архиепископ Феофан (Прокопович)

I. Хутор Воздвиженск

Хутор Воздвиженск находится в Глуховском уезде, Черниговской губернии, в 20 верстах от города Глухова.

Самый хутор основан не так давно, лет 80 тому назад, на месте, где прежде был сплошной лес. Лес срубили и сожгли, оставив только кольцо, окружающее хутор почти непрерывным парком.

Лучшее украшение хутора и составляют эти остатки старого леса, которые вместе с четырьмя прудами и придают ему некоторую живописность, несмотря на совершенно ровную местность, на которой он находится.

Главный местный недостаток – отсутствие проточной воды. Несмотря на значительность размера и глубины главного пруда, вода в нем застаивается и в конце лета становится почти негодною для купанья.

Если подъезжать к хутору со стороны города Глухова, не видно ничего кроме густого леса среди необъятной шири совершенно ровных полей. Высокие деревья ревниво скрывают от взора не только жилые постройки, но даже и невысокую церковь, построенную при школе.

Под самым хутором находятся поля сельскохозяйственной школы, обрабатываемые исключительно воспитанниками; дорога между ними окаймлена с обеих сторон живою изгородью из желтой акации.

По правую сторону от дороги, у самого парка, приютились низкие, крытые соломой (но крытые превосходно, как умеют крыть соломою только на Украине, так ровно, что вся крыша кажется бархатною) сараи кирпичного завода, с едва выступающею тесовою крышею над обжигательною печью в средине.

С этой стороны у въезда на хутор парк представляет с обеих сторон сплошной дубовый лес, с живою изгородью акации по валу вдоль канав.

Внезапно открываются с обеих сторон обширные поляны среди раздвинувшегося леса.

Налево не занятая поляна, на которой в будущем году вырастет дом священника; направо гораздо большая, живописно окаймленная с трех сторон деревьями-исполинами, поляна представляет самое разнообразное зрелище.

В начале, наиболее узкая часть её, занята древесным питомником, грядки которого пестреют попеременно хвойными и лиственными саженцами самых разнообразных оттенков, с целым лесом белых дощечек, на которых означены названия растеньиц и время их посадки.

Питомник оканчивается там, где поляна широко раздвигается. Тут вся передняя часть у дороги занята дендрологическим садом. Большое пространство, в форме трапеции, со всех сторон окаймлено правильными полукругами, засаженными каждый отдельною породою деревьев. Сад очень молод, и будущие деревья в настоящее время еще только деревца, ничего собою незаслоняющие. В середине полукругов будут посажены редкие виды тех же родов, а на противоположной стороне широкой дорожки, к внутренней стороне, протянется цепь самых разнообразных кустарников, с арками и щитами для вьющихся растений.

На южной стороне поляны, среди дендрологического сада, возвышается церковь в русском стиле, вся серая, с белою резьбою и зеленою крышею, увенчанною тремя золотыми крестами. На белом фоне матовых стекол её окон рельефно выступают большие синие кресты, а скромные колокола приютились под невысоким навесом, в виде балкона, над главным входом.

В глубине поляны, за целым лесом пирамидальных тополей виднеется серое здание общежития учителей и только одним боком выдается красное кирпичное здание мужской сельскохозяйственной школы. От нее, против церкви, тянется крестовый забор, отделяющий двор школы, примыкая к зданию школьных мастерских.

От Глуховской дороги, огибая дендрологический сад, лентою протянулась между ним и парком широкая аллея, окаймленная живою еловою изгородью.

Дойдя до конца северной стороны дендрологического сада, аллея эта раздваивается; с одной стороны она огибает восточную сторону сада, направляясь к церкви, с другой – идет в глубь поляны, огибает дом общежития и, проходя между ним и больницей, направляется ко двору школы.

Небольшое, крытое гонтом, здание больницы состоит всего из двух комнат с двумя отдельными сенями и кладовою между ними. В одной комнате можно, при нужде, поместить до шести кроватей, в другой помещается фельдшер и аптека.

Пространство между школою и общежитием разделяется дорожками крестообразно на четыре квадрата, из которых три покрыты зеленою травою с одинокими елями посредине, а четвертый занят крокетом и столбом с школьным колоколом под навесом. Дорожки окаймлены рядом пирамидальных тополей и елей, с кустами роз между ними.

Аллея высоких тополей ведет к густо заросшему диким виноградом входу в общежитие. Такое же, заросшее виноградом, крыльцо ведет и в здание школы.

Передняя школы по всем стенам установлена вешалками, густо занятыми летом куртками и козачками, а зимою овчинными полушубками, дверь налево ведет в комнату, уставленную высокими почти до потолка шкафами с бельем воспитанников, ларями и комодами. Это царство эконома школы. Дверь против входа ведет из передней в длинный коридор, прорезывающий вдоль всю школу. Свет проникает в этот коридор из единственного окна в конце его и из верхних стеклянных частей, выходящих в него многочисленных дверей; дверей этих много, но коридор длинен и в сумрачные зимние дни света в нем недостаточно.

Многочисленные двери ведут из коридора в пять классов, учительскую, четыре спальни, уборную, зал и столовую. В классах стены выкрашены светло-зеленою масляною краскою, с высокими серыми панелями, и увешаны картинами, картами и чертежами, соответственно научным предметам в них проходимых. В первом классе – раскрашенные картины по священной истории и географические карты; во втором – такие же картины по священной истории по ботанике и зоологии; в третьем – по русской истории, по анатомии и энтомологии; в четвертом – по русской истории и карты России в сельскохозяйственном отношении; в пятом – картины по лесоводству и скотоводству.

В учительской комнате, на большом столе, книги для учительских записей, большие шкафы, заключающие в себе учительскую и ученическую библиотеки и разные учебные пособия по физике, химии, географии и геодезии; тут же в углу стоит и кровать для дежурного преподавателя.

В четырех спальнях помещается до семидесяти кроватей, с двухэтажными табуретками между ними и деревянными ящиками для вещей под ними. На всех кроватях сенники, простыни, серые суконные одеяла на подкладках и собственные пуховые подушки. Кроме комнатных образов в углах, у многих кроватей висят собственные образки. На стенах фотографические группы воспитанников и портреты особенно любимых и уважаемых личностей; тут и изображение царской четы в издании генерала Богдановича и фотографии учредителя школы, и литографический портрет отца Иоанна Кронштадтского, и вдохновенный лик реформаторского проповедника Берсье, проповеди которого составляют одно из любимых воскресных чтений в Воздвиженской школе.

В уборной длинный, во всю стену, металлический рукомойник со множеством кранов и длинный, тянущийся по противоположной стене, ларь для ламп, стекол, щеток, ваксы, керосину и других предметов хозяйственного обихода. Над этим ларем зеркало и полка для головных щеток и гребней.

Стены большого зала выкрашены светло-розовою масляною краскою, с панелью и рамками цвета бордо по углам. В глубине глухая стена с большим образом, изображающим благословение детей. На боковых стенах большие портреты Императора Александра II, Императора Александра III, Императрицы Марии Феодоровны и бывшего министра Государственных Имуществ М. Н. Островского, в глубине группы фотографий четырех выпусков.

Столовая большая, освещенная двумя рядами окон, представляет из себя днем свободную, рекреационную комнату, на светло-желтых стенах которой резко выделяются темно-коричневые полосы поднятых столов; эти столы представляют из себя доски, прикрепленные к стене завесами, дозволяющими им свободно подниматься и опускаться. Когда нужно доски эти опускаются, опираясь концами на деревянные подставки и вдоль их ставятся с обеих сторон деревянные лавки и стул и кресло в конце. Таких столов семь; у каждого помещается по девяти человек. Прежде их было восемь, но потребовалось прибавить печку и заменить откидной стол приставным. По миновании надобности, доски столов поднимаются вдоль стен, прикрепляясь металлическими крючками, скамьи и подставки расставляются тоже вдоль стен под ними и большая комната остается совершенно свободною в средине. В северо-восточном углу столовой помещается большой образ: «Моление о чаше».

Из столовой дверь ведет в кухню и на черное крыльцо.

За школою находится черный двор, ограниченный с двух сторон корпусами школы, с третьей – крестовым забором и зданием мастерских, а с четвертой – парком, сараями и небольшой каменной кладовой с подвалом. На здании мастерских, в которых помещается столярня, токарный станок, бондарня и слесарня, будет в этом году устроено помещение для метеорологических наблюдений и фотографии. Кроме того тут же будет поставлен в скором времени небольшой скотный двор и подальше в парк – кузня.

У выхода из школы дорогу пересекает под прямым углом, параллельная её фасаду, вдоль которого посажены кусты сирени и жасмина, аллея пирамидальных тополей. Направо, аллея эта, проходя мимо зданий общежития и больнички, углубляется в парк; тут тополя сменяются белою акациею, кленами и уксусными деревьями, пока с обеих сторон не пойдут исполинские дубы и сосны парка. У самой школы, по правую руку от этой аллеи, расстилается обширная лужайка, в глубине которой летом, под вечер, можно видеть целый арсенал сельскохозяйственных орудий, которые днем воспитанники употребляли на работах, а в свободные часы и по праздникам лужайка эта часто вся усеяна весёлым роем детей, предающихся самым разнообразным играм на просторе, имея на фоне парка зеленый ковер травы под ногами и высокое голубое небо над собою. В конце лужайки – колодезь под навесом. Дальше в парк видны лужайки, из которых одна кругом засажена елями; на этих лужайках летом, в праздничные дни, собираются на чтения священного писания и бесед о слове Божием.

В конце аллея упирается в мостик, который через небольшую канаву ведет на обширную лужайку. Здесь кончается старый парк и с трех сторон лужайку красиво окаймляют молодые деревья нового парка, перемешанные с дикими грушами и белою акацией.

Налево от входа из школы эта аллея коротким концом своим упирается в поперечную дорогу дендрологического сада. Здесь, окруженная широким кругом, утрамбованным и густо засыпанным песком по кирпичному щебню, стоит совсем еще новая, только что освященная 11 сентября 1893 года церковь во имя Воздвижения Животворящего Креста Господня.

По обилию крестов, церковь эта по праву может назваться крестовою. Большие, синие стеклянные кресты в белых матовых окнах, большие белые кресты на каждой половинке наружных дверей. Внутри – крестов еще больше. Вся церковь, в форме креста, выкрашена однообразно светло-голубою краскою с темно-синими колоннами на углах, такими же большими крестами на обеих половинках внутренних дверей, лутками и оконными рамами. Иконостас светлого резного дуба, с инкрустациями и рельефными украшениями из черного дуба, сделан мастерами наших свесских столярных заведений. Целый ряд крестов над иконостасом, множество прямых и андреевских крестов черного дуба и таких же звезд украшает самый иконостас. Все иконы писаны скромным местным живописцем и написаны для такового весьма удовлетворительно. Образ Воздвижения Креста Господня и апостолы на царских дверях даже положительно хороши.

Большая люстра, ставники, висячие паникадилы и четыре большие креста с трехсвечниками и многими висячими небольшими крестами на стенах, все это сделано из хрусталя и при вечернем освещении блестит тысячью огней, благодаря бесчисленным граням разнообразных хрустальных украшений.

На стенах, по обе стороны иконостаса, большие темно-синие церковные хоругви с золотою бахромою и две меньшие хоругви Старшего и Младшего Братских Кружков школы: одна красная с большим золотым крестом, другая голубая с крестом серебряным.

Из царских врат от престола на средину церкви расстилается красивый ковер, состоящий из полосы темно-малинового бархата между двух вышитых полос с большими белыми датурами (лилиями) и роскошными зелеными листьями по темно-малиновому фону.

На престоле, кроме обычной серебряной священной утвари – евангелие с рисованными на фарфоре медалионами тонкой работы.

Не менее вечернего красиво и дневное освещение храма, когда яркие лучи солнца, умеряемые матовыми и синими стеклами окон, наполняют его мягким, радостным светом.

Прямо от выхода из школы широкая дорога ведет, углубляясь в парк, через пруды к моему дому. Направо, минуя дом общежития, видны столбы, перекладины и лестницы незатейливой гимнастики, а налево, между деревьями парка, видна тесовая крыша погреба, над которым помещается склад мелких сельскохозяйственных орудий.

С мостика на плотине, отделяющей первый пруд от второго, открывается один из наиболее красивых видов хутора в обе стороны. Направо первый пруд, круто загибающий в глубь парка, мелкий, но с чистою водою, в которой как в зеркале отражаются окружающие деревья. Налево большой второй пруд с красивою купальней и потонувшими в зелени постройками хутора на противоположном берегу.

За мостиком дорога раздваивается, направо она извивается между деревьями вдоль первого пруда, огибает всю эту часть парка, образуя по углам площадки с большими полукруглыми скамьями и, проходя мимо моего дома, соединяется с другим разветвлением дороги.

Налево от мостика дорога приводит к старому дубу, окруженному двойным рядом скамей. Направо парк состоит из очень старых деревьев довольно редких, между которыми бойко поднимается целый лес молодых, недавно посаженных кленков.

За старым дубом идет аллея стройных молодых елей, с кустами роз между ними. Налево от неё красивая группа растений, составленная из широкого полукруга цветущих кустарников, с заключенным в нем кругом тутовых деревьев и лиственницей посредине. Налево у конца еловой аллеи, против моего дома, кругом каштана два концентрических полукруга, больший из елей и меньший из сирени.

Небольшой мостик, крытый красивым переплетом, густо заросшим диким виноградом, ведет через канаву, летом сухую, а весною не вмещающую всей несущейся с полей в большой пруд талой воды к моему дому.

Небольшой, одноэтажный, серый под зеленою железною крышей, е красивыми белыми в русском стиле наличниками окон, дом этот только узкою стороною своею обращен к большому пруду. Перед домом большой квадрат, со всех сторон окруженный дорожкою. С южной его стороны дорожка идет между рядами белых акаций и лиственниц, с северной – между рядами лиственниц и австрийских сосен, за которыми идут параллельные аллеи лип, кленов и черемухи. С запада высокие вербы стеною отделяют полукруглый партер, выдавшийся в большой пруд, а с востока дорожка идет между двух рядов самых разнообразных цветущих кустарников; тут и розы, и сирень, и жасмины, и желтая смородина, и розовый персик, и серебристая маслина, и разнообразные виды спирей. В конце дорожки сплошные посадки роз, огибающие дом, доходя до крытого крыльца, увитого широколиственным растением.

От крыльца дорога ведет к Хомяковской горке и затем, описывая дугу, окаймленная с двух сторон молодыми кленами, приводит к воротам, ведущим из усадьбы на большую площадь хутора.

Хомяковская горка была насыпана воспитанниками школы на месте небольшого природного холма, в память любимого христианина-поэта. Широкая лестница ведет на первую площадку, упирающуюся в каменную стенку с металлическою доскою, на которой изображена следующая надпись:

Христианину-поэту и глубокому мыслителю

Алексею Степановичу Хомякову.

Святым огнем душа Твоя горела.

Могучий стих, как колокол звучал.

Но искра Божия, что в бодром сердце тлела,

Погасла с жизнию. Презрительно толпа холодная смотрела.

И Гордый ум призыву не внимал.

Холм насыпан воспитанниками Воздвиженской сельскохоз. школы и памятник сооружен 4 августа 1886 года.

Над стеною вделан в фронтон горельефный бронзовый портрет А. С. Хомякова, а над фронтоном стоит бронзовое изображение ангела с крестом в руках, поднятою рукою указывающего на небо, что так верно передает общий характер творений христианина-поэта, высоко воздымавшего крест и столь горячо призывавшего обратить сердечные взоры к небу. Площадка эта и лестница уступами уставлены летом тропическими растениями. С этой площадки узкая дорожка винтом поднимается на вершину горки к красивой резной беседке, поросшей диким виноградом и увенчанной небольшим серебряным куполом.

Теперь вернемся на Глуховскую дорогу. Мы оставили ее у конца дендрологического сада. Перед нами мост на плотине, отделяющей большой пруд от третьего пруда. Направо, по сю сторону большого пруда, здание свинарни, налево, на берегу третьего пруда, солодовня и за нею баня. За баней виднеются высокие, зеленеющие шесты хмельника, а далее, если бы мы обогнули конец парка, мы пришли бы к двум кладбищам: старому на крайнем холме, у самого угла парка, и новому – братскому, на юг от старого, с тремя свежими могилами двух членов Трудового Братства и одного воспитанника.

За третьим прудом – четвертый наименьший, а за ними продолжается порванное ими кольцо парка.

Перейдя через плотину между большим и третьим прудом мы видим, направо винокуренный завод и каменное здание цистерн за ним, налево длинное деревянное на каменных столбах здание конюшень и скотных дворов и за ними, на берегу третьего пруда, здание прачечной и швальни.

За винокуренным заводом большой двор, между ним и длинным каменным зданием, в котором помещаются производители, коровы и телята. Рядом с ним каменное здание молочной.

Мы находимся на большой площади хутора. Тут западная сторона занята целым рядом жилых построек, навесом для токарных инструментов, конторою и домом управляющего. За всеми этими постройками, от конца хутора до третьего пруда тянется большой фруктовый сад, а за ним дубовый парк и здание Преображенской сельскохозяйственной женской школы.

Восточная сторона площади застроена мастерскими, казармами рабочих, сараями сельскохозяйственных орудий, винными подвалами и большим двухэтажным амбаром.

В северной части, в конце хутора. несколько жилых глинобитных построек и ворота при выезде на Янпольскую дорогу.

Налево хутор оканчивается большим гумном с длинным рядом скирд. По мере того как молотьба заставляет таять скирды, вырастает рядом длинный и высокий хребет соломенной горы, который в свою очередь тает по мере того, как растет толстый слой настилки на скотных дворах и компостные кучи на полях.

Направо хутор заканчивается длинным, крытым щепою, хлебным сараем. Широкая дорога, проходя между этим сараем и забором фруктового сада, ведет к новому, еще не вполне оконченному, зданию женской школы. Здание это каменное, переделанное из старой постройки, почему и возможно было поместить в нем воспитанниц в то время, как новая часть здания еще слишком сыра для жилья.

И по удобствам помещения и по размерам комнат и коридоров здание женской школы далеко превосходит здание мужской школы. Из окон залы и столовой открывается очаровательный вид на необъятную ширь полей.

Против школы, у самого фруктового сада, будет выстроена дача для приезда матери и сестер моих, желающих попеременно наблюдать над делом воспитания в женской школе, а дальше в парк постепенно вырастут здания для прачечной, больницы и опытной фермы.

Жизнь и характер деревни так тесно связаны с жизнию и изменениями, по временам года, характера окружающей природы, что и хутор Воздвиженск несколько раз становится неузнаваемым в течение года.

Грустный вид представляет он позднею осенью, когда серые тучи низко над ним нависнут, серый суглинок плодородной почвы превратится в глубокую липкую грязь, моросит холодный дождь, или однообразно мелькают снежинки, а ветер зловеще воет, заставляя стонать деревья старого парка.

Зато как волшебно прекрасен он, когда весною оденутся деревья и кусты свежею зеленью, под ногами бархатный ковер молодой травы, на полянах и в саду фруктовые деревья облекутся в белоснежный наряд и вдоль дорожек на светлом фоне зелени зарумянятся бесчисленные розы.

Как волшебно прекрасен он в лунную летнюю ночь, когда луна таинственно сияет на небе, отражаясь в зеркальной поверхности прудов. Повсюду мирная тишина. Кое-где между деревьями парка мелькают огоньки жилых зданий, и кажется, высокие деревья кругом большого озера замерли в немом благоговении религиозного созерцания.

Как волшебно прекрасен он в зимний вечер, когда деревья разубраны инеем. Запад залит багровым цветом заходящего солнца. Резко выделяется на огненном фоне черное кружево отдаленных оголелых деревьев. Снизу снежный покров уже подернулся сизо-серою тенью, а вершины, покрытых инеем исполинов, сияют дивным нежно-розовым светом на темной синеве безоблачного неба.

Н. Неплюев.

Комментарии для сайта Cackle