Азбука веры Православная библиотека Евфимий Зигавинос (Зигабен) Новое исследование о "Догматическом всеоружии" Евфимия Зигабена в свете евхаристических споров XVII-XVIII в.
Распечатать

В.Г.Ченцова

Новое исследование о «Догматическом всеоружии» Евфимия Зигабена в свете евхаристических споров XVII-XVIII в.

«Паноплиа догматики» («Догматическое всеоружие») – обширная компиляция текстов, в которых излагаются основы христианского учения и опровергаются существующие ереси, была составлена богословом и полемистом Евфимием Зигаденом на основе святоотеческих сочинений по указанию византийского императора Алексея I Комнина (1081–1118 гг.). Антология известна в значительном количестве рукописей, что свидетельствует о приобретенной ею в Византии большой популярности. В латинском переводе первое печатное издание «Всеоружия» вышло уже в 1555 г. (в Венеции), после чего начало распространяться в европейских странах благодаря нескольким переизданиям. Наконец, усилиями Иерусалимского Патриарха Досифея II Нотары и его преемника Хрисанфа в 1710 г. в Тырговиште вышло издание «Всеоружия» на языке подлинника. Подготовке этого издания, рассматриваемому в политико-богословском контексте эпохи, посвящена книга болгарского историка-медиевиста и филолога Нади Миладиновой. Автор поставила перед собой и успешно выполнила интересную задачу: сквозь призму истории первой публикации греческого текста «Всеоружия» проанализировать восприятие византийского богословского наследия в европейской мысли XVI–XVIII в.

В 1-й части монографии Н. Миладинова анализирует рукописную традицию произведения, подробно останавливаясь прежде всего на тех манускриптах, которые так или иначе были использованы при подготовке изданий греческого текста. Два подносных экземпляра, украшенных миниатюрами, которые были изготовлены для представления самому царственному заказчику сочинения, уже давно привлекали внимание исследователей. Одна из этих древнейших рукописей оказалась в Ватикане (Vat. gr. 666), 2-я попала в Москву, в коллекцию Синодального собрания Государственного исторического музея (Syn. gr. 387). Ранее исследователи изучали художественные особенности манускриптов «Всеоружия», а также вошедшие в эту фундаментальную антологию отдельные святоотеческие тексты. Миладинова видит в рукописях «Всеоружия» один из важнейших памятников византийской «культуры сборников» (cultura della sylloge) X–XI в., «книги, призванной заменить собой целые библиотеки» для византийских богословов, рассматривая бытование этой антологии как цельного произведения.

Московские рукописи «Всеоружия» привлекают ее особенное внимание: тремя из них (Syn. gr. 49, 228, 387), привезенными с Афона келарем Троице-Сергиева монастыря Арсением Сухановым в 1655 г., воспользовался работавший в Москве немецкий филолог Х.-Ф. Маттеи. На их основе он составил комментарии к переизданию греческого текста Евфимия Зигадина, вышедшему в 1865 г. в серии Patrologia graeca (t. 130), которым до сих пор пользуются исследователи. Особое внимание исследовательница обратила на рукопись «Всеоружия», присланную в русскую столицу Иерусалимским Патриархом Досифеем в 1692 г. (Syn. gr. 382). Манускрипт привез его племянник и преемник архимандрит Хрисанф вместе с несколькими другими книгами, предназначавшимися для издания в России. Неосуществленный проект организации греческой типографии в Москве и присланные манускрипты, представляющие собой сборники полемических богословских сочинений, являются важным свидетельством того, какие тексты Иерусалимский Патриарх считал наиболее актуальными и требующими издания в первую очередь. Московские рукописи, таким образом, позволяют делать предположения относительно того, каким могло бы быть издание, если бы царский двор реализовал проект Иерусалимского Патриарха.

«Догматическое всеоружие» не случайно оказалось в числе переданных Патриархом в русскую столицу рукописей: Досифей определенно полагал, что издание этого произведения, уже давно вошедшего в европейскую богословскую мысль, будет способствовать укреплению православного вероучения и положит конец разгоревшимся в то время евхаристическим спорам. Как отмечает Н. Миладинова, в XVII столетии произошло важное изменение в самом отношении православного духовенства к протестантизму, который становился подлинной «внутренней проблемой» православия. Это произошло после того, как Константинопольский Патриарх Кирилл Лукарис опубликовал в 1629 г. свое «Исповедание веры», в котором отрицалась реальность таинства Евхаристии – превращения во время литургии хлеба и вина в кровь и плоть Христа, – истолковывавшегося лишь в символическом смысле. Широкое распространение текста «Исповедания», в котором отрицались и иные догматы православия (в частности, почитание мощей и икон), разделило Восточную Церковь и потребовало обсуждения и соборного осуждения взглядов Кирилла Лукариса.

Во 2-й части книги Н. Миладинова специально останавливается на сущности евхаристических споров, а также на той терминологической дискуссии, которая послужила основанием для возобновления антипротестантской полемики в конце XVII в. уже после того, как целый ряд соборов духовенства Восточной Церкви осудил «Исповедание веры» Кирилла Лукариса. Одной из первых книг, изданных Иерусалимским Патриархом в бухарестской греческой типографии в 1690 г., стало сочинение Мелетия Сирига «Опровержение кальвинистских глав Кирилла Лукариса», в котором этот выдающийся греческий богослов, высоко ценимый Досифеем, выступил против символического понимания Евхаристии. Важную роль в полемике с протестантизмом занял вопрос об употреблении термина «пресуществление» (μετουσ?ωσις), вошедшего в восточное богословие как перевод-калька термина «transubstatiation», принятого в латинской традиции. Если Мелетий Сириг, хорошо знавший труды современных ему католических теологов (в частности, Роберта Беллармина, который ссылался в своих сочинениях на Евфимия Зигадина), был приверженцем употребления для обозначения превращения во время Евхаристии хлеба и вина в плоть и кровь Христа термина «пресуществление», то другой ученый богослов того времени, близкий Константинопольскому Патриаршему престолу Иоанн Кариофиллис, ссылался на отсутствие этого понятия в святоотеческих трудах. Досифей Иерусалимский предпринял решительные меры для того, чтобы окончательно осудить всякие попытки сближения с протестантизмом, обвиняя Иоанна Кариофиллиса за неприятие «латинского» термина в протестантизме.

Позиция Досифея была окончательно утверждена на церковном Соборе в Константинополе в 1691 г. Кроме принятия соборного решения, Патриарх считал важным и издание основных полемических сочинений, представляющих подлинно византийскую богословскую традицию, в том числе и «Догматического всеоружия» Евфимия Зигадина. Н. Миладинова показывает, как в связи с богословскими спорами относительно термина «пресуществление» и начавшейся полемики с Иоанном Кариофиллисом, а также издания целого ряда актов, осуждающих его позиции, назрела необходимость издания «Всеоружия» с изложением опровержения ересей, в числе которых были те, которые считались предтечами протестантизма.

Рассмотрение в книге Н. Миладиновой сущности евхаристических споров и самой истории подготовки издания «Всеоружия» на греческом языке позволило ей также остановиться на вопросе о том, каким образом именно в Молдавии и Валахии сложились возможности для появления греческих типографий и подлинного расцвета греческой культуры. Греческое присутствие, в том числе и большого количества представителей греческого духовенства, в XVI–XIX в. в румынских землях было очень значительным (в частности, благодаря расположенным там многочисленным подворьям греческих монастырей). Анализ прологов и эпиграмм, предваряющих тексты изданных в румынских типографиях греческих книг, позволил Миладиновой сделать ряд наблюдений, относящихся к восприятию византийского наследия в Восточной и Юго-Восточной Европе в XVII–XVIII вв. Они касаются прежде всего представлений о власти правителя – преемника благочестивых византийских государей. Обращения к валашскому господарю Константину Брынковану, которому было посвящено издание «Догматического всеоружия», прославляли его как наследника византийского императора Алексея I Комнина, который также выступил борцом с ересями и защитником православия. Особый акцент в этих текстах делался и на родственных связях Константина Брынковану с византийскими василевсами, поскольку по матери он происходил из рода Кантакузинов.

Несмотря на то, что, казалось бы, именно румынские земли могли изначально представляться самым подходящим местом для осуществления издательских планов Досифея, тем более, что там уже было опубликовано несколько книг, вначале Патриарх предпринял переговоры относительно своего обширного издательского проекта с русским царским двором и даже прислал в Москву рукопись Евфимия Зигадена. Перипетии попыток Досифея издать «Всеоружие» в России связываются исследовательницей, как это можно понять из текста, с охлаждением отношений между Ииерусалимским Патриархом и господарем Константином Брынковану, который поддержал Иоанна Кариофиллиса и принял его в валашской столице Бухаресте.

Однако, как представляется, более важной причиной, по которой в конце 1692 г. посланец Досифея и его будущий преемник архимандрит Хрисанф отправился в Россию для ведения переговоров об издании ряда полемических сочинений, стали разрушительные последствия военных действий в ходе войны Османской империи с силами Священной лиги европейских государств. В войне против габсбургской армии, продвигавшейся к Бухаресту, принял участие и Константин Брынковану. Позже, в 1691 г., значительные разрушения святогробским владениям нанесла армия польского короля Яна Собесского в ходе своего молдавского похода. Именно об этом походе, предпринятом в 1691 г., сам Досифей написал в письме в Москву, жалуясь, что «и печатня тоже с Богом была устроена в Дакийских областях иждивением Святого Гроба, и до сего дня отпечатаны три необходимых книги, однако, когда мы захотели отпечатать и упомянутые сочинения (т. е. те, которые содержались в присланных в Москву рукописях. – В. Ч.), ради коих главным образом и была устроена печатня, мы внезапно не только оказались в полной нищете после того, как мощный и бесчеловечный вихрь поляков разом уничтожил все, что у Святого Гроба было в Молдавии, чего мы в течение стольких лет не терпели от скифов и язычников, но и последующие обстояния совершенно воспрепятствовали нашему предприятию»1. Столь грандиозный проект основания греческой типографии не вызвал энтузиазма у московского правительства, а большое по объему произведение Евфимия Зигадина увидело свет нескоро, уже после кончины Патриарха Досифея и спустя почти 20 лет после того, как неутомимый Патриарх включил его в список необходимых для издания книг.

Н. Миладиновой рассмотрены персоналии и взаимоотношения всех участников подготовки «Всеоружия», а также деятельность в румынских государствах выдающихся представителей православной Церкви: Анфима Ивирянула, Хрисанфа Нотары, мастера-типографа Митрофана Григоры. Издание книги Евфимия Зигадина показано в исследовании Миладиновой на фоне конфликтов внутри Восточной Церкви (в том числе между Иерусалимским Патриархом Досифеем и Иоанном Кариофиллисом, преемником Досифея Хрисанфом и Анфимом Ивирянулом), а также тех политических процессов, которые происходили в Юго-Восточной Европе в конце XVII – начале XVIII в. В книге показано, как в это время актуализируется византийское богословское наследие, которое широко используется для нужд церковной полемики.

Было бы, пожалуй, интересно привлечь к исследованию еще, по крайней мере, одну рукопись, о которой не упоминает Н. Миладинова – текст «Догматического всеоружия», хранящийся в Иерусалиме, в Библиотеке Иерусалимского Патриархата (Hierοs., Hagiou Saba 624)2. Судя по сделанному А. И. Пападопуло-Керамевсом описанию манускрипта, он датируется XIV в. и имеет довольно большой объем, 278 листов. Миладиновой не удалось обнаружить рукописи «Всеоружия», которая послужила «кавычным экземпляром», с которого делалось издание 1710 г., и не исключено, что она не сохранилась. Однако если такую рукопись куда-то и могли увезти из Валахии после издания книги, то, скорее всего, этим местом мог быть какой-либо метох Святого Гроба, откуда она могла попасть впоследствии в библиотеку Иерусалимских Патриархов. Может быть, эта иерусалимская рукопись позволит в дальнейшем сделать новые наблюдения, касающиеся истории издания «Догматического всеоружия» Евфимия Зигадина.

В книге Н. Миладиновой приводятся отрывки из разных текстов с переводами, относящимися к истолкованию «Всеоружия» (в том числе отрывки из произведений католических и протестантских богословов XVII в.), опубликовано введение Франческо Дзини к латинскому переводу 1555 г., тексты знаменитых французских теологов и ученых А. Арно и Э. Ренодо, в которых упоминаются сочинения Евфимия Зигадина. Они позволяют читателям не только воспользоваться комментариями исследовательницы, но и самим составить представление об источниках, которые лежат в основе ее работы. Наконец, самым объемным дополнением к книге стало комментированное издание текста «Всеоружия» из библиотеки Иверского монастыря (Ivir. gr. 281). Рукопись, опубликованная Миладиновой, имеет существенные отличия текста от «основной» версии, принятой за основу для издания, а также имеет схолии, отсутствующие в других манускриптах. По мнению исследовательницы, этот вариант текста мог быть создан для «личных нужд» какого-то прилежного читателя «Всеоружия» уже в палеологовское время. Хотелось бы, впрочем, чтобы публикация этого текста была снабжена также фотовоспроизведением почерка рукописи.

Прекрасно изданная книга, имеющая обширную библиографию и затрагивающая важнейшие вопросы общественной и церковной жизни XVII–XVIII в. от евхаристических споров до политической идеологии и представлений о византийском благочестии, бытовавших в европейских государствах в Новое время, наверняка будет востребована научным сообществом и послужит стимулом к продолжению изучения истории «Византии после Византии».

* * *

1

Яламас Д. А. Грамота Иерусалимского Патриарха Досифея об издании греческих книг в Москве // Славяне и их соседи. Греческий и славянский мир в Средние века и раннее Новое время. Вып. 6. М., 1996. С. 228–238.

2

Παπαδόπουλος-Κεραμεὺς Α. Ἱεροσολυμιτικὴ βιβλιοθήκη. Τ. 2(2). Πετρούπολη, 1894. Σ. 620.


Источник: Ченцова В.Г. Новое исследование о «Догматическом всеоружии» Евфимия Зигабена в свете евхаристических споров XVII-XVIII в. // Вестник церковной истории. 2015. № 1-2 (37-38). С. 381-386.

Комментарии для сайта Cackle