствует Евангелие от Луки (Лк.2:42–45). В следующие после того годы умирает Иосиф, и Иисус, воспитан был уже не Иосифом, а только в доме Иосифа. Поэтому и Евангелие уже не говорит, что пришел отец Его, и мать Его, и братья, но: вот «Мати Твоя и братия Твоя вне стоят». Также, когда говорили Ему в Галилее: никто, совершая это78, не хочет быть втайне: «аще сия твориши, яви себе» (Иоан. 7, 4), то не сказано, что это сказал Ему отец Его и братия Его, но (только) братия Его (Иоан. 7, 3), так как Иосифа уже не было в живых. За тем и при самой кончине, когда Спаситель висел на кресте, как написано в Евангелии от Иоанна, Господь обратившись, как сказано, «виде ученика, егоже любляше, и глагола ему о Марии: се, мати твоя и ей: се, сын твой» (Ин.19:26–27). Если бы у Марии были дети и если бы был у нея муж, то на каком основании Иисус передал бы Марию Иоанну, и Иоанна Марии? Почему не передает ее скорее Петру или Андрею, Матфею и Варфоломею? Ясно, что Иоанну, по причине девства. Ибо сказал: «се, мати твоя», – хотя она и не была материю самого Иоанна по плоти, – для того, чтобы показать саму Матерь началоводительницею девства, поелику от нея произошла жизнь. Иоанну, хотя по плоти и чуждому, Господь говорил так, дабы научить его почитать собственную Его Матерь, ибо от нея поистине родился по плоти Сам Господь, чтобы кто не подумал, что дело воплощения есть только призрак, а не истина. Потому что если бы она не была истинно Его Матерью по плоти, родившею Его, то он не предпринимал бы о ней заботы, чтобы передать Приснодеву, соделавшуюся Материю, по домостроительству, и дивным, чуждым нечистоты сосудом, по причине чести Ему принадлежащей. Евангелие говорит: «и от того дня поят ю Иоанн к себе» (Ин. 19:27). А если бы она имела мужа, имела дом, детей, то и удалилась бы во своя си, а не к чужому.

Глава 11

Но да не обратится это во вред для некоторых и да не подумают они, по злоухищренному подозрению, принимать это за повод помышлять в себе о так называемых женщинах сводных и возлюбленных. Ибо там дела совершались по домостроительству, так что эти дела были отделены от всякой иной, долженствующей быть соблюдаемою по повелению Божию, заботы. Да и притом, когда это совершилось, и Иоанн взял ее к себе, то она уже не осталась у него. А если некоторые думают, что мы ошибаемся, то пусть изследуют Писания, и не найдут сведений ни о смерти Марии, ни о том, умерла ли она, ни о том, что не умерла, ни о том, погребена ли она, ни о том, что не погребена. И когда Иоанн предпринял путешествие по Азии, то также нигде не говорится, чтобы он вел с собою святую Деву; но Писание просто умолчало об этом по чрезвычайности чуда, чтобы не привести в изумление разум человеческий. Я не дерзаю говорить, но размышляя о деле, храню молчание. Впрочем, быть может, мы найдем где-либо следы святой и блаженной Девы, когда ничего нельзя найти о смерти ея. Ибо в одном месте Симеон говорит о ней: «и тебе самой душу пройдет оружие: яко да открыются от многих сердец помышления» (Лук. 2, 35), а в другом, – в Апокалипсисе Иоанна говорится: «и устремлялся змий на жену, родившую мужеска: и даны быша ей крыла орла, и взята была она в пустыню, дабы не похитил ее змий» (Апок. 12, 13–14). Может быть это исполнилось на ней; но я не утверждаю этого окончательно, и не говорю, что она осталась безсмертною; но не утверждаю и того, что она умерла. Ибо Писание стоит выше ума человеческаго и оставило то неизвестным, так как Дева была сосуд честный и превосходнейший, дабы не остался кто-либо в предположении чего-либо плотскаго о ней. И так умерла ли она и погребена ли, мы не знаем, но она пребыла чуждою плотскаго совокупления. Да не будет, чтоб мы думали иначе. Да и кто, наведши на себя умоповреждение, захочет допустить какую-либо хульную догадку и раскрыть уста, развязать язык и двигать губами для обнаружения худаго помысла, а равно также, вместо песнопений и славословия, измышлять дерзостныя речи, безумно поносить святую Деву и не чтить сосуда досточтимаго.

Глава 12

Если же нужно взять это дело в разсмотрение с другой какой-либо стороны, то мы коснемся также и свойств предметов видимой природы. Говорят, например, что львица не рождает более одного раза, а причина этого такая: животное это прожорливейшее, видом рыжее, силою крепчайшее, так сказать, царственнейший род между прочими животными. Затем она имеет зачатие от одного супруга и ввергаемое семя носит в утробе двадцать шесть месяцев, так что по причине продолжительнаго времени львенок выростает в утробе до совершенства, до того, что имеет уже и все зубы, прежде нежели выйдет из чрева, имеет и большие когти, твердые так называемые клыки, и собачьи и коренные зубы и прочее, что бывает у этого животнаго. Таким образом, во время пребывания своего в утробе, он подпрыгиваниями, движениями и другими способами, с помощию когтей расторгает и терзает носящую его в себе утробу и ложесна. Посему, когда для матери его придет время рождения, то чрево в этот самый день становится свободно от всякаго сопряженнаго с чревоношением изнеможения. И вместе с родами выделяются также ложесна и утроба, как говорят естествоиспытатели, так что ни половое стремление у ней не пробуждается, если не употреблено будет некоторое к тому усилие, ни может она еще зачать, если бы даже и вынуждена была к соитию, так как нет у нея ни утробы, ни ложесн. Таким образом и самое это сказание дает нам возможность найти некоторую мысль о сходстве его с изследуемым делом более к пользе, чем ко вреду. Ибо если Иаков таинственно говорит: «скимен львов Иуда» (Быт. 49, 9), именуя тем Христа, и если в Апокалипсисе Иоанна сказано: «се, победил есть лев, иже сый от колена Иудова и от семени Давидова» (Апок. 5, 5), при чем Господь уподоблен льву, не по естеству, но ради предызображения и ради царственнаго достоинства животнаго, из всех животных самаго отважнаго и сильнаго и во всем прочем самаго приятнаго на вид: то не мог ли бы я и родившую Его назвать львицею? Во всяком случае откуда может родиться лев, если мать его не будет называться львицею? У львицы же втораго зачатия не бывает: по этому и Мария уже не знала другаго зачатия, и святая Дева, – сожительства плотскаго.

Глава 13

Но посмотрим на дело и с иной стороны. Дева следовала за Иисусом, всегда пребывая вместе с Ним. «Зван бысть Иисус на брак» (Ин.2:2) «и бе мати Его ту» (Ин.2:1). и «братия» (Ин.2, 12), но не упомянуто об Иосифе. «Что Мне и тебе, жено? не у прииде час Мой», – сказал ей Иисус (Ин.2:4). Не сказал Он: «что Мне и вам, люди?» При кресте Спасителя стояли: Мария Магдалина, Мария Клеопова, Мария – мать Руфова и другая Мария и Саломия и прочия (ср. Ин. 19:25; Мф.27:55–56, 28:1; Мк.15:40, 16и др). Однако не сказано: был там Иосиф, или Иаков – брат Господень. Этот последний скончался девяноста шести лет, пребывши девственником; на главу его не всходило постризало; он не употреблял бани, не употреблял в пищу животных, не облекался во вторую одежду, носил единственный льняный поношенный плащ, как сказано в Евангелии: «бежа юноша, и остави плащаницу, в которую был одеян» (Мк.14:52, 51). Вот кто трое проводили такую жизнь: Иоанн и Иаков, два сына Зеведеевы, и Иаков, сын Иосифов, брат Господа, по причине совместной с ним жизни и воспитания, по причине того, что он имел его на положении брата, ради того только, что Иосиф имел близкое отношение к Марии, как обрученной ему. Только этому Иакову можно было однажды в год входить во Святая святых, потому что он был назорей и причастен священству. Отсюда Мария двояким образом была сродницей Елисаветы; и Иаков отличался достоинством священства, поелику только два племени сопрягались одно с другим: царское с священническим и священническое с царским; так и в древности, во время исхода Евреев из Египта, Наассон родоначальник из колена Иудина, берет старшую дочь Аарона (Исх. 6, 23)79. Многие из еретиков не знают родословия Спасителя по плоти и по причине этого своего незнания не веруют, и думают, что это противоречит истине, говоря: каким образом произшедшая от племени Давидова и Иудина может быть сродницею Елисаветы происходившей от колена Левиина?

Глава 14

Этот Иаков носил на голове и золотую дщицу80 и, когда было бездождие, воздевал руки к небу и молился, и тотчас небо давало дождь. Шерстяной же одежды он никогда не надевал. Колена его ожестели, на подобие колен верблюдов, от постояннаго преклонения их пред Господом, по преизбытку благочестия. Его звали не по имени, но имя ему было: Праведник. Он никогда не мылся в бане и не употреблял в пищу животных, как выше мною было сказано. Сандалий он не подвязывал. И много можно было бы сказать об этом муже и его добродетельном житии. И так видишь ли, что дом Иосифа во всех отношениях был достославнейший. Ибо если и дети Иосифа знали чин девства и долг назореев, то насколько более сам этот старец и честный муж умел хранить Деву чистою и чтить сосуд, в котором заключалось спасение людей? Не показывает ли нам и сама природа его, что муж он был старый, на много превосходивший Деву возрастом, был великим между мужами, верным по образу жизни, благоговейным по виду? Ибо Евангелие говорит, что он, будучи мужем, боящимся Бога, искал случая «тай пустити ю» (Мф.1:19). Скончался Иаков, брат Господень и сын Иосифа, в Иерусалиме, проживши после вознесения Спасителя лет немногим более или менее двадцати четырех, будучи лет девяноста шести, пораженный в голову скалкой валяльщика и сверженный с крыла храма; но спустившись вниз, он ни в чем не получил повреждения: преклонив колена, он молился за свергнувших его, говоря: «отпусти им, не ведят бо, что творят» (ср. Лк.23:34). Симеон, внук его, сын Клеопы, стоя вдали, говорил: «перестаньте! за что вы побиваете камнями праведника? Вот он в молитве за вас испрашивает вам блага». Так совершилось его мученичество.

Глава 15

Итак, если сын Иосифа был стольких лет, то что же сказать об отце его, видевшем страшныя события: ангелов, сопровождавших рождение сына, воспевавших с неба и говоривших: «слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение» (Лук. 2, 14)? И когда пастыри пришли в вертеп, в котором Он родился и возвестили это, и старец Иосиф слышал даже и по прошествии некотораго времени о столь великих знамениях и чудесах: то как дерзнул бы он нанести поношение и оскорбление святому телу, в которое вселился Бог? Из этого тела произошло для нас домостроительство пришествия Христа во плоти; из него образовалась для нас святая непорочная плоть, соединенная с божеством Спасителя, как и Ангел Гавриил о том засвидетельствовал, говоря: «Дух Господень найдет на тя, и сила Вышняго осенит тя: темже и раждаемое от тебя свято, наречется Сын Божий» (Лк.1:35). Как дерзнул бы Иосиф сожительствовать со столь великою святою Девою Марией? Да и что пользы нам в изыскании о том, сожительствовал ли он с нею, – чего да не будет! Насколько предпочтительнее для нас то, чтобы предать такия дела Богу, нежели усильно стремиться к худшему? Потому что не написано нам, что если мы не будем верить тому, что Мария опять сожительствовала с мужем, то не будем иметь жизни вечной, но подпадем суду. Это всякому известно. А написано: «что прекрасно, что праведно, что честно» (Флп. 4, 8), да дадим «благодать слышащим» (Еф.4:29). Между тем люди оставили необходимое, – то, что относится к истине веры, что состоит в славословии Бога, и где только возможно, стараются измыслить, увы! – вредное для себя, тогда как Писание не говорит о том.

Глава 16

Если бы говорило о том Писание, мы признали бы истину и нисколько бы не задумывались. Разве не «честна женитва»? Разве не чисто ложе? Не есть ли напротив «ложе нескверно» (Евр. 13, 4)? Разве брак есть прелюбодеяние? Если пророки и первосвященники от него воздерживались, то это ради высшаго служения. И Моисей после того, как начал пророчествовать, уже не сожительствовал с женою, не зачинал и не раждал детей, так как большую часть жизни проводил с Владыкою. Ибо иначе как он мог пробыть сорок ночей и сорок дней на горе Синае (Исх. 24, 18), пребывая в брачном сожитии? или каким образом он мог быть готов к домостроительству Божию, совершавшемуся в продолжении сорока лет в пустыне и заниматься священными делами? Каким образом мог разъяснять Божественныя тайны и собеседовать с Богом, продолжая быть связанным узами брака? Ибо если и о нас ясно говорит святый Апостол, чтобы это было «до времени, да пребываем в молитве» (1Кор. 7, 5), то насколько более это слово должно быть истинным в отношении к пророкам? Так и Мария есть пророчица; ибо сказано: вошел «к пророчице, и во чреве зачат, и роди сына. И рече Господь мне: нарцы имя ему: скоро плени, нагло расхити» и прочее (Ис.8:3). Пророчество означает здесь вход Гавриила к Марии, когда он вошел благовестить ей, что она имеет родить Сына Божия, Спасителя миру, не от семени мужа, но от Духа Святаго (Лк.1:26–35). Также и у Филиппа, благовестника «бяху дщери четыри прорицающия» (Деян. 21, 9), а пророческаго дара оне удостоились по той причине, что имели девство. Равным образом когда Фекла встречается с Святым Павлом, она разрешается от брака, хотя имела обрученным себе человека благообразнейшаго, первенствующаго в городе, весьма богатаго, благороднейшаго по жизни и знатнейшаго; но святая презирает земное, чтоб быть обладательницею небеснаго81. Если же так поступали эти, то насколько более их Мария, на которой совершилось все дивное домостроительство? Итак каким еще образом я могу привести их мысли ко благу и разогнать мрак от зачавших нечто ужасное, как написано: «зачат болезнь и роди беззаконие» (Пс. 7, 15)? Потому что они истинно зачинают болезнь вымыслов, а рождают беззаконие хулений.

Глава 17

Но да не думает кто-либо так и, пытаясь как бы подсеять в себе заблуждение другим способом, да не скажет следующаго: почему же евангелие сказало, что Мария «обретеся имущи во чреве от Духа Свята, прежде даже не снитися има» (Мф.1:18)? Значит совокупление ожидалось, и по этому сказано: «прежде даже не снитися»? А в другом еще месте тоже опять евангелие говорит: «и обретеся имущи во чреве прежде, чем вошли они друг к другу» (Мф.1:18); или: «и роди, и не знаяше ея» (Мф. 1:25); или же: «роди сына своего первенца, и не знаяше ея»; и еще: «не знаяше ея, дондеже роди сына своего первенца» (Мф.1:25; ср. Лк.2:7). Но принимающие на себя разбирать мысль Писаний и покушающиеся изследовать возвышенное и глубочайшее в нем, не знают, что настоящее сказание имеет не такой смысл. Ибо если бы Мария родила еще, то надлежало бы сказать имена и других братьев. А если Единородный есть «перворожден всея твари» (Кол. 1, 15), то не смущайся; ибо не сказано, что Мария родила первенца своего, – но: «не знаяше ея, дондеже роди сына своего» (Матф. 1, 25). И не сказано: «первенца своего», но «первенца». Потому что изречением: «сына своего» означается рождение Его от нея по плоти, а к наименованию: «первенца» не прибавлено своего, но только: первенца. Он-то и есть названный у Апостола «перворожденным всея твари» и не соединенный с тварию, но рожденный прежде твари (Кол. 1, 15). И не назвал его Апостол первосозданным, но перворожденным; так самое чтение выводит на лучший и безопаснейший путь, представляя в себе сначала изречение: «перворожден», а потом речь о подчиненной твари (Кол. 1, 15); изречение: «перворожден» относится к Сыну, а тварь – создана Сыном. Итак: «роди сына своего первенца», – первороднаго, не в том смысле, будто она имела родить еще другаго. «И не знаяше ея». Откуда мог он знать, что жена приимет такую благодать? или откуда он мог знать, что Дева будет прославлена таковою славою? Он знал ее женщиною по устройству тела и имеющею женский пол по природе, происшедшею от матери Анны и отца Иоакима, сродницею Елисаветы, происходившею из дома и рода Давидова, но не знал, что кто-нибудь почтен будет на земле таковою славою, а тем более – женщина. Итак он не знаяше ея, пока не увидел чуда; не знал и самаго чуда с нею, пока не увидел Рожденнаго от нея. Когда же она родила, то он познал и возданную ей честь Божию, именно, что она услышала слова: «радуйся, благодатная: Господь с тобою» (Лук. 1, 28).

Глава 18

Она предзнаменована была Евою, в прообразе получивши название матери живущих (Быт. 3, 20). Та названа была материю живущих, и притом после того, как совершив преступление, услышала слова: «земля еси, и в землю отъидеши» (Быт. 3, 19). Удивительно, что после преступления получила она это великое наименование. И со стороны внешней, от той Евы получило начало всякое рождение человеческое на земле. Таким же образом и от Марии истинно родилась для мира самая жизнь, чтобы Мария, родив Живущаго, соделалась и материю живущих. Итак материю живущих Мария названа прообразовательно. Ибо о двух женах сказано: «кто дал есть жене мудрость, или испещрения хитрость» (Иов. 38, 36)? Потому что первая мудрая Ева сшила чувственныя одежды для Адама, котораго сделала нагим: ей дан был этот труд. Так как чрез нее произошло обнажение, то ей же и дано было одевать чувственное тело вследствие чувственной наготы; Марии же дано было от Бога родить нам Агнца и Овча, и от славы этого Агнца и овцы, как бы от руна, мудро устроена нам Его добродетелию одежда нетления. Но и нечто другое удивительно в отношении к этим обеим женам: Еве и Марии, – чтобы о том поразмыслить. Ева была причиною смерти для людей; ибо чрез нее вошла смерть в мир (ср. Рим. 5, 12). А Мария соделалась причиною жизни: чрез нее рождена нам жизнь. И ради этого Сын Божий пришел в мир, и: «идеже умножися грех, преизбыточествова благодать» (Рим. 5, 20); и откуда произошла смерть, там наступила жизнь, чтобы вместо смерти родилась жизнь, уничтожившая произшедшую от жены смерть, то есть Родившийся нам от жены, как Жизнь. И поелику там Ева, еще будучи девой, обнаружила уклонение к преслушанию: то и здесь опять чрез Деву явлено послушание благодати, когда благовещено было сошествие с неба Воплощаемаго и жизни вечной. Там Бог говорит змию: «и вражду положу между тобою, и между нею, и между семенем твоим, и между семенем тоя» (Быт. 3, 15). Но семени жены нигде не оказывается; поэтому не иначе, как иносказательно, к Еве относится вражда между раждаемым от нея и змием и бывшим в змие диаволом и завистию.

Глава 19

Но все в совершенстве не может быть исполнено в Еве, а истинно имело быть исполненным в Семени святом, избранном, единственнейшем, явленном только от Марии, а не от сопряжения с мужем. Ибо Сын ея пришел сокрушить силу дракона и извивающагося змия, бегущаго и говорящаго, что он овладел всей вселенной. Для этого произошел от жены Единородный, для истребления змия, то есть злаго учения, тления, обмана, заблуждения и беззакония. Он есть поистине «разверзающий ложесна матери» (Исх. 13, 2; срав. ст. 12 и 13). Ибо все первородные сколько их ни раждалось, чтобы сказать скромнее, не могли этого исполнить, кроме одного Единороднаго, разверзающаго ложесна Девы. В Нем одном совершилось это, и ни в ком другом. И из самаго предмета разсуждения можно видеть это. Ибо от Марии берется изречение (Писания), и отнесено будет мною к Церкви: «сего ради оставит человек отца своего и матерь свою, и прилепится к жене своей: и будета два в плоть едину» (Быт.2:24). А святый Апостол говорит: «тайна сия велика есть: аз же глаголю во Христа и во Церковь» (Еф. 5, 32). Обрати внимание на точность Писаний: об Адаме говорится, что его Бог создал (Быт. 2, 7), а об Еве уже не говорится, что она была создана, но устроена: «взя, – сказано, – едино от ребр его, и созда ему в жену» (Быт.2:21–22)82, чтобы показать, что Господь от Марии образовал для Себя тело, а из самаго ребра Его устроена Церковь, так как ребра Его были прободены и искуплением для нас соделались таинства крови и воды83.

Глава 20

Иосиф однако же познал Марию, но не каким-либо познанием телеснаго употребления, не познанием совокупления. Он познал, чтя ее, как почтенную от Бога; ибо не знал, что она удостоилась такой славы дотоле, пока не увидел Господа рожденным от жены. И написано: «прежде даже не снитися има, обретеся имущи во чреве» (Матф. 1, 18), чтобы не возобладало когда-либо мнение думающих, что таинство Божие совершилось вследствие сообщения с мужем; ибо сказано: прежде чем совершилось то, что ожидалось; но этого не было. Да если бы даже и ожидалось от Девы сожительство с Иосифом, – чего однакоже не могло быть по причине его старости, – то и при этом писание предупреждает, внушая нам и направляя нашу мысль так, что совершившееся тогда событие Божественнаго рождения может убедить в том, что муж даже и не приближался к Деве для сожительства; да и Ангел убедил Иосифа не быть такого мнения о Деве, какое он имел. Ибо вышесказанному: «прежде даже не снитися има», – в чем представляется ожидавшееся, но не совершившееся, – подобно следующее: «праведен сый», искал случая не обличити ея, но «тай пустити ю» (Матф. 1, 19), так как от обличения ея он был бы опорочен, чего однакоже не было. Так и Ангел научает его, говоря: «не убойся прияти Мариам жены твоея» (Матф. 1, 20), еще не бывшей женою и хотя находящейся у тебя в подозрении падения, но не таковой в действительности, каковою ты ее представляешь и прочее. Прямо вслед затем говорит: «рождшееся бо в ней» (Матф. 1, 20), как о рожденном уже, а далее еще: «родит сына» (Матф. 1, 21), как о будущем; потому что это так и было. Но это предвозвещение сделано было для уверения, равно как и то: «прежде даже не снитися». И для нас достаточно, что этого отнюдь не было, «дондеже роди сына своего первенца» (Матф. 1, 25), что должно быть объясняемо в том же смысле, и относится к познанию дивнаго о Деве, удостоенной чести от Бога.

Глава 21

Но в виду сказаннаго да не подумает кто-либо: «прежде даже не снитися има», что они потом сошлись. Этого никто не может ни указать, ни доказать, тогда как, чтобы доказать непорочное зачатие Спасителя, для этого Писание дало подтверждение. Итак: «не знаяше ея», – в отношении к славе; первенцем же называется Он, поелику перворожденный существует прежде бытия всех тварей и есть «первородный во многих братиях», по Апостолу (Рим. 8, 29); не в отношении к происхождению от Марии, как бы от нея были еще другие дети, но в отношении к удостоившимся принять чрез Него усыновление, хотя по плоти Он истинно был Сын ея, дабы не предполагаема была одна призрачность плоти. Но и первенцем и сыном самой Девы Он называется не потому, что она, как я сказал, имела других детей. Это сходно с выражением: перворожденный, употребляемым до воплощения. Будучи истинно перворожденным Сыном Отца далеко прежде бытия всякой твари (ср. Кол. 1, 15), Он называется перворожденным не от того, что после Него от Отца родились другие; ибо у Него не было втораго брата, так как Он есть единородный. Так и при явлении во плоти Он всегда был и есть на сколько первенец Марии, на столько же и единородный у Марии, не имея втораго от нея брата. И пусть замолкнут измыслившие более вредное для себя, нежели полезное! Прошу, да не будет сего более, да не будет! Чтущий Господа чтит и святаго; не почитающий же святаго не почитает и Владыку своего. Да будет Мария сама в себе святою Девою, святым сосудом! Противное сему служит нам ко вреду, а не к пользе; а нам должно разсуждать об этом благочестнее, чтобы не допустить в себе высокомерия, разномыслия и многословия; потому что за «всяко слово праздное мы воздадим слово», по Писанию (Матф. 12, 36). Будем пещись о самих себе, будем всматриваться в свои дела! Не станем переносить свойственнаго нам на святых и не станем тем, что свойственно нам, измерять того, что принадлежит святым.

Глава 22

Некоторые, увлекаясь и устремившись к неумеренному сладострастию и имеющие в самих себе тлетворный помысл, желают порочить и святых в видах благовидной защиты своего собственнаго злаго и немощнаго помысла. Таковым Апостол говорит: «я хотел бы, да вси будут, якоже и аз» (1Кор. 7:7). Эти слова: «якоже и аз», в каком ином смысле он употребляет, как не в смысле чистоты? «Но блудодеяния ради кийждо свою жену да имать» (1Кор. 7, 2). Здесь опущено местоимение. Речь здесь обличительная и более увещательная. Апостол имел в виду сказать: «блудодеяния ради вашего»; но опустил слово: «вашего», чтобы не показаться сказавшим это для оскорбления кого-либо. А между тем это сказано было в осуждение некоторых, не хотевших служить Богу, после того, как они стали жить по закону и благоразумно употреблять свой сосуд для деторождения. Так употребляли и древние отцы ваши, как мы находим то в одном месте писания: «и Ревекка от единаго ложа имущи» (Рим. 9, 10). К изречению: «от единаго», благочестно сказанному, ничего не добавлено, и тем показана праведность зачатия; ибо свидетельствуется, что Исаак после того, как получил от Ревекки двух детей (Исава и Иакова), уже более не сожительствовал с нею. Наш ум легко и охотно обращается более на дурное, нежели на необходимое, потому что наш человеческий помысл шаток и не скоро направляет стремление свое на правый путь Господень, а напротив уклоняется то направо, то налево и с трудом исполняет сказанное у Соломона: «не уклонися ни на десно, ни на шуе» (Прит. 4, 27). К тому же зло у нас вращается около одних и тех же помыслов и побуждает здравый ум наш вступать на иные еще пути. Поэтому должно опасаться, чтобы излишния похвалы Деве не послужили кому-либо в соблазн для новаго вымысла.

Глава 23

Произносящие хулу на Сына Божия, как мною выше было объяснено, стремились сделать Его чуждым Божества Отца по естеству. Другие же, еще иначе мыслившие, как будто побуждаемые тем, чтобы возможно более почтить Его, говорили, что одно и то же есть Отец, одно и то же Сын, и одно и то же Дух Святый. Но в обоих заблуждениях язва неисцелимая. Так и в отношении к святой и блаженной Приснодеве, одни дерзнули оскорблять ее, говоря, что она будто бы сожительствовала по плоти с мужем после величайшаго и чистаго домостроительства Господа, то есть Его воплощения. И это нечестивейшее из всех заблуждений. Но как мы узнали и дерзнувших на это и легкомысленно предавших себя греху, так с удивлением услышали и еще нечто иное. Некоторые безумствующие в мнении о самой святой Приснодеве старались и стараются ставить ее вместо Бога и говорят о ней, увлекаемые каким-то умопомрачением и умоповреждением. Разсказывают, что в Аравию принесли это пустословие некоторыя женщины, пришедшия из стран Фракийских, что во имя Приснодевы оне делают приношение из какого-то печенья и имеют собрания, на которых во имя святой Девы сверх всякой меры пытаются предаваться беззаконному и хульному делу и во имя ея совершают жертвоприношения чрез женщин же, что все нечестиво и беззаконно и далеко от провозвещеннаго Духом Святым, так что все это дело диавольское и научение духа нечистаго. И на них исполняется сказанное: «отступят нецыи от здраваго учения внемлюще баснем и учением бесовским» (1Тим.4:1, 1:4, 10); будут же, сказано, служить мертвым, как и в Израиле им воздавалась честь. Так слава святых, живших в известное время направленная к Богу, послужила для других невидящих истины, поводом к заблуждению.

Глава 24

В Сикимах84, то есть в нынешнем Неаполе, тамошние жители приносят жертвы во имя Девы под тем предлогом будто бы, что и дочь Иеффая некогда принесена была в жертву Богу (Суд.11). Для обольщенных это послужило в порок идолослужения и суетнаго почитания. Также и дочь Фараона, которая почтила раба Божия Моисея и взяла его из воды и воспитала (Исх.2), ради соделавшагося потом славным отрока, Египтяне, сверх должнаго, почтили вместо Бога, и передали безсмысленным это дурное предание в виде богослужения. И покланяются они этой Фермути, дочери Аменофиса, тогдашняго Фараона, потому, как я сказал выше, что она воспитала Моисея. И многое тому подобное в мире служило к заблуждению обольщенных, между тем как не святые были виновниками соблазна для кого бы то ни было, а сам разум человеческий, не остающийся в спокойном состоянии, но обращающийся на лукавое. Потому умерла ли святая Дева и погребена: во славе успокоение ея, в непорочности кончина и в девстве – венец; а если умерщвлена, как написано: «и душу ея пройдет оружие» (Лк.2:35), и в таком случае с мучениками слава ея и в блаженстве святое тело ея, чрез которое Свет возсиял миру. А может быть она осталась в живых, так как «не изнеможет у Бога все, что он хочет делать» (Лк. 1:37): ибо о кончине ея никому не было известно. Вообще сверх должнаго не должно почитать святых, но чтить Владыку их. Посему да престанет заблуждение обольщенных! Ибо Мария – не Бог, и не с неба получила тело, но от совокупления мужа и жены, и по обетованию, как Исаак, предуготована к участию в домостроительстве Божием. Пусть не приносит никто и жертв во имя ея, ибо он тем губит свою душу; но с другой стороны да не дерзает и безумно оскорблять святую Деву! Она не сожительствовала с мужем по плоти ни после, ни прежде зачатия Спасителя. Да не будет!

Глава 25

Это немногое по разсуждению своему написали мы для желающих узнать истину Писания и не злоупотреблять напрасно словами, или вооружать язык свой хулением. Если же некоторые желают противиться и не принимать полезнаго, а напротив слушать вредное, в таком случае и нами смиренными да будет сказано: «слышай да слышит, и не покаряяйся да не покаряется» (Иез. 3, 27); пусть такой человек не доставляет труда ни Апостолам, ни нам, ибо мы, что знали честнейшаго и полезнаго для Церкви, то и сказали о святой Деве, взывая к облагодатствованной во всем согласно с Гавриилом: «радуйся, благодатная: Господь с тобою» (Лк.1:28). Если же Господь с нею, то как она может быть в ином сопряжении? Как сблизится с плотию охраняемая Господом? Святые в чести; упокоение их в славе; отшествие их отсюда в совершенстве; жребий их в блаженстве, в обителях святых; лик их с Ангелами; жизнь – на небе; занятие – в Божественных Писаниях; слава в нескончаемой и постоянной почести; награда во Христе Иисусе Господе нашем, чрез Котораго и с Которым слава Отцу со Святым Духом во веки, аминь.

Приветствуют вас все братия. Передайте взаимно и вы наше приветствие всем находящимся у вас братиям, верным, православным, которые гнушаются надменности, ненавидят общение с Арианами и наглость Савеллиан; но чтут Троицу единосущную, Отца, и Сына, и Святаго Духа, три ипостаси, едино существо, и едино Божество, кратко сказать, – едино славословие, и не колеблются в мнении о спасительном домостроительстве Спасителя нашего и о Его пришествии во плоти, но веруют в совершенное вочеловечение Христа, Который есть совершенный Бог и в тоже время совершенный человек, без греха воспринявший самое тело от Марии, принявший и душу, и ум, и все, из чего состоит человек, кроме греха; Который не состоит из двух существ, но есть единый Господь, единый Бог, единый Царь, единый Архиерей, Бог и человек, человек и Бог, не два, но един, соединенный не до слияния, ни до потери личнаго бытия, но так совершенно, как того требует великое домостроительство благодати. Будьте здравы!

Довольствуясь этим списком послания, весьма пригодным к опровержению разсмотренной ереси, и считая этого в настоящий раз достаточным, мы и эту ересь, как бы пресмыкающееся, высунувшееся из норы, с помощию Божиею преодолели посредством разумнаго учения и могущества Божия, распространяющаго в мире как бы благовоние стираксы в добродетели святых чад девства, начавшагося от святой Марии. При помощи Света, возсиявшаго от Нея миру, изобличивши эту ересь и показавши злой яд гибельнаго ея нечестия, перейдем теперь к другим ересям, чтобы, с Божиею помощию, довести до конца все это творение.

Против коллиридиан, приносящих жертву Марии. Пятьдесят девятая, а по общему порядку семдесят девятая ересь

Глава 1

После вышеизложенной дошла до нас молва о другой ереси, о которой мы уже упомянули не много раньше в послании, написанном в Аравию о Марии85. Эта ересь появилась в Аравии из Фракии и верхних частей Скифии и доведена была до нашего слуха. Она в глазах людей разумных также оказывается смешною и достойною презрения. Но мы начнем и ее изобличать и разсуждать о ней: потому что она также, как и другие подобныя ей, будет признана заключающею в себе более неразумия, нежели мудрости. Ибо как указанные выше еретики, измыслившие нечто оскорбительное о Марии, сеют в умах людей вредныя мысли, так и эти уклонившись в другую сторону, оказываются на краю погибели, так что и на них исполнится изречение некоторых из языческих философов: «крайности сходятся»86; потому что одинаковый вред в обеих этих ересях: и когда уничижают святую Деву, и когда, напротив, прославляют ее сверх должнаго. Да и кто учит этому, как не женщины? Ибо женский пол удобопреклонен к падению, не надежен и малодушен. И кажется диавол изрыгнул это самое чрез женщин: как раньше чрез Квинтиллу, Максимиллу и Прискиллу изрыгнул он нелепыя учения87, так и теперь. Некоторыя женщины, украсивши какую-то колесницу или четвероугольное седалище, разостлавши на нем белое полотно в один из праздничных дней года, в течении нескольких дней предлагают хлеб и возносят жертву во имя Марии. Потом все оне причащаются от хлеба, как мы отчасти об этом говорили в послании, писанном в Аравию. Теперь же яснее скажем о том и, испросивши помощи у Бога, по возможности присовокупим опровержение, чтобы, пресекши корни этой идолопоклоннической ереси, с помощию Божиею, мы могли отклонить некоторых от таковаго безумия.

Глава 2

Итак, рабы Божии, восприимем дух мужества и разсеем безумие этих женщин. Ибо все это есть вымысл женский и недуг вновь обольщаемой Евы, или лучше, льстивое обещание змия, зверя-соблазнителя, говорившаго с нею, ничего не приносящее с собою и обещаннаго не исполняющее, но только причиняющее смерть, называя не сущее сущим и посредством видения древа производя преслушание и отвращение от самой истины и обращение к многоразличному. Что посеял обольститель, о том можно судить по словам его: «будете яко бози» (Быт.3:5). Так и дух этих женщин обольщается гордостию вышеназваннаго зверя, которою он естественно причиняет смерть, как я часто говорил. Прежде всего, если сразу обозреть все, бывшее от века и доныне, то кому не будет ясно, что это есть научение и прикрытое действие демонов и чуждая здраваго разума попытка? От века никогда не священнодействовала женщина, даже и сама Ева, хотя и учинила преступление, но совершить столь нечестивое дело не дерзнула; равным образом и ни одна из дочерей ея, между тем как и Авель вскоре священнодействовал Богу, и Каин пред лицем Господа закалал жертвы, впрочем неприятныя Ему, и Енох благоугодил Богу и преложен был (Быт.5:22, 24), и Ной от избытков сохраненнаго в ковчеге принес благодарственныя приношения Господу, представляя свидетельство признательности и исповедуя благодарение Спасшему его. Также и праведный Авраам священнодействует Богу и Мелхиседек, «священник Бога Вышняго» (Быт.14:18), и Исаак оказывается благоугодным Богу, и, как мог, принес жертву на камне, возлив на него елей из сосуда (Быт.28:18). Из сыновей его Левий оказывается восприявшим непрерывное священство. Из того же самаго рода были воспринявшие священнический чин: Моисей – пророк и священнотаинник, Аарон и дети его Елеазар и Финеес и Ифамар – внук его. Но для чего мне говорить о множестве священнодействовавших Богу в Ветхом Завете? Так например Ахитов является священнодействующим, также Кориты, Герсониты и Мерариты, удостоенные быть в левитском чине (Чис.3), дом Илия (1Цар.1) и следовавшие за ним из родства его в доме Авимелеха и Авиафара – Хелкия и Вузий до Иисуса – великаго священника и Ездры – священника и других. И нигде не говорится, чтобы женщина священствовала.

Глава 3

Перейду к Новому Завету. Если бы установлено было Богом, чтобы женщины священствовали, или совершали что-либо каноническое в Церкви, то более всего должно было бы в Новом Завете облечь саном священства саму Марию, удостоившуюся воспринять в недрах своих Царя всех, Бога небеснаго, Сына Божия; чрево которой соделалось храмом и уготовано было в жилище Господа в домостроительстве воплощения по человеколюбию Божию и поразительному таинству. Но так не благоволил Бог. Даже и совершать крещение не доверено было ей, – хотя бы Христос скорее мог быть крещен от нея, нежели от Иоанна. Однако Иоанн, сын Захарии, облеченный властию отпущения грехов, совершил крещение в пустыне; отец же его священствовал пред Богом и во время каждения видел видение (Лук. 1, 10 и дал.). Петр и Андрей, Иаков и Иоанн, Филипп и Варфоломей, Фома, Фаддей и Иаков Алфеев, Иуда Иаковлев и Симон Кананит и Матфей, избранный в пополнение двенадцати (Деян. 1, 26), – все эти избраны были в Апостолы, священнодействуя благовествование по всей земле, вместе с Павлом и Варнавою и прочими, и являясь началовождями таинств вместе с Иаковом, братом Господним и первым епископом Иерусалимским. От этого епископа и от вышепоименованных Апостолов установлены преемства епископов и пресвитеров в доме Божием; но нигде не сказано, чтобы в числе их поставлена была женщина. «Бяху же, – сказано, – у Филиппа благовестника, дщери четыре прорицающыя» (Деян.21:9), но не священнодействующия. «И бе Анна пророчица, дщи Фануилева» (Лк.2:36), но священство ей не было вверено; ибо должно было исполниться написанному: «и прорекут сынове ваши, и дщери ваши сония узрят, и юноши ваши видения увидят» (Иоил. 2:28; Деян.2:17). А что существует в Церкви чин диаконисс, то это не для священнодействия и не для поручения им чего-либо подобнаго, но ради охранения чести женскаго пола, или во время крещения, или при надзоре за страданием, или болезнию, и в то время, когда обнажается тело женщины, дабы оно не было видимо мужами священнодействующими, но только диакониссою, которая получает приказание от священника заботиться в потребную пору для женщины при обнажении тела ея, чем весьма благоразумно и соответственно церковному постановлению поддерживается и благочиние учреждения (диаконисс) и церковное благоустройство. Поэтому слово Божие не позволяет женщине ни «в церкви глаголати», ни властвовать над мужем (1Кор. 14, 35). Да и много можно говорить об этом.

Глава 4

Должно обратить внимание и на то, что до тех пор, пока была нужда в церковном чине диаконис, их Церковь именовала вдовицами, а еще более старых – старицами, но никогда не повелевала им быть пресвитершами, или священницами. Даже и диаконы в церковном чине не облечены правом совершать какое-либо таинство, но только служить при совершении таинств. Откуда же опять у нас возникла эта новая басня? Откуда это ослепление женщин и женское неистовство? Откуда это зло, снова воспитываемое женщиною, изливающее в наши умы женственныя мысли и производящее своего рода сладострастие, которое покушается вынудить несчастную природу человеческую выступать из пределов предлежащей цели? Но приимем дух Иова; вооружимся твердостию борца; восприняв во уста праведный его ответ, скажем и сами: «яко едина от безумных жен возглаголала еси» (Иов.2:10). Ибо не покажется ли это безумным всякому, имеющему смысл и стяжавшему его в Боге? Не идолопоклонническое ли это дело и не диавольское ли покушение? потому что диавол всегда, под предлогом справедливости подкрадываясь к разуму человеческому, воздавая божескую честь смертной природе, представлял пред очами людей человекобразныя фигуры при помощи разнообразных искусств. И служившие предметом поклонения умерли, а изображения их, никогда и не жившия (ибо никогда не жившее не может быть мертвым), предлагают для поклонения, так что разум, удалясь от единаго и единственнаго Бога, впадает в блужение, подобно общей для многих блуднице, которая разжигается с крайним неприличием к соитию со многими и отвергает целомудрие законнаго супружества с одним мужем. Подлинно, свято было тело Марии; и однакоже она – не Бог. Подлинно Дева была девою, и почтенною; однакож она дана нам не для поклонения, но сама покланяется Рожденному от нея по плоти и Сошедшему с небес из недр Отчих. Поэтому Евангелие предохраняет нас, говоря словами самого Господа: «что Мне и тебе, жено! не у прииде час Мой» (Иоан. 2, 4), при чем в словах: «что Мне и тебе, жено»? назвал ее женою для того, чтобы не считал кто-либо святую Деву высшею надлежащаго, как бы предсказывая об имеющих быть на земле расколах и ересях, дабы некоторые, чрезмерно удивляясь Святой Деве, не впали в суесловие таковой ереси.

Глава 5

Все учение этой ереси достойно презрения и есть, так сказать, старушечья басня. И какое Писание учило об этом? Какой из пророков внушал покланяться человеку, не говоря о женщине? Хотя Мария есть сосуд избранный, однако женщина по природе ничем от других не отличающаяся, но по разуму и чувству славою почтенная, подобно телам святых и, если сказать более для ея восхваления, подобна Илии, который был девственником от утробы матерней, и пребывает таковым навсегда, и взят на небо не видев смерти (4Цар. 1–2); и подобно Иоанну, который возлежал на персях Господа и «егоже любляше Иисус» (Ин.13:23, 21:20); и подобно святой Фекле, которой Мария гораздо почтеннее ради домостроительства, котораго она удостоилась. Но ни Илия не должен быть предметом поклонения, хотя он и находится в живых; ни Иоанн, хотя посредством собственной молитвы и соделал он изумительною кончину свою и еще более того приял благодать от Бога; и ни Фекла, и никто из святых не должен быть покланяем. Да не господствует над нами древнее заблуждение – оставлять живаго Бога и покланяться созданному от Него: «послужиша, – сказано, – и почтоша тварь паче Творца, и объюродеша» (Рим.1:25, 22). Ибо если и ангелам покланяться Бог не дозволил, то кольми паче рожденной от Анны и дарованной Анне от Иоакима, данной отцу и матери по обетованию ради молитвы их и всяческой заботы, и рожденной не иначе, как по естеству человеческому, как все, от семени мужа и утробы жены. Хотя история Марии и предание сообщают, что отцу ея Иоакиму сказано было в пустыне: жена твоя зачала; однако это совершилось не без союза брачнаго и не без семени мужа. Но имеющее быть предвозвестил посланный Ангел, дабы не было никакого сомнения относительно того, что действительно появилось на свет и что уже определено было Богом и родилось у праведника.

Глава 6

И повсюду мы видим Писания повествующими об этом. Так Исаия предвозвещает об имеющем исполниться на Сыне Божием, говоря: «се Дева во чреве зачнет, и родит сына и нарекут имя ему Еммануил» (Ис.7, 14; ср. Мф.1:23). Но поелику родившая была Дева и носимый в жене толкуется: «с нами Бог», то, дабы в душе пророка не было сомнения о истине события, пророк усматривает то в видении и побуждаемый Духом Святым повествует и говорит: «и вошел к пророчице» (Ис.8:3), указуя на евангельский разсказ о вхождении Гавриила, который послан был от Бога (Лк.1:26) возвестить о вхождении в мир и рождении от Марии Единороднаго Сына Божия. «И во чреве зачат, – говорит пророк, – и роди сына. И рече Господь мне: нарцы имя ему: скоро плени, нагло расхити: прежде неже разумети отрочати назвати отца или матерь, приимет силу Дамаскову, и корысти Самарийския», и прочее (Ис.8:3–4). Но все это еще не было совершившимся, а имело исполниться на Сыне Божием и сбыться спустя лет около 1600. И имевшее быть после стольких поколений пророк созерцал как уже бывшее. Разве это была ложь? – Да не будет! Предустроенное от Бога несомненно проповедано было, как уже совершившееся, чтобы истина не пребыла не верною и чтобы не пришло в сомнение в уме пророка имевшее совершиться столь изумительное и поразительное таинство. Разве ты не замечаешь относящуюся к сему самую проповедь, как говорит сам святый Исаия: «яко овча на заколение ведеся и яко агнец пред стигущим его безгласен, тако не отверзает уст своих… Род же Его кто исповест? яко вземлется от земли живот Его... И дам лукавыя вместо погребения Его», и прочее (Ис. 53, 7–9). Смотри, как о предыдущем повествует, как о последующем, а последующее изъясняет, как уже бывшее, сказав: «яко овча на заколение ведеся». Говорится, как о прошедшем; ибо не сказано, что возвещаемый Исаией ведется и еще не веден был, но пророком сказано было о том, как о деле уже совершившемся. Тайноводство Божие непреложно. Но от него исходя пророк говорит уже не как о бывшем, дабы опять не дать повода к заблуждению; но говорит: «вземлется от земли живот Его». Этими двумя способами он показывает истину, именно словом: «ведеся», – что уже совершилось, а словом: «вземлется», – что после того исполнялось, дабы из того, что совершилось, ты уразумел истинность и твердость обетования Божия, а из имевшаго совершиться мог сделать заключение о времени откровения таин.

Глава 7

Так и о Марии Ангел предсказывал то, что имел получить от Бога входивший в собственный дом отец ея, именно испрошенное чрез просительную молитву отца и матери: «се, жена твоя зачала во чреве», – для того, чтобы твердо укрепить в обетовании ум верующаго. А между тем это послужило для некоторых поводом к заблуждению. Невозможно кому бы то ни было родиться на земле вопреки природе человеческой. Только Ему одному приличествовало это; только Ему одному уступила природа. Он, как Создатель и Властелин всего, образовал Самого Себя от Девы, как бы от земли, Бог сошедший с небес, Слово облекшееся плотию от святой Девы. Не смотря на это Дева не должна служить предметом поклонения: не должно делать ея Богом, не должно приносить жертв во имя ея, и не должно опять после стольких поколений ставить женщин на священство. Не благоволил Бог быть этому ни в Саломии, ни в самой Марии; не допустил Он ее до совершения крещения или благословения учеников, не повелел начальствовать на земле, а желал только того, чтобы она была святынею и удостоена была царствия Его. Ни так называемой (Рим. 16, 13) матери Руфовой, ни женам, во след шедшим из Галилеи (Лук. 23, 55), ни Марфе, сестре Лазаря, ни Марии, ни какой-либо из святых жен, удостоенных быть спасенными Его пришествием и служивших Ему от своего имущества, ни жене Хананейской (Матф. 15, 22), ни кровоточивой и исцеленной (Лук. 8, 47), ни какой-либо другой из живущих на земле жен не повелел усвоять это достоинство. Итак, откуда же у нас этот кружащийся дракон? Зачем возобновляются лукавые советы? В чести да будет Мария: но покланяем должен быть Отец и Сын и Святый Дух; Марии же никто не должен покланяться. Не говорю жене, но и мужу; только Богу усвояется это таинство; даже ангелы уступают место Богу в таком славословии. Итак да изгладится худо написанное в сердце заблуждающихся! да исчезнет из глаз дурной плод древа! Да обратится опять создание ко Владыке! да обратится Ева с Адамом к почитанию Единаго Бога! да не руководится она голосом змия, но да пребудеть тверда в заповеди Божией: «от древа не ешь» (Быт.2:17, 3:3)! Древо не было заблуждением, но чрез древо соделалось преслушание заблуждения. Да не вкушает кто-либо от заблуждения из-за святой Марии! Ибо хотя и красно древо, но не в снедь (Быт. 3:6); хотя и весьма прекрасна Мария, и свята, и почтенна, но не для поклонения.

Глава 8

Эти женщины возобновляют чашу приносимую Судьбе и уготовляют трапезу демону, а не Богу, согласно написанному (1Кор.10:20). И питаются хлебами нечестия, как говорит Божественное слово: «и жены их месят муку, и сынове их собирают дрова, да сотворят опресноки воинству небесному» (Иер.7:18). Да заградятся уста таковых женщин от сказаннаго Иеремиею, и да не смущают оне вселенную! Пусть не говорят оне: мы чтим царицу небесную (Иер.44и дал); ибо видел Тафнас отмщение их и места Магдальския приняли тела их на гниение (Иер.44и дал). Не верь, Израиль, женщине! уклоняйся от совета злой женщины! ибо жена уловляет честныя души мужей: «ея нозе низводят употребляющих со смертию во ад. Не внимай злей жене: мед бо каплет от устен жены блудницы, яже на время наслаждает твой гортань: последи же горчае желчи обрящеши, и изощрену паче меча обоюду остра» (Прит.5:5, 3–4). Не верь этой злой жене, потому что всякая ересь есть злая жена, а в особенности эта ересь женская, которая произошла от обольстившаго первую жену. Итак должно чтить матерь нашу Еву, как Богом созданную, но не слушать ее, дабы не убедила она чад вкусить от древа и преступить заповедь. Пусть раскается и сама она в своем пустословии, пусть обратится стыдясь и облекаясь листьями смоковными (Быт. 3, 7)! Пусть познает ее и Адам и пусть уже не повинуется ей! ибо послушание заблуждению и противный добру совет жены причиняет смерть собственному ея мужу, и не только мужу, но и детям. Ева преступлением низвратила создание Божие, будучи возбуждена словами и обещанием змия, заблудившись от заповеди Божией и вступивши на иной путь разумения.

Глава 9

Поэтому всех Владыка и Спаситель, желая уврачевать болезнь, возсоздать ниспровергнутое и исправить недостаточное, так как от жены смерть вошла в мир, Сам родился от жены – Девы, чтобы и смерть уничтожить и недостающее восполнить и уменьшенное усовершить. А зло снова обращается к нам, чтобы ввести в мир недостаточность; но уже ни юноши, ни старцы не слушаются женщины, по причине даруемаго свыше целомудрия. Не играет Египтянка с целомудренным Иосифом и не развращает его, хотя и величайшую хитрость употребила к совращению отрока (Быт.39). Не играет человек, восприявший от Духа Святаго благоразумие и не теряет целомудрия, чтобы не унизить своего благородства: оставляет одежды и не губит тела, убегает из самаго места, чтобы не попасть в сеть; наказывается временно и царствует вечно; ввергается в узилище; но для него вожделеннее было оставаться под стражею и «во угле непокровенном, неже с женою сварливою и язычною» (Прит.21:9, 19). И сколько еще можно сказать? Покланяясь ли самой Марии, эти праздныя женщины приносят ей печенье, или покушаются за нее приносить это вышепоименованное, пустое приношение, – то и другое нелепо и чуждо здраваго смысла и, будучи совершаемо по мановению демонов, есть ханженство и обман.

Чтобы не быть протяженным в слове, я удовлетворюсь сказанным. Мария да будет в чести, покланяем же да будет Господь! Праведники никому не подают повода к заблуждению: «Бог бо несть искуситель злым, не искушает же Той никогоже, ни рабы Его к обольщению. Кийждо же искушается, от своея похоти влеком и прельщаемь. Таже похоть раждает грех: грех же содеян раждает смерть» (Иак. 1:13–15).

Считая сказанное обо всем этом, возлюбленные, достаточным, и сокрушивши словом истины этого, так сказать, жука, по виду золотистаго, а между тем окрыленнаго, так сказать, и летающаго, носящаго в себе сущий яд и гибель, перейдем еще к одной оставшейся неразсмотренною ереси, призывая Бога в предстатели и на изследование частей истины и на то, чтобы Он сделал совершенным наше опровержение противнаго ей.

Против Массалиан, с которыми соприкасаются Мартириане из Еллинов, Евфимиты и Сатаниане. Шестидесятая, а по общему порядку восемьдесятая ересь

Глава 1

Безстыдство ненасытно и безразсудство не знает меры, но на все простирает свой помысл и отверзает уста, чтобы повредить потомству Адама и Ноя, различным образом истребляя целомудрие и многообразно разсеевая между повреждаемыми блудныя мысли. После тех ересей возстала пред нами еще некоторая другая ересь, безумная и полная всякаго безразсудства, совершенно смешная, имеющая несостоятельный образ мыслей и состоящая из обольщенных мужчин и женщин. Они называются Массалиане, что значит молящиеся88. Существовали они несколько ранее, приблизительно со времен Констанция и существуют доныне. Есть еще другие, называемые также Массалианами Евфимиты, которые, как я с вероятностию думаю, принялись ретиво подражать той ереси. Но те вышли из язычников, не принадлежали к иудейству и не были Христианами, не происходили и от Самарян, но действительно суть язычники, и хотя говорят, что есть боги, однако же никакому богу не покланяются, а воздают честь только Одному, называя его Вседержителем. Устроивши себе некоторые дома, или обширныя помещения, на подобие форумов, они называли их молельнями. Были и в древности между Иудеями и Самарянами места молитвенныя вне города, как мы находим и в Деяниях Апостольских, где говорится, что «порфиропродалница Лидия» встретилась с сопровождавшими святаго Павла, причем Божественное Писание повествует, что «мняшеся молитвенница быти» (Деян. 16:14, 13). И пришли Апостолы и учили сошедшихся в то время жен. Было также место молитвенное и в Сикимах, в так называемом ныне Неаполе89, вне города, в поле, приблизительно на два знака разстояния90, устроенное в виде театра без крыши и под открытым небом Самарянами, во всем подражавшими Иудеям.

Глава 2

Эти первоначальные Массалиане, происходившие от язычников, бывшие прежде нынешних, происходящих от имени Христа, и сами построили в некоторых странах помещения, называемыя молельнями и молитвенницами. В других же местах устроивши себе нечто в роде и на подобие церкви, они по вечеру и на разсвете собираются там со множеством зажженных светильников и со свечами и долгое время воспевают Богу какия-то заунывныя песни и хвалы, составленныя у них людьми способными, обольщая себя надеждою, что этими песнями и хвалами они умилостивляют Бога. Все это заставляет делать заблуждающихся слепое невежество, прикрытое самомнением. Недавно в одну из таких построек ударила молния, не могу сказать, в каком месте, а кажется, мы слышали, что это было в Финикии. И некоторые ревнители из начальствующих многих из них убили за то, что искажают истину и подделываются под образ жизни Церкви, не будучи Христианами и не происходя из Иудеев. Думаю, что военачальник Луппикиан, был одним из тех, которые возбудили язычников против тех же Евфамитов, по каковому поводу у них появилось новое заблуждение. Ибо некоторые, взявши тела убитых тогда за такое языческое нечестие и похоронивши их в известных местах, воспевают там те же самыя славословия и наименовали самих себя Мартирианами, конечно, ради пострадавших за идолов.

Глава 3

Иные же из них еще глубже размышляя, и по глупости своей имея советником только разум, говорили: сатана велик и очень силен и много зла совершает против людей. Почему же мы не прибегаем скорее к нему и ему не покланяемся, и его не чтим, и к нему не обращаемся с молитвою, чтобы за угодливое наше служение он не причинял нам зла, но щадил бы нас, когда бы мы стали его рабами? Таким образом, они назвали себя Сатанианами. Мы соединили ересь их в одно с теми из вышеупомянутых, о которых намерены теперь говорить, поелику они одинаково выходя на открытое место, посвящали время молитве и пению. Впрочем все это, будучи очень смешно, оказалось безвредным, так как не могло отклонить ум от истины; потому что это были не христиане, но совершенные язычники. А теперь они за те обычаи называются Массалианами; у них нет ни начала, ни конца, ни главы, ни корня, но во всем они не тверды, не знают, от кого произошли, и обольщаются, совершенно не имея основания ни в имени, ни в законности, ни в положении, ни в законодательстве. По-видимому, они, как мужчины, так и женщины, веруют во Христа, говоря, что они отреклись от мира и оставили все свое. Когда наступает летнее время, они спят все вместе, мужчины с женщинами и женщины с мужчинама, на широких улицах, потому, говорят, что у них нет стяжания на земле. Они дерзки, а протягивают руки, чтобы просить милостыню, как неимеющие пропитания и стяжания. Но речи их превосходят всякую меру безумия. Кого бы ты ни спросил из них, всякий называеть себя тем, чем ты захочешь: назовешь ли пророком, они скажут: я пророк; назовешь ли Христом, он утверждает: я Христос; – патриархом ли, он безстыдно именует себя тем же именем; ангелом ли, он называет и себя также. О, явное сумазбродство человеческое! Поста они совершенно не знают; но проведя время в молитве от втораго часа или от третьяго, или даже ночью, если захотят есть, то спокойно делают все: едят и пьют. О студодеянии и о похотливости их в точности я не знаю. Впрочем они и от этого не свободны, так как имеют обыкновение ложиться спать все вместе, и женщины, и мужчины. Есть они и в Антиохии, куда перешли из Месопотамии.

Глава 4

Получили они это гибельное учение от чрезмерной простоты некоторых братий; ибо некоторые из наших братий и православных, не зная меры жительства во Христе, не поняли повеления об отречении от мира, об отказе от собственнаго имущества и денег, о продаже собственности и раздаянии нищим, о взятии креста и о последовании истине, о том, чтобы не быть ленивым или праздным и безвремено ядущим, ни уподобляться пчелиному трутню, а чтобы, напротив, делать все своими руками, как и святый Апостол Павел, отрекшийся от мира, но проповедник истины, котораго «руце послужисте» не только ему самому, но и сущим с ним (Деян.20:34) – хотя эти последние и не были бездеятельными, но находились вместе с ним в труде, как он похваляется в одном месте и весьма ясно научаеть, говоря: «не трудящийся ниже да яст» (2Сол.3:10). Некоторые же из вышесказанных братий, быть может, наученные от Манеса, пришедшаго, как говорят, из Персии, учили тому, чему не должно. Так слово Божие повелевает смотреть за теми, которые ничего не делают; между тем умы некоторых введены в заблуждение словом Спасителя: «делайте не брашно гиблющее, но пребывающее в живот вечный» (Иоан. 6, 27). Они думают, что «гиблющее» есть доброе дело, которое мы совершаем ради праведности; такое дело проявлялось в Аврааме, когда он приготовлял тельца (Быт. 18, 7); также в заботливости вдовицы об Илии (3Цар. 17), в распоряжении Иова относительно своих детей и имущества, и в делании всех рабов Божиих, трудившихся своими руками ради праведности, как например, для вспомоществования нуждающимся. Так трудятся ради праведности в каждом монастыре в стране Египетской и во всех странах. Как пчела, имея на ногах воск для выделывания, а во рту крошку меда, своим жужжащим голосом, по своему уменью, воспевает Владыку всех, как и Соломон свидетельствует, что она «премудростию почтена произведеся» (Прит. 6:8c): так и рабы Божии, поистине основанные на твердом камне истины и прочно созидающие дом свой, собственными руками делают самомалейшия дела свои сообразно с уменьем каждаго. Устами же они произносят почти все Божественное Писание, неутомимо и неленостно совершают частыя бдения, пребывая то в молитвах, то в псалмопениях, непрестанно посещают установленныя законом обычныя собрания, постоянно проводят известные с промежутками часы в непрерывных молитвах к Богу. Они с уничижением, великим смиренномудрием и тяжким воздыханием возсылают сии молитвы к Богу и работают своими руками, как я уже сказал, и после духовнаго делания, дабы не быть в нужде и не впасть в человеческое притворство, не дать нечестивому возможности говорить ту истину, что люди не свободные от нечистоты, неправдою обогатившиеся и разжившиеся на счет бедных не имеют недостатка в хлебе, между тем как другие, будучи не в состоянии от праведных трудов иметь ежедневное пропитание, принуждены, вследствие вызваннаго бездействием недостатка, прибегать к трапезе богатых.

Глава 5

Поэтому слово Божие научает, говоря: «не желай брашен богачей, сия бо имут живот ложен» (Прит.23:3). И еще в другом месте: «сицевая подобает тебе уготовити. Аще же ненасытнейший еси, не желай брашен его» (Прит.23:2–3). Ибо тем прославились отроки в Вавилоне, отказавшись от трапезы царской и предпочетши довольствоваться овощами, нежели трапезою и яствами, устранившись от славы, как и Моисей «паче изволи страдати с людми Божиими, нежели наслаждаться сокровищами в Египте» (Евр.11и дал.; ср. Исх.2 и дал). Делая своими руками, он достиг пророчества. Будучи знатен и усыновлен дочерью царя, он соделался пастырем овец, дабы не в праздности есть хлеб (Исх. 3), как научает и отец наш Иаков, говорящий Лавану: «дай мне дела, чтобы я заработывал хлеб свой». И он снова получил от своего тестя приказание пасти стада (Быт. 29), дабы не в праздности вкушали хлеб праведники. Апостолам же повелено довольствоваться проповеданием слова Божия, дабы они не увлеклись другими делами, переходя из города в город и из одного места в другое, для проповеди: «достоин бо есть делатель мзды своея» (Мф. 10:10; ср. Лк.10:7); и еще: «достаточно делающему пищи своей» (1Тим.6:8) Таким же образом и пастырям, ради безпрестаннаго их попечения о людях и церковнаго управления, и непрерывнаго служения, слово Божие говорит: «кто пасет стадо, и от млека его не яст? или кто насаждает виноград, и от плода его не причащается» (1Кор.9:7)? И еще: «трудящемуся земледельцу прежде всего должно причащатися от плодов» (1Кор.9:10; ср. Иак.5:7; Сир.6:19). Слово Божие говорит это, дабы не оставить пресвитера или епископа нуждающимся в ежедневном пропитании, побуждая людей уделять от праведных трудов священникам нужое для их пропитания посредством начатков и приношений и прочаго, на что имея право, как поставленные Богом руководить народ, они однако не пользуются этим в избытке, обещавшись в совершенстве благоугождать Богу.

Глава 6

И из самих священников Божиих есть подражающие в проповедании слова Божия святому своему по Бозе отцу во Христе, – разумею святаго Апостола Павла, – и они по возможности, хотя и не все, однако большая часть, работают своими руками, какое бы только ремесло ни нашли, совместное с их достоинством и непрерывностию попечения о Церкви. Они имеют в виду, чтобы кроме слова и проповеди, совесть их радовалась, когда они получают плоды от своих рук и удовлетворяют себя и братий, нуждающихся в получении чего-либо, например, начатков и приношений и в самом добываемом трудами рук. По преизбытку любви к Богу и ближним, они дают им добровольно, хотя и не принуждаются к тому, и не осуждаются, но несут труды праведные и занятия церковныя и, получая пищу по заслуге, возлагают на себя труды добровольно. Ибо Божественная душа их, утвержденная в страхе Божием и приобретшая ведение от Духа Святаго, вожделевает богатства небеснаго, заключающагося в праведности, котораго они достигают хвалением и славословием, великими подвигами, упражнением в Священном Писании и словесах Божиих, псалмопением и церковными собраниями, святыми постами, чистотою добраго жития и добровольным деланием руками ради праведности. Однако же иным образом отличаются такие же почтенные братия наши, находящиеся в монастырях Месопотамии, называемых мандрами91: они отпускают волосы на подобие женских и ходять публично во власянице. А между тем им надлежало бы быть скромными чадами святой Девы, матери нашей Церкви, сидящими дома, тайно служащими Богу, видящему тайное и воздающему явно, согласно написанному (Матф. 6, 6); им надлежало бы быть благопричными ради мирских, а не желать получить от видящих награду и благодарность. Чуждо кафолической Церкви и проповеди апостольской носить публично власяницу и иметь неостриженные волосы, ибо «муж, – сказано, – не должен власы растить, образ и слава Божия сый» (1Кор.11:14, 7).

Глава 7

Что хуже и противнее этого? Бороду – образ мужа остригают, а волосы на голове отращивают. О бороде в Постановлениях апостольских слово Божие и учение предписывает, чтобы не портить ее, то есть не стричь волос на бороде, но и не носить длинных волос, подобно блудницам, и не давать доступа тщеславию под видом праведности92. Назореям это приличествовало только ради прообраза: древние были руководимы посредством прообразов будущаго и носили волосы на голове вследствие обета, и это до тех пор, пока не пришло и не совершилось обетование мира, т. е. пока не явился Глава – Христос, единородный Сын Божий, и узнан был в мире Присносущий, хотя и не узнан был всем человечеством, а только некоторыми уверовавшими в Него, дабы, когда мы узнали Главу, не срамили головы. Ибо собственно не о голове каждаго говорит Апостол, но от нея производит дело поношения Христа; он говорит: «или не самое естество учит нас, яко муж убо аще власы растит, безчестие ему есть» (1Кор. 11, 14)? А это безчестие непохвально, как и то, о котором говорится: «ты презрел стыд». Это не есть какое-нибудь доброе дело для Бога, хотя и предпринимается ради Бога; но этот обычай держится упорством после того, как прешел подзаконный образ и явилась истина. Апостол говорит: «аще кто мнится спорлив быти, мы таковаго обычая не имамы, ниже Церкви Божия» (1Кор. 11, 16). Итак, делающих и поступающих таким образом, и пребывающих в упорстве он устраняет от закона апостольскаго и от церкви Божией. Но мы вынуждены говорить это по поводу вышеупомянутых Массалиан, потому что и они, получив оттуда недуг мысли и извратив ум, уклонились от истины. Так возникла ересь, состоящая в страшном бездействии и других злых делах.

Глава 8

Вот что слышали мы об этих людях, ставших позором для мира и изрыгающих нечистыя мысли и слова, но несостоятельных и безнадежных и ставших вне строения Божия (1Кор. 3:9). Поэтому, сказавши о них немного, мы тотчас займемся опровержением их. И прежде всего, чтобы женщинам быть вместе с мужчинами, справедливаго основания на то не указывается в древнем обычае находившихся в естественном супружестве; но один муж должен быть в супружестве с одною женою, как Адам был с Евою, Сарра с Авраамом, Ревекка с Исааком. А если некоторые из праотцев имели двух или трех жен, то жены эти были не в одном доме; ибо такой вид сожительства бывает у свиней, и таково сожительство скотов. Но эти еретики вынуждают нас еще к большему изумлению, когда объявляют, что не имеют сожительства с женами, тогда как, напротив, совершают еще более позорное и обнаруживают совершенную срамоту свою. Если бы они и имели жен, то они должны бы держать их отдельно, а не всех вместе. Если они находятся в супружестве, то не должно было бы им установленное от Бога совокупление мужа с женою, которое должно совершаться с благообразием, честностию и благоразумием, по своему произволу совершать пред всеми. А если некоторые, сохраняющие себя в чистоте и воздержании, удалялись от жен, то и эти нарушали свою праведность неразумием и добродетельное житие неосторожным по безразсудству действованием, тогда как этого ни апостолы не делали, ни бывшие прежде апостолов пророки этого не установили.

Глава 9

Моисей в пустыне, начавши песнословие, поет песнь Богу по переходе чрез море, говоря: «поим Господеви, славно бо прославися: коня и всадника вверже в море» (Исх. 15, 1). Вместе с ним возглашали и мужи, но отнюдь не жены, дабы показать их скромность и возвестить высоту благоустройства в законе Божием. Вслед за тем говорит: «взя Мариам тимпан, преднача женщинам и говорила: «поим Господеви, славно бо прославися» (Исх. 15, 20–21). И женщины таким же образом возглашали вместе с нею, бывшею одного с ними пола и несколько превосходившею их, дабы показать, как неразумна и нечиста мысль инаковаго учения людей делающих подобное в безпорядочном смешении. К тому же о воскресении пророк говорит: «и восплачутся по племенам: колено против колена: колено Нафаново о себе, и жены их о себе: колено Иудино о себе, и жены их о себе», и прочее (Зах.12:12–13). Так и апостолы предписали для Церкви; так и Господь повелел в Евангелии, представляя нам образец в одной жене, сказав Марии: «не прикасайся Мне, не у бо взидох ко Отцу» (Иоан. 20, 17). Таким же образом и Гиезий подходит к Суманитянке, отталкикая ее от ног Елисея, дабы она не нарушила порядка и не оскорбила чин пророческий (4Цар. 4, 27). Но пророк, движимый Духом Святым, видел Суманитянку скорбевшею и ради утешения преступил порядок и благовременно перенес это ради утешения женщины, считая противное обычаю прикосновение женщины к ногам своим сообразным с ея душевным несчастием и огорчением. Но что мне много говорить о тех, которые подражают псам и соревнуют свиньям? Что же касается наименования себя Христом, то кому из имеющих смысл не покажется это безумием? Или когда кто из них скажет: «я пророк», – то в чем у них обнаруживается вид пророчества? Или какое ими совершено чудесное дело, подобно как Христом? Если же каждый из них сам Христос, то на какого Господа он надеется и в какого верует? Что за учение неразумных? Но довольно будет сказаннаго и об этой ереси.

Глава 10

Этим да будет запечатлено и завершено все наше творение о ересях. Так как Бог нам сопутствовал и помог, то мы должны исповедывать это от всей души и всем помышлением и благодарить Самого Господа за то, что данное нами обещание мы с Его помощию удостоились исполнить, разумею составленное нами повествование о ересях и опровержение их; а вместе и открыли, что в каждой из них делается, насколько это было возможно по нашим слабым силам человеческим. Как скоро мы узнали восемьдесят ересей, распространившихся в мире, узнали их число, наименования, а некоторых и главныя положения, доказательства и свойства, и показали неопустительно их происхождение и причины, мы чрезмерно поражены были сказанным в Божественном Писании: «шестьдесят суть цариц, и осмьдесят наложниц, и юнот, имже несть числа. Едина есть голубица моя, совершенная моя» (Песн.6, 7–8). Итак мы сказали сначала об этих восьмидесяти как бы наложницах: варварстве, еллинстве, скифстве, иудействе и самарянстве, каковыя наименования не суть наименования ни законных жен, ни получивших от царя приданое, ни имеющих право на наследство вместе с детьми по договору. В действительности же ересей семьдесят пять и их матерей пять, именно: еллинство, от котораго происходят Еллины; иудейство, от котораго Иудеи и ереси; ересь самарянская, от которой самарянство, и наконец христианство, от котораго отломились, подобно ветвям, отделившияся ереси, названныя по имени Христа, но не принадлежащия Ему, напротив, одне очень далеко отстоящия от Него, а другие ради незначительнейшей причины соделавшияся вместе с своими детьми чуждыми и сторонними наследия Его, так как оне не были законными, а находившимися вне и только носившими имя Христа. Нам остается теперь изложить только свидетельство о истине, о единственнейшей голубице, восхваляемой Женихом.

Глава 11

Как скоро мы будем иметь досуг, то после пламенной молитвы Богу в своем месте сделаем сокращенную по разсуждению, но твердую на основании предания защиту истины, хотя она появилась не после, но ранее и уже была упомянута нами раньше всех ересей в речи о воплощении Христа. Но она первая – обрученная Христу по воплощении и пришествии Его святая невеста, которая создана с Адамом, проповедана между бывшими до Авраама патриархами, а после Авраама запечатлена верою, открыта Моисеем и предсказана Исаиею, но явилась во Христе и со Христом пребывает, напоследок же и нами имеет быть восхваленною. Ибо вступающему в состязание должно прежде всего утвердиться в борьбе, в труде и других упражнениях состязания, дабы впоследствии, получивши венец, он с венцом проводил жизнь в радости. Но венец не есть последнее, а предлежащее в борьбе, напоследок же дается на радость и веселие потрудившемуся. Сказавши так об этом, мы перейдем к вышесказанным словам, чтобы показать, что такое восемьдесят наложниц, и шестьдесят цариц, и что такое одна дева, чистая и вместе невеста, и голубица, и агница, что такое святый град Божий и вера, «и утверждение истины» (1Тим.3:15), и камень твердый, который «врата адова не одолеют» (Мф.16:18). Призывая и призвав во всем Бога, мы достигли исполнения обещания, разумею разсуждение против всех ересей, которое мы довели до ереси Массалиан. И поправши оную как бы сапогами евангельскими, как многоногаго хамелеона, отвратительнаго, безобразнаго и дышащаго зловонием, возблагодарим за все Бога, Отца в Сыне, Сына во Отце, со Святым Духом во веки веков, аминь.

* * *

70

Мысль, если не точно такими словами выраженная, то подобными, высказывается некоторыми древними писателями, например: Димосфеном (De corona), Овидием (Metamorph. Lib. I et 2) и др.

71

Разумеется Аполлинарий, упомянутый в начале отделения.

72

Так значится это имя и по Ватиканскому списку греческой Библии; в Александрийском же списке перевода LХХ, с котораго сделан и Славянский перевод, оно значится так: Σουλαμῖτις (Суламитиyо).

73

Смысл всей этой цитации будет вам понятен, если мы обратим внимание на то, что слова: «приемляй, восприят, взятся и вознесыйся» по-гречески обозначаются одним словом: ἀναλαμβάνω.

74

Точно такого изречения нет во всем Св. Писании; но есть изречения, заключающия в себе мысль, подобную выраженной этими словами св. отца. Таково напр. Матф. 5, 8; Рим. 12, 1; 1Сол. 4, 3–4; 1Тим. 5, 22 и под.

75

Разумеются Евреи, исполнявшие закон обрезания.

76

Μανιώδης – беснующийся, неистовый, безумный.

77

Ср. Деян.12:17, 15:13, 21:18; и Иос. Флавия, Древности, XX, 9; Евсев. Церк. истор. II, 23; хронику пасх. стр. 382 изд. Боннскаго и др.

78

Речь о чудесах, которыя Господь совершал в Галилее.

79

В указанном месте книги Исход собственно сказано, что Елисавету взял Аарон, а не Наассон, и что кроме того Елисавета была дочерью Аминадава и сестрою Наассона, а не дочерью Аарона.

80

На кидаре, – головном украшении, принадлежавшем ему по праву первосвященства. Дщица была с надписью: «святыня Господня», о чем см. Исх.39:30–31 по русскому переводу Библии. В славянской счет стихов не означен.

81

См. Acta Pauli et Theclae у Грабия в Spicilegium. ss. Pafrum t. I. Oxoniae, 1700.

82

В славянской Библии и в том и в другом случае употреблено одно слово: «созда»; но в греческом тексте является именно разница, на которую указывает св. Епифаний, потому что в первом случае употреблено слово: ἔπλασεν, а во втором ᾠκοδόμησεν. Первое слово употребляется в техническом значении о лепной работе, а последнее – о постройке зданий, домов и пр.

83

То есть, причащения и крещения.

84

Здесь разумеется Неаполь (Flavia Neapolis) Самарийский, древний Сихем. См. Иос. Флавия, О войне Иудейской 1, 2. 3; Древн. IV, 8 и др.

85

Против Антидикомарианитов, гл. 23.

86

Изречение находится у философа Платона в VIII книге его Республики.

87

См. ересь 28 и 29, а по общ. порядку 48 и 49, гл. 1 и 2.

88

Название Массалиан (מצלײן) происходить от еврейскаго слова צלא – просить, молиться.

89

Здесь разумеется Неаполь (Flavia Neapolis) Самарийский, древний Сихем. См. Иос. Флавия, О войне Иудейской 1, 2. 3; Древн. IV, 8 и др.

90

Этими знаками обыкновенно были камни.

91

Μάνδρα, значит: ограда, место, обнесенное стеною, монастырь.

92

См. Постан. апост. 1, 3.


 Книга 3, Отделение 1Книга 3, Отделение 2Книга 3, Отделение 3 

Источник: Творения святаго Епифания Кипрскаго. На восемьдесят ересей Панарий, или ковчег. - (Творения святых отцев в русском переводе, издаваемыя при Московской Духовной Академии, тома 42-50.)