Азбука веры Православная библиотека Евстафий Николаевич Воронец Нужен ли для России идолопоклонник Бандидо-Хамба?


Евстафий Николаевич Воронец

Нужен ли для России идолопоклонник Бандидо-Хамба?

(Защитникам идолопоклонства в России)

„В департаменте иностранных исповеданий, в специальной комиссии, разрабатывается новое Положение о ламах „инородцах Восточной Сибири», (1893 года № 88 Сына Отечества).

„С какой стати поручать управление (ламаитами) только их едиповерцам? И Мордва и Черемисы, и Чуваши (коих у нас много более чем ламаитов) управляются же русскими чиновниками, и не смеют требовать особого управления!»... 1

Во всей России один Бандидо-Хамба лама. «Пребывание свое этот Бандидо-Хамба имеет при Гусиноозерском дацане» (§ 3 Положения) в Забайкальской области Восточной Сибири. Pyccкиe инородцы, почитающие буддолам и ошибочно приписанные русскими чиновниками к монахам буддоламаитам в России, находятся на Дону, на Волге и в Восточной Сибири. Но ни на Дону, ни на Волге нет Бандидо-Хамбы, и донские, и волжские буддоламаиты нисколько не подчинены сибирскому единому Бандидо-Хамбе.

Антирусская в России печать старается распространить об этом, созданном в России ошибкою Русского правительства, главе сибирского идолопоклонства, Бандидо-Хамбе, и о значении его должности в православно-христианском русском государстве самые неверные и сочувственные ему сведения. Поэтому для наивернейшего ознакомления с действительным значением для России сибирского Бандидо-Хамбы, изложу здесь относящиеся к Бандидо-Хамбе параграфы, почти неизвестного в литературе «Положения о ламайском духовенстве в Восточной Сибири». Пресловутое <Положение» это, составленное в 1853 году большинством ламофильствовавших С.-Петербургских сановников, до сих пор не напечатано даже в Своде Законов, и сибирские ламы и русские чиновники, которые 40 лет руководствовались им, имели его только в литографированных списках.

По этому-то единственному для, так называемаго, ламайскаго духовенства Сибири <Положению», которое по благой воле Государя Императора Николая 1 не узаконено, а лишь только на время приказано считать утвержденным к действию, по

§ 4. На Бандидо-Хамбу (или первенствующего ламу) возлагается главное заведывание и управление ламайским духовенством и наблюдение, чтобы настоящий устав исполнялся в точности.

§ 5. Бандидо-Хамба подчиняется непосредственно генерал-губернатору Восточной Сибири.

§ 6. При открывшейся вакансии на должность Бандидо- Хамбы, до назначения на оную другого духовного лица, Ширетуй Гусиноозерскаго дацана немедленно заступает его место и доносит о том генерал-губернатору, который, с своей стороны, делает зависящее распоряжение о производстве выборов в должность Бандидо-Хамбы.

§ 7. Выборы должны быть: а) при Селенгинской степной думе, б) начаться не позже как через три месяца со дня открытия вакансии и в) продолжаться не долее 6 дней.

§ 8. На выборах право голоса имеют одни только родоначальники и по одному депутату от приходов, которые должны быть назначаемы из людей духовного звания (то есть лам), имеющих не менее двадцати пяти лет от роду и не состоявших под следствием и судом; прочие же инородцы и остальное духовенство голоса в выборах не имеют и даже запрещается находиться им при оных. Для наблюдения же за порядком и правильным ходом выборов командируется на оные всякий раз особый чиновник по распоряжению генерал-губернатора.

§ 9. В должность Бандидо-Хамбы избираются три кандидата, которые, кроме необходимых для сего звания познаний и качеств, должны непременно знать по-русски.

§ 10. Выбор кандидатов в звание Бандидо-Хамбы удостоверяется протоколом, за общею всех подписью, о чем и доносится командированным чиновником Забайкальскому военному губернатору, который, с мнением своим, представляет о сем генерал-губернатору, а сей последний достойнейшего из трех выбранных кандидатов представляет, чрез министра Внутренних Дел, на Высочайшее утверждение, и если он удостоится оного, то выдается ему на таковое звание Высочайшая грамота.

§ 11. Если выборы не начнутся или не кончатся в назначенный срок, или если на оных произойдут такие беспорядки, которые воспрепятствуют правильности выборов, то командированный генерал-губернатором чиновник прекращает оные, и, распустив собравшихся, доносит о том, чрез Забайкальского военного губернатора, генерал-губернатору, который тогда, по собственному уже усмотрению, представляет, чрез министра Внутренних Дел, на Высочайшее утверждение достойнейшего в звание Бандидо-Хамбы.

§ 12. Бандидо-Хамба, по получении утверждения в должности, приводится к присяге, по обряду ламайской веры, в Гусиноозерском дацане.

§ 13. Возведение в звании Ширетуев, а равно и распределение их по дацанам, делается, по представлениям Бандидо-Хамбы к Забайкальскому военному губернатору, с утверждения генерал-губернатора Восточной Сибири.

§ 19. Возведение в ламское достоинство, то есть в степени Гелунга и Гыцула, делается по представлению Бандидо-Хамбы, с утверждения Забайкальского военного губернатора. Распределение же их по дацанам, согласно сделанному в штате расписанию, зависит от непосредственного усмотрения Бандидо-Хамбы.

§ 25. При Гусиноозерском дацане, под главным заведыванием Бандидо-Хамбы, ведутся точные послужные списки каждому из Ширетуев, Лам, Бандиев и Ховараков, по формам, которые для сего будут составлены по распоряжению генерал-губернатора. В этих списках отмечаются не опустительно все перемены, происходившие с этими лицами и все штрафы и наказания, коим они подвергались.

§ 26. Копии с таковых списков Бандидо-Хамба обязан представлять ежегодно к 1-му мая Забайкальскому военному губернатору Восточной Сибири.

§ 27. Кто имеет более двух сыновей, тому дозволяется одного из них отпускать в духовное звание; но для этого он обязан испросить предварительно согласие своего общества. Только при имении подобного увольнительного от общества свидетельства Бандидо-Хамба имеет право принять просящагося в Хавараки и притом не иначе, как ежели будет существовать в то время при Гусиноозерском дацане на эту должность вакансия.

§ 49. Для хозяйства же дацанов примежевать из прилегающих к ним земель количество, сообразное с числом лиц, находящихся в них по штату и полагая на Бандидо-Хамбу пятьсот десятин, на Ширетуя – двести, на Ламу – шестьдесят, на Бандия – тридцать и на Ховарака пятнадцать десятин.

§ 55. Денежные доходы дацана могут быть: а) от добровольных приношений мирян; б) от продажи бурханов-образов, молитв, поясов и других предметов церковных по таксе, которую надлежит ежегодно составлять Бандидо-Хамбе и утверждать военному губернатору Забайкальской области и в) от продажи хозяйственных произведений.

§ 56. Денежные доходы каждого дацана делятся на 10 частей, из коих 1/10 отсылается по окончании года, каждое 1 января, чрез посредство степных дум к Бандидо-Хамбе, как на его содержание, так и на покрытие канцелярских его расходов и содержание находящихся при его дацане Ховараков; затем 2/10 поступают в пользу Ширетуев; 3/10 на поддержание самих дацанов и канцелярские при них расходы, а остальные 4/10 разделяются между Ламами и Бандием.

В первый раз правила этого <Положения> 1853 года применены были к установлению Бандидо-Хамбы в 1860 году после смерти Бандидо-Хамбы Жамсуева, лукавого и наглого обманщика Русского правительства даже по составлению им верноподданнической присяги2). Для выбора нового Бандидо – Хамбы последовало созвание в первый раз на основании (§ 7–11) <Положения> о ламах 1853 года депутатов от лам и всех родоначальников всех инородческих ведомств Восточной Сибири, приписанных означенным <Положением» к ламайской вере. Так как три избранных кандидата все оказались незнающими русского языка, а знание его непременно требуется (§ 9) Положением от возводимого в звание Бандидо-Хамбы и как кроме этих трех кандидатов не нашлось других, более удовлетворявших всем условиям выбора, то собрание лам и инородческих родоначальников, своим избирательным протоколом от 3 марта 1860 года, «предоставило назначение лица для управления духовною частью сибирских ламаитов ближайшему усмотрению местного генерал-губернатора (Муравьева), предупреждая при этом, чтобы он не стеснялся в этом случае вероисповеданием такого лица, и торжественно обещаясь назначенному лицу во всем законно повиноваться, как бы сами единодушно его избрали»3).

Этот замечательный подлинный протокол, подписанный всеми сто двадцатью пятью (125) депутатами ламами и родоначальниками бурят, доставлен был в С.-Петербург, по месту нахождения в то время главного начальника Восточной Сибири, с заключением председательствовавшего в совете главного управления Восточной Сибири генерал-мaйора Корсакова, о целесообразности возложения заведывания духовною частью ламаитов на сибирского православного миссионера архимандрита Аввакума.

Так, при первом же, на основании <Положения> 1853 года избрании Бандидо-Хамбы в 1860 году, сибирские ламы и приписанные к ламаитам инородцы сами добровольно предложили правительству Русскому заместить для них должность Бандидо-Хамбы, кем будет угодно русской местной власти, не стесняясь в этом даже вероисповеданием такого лица, то есть предоставили заместить изобретенного для них русскими главаря Бандидо-Хамбу хотя бы даже и христианином.

Что же это означало?!.

Лукавомудрствующей энциклопедистско-атеистической немецкой партиею, во главе с первым иркутским губернатором Фрауендорфом, в 1764 г. учреждена была для сибирских ламаитов высшая духовная должность Бандидо-Хамбы ламы под предлогом прекращения поводов к сношениям сибирских лам с чужеземным монгольским Хутухтою и тибетским Далай-ламою. Но большинство составителей <Положения» о сибирских ламах 1853 года, поддерживая в ламских делах немецкие тенденции все- таки принуждено было признать, что сношения сибирских лам с заграничными Хутухтою и Далай-ламою не прекратились после учреждения в Сибири Бандидо-Хамбы-ламы. Объяснено было это тем, что сибирскому Бандидо- Хамбе в 1764 г. не было дано достаточно веса в глазах сибирских инородцев и лам. Поэтому, решивши возвысить авторитет сибирского Бандидо-Хамбы придачею ему побольше прерогатив самостоятельного высшего главы секты лам, составители «Положения» 1853 года установили торжественное утверждение Бандидо-Хамбы в его звании самою Верховною властью4, чрез Высочайшую грамоту, узаконили и регулировали полное подчинение ему всех сибирских лам и ему же поручили, как правительственному лицу, надзор за соблюдением всех узаконений Русского правительства о сибирских ламаитах, обеспечив его при этом вещественным содержанием большим, чем пользуются православные русские архиереи... (§ 49 и 56). Но ламофильствующие составители <Положения> 1853 года упустили совсем из виду то весьма важное обстоятельство, что Бандидо-Хамбу, не смотря на дарование ему всех внешних и административных прав и преимуществ, никак нельзя приравнять к упомянутым Хутухте монгольскому и Далай – ламе тибетскому. Ведь Бандидо-Хамбо лама, хотя и составляет самый высший чин между духовными званиями чиновных лам в русском буддоламаизме5), тем не менее звание Бандидо-Хамбы означает лишь высокоученого ламу и присвояется, уделяется (Далай-ламою и Хутухтою) известным ламам «за глубокие знания их буддоламскаго вероучения и святость жизни». Это звание в буддоламаизме есть ни что иное, как только особо почетный титул, даваемый ламам ширетуям, то есть настоятелям некоторых буддоламских монастырей или дацанов. А Далай-лама и Хутухта не суть какие-либо административные, чиновные ламы, ни какою административною властью над ламами не пользуются и в управление ламами не вмешиваются; но тот и другой, по учению и верованию буддоламаитов, суть перерождения самого Будды высшего божка их; они почитаются, как высшие святые существа, никогда неумирающие, а смертью только обновляющиеся, только перерождающиеся, переходящие из одного человека в другого, знающие все настоящее и будущее и обладающие необычайной чудотворной силою; одним словом им присвояются все божественные свойства и они представляют собой святыню, снисшедшую к грешным людям с неба и по временам, узнаваемым чрез ламское вычитывание, открываются в некоторых благочестивых семействах6, приверженных к ламам. Сибирским бурятам и прочим инородцам, почитающим лам, Хутухта, обитающий в монгольской Урге, в 300 верстах от нашей Кяхты, представляется не иначе, как сияющим подобно солнцу, так что грешному человеку невозможно и смотреть на него, и они, возбуждаемые и подстрекаемые ламами, толпами ходят в монгольскую Ургу, чтобы только принять благословение от солнцезрачного Хутухты, полубога, преподающего всем только благословение и от всех приходящих принимающего почти божеское поклонение7.

При таком великом и существенном различии, представляющемся по вероучению буддоламаизма между боготворимыми Хутухтою и Далай-ламою и простым ученым настоятелем монастыря (дацана) Бандидо-Хамбо-ламою, оказывается очевидною невозможностью заменить для почитателей буддоламаизма божественный авторитет Хутухты и Далай-ламы авторитетом Бандидо-Хамбы-ламы, хотя бы Бандидо-Хамбе и предоставлены были высшая административная власть и господство над ламами не только одного дацана, а всей Восточной Сибири, и хотя бы он утверждался в своем звании даже Верховною гражданскою властью8). Это-то простодушно напомнено было и формально, категорично доказано было сибирскими ламами и всеми родоначальниками почитателей буддоламаизма чрез вышеприведенный их протокол от 3 марта 1860 года с просьбой назначить, вместо умершего Бандидо-Хамбы, для управления духовною частью сибирских ламаитов, кого угодно по усмотрению местного генерал-губернатора, нисколько не стесняясь в этом вероисповеданием такого лица. Это откровенное официальное постановление сибирских лам и ламаитов означало то, что верховноначальственное звание Бандидо – Хамбы есть такая выдумка, которую можно заменить всякою другою подобною выдумкою, и что для сущности их вероучения безразлично, кому предоставлено будет Русским правительством управлять ими, кто будет их административным распорядителем и блюстителем исполнения распоряжений русских властей, один ли из настоятелей их монастырей, или например, почтенный христианский архимандрит Аввакум, которого, не без зрелых оснований, предлагал, после упомянутого их постановления, председатель совета главного управления Восточной Сибири, генерал-майор Корсаков.

Единодушный упомянутый протокол сибирских лам и их почитатeлeй от 3 марта 1860 года представлял русскому правительству прекрасный случай исправить одну из крупных ошибок не только временного <Положения> 1853 года, но даже и основного акта иркутских правителей времен Екатерины II, впервые узаконивших для сибирских ламаитов учреждение должности Бандидо-хамбы с высшим главенствующим значением. И если бы в руководящих органах власти было побольше таких национально-русских деятелей, как Корсаков, предложивший заменить Бандидо-хамбу архимандритом Аввакумом, то центральное русское правительство с радостью приняло бы предложение самих сибирских лам и возложило бы начальство над духовною частью ламаитов в Сибири на доверенное и почтенное лицо христианского вероисповедания, подобно тому, как существует у астраханских калмыков-ламаитов, так называемый <Попечитель> калмыцкого народа, а должность главноначальственного Бандидохамбы упразднило бы вовсе. Но, к сожалению, это дело окончилось совсем иначе и противно интересам православно- русским... А именно:

Вышеприведенный протокол сибирских ламаитов от 3 марта 1860 года был прочитан в С.-Петербурге 11 мая 1860 г., в присутствии сибирского комитета, который и представил генерал-губернатору Муравьеву-Амурскому сообразить на месте обстоятельство о замене уста- новленного <Положением> 1853 года выборного из лам Бандидо-хамбы христианином, по назначению начальника Восточной Сибири. По возвращении в Сибирь, граф Муравьев-Амурский нашел, что <по видам политическим> необходимо приостановиться назначением управляющего вместо Хамбо-ламы духовною частью ламаитов и, впредь до избрания нового достойного лица на место умершего Бандидо-хамбы Жамсуева, управление ламайским, так называемым, духовенством оставить на неопределенное время вступившему во временное исправление этой должности, на основании (§ 6) <Положения> 1853 года, ширетую Гусиноозорскаго дацана Ванчикову9, без всяких каких-либо новых распоряжений. Таковое мнение генерал-губернатора, по положению сибирского комитета, в 22-й день декабря 1860 г. получило Высочайшее утверждение Императора Александра II. И учрежденный в силу этого мнимо-политического постановления порядок управления духовными делами сибирских ламаитов просуществовал целых 12 лет, то есть до конца 1872 года, несмотря на очевидное несоответствие ни теоретическим, ни практическим потребностям, ни вероучению сибирских ламаитов, ни <Положению» 1853 года. Только в конце 1872 года, допущенный Муравьевым исправлять временно должность Бандидо-хамбы, порочный и незнавший русского языка, ширетуй Ванчиков, по особому Высочайшему повелению, был устранен не только от исправления означенной должности, но и от звания ширетуя Гусиноозерскаго дацана <за несоблюдение правил <Положения» 1853 года, за спротивление распоряжениям начальства и за явное возбуждение инородцев к неповиновению русским властям»... 10

Итак, вот чем завершилась первая даже совместная попытка сибирских инородцев и лам с патриотичным председателем совета главного правления Восточной Сибири, генералом Корсаковым, попытка представления высшим с.-петербургским властям о надлежащем исправлении в национально-русских интересах одной из важнейших ошибок пресловутого «Положения» о сибирских ламах 1853 года, именно об упразднении совсем лишней главноначальственной над всеми ламами Сибири должности Бандидо-хамбы!.. Более чем странная, вредная нерешительность высших органов русского правительства воспользоваться правом исправления, по указанию опыта, ошибки <Положения> 1853 г., допущенного к действию предусмотрительным почившим Императором Николаем I только как временное,– повела к вредному «несоблюдению правил < Положения> 1853 года, к сопротивлению распоряжением начальства и даже к явному возбуждению инородцев главенствующим ламою, ширетуем Ванчиковым, 12 лет исправлявшим должность Бандидо-хамбы, к явному неповиновению русским властям!».

Такова историческая справка. А в 1892 году один из туристов-альтруистов дает такой совет: «И говорить нечего, как бы важно было в интересах нашего правительства привлечь и обласкать такого человека, как Хамбо-лама, верховный духовный глава русских буддистов, по малейшему слову которого буряты-буддисты, все, как один человек, готовы идти в огонь и в воду... (Вестник Европы, 1892 г., январь, стр. 182. Буддизм в Забайкалье. Из личных наблюдений туриста).

Отношение и речь точно как к главе самостоятельного государства Бурято-Забайкальскаго!!...

* * *

(Отдельный оттиск из № 10 Душеполезного Чтения 1893 г.)

В Ноябр. книжке 1893 года журнала «Странник» на стран. 570571 напечатано так:

В Душеполезном чтении помещена весьма интересная и современная историческая справка Е.Н. Воронца по вопросу: «Нужен ли для России идолопоклонник Бандидо-Хамба»?

Она интересна, так сказать, втройне: во 1-х, потому, что антирусская в России печать старается распространять об этом, созданном в России ошибкою Русского Правительства, главе сибирского идолопоклонства Бандидо-Хамбе, и о значении его должности в православно-христианском русском государстве самые неверные и сочувственные ему сведения; во 2-х, потому, что в департамент иностранных исповеданий, в специальной комиссии разрабатывается новое Положение о ламах инородцах Восточной Сибири; в 3-х, потому, что и Мордва, и Черемисы, и Чуваши (которых у нас гораздо более, чем ламантов) управляются русскими чиновниками и не смеют требовать особого Управления, – с какой же, в самом деле, стати поручать управление ламантами только их единоверцам? – (Подробности по этому вопросу до одного из следующих обозрений). Вопрос об управлении, ламайским духовенством, в высшей степени, серьезный вопрос, и отнестись к нему равнодушно теперь когда он окончательно назрел и снова поднят в печати и правящих сферах, будет не простительным грехом для нашего правительства.

* * *

1

Журн. Министер. Народн. Просвещения, 1888 г. июнь, стр. 429 и проч. в стат. академ. В. П. Васильева.

2

Ламаиты в Восточ. Сибири Вашкевича. 1885 г. стр.: 76, 75.

3

Ламаиты в Восточ. Сибири. В. Вашкевича. Изд. По распоряж.

4

До Положения 1853 года сибирский Бандидо-Хамба утверждался в своем звании местным русским губернским начальством.

5

В порядке гражданских чинов, по степным законам, действующим до ныне в Сибири, старшие чиновные ламы сравниваются с родовыми начальниками.

6

По государственным китайским законам непременно только в бедных, простых и малочисленных семействах.

7

Фанатическое почитание Ургинского Хутухты гыгэна, соединенное с крайним невежеством и дикостью, довело поклонников его до того, что нечистотами его (excrementa) окуриваются и окропляются, как святынею, а многие, хотя не все, считают за счастье даже принимать их вместо пищи и пития. Иные дают такие странные обеты, которые для русского покажутся сумасбродством. Так одни лижут землю около жилища гыгэна, а другие – в распростертом положении обходят кругом всего куреня. Курень или дакурень, большой монастырь, состоящий из капища идола Майдара и жилищ до 10,000 лам. Последний обет очень труден и стоит несчастным поклонникам двухнедельного срока. Самое же поклонение гыгэну можно разделить на четыре категории. – (Смотр. Труды правосл. Миссии Восточн. Сибири, изд. 1883 г. Том 1, стр. 165 – 166. Записки о поездке русского священника в Монголию в 1864 г. свящ. I. Никольского).

8

Невозможность замены авторитета боготворимых Далай-ламы и Хутухты во мнении почитателей ламаизма авторитетом изобретенного в Poccии немцами для сибирских инородцев Баидидо-Хамбы достопочт. прот. Виноградов уясняет следующей прекрасной, убедительной аналогией. „Представим себе, что в каком-либо из наших монастырей появился высокий подвижник, в роде Серафима Саровского, к которому бы стал стекаться народ для принятия благословения и в чаянии исцелений. Вам это не нравится, и вы говорите народу: „не ходите к этому монаху; вот вам местный духовный начальник; обращайтесь к нему в ваших духовных нуждах». Послушался ли бы вас народ, как вы думаете? Не то же ли самое хотели сделать и составители Положения о ламайском духовенстве, когда религиозно-нравственный авторитет Далай-ламы и Хутухты думали заменить возвышением административного авторитета Бандидо-Хамбо ламы? Ясно, что попытка эта должна была кончится ничем; связей бурят с Монголией и Тибетом не разорвали, а только создали среди лам новый сан, только сообщили единством управления большую силу организации лам, с которой теперь приходится бороться самому Русскому правительству (Труды правосл. миссии Иркутской епархии изд. 1886 г, стр. 607–608. О ламаизме за Байкалом).

9

Этот Ванчиков по происхождению сибирский казак, уволен из казачьего ведомства для поступления в ламы, был очень хитер, плутоват и нелюбим бурятами

10

Ламаиты в Восточной Сибири. Вашкевича, изд. 1885 года, стр. 80.


Источник: Мин. Вн. Дел в 1885 г. стр. 79. Странник, № 1-й, 1891 года.

Вам может быть интересно:

1. По поводу ожидаемых церковно-государственных преобразований в Сибири Евстафий Николаевич Воронец

2. К статье о Греческом Кондакаре XII-XIII в. профессор Иван Данилович Мансветов

3. Ответ на статью: "Московский академический историк о житии прей. Сергия", напечатанную в журнале "Странник" профессор Евгений Евсигнеевич Голубинский

4. Отзыв об удостоенном Макарьевской премии сочинении "Христианская Нубия" профессор Иван Егорович Троицкий

5. Воспоминания о кадетской жизни генерала Николая Павловича Слепцова архиепископ Леонид (Краснопевков)

6. К вопросу о цитации 39 (40) псалма в послании к евреям протоиерей Евгений Воронцов

7. О заслугах прот. А. В. Горского для славяно-русской историко-филологической науки профессор Григорий Александрович Воскресенский

8. Филоксен Иерапольский: по поводу издания некоторых его сочинений профессор Анатолий Алексеевич Спасский

9. Опыты соглашения библейских свидетельств с показаниями памятников клинообразного письма профессор Иван Степанович Якимов

10. Рецензии на работы архим. Феодора (А. М. Бухарева) протоиерей Александр Иванцов-Платонов

Комментарии для сайта Cackle