Азбука веры Православная библиотека Евфимий Зигавинос (Зигабен) Краткие сведения о жизни Евфимия Зигабена и трудах его
Распечатать

Краткие сведения о жизни Евфимия Зигабена и трудах его

Сведения эти взяты нами из пролога, помещенного при первом томе Толкований Евфимия на Апостольския Послания, изданных Никифором Калогерас, Архиепископом Патрасским в 1887 году.

Евфимий Зигабен, с именем которого между прочим связано недавно открытое 1 толкование на Пастырския Послания Святого Апостола Павла в Тимофею и Титу, был монахом одного монастыря недалеко от Константинополя 2. Родился Евфимий во второй четверти XI века, а умер в 1120 году. О ранних годах жизни Евфимия достоверных сведений у нас под руками нет; зато достоверно известно, что это был человек просвещеннейший. Благороднейшими чертами своего духа, выражавшимися как в слове, так и в деле, он скоро привлек к себе благосклонное внимание и доброе расположение великих особъ – сначала Кесаря Андроника, а затем и Самодержца Византийского Алексия Комнина. Этот последний, вскоре по вступлении своем на царский престол (1081 г.), вызвал к себе Евфимия (1088 г.) и, сделав его своим сотрудником по делам веры и церкви, дал ему поручение изложить все существовавшия в Церкви Христовой ереси, не исключая и богомильской, – каждую с ея особенностями. Плодом сего царского поручения, изъ-под пера Евфимия явилось «Догматитеское Всеоружие».

Относясь с самым живым и деятельным участием ко всем современным ему событиям в области религиозной и церковной жизни, Евфимий особенно явственно проявил силу и неутомимость своего духа в борьбе с богомильскою ересью, возмущавшею в то время мир Церкви Христовой. И в этой борьбе Евфимий оказался на высоте истинного ратоборца за Веру и Церковь 3, что особенно крепко упрочило за ним имя верного слуги и друга царева, так что Алексий Комнин всегда – до самой смерти своей (1118 г.) относился к нему с особенною благосклонностию.

Не смотря однако на столь сильныя связи и на ту славу, которая окружала Евфимия, он всю жизнь свою оставался простым монахом. Но эту загадку разгадать не трудно. Будучи человеком, необыкновенно умеренным во всех жизненных потребностях своих, Евфимий имел в себе одну – достохвальную впрочем и достойную подражания – неумеренность, это – глубокую и сильную любовь к уразумению и изъяснению духа, силы и буквы Божественных Писаний. Вот эта-то любовь, для своего удовлетворения, и держала Евфимия за монастырской стеной, в тиши и уединении монашеской келлии, где все время, свободное от других дел, он проводил за изъяснением слова Божия. И ценным плодом этого занятия его явилось толкование на Псалмы и на весь почти Новый Заветъ 4.

Нужно заметить, что некоторыя части рукописных трудов Зигабена, по разным предполагаемым причинам, долгое время скрывались под спудом. Так его толкование на Пастырския Послания Апостола Павла целых восемь веков оставалось в неизвестности и найдено вдали от места своего происхождения 5.

В деле изъяснения Божественных Писаний Евфимий Зигабен отличается всеми качествами разумного и опытного толкователя. Конечно, его толкования не представляют собою чего-либо нового в сравнении с подобными же трудами его предшественников, напротив его труд зиждется на них, как на своем основании, и заключает в большей части своей не что иное, как извлечение из этих трудов. Но это не умаляет ценности его. Имея у себя под руками почти все выдающиеся экзегетические труды 6 как предшественников по времени, так и современников, Евфимий обращался с ними подобно разумному и опытному строителю, созидающему храмину из готового и в обильном количестве предлежащого материала. Как мудрый строитель, в виду устройства прочного и приличного здания, с благоразумною осторожностию и великим тщанием делает выбор, строго отличая более годное от менее пригоднаго: так действовал и Зигабен. Так как труды его предшественников по большей части представляют собою пространныя толкования, особенно беседы Златоуста, которыя содержат в себе много вводнаго, что, конечно, объясняется самым характером беседы; то Зигабен иное из них совсем опускал, другое урезывал вообще выбирал только то, что прямо и строго относилось к уяснению текста Писания. Само собою разумеется, что успешность такого труда возможна и достижима только при том условии, когда взявшийся за это дело обладает опытностию, т. е. глубиною и тонкостию критико-экзегетического анализа, чем и обладал Евфимий в полной мере. Вот что говорится об Евфимии по поводу его толкований: «Зигабенъ – муж, обладающий истинным просвещением и наилучший богослов. Что же особенно достойно в нем славы и венца, так это то, что устами его говорят великие изъяснители Божественных Писаний» 7. Сам Евфимий в толкованиях своих обыкновенно не указывает поименно те первоисточники, на которых основывается его собственный труд; у него обычный переход от наведения одного истолкователя к другому: «или», «или и иначе», «некоторые же говорятъ», и в редких случаях: «так изъяснено Златоустом», или: «Василий же Великий изъяснил это так». Так делал Евфимий, полагая сущность дела не в имени, а в уяснении данного места Писания. Отличительную особенность толкований Зигабена составляет краткость, сохраняющая однако же и ясность и полноту.

* * *

1

Тем же Архиепископом, в 1879 г.; издан. в 1887 г.

2

Этот монастырь был основан и весьма богато украшен благочестивым царем Византийским Романом (1029–1034), который в нем и похоронен (Прол. стр. 18).

3

Вот что сообщается нам о нем по этому поводу: «Поселившись в одной из монашеских обителей, недалеко от Константинополя, Зигабен не только сам всею силою слова и дела всегда стоял за истину, но и всю братию так утвердил в духе ея, что монахи этой обители даже и после смерти Евфимия всегда были сильными ратоборцами за истину и против ересей. Особенно наглядно выразилось это их мужество в борьбе с ересью богомильскою» (Прол. стр. 17–18).

4

Кроме Книги Деяний Апостольских и Апокалипсиса, о которых пока неизвестно, истолковано оно Евфимием, или нет.

5

Оно отыскано в библиотеке одного монастыря, принадлежащого Доминиканцам, в Риме (Прол. стр. 63).

6

Кирилла Александрийскаго, Ѳеодорита, Василия Великаго, Григория Богослова, Нила Исповедника, Фотия, Экумения, Ѳеофилакта и главнейшим образомъ – Златоуста.

7

Прол. стр. 58.


Источник: Толкование Пастырских Посланий Апостола Павла Евфимия Зигабена. / Пер. с греч. преподавателя Тульской Семинарии Валериана Любимова. — Тула: Типография Н. И. Соколова, 1894. — С. I-III.

Комментарии для сайта Cackle