митрополит Евгений (Болховитинов)

V. О Образе правления Псковского княжества

Какое было древнейшее Правление Изборских Кривичей, о том сказано уже выше: а со времени Княжеского между ими начальства от Трувора до Олега долженствовало быть больше военное и Монархическое, основанное на решениях и повелениях Князей, или их Наместников, нежели гражданское, хотя могли еще оставаться в силе и народные обычаи, законы отцев и предания, по выражению Несторову. Но когда Олег в 881 году оставив Новгородское Княжество, в коем включалось и Изборское, перенес Престол свой в Киев, а с Северных своих владений довольствовался только брать ежегодную дань на жалование Варяжским своим войскам; то в Новгородском Княжестве, а по нем и в Изборском (после Псковском) опять осталось общенародное правление, продолжавшееся около 600 лет, не смотря на то, что в обоих сих Княжествах между тем начальствовали и Велико-Княжеские Наместники, а иногда свои Удельные Князья, которых избирать самим право дал Великий Князь Ярослав Владимирович. Все гражданские дела и даже отношения к соседям рассматривались и решались общими народными приговорами на Вече, под именем коей разумелось, как и у Римлян fοrum, народное собрание и совещание на открытой площади, на которую созывали звоном колокола, именовавшегося по сему Вечевым. По собрании объявляли им причину созыва и о предложенном деле требовали всеобщего мнения. Здесь народ определял войну и мир, дружественные и торговые договоры с соседями; наряжал посланников и выслушивал их ответы по возвращении; назначал сбор войска, податей и других городовых и земских повинностей; делал приговоры временные и всегдашние, устанавливал Законы, производил суд и расправу по важнейшим общественным доносам и жалобам; избирал своих Посадников, Тысяцких, Воевод и прочих Чиновников и самих Князей; и в случае народного неудовольствия на них, наказывал отрешением, разграблением домов, побоями и даже смертью первых, а изгнанием последних. В 1458 году Псковичи в страх преступникам повесили на площади при Вечи палицу, коею наказывали и убивали виновных. Никто из Чиновников, ни самый Князь не мог остановить и отменить приговора Вечи, ни даже мешаться в народные совещания Господина Пскова, как говаривали Псковичи, по сказанию Летописи. Бывали такие же Вечи и в Уездных городах, или Пригородах Псковских, под влиянием однако же главной Псковской. Но сия могущественная во всем городе и во всей Области Псковская Веча, при случаях соединения Пскова под одно с Новгородом правление, принуждена бывала сама принимать от Новгородской Вечи, которая иногда присылала Псковичам своих Посадников и Князей, наряжала своих поверенных для разбора гражданских и пограничных споров и распрей, и привлекала к ответам и суду Псковичей даже в Новгороде. Кроме того и при сторонних, самими Псковичами избранных Князьях, Новгородцы по старому обыкновению иногда в военные и гражданские дела их.

Но поелику Вечевые собрания и приговоры были временными и по важнейшим только случаям, то для всегдашнего исправления частных обществененых должностей Веча избирала Городовых и Областных Начальников. Каждый конец города Пскова, как в Новгороде, имел свое Кончанское Правление из Кончанских Бояр с Конецким Старостой, так как и каждая улица своего Старосту или Квартального Надзирателя. В Грамотах жалованных Псковопечерскому Монастырю даже и в 16 веке упоминаются еще Кончанские или Конецкие Старосты. Первыми во Пскове и во всей Области Начальниками почитались Князья, иногда определяемые от Новгородских Князей, а иногда самими Псковичами избранные. Их приводили к присяге Пскову и сажали на Княжеский Престол по большей части в Троицком Кафедральном Соборе, а иногда и на Вече. С половины 12 столетия, когда многие из Областных Князей начали титуловаться Великими Князьями, то сей же титул присвоили себе и Псковские, или по крайней мере Псковичи так их величали. Но сии Князья по древнему Северных народов Закону или обыкновению, как описывает и Тацит Германских, были больше предводителями войск и наблюдателями Полицейского порядка: а правительственной и судебной власти ни во Пскове, ни в Области сперва не имели. Долго уже спустя Псковичи уступили им право, своих Наместников с Тиунами или Судьями определять в двух только, потом в семи, а в 1467 году и в прочих своих 12 Пригородах, не исключив однако ж сих Пригородов и из своего подведомства и подчинив их Концам города по Земским делам. До того времени Веча определяло своих Наместников, Управителей и Судей. Но Князья присланные во Псков от Московских Великих Князей начали мешаться во все городские суды, дела и доходы, и конечно сие-то самое насилие принудило Псковичей уступить им упомянутое право, хотя и без того могли они быть довольны по записным издревле Вечевым Грамотам назначенными им в жалование разными во Пскове и в Области землями, оброками и судными пошлинами, для сбора коих и прежде они везде содержали своих Приказчиков. Во Пскове был для них на общественном содержании особый двор у площади, где ныне так называемый двор Пушечный к стене над рекою Великой, и при нем в углу двора к площади же особая Княжая Церковь, коей следы и доныне видны. Придворными их Чиновниками были так называвшиеся Детские или Детески из детей лучших граждан, после переименованные Дворянами.

По Князе второе начальство в Гражданстве занимали Посадники Степенные, так названные вероятно потому, что при избрании на Вече возводили и сажали их на возвышенное место со степенями, с коего они и суд производили. Сие можно заключить из двух случаев, упоминаемых во Псковской Летописи, в коей под годом 1462 сказано, что Псковичи будучи недовольны своим Князем Владимиром Андреевичем, на Вече сопхнули его со степени и выгнали: а под 1510 годом замечено, что присланный во Псков от Великого Князя Московского Дьяк Третьяк Далматов на Вече объявив Псковичам Указ Велико-Княжеский, сел на Степени. Посадники Вечею избирались иногда по одному, иногда по два вместе на год, на два и более с ежегодным однако же утверждением. По отставке во всю жизнь назывались опии для отличия от прочих Старыми Посадниками, а иногда и опять избираемы были в Степенные. Старых преимущественно назначали в посольства, в начальство над отрядами войск и в другие временные общественные должности. Дети их считались выше Бояр. Степенные Посадники в небытность исправляли и всю Княжескую должность, предводительствовали войском на войне, а дома наблюдали за городовою стражею и благочинием общественным. При Князьях же они были только гражданскими Начальниками и посредниками, так сказать, между ними и народом. Князья без их согласия ничего в общественных порядках переменять и над ними самими власти никакой иметь не могли. Но при сем замечательно, что с 1132 г. до начала 14 столетия ни в Новгородской, ни во Псковской Летописях не упоминается ни о Посадниках ни о Тысяцких Псковских, а предводителя войск в походах просто назывались только Воеводами и Боярами. Из чего можно заключать, что либо Новгородцы, большею частью в промежутке сем властвовавшие над Псковом, либо сама Псковская Веча и Князья Псковские не хотели избирать сих Чиновников. Но с 14 века они уже часто и почти сряду упоминаются, может быть и потому, что с сего только века начинается подробная Псковская Летопись, а прежние происшествия сокращенно в нее заимствованы только из Несторовой и Новгородской.

Совет Посадников составляли Бояре и Житые или по Псковскому выговору называвшиеся Житейские Люди, разделявшиеся по Концам города. В число первых вступали богатые и знатные люди, а наипаче владельцы пахотных крестьян, или, по крайней мере, земель ими обрабатываемых. Ибо до 17 века во Псковском Княжестве как и нигде в России личных крестьян не было, кроме пленных и кабальных по контракту холопов. Но в чин Бояр не сами вступали, а по выбору народному. Под именем Житейских людей разумевались также зажиточные или богатые люди, либо старожили Псковские, из коих производились и в Бояре. Пока были Бояре в советниках, назывались также Степенными, а по смене Старыми. Из них выбирались на случай войны Воеводы и посланники к соседям, а чаще в посольствах они составляли свиту Посадников. Все части, или концы города с управлявшими в них Старостами, и все Наместники, Управители, Сотские и Тиуны или Судьи в Пригородах и Волостях сперва были также в ведении Степенных Посадников и Бояр. Для рассылки от Вечи и Чиновников был особый Чин Приставов называвшихся Подвойскими. На Вече при Посадниках, упоминаются еще особые Судьи и Дьяки, или письмоводители: а в походах, разъездах и посольствах Дружину или свиту их составляли Дети Посадничьи и Боярские, под именем коих разумелись все Чиновники под их особенным начальством и около их исобы служившие.

По Степном Посаднике главный Чиновник военный назывался Тысяцкий; потому что войска тогда разделялись на тысячи. Его также избирали Вечею на время, и всегда только одного, а по отставки или отслужении во всю жизнь для отличия от прочих граждан именовался он Старым Тысяцким. Под его начальством состояли избранные из всех Концов Воеводы, Дружина из лучших граждан и Дети Боярские, Сотские и проч. По некоторым Грамотам видно, что у Тысяцкого был особый свой суд и судьи, вероятно по военным делам и преступлениям. Во Псковской Летописи однажды только упоминается Чин Тысяцкого; а почти всегда и при Князьях и без Князей ходили на войну вождями сами Посадники Степенные и Старые, и часто упоминается вместе по несколько их в одном походе, может быть для разных отрядов.

Был еще во Пскове при Вече Чин Ларника, коего должность состояла в хранении ларя, или ковчега со всеми древними Псковскими Грамотами и Вечевыми записями и приговорами. Они имели какую-то силу в народе. Ибо под годом 1485 во Псковской Летописи сказано, что ,,Игумен Евфимий, иже парежде был Ларником во Пскове, в той власти много зла народу учини и убеже и пострижеся…”, у Новгородцев были еще некоторые другие Чины, о коих Псковская Летопись не упоминает во Пскове.

Вместо жалованья, все вышеупомянутые Чиновники имели особо отведенные им общественные земли, пожни и рыбные ловли, в Грамотах отличаемые названием Посадничьих, Наместничьих, Боярских, Тиунских, Старостинских; даже и Подъячим давали поместья в оклад, а за отличные услуги жалованы были и в род такие же угодья; а иным отдавались оные из оброков. Царь Феодор Иванович пожаловал Князя Ивана Петровича Шуйского всеми дворовыми Псковскими доходами в обеих половинах с Пригородами и с тамгою и с кабаками; а доходов сих с вышей и сох было 18,000 р. да торговых, судных, пашенных и банных 12,0000 р.7

Кроме начальствующих и Чиновников народ весь во Пскове и в Области его, как и в Новгородской, разделялся статьи: первая называлась Гости или Купцы, которые разделялись на сотни, и имели по рядам своих Старост и Сотских. Гостями преимущественно назывались приезжие или уезжавшие за границу Купцы; вторая статья Люди или Людины, просто так именовавшиеся и разумелись свободные Мещане и Посадские; они могли происходить и в Чиновники; третья земледельцы, иначе во Псковской Летописи называемые Земцы, обрабатывавшие поля по волостям и деревням; четвертая Смерди общественные и частные, состоявшие из самых низких рабочих и кабальных холопов8. Первые две статьи народа были свободные, ничем лично не обязанные; третья с обрабатывания земли давала пятую долю или пятину произведений помещикам, и потому слово Пятина доныне сохранилось во всех Псковских оброчных платежах; а последняя обязана была записью для Пскова, Князя и Бояр производить всякие работы и платить ежегодную им дань. Что касается до всеобщих Государственных повинностей, то в случае нужды никто из оных исключаем не был или добровольною складкою, или налогом по расчислению. С 16 столетия на земледельцев и волостян возложено много и особых еще повинностей работами, как-то содержать и кормить Государевых коней, косить на них сено, содержать ямские подводы, обстраивать Наместничьи, Волостелиные и ямские дворы, снабжать их дровами, и сверх того подвержены они вообще и градским и волостным раскладкам, а заезжавших к ним все Начальники и посыльные получали себе особые от них кормы и посыльные пошлины. Но пошлин купеческих с капитала, привозы и отвозу товаров не было до покорения Пскова.

Правление по Уездам имело также своих окружных Начальников под зависимостью от Псковской Вечи и от Псковских Посадников. По знатнейшим Пригородам, какими были Изборск, Остров, Опочка и Гдов, в Летописях упоминаются иногда и свои местные Посадники, а в других Наместники, в Крепостях Воеводы, в Засадах Сотские и Головы; в Губах Губные Старосты, а в волостях Волостели, Старосты, Приказчики и сельские Тиуны, а судебные места назывались Земскими избами. В древнейшие времена и по Уездам, как на Псковской Вече, народ в сходках и съездах своих имел полную власть осуждать даже на смертную казнь. А с 15 столетия право сие ограничено не только в Уездах, но и в самом Пскове. Народ хотя мог назначать и требовать злодеям смерти: но должен был ожидать разрешения от Псковской Вечи, и сама Веча наконец обязана была требовать на смертный приговор согласия от Великокняжеских во Пскове Наместников. В 1477 году, когда Опочане без позволения Псковского Начальства убили одного коневого вора; то Псковичи оштрафовали их 100 рублями; а в 1485 году, когда сами они в бунте казнили несколько своих граждан, то вытерпели гнев Великого Князя.

____________

* * *

7

Карамз. Истор. Государ. Росс. Том X. стр. 243 и прим. 148.

8

В Новгороде был еще разряд Огнищан, не упоминаемый во Пскове. Некоторые наши писатели почитают их за одно с первостатейными Гражданами. Но Огнищем и ныне по

Вологодской, Архангелогородской и Вятской Губерниями называется лес вызженный для посева хлеба, или льна, и земледельцы таким легким образом засевающие и не имеющие постоянной пашни прозываются Огнищанами, а во Пскове, по скудности земли, не могло быть таких пахарей.



Источник: История княжества Псковского. / Евгений (Болховитинов). В 4 Томах. / Киев: Тип. Киево-Печерской Лавры. Т.1. - 1831. - 333 с.

Вам может быть интересно:

1. История княжества Псковского. Том II митрополит Евгений (Болховитинов)

2. Исторические монографии и исследования. Том VII. История Новгорода, Пскова и Вятки. Том 1 Николай Иванович Костомаров

3. Собрание слов и размышлений епископ Вениамин (Платонов)

4. Простонародные поучения сельским прихожанам на все воскресные и праздничные дни, на молитву Господню и на разные случаи профессор Иван Степанович Якимов

5. Простые краткие поучения. Том 1 протоиерей Василий Бандаков

6. О догматах веры вообще и в частности о догмате Св. Троицы епископ Иоанн (Соколов)

7. Ординарный профессор КазДА М. Я. Красин (некролог) Михаил Яковлевич Красин

8. Сплоченные Верой, Надеждой, Любовью и Родом протодиакон Сергий Голубцов

9. Творения Иннокентия митрополита Московского. Книга третья святитель Иннокентий (Вениаминов), митрополит Московский

10. Изложение хроники Евсевия Памфила Евсевий Кесарийский (Памфил)

Комментарии для сайта Cackle

Ищем ведущего программиста. Требуется отличное знание php, mysql, фреймворка Symfony, Git и сопутствующих технологий. Работа удаленная. Адрес для резюме: admin@azbyka.ru

Открыта запись на православный интернет-курс