архиепископ Феофан (Прокопович)

XXI. Великий пост и Праздник Пасхи

В эту главу войдет описание того, как мы проводим время в промежуток от масляницы до Пасхи включительно; буду описывать только те выдающиеся дни, которые мы проводили особенно. К числу таких дней можно отнести и последний день масляной, канун Великого поста. После ужина мы, воспитанники, собираемся в общий зал, куда приходят все члены трудового Кресто-Воздвиженского Братства и Попечитель школы, добрый друг наш Николай Николаевич.

Собрание начинается с того, что мы стараемся подготовить себя к таинству молитвы, стараемся собрать мысли и чувства, чтобы затем отдаться всем существом общему молитвенному порыву к Богу.

Нас стараются воспитать людьми добрыми, честными, в сознательной вере и сознательной любви к Господу Богу и всем Его созданиям, стараются приучить относиться ко всему активно – с полным сознанием того, что мы делаем; так как с этого дня мы начинаем поститься в память сорокадневного поста Христа-Спасителя в пустыне, в память этого Божественного примера смирения, то Николай Николаевич и объясняет нам в этот вечер жизненное значение поста, как средства достижения торжества духа над телом, значение искушений, как испытания и утверждения нашей веры и силы любви, как барометра, ясно показывающего насколько мы живем с Богом или без Бога. С этого дня мы начинаем ежедневно утром и вечером читать молитву Св. Ефрема Сирина, потому и её Николай Николаевич вкратце объясняет. Горячие, полные любви к Богу и к людям слова Н. Н. глубоко западают в души слушателей, глубоко, иногда до слез трогают они детские сердца и возвышают их до молитвенного настроения; когда мы становимся на молитву, и Н. Н. с глубоким сознанием и глубоким чувством читает молитвы, или когда наш школьный хор поет Божественные песни, мы единодушно отдаемся порыву этой святой молитвы, с любовью устремляем сердца наши к Богу Живому, Первоисточнику силы и любви, просим Его «посетить нас Благодатию Своею, придти и вселиться в нас, да будем храмом Его».

Близко зная всех молящихся, я считаю себя вправе сказать, что громадное большинство чувствует в это время таинственное причастие Духа Святого Господа Животворящего. Тоже могу сказать я и о тех счастливых часах, которые мы проводим ежедневно небольшими партиями (Старший с порученными ему младшими) в течение всего великого поста в молельне у Николая Николаевича.

Светлые, испытавшие радость общения с Господом мы расходимся, но память об этой духовной радости остается надолго.

Настал Великий пост и жизнь в школе до некоторой степени изменилась, – нет шумных плясок, прекращены они не по требованию начальства школы, а по доброй воле самих товарищей, желающих сосредоточиться и с наибольшей пользою для духа прожить дни Великого поста, в отношениях товарищей заметно гораздо больше серьезности и взаимного уважения, исчез тон безобидной шутки; заметна исключительная сдержанность и обдуманное отношение ко всему окружающему. Серьезная вдумчивость и усиленная внутренняя работа над самим собою, – вот общий тон школьной жизни во все продолжение Великого поста.

На четвертой, Крестопоклонной неделе пока храма у нас не было, мы собирались в доме Николая Николаевича; здесь, в его домашней молельне перед большим распятием мы молились и прикладывались ко кресту.

Перед молитвами в этот день обыкновенно объясняется значение креста и то – с какими чувствами мы должны прикладываться ко кресту.

В течение всего поста, исключая страстную неделю, мы занимаемся, частью в классах на уроках, частью подготовляясь к экзаменам, которые всегда оканчиваются до страстной недели.

Начинаем мы говеть с Вербной субботы и кончаем в четверг на страстной8.

В эти дни время мы проводили так: ежедневно по утрам ходили или ездили в церковь соседнего села Гремячки, а вечером священник этой церкви приезжал к нам служить в доме Николая Николаевича всенощную; остальное время мы проводили вместе, – либо в чтении, либо в дружеских беседах.

Говорили исключительно о вопросах религиозных, обыкновенно о страданиях Христа Спасителя; читали Священное писание и Николай Николаевич объяснял Его, говорили о таинствах покаяния и причащения, к которым мы подготовляемся. Много светлых, возвышающих душу впечатлений мы переживаем в эти часы. Собралось много любящих друг друга людей, людей искренно желающих понять волю Божию и согласовать свою жизнь с этой благою волею, все они собрались для того, чтобы провести несколько часов в братском любовном общении, чтобы единодушно вознести свои мысли к Господу и запастись силою и энергией на всю жизнь. Большинство из них – светлые, радостные, видимо наслаждаются радостью братского общения, внимательно слушают объяснения слова Божия, стараются понять как жить, чтобы быть достойными детьми Отца Небесного. Понятно, как много духовных сил и света изливает Господь в души отверстые, как сильно все это сближает воспитанников между собою и с их воспитателями.

На таких собраниях и воспитанники принимают деятельное участие, высказывают свои взгляды, что без сомнения еще полезнее, чем если бы они только слушали. Само собою разумеется, что над воспитанником высказавшим неверную мысль, смеяться никто не станет, а с любовью постараются уяснить в чем его ошибка; надо заметить, что редко случается, чтобы воспитанник высказал грубо неверную мысль, так скоро они со слов Николая Николаевича усваивают основы христианского мировоззрения.

Вечером в среду мы исповедуемся; перед исповедью всегда собираемся в молельне Николая Николаевича, который в этот день говорит либо о крестных страданиях Христа Спасителя, либо о значении таинства причащении и всегда горячо, нередко со слезами призывает нас к покаянию. Опишу собрание, которое было в прошлом, 93 году. Николай Николаевич на этот раз говорил о святом причащении и о том, как честным христианам надо жить, чтобы не впасть в две роковые ошибки одинаково пагубные. Одна опасность для человека: это жить неосуществимыми мечтами и проглядеть святое дело находящееся под руками, опасность велика, при таких обстоятельствах все можно потерять и ничего не достигнуть. Другая – не менее страшная опасность, это потеряться в мелочах жизни, потеряться в безалаберной суете мирской... Горячо, убедительно говорил Николай Николаевич, в каждом его слове чувствовались сила и живая вера в Живого Бога, вот почему эта речь и сильно подействовала на всех нас. Закончил свою беседу он так: «Дай вам Бог каждому смирить себя, до доверия к школе и тем лицам, которые желают вам добра, и, говея, освятить себя на дело жизни по вере».

После краткого перерыва мы опять собрались. Прежде чем стать на молитву, Н. Н., подозвав к себе членов братства и обращаясь ко всем воспитанникам, сказал приблизительно следующее:

«Обычай примирения между собою перед исповедью, существует во всех христианских вероисповеданиях, но к сожалению слишком часто этот прекрасный обычай исполняется без всякого чувства, как простая форма. Отнесемся же мы к нему с полным сознанием и любовью; если кто перед кем в чем виноват, сознаем это, покаемся и искренно с любовью попросим прощения, твердо, раз навсегда, решив в душе своей на будущее время не мириться в себе с тем злом, в котором каемся.

При этом будем помнить, что мы виновны не только тогда, когда допускаем в сердце дурные мысли и чувства по отношению к друзьям, но и тогда, когда не имеем горячей вдохновенной любви друг к другу, когда не стараемся поддерживать добрых отношений и улаживать любовью всякие неприятности.

Приступим же к делу покаяния и примирения, помня, что честно каемся только в том случае, когда делаем все от нас зависящее, чтобы прочно исправить свои отношения к Богу и ближним нашим. Гнусным фарисейством будет с нашей стороны, если, покаявшись, не исправим прежних отношений. Прощаясь друг с другом незачем пространно припоминать свои вины, достаточно честно посмотреть в глаза тому, кого целуешь и ясно станет, насколько ты любишь его и насколько виноват перед ним.

Еще в большей степени, нежели друг перед другом, мы виновны перед Господом Богом. Он сотворил нас, дал нам разум, способность любить, Христос Спаситель принес нам полноту откровения, научил нас как жить, пострадал и умер за нас; если после всего этого мы не стараемся достигнуть любви, жизнь нашу не устраиваем на началах любви, не заботимся о том, чтобы по настроению собственного духа стать близкими и родными святым и ангелам небесным, поймем, что мы еще холодные, мертвые тупицы духовные, поймем, что мы еще не христиане; поймем, насколько мы виновны перед Господом Богом. Покаемся же, попросим у Него прощения в великой неправде нашей и сотворим плоды достойные покаяния».

Мы стали на колени и горячо молились, сначала каждый про себя, а потом вслух Н. Н. прочел молитву Св. Ефрема Сирина «Господи и Владыка живота моего», псалом пятидесятый «Помилуй мя, Боже» и некоторые другие молитвы.

После молитвы братская семья обратилась к нам и Н. Н. от имени всех сказал: «Мы часто указываем вам на ваши недостатки – это наша христианская обязанность воспитателей; но и мы сами грешные, немощные люди. Ограждать вас от соблазнов – дело совести нашей; мы стараемся показать добрый пример жизни в братстве, мы первые взяли на себя крест, чтобы по возможности согласовать жизнь свою с учением Иисуса Христа, велика и ответственность наша перед вами, первые и просим у вас прощения. Если когда мы подавали вам дурные примеры, если недостаточно высказывали любви и уважения к вам, как образу и подобию Божию... простите нас; ответственность наша велика перед Богом и вами – мы сознаем это. Мы с радостию прощаем всех тех, которые виновны перед нами!». И все братство и все мы, многие со слезами и земным поклоном, просили прощения друг у друга. Затем один из членов Старшего Братского Кружка от всех, обращаясь к младшим, сказал: «Мы приняли на себя обязанность стараться привести вас ко Христу, если вместо этого мы показывали чем-либо дурной пример, недостаточное внимание обращали на жизнь вашего духа, или недостаточно любили, то ради Бога простите нас», и Старший Братский Кружок с земным поклоном просил прощения у младших, младшие ответили тем же! Очень многие плакали...

Тяжело до боли сердечной, тяжело до слез было многим в то время, когда Н. Н. и все братство с земным поклоном просили прощения у нас. Такое христианское смирение, любовь к Богу и Его делу всего Братства и Старшего Братского Кружка трогало до глубины души и заставляло с особенною силою сознавать свою вину.

Все это происходило перед вечером, а когда стемнело, приехал к нам священник, отслужил всенощную и началась исповедь. Исповедываются большие по одному, а маленькие по два и даже по три разом.

На другой день утром мы поехали в церковь причащаться. Много было пролито слез покаяния накануне, много радости теперь, так много мира духовного в душах, чувствующих себя примиренными с Богом и ближними. Прекрасное это время! Как сейчас помню светлые радостные лица, милые, ласковые взоры товарищей, – все они в этот день какие-то особенно хорошие, милые, ласковые и приветливые, в душах их праздник, а потому все их радует и они невинно, как дети веселятся, резвятся и играют; более взрослые воспитанники в детских играх мало принимают участия, но им радостно видеть веселящихся детей, тем более, что большинство этих детей добрые маленькие друзья их, вот почему и они не ищут других развлечений, кроме задушевной беседы между собою и участия в детской радости.

Простившись с Н. Н., мы уходим в школу, но ненадолго, поужинаем и затем опять собираемся у него же на чтение 12-ти Евангелий. Отрадно вспомнить те часы, когда прошлый год в этот день мы собрались перед аналоем с вставленною в него, прекрасной работы Неруша на стекле, иконою Христа Спасителя, мы читаем святые слова Евангелия о страданиях, смерти и погребении Христа и вдохновенную речь Н. Н. так хорошо передающего словами то, что как смутное предчувствие живет в сердцах наших; глубоко западают в души святые слова Евангелия, вызывая чувства благоговейного умиления и нередко слезы. Огромное значение имеет при этом именно то, что чтение сопровождается горячими словами человека, нами горячо любимого, полного живою верою и горячей любовью ко Христу Спасителю и нам. Когда голос его дрожал от сильного внутреннего чувства, таинственный трепет охватывал наши души, отрывая нас от всего земного. Потом мы молились, молились от души; такая молитва перерождает человека, дает ему силу пережить сознание своего ничтожества и могущества причастия Духа Святого. Так закончился день, в который причастившись Святых Тела и Крови Христовых, мы таинственно соединились с Ним9.

На другой день, в пятницу, многие воспитанники разъезжаются по домам, остаются только те, которым домой ехать слишком далеко и воспитанники старшего класса, желающие последнюю Пасху школьной жизни встретить и провести вместе с дорогим воспитателем, другом и отцом духовным. Пятница и суббота на страстной неделе проходят в приготовлениях к Пасхе; в субботу утром до завтрака, мы ходим в церковь соседнего села приложиться к плащанице, а перед вечером в этот же день священник приезжает к нам святить пасхи. После обеда, чтобы ночью быть в церкви бодрыми, многие ложатся отдыхать.

Любим мы заутреню на Пасху; любим и эти ночные поездки в церковь; едем бывало, ночь темная-темная, даже дороги не видно, ночь тихая, едем и вот раздаётся первый удар церковного колокола и мирно раз за разом начинает он оглашать окрестность, призывая мирян в церковь Божию. Веселей побежали наши лошади и вот мы под селом, на пригорке, – отсюда видна ярко-освещенная церковь, вот мы уже и в селе; с пригорка лошади быстро побежали; на стук колес сбежалась целая стая собак и громким лаем провожают нас от одного двора до другого; быстро мелькают чуть освещенные тусклым светом лампад окна крестьянских изб.

Из церкви едем прямо в дом к Н. Н., там поздравляем друг друга и разговляемся. Тихо, семейно встречаем и проводим мы этот праздник; тихая радость наполняет души и мы отдаемся общей радости, сознавая что воистину «Воскрес Христос – веселие вечное».

Каникулы на Пасху очень короткие, всего одна неделя; эту неделю мы, оставшиеся в школе, проводим таким образом: до обеда ежедневно бывают предмолитвенные беседы и молитвы, после обеда часов до четырех веселимся, часто ходим вместе на прогулку – прекрасные это прогулки весною, особенно здесь у нас в лесу. Яркое весеннее солнце ласково сияет, легкий ветерок тихо колышет голые деревья, тень от них, словно живая бегает из стороны в сторону, милые щебетуньи прилетели издалека и весело поют свои мелодические песенки, уже и зеленая травка подросла! Как давно глаза соскучились по ней! И вот теперь особенно радостно погулять, полюбоваться красотою природы, а у нас здесь красиво, очень красиво, особенно когда деревья, и кусты зазеленеют. А на поле! Дух радуется, как посмотришь. Неизмеримое пространство ярко-зеленеющей озими – ровная, густая, да кустистая; – вот урожай будет! Невольно вспоминается, как товарищи прошлый год жали конными машинами такую же рожь; подумалось: любо будет жать в обществе добрых друзей под шатром голубых небес. Часто вместо прогулки, мы, старшие, идем на Братский Рождественский хутор, где все дышит таким благодатным миром, или играем в мяч, крокет, кегли и т. п.; часа в четыре мы собираемся в доме Н. Н. на чтение, которое продолжается до ужина. В прошлом году мы прочли за две недели, Страстную и Святую, сочинения Фаррара «Жизнь Иисуса Христа» и Бутковича «Язычество и Иудейство».

Очень уютно бывает на этих чтениях; так радостно сознавать, что живем одними мыслями и чувствами со многими дорогими и уважаемыми существами, так радостно делиться с ними мыслями и чувствами; иногда в особенно хороших местах мы прерываем чтение дружными рукоплесканиями.

После ужина мы декламируем стихи, поем или слушаем игру Н. Н. на фортепиано. Иногда, прежде чем приступить к чтению стихов, того или другого поэта Н. Н. кратко расскажет нам его биографию и охарактеризует его, как человека и писателя, бывало тоже и по отношению к композиторам и даже по отношению к целым нациям, прежде чем приступить к ознакомлению с их литературой и музыкой.

Теперь у нас свой храм; мы чаще будем присутствовать на службе Божией и светлый праздник Пасхи будем проводить сообща.

Воспитанник В. Лазебный

* * *

8

Теперь, в нашем храме, мы продолжаем говеть до субботы.

9

В настоящем году мы были в этот вечер в нашем храме, и объяснительную беседу Н.Н. слушали в школе днем.

Комментарии для сайта Cackle