архиепископ Феофан (Прокопович)

Приложения

Преображенская сельскохозяйственная женская школа

Преображенская сельскохозяйственная школа для девочек была открыта ровно десять лет после Воздвиженской мужской школы. Школа эта была открыта при самых благоприятных условиях, чего нельзя сказать о школе Воздвиженской. Брату10 вначале многие старались помешать, почти ни в ком не видел он сочувствия в дорогом ему деле, и нужна была вся его энергия и любовь к этому делу, чтобы, несмотря ни на что, довести его до конца. Притом же это была первая школа совершенно нового типа, в которой первое место занимало религиозно-нравственное воспитание, и он должен был до всего доходить собственным опытом, сам до всего додуматься, все устроить. Новая школа была с радостью приветствована многими. Брат давно желал открыть женскую школу, его останавливало в этом только то, что он считал совершенно необходимым поручить это дело женщине, вполне сочувствующей его взглядам на воспитание и солидарной с ним во всем: кому же, как не матери и сестрам было помочь ему в этом, что мы и сделали при первой возможности. Нам было приятно и легко заниматься школою, видя так много любви и поддержки во всех близких нам по духу. Притом мы широко пользовались опытом, советами и руководством брата. Нам не нужно было обдумывать каждую мелочь, так как у нас перед глазами был готовый образец прекрасной школы, и нам оставалось только брать во всем пример с неё.

Школа наша была открыта первого октября 1891 года, в местечке Янполе, в десяти верстах от Воздвиженска. Нам очень хотелось устроить ее в Воздвиженске, но это было невозможно, потому что там не было помещения ни для школы, ни для нас, а мы считали необходимым наш постоянный и непосредственный надзор за школой, в особенности в начале дела.

Мы решили временно устроить школу в Янполе, где наняли небольшой, но удобный дом, с обширным двором, небольшим садом, отдельной кухней и многими хозяйственными постройками. Устроив дом для школы, мы назначили конкурсное испытание на второе августа. Собралось очень много девочек – более ста; но из них оказалось очень мало грамотных, да и те были очень плохо подготовлены, так что мы с трудом выбрали из них семь. Все они окончили народное училище три года перед тем и, конечно, перезабыли половину того, что знали. Семи девочек было слишком мало, нужно было выбрать еще несколько; так как не было больше окончивших народное училище, мы выбрали восемь полуграмотных, окончивших второе отделение сельской школы и шесть совсем неграмотных; через полгода мы приняли еще трех, из всех этих девочек мы составили приготовительный класс, который должен был в один год подготовиться к поступлению в нашу школу.

17-го октября 1893 года школа наша, состоящая из двух классов, перешла в новое, только что оконченное здание на х. Воздвиженск. Несмотря на то, что работой очень торопились, многое не было ещё окончено, отделано было только две трети здания, остальная часть была приготовлена вчерне. Мы боялись переводить воспитанниц в только что оконченное каменное помещение, опасаясь сырости, и потому заняли лишь ту часть, которая была переделана из старого здания; в нем могли поместиться только наши прежние воспитанницы. Тем не менее нам хотелось сделать новый прием в 1893 году, для того, чтобы не было перерыва в выпусках. Мы решили взять в школу еще двенадцать девочек и поместить их в Янполе в том же доме, в котором помещалась школа раньше. Для этого мы назначили конкурсное испытание на 31-е июля. На этот раз собралось гораздо меньше девочек, около тридцати, но зато все грамотные, и мы легко выбрали из них нужное нам число.

После экзамена мы разделились: сестра осталась в Янполе с новыми девочками, а я переехала жить в Воздвиженск, и временно поселилась в самой школе.

Устав школы утвержден 30 ноября 1893 года. Школа наша состоит в ведомстве Министерства Земледелия и Государственных Имуществ и получает от него пособие в размере 2000 р.; сумма эта идет всецело на жалование учителям и покупку учебных пособий. Все воспитанницы находятся на нашем полном содержании. Персонал служащих у нас следующий: Управляющий школою и его помощник, бывшие воспитанники Воздвиженской школы, законоучитель, две учительницы, которые занимаются общеобразовательными предметами, четыре учителя, занимающихся преподаванием специальных предметов, тоже бывшие воспитанники Воздвиженской школы; портниха, окончившая патриотическую рукодельную школу в Петербурге и прошедшая курс петербургской нормальной столовой, и, наконец, мастерица по молочному хозяйству из школы Верещагина.

Прислуги в школе нет у нас никакой, кроме сторожа, все дело которого состоит в том, чтобы топить зимой печи, привозить в бочонке воду и быть на посылках во все те места, в которые воспитанницы не ходят сами, чаще всего в амбар за провизией.

Материальное положение школы во всем сходно с Воздвиженскою. Скажу только несколько слов об одежде воспитанниц. Они одеты в синие китайковые платья, сшитые совсем просто, гладкий лиф и такая же юбка. В праздники они надевают белые передники с небольшими нагрудниками, придерживающимися белыми тесьмами, которые перекрещиваются на спине и прикрепляются сзади к кушаку. Все передники шьются на один фасон. Рабочие передники зимою черные, а летом белые, тиковые, с синими полосками; для грязной работы у них передники из самого толстого холста. Вне школы они надевают на голову летом белые, коленкоровые косыночки, а зимою серые теплые шерстяные платки. Зимние шубки у них серые, на вате, длинные, самого простого покроя. Летом, когда холодно или сыро, они надевают черные, суконные кофточки. Причесываются они совсем гладко, без пробора, зачесывая все волосы назад в одну косу, в конце которой они вплетают черную ленту, которой, перегнув косу пополам, привязывают её бантом на затылке.

Когда мы открыли школу, то устав её еще не был утвержден, и потому мы могли принять совсем неподготовленных девочек, нам очень хотелось дать им возможность поступить к нам в школу, так как это были или сестры и родственницы членов Братства и воспитанников мужской школы, или дети наших служащих, или сироты. В сельскую школу по летам, некоторым было уже 16 лет, поступить они не могли. Класс этот состоит из девочек очень разной подготовки. В первый же год, благодаря терпению, настойчивости и трудолюбию учительницы, которая пользовалась каждой свободной минутой, чтобы заняться с ними, класс этот сделал громадные успехи. К концу учебного года они умели порядочно читать, писать, знали все четыре правила арифметики и довольно хорошо делали задачи на эти правила, так что мы могли принять их в первый класс. Теперь класс этот сравнялся, благодаря тому, что самых неспособных удалили из него, и хотя он очень отстал от второго класса, все же есть надежда, что он пройдет курс до конца.

Большинство воспитанниц занималось охотно и очень старательно, мы сразу завели общие совместные приготовления уроков; сначала это трудно прививалось, так как многие девочки были очень неразвиты. Месяца через два после поступления в школу, когда они полюбили друг друга, некоторые из них, приготовив уроки и имея свободное время, уже охотно занимались с подругами, старались заставить их понять и выучить урок; много любви, энергии и труда положили они на это дело, так как иногда приходилось им повторять десять, двадцать раз одно и то же без всяких результатов, наконец их терпение и труды увенчались успехом: подруги их начали развиваться, заинтересовались учением и могли сознательно участвовать в общих приготовлениях, не очень задерживая весь класс и не слишком отставая от других. С тех пор совместное приготовление пошло хорошо и принесло много очевидной пользы. Ленивых у нас было очень мало, почти все учились с охотой, но несмотря на их добрую волю, во всех заметна была вялость и на уроках и во время приготовления все делали они медленно, и очень много теряли времени, медленно говоря, медленно двигаясь, соображая и думая.

В борьбе с этим злом много пользы принесли им учителя, бывшие воспитанники Воздвиженской школы: они так сумели заинтересовать их своими предметами, сделав их живыми, осмысленными и интересными, столько любви и энергии вложили в свое дело, что незаметно увлекли учениц, расшевелили их спящий ум и заставили полюбить науки.

Мы надеемся, что в будущем занятия пойдут у нас гораздо легче и лучше, так как к нам будут поступать по конкурсному экзамену лучшие ученицы, окончившие сельские школы. Приготовительный класс нашей школы, поступивший к нам прошлую осень, вполне оправдывает наши надежды, они все только что окончили сельскую школу и поступили к нам гораздо более развитыми.

Зимою воспитанницы учатся шить, они шьют каждый день по два часа, с двух до четырех. Они шьют себе и чинят все сами. Вышивать специально они не учатся, потому что некогда, но когда метят себе белье, красной бумагой в крестик, то мы стараемся выбирать большие и довольно сложные метки для практики, и на этих метках они выучиваются хорошо вышивать по канве в крестик.

К дежурствам зимою по кухне, школе и птични, летом прибавляется еще дежурство по прачечной и молочной ферме.

Дежурные по кухне должны растопить печь, убрать кухню, спечь хлеб, приготовить к восьми часам завтрак, к двенадцати обед и к семи ужин, убрать и вымыть посуду, вычистить картофель и приготовить все, что нужно для следующего дня, замесить хлеб и передать кухню следующим дежурным в полном порядке. Дежурят по кухне три, по одной из каждого специального класса. Первые два года мы держали кухарку, которая должна была учить воспитанниц готовить, но мы не могли добиться того, чтобы она хотя чему-нибудь научила их; она все делала сама, а им поручала самое ненужное: чистить картофель и свеклу, мыть посуду и тому подобные работы, на которых не могли они ничему научиться. Мы решили не держать кухарки, для того, чтобы воспитанницы могли все делать сами под руководством экономки.

По школе дежурят три: по одной из трех младших классов. Они должны принести воды для умыванья, все сами убрать, вымыть, вычистить и приготовить в школе, заправить и зажечь вовремя лампы и весь день держать всю школу в порядке. Одна из них, большей частию из второго специального класса, каждый день готовит мне обед и ужин. Дежурные по классу гораздо свободнее дежурных по кухне и потому на них возложена эта обязанность. Мы находим необходимым, чтобы воспитанницы умели готовить что-нибудь более разнообразное, чем те кушанья, которые они готовят для себя, так как им часто придется готовить что-нибудь больным детям, да и в большие праздники, для гостей, тоже не мешает им уметь приготовить что-нибудь получше. Вот почему мы нашли для них полезным приготовлять для меня хотя и простой, но более разнообразный стол.

По птичне дежурят две, по одной из двух младших классов, они должны вовремя накормить всю птицу, вовремя выпустить ее из птичника, чисто убрать его, присмотреть весь день за птицей, собрать яйца, вовремя загнать всю птицу домой, лечить больных.

В прачечную ходят четыре воспитанницы из каждого класса по одной, они моют, катают и гладят для себя все белье. Зимой в прачечную не ходят, так как это отрывало бы их на целый день от классных занятий.

В молочную ходят по три из двух старших классов, они доят коров, записывают удой, приготовляют творог, сбивают масло и утром и вечером собирают сепаратор и работают на нем.

Все воспитанницы дежурят по очереди по одному дню везде, кроме молочной, в которой они дежурят целую неделю.

Воспитанницы, не занятые дежурствами, работают на огороде и в поле, исполняя все женские работы: полют, жнут и т. д.

В Янполе за работами воспитанниц надзирали садовники и должны были показывать им как работать, но они так мало имели доброй воли, так мало сочувствовали школе, что мы не могли добиться от них честного отношения к делу; только в Воздвиженске, когда был назначен главным распорядителем по работам молодой человек, окончивший Воздвиженскую школу, дело пошло совсем иначе, воспитанницы начали серьезнее и с большим интересом относиться к сельским работам, полюбили их, и сами начали вникать и обдумывать все что делают. По дежурствам тоже они делали все очень медленно, и не в порядке, за все брались разом и часто, не окончивши одно, начинали другое, вообще не умели хорошо распределить свое время; заведующий работами приучил их лучше распределять время, и все делать скоро и хорошо. Прежде им казалось совершенно невозможно окончить дежурство по кухне раньше двенадцати часов ночи, теперь они оканчивают работу к десяти часам, а иногда и к девяти и при этом имеют более свободного времени днем.

Все дежурства мы стараемся устраивать по возможности так, чтобы старшая дежурила со своими младшими.

Когда мы открыли школу, мы приняли большей частью дочерей крестьян окрестных деревень, хотя некоторых привезли и из более дальних мест. Все они были более или менее неразвитые, очень распущенные, недружелюбные, нескромные и не особенно добрые; они сторонились друг друга, боялись и пугались всего, нас же большинство совсем не понимало, для некоторых разговор наш был совсем новым, непонятным языком. Первое время они были очень невоздержанны в пище и большинство болело каждый вечер, все их шутки, разговоры и отношения друг к другу были так грубы, так нескромны и необузданны, что, казалось, трудно сделать из них скромных, добрых и развитых девушек-христианок, какими хотелось нам их видеть; на деле оказалось не то. Все это продолжалось месяца два не более, проявляясь все в более и более смягченной форме; к концу второго месяца они начали уже хорошо понимать нас, поняли чего мы от них хотим, как дурно все то, что они делали, заинтересовались тем, что мы им говорили, и начали сами задавать нам вопросы, искать общения с нами, и не только с радостью приняли наше руководство, но некоторые из них сердцем поняли нашу задачу, и не только начали быстро подвигаться сами, но собрали вокруг себя самых равнодушных и отсталых и начали помогать нам воспитывать их; после этого дело у нас пошло очень быстро; все пробудились, задвигались и большими шагами пошли вперед. В этих грубых необузданных девушках, мы нашли такие добрые, любящие, самоотверженные сердца, что приходилось только радоваться, наблюдая за ними; с этого времени занятия с ними стали в высшей степени приятны. Вскоре особенно выделились три воспитанницы своей любовью, пониманием христианских отношений и стремлением к добру; через полгода мы нашли возможным устроить из них младший кружок сестер о Христе. Это оказалось очень полезным: многие, видя их добрые и дружные отношения между собою, лучше поняли христианскую жизнь, захотели тоже стать им сестрами по духу, и кружок начал скоро увеличиваться. Еще через полгода те же три воспитанницы, с прибавлением еще трех, устроили из себя старший кружок сестер о Христе, все остальные были распределены между ними и поручены им.

Теперь никто не узнает взятых нами три года тому назад девочек, в сердечных, чутких, скромных, трудолюбивых и серьезных девушках, которые с такой любовью относятся к школьной жизни и друг к другу. Если бы воспитанницы не помогли нам, мы одни никогда не достигли бы таких хороших и быстрых результатов, для этого нужна была их близость и их полное понимание друг друга; я не могу не чувствовать к ним за это самой глубокой и искренней благодарности.

Конечно, много было и тяжелого и неприятного, но зато сколько радостных, счастливых минут переживали мы с ними: их было так много, что они с избытком вознаграждали за все. Сколько светлых, чудных преображений духовных видели мы в школе. Как много ясных, поразительных примеров помощи Божией видели мы на воспитанницах наших; они тоже замечали все это и все более укреплялись в вере и любви к Богу.

Одна из наших воспитанниц, например, была совсем неспособная девочка: первый год ничего не могла понять и выучить, не могла даже повторить верно сряду двух слов, сказанных ей и мы уже думали исключить её. Она очень грустила, так как полюбила школу и подруг, много и горячо молилась, пользуясь каждой свободной минутой, чтобы обратиться к Богу за помощью; к концу года стала заметна в ней большая перемена: она начала хорошо все понимать, и мы увидели, что ее можно оставить в школе; теперь она, хотя далеко не из лучших учениц, но и не из последних; нескольких исключили мы за неуспехи в науках, других оставили в классе, а она идет все время со своим классом и не отстает от подруг.

Эта перемена в ней глубоко запала в души многих воспитанниц и развила в них сильное стремление к Богу, любовь к молитве и веру в действительность её. Многим очень помогло понять всю прелесть школьной жизни и оценить любовь подруг пребывание дома в каникулярное время. Поехав на неделю домой они, видя грубую, недружную и неаккуратную жизнь дома, вернулись к нам совсем другими. Из равнодушных, легкомысленных, не замечающих окружающую их любовь, они сделались любящими, ценящими добрые отношения и вдумывающимися в окружающую жизнь девушками. Одной из воспитанниц громадную пользу принесла болезнь: она, не очень способная девушка, поступила в школу подготовленною хуже других и ей очень трудно было учиться; она была так поглощена этим, что ни о чем больше не думала, ничего не видела из того, что делалось вокруг неё, не замечала даже любви своей старшей, которую всё это очень огорчало, и которая всеми силами старалась убедить ее, что она себе этим очень вредит; она понимала только одно, что она не может учиться и её исключат из школы, и до того поддалась этой мысли, что даже на уроках не могла отделаться от неё, стала рассеянна и начала учиться еще хуже; я пробовала подействовать на неё строгостью, лаской, убеждением, ничего не помогло. В этом году она сильно заболела и пролежала всю зиму; во время болезни как будто повязка спала с её глаз. Она поняла и увидела все, чего не замечала прежде; она была поражена и тронута до глубины души, увидя всю любовь и заботу о ней всех окружающих ее, и надо было видеть волнение её и то искреннее, теплое чувство, выливавшееся в горячих словах любви и благодарности, с которым она обратилась к подругам, увидя их в первый раз, собранных вместе, после своего выздоровления. Мы не можем нарадоваться, видя её теперь такою любящею, доброю, живущею только для других и забывающею себя совсем.

Конечно, у нас есть девушки, на которых мало повлияла школа, которые остаются равнодушны и холодны ко всему, но таких очень немного. Замечательно, что те из девочек, которые были особенно набожны в простонародном смысле этого слова, т. е. любили ходить по монастырям, знали много молитв и читали много «душеполезных» книжечек и листков, труднее всего поддавались воспитанию; их отношения к подругам были самые холодные и равнодушные; они успокаивались на том, что читают известное число молитв, соблюдают посты и больше ничего знать не хотели, не вникали ни во что и не скоро пробудились духовно, а некоторые не пробудились вовсе. Вообще, гораздо труднее заставить полюбить добро равнодушных, поклонников буквы мертвящей, чем испорченных. Часто все доброе спит в человеке и он делает много дурного, не понимая насколько это дурно; стоит только найти то, что может затронуть его сердце, и он сразу переделает себя совсем, тогда как равнодушные мало имеют любви и потому мало что может заставить их покинуть своё невозмутимое безразличие.

Я замечала в детях полное равнодушие ко всему и невозмутимую беспечность, до тех пор, пока они не полюбят школу и всех окружающих; раз они полюбили и поняли, мало кто из них остается равнодушною; из совсем беспечной, девочка становится крайне требовательна к себе, многое её пугает и в это время ей более всего нужна любовь и поддержка воспитателей, иначе она может впасть в уныние; это самый трудный период школьной жизни, в это время более всего надо поддерживать веру в ребенке, веру в Бога любящего, доброго, зорко следящего за каждым проявлением любви в человеке, ведущего всех к конечной цели, к царству и блаженству вечному. Когда этот период пройдет, легко вести дальше; тогда приходится только помогать и слегка направлять, а они уже сами быстрыми шагами стремятся вперед.

Что меня долго пугало в воспитанницах, это их неумение различать людей; они свою любовь и доверие к подругам переносили на всех, хотели быть со всеми в самых дружеских и близких отношениях, и во всяком человеке готовы были видеть самого лучшего друга. Зато, как часто разочаровывались они, не находя того, чего ожидали, и как тяжело было для них всякое разочарование; теперь они начинают относиться к людям менее безразлично, осмотрительнее: они стараются хорошо узнать человека прежде, чем составить себе мнение о нем, и уже тогда определяют в каких могут они быть с ним отношениях.

Они сильно привязываются к близким им людям и очень честно относятся к душевному настроению любимых ими людей; всегда готовы они разделить с ними и горе и радость и часто их любовь доходит до самоотвержения: как часто замечала я, что старший кружок готов принять на себя все самые трудные и неприятные работы, чтобы избавить от них младших своих.

К нам они относятся очень хорошо: с любовью, полной откровенностью и непоколебимым доверием, все это очень облегчает нашу задачу воспитания.

Они ищут Богопознания и имеют большую склонность ко всему духовному. Раз поняв и полюбив более серьезные разговоры, они быстро отвыкают от пустой и глупой болтовни, почти всегда умеют найти какую-нибудь интересную и полезную тему для разговора и настолько проникаются серьезным настроением, что даже тяготятся пустым, несерьезным обществом и стараются избегать его.

Было очень трудно пробудить в них энергию и любовь к работе; весь первый год они относились ко всем работам вяло, без интереса, несерьезно; только через год удалось заинтересовать их, и тут, как и во всем в них, увидели мы много доброй воли; как только они полюбили школу и подруг, сейчас же поняли насколько необходима для них каждая работа, которую заставляют их делать, и как нечестно равнодушное отношение к ней. Итак во всем, стоит только пробудить в них любовь, сейчас же поднимется и общее настроение духа, ничем не будут тяготиться, ко всему будут относиться сознательно, добросовестно и с любовью. Как часто радуюсь я, видя их возвращающимися с тяжелой работы, на которой они пробыли целый день, такими веселыми, радостными и бодрыми, что невольно рвется душа в порыве благодарности к Тому, Который дает нам эту радость духовную, силу и энергию в труде физическом и духовном; и чувствуешь, что Господь не оставит нас; Он даст нам нужные силы, укрепит дух наш, и тем сделает дело наше крепким и устойчивым до конца.

Очень большое внимание обращаем мы на чистоту и аккуратность во всем, находя, что для женщины это особенно необходимые качества. Есть крестьянки очень чисто и опрятно содержащие свой дом, но это только наружно, если вникнуть во все, что они делают, нас поразит полное непонимание истинных чистоплотности и порядка. Я убедилась в этом на наших воспитанницах: сколько труда нужно было приложить, чтобы приучить их к аккуратности и чистоте во всем. К чистоплотности мы их приучили, хотя и не всех в одинаковой степени; но к аккуратности во всем, к вниманию ко всему, что они делают, приучить их очень трудно: слишком часто они и теперь по неосторожности разобьют или разорвут что-нибудь, забудут, или не сделают как следует.

Мы так много говорили им о необходимости скромности и о том, как много зла вносит в жизнь бесстыдство, что они впали в другую крайность и стали очень застенчивы. Как бы они ни были веселы, оживленны и разговорчивы, стоит только войти не только постороннему человеку, но и такому, которого они видят не каждый день, и они сейчас же, как улитки, спрячутся в свои скорлупки; меня очень радует, что последнее время они становятся менее робкими, умеют более владеть собою. В этом отношении нам большую услугу оказывают рефераты: им приходится говорить при многих и даже при посторонних женщинах, которые приходят к нам в школу по воскресеньям, и они быстро привыкают к этому.

По воскресеньям школа наша большей частью ходит в мужскую школу слушать беседы брата моего; никто не может сравняться с ним в умении разобрать глубоко и всесторонне выбранную им тему, и так просто и удобопонятно изложить ее; вообще нужно его серьезное и глубокое изучение Святого Писания, чтобы так ясно представить себе весь глубокий смысл его, и уметь так хорошо применить каждое слово Библии к жизни нашей.

Эту зиму женская школа ходила тоже слушать рефераты по воскресеньям в мужскую школу; нам хотелось, чтобы они прежде, чем начнут говорить сами, послушали рефераты воспитанников и те дополнения, которые к ним делает мой брат. Это было им очень полезно, приучило их глубоко, со всех сторон обдумывать все слышанное ими и помогло приобрести умение излагать все продуманное в известной системе и красивой форме. Результат оказался прекрасный; в этом году летом мы начали серию самостоятельных рефератов в нашей школе; они идут очень хорошо, большая часть воспитанниц излагает свои мысли гладко, мало повторяясь и хорошо обдумывая заданную тему. Надо надеяться, что рефераты наши привьются и принесут много пользы, что воспитанницы будут все больше и больше интересоваться ими и обдумывать заданную тему будет не только та, которая должна говорить, но и все другие, чтобы быть в состоянии принять живое участие в прениях. Воспитанницы же теперь прекрасно понимают всю пользу, которую приносят им рефераты.

Темы выбирают большей частью они сами и стараются выбрать для подруги то, что будет ей более полезно, что она менее восприняла, для того, чтобы заставить её хорошенько обдумать этот вопрос и заинтересоваться им.

На воспитанницах наших мы поняли, как много доброго таится в крестьянских детях; жаль только, что все это спит в них и никто не заботится пробудить их от спячки; понемногу все это глохнет, и трудно не только найти, но даже допустить мысль о том, что в них это есть; но стоит только пробудить эту чуткую душу, сколько силы воли найдем мы в ней, и как быстро преображается дух, умеющий любовью и жизнью своею приблизиться к Богу! Вот почему назвали мы школу нашу Преображенской, в память того великого события, когда Господь наш Иисус Христос показал людям какою светлою и чистою может и должна быть созданная по образу и подобию Божию душа человеческая; мы твердо верим, что возможно преображение духа человеческого и на школах наших видим постоянно подтверждение нашей веры.

Дай Бог, чтобы школа наша достигла своей цели и из неё выходили преображенные духом, вполне подготовленные к жизни по вере, добрые и любящие христианки.

Мария Уманец рожденная Неплюева.

Приложения, касающиеся мужской Воздвиженской школы

Речь Попечителя при открытии Воздвиженской школы 4 августа 1885 г.

Значение этого праздника я охарактеризую в двух словах: это праздник взаимного доверия. Школа в том виде, в каком учреждается, не могла бы осуществиться без доверия к учредителю Правительства, дарующего школе известные права и материальную поддержку, и родителей, вверяющих ему воспитание своих детей.

Считаю долгом заявить, что я глубоко проникнут сознанием нравственных обязанностей, вытекающих для меня из этого двойного доверия – Правительства и родителей.

На доверие родителей я отвечу, полагая все силы моей души на то, чтобы сделать из вверенных моему попечению воспитанников добрых христиан, людей разумных, добрых и честных, любящих труд и умеющих трудиться.

На доверие Правительства я отвечу ревнивым ограждением детей от мертвящего влияния озлобленных умов, способных исключительно только на ребячески задорную критику – результата жизни прошлых поколений; заботою о том, чтобы внушить моим воспитанникам ясное понимание нравственных обязанностей относительно отдельных людей, общества и государства.

Принимая на себя столь важные обязательства, я считаю себя вправе ожидать, что те, кому я в свою очередь оказываю доверие, приглашая их стать моими сотрудниками в этом деле, вполне искренно и дружно соединят свои усилия на достижение одной, всем нам дорогой цели.

Вас, господа, как представителей населения Глуховского уезда, позвольте мне просить оказать нравственную поддержку нашему начинанию. Лучшею нравственною поддержкою с вашей стороны я считаю доброжелательное отношение к школе.

В постановке всякого нового дела так легко может быть допущена ошибка; ошибку эту так легко можно подметить постороннему зрителю; так легко глумиться злорадно, пожимать плечами, улыбаться двусмысленно! Позвольте надеяться, что ваше доброжелательство укажет вам другой путь, что вы окажете мне честь считать меня человеком достойным искреннего слова. Всякий, кто, подметив допущенную мною ошибку, благоволит указать на неё мне, как учредителю и попечителю школы, может быть заранее уверен в моей глубокой признательности за столь искреннее и честное отношение к делу.

Речь Попечителя о значении школьного значка

Сегодня я раздам вам для ношения значки. Очень я бы не желал, чтобы кто из вас смотрел на них, как на простое украшение или, что было бы ещё хуже, как на причину гордиться перед теми, кто их не имеет – это было бы глупо; с другой стороны, я бы не желал, чтобы кто из вас смотрел на них, как на пустую, ненужную вещь, это было бы оскорбительно для ваших товарищей и всей школы. Для того, чтобы вы не могли впасть ни в ту, ни в другую ошибку, я нахожу необходимым, прежде чем раздать вам значки, подробно объяснить их смысл, их внутреннее значение.

Человек не может сообщаться с другими людьми без помощи знаков. И мысль и чувства человека только тайные сокровенные состояния его души до тех пор, пока он не передаст их другим при помощи заранее условленных знаков.

Так: слова – знаки, при помощи которых мы делаем понятными мысли наши; пожатие руки – знак любви и уважения к тому, кому мы жмем руку; форма – знак служения многих людей одному и тому же делу; крест – знак святого учения мира и любви Христа Спасителя. Знак сам по себе не имеет другого внутреннего содержания, кроме того, которое вкладывают в него люди; но, раз получив известный смысл, известное внутреннее содержание, он становится его воплощением и может и должен служить его напоминанием. Слишком часто люди употребляют знаки, совсем не соответствующие внутреннему состоянию их души; это и есть ложь, которая так много затемняет, запутывает взаимные отношения людей! В жизни вы встретите людей, рассуждающих таким образом: «Мы знали многих дурных христиан, которые по мыслям и чувствам были хуже язычников, все эти люди носили кресты и потому мы их носить не хотим». Мы будем поступать иначе; но только мы не откажемся от тех знаков, которые собою изображают высокие, чистые и святые мысли и чувства, мы с радостью и любовью примем их, возложим их на себя и постараемся быть честными перед собою и людьми, сообразуя с принятыми знаками наши мысли, чувства и поступки.

Какой же внутренний смысл мы вложим в тот знак, который вы сегодня на себя наденете? Знак этот состоит из одноглавого орла с крестом, в венке из колосьев ржи и овса, с граблею, серпом, косою и буквами «В. С. X. Ш.» между ними. Сначала я скажу вам о том значении, которое мы будем придавать каждой части этого значка в отдельности, а потом и о том общем смысле, который мы придадим всему значку в совокупности.

В этом году на конкурсном испытании, при приеме ваших новых товарищей, я, на письменном экзамене по русскому языку, продиктовал им следующее: «Воздвиженская сельскохозяйственная школа задается целью научить знаниям, необходимым для земледельца, приучить любить труд и всякую работу исполнять добросовестно. Для жизни, однако, недостаточно одних знаний; счастье человека много зависит от его характера; характер исправить может одно воспитание. Воспитать – значит искоренить всё дурное и развить всё хорошее. Что хорошо и что дурно понимать научил нас Господь Иисус Христос. Настоящими христианами мы будем только тогда, когда ясно поймем как учил жить, думать и чувствовать Христос, искренно полюбим Его учение и сами по жизни будем подражать Ему...». Все это изображено и в том и значке, который вы будете носить. Изучение наук, полезных для земледельца, изображено колосьями ржи и овса; труд земледельца изображен граблею, косою и серпом; христианское направление воспитания – крестом; кроме того буквы «В. С. X. Ш.» начальные буквы слов: «Воздвиженская сельскохозяйственная школа», изображают принадлежность вашу к этой школе, а одноглавый орел Черниговской губернии – принадлежность вашу в жителям Черниговской губернии и через то ко всей великой семье народов, объединенных под властию Русского Царя.

Все это по отношению к вам одна голая правда и вы не будете лгать перед людьми, нося этот значок. Для того, чтобы нося его не лгать перед собою, вы должны искренно стараться приобрести все те знания, какие школа вам предлагает, искренно подчиняться всем тем воспитательным мерам, какие школа находит для вас необходимыми, и, наконец, ясно сознавать и поддерживать тесную духовную связь со школою и товарищами.

Перейду к общему значению значка. Два года тому назад 4 августа 1885 года, открывая школу, я сказал, что это праздник взаимного доверия. Действительно без доверия ко мне Правительства, школа не получила бы ни прав, ни денежной поддержки; без доверия ко мне ваших родителей, они не поручили бы мне вас. Прибавлю еще, что дело, первым шагом которого было основание школы, стало бы невозможным, и без моего доверия к Правительству, к свойствам вечной, живой души человеческой и чудодейственной силе святого учения Христа. Каково это учение вы знаете. Христос сказал, что весь закон и пророки в двух заповедях: «Люби Бога всем сердцем и всею душею, и всем разумением твоим». Сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобна ей: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». Бог есть высшая любовь, высшее добро. Любить Бога, значит любить высшее добро, высшую любовь. Если мы любим Бога, мы и в себе и в других будем любить добро и любовь, всячески поддерживать и развивать соответствующие чувства. Тех, в ком добрые чувства подавлены злыми, мы будем жалеть и стараться добром привести к добру; тех, в ком борется добро со злом, мы, кроме жалости, будем любить и поощрять в борьбе со злом; тех, наконец, в ком добро и любовь победили зло, в чьем сердце нет ненависти и озлобления, чья душа полна одною любовью и жалостью, мы будем признавать за истинных братьев своих и любить как душу свою. Когда я подписывал с Департаментом Земледелия договор об учреждении школы, меня спрашивали, какое название я хочу ей дать; я нашел, что лучшее название, как имя хутора, на котором ей довелось быть основанной, я бы и не мог придумать. Название её напоминает великое событие: Воздвижение Креста Господня. Для нас в этот день совершилось радостное событие, крест был высоко водружен перед народом и власть земная, в лице Императрицы Византийской, всенародно преклонила колена перед символом мира, любви и всепрощения. Пусть же школа наша оправдает свое название, пусть заложит она глубоко в сердца воспитанников зародыши истинного христианского духа любви к добру и добрым, доброжелательной жалости ко всем. Если это удастся нам, мы будем вправе с глубокою радостью признать, что и мы способствовали высоко воздвигнуть нерукотворенный крест Христов, на любовь и радость человечеству, исполнив честно то, о чем мы просим ежедневно в молитве, говоря: «Да святится имя Твое». Имя Бога, которое так ярко светилось в жизни и учении Христа Спасителя, которое такими неизгладимыми чертами запечатлелось на кресте в минуту, когда, умирая в страшных мучениях, Он молился о врагах. Только тогда, когда высоко и ярко будет святиться имя Божие в сознании людей, мы можем ожидать, что исполнится и другое прошение: «приидет царствие Божие и люди будут выполнять волю Его на земле, как чистые ангелы выполняют ее на небе – и будет хлеб насущный для всех, и будут люди ограждены от искушений, и избавятся, наконец, от лукавого».

В настоящее время затемнилось имя Божие в сознании людей, не многие творят Его волю, у многих хлеба насущного нет и жить приходится среди многих искушений и лукавств. С особенною радостью я думаю о том, что вы, ученики Воздвиженской школы, находитесь в особенно благоприятных обстоятельствах и, по самой обстановке нашей школы, будете ограждены от многих искушений. В своем озлоблении люди изыскивают всякие, даже и самые неподходящие причины для того, чтобы от всей души, искренно ненавидеть друг друга; главная же причина та, что всякий ненавидит в другом ту злобу, которую рождает и поддерживает его собственное озлобление. Я уже говорил, что в самое основание Воздвиженской школы легло взаимное доверие, совокупное желание быть вам полезными Правительства в лице Департамента Земледелия и бывших помещиков в моем лице. Принадлежа по рождению и по кровным связям к простому народу, находясь по самому роду своих занятий, как земледельцы, в тесной связи с деревнею, вы, я твердо надеюсь, застрахованы от искушения променять тихую, честную жизнь деревни на вертепы пестрых игрушек и грязного разврата современных городов, не променяете жизнь, полезную для тысяч душ живых родного вам народа, на жизнь, полезную только для вашего кармана. Получив воспитание в школе, которая не только пользовалась сочувствием Правительства, но и материальною поддержкою от него, вы, я надеюсь, будете тем самым ограждены и от другого рода искусителей, от тех, кто будет стараться привить вам ненависть и озлобление к этому Правительству.

Пусть память о том, как искренно я вас любил, оградит вас от целого сонма искусителей; от тех, кто будет подстрекать вас ненавидеть богатых за богатство, знатных за знатность, великоруссов за то, что они не малороссы. Вы вспомните, что я был всем этим и что всё это в совокупности не помешало мне так крепко любить вас, что я с радостью оставил все остальное, чтобы жить с вами и для вас.

Пусть же имя школы нашей напоминает нам о Христе, об этом ясном Солнце душ наших, Великом Источнике добра и любви на земле. Пусть значок, который я вам дам сегодня, непрестанно напоминает вам основной характер школы нашей, как дело любви и единения всех классов русского общества для совместной, дружной деятельности. Любите и имя и значок нашей школы за то внутреннее содержание, какое мы в них вложили, дорожите честью их и ревниво оберегайте её. Честь школы зависит не от того, как будут относиться к имени и значку школы посторонние лица; опозорить и то и другое может только дурное поведение тех, кто принадлежит к школе и носит её значок. Не забывайте этого и пусть везде, где бы не появился наш значок, он вызывает радостное чувство, напоминая собою людям одни высокие, светлые, чистые чувства.

Выписка из школьного дневника о субботнем товарищеском совещании после исключения пяти воспитанников11

……………………………………………….

Собрались на совещание. Все были подавлены тяжелыми воспоминаниями об исключенных. Вначале все шло как-то вяло, не находили о чем говорить. Только и было заявлено, что некоторые неряшливы: мешают товарищам старшего класса чертить план, неосторожно бегают по коридору, берут без спроса чужие вещи и еще указывалось несколько мелких случаев, относящихся к неаккуратности и распущенности. Вообще в жизни школы заметен прогресс, так что не бывает так часто, как раньше, резких случаев, которые нарушали бы общий дух школы (конечно за исключением последних событий, о которых мы много уже говорили). Многие, под влиянием недавно случившегося, начали предлагать свои мнения. Говорили, что нам нужно хорошенько уяснить себе нашу жизнь в школе, что мы можем и должны делать, что для большего успеха в нашем воспитании нам нужно сплотиться, соединиться, стать дружнее в отношениях и еще многое другое. Наконец пришли к следующим выводам: «мы живем в школе, которая имеет свое особое назначение и сообразно этому назначению в школе идет и жизнь иная, жизнь деятельная, полезная; нам нужно хорошенько понять эту жизнь; и вот на совещании, когда будут предлагать на обсуждение частные вопросы школьной жизни, то хорошенько разобрать их, вывести какие последствия могут из того выйти. Это будет во многих отношениях полезно. Во-первых, Николай Николаевич будет знать, как мы думаем и как понимаем вещи. Раньше на предмолитвенных разговорах сами предлагали вопросы для обсуждения и сами под руководством Николая Николаевича разбирали их. Теперь же на предмолитвенных разговорах и в кругу Николай Николаевич реже обращается к нам с вопросами, и вот хотя бы на совещании мы самостоятельно решали вопросы по вышеуказанному плану, высказывая и наш взгляд и наше понимание. Во-вторых, это приучает нас к самодеятельности и самостоятельности; притом же, решив одинаково вопрос, мы будем иметь одинаковый взгляд, будем более единомысленны и совещание будет принимать характер семейного общения, особенно теперь, когда враги школы ушли от нас, нам нужно теснее сплотиться и дружнее следовать советам Николая Николаевича».

Все это говорилось разно и многими, но говорилось живо, с искренним чувством, видно было, что любовь руководила говорившими. Потому-то слова их и не остались без ответа, сердца товарищей откликнулись на них добрыми чувствами и все единодушно пожелали высказанного. Между нами чувствовалась родственная, семейная близость, и действительно, совещание имело характер дружественной беседы.

После того, как все единодушно высказали желание несколько переменить на будущее время характер нашего совещания, старший старшина сказал следующее:

– Вы знаете, как много заботится о нас Николай Николаевич, как сильно он любит нас и, конечно, ему бывает очень радостно, когда он видит, что воспитанники с радостью следуют его советам; но когда они проявляют злую волю, то ему чрезвычайно больно видеть это, как и каждому истинному христианину, видящему, что ближние его далеки по духу от царствия небесного. Вы знаете, что случилось недавно в школе и как это подействовало на Николая Николаевича, но кроме того ему также было много неприятностей и со стороны, так что наше сочувствие ему очень нужно, это была бы большая поддержка для него. У нас привыкли так, что хотя и есть добрые чувства к кому-нибудь, но их не находят нужным высказать тому, думая, что он и так знает. Я уверен, что многие из нас сочувствуют Николаю Николаевичу, очень любят его, но почему-то не высказывают ему этого. Мы должны и лично, и сообща высказывать Николаю Николаевичу наши добрые чувства, особенно в такое время, как теперь; это даст ему большую энергию для продолжения того дела, которое он делает. Он увидит, что очень и очень немногим слова его не приносят пользы, а что для нас он полезен, нужен. Вот теперь именно, ввиду последних событий, нам и представляется случай высказать Николаю Николаевичу нашу любовь.

– Да, да!... непременно!.. – было ответом на эти слова старшины. – Но как же?

Решили высказать на словах. Предстояло решить, что высказать! По этому поводу было несколько мнений, высказываемых с живейшим участием. Наконец, было принято следующее решение: сказать, что мы чувствуем, как тяжело ему переносить последние события и что мы искренно разделяем его горе. Высказать, что в противоположность тем воспитанникам, которые только что ушли от нас, на нас и предмолитвенные разговоры и беседы в кругу действуют очень хорошо и не останутся без последствий, не останутся без влияния на нашу жизнь. С своей стороны мы будем стараться не потерять время в школе и воспользоваться всем тем добром, которое она нам предлагает. И наконец, в конце высказать благодарность за все старания, за все заботы Николая Николаевича о нас.

Высказать это сначала думали завтра перед молитвою, но потом решили, что если только возможно, то сегодня же пойти к Николаю Николаевичу всею школою, помолиться с ним и затем старшина бы от всех товарищей высказал ему упомянутое выше.

Сегодняшнее наше, вообще совершенно своеобразное, совещание закончилось не так, как обыкновенно. Раз охватившее нас чувство общности не оставляло нас и во время беседы и в конце совещания оно выразилось с особенною силою.

«Мне было, – говорил старшина, – очень приятно руководить сегодняшним нашим собранием, потому что все шло так хорошо, дружно, чувствовалось, что это как бы семейная беседа. Я могу относительно себя сказать, что теперь чувствую гораздо больше энергии, чем раньше, да и другие, я уверен, то же могут сказать. С своей стороны я искренно желаю, чтобы на будущее время наши собрания постепенно становились все лучшими и лучшими, еще более дружественными, еще более семейными».

– И мы, и мы тоже! – были последние наши слова.

Совещание кончилось, но чувства, пережитые на нем, не могли скоро забыться и долгое время многие группы воспитанников разговаривали меж собой, радуясь и переживая ту тихую радость, которую дает дружественное общение душ человеческих. Дай Бог, чтобы таких минут общего единодушия и единомыслия в школе было побольше.

Около 8 часов вечера вся школа пошла в дом к Николаю Николаевичу. Там, собрав нас вокруг себя в гостиной, Николай Николаевич сказал: «Мне говорили, что сегодня у вас совещание имело семейный характер. Конечно, я очень сочувствую и радуюсь тому, дух общности очень симпатичен; постарайтесь, детки, чтобы школа была как одна семья, чтобы никого в ней не было чужого, а если есть таковой, то сблизьтесь с ним и сделайте его своим».

После этого Николай Николаевич посоветовал С…, на которого дурно влияли удаленные сегодня из школы воспитанники, переменить свою жизнь, сблизиться с товарищами, а нас просил помочь ему в этом.

После этого Николай Николаевич хотел идти на вечерние молитвы, но старшина Ив… вышел к нему и сказал: «Товарищи просят меня сказать вам, что они видят, как много горя пришлось перенесть вам и от вышедших воспитанников и от находящихся в школе врагов её; мы сочувствуем вам, разделяем вашу грусть и любим вас (при этих словах голос говорившего дрогнул), видя, с какою любовию относитесь к нам; видим, с какою заботливостью вы стараетесь воспитать нас, помочь нам стать честными христианами; ваши слова дороги для нас, и мы с радостью слушаем ваши воскресные и субботние объяснения слова Божия и жизни по вере; мы благодарим вас за вашу заботливость о нас, постараемся воспользоваться вашими советами и не потерять времени в школе».

«Благодарю вас, – ответил Николай Николаевич, – за то, что вы это говорите. Мне очень нужно ваше сочувствие; мысль о том, что все мои слова, заботы для некоторых ничего не значат, способна подорвать энергию. Но вы вот утешили меня, я теперь вижу, что это были только грустные исключения и дай Бог, чтобы все было так, как вы говорите».

Затем мы собрались в комнате Николая Николаевича для молитвы. Но прежде чем начать молиться Николай Николаевич сказал нам несколько слов: «Вы выражаете мне сочувствие, видя, как тяжко мне; страшно подумать, что много лет можно слушать и объяснения св. Писания и рассуждения относительно жизни, и, несмотря на все это, оставаться совершенно вне влияния школы. Это должно напомнить нам, что человек свободен, самостоятелен и мы теперь видим, до каких страшных результатов может довести такая гордая самостоятельность. Подумайте! не один год они были окружены добрыми отношениями, любовью, заботливостью, слушали объяснение св. Писания; настойчиво их призывали к добру, и они отвернулись от всего этого; какова их ответственность за все это пред Богом! И что особенно страшно, так это то, что они не проявляют ни искры раскаяния. Теперь мы порвали с ними связь; они для нас, по словам Христа Спасителя, как язычники и мытари, потому что не вняли нашим призывам и не пошли вместе с нами за Христом. Не мне одному, но и многим из вас больно. Но нам не следует оставаться с своим горем; подумаем лучше о них. Если здесь, когда им предлагали любовь и добро, они остались черствыми, злыми, то что же с ними станется при худшей обстановке жизни. Они думают, что все – и любовь, и заботы – должное, теперь они вот испытают, везде ли найдут то, от чего отвернулись. А мы о них помолимся, – их положение очень плохое; не с радостью, а с грустью встретят их дома родители, которые у некоторых из них очень бедные и может быть каждый день их жизни там будет приносить им столько горя, какого они и представить себе не могли. Не будем судить их. Господь Бог сам рассудит, он видит, насколько они, а также и мы виноваты во всем случившемся. Во всяком случае мы все-таки вместе, мы любим друг друга, а им уже не вернуть потерянное. Так пожалеем же их и помолимся о том, чтобы смягчилось сердце их, не замерло в одервенении или озлоблении; дай Бог, чтобы они поняли от чего отказались, и если добрые отношения не могли изменить их сердце, то пусть хотя в жизни воспоминание об этом времени смягчит его».

После этого читали краткие молитвы, и в конце их каждый про себя помолился об ушедших от нас бывших воспитанниках.

Николай Николаевич еще раз поблагодарил за высказанное ему нами сочувствие и затем простился с нами, поцеловав каждого из нас. Все ушли в школу, а Старший Братский Кружок еще некоторое время оставался у Николая Николаевича.

Итак, сегодняшний день, принесший столько горя нам и Николаю Николаевичу, в конце концов, можно сказать, послужил новым звеном, любовью соединяющим нас с любящим нас воспитателем, сблизив сердца наши с его сердцем, заставив сильнее почувствовать и высказать ту благодарность, которую справедливо питали к нему за все заботы, за все старания, за все добро, делаемое им нам. Дай Бог, чтобы чувства, переиспытанные нами сегодня, надолго остались памятны для нас, отзываясь в сердце нашем горячею любовью к дорогому воспитателю.

Письмо Младшего Братского Кружка больному брату

Дорогой браточек Вася!

У нас сегодня особенный день, очень радостный для всех нас, настоящий праздник наших душ – сегодня многих приняли мы в свою среду; приняли Иллариона Старовайта, Николая Бельмас, Александра Боркова, Ивана Дикого, Андрея Коломейченко, Ивана Клечановского, Арсения Приходько, Ивана Мерчанского, Павла Селегена, Андрея Фомина, Трофима Шаповала и Павла Федоренко. И еще есть у нас одна радость – Старший Братский Кружок допустил Захария Караулова присутствовать на своих собраниях.

Дорогой Вася! как жаль, что ты не с нами и не можешь разделить нашей радости! Ты в неуютном, незнакомом городе, вдали от друзей, которых ты горячо любишь и которые любят тебя, и может быть скучно, грустно, мучительно больно тебе там в полном одиночестве. А между тем в любимом всеми нами по тому счастью, которое он даровал нам, в милом, дорогом Воздвиженске, у нас в школе, великая радость; эта радость точно волна, чистая, светлая волна охватила нас, наполнила наши сердца; и жили и дышали мы ею, как свежим, чистым воздухом, и так легко, хорошо нам было. Радость и любовь не покидали нас: радость утром, радость целый день, радость без конца. Предмолитвенные разговоры имели тихий, семейный задушевный характер. Мы собрались в дом Николая Николаевича; нас было мало, – были мы, да братство, да воспитанницы женской школы, вот и все; посторонних же почти совсем не было. После молитв поздравляли именинников – Василия Григорьевича и Ваню Федюшина; с добрыми чувствами любовью да радостью поздравили мы их.

Потом был прием и молитвы. Мы жили одними чувствами, одними мыслями, одними желаниями: любовь друг к другу, ко всем людям, тихая радость были нашими чувствами, наше желание было, чтобы эти дорогие гости, прилетевшие к нам с неба, никогда, никогда не покидали нас... Дорогой Вася! сердцем и умом поняли мы тогда, что нет на земле большего счастья, чем то, которое переживаешь в радостном общении и единодушии с братиями по духу... это полное, совершенное счастье...

После обеда не было реферата, а собрались мы всей школой и провели время до четырех часов вместе, декламировали стихи, пели, плясали. Единодушие чувствовалось везде, оттого и здесь все были очень энергичны, деятельны, и время прошло быстро и незаметно. Вообще, можно сказать, у нас в последнее время все идет хорошо, гораздо лучше, чем раньше. Теперь в школе началось радостное движение, те из вне-кружковых, которые спали духовно до этого времени, начали действовать в добром направлении и искать нашей помощи, поддержки; ищет её Василий Савченко, Иван Мужило, вне-кружковые младшего класса; и мы поможем им. И у нас, в кружке, теперь так хорошо; радостны и энергичны мы не только сегодня: и вчера, и третьего дня и раньше мы были радостны, общительны и не ленивы духом, сегодня же высшая точка нашей радости, начавшейся прежде.

После четырех часов мы собрались кружком, собрались в первый раз вместе с новыми, сегодня принятыми, нашими браточками. Никаких особенных вопросов мы не разбирали на этом собрании; радостно нам было, и мы делились этой радостью. И наше собрание было так задушевно, так семейно, невыразимо радостно; настоящее братское, святое это было собрание, святое по тем чувствам, которые мы пережили на нем. В тесный кружок собрались мы, обнялись друг с другом. И не было тогда ни одной фальшивой нотки, ни одного фальшивого чувства; об этом говорили и милые глазки, у всех горевшие любовью, добрые улыбки, сиявшие у всех на устах, и непринужденный, доверчивый разговор.

О чем только не переговорили мы и чего только не обещали друг другу!.. Мы будем жить настоящей братской жизнью, радостной, деятельной; будем жить любовью, одною горячей любовью, без мелочных придирок, без всё отравляющей недоверчивости, – они так нехороши и так вредят добрым братским отношениям. Мы не будем мириться с холодом духовным, черствостью сердца, если они придут к нам; на своих собраниях в свободное от разговоров время будем читать Евангелие, будем читать Его и частным образом. Так часто способны мы завлекаться тем, что любопытно для нашего ума, и забывать свои обязанности по отношению к братьям по кружку, старшим друзьям и Николаю Николаевичу, и потому почаще будем проверять учением Христа своё настроение, свою жизнь... Вот что обещали мы друг другу и вот о чем говорили мы. Вспомнили мы, Вася, и о тебе. «Как-то теперь чувствует себя Вася? Ему наверное скучно и тяжело быть одиноким в чужом городе, среди чужих людей; не будем забывать о нём и с братским участием отнесёмся к нему!»… Сказали мы это и решили написать тебе письмо, поделиться с тобой своей радостью и утешить тебя.

Вася, дорогой, не грусти, не унывай! Мы знаем, что ты любишь, нас, знаем, что тяжело, тоскливо тебе вдали от нас. Мы тебя тоже любим горячей и участливой любовью. И вот, когда придет к тебе грусть и тоска, то вспомни о любящем Боге, об Ангеле Хранителе, о миллионах Ангелов, любящих нас, и радующихся доброму в нас, вспомни, наконец, что в дорогом Воздвиженске столько живых душ любят тебя, вспомни это, и тогда твое доброе сердце будет сильно в борьбе с унынием.

Дорогой браточек! еще раз просим тебя: не унывай и не грусти!

Письмо членов Младшего Братского Кружка графу Зигфриду Люттихау

Ваше Сиятельство!

Когда наш дорогой воспитатель посещал вашего отца во время своего путешествия, он рассказывал ему про Воздвиженскую школу, которую он устроил, про то, как живут в той школе. Он рассказывал про братские кружки, что устроились в ней. Нам (членам Младшего Братского Кружка) наш воспитатель рассказал, когда приехал в Воздвиженск, про многое, что он видел и слышал во время своего путешествия. Рассказывал и про вас. По его рассказам мы вас уже знаем, как доброго и хорошего, и любим вас за ваше доброе сердце, хотя и не видели вас и не имели с вами никакого общения. Мы слышали от нашего доброго воспитателя, что вы любите бывать на ваших «библейских собраниях», что для вас это представляет очень большое удовольствие. Из этого мы заключаем, что вы любите слушать слово Божие, а если это так, то значит, вы Господа Бога любите, желаете жить, как подобает жить всякому истинному христианину. Глубоко мы вам сочувствуем в этом, горячо вас любим за ваше доброе сердце.

Николай Николаевич всех воспитанников учит жить по воле Божией и всем подает пример этой жизни. Мы поняли из его слов, что все люди живут на земле для того, чтобы приготовиться в продолжение всей своей жизни к Царствию Божию, чтобы переделать себя, сделаться хорошим и быть после смерти достойными членами Царствия Небесного. Мы любим Господа Бога, желаем жить по Его учению и вот мы, некоторые из воспитанников, собрались в одну маленькую братскую семью. Цель наша вот какая: у каждого из нас есть свои недостатки, но мы с ними не миримся, мы не такими хотим быть. Мы все такие и собрались в один кружок братьев. Каждый из нас, если видит что-нибудь нехорошее в себе, на другой раз старается этого не делать, а если он не видит чего, а братья видят, то они ему должны сказать, это долг их по отношению к нему. А тот, кому говорят братья (если все они заметили), или брат один, должен принять все замеченное за ним смиренно и быть благодарным братьям, а не обижаться. Неблагодарность, – это совсем не христианская черта. Таким образом мы уже стараемся исполнить заповедь Христа (Мф. 18 гл. 15–17) (Мф. 18:15–17), она нам по силам, мы её можем исполнить и поэтому обязаны исполнять. Когда мы окрепнем достаточно в добре, настолько окрепнем, что можем и другим пользу приносить, тогда нас переводят в Старший Братский Кружок. Каждый из нас приготовляется для поступления в него. Это цель всего кружка. В Старшем Братском Кружке широкое поле деятельности для нас открыто будет. Тогда уже мы будем иметь у себя младших товарищей, которых нам вручат. Мы должны будем о них заботиться, наставлять их, укреплять в добре. Всякий человек, становящийся добрее, ко Христу приближается. И дело каждого старшего – приводить своих младших к подножию Креста Господня. Велико будет наше счастье, если когда-нибудь будем достойны того, чтобы нам вручили это святое дело.

Ваше Сиятельство! мы хотели еще рассказать вам, как идет жизнь у нас в кружке, как живем мы.

Нас много. Мы довольно часто собираемся вместе. Соберемся, прочтем молитву и разговариваем о своих делах. Мы хотим, чтобы отношения наши были хорошие, чтобы они были полны любви, уважения взаимного, просты, чтобы отношения наши были чисто братские. Мы учимся на своих братьях ко всем людям так относиться. Мы, конечно, не всегда умеем того достигнуть, отношения между нами иногда бывают и не совсем братские, но мы не миримся с этим, и в себе и в других порицаем то зло, которое видим. Потом мы говорим часто о настроении наших братьев. Если брат наш себя дурно вел, то мы его сообща «наставляем» на путь исправления от своих дурных привычек. Когда же мы видим, что брат наш хорошо делает что-нибудь, мы сочувствуем ему в том, мы поддерживаем его на его пути. Хорошее в братьях грех обходить молчанием и равнодушием. Мы это должны помнить.

Дорогой о Христе брат! Если бы вы знали, как иногда у нас на наших собраниях бывает хорошо. Какое-то вдохновение как будто слетит на нас, сердца наши любовью к братьям наполнятся, радостью высокою, необыкновенною радостью. Мы верим, что тогда Дух Святой с нами. Такое настроение у нас часто бывает при окончании наших собраний. Обыкновенно кто-нибудь из братьев выскажет свое пожелание всем и так после радостно всем станет, такой энергией к делу, которое мы делаем, наполнятся сердца наши. Как хорошо бывает нам в эти минуты! Мы тогда становимся на колени и кто-нибудь из нас произносит слова молитвы. Потом мы заключаем все братским поцелуем. Нам при таком настроении совсем не хочется расходиться поодиночке – мы больше соединяемся в большие группы в такие времена, или всем кружком снова соединяемся и ходим кругом школы, по лесу (возле нашей школы есть лес), обнявшись, и мирно беседуем о своих делах.

Еще одно скажем вам. Мы горячо любим Николая Николаевича, нашего друга, нашего воспитателя дорогого, нашего отца. Столько света, столько радости внес он в нашу жизнь всю. И все, что мы имеем теперь – мы всем этим обязаны, после Бога ему одному. У нас в руках богатства духовные, мы находимся в таких обстоятельствах, что если захотим понять волю Божию, то можем понять, нам все время объясняются её. А многие другие не имеют этих «талантов». Мы понимаем, как за них мы ответственны и перед Господом Богом и перед другими, и страшно нам, чтобы не зарыть нашего «таланта» в землю... Мы им обязаны Николаю Николаевичу. Разве ж мы ему будем неблагодарны, за его любовь не будем ему – нашему помощнику, нашему солнышку, ангелу хранителю нашему, любовью платить.

Ваше Сиятельство! вот мы вам рассказали немножко о своей жизни. Добрые чувства нами в этом руководили. Мы вас любим, мы не чувствуем вас к себе далеким и захотели вам это высказать, поделиться с вами всем, что чувствуем и чем живем.

Да укрепит Господь Бог Своим святым благословением наши отношения.

Адрес Преосвященнейшему Сергию, Епископу Черниговскому и Нежинскому

Ваше Преосвященство, Милостивый Архипастырь!

Со времени посещения Вами нашего Воздвиженска, мы храним благодарную память о сердечной доброте, с какою Вы отнеслись ко всем нам.

Со слов нашего общего о Христе брата и друга Николая Николаевича мы знаем, как сочувственно Вы отнеслись к учреждению Трудового Братства, как много любви и сердечной ласки видел от Вас он сам во время своего последнего пребывания в Чернигове.

Ныне дошло до нас известие о тяжкой болезни Вашей и глубокою скорбию наполнило сердца наши.

Сказать Вашему Преосвященству, что сердца наши полны любви и благодарности к Вам, что мы горячо желаем скорого выздоровления нашего любвеобильного Архипастыря и что, ежедневно утром и вечером, все мы возносим моления о Вас к Отцу Небесному, было сердечною потребностию для всех нас.

Да благословит Вас Господь за Архипастырское благословение, с любовию нам преподанное.

За все добро соделанное и имеющее быть соделанным Братству нашему и нам да воздаст Он Вам сторицею и на пользу Церкви Православной и в Ней зарождающегося Братства Трудового, да восставит Он Вас от одра болезни и сохранит нам Вас на многая лета!

Адрес Иеромонаху Антонию (Храповицкому) ныне Архимандриту, ректору Московской Духовной Академии

Христианская школа не может не ставить во главу всех знаний понимание абсолютной, вечной истины правды Божией и в основу воспитания – стремление подготовить воспитанника к возможности, при доброй воле, жить по вере. Так думает учредитель нашей школы, так научил он думать и нас. Приготовляя себя жить согласуя по мере сил и разумения свою волю с поведанной нам Божественным Откровением, волею Отца Небесного, мы и теперь стараемся осуществить те братские отношения, без которых нет искреннего исповедания Христа Спасителя. Те из воспитанников, которые проявили сознательное стремление работать над собою (сознательную любовь к добру), принимаются нами в Младший Братский Кружок, где относясь друг к другу по-братски, все взаимно помогают один другому. Когда мы заметим, что воспитанник настолько овладел собою, что может быть полезен для других, мы принимаем его в Старший Братский Кружок, где под руководством нашего лучшего друга, Попечителя и учредителя Воздвиженской школы, он принимает во имя Христа, под свое братское попечение, тех из младших товарищей, которых мы ему поручаем.

В свободные часы мы собираемся иногда для общего чтения и знаем по опыту, как трудно из всего, что печатается в настоящее время, выбрать что-либо проникнутое истинно-христианским духом, как мало писателей и поэтов, которые умеют думать и чувствовать по-христиански. Даже и те из писателей, которые часто говорят о Христе и даже во имя Христа, постоянно говорят так, как христианин говорить не может. Такие писатели особенно опасны, внося туман в умы и шаткость в сердца, подкупая сочувствие тех, которые отвернулись бы от явного антихриста писателя. Тем с большею радостию слышим родные звуки истинно-христианской речи; такие звуки слышатся нам в Ваших статьях о православном понимании идеалов жизни и в глубоко прочувствованном слове, сказанном Вами над гробом О. Миллера. Ваше живое слово, проникнутое истинно-христианскими чувствами, возбудило в нас живейшую радость и сочувствие; радость о том, что церковь Христова имеет в Вас столь даровитого, деятельного и полезного сына; сочувствие к Вам за то живое слово, в которое Вы облекаете живое чувство веры и любви.

«От избытка сердца уста глаголят». Мы чувствовали потребность высказаться перед Вами.

Да даст Вам Господь силу на многие годы работать на пользу человечества, во славу Церкви Христовой и да проникнет слово Ваше в умы и сердца тех, которые имея уши не слышат и сердцем не разумеют ничего.

Члены Старшего Братского Кружка Воздвиженской с.-х. школы.

Мы не читали Ваших статей, но со слов наших старших друзей любим Вас и рады пожелать Вам успеха в полезной деятельности Вашей на пользу ближнего, во славу Божию.

Члены Младшего Братского Кружка Воздвиженской с.-х. школы.

Адрес Господину Товарищу Обер-Прокурора Святейшего Синода В. К. Саблеру

Ваше Превосходительство, Высокоуважаемый Владимир Карлович!

В мае Вы была удостоены Монаршим Доверием, получив должность Товарища Обер-Прокурора Святейшего Синода, 19 сентября исполнилось двадцать пять лет со времени вступления Вашего на государственную службу.

Мы рады случаю поздравить Вас, пожелать Вам всего лучшего и тем засвидетельствовать перед Вами нашу искреннюю благодарность за сердечную доброту и ободряющую приветливость, проявленную Вами во время посещения нашей школы.

Мы верим, что любовь, оказанная нам, руководит Вами и в деле служения Церкви, Престолу и Отечеству. Да пребудет же над Вами благодать Господня и да сохранит Он Вас на пользу Церкви и Отечеству на многая лета!

Письмо графу Максимилиану Люттихау

Разделяют нас тысячи верст, национальность, язык, религиозная обрядность, но верно слово Божие: «и сдвинутся все эти горы перед силою соединяющей нас общей веры в Единого Отца Небесного и Единого, Нераздельного, Общего для всех истинных христиан Спасителя Христа».

Нет границ для Царства Божия, для веры, любви и духовного братства верных чад Его. Мы радостно испытывали это, читая творения великих учителей Церкви, читая произведения современных представителей разных христианских исповеданий. Все они, черпая из одного источника Откровения, честно стараясь уразуметь истину, представляют трогательный пример единомыслия и единодушия в понимании правды Божией, при свете общего для всех Света от Света Небесного, озаряющего всякого человека, грядущего в мир, к какой бы национальности и церкви поместной он не принадлежал.

Мы радостно испытывали это, читая письмо нашего общего о Христе Брата и друга Николая Николаевича с описанием его знакомства с Вами, его пребывания в Низки, где, по его выражению, он отдохнул духом.

Мы радостно сознаем это, видя до какой степени однородны цели и пути деятельности германца, лютеранина, графа Люттихау и русского православного Н. Н. Неплюева. Оба вы признаете христианскою обязанностью своею не гордую благотворительность, а возвышение детей народа до уровня реальных о Христе Братьев ваших; оба вы идете к этой цели путем тесного, личного, любовного общения с ними, сливая свою жизнь с их жизнью; оба вы находите в этой деятельности духовное удовлетворение и вдохновенную радость, громко исповедующую вечную истину святых слов Спасителя «Иго Мое благо и бремя Мое легко есть».

Сказать Вам, что за тысячи верст, в иноплеменной России, в иноверческой для Вас Православной Церкви, есть много сердец полных любви и уважения к Вам, составляет сердечную потребность для всех нас.

Горячо, от всего сердца благодарим Вас за вдохновенную молитву о нас в тот благословенный вечер, когда Вы и друзья Ваши любовью и братскою ласкою согрели сердце дорогого нашего Попечителя, Духовного Отца, Брата и Друга.

За любовь Вашу да примет Вас Господь под сень любви Своей, за вдохновенную молитву Вашу, да соделает Он Вас причастником вдохновения вечного в чертоге брачном Царства Своего.

И мы будем молиться о Вас и друзьях Ваших и да будет взаимная молитва наша залогом общения любви в Царстве Божием, где мы все станем согражданами единой, общей родины небесной.

Письмо С. А. Рачинскому

Не зная Вас лично, мы, воспитанники Воздвиженской сельскохозяйственной школы, знакомы с Вами чрез воспитателя и друга Николая Николаевича. Много хорошего мы знаем о Вас со слов его, многое нам полюбилось и в Ваших статьях: «Поход в Нилову пустынь» и «Из записок сельского учителя». Читая последнюю статью, мы особенно радовались, что в России есть искренние христиане, которые стараются сеять добрые семена в сердцах людей и стараются искоренять все плевелы, способные заглушать всё доброе в человеке, способные довести Образ и подобие Божие до страшного поругания. Прочтя Вашу статью: «Из записок сельского учителя», мы с радостью ухватились за мысль, о возможности быть полезными людям теперь же.

Наши местные обстоятельства несколько иные. Пьянство у нас не представляет главного зла в народе, а есть многое другое, что не менее пьянства действует пагубно на народ; поэтому общество, которое мы хотим устроить, будет иметь целью бороться не с одним пьянством. Нам радостно сказать Вам, что мы от души сочувствуем Вашему доброму начинанию и глубоко благодарны Вам за добрый пример.

Адрес Герцогине Ангальт-Бернбург (Сестре Его Величества Короля Датского Христиана IX)

Граф Люттихау в письме своем из замка Балленштедт передал нам привет, которым Вашему Высочеству и дамам Вашего двора благоугодно было нас почтить. Горячая благодарность и искренняя, сердечная радость, которыми переполнились сердца наши, при чтении посвященных тому строк письма Графа Люттихау, побуждают нас выразить Вашему Высочеству одушевляющие нас чувства. Любовь, уважение, сердечная благодарность – всё это хлеб духовный, о котором жив будет человек, без которого голодает дух, чахнет сердце, иссякают самые источники жизни духовной.

Высшая радость на земле, после радости таинственного общения души вдохновенной с Единым источником Любви, Разума и всякой гармонии – Богом Живым, озарение во тьме дремлющего духа Светом от Света Небесного и встреча на жизненном пути светлой души, достойной любви и уважения.

Первую радость мы испытываем, воспитывая детей в сознательной вере и сознательной любви ко Христу Спасителю эту радость мы испытываем, видя духовный расцвет молодой души, переходящей сознательно от пестрого хаоса мысли «по обычаю мира сего» на сторону вечной истины правды Божией, от пестрого хаоса симпатий «по обычаю мира сего» на сторону исключительной любви к Богу, добру и верным чадам Его, от пестрого хаоса жизни «по обычаю мира сего» на сторону разумного согласования жизни с стройною гармонией воли Божией.

Эта радость дана нам в изобилии в деле, которому мы отдали жизнь нашу.

Все дело наше, дело созидания Трудового Братства, есть дело мира, любви и взаимного доверия. Мы бесконечно далеки от той высоты духа, от той мощи вдохновения, какие приличествовали бы на служение святому делу созидания Царства Божия, но мы искренно желаем, чтобы немощи наши возможно менее мешали нашему Господу в том деле, на которое мы отдаем Ему с любовию сердца, умы и жизнь нашу. И милосердый Бог не гнушается в великих немощах наших творить силу; он до сих пор не рассеял нас и каждый день дает нам хлеб насущный взаимной любви радости о служении Святому делу Его. Мы постепенно воспитываемся, полагая все силы разума нашего на уразумение разумной воли Высшего Разума мира и все силы души на радостное осуществление этой святой, благой и разумной воли путем согласования с нею всего склада ума, симпатий и жизни нашей.

Мы горячо желаем помочь друг другу стать достойными любви и уважения, горячо желаем иметь право, без измены Богу Живому и Христу Его, любить и уважать всех о Христе братий наших. Не раз мы имели счастие переживать светлые преображения духа, и радость о них ободряла нас на путях наших и поощряла к новым усилиям в деле внутренней работы воссоздания помраченного образа и подобия Божия в душах наших, в деле духовной помощи соработникам нашим на ниве Господней.

Вторую радость – радость обретения светлой души достойной любви и уважения мы испытали, когда поступали в Братство наше люди, не подготовленные воспитанием в наших школах и тем не менее любовью вознесенные на такую высоту духовную, с которой они являются для нас примером достойным подражания и живым укором немощам, от которых мы не сумели отделаться, при более благоприятных, сравнительно с ними, условиях.

Эту радость мы испытали, познакомившись через друга о Христе брата нашего с светлою личностью Графа Люттихау; эту радость испытываем мы теперь, узнав с какою любовью отнеслось Ваше Высочество к тому делу мира и любви, которому мы имеем честь и счастие служить.

Высокое положение, окружающее Ваше Высочество столь изящными и столь густо позолоченными декорациями, способно заслонить собою для менее отзывчивой души всю неприглядную изнанку жизни и внушить гордое равнодушие к тому, что делается за пределами сферы блеска и величия.

Тем с большею любовью и уважением мы приняли и сложили в сердца наши дорогие для нас слова сочувствия, которыми Ваше Герцогское Высочество и высокие дамы Вашего двора откликнулись на дело создания трудового братства в далекой России на пользу меньшей братии из русских крестьян и казаков.

Как людям, любящим свое земное отечество и верным Императорскому престолу, нам было радостно узнать о близком родстве, соединяющем Высокую Особу, которую мы с этого времени имеем столь веские причины любить и уважать, с Её Величеством Императрицею Всероссийскою. И патриотизм и преданность престолу мы понимаем как обязанность положить все силы наши на то, чтобы отечество наше, смиренно сознавая немощи свои, стремилось к духовному возрождению, полагало надежды свои не на грубую силу, а на силу духа Божия и добрую гордость свою в заветной мечте стать когда-нибудь во главе созидания Царства Божия на земле, чтобы в державе Государя Императора с каждым годом завоевывалась путями, достойными христиан, все большая и большая территория на дело Божие, все большее и большее число вечных душ добровольно и сознательно принимало единую волю Единого отца Небесного, приходило этим путем к взаимному единомыслию и единодушию и таким образом подготовлялось к возможности удостоиться блаженного общения с светлыми духами в небесном братстве Ангелов и Святых в царстве Божием по смерти.

В этом смысле мы считаем себя вправе сказать, что нет более нас искренно преданных подданных у супруга её Величества, Племянницы Вашей – государя Императора Александра III.

В ответ на доброе слово сочувствия, выраженное нам Вашим Высочеством, мы будем с этого времени изливать нашу благодарность перед престолом Всевышнего, вознося каждую пятницу, во время молитв о друзьях во Христе братьях наших, молитвы о Вашем Высочестве и близких Вам людях.

Примите, Ваше Высочество, уверение в искренних чувствах глубокого уважения, любви и сердечной благодарности.

Воздвиженск, 2 октября1893 года.

Письмо в младший Братский Кружок воспитанника первого подготовительного класса Трофима Ш.

28 января 1804 г.

Мои друзья и братья!

Я вас искренно люблю. Я любил вас раньше; но я – я не прочувствовал к вам в своем сердце и в глубине своей души за что именно вас любить. Теперь я продумал и прочувствовал, и понял за что вас можно и нужно горячо любить и уважать: именно за ваши стремления к добру, за ваш добрый путь, который заключается в горячем желании выполнять заветы Христа Спасителя; в основу жизни христианской вы ставите любовь.

Вчера я говорил с Феодором Новиком, которому я передавал свою искреннюю любовь, которую я к вам имею. Я понял от него еще больше вашу жизнь и еще больше полюбил вас сердцем. После беседы с Феодором Новиком я еще больше продумал и понял, что мне необходимо: необходимо вас любить; не то я был бы нечестный воспитанник в школе, потому что Николаи Николаевич, воспитатель наш, принимает на себя великую обязанность – воспитание душ живых. Он положил все для нас – и материальное богатство, и богатство любви; если при этих обстоятельствах не пользоваться всем, что предлагает Николай Николаевич, что он находит лучшим, то с нашей стороны грубо и жестоко будет по отношению к нему – нечестно будет пользоваться его средствами и воровать его любовь.

Вот я продумал и прочувствовал всю вашу жизнь; я искренно хочу вам всем доказать, что я действительно горячо люблю вас – и докажу вам. Мне дан большой талант, что я поступил в школу и, следовательно, должен употребить его на добро ближним, а не зарыть его поглубже в землю. Я глубоко понял все добро вашей жизни и искренно полюбил его и горячо хочу сам по возможности скорей стать вашим. Я искренно желаю там жить, где живет Господь, а в кружке живет Господь, ибо Он сказал: «где двое или трое собраны во имя Моё, там и Я посреди их». Почему же и мне не полюбить эту святую жизнь и не жить там, где живет Господь? Да, я люблю и стремлюсь к этой жизни и горячо хочу жить этой жизнью. Верьте, горячо-горячо желаю вступить в вашу среду и быть честным вам братом. С горячей любовью вас всех обнимаю и целую.

Сочувствие, прочитанное депутацией от Старшего Братского Кружка А. И. Фурсей

4 августа 1889 г.

Дорогой о Христе Брат, Радость наша!

Добрый, миролюбивый, трудолюбивый, общительный, светлый, радостный – ты был радостью нашей и повсюду вносил животворящий дух мира и радости. Ты принимал горячее участие в школьной жизни, всегда старался содействовать достижению наших целей и выходишь из школы вполне проникшись её духом. Мы считаем тебя лучшим другом нашего воспитателя. Мы знаем, что своим светлым и радостным настроением ты часто утешал его и радовал. Мы надеемся, что и на будущее время, ты будешь для него верным другом и помощником. То, что ты делал для Николая Николаевича, ты делал для школы – для Братства, для всего того, что нуждается в его здоровье и энергии, а потому мы считаем основательным за все это от души благодарить тебя.

Зная тебя, мы не боимся выразить надежду на то, что ты будешь очень полезным человеком и в деятельности своей всегда будешь вдохновляться высокими целями, достойными христианина. Мы горячо желаем, чтобы Старший Братский Кружок и дорогая всем нам Воздвиженская школа выпускали в жизнь побольше людей подобных тебе. Ты был радостью нашей, мы горячо желаем, чтобы в душе твоей жила светлая радость, освещая и согревая жизненный путь твой в ожидании радости Вечной...

Сочувствие, прочитанное депутацией от Старшего Братского Кружка Г. И. Черненко

4 августа 1890 г.

Дорогой о Христе Брат наш!

С радостию и любовью вспоминаем, добрый брат наш Г., твои заботы и труды в деле воспитания по должности старшины; мы не можем вспомнить без искренней благодарности к тебе твои добрые, прочувствованные речи на товарищеских собраниях.

Глубоко сознавая жизненное значение нашей школы, ввиду грустного умственного и нравственного состояния родного нам простонародия и люби её со всеми её, столь знакомыми нам всем, светлыми сторонами, ты высоко дорожишь честью её и не мог мириться ни с чем ей враждебным.

Пятилетнее пребывание твое в школе подействовало на тебя очень благотворно, благодаря твоей чуткой душе. И теперь, в последний день твоей школьной жизни, мы вспоминаем с братским сочувствием и скорбь твою, и слезы, и любовь...

Сочувствие, прочитанное депутацией от Старшего Братского Кружка И. Н. Белобаба

4 августа 1892 г.

С сердечною радостью высказываем мы тебе свою любовь теперь, в последние минуты твоего пребывания в школе. Любим мы тебя, дорогой Исаак, за то, что ты любишь всех нас, любишь дорогое Братство и всех его членов. С радостью мы вспоминаем, с какою ревностью ты относился к делу Братства. Памятным для нас останется твое настоящее духовное преображение, зависевшее от пробуждения в твоем сердце горячей любви к добру и Братству, и поведшее к тому, что ты стал дорогим для нас братом, хорошим учеником и прекрасным, прилежным работником.

Не забудем мы, с каким удовольствием ты всегда был готов послужить чем только мог братской общине, из горячего сочувствия к ней; с какой восторженностью ты говорил о том, что для всех нас дорого, как сердцем ты чувствовал радость братского общения. От души желаем, чтобы светлая радость не оставляла тебя на избранном тобою пути, согревая и укрепляя в минуты испытания и неудачи.

Дай тебе Бог быть таким же радостным и бодрым и по выходе из школы.

Сочувствие, прочитанное депутациею Младшего Братского Кружка И. А. Цвелодуб

4 августа 1893 г.

Вы были очень деятельным и энергичным в нашей школьной жизни. Глубоко убежденный, горячо любящий, добрый, отзывчивый – вы были живым и постоянным участником в ней. На наших собраниях вы принимали горячее участие. Как вы горячо порицали дурное и как радовались доброму! Вы любили нас. Помним мы с какою ревнивою любовью и внимательностью вы относились к нам; самый мелкий случай, мелкий вопрос из нашей жизни, или незначительный проступок товарища всегда вас сильно интересовали. И в школе и по работам вы с любовью следили за нашими взаимными отношениями. Вы были заботливы...

Многим из нас очень памятна наша зимняя поездка в Янполь. Тогда было очень холодно, а когда мы возвращались домой – поднялась сильная вьюга. Маленькие промерзли; некоторые, желая пробежать за санями, отставали и вязли в сугробах. Вы, с некоторыми добрыми своими друзьями, все время перебегали от одних саней к другим, согревали, ободряли, а отстающих подносили на руках. Прекрасно проявилось тогда ваше любящее сердце! Помним мы так же, как однажды приходилось нам выключать из своей среды одного товарища; не любил он нас, холодно и неуютно было ему в нашей семье – любил и отдавался он совсем другому и не могли мы оставить его своим братом.

Он был вашим младшим, и когда мы в последний раз говорили с ним – вы присутствовали у нас. Помним мы, очень помним, как глубоко возмущала вас холодность его черствого сердца и с каким негодованием вы говорили ему!..

За вашу горячую любовь, которою вы согревали нас, за вашу настойчивость, с которою вы нас ограждали от дурных влияний, за вашу заботливость – мы вас горячо благодарим!

Еще одно слово – вы были хорошим работником, в работе вы были энергичны, старательны и всегда служили нам прекрасным примером трудолюбия и доброй воли... Возлагаемые на вас обязанности вы всегда старались исполнить по возможности аккуратно и добросовестно и репутация хорошего работника, а также и доверие, оказываемое вам, вполне вами заслужены.

Теперь, когда мы расстаемся с вами – позвольте сказать вам, что мы любим и уважаем вас и что очень грустно было бы нам прощаться с вами, если бы думали, что прощаемся с вами навсегда, что вы уходите далеко от нас, но мы все знаем, что вы уходите от нас в дорогое для нас Братство – и радуемся мы за вас и отрадно нам знать, что вы будете таким же близким и родным нам, как были до сих пор.

Прощайте, добрый и любящий друг наш, прощайте горячий, отзывчивый брат наш, прощайте добрый и заботливый и настойчивый старший. Дай Бог, чтобы вы и во всю жизнь оставались таким убежденным, преданным, простым, трудолюбивым и любящим христианином!

Характеристика младшего, читанная в Старшем Братском Кружке

3 января 1893 г.

За ним я не замечал проявления неаккуратности и даже, наоборот, видел врожденное стремление к порядку, но только по отношению к себе, а к другим, к аккуратности в общем деле, незаметно. Он с своими вещами аккуратен, у него все прибрано, чисто, на месте; по отношению же к дежурству, нужно заметить, что он часто относится небрежно к своим обязанностям и не старается исполнить их хорошо. Он часто умывается и старается красиво одеться, но мне казалось не потому делает это, что хочет показать себя, а просто ему не нравится быть грязным и неряшливо одетым.

Работает он довольно хорошо, но не потому, что любит труд, а у него есть сила и навык. Гораздо с большим удовольствием он проводил бы время за чтением. Читать он любит и сравнительно много читает, так что в умственном отношении он довольно развит, будучи притом и от природы наделен порядочными способностями.

Однако его любовь к чтению не была очень полезна для него, она, напротив, даже вредна, потому что она удаляла его от товарищей, заставляла жить лишь только книгами и ничем другим, быть холодным и равнодушным ко всему, кроме самого себя, быть отчужденным и обособленным от всех, не любить добро и товарищей.

За книгами он проводил все свое свободное время, не имея ни с кем из товарищей никакого дела.

Целое лето все свободные праздничные дни и свободные часы рабочих дней он проводил один, читая книги. Ни товарищи, ни школьная жизнь совсем для него не существовали; он замкнулся в самом себе, променял на мертвые книги живых людей; на чтение – живые разговоры с товарищами, их добрые отношения, полные самого высокого интереса, наконец, их братскую любовь. Променял любовь!.. И на что же? на сухие мертвые книги, не могущие дать часто даже хоть сколько-нибудь верное понимание вещей. Для этого нужно быть совсем черствым, холодным, мертвым по духу. И Иван12 был именно таким; его сердце оставалось глухо к любви товарищей; ни одной капли взаимности или малейшего доброго чувства у него не находилось; добрые отношения к нему товарищей казались ему неискренними и он отвечал им холодностью и даже грубостью. Никого из товарищей он не считал достойным своих добрых отношений и к меньшим относился даже презрительно, не считая достойными не только его доброго чувства к ним, но даже простой деликатности и уважения. По его мнению он один только понимал все – другие же ничего не понимали, и ни в чьих советах и тем более руководстве он не нуждается.

Отчуждаясь таким образом от товарищей все больше и больше, он делался все хуже и хуже. Иногда, впрочем, к нему приходило раскаяние или, вернее, сознание тягости своего положения. Как ни был он горд, самолюбив, холоден и груб, но все-таки пустота и бесцветность его жизни, фальшь и неопределенность его положения давали ему чувствовать себя. Слыша каждый день разъяснения слова Божия, напоминания о цели жизни, о вечном значении для человека святости его настроения и низкого его падения, видя пред собою школьную жизнь, добрые отношения товарищей, их любовь друг к другу, радость и счастье, приносимые им этою взаимною любовью, будучи неоднократно свидетелем их духовных праздников, он не мог все-таки оставаться совершенно равнодушным.

Он не был еще дьяволом, который бы только смеялся над всем святым, но бессердечным и дьявольски гордым человеком, самолюбие и гордость которого застилали пред его духовными глазами все, и добро его окружающее, и грязь его собственного духа. Горячие слова Николая Николаевича пробуждали иногда в нем искреннее раскаяние, но оно скоро глохло и он отдавался прежнему. Радости духовной он не испытывал; на некоторое время он забывался, но потом ему опять становилось тяжело. Наконец, даже его излюбленное одиночество стало надоедать ему. В это время у него, по его же словам, были минуты отчаяния, в которые он даже думал оставить школу. Он чувствовал и понимал, отчего все это происходило и что нужно ему делать, но у него не было всепоборающей силы любви, которая заставила бы его энергично взяться за дело исправления, переломить себя. Сильного желания поправить всё у него не было и потому сердце его не молило Бога о помощи.

В своих разговорах со мною, он так высказывал мне свое положение: «Я сознаю, что сам во всем виноват, сам создал себе такое положение, и я желаю изменить всё, но не могу. В иные минуты мне бывает грустно, ужасно грустно, даже отчаяние овладевает и иногда приходила безумная мысль оставить школу, потому что оставаться в таком положении, в каком я нахожусь, невозможно, для меня это невыносимо. Я понимаю, что для меня в такие минуты было бы очень полезно придти или к товарищу, или к тебе, или к Николаю Николаевичу, но я не могу этого сделать... В эти минуты я отдаюсь своей грусти и один иду куда-нибудь в лес, беру книгу, но не читаю ее, а только смотрю в нее, мысли же мои далеко отсюда... Я понимаю, что и Николай Николаевич, и ты, и все желают мне добра и заботятся обо мне, – я очень благодарен им за это, но теперь я сам испортил свою жизнь в школе и не знаю смогу ли поправить ее»... и тому подобное в этом роде.

Одним словом, я всегда видел в нем сознание тягости своего положения, но ни веры, ни любви не видел, а без веры и любви и не могло быть иначе.

На все его слова я отвечал советом, если только он сознает, что сам во всем виноват и любит добро, школу и Николая Николаевича, пусть оставит все эти глупые рассуждения и сейчас же изменит отношения к товарищам, ко мне, поговорит с Николаем Николаевичем чистосердечно и расскажет ему все, попросит его совета и помощи; ввиду того, что у него мало любви, я старался вселить в него веру в любовь и благость Божию, укрепить в нем надежду на помощь Божию, если он обратится к Нему с молитвою.

Так продолжалось долго, но Иван нисколько не изменялся; напротив, он даже казался как бы озлобленным, был груб и неуважителен даже и к старшим, часто смеялся над товарищами и грубо шутил. Замечали даже, что ему доставляло какое-то удовольствие постоянное подтрунивание над товарищами и он везде искал удобного случая, чтобы, придравшись, посмеяться над кем-нибудь.

Товарищам все это очень не нравилось; они видели, что Иван их нисколько не любит и сами с своей стороны совершенно оставили его. Видя со стороны всех несочувствие к себе, он, однако, не обращал на это большого внимания, и на все замечания, на все старания принести ему хотя какую-нибудь пользу, он отвечал грубостями каждый раз, как делали или говорили что-нибудь ему неугодное.

Его хотели уже отлучить от общества товарищей, но Николай Николаевич сильно жалел его и старался помирить его с нами. Он знал, что Иван не глуп и мог бы, если бы только захотел, если бы только полюбил добро, полюбил детей, которых он должен был бы привесть к подножию креста, полюбил в них добро, принял близко к сердцу их детскую привязанность, их детские радости и горести, полюбил бы их любовью христианина, который им благовествует о Христе и рождает их к жизни новой и искренно пожелал бы чем может быть им полезным, мог бы принесть им пользу, как старший и руководитель их. Николай Николаевич часто говорил ему, как бы он желал видеть Ивана в Старшем Братском Кружке, и как бы был рад, если бы это сбылось скорее, стараясь хоть этим пробудить в нем добрую волю или по крайней мере напомнить и заставить думать о том, что он должен делать.

Если бы Иван любил Николая Николаевича, то он не оставался бы глух к этому, но он не любит никого и ничего, и потому все для него проходило бесследно, и любовь, и слова Николая Николаевича не производили, по-видимому, на него никакого впечатления; он все вскоре забывал, помня только одно, что к нему кто-то и в чем-то отнесся несправедливо. Он считал, что у него нет в школе ни одного друга, что все его считают последним воспитанником, не любят его, он одинок, всеми покинут.

Он долго носился с этими мыслями, никому их не высказывая и только в жизни относясь к товарищам, соответственно своему взгляду на себя и на них, презрительно, грубо и гордо. Дьявольская гордость его постоянно внушала, что все его обижают и он защищался: был груб и зол. Все это он долго таил в себе, но наконец один случай заставил его высказаться.

Я был с своим кружком у Николая Николаевича и рассказал ему все, что знал об Иване. Николай Николаевич после говорил с ним, и он жаловался на всех и на все, обвинял всех, выгораживая себя, считал себя обиженным и покинутым. Ни капли любви к кому бы то ни было, ни слова благодарности тем, кто о нем заботился, одно лишь холодное обвинение и мрачное озлобление.

Такая холодность и черствость, такая страшная гордость возмутила Николая Николаевича. Его воспитанник, которого он доверчиво взял к себе, совсем не зная его раньше, которого он окружил отеческою заботливостью и любовью, которого поручил любовным попечениям одного из членов Старшего Братского Кружка, которого, несмотря на неприятный его характер, из желания согреть любовью, приняли в члены Младшего Братского Кружка, этот воспитанник теперь ему бессовестно говорит, что он всеми обижен и покинут!

Николай Николаевич позвал меня к себе и при нём рассказал все, что услышал от него, желая, как он говорил, чтобы я знал с кем имею дело.

Николай Николаевич сильно волновался; он с возмущением говорил ему, что он не даст ему мучить меня потому, что любит меня. Но Иван сравнительно оставался спокоен. Тогда Николай Николаевич окончательно возмутился и грозно приказал ему просить у меня прощения на коленях. Это встряхнуло его; он со слезами просил прощения и говорил, что понимает как дурно поступал, обещает все изменить, просит забыть все прошлое.

Через несколько времени Иван сам пришел ко мне, снова просил прощения и высказывал желание переменить свою жизнь. Я больше всего говорил ему о том, что ему необходимо прежде всего научиться быть благодарным за заботы о нем, приобресть смирение, которого у него нет и которое ему необходимо, чтобы исправить свои отношения к товарищам, и совершенно оставить свой насмешливый тон, который так всем не нравится и свидетельствует о его дурном настроении.

«Если ты понимаешь, что ты делал раньше, то люби всех, потому что тогда ты обижал всех», – говорил я ему.

Иван действительно стал тише, ласковее и ближе с товарищами, хотя во многом жил по-прежнему. Соклассники его мне говорили, что он лучше себя ведет, разговаривает с братьями по кружку и даже с некоторыми из Старшего Братского Кружка. Меня это радовало. Со мною он тоже стал чаще бывать и приходить ко мне сам, чего раньше никогда не бывало. Говорил веселее и откровеннее, спрашивал моих советов. За столом, бывало, он никогда не говорил со мною и сидел молчаливый, угрюмый, теперь же разговаривал и смеялся. Вообще он повеселел и говорил мне, что это потому, что у него «на совести легче». Особенно он меня порадовал на одном из собраний Младшего Братского Кружка, где говорил много и хорошо. Я старался поддержать в нем энергию и в кратких разговорах, когда мы были вместе, напоминал ему о смирении и благодарности.

С тех пор прошло более двух месяцев. Он стал уважительнее и ласковее с товарищами, но горячего желания работать на дело Божие у него еще не видно. Совесть, вероятно, заговорила в нем, любовь же спит непробудно. Молитвенного настроения еще нет13.

Характеристика младшего, читанная в собрании Старшего Братского Кружка

7 января 1894 г.

27 октября была ужасная слякоть; это было в самом начале настоящей зимы, – все время шел дождь, снег и шумел ветер. За несколько дней перед этим нам поручили младших, – мне Ивана14 и еще одного воспитанника. С Иваном я был близко знаком и считал его за мальчика довольно пустого. Не знаю, как на нем отразился перевод ко мне, по-видимому он был очень доволен, но в своих дневниках он ни одним словом не намекает на это время и, как будто нарочно, проходит его молчанием. Нас приняли в кружок 24 октября, а 27-го я переселился уже со своими младшими в одну спальню. Свою койку я поставил посредине, с одной стороны Ивана, а с другой – другого младшего, возле койки шкафчик, – уголок получился уютный и красивый. Иван был весел, все время улыбался и, наконец, сделал мне сюрприз: несмотря на слякоть и дождь, он отправился на поле и там где-то на канаве нарвал целый пучок какой-то старой пожелтевшей травы, с пушистыми верхушками; он тщательно перевязал его нитками, обрезал и сделал букет очень старательно, но и очень безвкусно. Этот букет он тайком поставил мне в изголовье таким образом, что длинные листья травы легли на подушку. Когда, ложась спать, я спросил его, не он ли поставил букет, он очень смутился, покраснел и опустил голову, стыдливо улыбаясь. Я поблагодарил его за букет. Он немного оправился от своего смущения и рассказал, что на канаве такой травы сколько угодно и что он еще когда-нибудь принесет мне букет еще больший и красивейший. Мне тогда же его стало почему-то очень жаль; посмотрел я на его фигурку и мне показалась его фигурка в ту минуту почему-то несчастнее, чем когда бы то ни было. Весь он тщедушный. На худеньких и острых плечах совсем несоразмерно вытянута тоненькая шея, и на ней как-то неловко помещена его косматая, маленькая голова с жидкими волосами. Голова эта все нерешительно опускается, а глаза высматривают крайне пугливо.

Вспоминал я в ту минуту, как в начале зимы он один раз нарядился в казачку. Полушубок его был в починке и он надел на свои узенькие плечи чью-то громадную казачку, до того длинную, что подобравши и подвязавши кушаком у самой груди – он все еще путался в ней ногами. Фигура его была тогда так карикатурна и смешна, что все, кто не встречался с ним, просто хохотали; он и сам смеялся и весело бегал по дорожке, переваливаясь и подымая то одно, то другое плечо.

Я чувствовал все время, что он держится от меня на некотором расстоянии. Никогда, даже в самые искренние минуты, я не чувствовал его совершенно открытым для себя, даже в самые откровенные минуты, какие когда-либо были у него – он не переступал границы и всегда стоял на почтительном расстоянии от меня. Помню, что в тот раз я приласкал его, пожелал спокойной ночи и он поспешил лечь спать, но долго еще посматривал на меня и улыбался. Его букет постигла печальная участь; высохши, он на другой день всю мою койку усыпал белыми, пушистыми, мелкими хлопьями, от которых мне с трудом только удалось отделаться. Букет я выбросил, а Ивану сказал, что лучше весною настоящими цветами уберем свою спальню. Он как-то рассеянно улыбался и помогал мне очистить одеяло от мелких хлопьев.

Он неловок и неряшлив: зубы у него вечно засорены остатками пищи. У него раньше болел глаз и от этого он был постоянно точно склеенный. Один воспитанник, часто, увидя, бывало подзовет, осмотрит его глаз и пристыдит. Это повторялось несколько раз. Иван краснел каждый раз до ушей, терялся и теперь, как только завидит, что тот воспитанник идет ему навстречу, – сейчас же сворачивает в сторону и скрывается в первые попавшиеся двери. Над этим многие смеялись.

Он мальчик чрезвычайно неуклюжий; соклассники очень жалуются на него за его неосторожность. Говорят, что он никогда не пройдет так, чтобы не зашатать скамью, не зацепить близ сидящего товарища, не перекинуть что-нибудь. Потом, говорят, что в классе он сидит во время уроков невозможно: сказали, чтобы на уроках сидели заложив руки за спину и вот он старается принять такое положение, при котором было бы ему удобнее, но все-таки, чтобы руки находились за спиною. Нисколько не заботясь о том, какое впечатление произведет его фигура на окружающих, он тщательно подбирает ноги под скамейку и опускается совсем вниз, причем сильно горбится. Конечно, фигура получалась очень карикатурная; когда же другие замечали ему, он нередко сердился, особенно на одного воспитанника, который копировал его и говорил, что он на уроках бывает похож на «утку».

Мне самому приходилось быть свидетелем крайней его рассеянности. Раз как-то, проходя по коридору, я встретился с ним, – он нос в свой класс кружку с водою, вероятно собирался красить карту; встретясь со мной, он начал одной рукою поправлять сзади рубашку и так отчего-то растерялся, что опрокинул стоящую перед ним табуретку и сам упал через нее с кружкою в руках. Рассказывают, что на уроках он нередко уставит куда-то в одну точку глаза и совершенно задумается; мысли его бывают редко в полном сборе, чаще они рассеяны во всех направлениях; от этого и выражение лица его нередко бывает ужасно тупое.

К природной робости, сквозящей в его глазах, примешивается еще какая-то тупость, неподвижность. Говоря, он нередко совсем не следит за тем, что говорит, и чрез это с ним иногда происходят очень курьезные случаи. Недавно был такой случай: у него отросли волосы, его косматая узенькая головка сделалась совсем неряшливой. Учитель на уроке говорит ему: «Ты бы, Иван, подстригся, а то совсем некрасиво». Он встает и быстро отвечает: «Я хотел подстричься, да фельдшер давно не приходил в школу». Конечно, все рассмеялись.

Ум у него далеко не острый и не восприимчивый. В этом отношении он тоже мало переменился; как-то по-прежнему чужды ему остаются вопросы, возникающие среди товарищей, ничто не занимает и не волнует его ума. Еще в обыденной жизни он резко не выделяется от окружающих: другие занимаются – и он занимается, – чертит или пишет что-нибудь на оборванных листах (чистых и опрятных тетрадок, как у других, я никогда не видел у него), но на уроках он резко выделяется, вследствие своей невнимательности. В этом отношении ему часто приходится переживать горькие минуты; в своих дневниках он чаще всего говорит об этом. В одном месте он пишет: «18 октября. На первом уроке была грамматика; один вопрос я отчасти не слушал, а отчасти не понимал, одним словом, когда спросил меня учитель этот вопрос, то я не ответил. Учитель начал шутить, говорил перед всем классом, что я сплю, потом начал говорить, что нужно бы было принести подушку в класс, чтобы спать лучше. Ну мне, конечно, тогда было неловко, я хотел было сначала объясниться перед учителем, что я не все время был невнимателен, а только сейчас немножко, но не мог, потому что наш класс весь громко хохотал. И это еще более ставило меня в неловкое положение, и я, даже когда спрашивали самые легкие вопросы, не мог отвечать. Мне неприятно было очень, что смеются, потому что каждого могут смущать, он и может не отвечать. Я хотел после уроков заявить это всему классу, но побоялся, думая, что может быть я неправильно думаю».

Я привел этот отрывок нарочно целиком, потому что он во многих отношениях интересен. Во-первых, он рисует отношение товарищей и учителя к нему, и я слышал от многих из их класса, что отношения учителя15 к Ивану небезукоризненны; часто, говорят, он шутит над ним, подымает на смех, что еще более смущает его и он совершенно теряется. Потом во всем этом отрывке сквозит какое-то особенное, недоброе чувство, – очевидно он написан под свежим впечатлением раздражения, по крайней мере я выношу такое впечатление. Через уроки ему иногда бывает очень тяжело. В другом месте дневника он опять рассказывает, как учитель спросил его и он не ответил, и прибавляет: «23 октября. Когда я лег спать, – мое сердце, как бы щипцами обхватило что-то, я хотел высказать кому-нибудь это настроение, но не мог выразить его. Я долго думал, как бы сказать, но не мог, тогда я залился весь слезами и не помню, как заснул, только проснувшись, увидел, что вся подушка моя в слезах, но теперь уже нет этого настроения, чему я очень доволен».

Неразвит он очень, кроме того пишет он безграмотно совсем, а что касается иностранных слов, то он самых простых и употребительных никак не может понять и произнося страшно коверкает. Книг он читает очень мало и любит читать больше страшные; чаще же всего он один себе сидит за парточкой и пишет что-нибудь или рисует; рисовать он любит, – и самая чистая тетрадка у него отведена для рисования. Недавно я просматривал ее: большею частью нарисованы деревья, цветы и животные, но так, что нельзя и разобрать, что собственно нарисовано.

5-го ноября все мы были в доме Николая Николаевича; в этот день праздновали двухсотлетие со дня смерти знаменитого предка Николая Николаевича, Ивана Ивановича Неплюева. Вечером все комнаты были ярко освещены и заполнены присутствующими, – больше всего было в кабинете: одни читали, другие просматривали рисунки, делали свои замечания, смеялись, говорили, вообще было довольно оживленно. Тут же и Иван. Мне стало очень интересно посмотреть, что он будет делать, и я начал наблюдать за ним. Он стоял в уголку отдельно от всех и тщательно рассматривал в увеличительное стекло свои пальцы, вытягивая их попеременно один за другим; сначала он осмотрел их на левой руке, потом на правой; лицо его как-то вытянулось, он совершенно сосредоточился на этом деле. Через некоторое время к нему подходит один товарищ и начинает тоже засматривать в лупу. Иван начал ему что-то рассказывать и они оба рассмеялись, а потом начали рассматривать пальцы пришедшего товарища, по временам смеясь и делая какие-то замечания. Наконец, пришедший товарищ ушел. Иван еще некоторое время рассматривает свои пальцы, затем наводит стекло на лампу и потом кладет его на стол, а сам начинает рассматривать потолок и шкафы, скрестив на груди руки. Мне было очень жаль его, почему-то в то время мне особенно ярко представилась его неразвитость и пустота умственная. – другие говорят, смеются, многое их интересует, – для него же все это совсем чуждо; мне подумалось тогда, что может быть он искренно желал бы уйти за свою парточку, чтобы рисовать только что начатый перед этим рисунок кота. Но он заметил, что я на него смотрю и, смущенно улыбаясь, подошел ко мне. – «Ну что, Иван, интересно в лупу смотреть?» – Он отвечает, что очень интересно и потом задал мне вопрос, вероятно долго занимавший его: кто в этой комнате спит? Я сказал ему, что это не спальня, а кабинет. «А я ж, – говорит он, – думал, что здесь спят, здесь так тепло». Вот, что главным образом его заинтересовало!...

После он лупу все время называл «лупоглазкой».

Умственный мир его очень тесно связывается с нравственным; неразвитость его ума кладет и на весь характер его особенный отпечаток скудости, запуганности и тупости. Он, особенно раньше, больше держался в стороне от товарищей и на поверхностный взгляд может показаться, что весь его духовный мир уж очень ограничен: больше он сидит за парточкой один; только с некоторых пор он начинает больше входить в окружающее; не знаю, что именно: отчужденность ли его, узость ли мысли, или так что – укоренило во многих то мнение, что ему очень немногое доступно. Еще недавно как-то, за столом, зашла речь о музыке; многие при этом высказывали почему им нравится музыка и что они испытывают, слушая ее. С другими и Иван заговорил, что ему тоже нравится, и вдруг кто-то задает такой вопрос: «разве и Ивану также нравится?» Это было сказано таким тоном, с таким удивлением, точно Ивану музыка и нравиться не может. И это не один так думает; как-то забывают, что у Ивана тоже живая душа, способная любить, и страдать, и радоваться, и грустить, и восторгаться. А этот Иван в сущности сердечный и отзывчивый мальчик; если бы только вошли в его мир и хорошенько присмотрелись к нему, то нашли бы его далеко не столь пустым и глупым, как думают. Чуть ли не самою глупою чертою его характера является трусость: труслив он необыкновенно; чуть только услышит, что им недовольны, сразу растеряется; чего только он не передумает и не перечувствует в эти минуты!

Самое, что только может быть, страшное все время заполняет его воображение; он все время дрожит, совсем падает духом и в голове его, между хаосом разных мыслей, как огневая струйка начинает пробегать мысль об исключении из школы. Пугает его многое. «Сегодня, – пишет он в дневнике за 11 декабря, – было совещание; на совещании говорили о некоторых товарищах, что они не хорошо поступали. Эти товарищи отговаривались, хотя и были виновны. Тогда Николай Николаевич встал и, возмущенный этим, начал строго и громко говорить, как это дурно. Мне сразу сделалось как бы темно, какой-то мрак сделался в зале и я сильно испугался. Я боялся, чтобы не заявили и обо мне, но нет, – обо мне ничего не сказали».

Один воспитанник очень надоедает ему своими колкими намеками на его лицо и особенно на уши. «Мне, – пишет он, – это было очень неприятно и досадно. Он все смеется надо мною; шли мы в баню, он кому-то говорит позади: «смотри, как у Ивана шапка на ухо съехала, все равно, как башня»; потом, когда шли из бани, он опять смеется. Я думаю, что это он нарочно говорил, чтобы мне было неприятно, но я ему ничего не сказал, потому что во-первых боялся, что он будет тогда все время смеяться, а во-вторых думал еще, что это может приучить меня к смирению».

Наконец 27 ноября, на уроке физики, учитель спросил его о ветрах, он, как выражался в дневнике, «обрезался» и ему стало грустно. Первая мысль, которая приходит ему в голову, когда он «обрезался», та, что учитель заявит на совете и совет объявит в кругу, что он дурно учится, – «я был убежден в этом и когда представил себе, что мне делают выговор, то мне стало очень страшно». И на другой вопрос он старается как можно лучше ответить, «чтобы учитель не заявил на совете»...

С трусостью у него неразрывно связана его беззащитность. Писали они какое-то сочинение, и ему как-то удалось написать следующее выражение: «над лесом занималось розовое утро». У одного соклассника тоже встречалось «розовое утро», и он объявил, что «Иван бессовестно уворовал у него целое предложение», и настоял на том, что трусливый Иван, опасаясь худых последствий, уступил и вычеркнул из своей тетрадки эти слова.

Все у него как-то перемешано: смешное с серьезным, а серьезное с смешным. Крепко он подружился с одним воспитанником. Вообще он мало с кем дружит, но с этим у них завязалась тесная и продолжительная дружба: они вместе шалят, вместе сидят на парточке и говорят, что когда один отвечает, другого учитель заставляет поправлять. Нередко они рассказывают друг о друге разные курьезные случаи, безобидно подшучивая один над другим. Помню я, как однажды Иван смеялся, рассказывая мне о том, что у его друга еще с первого года сохранились все кончики карандашей, им исписанных, на которых он повырезывал ножиком имя и фамилию свою и все сохраняет в отдельной коробочке. Тут же был и этот друг; он замахал рукою и в свою очередь начал рассказывать тот, сделавшийся впоследствии общеизвестным, факт, когда на вопрос учителя, отчего он не подстригся, Иван отвечал, что фельдшер давно приходил. Я заметил, что по лицу Ивана пошли особенные, темные полоски, а в глазах загорелся недобрый, зловещий огонек. «Да то̀ я так сказал, а он уже и смеется», – проговорил Иван несколько подавленным голосом, в котором явно прозвучала неприязненная нотка. «Не говори, а то Иван уже сердится», – сказал я. Он задвигал ногами, начал улыбаться, но больше не разговаривал. Такие минуты у Ивана часты, но он их подавляет в себе. Нередко они налагают черную тень на его слабую душу, – он становится вялым, рассеянным. «Иногда, – жалуется он в дневнике, – находит на меня какая-то вялость и тогда не хочется ничего делать. Это бывает, когда я например вспылю, а потом подумаю об этом, что из-за такого пустяка вспылил; иногда и работы выходили потому плохо; меня назначают на одну работу, а мне хочется идти на другую и я сам на себя сержусь, а понятно, – при нехорошем настроении трудно и работать хорошо. Потом, если я например старался поступить в кружок, потом опустился и опять почувствовал любовь к кружку и пойду к кому-нибудь из кружка, а он начинает говорить о прежнем, что я не хорошо делал, что опустился, я начинаю думать о прежнем, мне становится грустно и хорошее настроение уходит».

Эти строчки звучат несомненною искренностью, – и вообще он искренний мальчик: в этом же месте дневника он заканчивает: «большею частью я переставал стараться поступить в кружок, потому что мало любви чувствую». Конечно, это во всем у него играет главную роль; будь он мальчиком горячо любящим, никакая неразвитость, ничто другое не гнало бы его за скамейку и не отчуждало от окружающего мира, а то-то и главное, что мало в его душе любви и поэтому он чрезвычайно шаткий и неустойчив в своих стремлениях: в одну минуту его видишь горячо взволнованным, открытым, с сияющим лицом и глазами, словно горячий солнечный луч яркою, озаряющей волною пробежит по его душе и осветит все её темные уголки; через некоторое время он опять разбит, луч погас за хмарами, – он опять угрюмый, дикий, трусливый ребенок, с тупым выражением на лице, опять уголки души заполняются серою, безразличною мглою.

Иногда, хотя впрочем редко, на него находит чувство одиночества. Это бывает особенно тогда, когда в кругу или на совещании сделают ему выговор. 20 ноября в кругу старшина заявил о нем и о другом, что они не хорошо относятся к товарищам, Николай Николаевич говорил им довольно строго и после круга он записывает: «мне было очень грустно, что мною теперь недовольны; я сознавал, что не хорошо делал. Я хотел, чтобы этого настроения совсем не было у меня и начал читать книгу, но это нисколько не помогло; я хотел поговорить с кем-нибудь, но Старший Кружок ушел в дом к Николаю Николаевичу, а Младший собрался, и я остался с таким тяжелым настроением. Я вошел в класс, там никого не было, и я остался один, начал думать о том, что и тот товарищ также не хорошо поступил, и его теперь в Младшем Кружке уговаривают, приводят к хорошему настроению, а я... я один, никто меня в эту минуту не поддержит, на сердце так тяжело и этого никто не знает; как бы я был рад, если бы и ко мне кто пришел, я б ему сейчас открыл свое сердце. Все было тихо в классе. Мне стало что-то так грустно, что я положил голову на парточку и заплакал». И такое настроение у него быстро не проходит, нет у него той силы, при которой он бы сразу сбросил с себя тяжесть и заставил бы себя быть иным. Он часто совсем отдается такому настроению, оно им овладевает совершенно и гонит его вдаль от всех, куда-нибудь в темный угол.

Я попросил его описать мне свой характер и он написал мне целое сочинение, в котором описывает, как он познакомился с одним мальчиком Мишей; в лице этого мальчика он и описывает себя; он пишет много интересного об этом мальчике. «Если Миша не чувствует любви ни к кому и ему грустно, и в это время идет его старший или же воспитатель, так он покраснеет и не может посмотреть им в глаза и старается уходить, чтобы его никто не видел; это зависит от того, что ему кажется, что все видят его нехорошее настроение и ему становится стыдно. Он замечательно какой застенчивый, так например, если находится между незнакомыми людьми, то непременно станет где-нибудь в уголку и стоит, не говоря ни слова. Если он увидит толпу веселых, оживленных товарищей, он зайдет и с одной стороны и с другой, и никому ничего не скажет, тогда, походивши вокруг, станет где-нибудь в уголке, чтобы его не видели, и заплачет.

Если в ту минуту подойдет к нему кто и скажет ласковое слово, обняв его, он сначала больше еще начнет плакать, а потом, когда уже увидит, что никто ему не делает выговора, так совершенно переменится, сделается радостным и живым мальчиком. Потом, если он, например, не поступил в кружок и к нему относятся за это строго, всегда выражают неудовольствие против него, так он никогда не бывает настроен хорошо, всегда ему думается, что все недовольны им, и он только для того, чтобы не были дурного мнения о нем, скажет и неправду, скажет, что чувствует любовь ко всем, хорошо вообще настроен, а в самом деле чувствует себя плохо. Если же он радостный, то не может быть, чтобы не сказал этого никому; и то время он сделается оживленный такой, бежит почти к каждому члену кружка, подходит, обнимает его и выражает ему свою радость».

Из этого отрывка видно, что он мальчик далеко не тупой, но только с очень слабою душою. Во многих случаях я даже замечал, что он очень чуткий и впечатлительный. Как-то однажды, еще во время занятий, прочел я ему свое сочинение, где описываю одного мальчика – Гришу лунатика; пишу о том, как мы дружили с ним, как он убился, сорвавшись с колокольни, и при этом описываю его характер. Ивану этот рассказ сильно врезался в память. В дневнике его отмечено: «23 ноября. Вечером, ложась спать я все думал о Грише, которого описал мой старший в сочинении. Он предо мною, как живой, я так представляю его и он мне очень нравится, главное, что он такой добрый. Я его представляю, как он летел по небу с другим мальчиком очень хорошим». Для него уже Гриша стал чем-то близким, чуть ли не живым существом. Точно также на него действует музыка. В дневнике за 28 ноября читаю: «Сегодня мы ходили в дом к Николаю Николаевичу, он играл на фортепиано. Замечательно, какое хорошее впечатление произвела на меня эта игра. Когда играют на тонкие голоса, то мне представляются маленькие, совершенно невинные дети, которые летают на белых крылышках в каком-то прекрасном саду и поют своими звонкими голосами песенки».

О Мише своем он пишет, что «хотя он вообще и мало развит, но очень любит музыку и поэзию». Об этом же часто он пишет и в своем дневнике. Образчиком может послужить отрывок за 30 октября. «После обеда я ходил на прогулку далеко в лес. Погода была очень не хорошая, – ветер так и резал в лицо. Из снега еще была видна зеленая трава; взглянув на эту траву, мне вдруг вспомнилось прекрасное лето, вспомнил, как я полол свеклу, солнце тогда так ласково грело и я так бы теперь желал, чтобы и опять возвратилось лето. Я постоял на канаве, как будто ожидая, что сейчас исчезнет снег, но нет, сколько я ни стоял, все по-прежнему высматривала так жалобно травка, как будто просила помощи. Я подумал, сколько и людей так погибает от разных причин, и мне стало очень грустно, что-то так сильно сдавило мне сердце, что я не могу и представить». Он впечатлительный, но эта впечатлительность часто заглушается в нем трусостью, рассеянностью, мелким, недобрым чувством, и он чаще выглядывает угрюмым, забитым и очень жалким ребенком. Когда проблески доброго чувства сгоняют с его лица неподвижность и тупость, и его некрасивое личико с широкими ушами начинает очень симпатично и открыто улыбаться, он становится искренен, сердечен и разговорчив. В такие минуты он от души смеется и часто так громко и неудержимо, что некоторые сравнивают его с фонтаном.

Последнее время он более устойчив в добром настроении; незадолго перед отпуском он говорил с Младшим Братским Кружком и был очень светлым; горячий, светлый луч опять осветил уголки его души. Он мне рассказывал с большим увлечением, как хорошо его приняли, как окружили его и как ему казалось, что он где-то в прекрасном мире, окружен прекрасными ангелами и ему было так хорошо, что, кажется, и не уходил бы оттуда. Записывая дневник за этот день, он говорит: «Сегодняшний день мне показался торжественным праздником» и прибавляет с некоторою, совсем несвойственною ему, свободою: «А почему? Потому, что на душе праздник»... Сколько при этом тревоги и волнения прошло по его робкому сердцу и дум в голове! Он при всяком мелком случае страшно волнуется. Когда его выбирали в хор – целые два дня он только и говорил об этом. Теперь в нем больше света и теплоты. Со мною он до некоторой степени близок, но только до некоторой степени; все-таки и теперь его связывает какая-то неуверенность и робость, хотя теперь он несравненно смелее. 19 декабря на литературном вечере он даже вышел петь перед публикой: «сяду я за стол» и притом с «дрожью», как после говорили, в голосе. Воображаю, сколько опять он дрожал и волновался16.

Характеристика младшего, читанная в собрании Старшего Братского Кружка

5 января 1894 г.

Первый раз я увидел А. в этом году первого августа. Почему-то особенно прочно врезалось в моей памяти то мимолетное впечатление, которое я получил тогда от него.

Как сейчас я вижу его на дорожке в толпе кандидатов; мне он тогда показался несравненно выше, чем он есть на самом деле; вероятно слишком маленькие были его окружающие. Он был в простой серенькой рубашке, в большом картузе с длинным козырьком, из-под которого очень бойко (как мне тогда показалось) выглядывала пара серых глаз, из которых один был мутный и с белым пятнышком посредине. Но он выглядывал далеко не несчастным слепцом, с другими он был несколько дерзок, подтрунивал над теми, кто не решил задачи и победоносно переходил от одной кучки к другой. Я помню, как они стояли возле парадного крыльца с братом (учителем). Тот спрашивал его: «Ну, а ты ж как решил?» – «А то ж что, решил!» – отвечает он, поворачиваясь в сторону. На меня да и на некоторых других он произвел впечатление «отъявленного бурсака».

Экзамен он выдержал хорошо и его приняли. 4-го августа на литературном вечере он продекламировал несколько басен, странно как-то кивая головой и выкрикивая фразы тоненьким резким голосом. Многие смеялись и говорили, что «это смелый!». Кто мог подумать в то время, что этот «смелый» предыдущую ночь горько плакал в темном сарае? Это я узнал совсем недавно: он рассказывал мне, как они ночевали на хуторе в сарае и как один мальчик смеялся над ним и говорил, что «А. никуда неспособен, так как у него глаз порченный». «Это так тяжело на меня подействовало, – говорит он, – что я лег на солому и долго-долго плакал...»

Его поместили в кружок П. Говорят, что первое время он дурно относился к соклассникам; я совсем незнаком с этим периодом его жизни; другие, сколько я ни расспрашивал, сообщили мне так мало, что я ничего не вынес из их ответов, кроме того, что он вообще первое время был нехорошим мальчиком. Сам же я нс был близко знаком с ним и видел его только по временам. Одно только помню, что первое мое впечатление о нем, как об «отъявленном бурсаке», скоро рассеялось совершенно, когда я видел его робко проходящим по коридору; мне он, наоборот, казался часто очень забитым, робким и несчастным, и мне становилось очень жаль его.

П. относился к нему, кажется, довольно холодно, хотя в своих дневниках он и называет его «своим другом старшим», но он мало его любил, больше боялся.

За столом всегда сидел вытянувшись в струнку и был очень неразговорчив. По крайней мере, сколько раз я ни сидел за их столом, ни разу не слышал, чтобы этот мальчик проронил хоть одно слово. Сидел он почти всегда скрестив на груди руки, прямо подняв голову и вечно устремив глаза в одну какую-нибудь точку. Если его кто спрашивал или просил какой-нибудь услуги, вроде того, чтобы он подал кружку с водою, он механически подавал кружку и не отвечал, а сам опять скрестит на груди руки и уставится в одну точку. Какое-то бессмысленное выражение было почти всегда на его некрасивом, изрытом оспой, с синими, почти черными пятнами, лице. Мне казалось иногда, что П. относился к нему небрежно. Когда они, разговаривая, ходили по коридору, я не раз видел, как фигурка А. быстро шагает за ним, робко заглядывая ему в лицо с боку, и он все время смотрел куда-то вперед. Раз мне пришлось присутствовать при их объяснении. Я читал в зале какую-то книжку, дверь была настежь отворена, и так как я сидел перед самою дверью, то мне было видно все, что происходит в коридоре. Как раз в то время они шли по коридору и мне показалось очень странным, как они шли; А. возле одной стены, а П. возле другой и оба опустили головы. Вошедши, они стали у окошка, недалеко от меня; П. прислонился к степе, а А. стал поодаль с видом подсудимого, вытянувшись перед ним и робко переступая с ноги на ногу. П. сделал ему выговор за то, что он неисправно писал дневник, а потом повернулся и ушел в свой класс, а А. следом в свой. Вся эта сцена меня необыкновенно поразила, но еще больно поразило то, что на другой день П. говорит, что он очень доволен А. Впоследствии я убедился, что мнение его чрезвычайно изменчиво, под одну минуту он высказывал, что очень доволен им, под другую говорил, что «А. это сфинкс неразгаданный», а под третью настойчиво доказывал, что «это очень, очень трудный характер, – один из самых трудных в школе». Одним словом, из его слов я ничего не мог вывести и видел только, что А. очень жалкий мальчик.

Скоро обстоятельства изменились и вышло так, что этот «сфинкс неразгаданный» сделался моим младшим. Случилось это 5-го декабря, когда П. был исключен из Старшего Братского Кружка. В дневнике своем А. рассказывает об этом так: «Декабря 5 дня. Сегодня я встал, как только позвонил колокольчик, и мне было очень грустно, так как я думал, отчего ото вчера мой старший В. П. плакал. Вечером меня позвал Ф. в коридор и сказал: «К какому ты старшему хочешь перейти?». Мне стало грустно, я спросил: «Зачем меня переводят?». Он сказал: «Скоро узнаешь!». Я сказал, к кому я желал бы поступить. Еще до ужина мне рассказали почему меня переводят, я узнал, что старшего моего исключили из Старшего Кружка; мне очень, очень стало грустно, я даже заплакал; через несколько минут Николай Николаевич объявил, что старший у меня Р. Л.; я очень обрадовался и подошел к нему, он ходил по коридору, я с ним поговорил и мне очень весело стало».

Этот день я помню хорошо. Не знаю насколько действительно он желал поступить ко мне в кружок, хотя он и называл меня в числе тех, к кому желал перейти, но он произвел на меня впечатление очень сердечного мальчика. Перед этим я никогда не говорил с ним, за исключением единственного случая, когда однажды, вошедши в их класс, я попросил у него прочесть переложение, о котором мне рассказывали, как об оригинальной и смешной вещи. Действительно, в переложении том было несколько смешных выражений, вроде того, что «на небе не было ни облачка, ни тучки», над которым сам автор от души посмеялся при мне; тогда же я расспросил у него о его домашней жизни; он охотно мне рассказывал о своих родных, о Глухове и о многом, только всё смущенно улыбался и поглядывал на меня снизу. 5-го вечером, как только услышал от Николая Николаевича, что его перевели ко мне, он сейчас же пришел. Я, как он и пишет, был в коридоре. Он подошел ко мне очень уверенно, обнял меня рукою, прижался своей головкой и проговорил тоненьким голосом, смотря прямо в глаза: «Ну?». После я слышал от него это «ну» очень часто, первое, что он обыкновенно говорит, приходя ко мне, – это «ну?», потом засмеется мелко-мелко и потом уже начинает о чем-нибудь рассказывать. Мы ушли с ним в отдельный уголок и он лишь рассказал, как ему было грустно, когда он видел, что П. плачет и как ему теперь радостно. Он все время клал мне голову на грудь, смотрел мне в глаза и в лице его было много света, который совершенно скрашивал всю его действительную некрасоту. Даже попорченный глаз, с большим пятнышком посредине, светился особенным хорошим огоньком и заглядывал мне прямо в душу. Мы с ним сразу как-то очень близко сошлись. Я назвал его «Алексашею», погладил но головке, сказал, что мы с ним будем жить очень дружно, и мы, поцеловавшись, разошлись. Он быстро пошел в свой класс, кивая головой и все время оглядываясь назад.

После молитвы он постучал в наш класс и, вызвав меня, пожелал спокойной ночи. После этого дня мы прожили с ним вместе около двух недель. 20 декабря он уехал уже в отпуск. За это время я довольно коротко с ним познакомился. Мальчик он нельзя сказать, чтобы глупый, но нельзя сказать также, чтобы был очень далек. Кругозор его знаний и мыслей очень ограничен. Книг он прочел очень немного, хотя прочитанное помнит очень хорошо и нередко рассказывает другим; особенно нравится ему «Охотники за черепахами» Майн Рида; книгу эту он читал еще дома. Рассказывая, он переводит все на свой язык, часто то повышает, то понижает голос, переходя от резких выкриков к какому-то таинственному шепоту, причем почти все пересыпает разными вставочными фразами, как напр., «там было ой-е-ей, как страшно». Рассказы его бывают довольно живы и уморительно смешны. В классе он занимается плохо. Учителя говорят, что у него мало способностей. В журнале ему поставлены две единицы и две двойки. Последнее время он начал заниматься лучше. Особенно трудно дается ему математика, на которую он часто жалуется в своих дневниках. А как он эти дневники пишет!... Редкость, и большая редкость, если между тщательно исписанными страничками удастся найти хоть маленькие проблески мысли и чувства.

Большею частью они заполнены тем, как он умывался, когда звонил какой колокольчик, как он пошел воды пить и т. п. Между прочим в одном месте у него записано объяснение молитвы Господней, очень оригинальное объяснение; он пишет: «Николай Николаевич велел нам сесть и мы сели, – он начал разъяснять нам молитву Господню: Отче наш – отец наш; иже еси на небесех – Ты, который живешь на небесах. И не введи нас во искушение – не допускай нас до искушения, как-то: дьявольского подстрекательства, потери имущества, пожары, болезни. Но избави нас от лукавого – лукавый – бес, сатана»17.

Многое из объяснений для него совсем непонятно и он как-то мало интересуется этим. Часто на беседах ему становится дремотно, он с трудом таращит глаза и многое пропускает. «Сегодня, – записано у него за 29 октября, – мне очень хорошо было, когда Николай Николаевич разъяснил 5-ю главу от Иакова, но я мало понял, потому что я спать хотел». То же самое встречается в дневнике за 12 ноября: «во время чтения Апостола (так он называет чтение по пятницам ), мне очень хотелось спать, и чего это мне так спать захотелось?» Чаще же всего его дневник представляет полный, бессвязный винегрет отдельных фраз и отрывков, вроде следующего: «Октября 28-го. Когда пришли с прогулки, я желал, чтобы скорей начались занятия. Во время вечерних прогулок мне не хотелось, чтобы моего друга старшего побороли; вечером я очень желал писать дневник; во время прогулок я не хотел быстро идти» и т. д. И таким образом почти каждый день. При этом собственные имена пишет полно, так напр. Якова Федоровича он везде называет «Иаковом Феодоровичем».

Ум его очень мало развит, да и от природы не особенно богатый. Мы с ним прожили две недели очень дружно. Главное, что оставило во мне особенно добрые воспоминания, это то, что он всегда был передо мною открыт, и я постоянно видел его настроение. Тогда как от отношений между мною и другими младшими веяло некоторою официальностью и стояла какая-то граница, через которую переступали только иногда и то только в некоторой степени, с Александром ничего подобного не было: у нас с ним образовался особенный, тесный, интимный мир.

Сейчас же на следующий день утром, едва я успел встать, он уже был возле моей койки. «Ну что, Саша?» Он смеется: «Ничего, только сон страшный снился...» Он мне рассказал длинный, какой-то страшно запутанный сон, потом начал просить меня, чтобы его койку перенесли в нашу спальню и поставили возле моей. В нашей спальне было тесно и так, и я не мог исполнить его просьбу. После этого он чуть ли не каждый день приходил ко мне с этою же просьбою, и так как я представлял ему невозможность это сделать, то он с каждым днем изобретал все новые и новые проекты, как можно б было того-то выселить из нашей спальни, того переселить и тогда получалось одно свободное место. Но я сказал ему, что до Рождества пусть поспит в другой комнате, и после перенесем его кровать в нашу спальню. Он успокоился, хотя всё еще по временам говорил, что «ему одинокому спать очень неприятно». Во всем этом мне понравилась та настойчивая энергия, с которою он добивался «переселения». Другой бы и оставил в покое, а он не оставил. В первый же день он поразил меня своею веселостью за столом: я никогда не ожидал, чтобы этот неподвижно сидящий мальчик, каким я его почти всегда видел за столом, был таким живым и веселым. Он поправлял С., если тот горбился, рассказывал анекдоты и весело смеялся над остротами других, не разбирая остры или нет. Когда острили на его счет, повторяя фразы из тех басен, которые он декламировал, он краснел и иногда говорил: «Ах ты ж!»... тому, кто подтрунивал над ним, но не видно было, чтобы его это задевало.

Он был весел и в другие дни и нередко сам подшучивал над собою. С. однажды очень интересно стало, видит ли он слепым глазом и он спросил его: «как тебе кажется, если ты затулишь правый глаз?». Он посмеялся над «затулишь», причем посмотрел на меня, не осужу ли я его за это, и рассказал, что левым глазом он тоже видит предметы, только смутно. «А если смотрю обоими, – продолжает он, – то у меня двоится, т. е. значит вместо одного предмета я вижу два. Вот я вижу две ложки, двух С., две чашки. Если же я положу ложку сюда, другая убежит влево и вот уже где станет, если еще положу влево, другая еще дальше убежит... вот она, – пошла, пошла, в гору... в гору... – (тут он довел пальцем до края стола) – и бух в канаву... прощай хозяйские горшки!»... Тут он засмеялся и так смешно закачал головой, что все тоже засмеялись. За столом он часто оживлял других. Вскоре после этого в одно из воскресений он подходит ко мне опечаленный.

«Что с тобою, Саша?» – спрашиваю его. «Мне грустно теперь», – отвечает. «Отчего ж тебе грустно?» – я приласкал его и он заплакал. «На разговорах у меня Николай Николаевич ничего не спрашивал» (в тот же день маленькие собрались отдельно и Николай Николаевич объяснял им какую-то молитву). – «Отчего ж тут грустить, ну не спросил, значит видел, что ты внимательно слушаешь, и больше ничего». Он утешился.

Наконец он заболел. Это случилось тогда, когда в школе распространилась инфлюэнция. Я часто посещал его и много времени проводил на его койке. Когда я приходил к нему, он говорил, что ему скучно одному лежать в спальне и что мало кто его посещает. В тот же день, когда он говорил это, вечером я привёл к нему почти весь его класс; оказалось, что многие из них к нему приходили по несколько раз. Мне не понравилась такая требовательность с его стороны, и когда он мне другой раз говорил, что я редко прихожу к нему, я сказал ему, что он много требует, как то сам дает... После этого он очень загрустил и мне пришлось его утешать. Вскоре я заболел в свою очередь, а он начал выздоравливать, и меня нередко глубоко трогала та сердечность, с которою он относился ко мне в это время. Часто он приходил ко мне рано утром, закутавшись в полушубке, наклонялся надо мною и начинал говорить своим ослабевшим голоском: «Ну? поправляйся, видишь я уже встал, поправляйся и ты... Ишь заболел, тебе нельзя болеть, тебе надо заниматься и писать стишки, поправляйся, а то я тебе»... – «Что ж ты мне сделаешь?» – «Нет, нет, ничего... – спешил он, – я только так»...

На первом же литературном вечере после того он продекламировал несколько басен. Говорить перед публикой он не стесняется и ему было только неприятно, что приходилось выходить в валенках. Голос его после болезни был еще слаб и он говорил не так звонко, как в прошлые разы. Ему громко аплодировали и находили, что на этот раз он говорил вообще талантливей. Когда он стоит перед публикой и декламирует, по крайней мере на меня, он производит впечатление совсем другого, чем я его знаю. Не знаю, может быть это остаток того первого мимолетного впечатления, которое я вынес от него впервые в августе, но его ударения на некоторых фразах, особенно когда он говорит басню «Свинья под дубом», у меня всегда вызывает какое-то гадливое чувство; я видел, что и некоторые другие в это время морщатся и закрываются рукою. Но он бывает всегда сердечно рад, если ему удастся доставить другим удовольствие и он декламирует охотно, что видно из его дневников. 12 декабря он пишет: «Сегодня я очень хотел говорить на вечере, но мне нельзя было выходить и мне было очень грустно. Но вечером фельдшер позволил, и я говорил четыре басни и был очень, очень рад»... Вообще он общительный и простой.

Работал он старательно. Я видел, как он чистил свеклу: стоит несколько в сторонке от других и всё чистит молча один бурак за другим.

Правда, тогда он был робок, сторонился других, – теперь этого совсем нет, – с некоторыми он очень дружит, между прочим с М.; он его обнимет, подложит ему голову под руку, а М. положит ему руку на плечо и так они часто ходят по коридору. Он очень жалел, что его не позвали в Младший Кружок, когда звали других из их класса, хотя с членами Младшего Братского Кружка он не сближается и только теперь с некоторыми начал сходиться.

Перед отпуском, в нём было прошла черная полоска; в своем классе он с некоторыми перессорился; не помню кого-то он толкнул нечаянно, тот ему заметил и А. на весь класс начал объясняться. На него были недовольны. К этому прибавилась чрезвычайная его распущенность. После этого он несколько времени не приходил ко мне и за столом был молчалив, а когда я смотрел на него, он старался избежать моего взгляда и так терялся, что за каждым разом проливал много из ложки на стол. Скоро образовалась целая лужа, стол у нас наклонный, и все это полилось мне на колени. Я спросил у него: не дырявая ли у него ложка; он страшно покраснел, положил ложку и закрыл лицо руками, так и просидел до конца ужина. После ужина приходит ко мне робко, нерешительно и спрашивает: «Ты на меня недоволен, Р.?» Я сказал, что недоволен за его неряшливость и спросил, что с ним такое сталось за последнее время. Он обнял меня и громко заплакал. Вероятно все эти неприятности тяжело налегли на сердце. «Ну не плачь, Саша, лучше расскажи мне, что у тебя на душе», – я приласкал его и он рассказал мне, что ему всё время было тяжело, что он рассорился с С., с которым раньше был в хороших отношениях, за то, что тот в классе рассказывал об его распущенности, между тем, как все это было неверно. Он просил меня помирить его с С. Я их помирил, и Александр опять стал веселым и разговорчивым.

Особенно рад он был, когда, наконец, его кровать перенесли в нашу спальню на место исключенного Н. Первый вечер он был так весел, что, ложась спать, начал даже шуметь. «Смотри, Александр, а то в черную книгу запишут», – сказал я ему. – «Ну! за что?» – «А за то, чтобы ты не шумел после молитвы...» – «Ой-е-ей!» – проговорил он и закрылся одеялом.

Недавно он уехал в отпуск. Прежде чем уехать, он пришел ко мне проститься. – «Как же мне дома вести себя?» – спрашивает он у меня. «Я не могу тебе дать рецептов для каждого случая, а как вообще вести себя дома Николай Николаевич говорил вам подробно в кругу, помнишь?» – «Да, то я помню... и больше ничего?» – «И больше ничего, будь добрым и честным воспитанником и всё». Мы поцеловались и он вышел за дверь с узелком под рукою, но потом приотворил ещё дверь и крикнул: «Ожидай, я тебе письмо напишу...» Я люблю Александра, и мне приятно ожидать и его письмо и его самого.

Характеристика младшего, читанная в собрании старшего Братского Кружка

5 января 1894 г.

В мой кружок поступил он в тот день, который был днем вступления моего в Старший Братский Кружок. С первого же дня он полюбил меня и сильно привязался ко мне. Каждый день вечером, когда только было свободное время у меня и у него, он приходил ко мне и совершенно откровенно рассказывал мне, как он прожил тот день, какие у него были мысли и чувства и что его интересовало. Его откровенность, любовь ко мне заставила меня еще больше полюбить его; говорил он со мной, совершенно забывая себя, как будто бы говорил о ком другом; рассказывал, все что было с ним в течение дня. Это служило и мне большою поддержкой и даже в минуты лености духовной заставляло проверить себя и исправить свои ошибки; больше всего напоминало мне обязанности старшего друга.

Из частных разговоров с ним и наблюдений над обыденною его жизнью я убедился, что он мальчик любящий, сердечный, отзывчивый и вдумчиво относящийся к своей жизни. На работе он показал себя трудолюбивым, аккуратным и выказал серьезность мальчика взрослого, понимающего значение труда. Его задумчивое лицо серьезно, сосредоточено, и как будто он постоянно занят мыслию, как бы скорее, тщательнее и лучше сделать то, что ему поручено; он не всегда бывает весел, но на лице его не трудно прочесть, что он увлечен работой и работает не без удовольствия. Работает он энергично, но никогда не суетится понапрасну и не делает, как попало, чтобы бежать впереди других; в его движениях видна рассчитанность и уверенная медлительность, ровность, степенность, как выражаются товарищи. Суетиться он даже как будто и неспособен, но если нужно, способен вынести и очень большой труд.

Вообще вся его фигура не суетливая; походка тоже отличается самоуверенностью и медлительностью; идет не торопясь, медленно, во всем видно, что он мальчик из крестьянской, мужицкой семьи. Наружность его, движения мало изменились, отесались, в них осталась мужицкая медлительность и мешковатость; выработать в них красоту он особенно не старается, но по отношению к своим вещам, к одежде, он, можно сказать, очень аккуратен, в его парточке идеальный порядок всегда; ему приятно расставить всё в порядке и украсить цветами и картинками.

Умственно он развился очень мало и считается неразвитым в своем классе; науки его почти не интересовали, что прямо свидетельствует о его неразвитости, даже язык его, привыкший к малороссийскому выговору, с трудом выговаривает русские слова самые обыденные. Он настолько отстал от своих соклассников, что и на уроках, что другому легко понять, то ему дастся с трудом и требует изрядных усилий. Кроме того и способностями хорошими он не обладает, нет у него остроты и живости ума. Учится плоховато, даже несколько раз о нем заявляли в кругу, что им недовольны учителя. Нельзя сказать, чтобы он ленился, этого в нём нет; к малоспособности у него присоединяется какая-то безотчетная неуверенность в себе. При первой неудаче он решает, что не может выучить заданный урок, и сидит на подготовке в полной уверенности в непреодолимости затруднения. После того, как заявили о нём в кругу, что он воображает, что не может учиться, я объяснил ему значение науки для христианина и неосновательность такого отношения к ней с его стороны, он перестал воображать, что не может учиться и думать на уроках, что его выключат из школы, а стал внимательно слушать и теперь учится гораздо лучше, чем в начале года; пишет все-таки безграмотно и особенно плохо выражает свои мысли, как в дневниках, так и везде; правильно по-русски говорить не умеет совсем.

Предмолитвенные беседы его очень интересуют, он переживает то, что говорится на них. Когда есть свободное время, он читает священное писание; Евангелие он прочел несколько раз; оно привлекает его к себе; когда ему грустно или нечего делать, он берет Евангелие и читает, объясняет его себе; проверяет им свою жизнь, и отношения свои к братьям... Он находится в Младшем Братском Кружке около года. Братьев своих он искренно любит, и когда радостно у них на собрании, когда их беседа задушевна, он весь пылает радостью, его задумчивое смуглое лицо светлеет и надолго остается таким. Часто он передавал мне о своих впечатлениях и на собраниях, так подробно и с таким чувством, как сделать бы он не мог, если бы не переживал того, что было в кружке, не участвовал в нём сердцем.

Хорошие отношения к нему братьев очень дороги для него, и он сознает, что они не заслуга с его стороны, что одна любовь может привлекать к себе любовь и объединять умы и сердца, и что любовь эта – дар Божий. Он считает себя чрезвычайно счастливым, что находится в нашей школе и имеет так много любящих братьев в кружке, с которыми может поделиться мыслями и чувствами и постоянно найти в них любовь, сочувствие и утешение. Равнодушие некоторых членов кружка к своему положению возбуждает в нём жалость к ним, потому, что они лишены счастья быть в любовном общении с братьями, что их сердце так холодно, что остается неотзывчивым на любовь. Он и заговорит с ним, но если придется убеждать в чём такого товарища, он тут оказывается слабым, благодаря своей неразвитости и неумению убедить, в чём он желает, логично доказать неправому; он просто скажет: «Мне кажется, что это нехорошо», но для людей с таким настроением это далеко не убедительно. Этим он, однако, не ограничится, если тот с ним не согласен, и если он уверен, что-то было нехорошо, он поговорит об этом или со мною, или с его старшим, призовет нас на помощь. Если таким образом удастся ему убедить брата в его неправоте, он бывает очень рад. Случалось, что к нему в таких случаях грубо относились, но он не обижался на это. Сам он старается поступать так, чтобы не опозорить Братского Кружка своим поведением.

Обидчивость его и детская капризливость хотя иногда и служили помехой его добрым отношениям к братьям, но не надолго; вообще он незлопамятный и всегда старается поправить свои отношения с братом по кружку. Однажды он обиделся на учителя за то, что он не освободил его от спевок, несмотря на заявление, что у него пропал голос, и сказал, что сам больше не пойдет на спевку. Это было за столом, и я сделал ему строгий выговор. Это была необдуманность, могущая послужить соблазном для других; он потом каялся в своей необдуманности и в том, что допустил в себе такие чувства к учителю. Были также случаи, когда он вдруг из светлого делался мрачным и как будто равнодушным. Это были минуты, когда в нем вспыхивала гордость, – тогда он становился обидчивым, капризным, и даже глухим для братских чувств. Так, когда заявили о нём в кругу, что он желал учить отдельно уроки по геометрии, он так обиделся, что дня три ходил мрачным, обособленным; ему казалось, что о такой незначительной сравнительно вещи не стоило бы и заявлять. Когда собирался Младший Братский Кружок, он и там оставался таким же, не отдавался той братской радости, которая светилась в них и объединяла их. В продолжение двух дней, он не приходил ко мне и не сказал мне ни слова о том, что было у него на душе. Когда я спросил, что с ним, он отвечал, что и сам не знает, почему ему ужасно неприятно и почему он не мог поговорить ни со мной, ни с кем-либо из братьев по кружку. «Меня как будто что-то отталкивало, не позволяло подойти к кому бы то ни было, я все думал о себе, о том, что мне заявили». Конечно, это была вспышка гордости, которая в нём иногда проявляется – и которая в тот раз затмила свет его души и вытеснила на время любовь. Я долго говорил с ним, – объяснил подробно ему, что могла сделать с ним его обидчивость, что она могла совсем отдалить его от всех – и сделать его одиноким, живущим особняком. Оба мы заплакали. Он очень жалел о том, что допустил себя пасть до подобного настроения.

После того, он несколько раз приходил благодарить меня и всё просил извинения, что оскорбил меня своим равнодушием. Подобного не было больше ни разу, но я думаю, что он способен поддаваться дурному чувству, потому что он ещё ребенок в этом отношении, – характер его не установившийся, не окрепший. Во всяком случае он мальчик с доброй волей и со многими добрыми задатками, которые в нем разовьются и окрепнут со временем. Трудолюбие, доброта, простота сердца и откровенность – главные черты его характера. Со мной он по-прежнему в очень хороших отношениях и много раз выражал мне горячую любовь.

Он любит Братство и радуется, что имеет возможность поступить в него, эта мысль восхищает его. И можно надеяться, что он выйдет из школы способным поступить в него.

Характеристика, читанная одному из членов Старшего Братского Кружка

20 июля 1888 г.

Дорогой о Христе Брат наш, возлюбленный Илья!

Вот что мы, как искренние братья, находим нужным тебе высказать.

Помни, Илья, что вечный дух имеет много свойств.

Таинственны и чудны эти свойства; не забывай их всех для одного; не нарушай гармонии души; холодными расчетами ума не ледени святых порывов вдохновенья. Разумное сознание в тебе – одно из многих свойств божественного духа. Не забывай, что мозг лишь чудная машина в бренном теле, слуга земной одного из многих свойств души. В тебе, Илья, машина мозга действует исправно, сознание имеет сильного и ловкого слугу. Не забывай про то, что мозг – слуга, машина мертвая, слуга живого духа. Пусть дух живой парит высоко и свободно, свободно выбирает цели для ума, тогда здоровый мозг слугою будет честным и службу добрую сослужит для добра. Но если ослепленный блеском впечатлений, любуясь блеском образов накопленных в мозгу, свободный дух унизится до рабства, рабом и будет сильного слуги. Слепой блуждая в массе впечатлений, не понимая более ни правды ни добра, забыв, что дух вносил порядок, смысл и стройность, от мертвой машины он будет ждать того, что должен дать ей. В машине лишь хаос материи и оттисков с натуры; свободный дух разумно выбирает, систему стройную разумно созидает и Царство Божие во прахе он творит. Но если дух державную свободу на цепи рабства хочет променять и руководство волею своею машине мозга вздумает отдать: хаос материи родит хаос ума, вселенная предстанет пред тобою, как бесконечное, взволнованное море и захлебнется дух в волнах духовной скорби.

Брат Илья! Ты более живешь умом, чем верой и любовью. В тебе преобладание ума мы порицаем.

Будь властелин, пусть вера и любовь стопы твои направят на добро; не доверяй холодным, мрачным образам в уме; из мертвой материи не сотвори себе кумира; для духа вечного державную свободу сбереги. Твой дух так поглощен работой мысли; в клетках мозга так ярки оттиски с натуры, и дух твой эти оттиски так любит созерцать и сравнивать и в группы новые слагать, и пестрые венки из образов сплетать, что нет в тебе потребности общения с другими; ты любишь одиноко в тайник души замкнуться, несносна для тебя помеха в этом деле и созерцание в себе работы мысли ты ставишь выше братского общения и даже выше ласки любящей души.

Брат Илья! Мы порицаем в тебе обособленность, доходящую до холодной отчужденности. Она причина холодных отношений ко многим братьям о Христе; она причина несоответствия твоих чувств с горячими, добрыми чувствами во имя Христа принятого тобою брата и товарища Д.; прискорбного чувства нетерпеливого недовольства в ответ на ласку искренней любви. Брат Илья! пользуясь работой мозга, не завлекайся ею свыше меры, не предпочти ее общению с братом, сокровищу любви к тебе живого духа.

Твой дух так поглощен работой мысли, что временами оттиски с натуры в твоей душе, бывает, сознание правды вечной затемняют. Ты веришь в Бога правды и любви. Ты должен верить, что Его и Царство, и сила, и слава были и есть и будут неизменно. И эта вера – свойство духа, таинственная память мироздания, сознание вечного закона бытия. Без этой веры нет разумной жизни, нет смысла в правде, разуме, любви. При этой вере нет места пессимизму и мрачному унынию души. Когда туман сомнения и печали на мозг накинет мрачный свой покров, лишь раб, отдавшись лютой скорби, поверив мозгу, Бога забывает, не видит разума в творении разумном, не видит промысла в инстинктах бытия, в любви разумной, минутах вдохновения не ищет отблеска иного бытия. Свободный дух парит над мраком впечатлений, туман скорбей земных у ног его ползет и, верой вознесен над временною мглою, в его душе, как солнце бытия, живет сознание разумности вселенной, разумной правды мудрого Творца и рая вечного ликующие звуки, где красота, любовь и вдохновение в одной торжественной гармонии слились.

Брат Илья! Бывает мрачно дух в тебе настроен; мы эту склонность к скорби порицаем. Свой дух от темных туч прискорбных впечатлений, как от пыли земной энергией стряхни, отдайся радости о Боге совершенной, отдайся радости о деле во Христе. Скорбь – знак сомнения; живая вера – радость духа.

Твой дух так поглощен работой мысли, что и добро ты больше сознаешь, чем любишь. Сознание добра не есть любовь, сознание это лишь выкладка ума, бесстрастная отметка впечатлений. Любовь одно из вечных свойств души; в живой душе подобие и образ Бога; живого Бога – вечная печать.

Твой дух так поглощен работой мысли, что ты следишь за ним, но им не руководишь. Сознание добра к исканию добра не приведет, и ты добра не ищешь, добро перед собой не замечаешь. Ты просмотри внимательно дневник, какою мрачною ты жизнь в нём отражаешь, как неумолимо строго ты бичуешь и как упорно о добре молчишь, какой холодный тон; как мало сердца!

Брат Илья! Мы порицаем в тебе равнодушие к добру. Чем более добро ты сознаешь, сознать способен, тем менее простительна холодность. В нашей жизни разумной радости и светлых впечатлений много, но ты за пятнами не видишь солнца, о пятнах лишь пространно говоришь, а кто б не знал, как светло солнце нашей жизни, со слов твоих увидел бы одно: сплошное черное пятно.

Брат Илья! Если бы нам брать с тебя пример, на этом слове мы б остановились; порицая все, что изложили, в тебе мы рядом видим и добро.

Ты вдумчиво относишься ко злу и строго зло повсюду порицаешь. Мы верим, дорогой наш брат, что эта чуткость на жизненном пути тебе охраной будет. И теперь ты рассудительно относишься к себе и жизни.

Мы горячо благодарим тебя за твой дневник; для всех для нас он может быть примером честной искренности. Если бы все вели такие дневники, мы много лучше знали бы друг друга.

Ты честно выполнил свой долг. Благодаря твоим заботам Д. теперь неузнаваем, он полюбил тебя, и ты сумел его направить на добро. Мы все тебе за то глубоко благодарны.

За рассудительность и честность мы тебя уважаем.

Последнее время мы с радостью замечаем, что ты успешно занимаешься внутреннею работою над самим собою. В тебе меньше холодной отчужденности и доброе чувство высказывается сообщительностью, ласковым обхождением. Ты начинаешь освобождаться от цепей, прежде вполне поглощавшей тебя работы умственной машины. Мы горячо приветствуем в тебе зарю свободы духа. Пусть воссияет светел и могуч державный властелин и повелитель тела. Тогда не омрачат твой дух земные впечатленья, за злом не скроется от глаз твоих добро. В душе твоей зажжется радость вдохновенья и воссияет живого Бога вечная печать.

Характеристика, читанная одному из членов Старшего Братского Кружка

25 января 1889 г.

Дорогой о Христе Брат наш, возлюбленный Григорий!

По Боге тоскует твой дух – и это добро. Но тоскует он не так, как тосковать прилично христианину, не так, как тосковать простительно среди друзей возлюбленному брату о Христе. Твоя тоска не страстная любовь к тому, на чем сияет отблеск Божий, не отдаешься ты порывам сердца, когда во тьме земного бытия блеснет святой огонь, как память неба. Твоя тоска – уныние, без веры, без надежды, без любви. Мы знаем, дорогой Григорий, что ты надеяться, и верить, и любить способен, но потухает все в твоей душе, когда уныние нисходит мрачной хмарой. Разумная тоска по Боге – память неба и страстная любовь к тому, что на земле Его напоминает. Изгнанник рая, ты на земле нашел руководителя и искренних друзей; ты можешь бодро совершить свой путь в долине плача и печали. Воспряни духом, оцепенение уныния стряхни, тоскуя обо всем, что на земле враждует с Богом, люби все то, что на земле о Боге говорит. И посетит твой дух живительная радость о том, что на земле служить ты можешь Богу и созиданию таинственного Царства, в котором всех любовь соединит.

Мы люди грешные; пороки, несовершенства, слабости ты нам прости; не унывай, хотя бы с нами жизнь и не была тебе отрадой; тебя мы любим, тебя зовём возлюбленным и братом о Христе; не отвергай руки протянутой с любовью, унынием холодным – горячих чувств к тебе не ледени, и радостью откликнись на любовь. Мы знаем, дорогой Григорий, что порицать ты нас не хочешь, уныние твое нас порицает, доказывая нам как мы бессильны в твоей душе доверчивую бодрость пробудить. Ты самого себя лишь порицаешь, себе несовершенства не в силах ты простить. Забудь себя и помни лишь о Боге, Ему служи по мере сил и вознесет тебя святое дело до вдохновенной святости, и будешь ты соработником Бога живого, умрет в тебе все пошлое и злое, и будет жить в тебе Христос. Но если вечно помня о себе, тоскуя о своем несовершенстве, кругом себя ты проглядишь добро, и холодно и жестоко твой дух унылый отвергнет радость братского общенья и радость пахаря, готовящего ниву для сева Господа, и Бога своего, не прорастет добра святое семя в холодном мраке духа твоего.

Брат Григорий! В тебе уныние мы строго порицаем. Оно грешно. Господь вручил тебе богатые таланты, Господь привел тебя быть братом о Христе, Господь зовет тебя работать на добро; прилично ли тебе работой тяготиться и малодушно и жестоко средь братьев любящих бесплодно унывать. Видя зло в себе, ты унываешь, не ищешь утешения у братьев и недоверчиво от них обособляешься, уверенный, что ни сочувствие, ни ласки, ни совет твоей печали утолить не могут. Уныние не может не отнимать у тебя не только энергию деятельности, но и анергию необходимую для того, чтобы успешно работать над самим собою; и вот в промежутки, когда ты не унываешь, в тебе заметна распущенность в обращении и разговорах. В тебе нет выдержки, случалось, при младших, ты ведешь такие разговоры, которые для них вредны. Заметили за тобою и неряшливость относительно вещей и учебных пособий, и она происходит от распущенности.

Брат Григорий! И распущенность и неряшливость в тебе мы порицаем.

Сознавая свои недостатки, естественно было бы отличаться смирением; но ты, впадая в бесплодное уныние, в то же время выказываешь удивительную самонадеянность, всегда готовый на критиканство, доходя до недоброжелательного отношения к такому очевидно полезному делу, как уроки пения, и самоуверенно защищая дозволительность такой очевидно неразумной вещи, как чтение посторонней книги во время урока. Самоуверенность заставляет тебя говорить иногда недовольно осмотрительно, а желание настоять на своем доводит тебя в защите своих, иногда неосновательных умозаключений, до прискорбного упорства.

Брат Григорий! Мы порицаем в тебе гордую самоуверенность, гордое упорство и самонадеянное критиканство. Мы желали бы видеть в тебе побольше христианского смирения и поменьше гордого уныния о своем несовершенстве.

Мы часто замечали в тебе склонность представить все в грубо смешном виде. Ты говоришь насмешливым тоном, сопровождая свои слова грубыми движениями и при этом весело смеешься. Передавая свои впечатления, ты выдвигаешь вперед, а иногда исключительно выбираешь только смешное. Не думай, что ты справедлив, что то, что кажется тебе смешным, смешно на самом деле. Твое настроение духа окрашивает все краскою, соответствующею твоему недоброжелательно критическому отношению к окружающему; оно мешает тебе видеть то прекрасное, высокое и трогательное, что несомненно есть везде: любви, уважения и тихой радости. Даже в святом деле выполнения заветов Христа: созидания Братства мира и любви и светлого преображения душ живых, принятых тобою во имя Христа, в любящих сынов Божиих, алчущих и жаждущих правды, ищущих Царствие Божие и правду его, ты остаешься слеп, не видишь света, не чуешь присутствия Бога, не хочешь дышать воздухом радости и вдохновения.

Григорий! неужели, требуя добра в себе, ты неспособен не только любить добро вне себя и радоваться его проявлениям, но даже неспособен замечать его. Григорий! неужели, унывая и плача о том, что нет добра в тебе, ты способен грубо смеяться, когда видишь зло кругом себя. Григорий! если бы это было так, если твое уныние и грубый смех – адская гордость; если адское уныние потушит в сердце твоем и радость светлую и веру, и любовь, если адский хохот заглушит для тебя все земные отзвуки рая, как бы мы лично не любили тебя, мы должны будем вырвать эту любовь из сердца, как слабость недостойную радости о Боге и радостного служения на созидание вечного Царства Его. Но мы не так думаем, Григорий! Мы верим, что и уныние и грубый смех – ожесточение души, страдающей тоской по Боге.

Пойми, Григорий! Свята тоска по Боге, люби её; пусть радости земли не заглушат её в священном храме духа. И неразумно и греховно ожесточение на скорбь земного бытия. Смотри. Дана ли жизнь тебе как милость, как способ верный исцеления больной души или Господь, избрав тебя орудием священным, послал на землю Его святую волю совершить; как смеешь ты роптать и без охоты, унылый и ожесточенный, средь братьев, любящих святое дело Божие творить. Пойми, недавно проявился грозный признак. Когда один из братьев, увлеченный мрачным настроением ума, и холодно и строго осуждал безобидную доверчивую непринужденность дружеской беседы в минуту отдыха, не только ты не возмутился этою преступною изменой дружбе и братской любви, тебе понравилась эта подмена доброжелательности холодным критиканством; ты посочувствовал тому, что способно убить спокойное доверие и сделать совместную жизнь невыносимым бременем для всех. Стряхни с себя цепи ожесточения и уныния, открой глаза и ты увидишь, что многое кругом тебя достойно не холодного осуждения и злой насмешки, а горячей любви и глубокого уважения. Когда эти высокие чувства наполнят душу твою светом и радостью, не останется в ней места ни мрачному унынию, ни склонности к грубому смеху.

Брат Григорий! Мы порицаем в тебе ожесточение грубого юмора, оно несовместимо ни с смирением, ни с достоинством, ни с доброжелательностью, обязательными для христианина.

Все это зло в тебе наносно, как грязь земная пристало к духу твоему и может быть, как грязь, легко отмыто, как только ты порвешь цепи ожесточения и уныния. Что ты не злой, а добрый, светлый дух, мы это ясно видим. Ко всем ты добр и к добрым личным чувствам ты отзывчив. Порицая в тебе уныние, мы не можем не посочувствовать тому, как сильно ты жалеешь о том, что сознаешь в себе дурным. Мы с радостью замечали в тебе проявления горячего сочувствия Братству и целям Братского Кружка, что особенно ярко выразилось в тот день, когда ты искренно и честно горевал о том, что неразумно мы встречали великий день Крещения Христова, что ярко выражалось каждый раз, когда одно напоминание о Братстве в тебе святые слезы вызывало; это дает нам надежду, что день придет, когда ты убедишься, что и в тебе и в нас не зло одно и что довольно честной, доброй воли отдать себя в святую волю Бога, чтоб совершились дивные дела чрез нас; не нами – Богом Всемогущим, Который, создав человека по образу и подобию Своему, никогда не насилует, даже и к добру, его вечный дух, как Бог свободный; Богом Всеблагим, Который любит всех, кто позволяет Ему любить себя, не отвергает никого и совершает чрез нас дела, которых слабый ум постичь не может и радость о которых вместить не может слабое сердце земного скитальца.

Мы любим тебя и за то, что ты честен и искренен, что честно выполняешь принятые на себя обязанности, всегда готов во всем помочь и поделиться всем, чем можешь.

Ты видишь, дорогой наш брат, возлюбленный Григорий, что в сердце у тебя святые семена. Воспряни духом, ожесточение как грязь с себя омой, порви уныния тяжелые оковы, пойми разумный смысл земного бытия, любя добро в себе и вне себя; на ниве Господа работай бодро и охотно, об руку с братьями иди вперед и твёрдо и спокойно; неси смиренно крест земных скорбей, смиренно себя чернорабочим почитая и не дивись, что ты не понимаешь разумного Творца великий план, когда в грязи земной ты робко приступаешь к таинственной работе. Верь, Григорий! работая над духом человека, на светлый храм святого Царства Бога – готовишь ты святые кирпичи.

Да укрепит тебя живая вера и радость тихая, как солнце животворное, в душе твоей скорее да взойдет и мрак уныния рассеет, и почву добрую души твоей согреет, и прорастут добра святые семена.

Во имя Господа Христа услыши колокол призывный, открой духовные глаза и виждь добро в себе и вне себя. Во имя Господа Христа от светлой радости святой и животворной не закрывай свой дух, тоскующий по Боге. Во имя Господа Христа дай руку нам и радостно и смело. Не одиноко ты пройдешь пустыню жизни; в минуту трудную тебя поддержит братская любовь. Зовем тебя на ниву Господа и Бога бросать в живые души вечной правды семена, совершать над мертвыми костями чудо светлое, чудо великое к новой жизни пробуждения, духа таинство крещения; пойдем же радостно без малодушия, без колебаний и сомнений, пока дойдем до смерти – пробуждения и дух свободный к Богу воспарит. Тогда пройдет тоска по Боге, тогда получит дух все то чего желал, по чём мучительно скорбел и тосковал, когда трепещущий восторгом вдохновенья услышит он любви и счастия слова: «Приди Мой добрый раб, ты в грязь земную не зарыл таланта, во тьме земной добру ты радостно служил, войди же в радость Господа твоего» и радость эта будет бесконечна.

Характеристика, читанная одному из членов Старшего Братского Кружка

1 октября 1888 г.

Дорогой о Христе Брат наш! Радость наша! Возлюбленный Андрей!

Как грустно на душе, когда тучи чёрные заслоняют солнце ясное, – так и нам больно, когда твой светлый дух пороки омрачают. Не месяцы прошли с тех пор, как старшиною товарищи тебя избрали, годами длится их доверие к тебе. Но не всегда, ответственность свою перед ними сознавая, старательно ты долг почетный выполнял.

Брат Андрей! В тебе, как в старшине, беспечность порицаем. Заботливо свой долг пред нами выполняя, дай нам уверенность в себе, возможность в будущем спокойно в твои руки заботы важные о братьях передать. Заботы старшины тебе препоручая, мы возлагаем на тебя обязанность настойчивым и требовательным быть. Прощать мы можем личные обиды. К тому, кто дурно поступает, ты снисходителен не вправе быть. Из снисходительности выйдет попущенье и много зла допустишь ты творить.

Брат Андрей! В тебе, как в старшине, мы снисходительность к дурным поступкам порицаем. С любовью в сердце будь на деле строг, и всею властью данною тебе борись со злом, жалея и любя того, кто провинится. По легкомыслию ко злу ты равнодушен, а равнодушие с любовью не совместно; нельзя, любя, холодным оставаться к тому, что образ светлый искажает того, что искренно и горячо мы любим. Брат Андрей! легкомысленное равнодушие ко злу в тебе мы порицаем. О, Андрей! В душе твоей так много светлой радости живет. Любя людей, для них не можешь не желать могучей силы радости духовной. Так не мирись со злом; оно мрачит сиянье света радости духовной, пока под ледяным дыханьем зла в душе и сам источник света не иссякнет.

По легкомыслию, излишняя смешливость не раз тебя до опьяненья смехом доводила. В пьянстве смеха ты доходил до потери сознания чувства собственного достоинства; ты унижал себя, смеясь над грубым и дурным. О, брат Андрей! Мы в тебе и легкомыслие, разгульную веселость и пьянство смеха – строго порицаем. Не смешивай в себе разгул земли и радость неба. Но соблазняй того, кто отличить не в силе, что грязь земли, что небо голубое, кто из любви к тебе, по твоему примеру, весельем грубым радость подменит.

Всей силою любви и братского участья, о всем, что образ светлый твой, как копотью мрачит, болеем сердцем мы и тяжело скорбим.

Теперь, наш брат, наш друг, Андрей наш, радость наша, мы рады высказать тебе, за что тебя от всей души мы любим, за что тебя мы радостью зовём.

Многие из нас с любовью замечали в тебе следы успешной внутренней работы над собою. И с легкомыслием и с прежним равнодушием ко злу боролся ты и часто побеждал.

Брат Андрей! За волю добрую тебя мы любим. Стопою твердою идя к добру, сочувствие всех нас да будет на пути твоем тебе опорой.

Ты честно выполнял работы и честно за работами других ты надзирал.

Брат Андрей! И трудолюбие и честность мы в тебе высоко ценим. При этих добрых качествах ты можешь большую службу Братству сослужить. Ты можешь и других к работе приохотить и тем способствовать преуспеянью Братства. Нет честной жизни без честного труда; нет радости тихой для жизни трудовой, когда мы труд, как горе проклинаем.

Приняв о имени Христа таких детей, на коих трудно было повлиять, ты много положил на них труда и мало радости ты получил в награду.

Брат Андрей! Все братья порешили выразить тебе сочувствие за твои заботы и искреннее сожаление о том, что честные усилия твои до этих пор успех не увенчал. Не падай духом. Мы верим все: ты много им принес добра, и без тебя они были бы много хуже.

Светит солнце из глубины неба ясного, светит радость тихая из глубины духа чистого.

Брат Андрей! Радует нас в тебе радость духа светлого. Мы молим Бога, да приимут Ангелы Его ум и сердце твое под сень крыл своих, да сохранят и преумножат в тебе радость духовную, да будешь ты и для братства, как был для нас солнышком ясным, согревающим.

И к делу и к братьям ты относишься с горячею любовью.

Брат Андрей! И мы любим тебя горячо и за личную любовь твою к нам и за любовь к добру, и за любовь к святым заветам Христа.

Живи любя, радуйся любовью, сей любовь и пожинай ее сторицею. Да будет жизнь твоя любовью согрета. Да воспарит, любовью блистая, твой светлый дух к великому началу любви и радости святой на небесах.

Мы помним дивные минуты, когда душа твоя рвалась на небеса. Ты говорить не мог, но слезы радости из глаз твоих струились и весь ты радостью небесною сиял.

Люби и помни краткие мгновенья, когда могуществом святого вдохновенья в пыли земной ты небо понимал. Какую радость дух вместить способен, ты, брат Андрей, на деле испытал. Борись же на земле со всем, что радости мешает; люби и помогай всему, что дух над телом возвышает, свободу духу возвращает и образ Бога в духе обновишь.

Прощальный адрес окончивших курс воспитанников, мечтающих вступить в Трудовое Братство

4 августа 1892 г.

Дорогой друг и наставник, Николай Николаевич!

Позвольте, дорогой Николай Николаевич, выразить вам глубокую благодарность за всё то доброе, что дали вы нам в эти пять лет нашей школьной жизни, позвольте выразить наше горячее сочувствие тому святому делу, которое делаете вы, на которое отдали всю свою жизнь.

Не забудем мы, дорогой Николай Николаевич, вашей любви, ревнивого отношения к нам, вашим воспитанникам.

Ровно пять лет тому назад взяли вы нас, крестьянских детей, из наших крестьянских хат и с тех пор горячо полюбили нас и во все пять лет школьной жизни приветно, с любовью и уважением относились к нам.

Вы учили нас любить Спасителя, передавали нам Его святое учение, пробуждали в нас сознание, что и мы, и каждый человек есть образ и подобие Господа Бога, учили видеть в каждом человеке возможного брата о Христе, учили любить его.

Мы не забудем, дорогой Николай Николаевич, нашей жизни в Воздвиженской школе, не забудем её тихих радостей. Не забудем наших собраний, наших предмолитвенных бесед; горячо и убежденно говорили вы с сами на этих собраниях.

Да, мы помним, дорогой Николай Николаевич, горячие, убежденные, глубокой верою проникнутые речи ваши. Нередко после вашего задушевного слова между нами было много радостных, просиявших духом товарищей.

А то бывало приходили мы, члены Старшего Братского Кружка, помолиться вместе с вами, поговорить о порученных нам младших товарищах.

Приходишь бывало в обыкновенном настроении, увлеченный течением жизни, классными занятиями или полевыми работами, а от вас идешь в школу с новой энергией, с новым запасом сил в груди, делать свое дело – приводить к подножию Креста Господня души живые младших товарищей.

Да, много хороших, светлых воспоминаний оставила в нас жизнь в школе, жизнь под вашим руководством.

И вот уже промелькнуло пять лет, подошел и последний день нашей школьной жизни. Примите же, дорогой наставник и друг, в этот последний день нашу искреннюю благодарность, наше горячее спасибо за всё счастье, за все радости, которые вы дали нам в эти пять лет.

Мы не прощаемся с вами, потому что не покинем дорогой нам Воздвиженск. Не покинем дорогих нам людей, не покинем, потому что жизнь в Братстве, которую вы нам предложили, считаем наиболее разумною жизнью для разумного человека, потому что не богатство и почести нужны нам – «нам нужно сердце чище злата, нам нужен брат, любящий брата».

Пусть Господь поможет вам, дорогой Николай Николаевич, сеять семя любви и правды в молодые сердца воспитанников; пусть поможет вам подготовлять души живые для царства небесного, для вечного счастья!..

Пусть Господь поможет вам и сохранит вас на многая лета!

Прощальный адрес окончивших курс воспитанников, желающих вступить в Трудовое Братство

4 августа 1893 г.

Возлюбленный о Христе Отец наш, друг и воспитатель, Николай Николаевич!

Выразить вам в настоящую минуту наши горячие чувства составляет насущнейшую потребность нашего сердца. Позвольте же, дорогой Николай Николаевич, выразить вам всю ту глубокую благодарность и сердечную признательность, всю ту горячую любовь, которою полно наше сердце к вам, возлюбленному о Христе отцу, другу и руководителю нашему, выразить вам за всё добро, сделанное нам, за всё то счастье, свет и радость, которые мы видели, живя в вашей школе.

Любя всем сердцем Бога живого и святую правду Его, вы искали в жизни своей братьев себе о Христе, единодушных и единомысленных с вами в одном святом стремлении к Отцу Небесному. И не находя их в окружавших вас людях, вы презрели предрассудками вашей среды и злыми толками ненавистников дела Божия, и вошли в тесное общение с грубыми и невежественными крестьянскими детьми, желая приготовить из них себе братьев о Христе.

Свет, который освещал ваш жизненный путь и согревал ваше сердце, свет откровения Правды Божией, благодаря вашей ревнивой отеческой заботливости, перелился и в наши сердца. Никогда не забудем мы, дорогой Николай Николаевич, тех радостных минут общения с вами, когда вы своею горячею любовью и сердечными словами наполняли любовью, согревали и вдохновляли наши сердца.

Не забудем мы ваших вдохновенных, глубоко прочувствованных речей, когда вы с любовью раскрывали пред нами Евангелие Правды.

Навсегда останется памятною для нас наша жизнь в Воздвиженской школе с её тихими радостями.

Никогда не забудем мы её собраний, кругов, предмолитвенных бесед, где вы учили нас пониманию воли Божией, учили видеть в каждом человеке образ и подобие Божие и любить и уважать его, учили нас любовной братской жизни по учению Христа Спасителя.

Как много истинной радости доставляла нам наша святая обязанность, которую вы дали возможность нам выполнять, – воспитание младших товарищей. Как искренно, от всего сердца вы радовались, когда кто из нас приводил душу живую к подножию Креста Господня, как много вы своими горячими словами, верою, любовью и радостью придавали нам энергии работать на дело Божие, укрепляли веру, наполняли сердца любовью и радостью.

О, дорогой, горячо любимый Николай Николаевич! Так много любви и света вы дали нам, так много добра вы сделали для нас, что мы и во всю жизнь не сумеем отплатить вам за это. Примите же выражение нашей горячей любви и глубокого уважения к вам, как знак сердечной признательности детей ваших. Не рассуждая, не рассчитывая, но вполне сознательно, от всей души и от всего сердца, мы желаем и всю последующую жизнь нашу устроить под вашим руководством, в любовном общении с вами.

Мы не покинем дорогой нам Воздвиженск, не покинем близких сердцу людей, не покинем, потому что считаем предложенную нам жизнь в Братстве самою разумною и необходимою для разумного человека и искреннего христианина.

Мы не прощаемся с вами, потому что не уходим от вас, а всю жизнь нашу хотим слить с вашей жизнью, все сердце наше с вашим сердцем, любовь с любовью слить «в одну любовь широкую, как море, чтоб не вместили жизни берега», чтоб ею обнять все человечество, чтоб каждая душа живая была для нас дорога, как камень нужный для созидания стен Иерусалима Небесного.

Позвольте же дорогой друг и воспитатель, ещё раз от сердца поблагодарить вас за то счастье, которое вы даете нам, дав возможность широко и достойно приложить те силы, которые Господь нам дал.

Пусть Господь Бог поможет вам сеять семя слова Божия в сердца ваших воспитанников. От всего сердца желаем для вас счастия видеть ростки добрые сева вашего развивающимися и укрепляющимися в юных душах.

Да пошлет вам Господь Бог счастья и радости в горячо любимом вами, святом деле – воспитания душ живых к Царствию Небесному. Да поможет Вам в этом Господь Бог и да сохранит он вас на многая лета!

Прощальный вечер

4 августа 1894 г.

Отец духовный, друг незабвенный и дорогой воспитатель Николай Николаевич!

В последний день школьной жизни позвольте выразить вам те горячие чувства, которыми переполнено сердце наше; ту глубокую благодарность и сердечную признательность; ту чистую любовь, которую, как святыню, мы храним в глубине сердец наших к вам – возлюбленному о Христе отцу, другу и наставнику. Умолчать об этих чувствах было бы грубою несправедливостью и черною неблагодарностью.

Дорогой Николай Николаевич! Сознательная вера в Бога святого и праведного, горячая любовь к Нему и ближним, заставила вас искать себе о Христе братьев, та же любовь, христианское смирение и совесть побудили вас, презрев предрассудки, придти к нам – грубым крестьянским детям, чтобы из нас воспитать себе о Христе братьев. Да, честный брат! вы, как апостол Божий, с христианским складом ума, с любовью в сердце, с Евангелием и Крестом в руках, пришли к нам с проповедью за нас распятого Христа, вопили с нами в самое тесное общение: каждое Воскресение, по Субботам и Пятницам объясняли нам волю Божию, учили любить Бога всем сердцем своим, всем разумением своим и всею крепостью своею и любить ближнего своего так, как Христос возлюбил нас – до самопожертвования. Вы пробуждали в нас сознание, что мы и всякий человек есть образ и подобие Божие; учили видеть в каждом человеке возможного брата, учили любить его. Никогда, во всю жизнь, не забудем мы, дорогой Николай Николаевич, радостного общения умов и сердец наших в беседах; навеки запечатлев в сердцах наших минуты вдохновенной радости – причастие Духа Святого, Господа животворящего, минуты таинственного общения душ наших с Господом Богом и между собою во время молитв; не забудет наших собраний кружками, предмолитвенных бесед и кругов; не забудем ваших вдохновенных, убежденных и глубоко прочувствованных проповедей и бесед, не забудем радостной, тихой и мирной, полной духовных праздников жизни в Воздвиженской школе. Сколько радостей и счастья вы доставили нам, дав возможность воспитывать души живые для Царствия Божия; как радовались мы вместе, когда кому удавалось привести еще одну душу к подножию Креста, принести еще один кирпичик на созидание стен Иерусалима Небесного!

Взяв нас на воспитание, вы всю нашу жизнь окружили поистине отеческою заботливостью и любовью; горячую любовь вашу к нам мы постоянно видели и чувствовали; никогда ваше любящее сердце не было закрыто для нас, и в минуты радости, и в минуты горя мы находили в вас отзывчивого, доброго и любящего воспитателя. Помним мы, добрый друг, ревность, с которой вы оберегали нас от всего, что могло затемнить перед духовными очами нашими Бога, от всего, что могло запачкать наше воображение, от всего, что тем или другим образом могло отдалить нас от Бога. Помним мы, как горячо, с какою строгою любовью вы говорили нам, когда мы были виноваты, и, наоборот, с какою нежностью вы утешали нас, когда видели, что мы сознаем свою вину и каемся.

Немного, всего пять лет, мы пробыли в школе, но много добра вы сделали нам в это короткое время, – вы научили нас верить, научили любить: с ваших слов мы поняли волю Божию, поняли, что христианство не пища и питие, не только строгое исполнение буквы текста и обряда, но и мир, любовь и радость о Духе Святе; с ваших слов мы поняли, что христианин не тот, кто только крещен и исполняет обряды Православной Церкви, а тот кто, при этом, всю жизнь, всего себя отдает в руку Божию на служение делу Его, тот кто алчет и жаждет жизни по вере в любовном общении с братьями о Христе. Благодаря вам, Николай Николаевич, мы не можем, подобно столь многим отщепенцам из интеллигенции и народа, отвернуться от Церкви; мы считаем себя ответственными членами Церкви Православной, считаем своим долгом вносить в Церковь свет и добро, а не уносить их из неё.

Пять лет заботясь о нас, пять лет ревниво оберегая от искушении, вы воспитали нас искренними христианами, научили понимать волю Божию и теперь, когда мы выходим из школы, вы предлагаете нам братскую жизнь в Трудовом христианском Братстве, где мы будем ограждены от многих искушений жизни; где, следовательно, можем, честно работая, устроить жизнь свою на основах христианства, на основах братской любви, завещанной Христом Спасителем, где можем, не боясь изменить Богу, любить всех; где можем, не боясь быть осажденными волками хищными, заботиться о воспитании молодого поколения в добром христианском духе. Братство Христово – это насущная потребность нашей христианской совести; для нас слабых духом оно имеет особенно важное значение, – это колыбель нашего доброго настроения, это залог нашего духовного счастья.

Добрый наставник! Воспитывая нас, вы отдали нам всего себя, свое состояние, свой ум, свое сердце, свою любовь; ничем мы не можем отблагодарить вас за то доброе, что сделали вы для нас, нам остается только крепко любить вас и горячо молить Бога, чтобы Он посетил вас благодатию Своею, чтобы в вас и через вас творилась Его святая воля; нам только остается, по примеру вашему, отдать всего себя Богу и делу Его. Мы с радостью идем в Братство, с радостью готовы отдать всю жизнь на дело Божие, готовы положить все наличные силы, силы физические, силы умственные и силы духовные на то, чтобы Братство наше росло и развивалось во след Христу. Итак, дорогой Николай Николаевич, с этого дня соединим силы наши и будем дружно работать на ниве Христовой, будем словом и жизнью громко проповедывать Христа, страдавшего за нас, завещавшего нам братскую жизнь и братскую любовь к ближним. Теперь, при выходе нашем из школы. когда мы прощаемся с вами, как с воспитателем и попечителем, примите, возлюбленный Николай Николаевич, это слово сочувствия как знак нашего глубокого уважения к вам, как знак глубокой благодарности, сердечной признательности и преданной любви.

Выходя из вашей школы, желаем вам, Николай Николаевич, бодро и с радостью продолжать дело Божие; желаем вам, как можно больше прелить в умы и сердца воспитанников света Божия, как можно больше привести душ живых к подножию Креста – в Братство Христово.

За вашу любовь, за все, за все, что вы сделали нам доброго, пусть Господь Всевидящий и Милосердый воздаст вам сторицею и поможет воспитывать воспитанников, которые по словам апостола Павла были бы «похвалою вашею в день Христов» – это искреннее и горячее наше желание.

Всем сердцем преданные вам дети ваши.

Ласточкам

Хорошо за окном, – ясный полдень стоит,

По-весеннему солнце сияет;

Ветерок, как волна, все шумит и шумит

И зеленые листья качает...

Забелела черемуха, груши цветут,

Лепестки их дорожку покрыли,

И беспечно и весело птички поют, –

Уже гнездушки теплые свили.

Хорошо за окном, – запестрела трава,

Забелели знакомые хатки,

Зарумянилась туч золотая канва,

Закружились родные касатки...

Словно дети, – щебечут весь день напролет,

Расправляют на воздухе крылья,

И ничто их не вяжет, ничто не гнетет

И не знает их сердце бессилья.

Хорошо вам, я знаю, касатки мои!..

Цело гнездышко ваше родное,

Любо петь вам веселые песни свои, –

Не клеймит вас презренье людское!

Хорошо. Только я не завидую вам,

Не завидую вашей я доле: –

Мое сердце привязано к милым друзьям,

Мое сердце привязано к школе!..

Я люблю своих добрых и честных друзей,

Я люблю наше Братство святое,

Как вы тишь и свободу широких полей,

Как вы гнездышко ваше родное!..

Воспитанник Родион Леляков.

* * *

Свежий говор, счастливые лица,

Смех открытый, сердечность в речах:

Точно сказки прекрасной страница

Развернулася в наших стенах!..

Тихий, милый мирок!.. Сколько света,

Сколько мира, любви, простоты,

Сколько ласки кругом, и привета,

И могучей, святой красоты!..

Милый, добрый мирок! Так немного

Остается мне жить «за скамьей»,

А вокруг столько счастья святого, –

Все цветет, словно садик весной...

Да, как садик – тенистый, зеленый,

Весь белеющий в нежных цветах,

Весь сверкающий, не запыленный,

Потонувший в весенних лучах.

Р. Леляков.

* * *

В вечерней тишине, один перед свечею,

Горящей ласково над черною скамьёй,

Я вдруг задумался ожившею душою,

Склонись над дневником усталой головой...

Прошел ненастный день с тревогою волнения,

Товарищи мои заснули уж давно,

И только ночь одна, без всякого смущенья,

Угрюма и черна глядит ко мне в окно...

Я отворил его, – недвижно и глубоко

Спит лес наш великан, под холодом зимы

Знакомый огонек мерцает издалека,

Один, как звездочка, среди угрюмой тьмы...

Недвижны тополя; под инеем белея,

Широкие кусты стоят перед окном

И чутко спят, и спит печальная аллея,

И спит недвижный лес, чернея над прудом...

Любимые места! Так крепко, всей душою

Сроднился с вами я, сроднился навсегда...

А между тем уж жить немного за скамьею:

Уж скоро строгою, безжалостной судьбою

Я буду унесен из теплого гнезда!..

Года не ждут – идут, сменяяся годами,

Как волны бурные, смывая все с пути:

Вчера здесь рос цветок, но сорванный волнами

Назавтра он уже не будет здесь расти...

Как много б отдал я, чтоб мне не расставаться

С моим родным и милым уголком,

Как много б отдал я, чтоб только оставаться

За школьною скамьей простым учеником!..

Жизнь не страшит меня, – она мне обещает

И ласку и любовь от братьев впереди,

И верю я, что вновь отрадно засияет

Спокойный огонек в утихнувшей груди...

Но бросить этот мир, сроднившийся с душою,

Прекрасный, детский мир, обвеянный весной,

И думы над стихом за черною скамьею,

И звонкий детский смех, несущийся волной,

Так больно, больно!..

Р. Леляков.

Летний вечер в школе

Заря красиво догорает

Пожаром алым над землей;

Поля спокойно засыпают

Полны вечерней тишиной;

Густая рожь, как будто море,

Заснув недвижимо стоит;

Кой-где слегка зашелестит

Усатый колос на просторе

И стихнет снова... Комары,

Очнувшись с свежестью зари,

Кружатся дружно над жнецами

Нахально-дерзкими толпами...

За тёмной линией межи

Перепела кричат – и звонко

Их звуки резкие во ржи

Перекликаются сторонкой...

Георгий18 медленно прошёл

Заросшей узкою межою

И, заслонившися рукою,

Взглянул на дальний лес, обвёл

Глазами полосу заката

И говорит: «Довольно жать...

Пора до школы отдыхать –

И так сегодня много сжато...

Положьте в кучку все серпы, –

Снесите поскорей снопы»...

Все поле вдруг зашевелилось,

Как улей пчел: и там и там

Снопы тяжелые забились

И потянулися к рядам;

Фуражки, шляпы замелькали...

Порой из-за снопов едва

Видна немножко голова

Да ноги... Там снопы упали,

Упал и несший их, но встал,

Опять на плечи приподнял

И потащил шурша стернею...

В полчаса все снопы снесли,

Сложили в копны и пошли

Домой шумящею толпою...

Еще над лесом полосою

Закат алеет, как река

Во время вешнего разлива;

И золотые облака,

Храня вечерние отливы,

Повисли в воздухе красиво, –

Как острова, и между них

Зажглося несколько святых

Вечерних звездочек... Шумливо

Идем мы: говор, смех живой

Несутся весело и дружно, –

Один лишь только равнодушно

Идет сторонкой, как чужой:

Не слился с нами он душою,

Не любит тихий наш мирок

И между нашею семьею

Он остается одинок, –

Молчит, товарищей дичится,

Как будто бы чего боится –

И все хранит в себе самом...

«Георгий! – кто-то отозвался, –

Давай-ка песню запоем...

Давно не пели мы вдвоем...»

Вокруг Георгия собрался

Кружок поющих... «Что ж споем?»

«А что вы, господа, хотели?

Хотите «вечер?» Тон задам!»

«Да мы его давно не пели...»

И вот с дороги по полям

Далеко песня прокатилась;

В той песне просто говорилось,

Как поздним вечером, зимой,

Шел мальчик-нищий по дороге;

Промерз, бедняжка, и устал,

Едва передвигая ноги,

Он шел тихонько и дрожал.

А ночь все больше надвигалась,

Мороз все более крепчал...

И вот с малюткой повстречалась

Старушка-женщина, – она,

Так как и он – была бедна,

Но сердце доброе в ней сжалось

Над горемычною судьбой, –

Она взяла его с собой,

Согрела в хате, накормила

И спать в постельку уложила.

И с успокоенной душей

Дитя спокойным сном забылось...

А в заключенье говорилось,

Что Бог Премудрый и Святой,

Хранящий птичку в чистом поле

И самый маленький цветок,

Сиротской, одинокой доле

Найдет уютный уголок...

Простая песня, без искусства,

Но много вложено в неё

Святого, искреннего чувства!

Я живо помню, как моё

Простое сердце трепетало,

Когда я слышал в первый раз,

Как эта песня замирала

И звонко по полю лилась.

Тогда за школьною скамьею

Я был довольно одинок,

Да и не смел, как новичок,

Но часто позднею порою,

Идя домой, с другими пел,

И как дрожал и как звенел

Мой детский голосок!.. С годами

Я полюбил наш уголок

С его людьми, с его стенами,

И песнями, и вечерами

И многим, многим... Если б мог,

Не уходя всю жизнь из школы,

Жить мальчиком-учеником, –

Какой бы птичкою веселой

Я просыпался с каждым днем!

Как говорил бы, как смеялся,

Как пел бы я по вечерам,

И как бы сердцем отдавался

Моим товарищам друзьям!..

Прощай, гнездо мое родное!

Мне грустно оставлять тебя, –

Как будто что-то дорогое

Я хороню теперь любя,

И горько плачу над могилой

И незабвенною и милой!..

Хотя зачем, зачем грустить?

Ведь впереди передо мною

Опять святая жизнь горит

И призывает и манит

Своею мирной тишиною...

Ведь и расставшись со скамьей

Я буду жить не меж чужими,

А между братьями родными,

Между любимою семьей.

Нет, стихни, стихни в сердце горе,

Сияй душа моя светлей,

Чтобы в сияющее море

Вбежал сияющий ручей!..

И неприлично мне грустить, –

Пусть здесь светло и поэтично.

Но уходя отсюда – ныть,

Желая вместе с тем служить

На дело Братства – неприлично...

Хотя здесь так уютно... Вот

Мы входим в лес наш... Лес зелёный

Поднял разросшиеся кроны

И тихо спит, не шелохнет...

Над ним, как стихнувшее море,

Слегка подернутое мглой,

Синеет небо на просторе

Своею ясной глубиной;

Его лазурь между ветвями

Легла широкими ручьями...

Кругом и свежесть и покой;

Тропинка скрытая травой

Между дубами зазмеилась

И где-то в темной чаще скрылась...

По сторонам, как полк солдат,

Густая, тёмная крапива

Спокойно выстроилась в ряд

И разметалася красиво.

Идем мы лесом торопливо,

И вот вдали, как светляки,

Из школьных окон огоньки

Дрожат и весело сияют

И мягким светом озаряют

Кроватки, стены, потолки...

Пришли усталые... Скорей

Переоделися, умылись,

Вся школа сразу оживилась

И стала как-то веселей:

Повсюду двери застучали,

Повсюду речи зазвучали

Да звонко так... Один идет

И что-то тихо напевает,

Другой на скрипке уж играет, –

Смычек то прыгнет, то прильнет

И скрипка вдруг то запоет,

То горько, горько зарыдает.

Тот говорит со старшим, тот

Присел за книгой и читает,

Склонясь над парточкой, но вот

Звонок раздался в коридоре:

Дежурный ужинать зовет;

Потом еще звонок и вскоре

Вся школа ужинать сошлась...

В столовой душно. Все окошки

Открыли; тихо полилась

Ночная свежесть и немножко

Свежее стало... Разговор

Не прекратился, нет, – дружнее,

И веселее, и шумнее

Он зазвучал. Как между гор

Ручей, каменьями стесненный,

Шумит волною опененной,

Так этот разговор шумит...

О чём, о чём не говорит

При этом каждый! О жаре,

Что полднем жгла и истомляла,

О ясной, золотой заре,

Что так красиво догорала

И так спокойно потухала;

О перепелках, о снопах,

Об историческом герое,

Угасшем в ссылке и цепях,

Или убитом в жарком бое...

О том, кто сколько ржи нажал,

Кто сколько раз обрезал руки

И тут же – кто и как страдал

И кто какие вынес муки...

Там речь о Бисмарке идет,

А там какой-то анекдот

Из жизни хутора, случайно

Недавно узнанный, как тайна.

А там уселися в кружок, –

Один из них стихи читает

И что-то говорит меж строк,

Должно быть что-то поясняет,

Другие слушают, молчат...

Там о спиритах говорят,

А там о Надсоне... О нём

У нас нередко вспоминают;

Хотя его и мало знают;

Но спорят много – всё о том,

Страдал ли он, иль лицемерил,

И верил он или не верил...

Угасший брат, родной поэт!..

Угас и замер ты так рано...

Угас, угас – и больше нет

Тебя в аду пустых клевет,

В аду презренья и обмана!

Твоя душа была чиста,

Твои правдивые уста

Не клеветали, не глумились

Над горем ближних никогда!

Но рано сердце не язвилось

Сомненьями... О почему

Со всею пылкою душою

Ты не отдал себя Тому,

Кто б разогнал печаль и тьму

Своей могучею рукою?

О бедный брат мой, почему

Ты был так далеко отсюда,

От мира нашего. Тюрьму

Твою загромоздила груда

Сомнений жгучих без числа

И злым кошмаром налегла

На сердце бедное, сжигая

Его глухим своим огнём,

И пел ты скорбно, утопая

В хаосе томном и глухом...

А здесь бы ты расцвел, как гений,

Прекрасен, строен и высок

И мир могучих вдохновений

В слова б могучие облек...

Но ты угас уж навсегда,

Как одинокая звезда,

Что тихим вечером явилась,

А темной ночью закатилась.

Окончен ужин. Ночь давно

Глядит в открытые окошки

И веет свежестью... Темно

Глядит она... Кусты дорожки

Столпились темною стеной,

Переплетаясь меж собой...

Уже в лазури голубой

Все звезды ярко засияли...

В просторной, полутемной зале

Мы на молитву собрались...

Все окна настежь отворили,

В них волны сумрака влились

И жаркий воздух освежили...

Ночь ароматна и свежа,

Лазурь небес горит огнями;

Деревья, словно сторожа,

Чернеют издали ветвями;

Прохладный тихий ветерок

Через окошки пролетает

И занавесками качает...

Как тих, как мирен наш мирок,

Как свежи лица молодые!..

О, Русь моя, моя Россия!

Где на просторе на твоем

Ещё есть уголки такие?

Где в этом сумраке ночном

Молиться сходятся так дружно?

………………………………….

………………………………….

Широка ты, – не знаешь меры,

Страшна ты для врагов, своих

Но мало просвещенной веры

В сердцах сынов твоих родных...

О, если б вместо грозной битвы

Все силы юные свои

Ты посвящала для молитвы,

Для дела Братства и любви!..

О, если б ты, моя Россия,

Везде в глуши своих полей

Воздвигла уголки такие

Для подрастающих детей,

Такие школы, где б ребенок

Свободно Бога полюбил

И приподнялся б как орленок.

С сознаньем светлых, крепких сил...

И эти силы без возврата

Отдал бы ближним навсегда...

О, как бы чудно, как богато

Цвела ты, родина, тогда!..

Широка ты – не знаешь меры,

Страшна ты для врагов своих, –

Но мало просвещенной веры

В сердцах защитников твоих...

Заря встает, заря сияет!

О, почему ж сыны твои

С горящим сердцем не встречают

Зарю их счастья, их любви?..

Зачем они бросают в нас

Свои тяжелые каменья –

Насмешки, злобы и презренья?

Они хотят, чтоб свет угас,

Чтоб не колол их гордых глаз!

О, нет, заря моя родная,

Ты не угаснешь никогда...

Не та ж ли ненависть слепая

Убила кроткого Христа?

И не она ль пророков гнала

На берега глухих морей,

И умерщвляла и терзала

Всех добрых, любящих людей?

Пускай же будем мы гонимы, –

Гоненье их для нас хвала, –

Оно ведь значит, что добры мы,

Что паша жизнь чиста, светла...

Наш ясен путь... Вокруг пророка

Сошлись мы дружною семьей,

А он, он ярко и высоко

Сияет сильною душей;

Христа высокое ученье

Звучит из уст его живых

И жизнь любви и вдохновенья

Горит уж в братьях молодых...

Привет тебе, пророк наш милый!

Твоею поднятые силой

Пойдем мы дружно за тобой

Вперед, вперед не отступая

К стенам сияющего рая

Могучей, любящей семьей...

Молитва наша недолга,

Но так светла и дорога

Для сердца чуткого... Когда-то,

Когда я здесь впервые был,

Я помню, как тепло и свято

Молитву светлую ловил!

Я помню, – мы собрались в зале

И тихо на колени стали...

Я помню даже, как светил

Ночник на столике; с иконы

Христос смотрел; моя мечта

Всё оживила, – и Христа,

И раскаленные долины,

И под шатром густых ветвей

Благословляемых детей...

Всё это было предо мною

Не на иконе, а живое

И близкое... Мне показалось,

Что ветки тихо закачались

И добрый, любящий Христос

Вдруг посмотрел мне прямо в душу

И я не мог сдержать уж слез,

Отрадно хлынувших наружу...

А в это время близ меня

Какой-то мальчик белокурый

Читал молитву; всей фигуры

Я не запомнил, но огня

Его лица и выраженья

Я не забуду, – без движенья

Оно стоит передо мной.

Сияя чудной красотой,

Как изваяние живое

И что-то чистое, святое

Горит в нём... Мальчик тот молился

О том, чтоб Божий дух излился

На наш мирок и укрепил

Его избытком новых сил...

Он говорил: «Отец небесный!

Пошли в наш угол безызвестный

Святого Духа Своего,

Да укрепит Он братство наше,

Да станем мы светлей и краше

В сияньи радостном Его...

Пошли нам, Боже, для защиты

Могучих ангелов Своих,

Да будем мы крылами их

Защищены от духов злых,

Язвящих душу ядовито.

Не по грехам дал, Боже, дай, –

Грешны мы все без исключенья...

Прости нам наши прегрешенья

И от любви и вдохновенья

Вложи нам в сердце кроткий рай...

Больные души исцели

Своей могучею рукою;

Дай силы нам прожить с Тобою

Горячей дружною семьею

В холодной области земли...

И в нашей немощи бессильной,

Храня нас чистыми от зла,

Твори, Премудрый и Всесильный,

Свои великие дела»...

Потом читал черноголовый,

Кудрявый мальчик... Помню я

Какою свежестию новой

Горела вся душа моя...

То чисто детская молитва, –

К ней не примешан рабский страх

И не звучит земная битва

В её ласкающих словах.

Как часто за день утомленный

Просил я вечером молясь,

Чтобы любовью окрыленной

Свободно грудь моя зажглась!

И слышал Бог мой детский лепет

И часто в сердце глубоко

Я слышал слезы, слышал трепет,

И сердцу было так легко...

Молитесь, дети дорогие,

Просите Бога о любви,

Храните чистыми живые,

Открытые сердца свои...

Молитесь искренно, не лживо

Всей вашей детскою семьей,

Чтоб Бог Великий и Правдивый

Послал вам радости святой,

Чтоб вы сдружились меж собою

В глуши полей своих родных,

Чтоб вы любили всей душою

Друзей наставников своих...

Чтоб вы им души открывали

Со всей правдивой наготой

И никогда чтоб не солгали

Пред ними детскою душой.

Молитесь, детки дорогие,

За воспитателей своих,

Молитесь, души молодые,

За всех, – за добрых и за злых.

Молитесь искренно, не лживо,

Чтобы Господь небесных сил

Любовью чистой и правдивой

Сердца всех ближних осветил.

Чтоб мир упрямый и жестокий,

Весь утопающий в крови,

Зажегся радостью высокой

И счастьем Братства и любви.

Храните любящими, дети,

Сердца невинные свои, –

Вся жизнь мгновений и столетий,

Все счастье – в радости любви.

То счастье тихое, святое,

Его ничто не возмутит, –

Оно, как небо голубое,

Сияет чистой глубиною

И все трепещет и горит...

И вот молитва отошла...

Одни тотчас же засыпают,

Другие что-нибудь читают

Или же шляпы доплетают...

Из за дубов бела, кругла

Луна спокойно выплывает

И тихий хутор озаряет...

Отрадно, любо в этот час

Читать при лампе у окошка,

Где вся в густых кустах у нас

Белеет ровная дорожка:

Трава в росе, деревья влажны

И воздух влажною волной

Впадает в окна и протяжно

Из темной глубины лесной

Доносится совиный вой.

Положишь книгу и глядишь...

Вся глубь небес полна огнями...

Везде кругом такая тишь,

Что ясно слышишь, как листами

Зеленый тополь зашуршит,

Как где-то жук, звеня крылами,

Между кустами пролетит...

Как хорошо б было теперь

Пойти туда за нашу дверь,

Где бледный месяц меж дубами

Сияет кроткими лучами...

Где чутко дремлют тополя,

Где наши мирные поля

Склонились рожью недожатой,

Где воздух полон аромата,

Где в тишине со всех концов

И из полей и из лугов

Несется звон перепелов...

Как хорошо б было теперь

Пойти туда за нашу дверь,

Где пруд наш мирно отдыхает,

И весь горит и весь сверкает

И не колышет ни одной,

Хотя бы маленькой волной...

Спустить бы лодку, да налечь

На весла сильными руками,

Да грянуть песню голосами,

Чтобы широкими волнами

Она промчалась над дубами...

Потом бы на лужайке лечь

В траве росистой и душистой,

Дыша всей грудью молодой,

И любоваться б красотой

Лазури радостной и чистой...

Но это уж само собой

Порядок школьный нарушает

И старшина «не позволяет»...

И я любуясь у окна...

Любуюсь небом и звездами,

Любуюсь темными кустами,

Любуюсь светом, что луна

Бросает в щели меж ветвями

И испещряет весь песок

По нашей беленькой дорожке...

А вот опять в моем окошке

Забился пестрый мотылек,

Немножко о стекло побился

И полетел под потолок,

И снова быстро закружился

Над нашей лампой... Все глядят...

Как-то он вылетит назад?

– «Давай в коллекцию поймаем»...

Сказал вдруг кто-то... – «А давай»...

Тотчас окошки закрываем...

Поднялся шум: «хватай, хватай!

Нет, лучше в окна загоняй,

А там уже легко поймаем»...

Загнали в окна и поймали,

Да только крылышко помяли, –

Неосторожность!.. И опять

Уселись, начали читать. –

Но в двери входит старшина: –

– «Чего вы, господа, шумите?

Нехорошо... Идите спать...

Скорее лампу потушите

Да только тише проходите».

И мы уходим...

1894 г. Август. х. Воздвиженск.

Р. Леляков.

* * *

Ты моя пчелка, мой милый цветок,

Ты моя птичка, певунья живая,

Мой дорогой, мой веселый браток,

Светлая звездочка светлого рая...

Точно весною на сердце пахнет,

Точно засветит в нем луч золотистый,

Если головка твоя промелькнет,

Если раздастся твой смех серебристый...

О, если бы был я весенним лучом, –

Я б окружил тебя ярким сияньем,

О, если бы был я ночным ветерком, –

Я б обвевал тебя свежим дыханьем...

Я б тебя, милый, все время ласкал,

Всею могучею силою ласки...

Я б каждый день, каждый день целовал

Эти лазурные, добрые глазки...

Чисты и радостны глазки твои,

Чисты, как две золотые росинки,

Ярко горящие в море травы

На лепестках пробужденной былинки...

Нет в них разлада, – как луч золотой,

Светит в них детский, невинный покой,

Светит ж кротко ласкает меня,

Словно сиянье лазурного дня...

Р. Леляков.

* * *

Ты беленький цветок, обрызганный росою,

Ты пчелка мирная, жужжащая в траве, –

Гляжу я на тебя и радуюсь душою

И много светлых дум проходит в голове...

Гляжу я на тебя и сердце отдыхает,

Как в тихой пристани оставленный челнок,

А взор твой, светлый взор так радостно сияет,

Так любяще горит твой серенький глазок.

Тебе чужды еще бунтующие бури, –

Ты скромненький цветок, взлелеянный в тиши:

Нет тучи на твоей сияющей лазури,

Нет пятен в тайнике доверчивой души...

Не знаешь ты, дитя, что мир наш – мир глухой,

Что мир наш тяжелей и сумрачней темницы:

Живут в нем не одни лучи, цветы да птицы. –

Живет и злобный волк с лукавою змеей!..

Они живут, дитя, но ты не замечаешь

Присутствия змеи в собрании людей;

Ты мирно, как цветок весенний, расцветаешь

В глуши родных полей, меж братьев и друзей...

И любишь эту глушь, в которой ты впервые

Услышал заповедь прощенья и любви,

В которой все друзья и братья дорогие

И нет меж них врага и нет меж них змеи.

Люби ее, мой друг, отзывчивой душою,

Храни и береги заветные мечты...

Пусть будет чужд тебе, охваченный борьбою,

Холодный, мрачный мир змеиной суеты, –

И пусть всегда, зовет торжественно и внятно

Родная глушь тебя в объятия свои

И пусть ты расцветешь красиво и нарядно

Среди родной тебе и дорогой семьи.

Р. Леляков.

* * *

Над ставом есть один уютный уголок,

Спокойный уголок, кустами окруженный,

Туда под тень берез, столпившихся в кружок,

Я часто ухожу жарою истомленный...

Под свежей тенью их так дышится легко!..

Я лягу на траву и слушаю, как пчелы

Жужжат над берегом, как где-то далеко

Без умолку звучит звон иволги веселой...

Как тихо в берег бьет, взбегая на откос,

Зеленая волна, журчащая лениво,

И как в ветвях густых, разросшихся берез

Щебечет соловей и звучно и красиво...

Щебечет соловей, как будто говорит:

«Усни, мой милый брат, и отдохни душою,–

Тревожный крик борьбы сюда не долетит:

Наш мирный уголок обвеян тишиною…»

Я слушаю его... В усталой голове

Проходят детские, сияющие лица...

А тихий ветерок ныряет по траве

И бьется меж кустов, как пойманная птица...

Р. Леляков.

* * *

Заря вечерняя на небе догорает,

Бледнеет ясный день!... На небе голубом,

Уже прорезавшись, серп месяца сияет;

От сонного пруда пахнуло холодком...

Зеленые кусты раскинулись лениво,

А там, где кучи верб столпившися стоят,

Еще горит, горит и пышно и красиво

Широкой полосой поблекнувший закат...

В уснувшем воздухе свежо и ароматно...

Вокруг жуки жужжат... и тихо надо мной

Синеет свод небес, как море – необъятный,

Спокойный, ласковый и полный тишиной...

Заря вечерняя на небе догорает!..

Как хорошо кругом, как небо глубоко,

Как звучный, плавный стих на сердце вырастает

И просит светлых слов, чтоб вылиться легко...

Но нет их, светлых слов, – бессильно наше слово,

Бессилен звук земной, не вылить им души!..

И гаснет светлый мир, подавленный сурово,

Возникнувший в тиши и замерший в тиши...

И горько б было мне, когда бы над собою

Не видел Бога я, когда бы меж людей,

Охваченный кругом удушливой тюрьмою,

Томился вечно я бессильностью своей...

Но мне не тяжело: я верю так глубоко,

Что чудный, светлый Бог сияет надо мной,

И светлая мечта несет меня далеко

Туда, где все – любовь, и радость, и покой...

И верю я, что в миг, когда опять порвется

Проржавевшая цепь земного бытия,

Мой звучный, стройный стих широко разольется,

Как мощная волна весеннего ручья!..

И верю я, что там не нужно будет слова,

Чтоб душу разсказать.

Р. Леляков.

* * *

Со всех концов, со всех концов России

В наш тихий мир, в наш угол трудовой

Зовем мы вас, усталые, больные,

Измученные злобою людской...

Зовем мы вас из омута столицы,

Из мрака сел, из ада городов,

Из беспросветной, сумрачной темницы

От волков злых, от тягостных оков.

Зовем мы вас, усталые в дороге,

Забытые искатели Христа!

Мы встретим вас с любовью на пороге

И наша дверь для вас не заперта…

Теперь везде-везде и тяжело и душно...

Что значит ваша боль для суетной толпы?

Толпа раздавит вас ногами равнодушно,

Растопчет и затрет в пылу своей борьбы...

И вы погибнѳте, в хаосе утопая,

С щемящею тоской не одолевши зла,

А жизнь, ваш слабый стон собою заглушая,

Пойдет по-прежнему, – пьяна и весела...

Христос учил, чтоб мы любили брата,

Как Он любил: до смерти до креста!

Мы все глубоко верим во Христа

И заповедь Его для нас чиста и свята.

И мы зовем вас всех, кто хочет честно жить,

Кого пустая жизнь собой не опьянила,

Кого глухая жизнь и душит и томит,

Как тягостный кошмар, как душная могила.

Зовем мы вас к себе в наш угол трудовой,

В наш тихий, светлый мир борьбой не затемненный...

У нас найдете вы и счастье и покой

И успокоитесь душою утомленной...

Не верьте тем изменникам Христа,

Которые оставили нас сами:

Их заманила жизни пестрота

Своими яркими, фальшивыми цветами, –

Они нечестные и лживые враги!..

Р. Леляков.

* * *

В сердце моем есть поющий ручей,

В нем отражаются небо и зори,

В нем отражаются скорби людей,

Скорби, и радость, и жгучее горе...

Если вокруг заликует весна,

Если все братья поют и смеются, –

Глубь его звуков веселых полна,

Звуки, как волны, трепещут и льются...

Если же горе охватит сердца,

Горе нахлынет тяжелою тучей,

Бьется он, плачет, гремя без конца,

Грозно бушует волною могучей...

Милый мой друг! мой покой и весна!

Только лишь взор твой меня приласкает

В сердце моем затихает волна,

Сердце мое при тебе отдыхает.

Снова я песню пою веселей,

Снова бодрее берусь я за дело,

В сердце ожившем утихший ручей

Льется, как прежде, и вольно и смело...

О, если бы мог я душою своей

Слиться с твоею прекрасной душою, –

Я б окружил тебя блеском лучей,

Я б окружил тебя песней живою,

Я б нарядил тебя в чудный венок,

В чудный венок, в гармоничные звуки,

Мы б расцвели, как душистый цветок,

Мы б разогнали тревоги и муки...

Жизнь наша была бы тиха и ясна,

Жизнь наша была бы из зорь соткана,

Зори б те ясные вечно горели,

Вечно б нам песню весеннюю пели,

Пели б нам громко: «любите, любите, –

Все заключается в силе любви!

Братьев зовите, братьям светите:

Братья вокруг утопают в крови...

Их поглощают холодные тучи,

Гибнут они в бесконечной борьбе...

Вы ж, как орлы, и сильны и могучи, –

Вы их с любовью зовите к себе!..

С верой вперед – поднимите вы знамя,

С верой вперед – разрушайте тюрьму!

Божия сила, Божие пламя

Сразу разгонят суровую тьму!

Крепче любите! Сильнее любите!..

Злоба, как камень, потонет в крови;

Вы же любовью весь мир озарите,

Вы же любовью весь мир победите, –

Все заключается в силе любви!..»

Р. Леляков.

* * *

Вставай, дитя мое, вставай, мое родное, –

Уж небо занялось румяною зарей,

Уж скоро-скоро солнце золотое

Ударит к нам в окно широкою волной.

Свет лампы побледнел... Дрожа и замирая

Погасли кучки звезд на небе голубом;

Красивых белых туч столпившаяся стая

Каемкой красною обведена кругом.

На воздухе тепло; жемчужною росою

Обрызганы вокруг широкие кусты;

Поблек уж твой букет, а там между травою

Пестреют свежие душистые цветы...

Вставай, дитя мое, вставай, – уж на вершинах

Зажегся первый луч рассветного огня

И стонет тихий лес от песен соловьиных,

Гремящих на заре проснувшегося дня...

Сегодня праздник твой, сегодня ты узнаешь,

Я то принят ты в кружок... я так сердечно рад!

О, как же, мальчик мой, ты радостно сияешь,

Как глазки у тебя веселые горят!

Идем со мной, дитя... За нашими полями

Есть тихий темный лес – теперь там хорошо:

Там много ландышей белеет меж кустами,

И все кусты теперь там полны соловьями

И в тихом воздухе отрадно и свежо...

Вчера мы все вон там под дубом собирались:

Так было хорошо! какая-то волна

Вдруг охватила нас и все мы волновались...

Ночь была тихая; спокойная луна

Сияла меж ветвей большими полосами;

Мы рады были все тебя к себе принять,

Хотели, чтоб и ты присутствовал меж нами,

Послали за тобой, но ты ушел уж спать;

В конце запели мы... Как вольно, как широко

Летели голоса, в ночной тиши звеня!

Когда мы шли домой, луна была высоко,

Везде было светло, как будто среди дня.

Идеи, мой друг, скорей, – смотри, уж над лугами

Рассеялся туман, – ведь скоро день взойдет,

Пожалуй не придем мы вовремя с цветами,

А как же хорошо твой праздник настает!

Как ясны небеса: все тучки разбежались,

Как яблони кругом осыпаны в цветах!

Вот первые лучи над лесом показались, –

Сейчас они блеснут в лесу и на полях.

Р. Леляков.

Программы Воздвиженской школы

По Закону Божию.

I приготовительный класс.

Введение к изучению православного катихизиса. Символ веры вообще; таинства: крещение, миропомазание, причащение, покаяние, священство, брак и елеосвящение.

Понятие о молитве вообще; молитва Господня и другие церковные молитвы.

Понятие о заповедях. 10 заповедей Господних.

II приготовительный класс.

Понятие о богослужении и о происхождении его. Христианский храм и его принадлежности. Наименование храмов, происхождение храмов и св. икон; внешний вид храмов, – внутреннее расположение храмов: алтарь и его принадлежности; жертвенник и его принадлежности; ризница и её принадлежности; притвор и паперть.

Обряды, наиболее употребляемые при богослужении православной церкви: поклонение, крестное знамение, благословение священнодействующего, возжжение светильников, каждение фимиамом и звон в колокола.

О лицах, совершающих богослужение и церковных одеждах.

О богослужении общественном. Круг суточного, седьмичного и годового богослужения.

Понятие о праздниках и их разделение. Двунадесятые праздники.

Понятие о вседневных службах. Всенощное бдение и литургия, с подробным объяснением их внутреннего смысла.

I специальный класс.

Подробное объяснение Евангельских событий – от рождества Христа Спасителя до беседы Иисуса Христа с фарисеями о преданиях старцев.

II специальный класс.

Подробное объяснение Евангельских событий – до вознесения Господня включительно. Знакомство с содержанием книги «Деяний св. апостолов».

III специальный класс.

Обозрение посланий апостольских. Общее понятие о посланиях и обстоятельства происхождения их.

Соборные послания, послания ап. Павла по плану: сведение о писателе, читатели послания, повод и цель написания. Краткое обозрение содержания их.

По Земледелию.

Земледелие – как наука. Цель земледелия. Главные условия жизни растений.

Учение о почве. Почва и подпочва. Органические и минеральные части почвы; происхождение тех и других. Понятие о плодородии почвы. Свойства почвы: гигроскопичность, капиллярность, теплоемкость и теплопроводность почв, способность почв поглощать и удерживать питательные вещества и воду. Внешние условия, влияющие на произрастание растений; влияние почвы и подпочвы, гор и лесов, покатости почвы в ту или другую сторону горизонта, влияние ветров и водных пространств. Классификация почв. Характеристика почв: песчаных, глинистых, известковых, мергельных и перегнойных (черноземных и торфяных).

Обработка почв. Цель механической обработки почвы. Описание орудий (плуги, косули, сохи, скоропашки, бороны и катки) и их работа. Пахание; виды пахания и их оценка. Вспашки, производимые в течение весны, лета и осени; взмет полей (лущение почв по способу Розенберга, Липинского и русских хозяев ), двоение, навозная вспашка, мешание и предпосевная вспашка. Боронование почв. Укатывание почв. Пар и его виды (значение пара).

Удобрение почв. Известь, фосфориты, зола, костяное удобрение; помет домашних птиц, ночное золото; зеленое удобрение и его значение. Компост. Навоз разного рода, его накопление, сбережение, вывозка, разбрасывание и запашка.

II специальный класс.

Условия прорастания семян. Определение доброкачественности семян. Приготовление семян к посеву. Посев, время посева озимых и яровых растений. Различные способы посева; ручной и машинный разбросной, рядовой и гнездовой посевы. Способы и глубина заделки семян (орудия для заделки семян). Чистый и смешанный посев, подсев, рассада. Сеяльные машины: разбросные, рядовые и гнездовые.

Уход за растениями во время их роста; боронование всходов, прикатывание, скашивание и стравливание всходов; полотье, прорывка, окучивание, перение, поверхностное удобрение и осушка.

Уборка растений. Время и способы уборки (жатвенные машины, косы, серпы). Сохранение в снопах (копы, кресты, бабки, костры). Сбережение снопов на гумне (скирды, сараи). Молотьба цепами, скотом и машинами. Ток. Овин и овинная сушка. Очистка вымолоченного хлеба (веялки, сортировки). Сохранение зерна и соломы (амбары, сараи, ометы).

Культура главнейших сельскохозяйственных растений.

1. Зерновые хлеба. Рожь, пшеница, ячмень, овес, просо, кукуруза, фасоль, копские бобы, гречиха, горох, вика, чечевица.

2. Прядильные растения (лен, конопля). Способы их возделывания. Уход за ними во время роста. Определение времени посева. Уборка и дальнейшая обработка их.

3. Корнеплоды – свекла (кормовая и сахарная), картофель, турнепс, топинамбур.

По Химии.

Явления физические и химические, различия их между собою, механическая смесь и химическое соединение. Тела кристаллические, понятие о кристаллах; тела простые и сложные; разложение сложных тел. Химическое сродство. Химическая формула.

Краткие сведения о важнейших элементарных телах.

Кислород, добывание, свойства, горение тел в кислороде, понятие об окисях. Озон.

Водород, добывание, свойства; гремучий газ, друммондов свет; вода, физические свойства воды, снег, лед, химические свойства воды, значение её для растений и животных.

Хлор, добывание, свойства; беление хлором, соляная кислота.

Сера, нахождение в природе (колчеданы, блески), добываниие и очищение; комковая и черенковая сера, серный цвет (сера диморфна), сернистый водород; горение серы, сернистая кислота, серная кислота (купоросное масло).

Азот, нахождение в природе; воздух, состав воздуха, аммиак, азотная кислота.

Фосфор, распространение и значение его в природе, свойства, добывание и приложение; горение фосфора, фосфорная кислота.

Кремний, кремнезем, нахождение его в природе, горный хрусталь, силикаты.

Углерод, свойства, разновидности: алмаз, графит, сажа, древесный уголь, каменный уголь, кокс, животный уголь. Значение пористости угля. Соединение углерода с кислородом; окись углерода; угольная кислота; добывание и свойства их. Соединение углерода с водородом, – светильный газ, горение, строение пламени, лампа Деви.

Металлы – физические их свойства, окиси и соли.

Калий, поташ, зола, селитра.

Натрий, поваренная соль, сода, азотно-натриевая соль.

Кальций, известняк, известь, известковое молоко, гипс, углекислая известь, мрамор, фосфорнокислая известь, фосфориты и фосфаты; кремнекислая известь, цементы.

Магний, магнезия, английская соль.

Алюминий, глинозем, глина, квасцы.

Железо, свойства, виды его; главные железные руды, чугун, сталь, краткое описание способов получения их. Закись и окись железа, железный купорос.

По Сельскохозяйственной экономии.

III специальный класс.

Зависимость хозяйства от окружающих его условий почвенных, климатических, экономических и необходимость для хозяина сообразоваться с этими условиями. Наука об организации хозяйства.

Системы хозяйства: пастбищная, переложная и лядинная, зерновая и улучшенная зерновая, плодосменная и вольная система, – характерные признаки этих систем; положение скотоводства в каждой из них и способы обеспечения плодородия земли. Выбор системы хозяйства на основании данных условий – почвенных, климатических и экономических.

Организация полеводства.

Выбор и устройство севооборота и каким условиям должно удовлетворять правильное чередование растений.

Организация скотоводства.

Выбор рода животных и количество рабочего скота при известных условиях. Выбор рода скота продуктивного и способ пользования им.

Краткие сведения о сельскохозяйственном счетоводстве.

По Садоводству.

III специальный класс.

Плодовая школа – школа сеянцев и школа прививок. Выбор места для питомника. Обработка и удобрение земли, – время посевов плодовых семян, выбор, очистка и сохранение семян до посева. Способы посева и уход за посеянными растениями. Пикировка растеньиц; пересадка их в школу прививок, уход предшествующий прививке деревьев, – различные способы прививки: копулировка простая и седлом. Прививка в расщеп, полурасщеп, под кору, – с разрезом и без разреза её. Окулировка спящим глазком. Уход за привитыми растениями. Размножение растений черенками, побегами от корня и отводками.

Воспитание деревьев в школе прививок – воспитание штамбы, полуштамбы и куста; воспитание кроны. Выбор места для плодового сада; обработка земли и заготовление ям для деревьев. Время пересадки привитых деревьев в плодовый сад, производство посадки. Уход за молодым садом – уход за кроной, штамбом и корнями. Защита плодовых деревьев от вредных влияний морозов, животных и насекомых. Главнейшие болезни дерев и меры к прекращению их. Время, созревание плодов на плодовых деревьях, способ уборки и хранения их.

По Луговодству.

III специальный класс.

Значение лугов для хозяйства. Луга естественные и луга искусственные.

Причины оскудения луга. Устранение условий, вредно действующих на луговую флору – ранняя пастьба скота, разрастание кустарников, сорных и ядовитых трав, кочек и рытвин.

Простые улучшения луга: боронование и луговые бороны; укатывание, удаление кочек, кустарников, рытвин и камней с луговой поверхности. Поправление истощенных лугов при помощи удобрения. Удобрение хлевным навозом, навозною жижею, человеческими экскрементами, компостным удобрением, известкованием, – удобрением золою и некоторыми искусственными туками. Коренные улучшения луга. Уничтожение старой дернины с помощью плуга и огня; образование новой дернины. Время и способы посева кормовых трав, а также и количество семян на десятину.

Уход за лугом в первый и последующие года. Время созревания трав; способы уборки луга. Приготовление бурого и зеленого сена. Кладка в стоги и скирды сена.

По Лесоводству.

III специальный класс.

Понятие о лесонасаждениях. Способы образования лесонасаждений – путем естественным и искусственным. Разведение леса посевом – время посева, способы посева, обработка земли под посев древесных семян и уход за посевом. Разведение леса посадкою саженцев. Получение саженцев у себя в питомнике. Возобновление леса порослью от пня, черенками и кольями. Возобновление леса естественным путем – самосевом. Понятия о рубках – сплошной, чересполосной, выборочной и семенной.

Уход за лесом: проходные рубки, поддержание плодородия лесной почвы, – ограждение леса от различных вредных влияний. Культура – дуба, граба, березы, клёна, ясеня, липы, различных видов ивы, сосен, ели, лиственниц и кедра.

По Энтомологии.

Вредные насекомые, их образ жизни и меры борьбы с ними.

Хлебный пильщик, гессенская муха, зеленоглазая мушка, шведская муха, хлебный жук, саранча, гороховая зерновка, проволочный червь, трипсы, ржаной черви и яровой червь, свекловичный долгоносик, амбарный долгоносик; о главнейших насекомых, вредящих лесным и плодовым деревьям, кустарникам и огороду.

По Скотоводству.

II специальный класс.

Понятие о науке скотоводства и её цели. Учение о разведении. Свойства животных: наследственность, видоизменяемость, акклиматизация и скороспелость.

Понятие о породе, отродьи и племени. Выбор племенных производителей. Методы разведения: чистое разведение, скрещивание, родственное разведение и освежение крови.

О кормлении животных. Главные составные части кормовых средств: питательные вещества органические и неорганические. Кормовые средства с делением их на четыре группы: 1) грубый или объемистый корм, как-то: сено, зеленый корм, бурое сено, солома и ухоботье; 2) концентрированный корм – овес, ячмень, рожь, кукуруза, горох, люпины и пр.; 3) клубни и корни: картофель, земляная груша, свекловица, морковь и проч. и 4) отбросы с.-х. технических производств – жмыхи (льняные, конопляные, рапсовые, маковые и пр.), отруби; остатки крахмального производства; солодовые ростки; свекловичный жом; свекловичная патока и барда.

Различные способы подготовки кормовых средств, как то: приготовление резки, извлечение зерен, разрезание корнеплодов, обваривание корма, варение, опаривание, приготовление самонагревающегося корма и силосование.

Общие правила употребления испорченного корма.

Корм, поддерживающий жизнь животного и корм продуктивный.

О поении домашних животных. Летнее кормление скота на пастбищах. Клеверные пастбища. Помощь животным при раздутии брюха. Кормление скота во время лета в хлевах. Устройство скотных дворов. Зимнее содержание скота в хлевах.

Уход за животными: чистка кожи щеткой и скребницей; обмывание загрязненных мест; купанье скота летом; предохранение животных от вредного влияния высокой и низкой температуры. Уход за копытами.

Овцеводство.

Природные свойства овцы. Устройство желудка у жвачных. Деление овец на породы:

1) овцы с мехообразной шерстью;

2) тонкорунные овцы и

3) грубошерстные.

Признаки, служащие для определения хозяйственной пригодности овцы. Разведение овец.

Время ягнения: весеннее ягнение, летнее, осеннее, зимнее и ягнение круглый год.

Уход за суягными матками и воспитание ягнят. Кормление овец. Уход за овцами. Общие сведения по устройству овчарен.

Свиноводство.

Природные свойства свиней. Породы свиней – простые и культурные английские. Разведение свиней. Опасности родственного разведения. Уход за супоросными свиньями. Меры против поедания поросят свиньею. Воспитание поросят. Кормление свиней. Откармливание на сало и мясо. Подготовка свиных туш. Приготовление свинины. Посолка сала и копчение ветчины.

III специальный класс

Коневодство.

Правильное и неправильное развитие и постановка отдельных частей лошади, как то: головы, шеи, холки, спины, поясницы, крестца, туловища, груди и оконечностей.

Важнейшие породы лошадей тяжеловозных, сельскохозяйственных, рысистых и верховых. Разведение лошадей. Выбор племенных производителей жеребца и кобылы. Уход за племенными производителями. Уход за жеребною кобылой. Жеребение и помощь при родах.

Кормление и воспитание жеребят сообразно целям их предназначения.

О ковке лошадей. Строение копыта. Различные виды подков. Способы усмирения лошади во время подковывания. Подковывание копыт здоровых и с трещинами.

Определение возраста лошади по зубам.

Крупный рогатый скот.

Происхождение домашних пород скота. Зоологические особенности крупного рогатого скота. Определение возраста по зубам и рогам.

Молочный скот. Главнейшие породы молочного скота. Выбор молочной коровы по наружному её осмотру. Признаки молочности, как то: величина и свойства вымени, распределение сосков; млечные жилы и колодцы. Выбор племенного быка. Уход за стельною коровой. Размещение стельных коров в хлеве. Время отела. Отел и случаи, требующие подачи помощи при этом. Скидывание, причины скидывания. Уход за коровой после отела. Правила доения. Теленок и его воспитание на молоко.

Мясной скот. Породы мясного и мясомолочного скота. Признаки, служащие для определения пригодности скота к откорму. Способы откармливания. Обстоятельства, влияющие так или иначе на успешность откармливания. Нагул скота летом и зимний откорм. Оценка мяса. Воспитание телят мясного скота, – развитие скороспелости.

Рабочий скот. Породы рабочего скота. Выбор рабочих животных. Кормление летом и зимою. Воспитание телят рабочих пород. Приучение молодого скота к запряжке и к работе. Различные виды запряжки.

Молочное хозяйство.

Молоко и его состав. Физические свойства молока. Обстоятельства, влияющие на качество молока. Правила обращения с молоком на скотном дворе и в молочной. Краткие сведения по устройству молочень. Молочная посуда. Уход за молоком: очищение, проветривание и охлаждение. Сохранение и перевозка молока. Сливки. Способы отстаивания. Отделение сливок с помощью сепаратора. Сбивание масла из молока, сливок и сметаны. О маслобойках. Правила сбивания. Обработка масла. Сохранение масла. Краткие сведения по сыроварению.

Скотоврачевание.

Понятие о болезни. Признаки болезней. Причины болезни. О лечении вообще. О лечебных средствах.

Болезни крупного рогатого скота: воспаление языка; инородные тела в пищеводе; засорение кишки; воспаление желудка и кишек; отравление ядовитыми травами; кровавая моча; тельная горячка; воспаление вымени; воспаление мозга; нагнет от ярма; коленный гриб; суставолом у телят; перелом рогов.

Болезни лошадей: повреждение рта и языка; колика; прикуска и глодание ясель; шейный свищ; насморк; мыт; воспаление почек; оглум и бешенство; бельмо; темная вода; раны; восца; наливы; перелом костей; наколенник; воспаление копыт; копытные трещины; засечка; наминка; заковка. Болезни стрелки.

Болезни, присущие крупному рогатому скоту и лошадям: мокрец; неправильное стирание коренных зубов; двойные зубы у телят и жеребят.

Болезни овец: понос; желудочная глистная болезнь; личинки оводов в носу и лобных полостях, легочная глиста; кружение овец; чесотка; страдания копыт.

Болезни свиней: воспаление желудка и кишек; жаба; финная болезнь; трихинная болезнь; вши.

Инфекционные болезни: Понятие об инфекционных болезнях. Миазмы и контагии. Происхождение и распространение. Дезинфекция и другие мероприятия. Предохранительные меры. Прививание. Сибирская язва. Антракс. Бешенство собак. Оспа. Ящур. Злокачественная копытная болезнь у овец. Инфлюэнца. Сап и лихой. Чума рогатого скота. Повальное воспаление легких. Жемчужница. Понос ягнят.

Анатомия и физиология животных.

Скелет. Отдельные кости. Состав костей. Сочленения. Костная ткань и надкостница. Хрящи.

О мышцах: строение мышц. Прикрепление к костям. Назначение мышц. Произвольные и непроизвольные движения.

Кровь. Кровеносные сосуды. Сердце. Кровообращение.

О дыхании: Строение легких. Грудная клетка. Грудобрюшная преграда. Процесс дыхания. О пищеварении. Строение пищеварительных путей и их отправления, – полость рта (зубы, язык, слюнные железки). Глотка. Пищепровод. Желудок. Тонкие и толстые кишки. Характер желудочного и кишечного пищеварения. Поджелудочная железа. Печень. Значение желчи.

О всасывании: Лимфатические и хиловые сосуды. Грудной проток. Селезенка.

Наружная кожа и слизистые оболочки. Потовые и сальные железки. Ногти. Волоса. О выделении почками.

О нервной системе. Головноспинная и симпатическая системы. Строение и отправление нервных волокон. Строение и отправление нервных клеточек. Нервные узлы.

Спинной мозг. Строение спинного мозга. Его оболочки. Отправления спинного мозга.

Головной мозг. Строение. Двигательные и чувствительные части. Полушария и спайки. Мозжечок, его строение и отправления.

По Ботанике.

Предмет Ботаники. Её подразделения. Краткое понятие о растительной жизни.

Анатомия растений: клеточка и её содержимое: протоплазма, клеточное ядро, клеточный сок, пластиды и крахмальные зерна (образование их), кристаллы и др.; оболочка клеточки. Образование клеточек и продукты их слияния. Развитие тканей и ткани растения. Строение стебля однодольных, двудольных и голосемянных растений. Строение корня и листа.

Физиология растений: химический состав растений. Строение семени и его прорастание. Дыхание прорастающих семян и растений. Питание растений: усвоение углерода, усвоение азота, поглощение минеральных веществ. Движение питательных веществ в растении – не переработанных и переработанных (пластических ). Рост растений. Размножение растений; цветок, его части и назначение, соцветия; цветы однополые и двуполые; растения однодомные и двудомные. Опыление и оплодотворение растений; плод и его виды. Бесполое размножение. Понятие о бесцветковых растениях.

Систематика растений: понятие о виде, роде и семействе. Система Линнея и естественная система. Описание важнейших представителей различных семейств (преимущественно нашей местности). Вредные растения. Практическое знакомство с местной флорой.

По Пчеловодству.

Предмет пчеловодства. Естественная история пчелы: её строение и развитие. Три рода пчелиных особей: матка, трутень и рабочая пчела. Различие между членами пчелиной общины и полы их. Значение матки в пчелиной семье и её деятельность. Пчелы-трутовки. Свищевая матки. Занятия трутней. Деятельность рабочих пчел вне улья и в улье. Пища трех родов пчелиных особей. Устранение всех бесполезных членов пчелиной семьи. Долговечность пчел; их оружие для защиты. Некоторые черты из нравов пчелиной семьи. Породы пчел.

Устройство пчельника: выбор места и постановка ульев. Об ульях различных систем: их устройство, достоинства и недостатки; выбор улья для пасеки.

Уход за пчелами в различные времена года: весна, лето, осень и зима. Болезни пчел. Враги пчел и пчелиное воровство.

Продукты пчеловодства: мед и воск; их свойства, хранение и употребление. Медоносные растения.

По Физике.

Понятие о физическом теле. Три состояния тел: твердое, жидкое и газообразное. Явления физические и химические; предмет физики. Способ изучения явлений: наблюдение и опыт. Общие свойства тел: протяженность, непроницаемость, делимость, скважность, сцепление, упругость. Косность.

Покой и движение; движение равномерное и перелетное. Движение тел по кругу. Притяжение тел к центру земли, тяжесть, падение тел. Центр тяжести. Закон маятника.

Простые машины, – рычаг первого и второго рода, ворот, подвижной и неподвижной блок, полиспаст первого и второго рода, зубчатые колеса, наклонная плоскость. Весы. Поверка весов; способ двойного взвешивания.

О жидкостях. Передача давления в жидкостях. Гидравлический пресс. Закон Архимеда, плавание тел, удельный вес. Ареометр. Волосность.

О газах. Свойства газов: сжимаемость, упругость, вес. Давление атмосферы (Магдебургские полушария). Ртутный барометр. Зависимость между показаниями барометра и погодою. Сифон. Ливер. Водяные насосы: всасывающий и нагнетательный.

О звуке. Происхождение звука и распространение. Эхо. Рупор.

Понятие о свете. Распространение света; тела прозрачные и непрозрачные. Тень. Источники света. Скорость света. Отражение света. Зеркало плоское и сферическое. Преломление световых лучей. Увеличительное стекло, микроскоп, зрительная труба. Устройство глаза. Солнечный спектр, радуга.

О теплоте. Опыты, доказывающие расширение от теплоты тел твердых, жидких и газообразных. Термометр Реомюра и Цельсия. Перевод градусов. Хорошие и дурные проводники тепла. Лучистая теплота. Скрытая теплота. Источники теплоты: солнечное тепло, химические процессы и механическая работа. Переход тел из одного состояния в другое под влиянием теплоты (замерзание, таяние, плавление, испарение).

Упругость паров. Паровая машина. Главные части паровой машины: цилиндр, золотник, эксцентрик, коленчатая ось, маховое колесо.

Происхождение ветра. Флюгер. Водяные метеоры и их происхождение.

О магнетизме. Магниты естественные и искусственные. Полюсы магнита. Взаимное действие полюсов. Магнитная стрелка (буссоль). Намагничение железа и стали. Способы намагничения.

Об электричестве. Возбуждение электричества трением. Проводники и непроводники электричества. Электроскоп. Свойства остриев. Возбуждение электричества через индукцию. Электрофор. Лейденская банка. Электрическая машина. Искра. Атмосферное электричество; гром, молния. Громоотвод.

Электричество при химических процессах (гальванизм). Гальванические элементы, гальванический ток, гальваническая батарея. Лампа Эдисона.

По Арифметике.

I приготовительный класс.

О делителях. Числа первоначальные, составные, кратные одно другого и четные. О признаках делимости чисел. Свойства чисел, на которых основан вывод признаков делимости. Признаки делимости чисел на 2, 3, 4, 5, 6, 8, 9 и 10. Разложение чисел на первоначальных делителей. Нахождение всех точных делителей данного числа. Общий наибольший делитель данных чисел, и нахождение его: а) посредством разложения чисел на первоначальных производителей и б) посредством последовательного деления. Числа взаимно простые. Наименьшее кратное нескольких чисел, нахождение его.

Простые дроби. Происхождение дробей от измерения и деления. Разделение дробей по отношению величины их к единице. Обращение целого числа с дробью в неправильную дробь, и исключение из неправильной дроби целого числа. Увеличение и уменьшение дробей. Нахождение частей данного числа и нахождение по данной части неизвестного целого. Сокращение дробей. Сравнение величины дробей. Приведение дробей к одному знаменателю. Раздробление и превращение дробных именованных чисел. Сложение, вычитание, умножение и деление дробей и дробных именованных чисел.

II приготовительный масс.

Десятичные дроби. Действия над десятичными дробями. Обращение простых дробей в десятичные. Точные и периодические дроби. Чистые и смешанные периодические дроби. Обращение десятичных дробей в простые.

I специальный класс.

Отношение между величинами и числами. Понятие об арифметическом и геометрическом отношениях. Величины и числа пропорциональные. Пропорции арифметическая и геометрическая и главные свойства их. Решение пропорций. Сокращение геометрических пропорций и уничтожение дробей в пропорциях. Сложные пропорции. Практическое применение пропорции при решении задач.

Тройное правило. Общее определение задач, относящихся к тройному правилу. Решение задач на простое и сложное тройное правило помощью пропорций и приведением к единице. Проценты. Понятие о проценте и практическое применение процентного счисления. Определение процента невсхожести семян. Определение количества посевных семян, если известен процент невсхожести их. Вычисление процентов на деньги за известное время. Определение капитала по процентным деньгам, полученным за известный период времени.

Правило пропорционального деления или товарищества. Деление величин на части пропорциональные данным числам. Деление величин или чисел пропорционально нескольким рядам отношений. Деление величин на части, обратно пропорциональные данным числам.

II специальный класс.

Правило смешения. Определение цены или достоинства смеси, если известны количества и цены веществ, входящих в состав её. Способы определения количества веществ нужных для составления определенного количества и качества смеси в том случае, когда смесь состоит из двух веществ? из трех? из нескольких?

По Геометрии.

II приготовительный класс.

Понятие о геометрическом теле. Поверхность, линия и точка. Поверхность прямая и кривая. Линия прямая, кривая и ломанная. Свойства прямой линии. Плоскости и линии вертикальные, горизонтальные, наклонные. Черчение прямой линии и проведение её по поверхности земли. Сравнение величины прямых линий. Окружность. Измерение расстояния одной точки от другой. Масштаб. Углы. Сравнение величины углов. Черчение углов. Сложение и вычитание углов. Смежные углы и их свойства. Измерение углов. Транспортир. Линии перпендикулярные и косвенные. Линии параллельные. Черчение параллельных линий. Углы с параллельными и перпендикулярными сторонами. Треугольники и их виды. Сумма углов треугольника. Равенство треугольников. Зависимость между сторонами и углами в одном треугольнике. Многоугольники. Виды четырехугольников. Свойство параллелограммов.

I специальный класс.

Окружность и её части. Круг и его части. Проведение окружности через 1, 2 и 3 точки. Нахождение центра окружности и дуги. Свойство равных хорд. Свойство радиуса перпендикулярного к хорде, и свойство перпендикуляра восстановленного из средины хорды. Свойство касательной по отношению к радиусу. Измерение вписанных и описанных углов. Свойство вписанных углов, опирающихся на диаметр. Фигуры вписанные в круг и описанные около него. Способы вписывания и описывания правильных и неправильных фигур. Определение длины окружности и её частей. Подобие фигур. Подобные треугольники и условия подобия треугольников. Черчение подобных треугольников. Отношение периметров подобных треугольников. Подобные многоугольники. Отношение периметров подобных многоугольников. Отношение окружностей. Способы черчения подобных многоугольников. Деление прямой линии на равные части. Инструменты, основанные на свойстве подобных треугольников: пропорциональный циркуль и десятичный масштаб; применение на практике того и другого.

Понятие о площади. Теория равновеликих фигур и её применение при измерении площадей. Понятие об измерении площадей. Измерение площадей квадрата, прямоугольника, параллелограмма, трапеции и треугольника. Измерение площадей правильных и неправильных многоугольников. Площадь круга и его частей: сектора и сегмента. Обращение многоугольника в треугольник. Отношение площадей подобных треугольников и многоугольников. Свойство квадратов, построенных на сторонах прямоугольного треугольника.

II специальный класс.

О линиях и плоскостях в пространстве. Двугранные, трехгранные и многогранные углы. Геометрические тела: пирамиды, призмы, параллелепипеды, кубы, цилиндры, конусы и шары. Измерение поверхности геометрических тел. Поверхность полной и усеченной пирамиды, полного и усеченного конуса, призмы, правильного многогранника и шара.

Понятие об измерении объемов тел. Теория равновеликих тел. Единица меры объемов. Определение объема прямоугольного и наклонного параллелепипеда, призмы, цилиндра, полной и усеченной пирамиды, конуса и шара. Объем всякого тела. Определение объема тела по удельному весу, и определение веса тел по объему.

По Геодезии.

III специальный класс.

Предмет Геодезии. Понятие о плане и съемке планов. Измерение на местности линий, имеющих горизонтальное положение. Измерение наклонных линий.

Решение геодезических задач на местности с помощью цепи и кольев; возставление и опускание перпендикуляров, проведение параллельных линий, определение неприступных расстояний, измерение углов и съемка прямолинейных и криволинейных контур.

Эккер. Устройство и виды эккеров. Поверка эккера. Возставление и опускание перпендикуляров, проведение параллельных линий и съемка дач при помощи эккера, цепи и кольев.

Буссоль. Устройство буссоля. Магнитные азимуты и румбические углы. Съемка дач буссолью.

Устройство астролябии. Теория конуса. Нанесение на бумагу углов измеренных астролябией помощью таблицы хорд. Понятие о межевой съемке. Съемка дач астролябией. Наложение на бумагу контур, определенных астролябией и уничтожение невязки.

Мензула. Съемка дач сим инструментом.

По Русскому языку.

I приготовительный класс.

Понятие о предложении. Главные и второстепенные члены предложения. Предложение краткое, распространенное, полное, неполное, личное, безличное, простое, слитное, сложное.

Части речи.

Имя существительное. Понятие о предмете умственном, чувственном, одушевленном, неодушевленном. Деление существительных на собственные и нарицательные. Разделение нарицательных на собирательные, вещественные, увеличительные, уменьшительные и ласкательные. Роды имен существительных. Существительные, употребляющиеся в одном множественном числе. Падежи и употребление их. Правописание имен существительных.

Имя прилагательное. Разделение прилагательных на качественные, относительные и притяжательные. Изменение качественных по степеням сравнения. Два вида окончания прилагательных. Склонение имен прилагательных и правописание их.

Имя числительное. Деление числительных на количественные и порядковые; числительные дробные. Склонение числительных. Правописание.

Местоимения. Личные, возвратные, притяжательные, указательные, вопросительные, относительные, определительные и неопределенные. Склонение местоимений. Правописание.

Глагол. Залог, вид, наклонение, время, число, лицо. Род глаголов; спряжение; два вида спряжения и их отличительные признаки. Причастие и деепричастие. Правописание.

Наречие. Количественные, обстоятельственные, качественные. Правописание.

Предлог. Простые и сложные предлоги. Правописание.

Союз. Первообразные и производные союзы. Правописание.

Междометие. Отглагольные и звукоподражательные.

Письменные работы.

Диктант, применяемый к изучаемым правилам грамматическим. Письменное изложение прочитанного.

II приготовительный класс.

Синтаксис простого предложения. Выражение подлежащего и сказуемого. Особенности глагольного сказуемого. Дополнение; определение; обстоятельственные слова и обращение. Безличные предложения. Знаки в средине предложения. Знаки, отделяющие предложения друг от друга.

Синтаксис сложного предложения. Предложения определительные, дополнительные, обстоятельственные, условные и уступительные. Способы их подчинения к главному предложению и их сокращение.

Письменные работы.

Диктант, применяемый к изучаемым правилам грамматическим. Составление примеров на изученное правило. Самостоятельное составление сочинений на заданные темы описательного характера.

* * *

На уроках русского языка в специальных – I, II и III классах ученики применяют на практике все выученные в приготовительных классах правила.

Ученики упражняются в писании сочинений на темы, как описательного характера, так и на темы, касающиеся серьезных вопросов, доступных пониманию учащихся. Кроме того, ученики пишут диктант; научаются беглому, выразительному и сознательному чтению; занимаются синтаксическим и этимологическим разбором предложений.

По Русской истории.

Предмет истории и её значение для человека. Откуда мы узнаем наше прошлое. Восточная Европа до начала Русского государства (природа страны; древнейшие обитатели восточной Европы, славяне, – их расселение, быт, нравы, обычаи и верования; соседи восточных славян).

Предание о первых русских князьях, – (Рюрик, Аскольд и Дир, Олег, Игорь, Ольга, Святослав, быт русских).

Принятие христианства и распространение его на Руси. Личность Владимира Святого. Крещение Владимира. Крещение Киевлян и Новгородцев. Первоучители славян св. Кирилл и Мефодий.

Усобицы по смерти Владимира. Княжение Ярослава. Русская правда. Сношение с иноземцами.

Развитие удельно-вечевой системы, её сущность и следствия. Усобицы при сыновьях Ярослава. Усобицы при его внуках. Ослепление Василька. Борьба с половцами. Владимир Мономах. Поучение Владимира. Личность Великого Князя по сравнению с предшественниками. Состояние Руси при Владимире Мономахе. Усобицы при сыновьях и внуках Владимира Мономаха. Сказание о походе Игоря (слово о полку).

Монашество и просвещение на Руси. Краткий очерк возникновения монастырей. Начало русского монашества. Борьба с язычеством.

Новгород и Владимир. Новгородская община. Суздальская область. Андрей Боголюбский. Всеволод III-й. Борьба Суздаля с Новгородом. Государственный строй и быт русских в XIII столетии.

Монгольское иго. Влияние Монгольского ига на все стороны жизни русских людей. Встреча русских с татарами на р. Калке. Татары, – их правы и обычаи. Нашествие татар на Северную Русь. Нашествие на Южную Русь. Золотая орда. Поездки русских князей на поклонение к татарам. Даниил Романович Галицкий. Св. Александр Невский. Смуть при сыновьях Александра Невского. Юрий и Иван Даниловичи. Северные монастыри. Симеон Гордый, Иоанн II-й и Димитрий Донской. Куликовская битва. Нашествие Тохтамыша.

Литва. Литовцы – их верования. Литовцы и крестоносцы Миндовг. Гедимин. Ольгерд. Яголло и введение католичества. Витовт. Соединение Литвы с Польшею.

Москва. Русь постепенно собирается около Москвы. Княжение Василия Дмитриевича. Нашествие Тамерлана и Эдигея. Княжение Василия II, Темного. Флорентийское соединение. Завоевание Константинополя турками.

Княжение Иоанна III. Падение Новгорода. Брак с Софией Палеолог и его следствия. Конец татарского ига. Уничтожение уделов. Борьба с Литвою. Ереси. Развитие самодержавия.

Василий III-й. Падение Пскова и других уделов. Войны с Литвою и татарами. Церковные дела. Московия в XV век по рассказам иноземцев (страна, прием послов; послы на государевом обеде; власть государя; военное дело. Нравы и обычаи; промышленность и торговля).

Иоанн Грозный.

Правление Елены Глинской и бояр.

Личность царя Иоанна IV-го. Детство царя. Венчание на царство и первые годы правления. Суд и управление. Стоглав. Домострой. Взятие Казани и Астрахани. Книгопечатание. Войны с Швецией и Ливонией. Удаление Сильвестра и Адашева. Измена Курбского. Александровская слобода и опричники. Св. Митроп. Филипп. Новгородские и Московские казни. Покорение Сибири. Последние годы царствования Иоанна Грозного.

Нравственное состояние русского общества в эпоху царствования Иоанна IV-го.

Феодор Иоаннович и Борис Годунов. Личность даря. Домашняя жизнь. Значение Годунова.

Войны и сношения с соседями. Учреждение Патриаршества. Убиение царевича Димитрия. Прикрепление крестьян к земле. Царствование Бориса Годунова. Лжедимитрий I-й.

Смутное время на Руси. Царь Феодор Борисович.

Царствование Лжедимитрия I-го. Смерть Лжедимитрия. Василий Шуйский (полуцарь). Тушинский вор. Осада Троицкой лавры. Скопин Шуйский. Сведение с престола Василия Шуйского. Междуцарствие. Патриарх Иермоген. Народное движение против поляков. Русское ополчение под Москвою. Освобождение Москвы и избрание на престол Михаила Феодоровича.

Царствование Михаила Феодоровича. Очищение русской земли от врагов. Столбовский мир. Деулинское перемирие. Патриарх Филарет и его деятельность. Азовское дело.

Западная Русь в конце XVI и начале XVII в. Люблинская уния. Иезуиты. Состояние зап. русск. церкви. Церковная уния. Петр Могила. Казаки. История казачества.

Борьба казаков с турками и татарами. Восстания казаков против Польши. Запорожская сечь.

Алексей Михайлович. Смуты в начале царствования. Соборное уложение. Денежные затруднения. Восстание Разина. Патриарх Никон. Борьба с расколом.

История Малороссии. Богдан Хмельницкий. Восстания на Украине. Борьба Польши с казаками. Вторая война Хмельницкого с Польшей. Переяславская Рада. Преемники Богдана Хмельницкого.

Новые люди в Москве: Ордын Нащокин и Матвеев.

Феодор Алексеевич. Падение Матвеева. Уничтожение местничества. Церковные дела. Просвещение.

Русь – Империя. Царствование Петра Великого (стрелецкий бунт). Правление царевны Софьи. Воспитание Петра и падение Софьи. Азовские походы и путешествие за границу. Северная война. Полтава, Мазепа и Прут. Ништадский мир. Личность преобразователя, – характер и значение Петровых реформ. Дела семейные. Сотрудники Петра.

Екатерина I-я. Петр I-й. Меньшиков регент. Ссылка Меньшикова. Долгорукие и влияние их на Петра I-го. Анна Иоанновна. Верховный Совет. Времена Бирона. Иоанн VI-й. Свержение Бирона. Анна Леопольдовна. Елизавета Петровна. Двор Елизаветы и характер её царствования. Внешняя политика. Петр III Феодорович. Правительственные меры Петра III.

Екатерина II. Характер царствования и состояние общества в это время. Главнейшие деятели царствования Екатерины II-й. Законодательная комиссия и учреждение о губерниях. Экономическое положение. Литературное движение.

Первая турецкая война. Чума и Пугачев. Крым и новые войны. Возвращение западнорусских областей. Диссидентский вопрос и барская конфедерация. Заднепровская Украина. Падение Польши.

Царствование Павла I. Внутреннее управление. Внешняя политика. Италианский поход Суворова.

Император Александр I-й. Внутренняя политика. Учреждение министерств и государственного совета. Сперанский. Война с Турцией и Францией до 1812 года. Нашествие Наполеона. Бородино. Французы в Москве. Русский патриотизм. Отступление Наполеона. Березина. Война за границей. Дрезденское сражение.

Взятие Парижа. Венский конгресс. Сто дней.

Последние годы царствования Императора Александра I. Тайные общества.

Николай I. 14 декабря. Внутренняя и внешняя политика. Отношение Императора Николая I к другим государствам.

Польское восстание. Воссоединение униатов. Первая Турецкая война. Греческий вопрос. Крымская кампания. Кавказ.

Александр II. Освобождение крестьян от крепостной зависимости. Реформы. Внутреннее управление. Польская смута. Покорение Кавказа. Восточный вопрос. Война с Турками. Мученическая кончина Царя-Освободителя.

По Географии.

I приготовительный класс.

Краткие сведения из математической географии. Вид земли. Движение земли около своей оси и около солнца: день и ночь, перемена времен года. Круги, проводимые на глобусе. Полушария, плоскошария, ландкарта. Долгота и широта.

Солнце. Расстояние Солнца от Земли. Величина Солнца. Вращательное движение Солнца. Луна. Движение и фазы Луны. Затмения. Планеты и кометы.

Краткие сведения из физической географии. Разделение земной поверхности между сушею и водою. Разделение суши. Понятие о материке и острове. Происхождение островов. Краевые очертания суши. (Полуостров, мыс, нос, перешеек ). Замечательные полуострова, острова, мысы, перешейки во всех частях света.

Разделение водной поверхности. Океаны. Краевые очертания водной поверхности. Моря, заливы, бухты, губы, проливы во всех частях света. Устройство поверхности суши, равнины, плоскогория, низменности, пустыни, степи во всех частях света. Горы. Важнейшие горные цепи и вершины. Значение внутренних форм суши. Устройство дна морского. Свойства морской воды. Приливы и отливы; причины этого явления. Значение приливов и отливов. Морские течения. Течения экваториальные, теплые и холодные. Значение морских течений.

Воздух. Состав воздуха. Свойства воздуха. Высота атмосферы. Движение воздуха. Ветры. Происхождение ветров. Пассаты, муссоны, бризы, ураган, смерч. Значение ветров. Атмосферные осадки: туман, облако, дождь, снег, град, роса, иней.

Воды суши. Снега и льды. Снеговая линия. Глетчеры-Ключи, – происхождение ключей и разделение по продолжительности действия, по температуре и по вкусу воды. Главнейшие реки и озера во всех частях света. Значение рек и озер.

Климат, растения и животные. Ягоды. Кавказская, монгольская, негрская, малайская, австралийская и американская расы. Разделение людей по образу жизни и по религии.

Государство. Образы правления.

II приготовительный класс.

Общий очерк Европы.

Положение, границы, устройство поверхности, орошение (реки и озера), климат и народонаселение Европы.

Краткие сведения о государствах Европы: Греция, Турция, княжество Болгария, княжество Черногория, королевство Сербия, королевство Румыния, Италия, Испания, Португалия, Дания, Швеция и Норвегия, Швейцария, Нидерланды, Бельгия, Австро-Венгрия, Германия, Франция и Англия. Все государства проходятся по плану: положение, границы, устройство поверхности, почва, орошение, климат, народонаселение, промышленность, разделение в политическом отношении и главные города.

Государства в других частях света. В Азии: Китайская империя, Персия и др. В Африке: Фец, Марокко и др. В Америке: Северо-Американские Штаты и Бразилия. В Австралии: Королевство Сандвичевых островов.

I специальный класс.

Российская Империя.

Географическое положение, главные части и пространство Российской Империи. Границы Российской Империи; морские границы. Моря: Балтийское, Черное и Азовское, Великий океан. Значение этих морей в военном, торговом и промышленном отношении.

Сухопутные границы России и их значение в военном, торговом и промышленном отношении. Количество народонаселения в России: густота его. Государственное устройство и административное деление России.

Европейская Россия: её географическое положение, границы и пространство. Устройство поверхности; горы по окраинам: Уральские, Таврические, отрасли Карпатов и Финляндские. Возвышенности внутри: Урало-Балтийская гряда и Урало-Карпатская гряда. Равнины Европейской России. Орошение Европейской России. Распределение внутренних вод; северная покатость, Финляндия, озерный бассейн, западная покатость, южная и юго-восточная покатости. Каналы.

Климат Европейской России; разделение её на климатические полосы; характеристика климата и растительности каждой полосы.

Состав народонаселения. Северный край. Финляндия. Озерный край. Прибалтийский край. Центральное пространство. Черноземная полоса. Степной край. Приуральский край. Их поверхвость, почва, орошение, климат, природа, народонаселение, промышленность и замечательные города и пункты.

Торговля и пути сообщения Европейской России. Водные пути. Железные дороги; шоссейные и грунтовые дороги. Внутренняя и внешняя торговля.

Азиатская Россия. Кавказ. Сибирь. Среднеазиатские владения. Географическое положение; границы и пространство; устройство поверхности; орошение; климат и природа; народонаселение; административное разделение и города в этих частях Азиатской России.

По Законоведению.

III специальный класс.

Главнейшие законы, относящиеся до крестьянского быта.

Верховная, самодержавная власть Государя Императора и издаиваемые ею законы. Свод законов и главнейшие для крестьян части его. Высшие правительственные учреждения. Министерства: Внутренних Дел и Земледелия. Разделение Империи Российской на губернии, уезды, земские участки, станы, волости и сельские общества. Губернатор. Губернские и уездные по крестьянским делам учреждения.

Село и сельское управление. Кто заведует сельско-общественными делами. Сельский сход и его состав. Дела, подлежащие решению сельского схода. Сельские должностные лица, – выборные и наемные. Сельский староста, сборщик податей, смотритель хлебо-запасного магазина, лесной и полевой сторожа. Права и обязанности каждого из этих лиц.

Волость и её состав. Кто заведует общественными делами волости. Волостной сход, его состав и дела, подлежащие решению волостного схода. Волостной старшина, его права и обязанности. Волостное правление. Волостные заседатели. Волостной писарь.

Волостной крестьянский суд. Цель учреждения волостных судов. Состав и заседание волостного суда. Понятие о делах гражданских и уголовных. Дела подсудные волостному суду. Порядок волостного судопроизводства. Взыскания и наказания, налагаемые волостным судом. Исполнение и обжалование решений. Суд и управление в уезде.

Земские начальники, их съезды. Административные и судебные права этих учреждений. Обжалование решений земского начальника. Краткое понятие об общих судебных местах и предметах их ведомства.

Земство. Цель и значение земских учреждений. Выбор гласных. Избирательные съезды. Уездное земское собрание и его состав. Уездная земская управа. Губернское земское собрание и управа.

Продовольственные капиталы. Ссуды и возврат их. Обязательное земское страхование от огня; страховые премии. Противопожарные меры. Страхование скота; меры против заразительных болезней.

Подати и повинности – государственные, земские и общественные.

Выкупные платежи. Воинская повинность.

Права и обязанности крестьян, по существующим законам, в отношении пользования земельными наделами. Пользование крестьян лесом.

Крестьянский поземельный банк. Цель учреждения его. Размер ссуд. Как производится покупка земли с помощью банка. Ежегодные платежи по ссудам. Пеня в случае неуплаты и продажа с публичного торга. Аренда казенных земель.

О найме на сельские работы. Обязанности нанимателя и рабочего.

По Пению.

О нотах, о названии и числе нот; о ключах, – изображение и значение различных ключей. Упражнения в разных ключах (в скрипичном, дискантовом, альтовом, теноровом и басовом). О гаммах: о восходящей и нисходящей гамме. Об интервалах: прима, секунда, терция, кварта, квинта и т. д. до ноны. О тоне и полутоне; сложение и вычитание тонов. Деление нот: целая нота, половина, четверть, восьмая и т. д. О потах пунктированных. О паузах. О размере простом и сложном. О знаках изменения (диэзы, бемоли), о двойном диэзе и бемоле. Гаммы мажорные и минорные. Объяснение как легче запомнить тоны. Необходимые музыкальные термины и знаки. О форшлаге, о синкопах и триолях.

8 церковных гласов (на Господи воззвах и на Бог Господь). Обедня Св. Иоанна Златоустого и Всенощное бдение.

* * *

О положении корпуса во время пения. О дыхании: диафрагменное и плечевое. О постановке голоса. Положение голосовых органов во время пения.

Общие правила для сохранения голоса.

Дополнительные ведомости

Средние ежегодные затраты на школу

Сумма На одного ученика19
Руб. К. Руб. К.
Из сумм правительственного пособия затрачивается:
На жалованье учителей 3000 46 16
На учебные пособия 500 7 69
В с е г о 3500 53 85
Из средств учредителя школы Николая Николаевича Неплюева тратится ежегодно, приблизительно, следующая сумма:
На одежду 1200 18 48
Белье и стирка 560 8 61
Обувь 450 6 92
Продовольствие 2850 43 87
Отопление 130 2
Освещение 125 1 92
Наем прислуги и эконома 300 4 62
Содержание учителей (квартира, отопление, освещение и часть провизии для стола) 200 3 08
Содержание аптеки и фельдшер 400 6 12
Общие расходы 600 9 23
Имущество 500 7 69
В с е г о 7315 112 54
4% на затраченный капитал в постройках и имуществе школы на сумму 35 000 р. 1400
2½ % погашения с капитала в 35 000 р. 875
В с е г о 13090
Школа возвращает учредителю в работах учеников и в результатах их хозяйства 2000 30 77
Таким образом на школу тратится:
Правительственного пособия 3500 53 85
Из средств учредителя 7590 116 77
Итого расходу 11090 170 62

Ведомость о наличном составе учеников в Воздвиженской низшей сельскохозяйственной школе к 1-му октябрю 1893 года.

а) Первый приготовительный класс


Фамилии и имена Лета Веро­испов. Сословие Какой губернии и уезда уроженец Время поступления в школу Предварительное образование Пансионер (на чей счет) или приходящий Примечания
1 Афромеев Андрей 13 Православного Мещанин Черниговск. г. Глухов. у. Приняты 4 августа 1893 года В народной школе Пансионеры учредителя Члены Младшего Братского Кружка
2 Бельмас Николай 12 – « – Черниговск. г. и уезда – « –
3 Борков Александр 15 – « – Чернигов. г. Кролевец. у. – « –
4 Дикий Иван 16 Сын отст. рядов. Чернигов. г. Глуховск. у. – « – Чл. Млад. Брат. Кр. и Старшина
5 Клечановский Иван 14 Дворянин – « – В 2-х кл. учил. М.Н.П. Члены Младшего Братского Кружка
6 Коломейченко Андрей 14 Казак Чернигов. г. Конотоп. у. В народной школе
7 Мерчанский Иван 15 Дворянин Чернигов. г. Глуховск. у. В 2-х кл. учил. М.Н.П.
8 Михей Григорий 12 Крестьян. Полтавск. г. Золотонош. у. В народной школе
9 Нарбут Сергей 13 Сын губ. секретар. Чернигов. г. Глуховск. у. – « – Исключен из шк.
10 Приходько Авксентий 15 Мещанин Черниг. г. Городницк. у. В 2-х клас. училищ. Чл. Мл. Бр. Кр.
11 Савич Николай 15 Дворянин – « – В народной школе вне Кр.
12 Селегень Павел 14 Мещанин Харьковск. г. Ахтырск. у. – « – Члены Младшего Братского Кружка
13 Супрун Андрей 13 Казак Черниг. г. Кролевецк. у. 4 авг. 1892 – « –
14 Харченко Александр 14 Мещанин Екатериносл. г. Елисав. у. 4 авг. 1893 г. – « – вне Кр.
15 Шаповал Трофим 15 Крестьян. Черниг. г. Новозыбк. у. – « – Члены Младшего Братского Кружка
16 Штанюк Андрей 14 – « – Чернигов. г. Глухов. у. – « –
17 Федоренко Павел 15 Мещанин – « – – « –
Всего 17 учеников

б) Второй приготовительный класс


Фамилии и имена Лета Веро­испов. Сословие Какой губернии и уезда уроженец Время поступления в школу Предварительное образование Пансионер (на чей счет) или приходящий Примечания
1 Баглей Михаил 15 Православного Крестьян. Черниг. г. Городницк. у. 4 авг. 1892 г. В народной земск. школе Пансионеры учредителя Члены Младшего Братского Кружка
2 Егоров Дмитрий 16 Сын отст. фейервер. Чернигов. г. Глуховск. у. – « – – « –
3 Караулов Захарий 16 Сын отст. рядового – « – – « – – « –
4 Клочек Семен 17 Крестьян. Полтавскг. Золотонош. у. 4 авг. 1893 г. – « – Чл. Старш. Бр. Кр. и Старшина
5 Костюченко Андрей 13 Казак Черниг. г. Конотопск. у. 4 авг. 1892 г. – « – Члены Младшего Братского Кружка
6 Коржок Иван 16 Крестьян. Чернигов. г. Глуховск. у. – « – – « –
7 Леляков Тимофей 13 Мещанин – « – – « – – « –
8 Мужило Иван 19 Крестьян. – « – – « – – « – вне Кр.
9 Набока Даниил 15 – « – – « – – « – – « – Члены Младшего Братского Кружка
10 Приходько Николай 16 – « – Черниг. г. Городницк. у. – « – В 2-х классн. учил.
11 Пурис Феодор 16 Казак Чернигов. г. Глуховск. у. – « – В народной школе
12 Сеница Павел 14 Крестьян. Полтавск. г. Переясл. у. – « – – « –
13 Соломка Петр 15 – « – Чернигов. г. Глуховск. у. – « – – « –
14 Старовойт Иллар. 15 – « – – « – – « – – « –
15 Шевченко Феодор 15 – « – – « – – « – – « – вне Кр.
16 Федюшин Иван 13 Дворянин Курской г. Новоскольск. у. – « – – « – Чл. Мл. Бр. Кр.
Всего 16 учеников

в) Первый специальный класс


Фамилии и имена Лета Веро­испов. Сословие Какой губернии и уезда уроженец Время поступления в школу Предварительное образование Пансионер (на чей счет) или приходящий Примечания
1 Банник Александр 16 Православного Крестьян. Чернигов. г. Глуховск. у. 4 авг. 1891 г. В земск. народн. шк. Пансионеры учредителя Чл. Мл. Бр. Кр.
2 Бондаревский Семен 16 Мещанин – « – 4 авг. 1890 г. – « –
3 Деркачев Алексей 18 Из духов. звания. – « – 4 авг. 1891 г. – « – Чл. Стар. Бр. Кр.
4 Новик Иван 16 Крестьян. – « – – « – – « – Члены Младшего Братского Кружка
5 Новик Феодор 19 – « – Черниг. г. Новг. Сев. у. – « – – « –
6 Панченко Даниил 17 – « – Черниг. г. Сосницкого у. – « – В 2-х клас. училищ.
7 Ребенко Лев 16 Мещанин Чернигов. г. Глуховск. у. – « – – « –
8 Ребус Николай 17 Дворянин Черниг. г. Городницк. у. – « – – « –
9 Сухманев Владимир 17 – « – Бесарабск. г. Аккерм. у. 4 авг. 1892 г. С домашним образов.
10 Терещенко Феодор 14 Крестьян. Чернигов. г. Глуховск. у. – « – В народной школе
11 Фурсей Юрий 17 – « – – « – – « – – « –
12 Хохол Петр 15 – « – Черниг. г. Городницк. у. – « – – « –
13 Черненко Семен 16 – « – Чернигов. г. Глуховск. у. – « – – « – Чл. Старш. Бр. Кр. и Старшина кл.
14 Федоренко Василий 15 Мещанин – « – 4 авг. 1890 г. – « – Чл. Стар. Бр. Кр.
Всего 14 учеников

г) Второй специальный класс


Фамилии и имена Лета Веро­испов. Сословие Какой губернии и уезда уроженец Время поступления в школу Предварительное образование Пансионер (на чей счет) или приходящий Примечания
1 Барабаш Андрей 20 Православного Казак Полтав. г. Переясл. у. 4 авг. 1890 г. В народной школе Пансионеры учредителя Чл. Стар. Бр. Кр.
2 Богдан Павел 16 – « – Черниг. г. Сосницкого у. 4 авг. 1891 г. В 2-х кл. уч. М.Н.П.
3 Деркачев Павел 19 Из духов. сослов. Чернигов. г. Глуховск. у. 4 авг. 1889 г. В народной школе Чл. Мл. Бр. Кр.
4 Евдокименко Петр 16 Дворянин – « – – « – – « – вне Кр.
5 Косьяненко Иван 16 Казак Полтав. г. Переяслав. у. 4 авг. 1890 г. – « – Чл. Стар. Бр. Кр.
6 Кизименко Иосиф 17 Крестьян. Черниг. г. Кролевецк. у. 4 авг. 1889 г. – « – вне Кр.
7 Клюка Феодор 18 Казак Черниг. г. Глуховск. у. 4 авг. 1890 г. – « –
8 Моркотун Трофим 19 – « – Полтавск. г. Переясл. у. – « – – « – Чл. Стар. Бр. Кр.
9 Набока Григорий 17 Крестьян. Чернигов. г. Глуховск. у. – « – – « – Чл. Стар. Бр. Кр. и старшина
10 Набока Иван 18 – « – – « – – « – – « – Члены Старшего Братского Кружка
11 Поздняк Петр 17 – « – – « – – « – – « –
12 Пушенко Василий 18 Мещанин – « – 4 авг. 1889 г. – « –
13 Тимченко Йван 17 Крестьян. – « – 4 авг. 1890 г. – « –
14 Щербаков Николай 17 Мещанин – « – 4 авг. 1889 г. – « –
Всего 14 учеников

д) Третий специальный класс


Фамилии и имена Лета Веро­испов. Сословие Какой губернии и уезда уроженец Время поступления в школу Предварительное образование Пансионер (на чей счет) или приходящий Примечания
1 Лазебный Василий 17 Православного Крестьян. Черниговск. г. и уезда 4 авг. 1888 г. В сельской народ. шк. Пансионеры учредителя Чл. Стар. Бр Кр. и помощ. Старш.
2 Леляков Родион 17 Мещанин Чернигов. г. Глуховск. у. 4 авг. 1889 г. – « – Чл. Стар. Бр Кр.
3 Нечистик Георгий 18 Крестьян. – « – – « – – « – Чл. Стар. Бр Кр. и Старш. школы
4 Павлов Михаил 19 Мещанин Черниг. г. Новг. Сев. у. 4 авг. 1888 г. – « – Члены Старшего Брат. Кружка
5 Петров Иван 18 Сын отст. унт.– офиц. Чернигов. г. Глуховск. у. 4 авг. 1889 г. – « –
6 Савченко Василий 16 Крестьян. – « – – « – – « –
7 Шамрай Трофим 18 – « – – « – – « – – « – Чл. Мл. Бр. Кр.
Всего 7 учеников

Ведомости о составе учеников на 1 октября 1893 года

а) По сословиям


Классы Крестьян Мещан Казаков Духовного сословия Дворян Сыновья отст. ряд. и друг. Итого
I приготовительный 3 7 2 4 1 17
II приготовительный 10 1 2 1 2 16
I специальный 8 3 1 2 14
II специальный 5 2 5 1 1 14
III специальный 4 2 1 7
Итого 30 15 9 2 8 4 68

б) По возрасту


Возраст I приготов. II приготов. I специальн. II специальн. III специальн. Итого Примечания
12 лет 2 2
13 лет 4 3 7
14 лет 5 1 1 7
15 лет 5 5 2 12
16 лет 1 5 5 3 1 15
17 лет 1 4 5 2 12
18 лет 1 3 3 7
19 лет 1 1 2 1 5
20 лет 1 1
Итого 68

б) По предварительному образованию


Классы I приготов. II приготов. I специальн. II специальн. III специальн. Итого Приме­чания
Из 2-х клас. школ М.Н.П 3 1 2 1 7
Из земских школ 14 15 11 13 7 60
Из одноклассн. город. школ
С домашним образованием 1 1
Итого 17 16 14 14 7 68

Приняты 1 августа 1894 года


Имя и фамилия Лета Звание Откуда родом
1 Бурдукало Федот 14 Казак М. Борозна, Черниг. г., Черниговского уезда
2 Дворниченко Иосиф 14 Крестьян. М. Янполь, Чернигов. г., Глуховского уезда
3 Короза Афанасий 13 Сын солд. М. Янполь, Чернигов. г., Глуховского уезда
4 Косичиев Стефан 13 Казак М. Янполь, Чернигов. г., Глуховского уезда
5 Кравченко Григорий 15 Крестьян. С. Береза, Чернигов. г., Глуховского уезда
6 Кудряшев Семен 14 – « – С. Тростянец, Харьк. г., Ахтырского уезда
7 Лысенко Феодосий 13 Казак С. Гирянка, Черниг. г., Конотопского уезда
8 Овчаренко Денис 15 – « – С. Камень, Чернигов. г., Кролевецкого уезда
9 Овчаренко Нестор 14 – « – С. Камень, Чернигов. г., Кролевецкого уезда
10 Пархоменко Яков 15 Крестьян. М. Дробова, Полтав. г., Золотоношского уезда
11 Петров Митрофан 15 Сын унт.-офицера С. Гамалеевка, Черниг. г., Глуховского уезда
12 Петруненко Феодор 14 Сын солд. Шостенский порохов. зав. Черниг. г., Глухов. у.
13 Поправка Василий 15 Крестьян. Сл. Великий-Хутор, Полтавск. г., Золотон. уезда
14 Савченко Николай 13 – « – С. Белица, Чернигов. г., Глуховского уезда
15 Сердюк Филипп 15 Казак М. Дубовичи, Черниг. г., Глуховского уезда
16 Тамарка Трофим 14 Крестьян. М. Дубовичи, Черниг. г., Глуховского уезда
17 Теличенко Михаил 13 – « – М. Янполь, Чернигов. г., Глуховского уезда
18 Чвертка Яков 15 – « – Слоб. Свесса, Чернигов. г., Глуховского уезда
19 Шаповал Василий 16 – « – С. Хотуничи, Черниг. г., Городницкого уезда
20 Шинкаренко-Новохатко Зиновий 15 – « – М. Великий-Хутор, Полтавск. г., Золотонош. уезда
21 Яценко Дмитрий 13 Казак С. Лукаши, Полтавской г., Переяславского уезда
22 Юдицкий Сергей 17 Дворянин Город Чернигов

К 1 октябрю 1894 года в Воздвиженской школе состоит воспитанников:

В I приготовит. классе.................................................. 22

Во II приготовит. классе............................................... 17

В I специальном классе................................................ 14

Во II специальном классе............................................. 14

В III специальном классе.............................................. 14 –––––––––––

Всего в школе................................................................ 81

Из них:

В Старшем Братском Кружке..................................... 16

В Младшем Братском Кружке.................................... 34

Вне кружков................................................................... 31

Дети, подвергавшиеся конкурсному испытанию 1 августа 1887 года

№№ Фамилии и имена Который раз подвер­гаются испытанию Возраст Звание Примечания
1 Чумак Петр 1 12 кр-н м. Янполя, Чернигов. г., Глуховск. у.
2 Шийко Андрей 1 14 кр-н м. Янполя
3 Омельченко Георгий 1 12 кр-н м. Янполя
4 Тек Тихон 1 15 кр-н м. Янполя
5 Галионка Антон 1 13 кр-н м. Янполя
6 Шапоренко Семен 1 13 кр-н м. Янполя Принят
7 Белка Василий 1 12 мещ. г. Глухова, Черниговской губ.
8 Банник Дмитрий 1 14 кр-н м. Янполя
9 Веллер Иосиф 1 12 дворянин
10 Галушка Евфим 1 14 кр-н м. Янполя
11 Демидов Александр 1 14 мещ. м. Воронежа, Чернигов. г. Глухов. у. Принят
12 Ярема Евфим 1 13 кр-н м. Янполя
13 Пастухов Сергий 1 16 мещ. г. Глухова
14 Иванов Георгий 1 17 мещ. г. Сумм
15 Кононенко Савва 1 13 кр-н м. Янполя
16 Макушенко Тихон 1 13 кр-н с. Есмани, Черн. губ. Глуховск. у. Принят
17 Новик Семен 1 13 кр-н м. Янполя Принят
18 Нечистик Егор 1 13 кр-н м. Янполя
19 Наконечный Митрофан 1 14 казак м. Янполя Принят
20 Прудников Андрей 1 12 кр-н с. Орловки, Чернигов. г. Глухов. у. Принят
21 Петренко Михаил 1 12 мещ. г. Глухова
22 Сипливый Семен 1 13 кр-н м. Янполя
23 Скипский Андрей 1 13 кр-н с. Очкино
24 Тимченко Стефан 1 14 кр-н м. Янполя
25 Цыбулька Захар 1 12 кр-н с. Гремячки, Чернигов. г. Глухов. у.
26 Чумак Тихон 1 13 кр-н м. Янполя
27 Шаповал Терентий 1 14 кр-н м. Янполя Принят
28 Языков Феодор 1 13 сын унт.-офицера
29 Федот Никифор 1 13 кр-н м. Янполя
30 Белобаба Исаак 1 14 кр-н м. Янполя Принят
31 Новик Феодор 1 12 кр-н м. Янполя
32 Галионка Игнат 1 13 казак с. Ерловки, Чернигов. г. Глуховск. у.
33 Акимов Филипп 1 13 мещ. г. Конотопа, Черниговской губ.
34 Пономарев Козьма 1 13 мещ. г. Глухова, Черниговской губ. Принят
35 Гребенюк Иван 1 12 кр-н с. Гремячки, Черниг. губ., Глухов. у.
36 Гуйченко Павел 1 12 сын фельдшера Принят
37 Щербаков Иван 1 15 мещ. г. Глухова Принят
38 Рябов Иван 1 12 сын канонира
39 Сущенко Иван 1 13 казак м. Дубович, Черниг. г. Глухов. у
40 Сыч Иван 1 14 кр-н дер. Дорошовки, Черниг. г. Глухов. у.
41 Прилуцкий Демьян 1 17 казак с. Ярославца, Черниг. г. Глухов. у.
42 Петр Галушка 1 13 мещ. м. Воронежа, Черниг. губ., Глух. у.
43 Шкуратов Гавриил 1 14 казак с. Викторовой
44 Гриценко Давид 1 13 кр-н с. Ярославца
45 Кривонос Никита 1 13 кр-н с. Ярославца Принят
46 Мартыненко Григорий 1 14 кр-н с. Гремячки, Черниг. губ., Глух. у.
47 Ивченко Николай 1 17 мещ. г. Глухова, Черниг. губ. Принят
48 Лукьяненко-Шаповал Павел 1 14 кр-н м. Янполя Принят
49 Жаворонков Павел 1 13 мещ. г. Дмитровска. Орл. губ.
50 Дворниченко Егор 1 13 кр-н с. Гремячки
51 Абрамов Иван 1 12 мещ. м. Воронежа, Черниг. губ., Глухов. у. Принят
52 Смоловик Яков 1 12 казак с. Черториг
53 Кулиш Иван 1 13 сын солдата Принят

Дети, подвергавшиеся конкурсному испытанию 1 августа 1888 года

№№ Фамилии и имена Который раз подвер­гаются испытанию Возраст Звание Примечания
1 Акимов Филипп 1 14 мещанин
2 Атрохов Иван 1 14 казак с. Бачевска
3 Вашура Михаил 1 14 мещ. г. Новгород.-Северска, Черниг. губ.
4 Вашура Алексей 1 12 мещ. г. Новгород.-Северска Принят
5 Веллер Иосиф 2 13 дворянин Принят
6 Галионка Игнат 2 14 кр-н с. Орловки, Черниг. г. Глухов. у.
7 Гальвич Вениамин 1 12 дворянин Принят
8 Грищенко Сергей 1 14 кр-н с. Ярославца
9 Гузей Борис 1 13
10 Дорофеев Павел 1 12 сын солдата Принят
11 Иванов Георгий 2 13 сын солдата
12 Ивченко Андрей 1 12 мещ. г. Глухова Принят
13 Гинн Виктор 1 15 Швейцарский подданный Принят
14 Кениг Василий 1 12 Германский подданный Принят
15 Конча Иван 1 13 казак с. Шатрищ
16 Коржок Андрей 1 14 кр-н м. Янполя
17 Кизименко Иосиф 1 12 кр-н Королевецк. у. Черниг. губ.
18 Лазарев Василий 1 12 солдатский сын
19 Лазебный Василий 1 12 кр-н с. Гучина Черниг. и у. Принят
20 Марока Игнатий 1 12 кр-н с. Марчихиной-Буды.
21 Москаленко Семен 1 13 кр-н с. Пустогорода
22 Мирочник Улиан 1 14 кр-н с. Журавки
23 Мирошниченко Феодор 1 13 кр-н с. Дорогаевки
24 Нечистик Георгий 2 14 кр-н м. Янполя
25 Новиченко Андрей 1 13 сын солдата
26 Осташков Дмитрий 1 12 дворянин Принят
27 Обуховский Иван 1 16 казак с. Своркова Черниг. губ. Глух. у.
28 Охременко Николай 1 12 мещанин
29 Остапенко Трофим 1 13 кр-н с. Журавки
30 Петров Иван 1 15 солдатский сын
31 Пилипенко Петр 1 12
32 Пушенко Василий 1 13 кр-н с. Дубовичи
33 Руднин Гавриил 1 12 кр-н с. Дорошевки
34 Рудьков Фома 1 14
35 Смирный Кадрат 1 13 кр-н м. Янполя Принят
36 Спичак Аполлон 1 12 кр-н с. Березы, Глухов. у.
37 Сафонов Иван 1 14 кр-н с. Чуйковки
38 Сущенко Иван 1 13 казак с. Дубовичи
39 Смоловик Яков 2 12 казак с. Черторичи
40 Тимченко Дмитрий 1 13 кр-н м. Янполь
41 Ткаченко Яков 1 14 кр-н с. Березы
42 Федосов Николай 1 13 сын солдата
43 Цвелодуб Иван 1 12 кр-н м. Янполя Принят
44 Цыбулька Захарий 1 13 кр-н с. Гремячки, Глухов. у.
45 Черныш Петр 1 12 кр-н с. Дорошевки
46 Шут Яков 1 13 кр-н м. Янполя Принят
47 Шутиков Павел 1 13 казак с. Шатрищи
48 Щербаков Николай 1 12 мещ. г. Глухова.
49 Юденко Максим 1 12 дворянин
50 Юрченко Григорий 1 14 солдатский сын
51 Павлов Михаил 1 13 мещ. г. Москвы Принят
52 Ерохин Иван 1 12
53 Петренко Михаил 1 14 кр-н сл. Свесса, Черниг. губ. Глух. у.
54 Московка Георгий 1 13 кр-н х. Московкин Глух. у. Черниг. губ.
55 Коган Михаил 1 15 дворянин г. Новороссийск на Кавказе Принят в I спец. класс

Дети, подвергавшиеся конкурсному испытанию 1 августа 1889 года

№№ Фамилии и имена Который раз подвер­гаются испытанию Возраст Звание Примечания
1 Козачек Илья 1 13 дворянин
2 Шульгин Максим 1 12 кр-н Трубчевск. у.
3 Кочетов Клим 1 14 Германский подданный
4 Нечистик Георгий 3 15 кр-н м. Янполя Принят во II приг. класс
5 Зайцев Гавриил 1 13 сын кр-на
6 Покатило Илларион 1 14 кр-н с. Березы
7 Подорожный Василий 1 12 сын солдата
8 Хоменко Дмитрий 1 12 мещ. м. Воронежа
9 Савченко Василий 1 12 кр-н с. Белицы Принят
10 Федосов Николай 2 14 сын солдата
11 Васильев Иван 1 13 мещанин
12 Леляков Родион 1 13 мещанин Принят
13 Мальченко Михаил 1 12 сын солдата
14 Ставский Александр 1 12 дворянин Принят
15 Евдокименко Петр 1 12 дворянин Принят
16 Лазарев Василий 2 13 сын солдата, из м. Шостки
17 Андрик Стефан 1 13 кр-н Путивльск. у.
18 Деркачев Павел 1 15 сын пономаря Принят
19 Деркачев Алексей 1 14 сын пономаря
20 Лещинский Вячеслав 1 14 дворянин Принят во II приг. класс
21 Щербаков Николай 2 12 мещанин Принят
22 Кизименко Иосиф 2 13 кр-не Кролев. у. Черниговск. губ. Принят
23 Кизименко Иван 1 12
24 Пушка Михаил 1 13 кр-н с. Гремячки
25 Пушенко Василий 2 14 кр-н с. Дубович Принят
26 Шамрай Трофим 1 13 кр-н м. Янполя Принят
27 Чайковский Феодор 1 15 дворянин сын полковника Принят
28 Ивахно Никита 1 16 кр-н из Полтав. г. Принят
29 Ребенко Моисей 1 12 казак с. Слоута
30 Петров Иван 2 13 сын солдата Принят
31 Прилуцкий Николай 1 13 дворянин
32 Фурсей Дионисий 1 14 крестьянин

Дети, подвергавшиеся конкурсному испытанию 1 августа 1890 года

№№ Фамилии и имена Который раз подвер­гаются испытанию Возраст Звание Примечания
1 Богачев Феодор 1 13 мещ. из Курской губ. Путивльск. у.
2 Бондаревский Семен 1 12 мещ. г. Глухова Принят
3 Вересоцкий Григорий 1 14 дворянин Чернигов. губ. Глух. у.
4 Горбачев Федот 1 14 мещ. м. Янполя Принят
5 Деркачев Алексей 2 15 сын псаломщика
6 Тимченко Иван 1 14 кр-н м. Янполя Принят
7 Ивановский Афанасий 1 13 сын псаломщика
8 Караулов Захарий 1 13 сын солдата, из м. Шостки Глух. у.
9 Кизименко Иван 2 13 кр-н с. Рождественного, Кролев. у. Чер. г.
10 Кикот Дмитрий 1 12 кр-н с. Чеплеевки, Кролевецк. у. Чер. г.
11 Ключка Феодор 1 15 казак м. Янполя Принят
12 Коновец Михаил 1 13 казак с. Чеплеевки, Кролевецк. у.
13 Котляренко Михаил 1 15 кр-н с. Есмань, Черниг. губ. Глухов. у. Принят
14 Крашенинников Борис 1 12 мещ. г. Севска, Орловск. губ.
15 Марченко Прокоп 1 13 кр-н с. Гремячки, Глуховск. у.
16 Музалевский Михаил 1 14 Дети почетного гражд. Черниг. г. Новг.-сев. у. с. Шатрищи
17 Музалевский Яков 1 15
18 Набока Григорий 1 15 кр-н м. Янполя Принят
19 Набока Иван 1 15 кр-н м. Янполя Принят
20 Новик Иван 1 12 кр-н м. Янполя
21 Новиченко Андрей 1 14 сын унт.-офиц.
22 Поздняк Петр 1 14 кр-н м. Янполя Принят
23 Приходько Николай 1 12 кр-н м. Любеч, Черниг. г.
24 Процко Дмитрий 1 12 кр-н м. Любеча
25 Пустовойтов Афанасий 1 14
26 Противень Алексей 1 12 кр-н с. Дубовичи, Черниг. г. Глухов. у.
27 Ребенко Лев 1 12 мещ. м. Янполя
28 Рябуха Архип 1 13 казак м. Янполя
29 Туник Иосиф 1 13 кр-н м. Янполя
30 Фурсей Егор 1 12 кр-н с. Журавки, Черниг. г. Глухов. у.
31 Федоренко Василий 1 12 сын мещ. м. Янполя Принят
32 Худяков Владимир 1 14 кр-н с. Крупец, Черниг. г. Путивльск. у.
33 Яковченко Николай 1 13 мещанин
34 Ребенко Моисей 2 13 казак с. Слоута
35 Барабаш Андрей 1 17 казак с. Корнеевки Полтав. губ. Переясл. у. Принят
36 Моркотун Трофим 1 16 казак с. Корнеевки Полтав. губ. Переясл. у. Принят
37 Касьяненко Иван 1 13 казак с. Корнеевки Принят
38 Крамаренко Петр 1 12 казак с. Корнеевки Полтавск. губ.

Дети, подвергавшиеся конкурсному испытанию 1 августа 1891 года

№№ Фамилии и имена Который раз подвер­гаются испытанию Возраст Звание Примечания
1 Банник Александр 1 13 кр-н м. Янполя Принят
2 Бондаренко Антон 1 13 мещ. г. Новгор.-Север., Черниговск. г.
3 Бровченко Никита 1 13 казак с. Орловки, Глуховск. у. Черниг. г.
4 Воскобойников Козьма 1 17 мещ. м. Буды, Новгород-Северск. у
5 Гайдамак Феодор 1 12
6 Данилевский Андрей 1 13 казак м. Воронежа, Глуховск. у.
7 Данилевский Иосиф 1 12 казак м. Воронежа
8 Дворниченко Яков 1 12 кр-н м. Янполя
9 Денисенко Александр 1 12 кр-н м. Янполя
10 Деркачев Алексей 3 16 сын псаломщика с. Белокопытовки Принят
11 Дудка Александр 1 13 мещ. г. Новг.-Север.
12 Исаев Семен 1 14
13 Исаев Степан 1 15
14 Кизименко Иван 3 14 кр-н Новозыбковск. у. Принят
15 Козырев Илларион 1 15 дети кр-н Елецкого у. Орловской губ.
16 Козырев Григорий 1 17
17 Коржок Иван 1 15 кр-н м. Янполя Принят
18 Кравченко Василий 1 13 казак Кролевецкого у.
19 Крамарев Филипп 1 14 кр-н м. Марчихиной Буды
20 Кресанов Николай 1 12 сын купца из Глухова
21 Кудлай Яков 1 13 кр-н м. Янполя
22 Лешков Владимир 1 14 сын солдата
23 Литвинов Александр 1 13 дворянин
24 Мамонов Николай 1 14 казак м. Янполя
25 Монжалес Андрей 1 12 сын мещ. м. Воронежа
26 Матьяшевич Василий 1 13 дети дворянина Полтавск. г. Переясл. у.
27 Матьяшевич Яков 1 14
28 Моркотунь Петр 1 15 казак с. Корнеевки, Полтавск. г. Переясл. у. Принят
29 Мород Павел 1 13 кр-н м. Янполя
30 Московка Евдоким 1 14 кр-н м. Янполя
31 Нечипоренко Григорий 1 14 казак с. Березы, Глуховск. у.
32 Новик Иван 2 13 кр-н м. Янполя Принят
33 Павленко Даниил 1 12
34 Панченко Даниил 1 15 кр-н Сосницкого у. Принят
35 Подлесный Владимир 1 13 сын отставного рядов.
36 Прокопенко Семен 1 13
37 Пурис Феодор 1 13 кр-н с. Орловки, Глуховск. у.
38 Пушка Григорий 1 13 кр-н с. Гремячки
39 Ребенко Лев 2 13 сын мещ. м. Янполя Принят
40 Ребус Николай 1 15 сын дворянина Городницкого у. Принят
41 Садовский Михаил 1 14
42 Селегень Павел 1 12 мещ. с. Тростенец, Харьк. г. Ахтыр. у.
43 Соломка Лаврентий 1 12 кр-н м. Янполя
44 Сухманев Александр 1 12 сын отставн. майора Принят
45 Сухманев Владимир 1 15 сын майора
46 Терещенко Феодор 1 12 кр-н с. Ярославца, Глуховск. у. Принят
47 Ткачев Кирилл 1 14
48 Туник Петр 1 13 кр-н м. Янполя Принят
49 Фурсей Георгий 2 13 кр-н с. Журавки, Глухов. у. Черниг. г. Принят
50 Хоба Терентий 1 13 кр-н м. Янполя
51 Хохол Петр 1 12 кр-н м. Любеча, Чернигов г. Принят
52 Черненко Семен 1 14 кр-н с. Гремячки Принят
53 Шевченко Феодор 1 13 кр-н м. Дубовичи
54 Янко Евфим 1 13 казак м. Янполя
55 Папка Макар 1 14 казак с. Ярославца
56 Богдан Павел 1 15 казак м. Новых Млинов, Сосницк. у. Принят во II приг. класс
57 Шулик Матвей 1 13 казак с. Шатрищ, Новгород.-Север. у.
58 Котляров Иосиф 1 14

Дети, подвергавшиеся конкурсному испытанию 1 августа 1892 года

№№ Фамилии и имена Который раз подвер­гаются испытанию Возраст Звание Примечания
1 Афромеев Андрей 1 11 мещан. м. Воронежа, Глуховск. у.
2 Баглей Михаил 1 14 кр-н м. Любеча, Городниц. у. Черн. г. Принят
3 Барнацкий Филимон 1 14 сын цер. причетника
4 Бойко Григорий 1 14 кр-н с. Ярославца, Глухов. у.
5 Ващенко Павел 1 14 кр-н с. Банич, Глухов. у. Чернигов. г.
6 Давидченко Григорий 1 14 сын крестьян. м. Воронежа, Глухов. у.
7 Денисенко Александр 2 15 кр-н м. Янполя
8 Дмитриев Григорий 1 13 мещан. г. Глухова
9 Емельяненко Александр 1 13 кр-н с. Своркова, Глухов. у. Чернигов. г.
10 Караулов Захар 2 15 сын отставн. рядового Принят
11 Кистень Исаак 1 13 кр-н с. Палеевки, Глуховск. у.
12 Кононенко Николай 1 кр-н м. Янполя
13 Котляров Иосиф 2 15 мещан. г. Глухова, Черниг. г.
14 Кресанов Николай 2 13 мещан. м. Воронежа, Глухов у.
15 Кучеровский Констант. 1 15 сын священника Принят
16 Леляков Тимофей 1 12 мещ. м. Воронежа Принят
17 Малышев Василий 1 12 сын Московск. мещ
18 Маслюк Иван 1 13
19 Мужило Иван 1 14 кр-н дер. Имшаной, Глухов. у. Черниг. г. Принят
20 Набока Даниил 1 14 кр-н м. Янполя Принят
21 Немцев Павел 1 13 мещан. г. Глухова
22 Петров Митрофан 1 12 сын унтер-офицера
23 Приходько Николай 2 15 кр-н м. Любеча, Чернигов. г. Принят
24 Пурис Феодор 2 14 казак с. Орловки, Глухов. у. Черн. г. Принят
25 Розанов Афанасий 1 13 кр-н Севского уез. Орловской г.
26 Розанов Василий 1 14 кр-н Севского уез. Орловской г.
27 Савич Николай 1 13 дворянин
28 Сеница Павел 1 12 кр-н с. Демянцы, Переясл. у. Полтав. г. Принят
29 Сергеенко Григорий 1 13 кр-н с. Березки, Нов.-Север. у. Черниг. г.
30 Соломка Авраам 1 15 кр-н м. Янполя
31 Соломка Петр 1 14 кр-н м. Янполя Принят
32 Супрун Андрей 1 12 мещанин Принят
33 Фашевский Козьма 1 13 кр-н с. Березки, Нов.-Север. у. Черниг. г.
34 Федюшин Иван 1 13 сын дворянина Принят
35 Химченко Яков 1 14 кр-н д. Шкирмановки, Черниг. г. Глухов. у.
36 Цыбулька Илларион 1 13 кр-н с. Гремячки, Глухов. у. Принят
37 Шаповал Трофим 1 14 кр-н с. Карпович. Новозыбк. у. Черниг. г.
38 Шевченко Феодор 2 14 кр-н м. Дубович, Глухов. у.
39 Шишков Александр 1 15 мещ. г. Новг.-Север.
40 Фомин Андрей 1 13 кр-н с. Гремячки, Глухов. у.
41 Янко Марк 1 12 казак м. Янполя
42 Костюченко Андрей 1 12 казак с. Хирок, Конотопск. у. Черн. г. Принят
43 Кравченко Василий 2 14 казак с. Быстрика, Кролевец. у. Черн. г.
44 Селегень Павел 2 13 мещ. с. Тростенец, Харьк. г Ахтырск. у.
45 Егоров Дмитрий 1 15 сын солдата Принят
46 Литвинов Леонид 1 12 мещан. г. Глухова
47 Карпеко 1 дворянин Кролевецк. у. Черниг. г.

Дети, подвергавшиеся конкурсному испытанию 1 августа 1893 года

Фамилии и имена Который раз подвер­гаются испытанию Возраст Звание Примечания
1 Афрамеев Андрей 2 12 мещан. м. Воронежа, Глуховск. у. Черниг. г. Принят
2 Барнацкий Филимон 2 15 сын цер. причетника
3 Борков Александр 1 14 мещ. г. Глухова, Чернигов. г. Принят
4 Гладков Василий 1 12 кр-н село Денисова, Трубчев. у. Орлов. г.
5 Гришко Иван 1 18 казак с. Добротово, Кролевец. у. Черн. г.
6 Дикий Иван 1 16 сын солдата из м. Шостки, Глухов у. Принят
7 Довженко Платон 1 15 кр-н м. Янполя
8 Коломейченко Андрей 1 14 казак сел. Гирявки, Конотоп. у. Черн. г. Принят
9 Ковалев Алексей 1 13 кр-н с. Карпович, Новозыб. у. Черн. г.
10 Малышов Василий 2 13
11 Нарбут Сергей 1 12 дворянин Принят
12 Осташков Валентин 1 15 дворян. Черн. г. Глух. у. из Марчих.-Буды
13 Смирнов Василий 1 сын фельдфебеля из г. Кролевца
14 Сенченко Иван 1 кр-н с. Уска, Глухов. у. Черниг. г.
15 Савченко Николай 1 12 кр-н с. Белицы, Черн. г. Глухов. у.
16 Сирота Петр 1 14 сын солдата из м. Шостки, Глухов. у.
17 Усиков Андрей 1 14 кр-н с. Карпович, Новозыб. у. Черн. г.
18 Федоренко Павел 1 12 мещанин м. Янполя Принят
19 Фомин Андрей 2 14 кр-н с. Гремячки,. Глухов. у. Черн. г. Принят
20 Шаповал Трофим 2 15 кр-н с. Карпович, Новозыб. у. Черн. г. Принят
21 Харченко Александр 1 15 сын мещ. Херсон. г. Елисаветгр. у. мест. Николаевки Принят
22 Гуев Григорий 1 13 кр-н м. Березны, Черн. губ. и уезда
23 Михей Григорий 1 12 кр-не м. Великого-Хутора, Золотонош. у. Полтавской губ. Принят
24 Клочек Семен 1 17 Принят во II приг кл.
25 Усенко Андрей 1 12 кр-н с. Реутинец, Кролевец. у. Черн. г.
26 Наконечный Григорий 1 13 казак
27 Немцев Павел 2 14 мещ. г. Глухова, Чернигов. г.
28 Овчаренко Денис 1 14 казаки с. Каменя
29 Овчаренко Нестор 1 13
30 Соловьев Николай 1 14 кр-н с. Крапивно, Новозыбков. у. Черн. г.
31 Петров Митрофан 2 13 сын унтер-офицера
32 Мерчанский Иван 1 15 сын дворянина Ворон. г. Богочарского у. Принят
33 Приходько Авксентий 1 16 мещ. г. Городни, Чернигов. г. Принят
34 Кресанов Николай 3 14 мещан. м. Воронежа, Глухов у. Черниг. г.
35 Савич Николай 2 14 дворянин Черниг. г. Принят
36 Клечановский Иван 1 14 дворян. м. Марчихиной Буды, Глух. у. Черн. г. Принят
37 Селегень Павел 3 14 мещ. с. Тростенец, Харьк. г. Ахтырск. у. Принят
38 Туник Леонтий 1 13 кр-н с. Гремячки,. Глуховск. у. Черн. г.

Дети, подвергавшиеся конкурсному испытанию 1 августа 1894 года

№№ Фамилии и имена Который раз подвер­гаются испытанию Возраст Звание Примечания
1 Усенко Андрей 2 13 кр-н с. Реутинец, Кролевец. у. Черн. г.
2 Савченко Николай 2 13 кр-н с. Белицы, Глухов. у. Черн. г. Принят
3 Соловьев Николай 2 14 кр-н с. Крапивны, Новозыбков. у. Черн. г.
4 Клюев Стефан 1 13 казак с. Ивота, Новг.-Север. у.
5 Шаповал Василий 1 16 кр-н с. Хотуничи, Городниц. у. Принят
6 Зуев Петр 1 13 мещан. м. Понорищи, Кролевец. у. Черн. г.
7 Клименко Григорий 1 14 кр-н м. Янполя
8 Косичиев Стефан 1 13 казак м. Янполя Принят
9 Сова Феоктист 1 14 мещ. м. Воронежа, Глуховск. у.
10 Поросюк Мирон 2 14 кр-н м. Янполя
11 Теличенко Михаил 1 13 кр-н м. Янполя Принят
12 Дворниченко Иосиф 1 14 кр-н м. Янполя Принят
13 Лаврененко Михаил 1 14 кр-н м. Янполя
14 Иванов Николай 1 13 мещ. м. Шостки, Глухов. у.
15 Юрченко Алексей 1 14 мещ. м. Шостки, Глуховск. у.
16 Ушаков Григорий 1 13 мещ. м. Середин.-Буды, Новг.-Сев. у. Черниг. г.
17 Петруненко Феодор 1 14 сын солдата из м. Шостки, Глухов. у. Принят
18 Бобровницкий Антон 1 11 сын коллеж. рег. из м. Каменки, Киев. г.
19 Лысенко Феодосий 1 13 казак с. Гирянки, Конотоп. у. Черниг. г. Принят
20 Драпека Григорий 1 14 казак с. Гирянки, Конотоп. у. Черниг. г. Принят
21 Потапенко Трофим 1 13 казак с. Орловки, Глуховск. у. Черниг. г.
22 Грек Иван 1 12 казак с. Орловки, Глуховск. у.
23 Сергеенко Андрей 1 13 кр-н с. Орловки, Глуховск. у. Черниг. г.
24 Домашенко Петр 1 13 кр-н м. Батурина, Конотоп. у. Черниг. г.
25 Пешке Александр 1 14 дворянин
26 Савченко Григорий 1 12 кр-н с. Белицы, Глуховск. у.
27 Короза Афанасий 1 13 сын солдата, житель м. Янполя Принят
28 Даровский Алексей 1 14 дворянин
29 Лапицкий Александр 1 14 дворянин, житель м. Поворищи
30 Соломка Елисей 1 13 кр-н м. Янполя
31 Нарбут Сергей 2 13 сын губ. секр., жит. м. Шостки, Глух. у.
32 Петров Митрофан 3 14 сын унт.-офиц., жит. с. Гамалеев. Глух. у. Принят
33 Чвертка Яков 1 15 кр-н слоб. Свеса, Глуховск. у. Черниг. г. Принят
34 Бурдукало Федот 1 14 казак м. Березны, Чернигов. г. и уезда Принят
35 Гуев Григорий 2 14 кр-н м. Березны, Чернигов. г. и уезда
36 Яковлев Яков 1 15 сын солдата, житель г. Чернигова
37 Турлаев Павел 1 12 крестьян. Курской г., Рыльского у.
38 Добровольский Павел 1 14 сын дворянина из г. Гомеля
39 Алексеенко Никифор 1 14 казак г. Сосницы
40 Кравченко Григорий 1 15 к-н Глуховского у. Принят
41 Черный Исаак 1 14 мещан. г. Городни
42 Бирин Иван 1 14 казак Кролевецкого у.
43 Рыбкин Василий 1 14 кр-н с. Пустогорода, Глуховск. у.
44 Бурнос Андрей 1 14 кр-н с. Имшаной
45 Яценко Дмитрий 1 12 казак с. Лукаши, Полтавск. г. Переясл у. Принят
46 Моргун Михаил 1 14 кр-н с. Своркова, Глуховск. у.
47 Овчаренко Нестор 2 14 казак с. Каменя Принят
48 Овчаренко Денис 2 15 казак с. Каменя Принят
49 Сердюк Филипп 1 15 казак м. Дубович, Глухов. у. Принят
50 Таморка Трофим 1 14 кр-н м. Дубович, Глухов. у. Принят
51 Павлов Георгий 1 13 мещан. г. Новг.-Север.
52 Поправка Василий 1 15 кр-н м. Велик. Хутор, Полтав. г. Золотон. у. Принят
53 Пархоменко Яков 1 15 кр-н м. Драбова, Полтав. г. Золотон. у. Принят
54 Кудряшев Семен 1 14 кр-н с. Тростенец, Харьк. г. Ахтырск. у. Принят
55 Юдицкий Сергей 1 17 дворянин г. Чернигова Принят
56 Бонько Дмитрий 1 12 казак с. Ивота, Новгород.-Север. у.
57 Шинкаренко-Новохатько Зиновий 1 15 кр-н м. Велик.-Хутора, Полт. г. Золот. у. Принят
58 Харченко Михаил 1 13 кр-н Харьков. г. Ахтырского у.
59 Ключка Андрей 1 13 казак м. Янполя
60 Усенко Григорий 1 15 сын фельдфеб., с. Реутинец, Кролевец. у.
61 Савченко Андрей 1 12 кр-н с. Белицы, Глуховск. у.
62 Кравченко Василий 1 14 кр-н с. Гремячки, Глуховск. у.
63 Кожевников Виктор 1 14

От 1887 по 1894 г.

годы явилось на конкурс в 1-й раз во 2-й раз в 3-й раз принято
1887 53 53 17
1888 55 50 5 14
1889 32 25 6 1 13
1890 38 35 3 12
1891 58 53 3 2 16
1892 47 38 9 16
1893 38 29 7 2 17
1894 63 54 8 1 23
384 337 41 6 128

Устав Воздвиженской низшей сельскохозяйственной школы 1-го разряда

Утвержден Управляющим Министерства Государственного Имущества 26 июля 1885 года

Устав Воздвиженской низшей сельскохозяйственной школы 1-го разряда, в имении г. Неплюева, хуторе Воздвиженске, Черниговской губ., Глуховского уезда

I. Общие положения

1. На основании Высочайше утвержденного, 27-го декабря 1883 г., Нормального Положения о низших сельскохозяйственных школах (Собр. узак. и распор. Прав. 1884 года, № 9) и договора, заключенного, с разрешения Министра Государственных Имуществ, Департаментом Земледелия и Сельской Промышленности с Губернским Секретарем Николаем Николаевичем Неплюевым 25 февраля 1885 г., учреждена в Глуховском уезде, Черниговской губ., в имении его хуторе Воздвиженске низшая сельскохозяйственная школа 1-го разряда (а). Школа эта имеет целью распространение в народе, преимущественно путем практических занятий, основных познаний по сельскому хозяйству вообще, а отчасти по садоводству и по винокуренному производству, а также по ремеслам столярному и слесарному (б).

а) Нор. Пол. ст. 4, 7 и 26. б) то же ст. 1 и 9 п. II.

2. Курс учения в Воздвиженской школе продолжается три года и разделяется на три класса. Он состоит из теоретического изучения предметов и соответственных цели заведения практических занятий (а). Кроме того, при школе состоит двухлетний приготовительный класс, в котором проходится курс двухклассных сельских училищ (б). Класс этот разделяется на два отделения (в).

а) Нор. Пол. ст. 8. б) то же ст. 13 и п. 2 прим. к штату. в) На осн. прим. к штату п. 2 и разр. Министра.

3. Денежные средства школы состоят: а) из ежегодного пособия в 3500 р., отпускаемого Министерством Государственных Имуществ в течение 12 лет, со дня открытия школы, именно с 4-го августа 1885 г. по 4-го августа 1897 г., на счет ассигнуемых по финансовой смете Департамента Земледелия и Сельской Промышленности кредитов; б) из взносов, которые могут быть делаемы частными лицами и обществами на содержание в школе стипендиатов и на другие надобности, и в) из сумм, предоставляемых школе учредителем.

На основ. Нор. Пол. ст. 5 и 6 и договора Департам. Земледел. с г. Неплюевым.

4. Школа состоит в ведении Министерства Государственных Имуществ, по Департаменту Земледелия Сельской Промышленности (а). Постоянное наблюдение за нею возлагается на Управляющего Государственными имуществами Черниговской губернии, периодический же осмотр школы производится лицами, которым это будет поручаемо г. Министром (б).

а) Нор. Пол. ст. 5. б) То же ст. 15.

II. Прием учеников работников и содержание

5. В школу принимаются ученики-работники всех сословий, имеющие от роду не менее 14-ти лет, а в приготовительный класс не менее 12 лет (а). От поступающих в приготовительный класс требуется знание общеобразовательных предметов в объеме курса начальных народных училищ, а от поступающих в 1-й класс сельскохозяйственной школы знание тех же предметов в объеме курса двухклассных сельских училищ (б).

а) На основ. разр. Министра. б) на основ. Нор. Пол. ст. 12.

6. Прием учеников в приготовительный класс производится осенью с 15 сентября по 1 октября, а в первый класс школы, кроме того, может быть производим и весною около 1-го апреля. Выпуск учеников производится осенью, около 1-го октября.

На основ. разр. Министра.

7. В школе могут быть ученики, получающие в ней, на счет учредителя школы, земства, частных лиц или обществ, полное содержание, затем живущие только в школе и получающие в ней продовольствие, но одевающиеся на свой счет и, наконец, приходящие ученики, которые учатся в школе и во время работ получают от нее бесплатно продовольствие, но живут вне школы.

Примечание. Содержание учеников в отношении одежды, пищи и вообще образа жизни должно быть просто и приноровлено к условиям местного крестьянского быта.

8. В школе и в приготовительном классе полагается иметь всего не менее 30 учеников, причем в каждом классе должно быть не более 40 человек.

На основ. договора с г. Неплюевым и разр. Министра.

9. Во все время пребывания своего в школе, ученики обязаны исполнять все хозяйственные и ремесленные работы, которые будут им поручаемы в имении. Общее число рабочих часов в день, вместе с классными занятиями, не должно превышать для учеников приготовительного и 1-го классов 10-ти, и для учеников двух старших классов 12-ти часов в день.

На основ. Нор. Пол. ст. 10 и разр. Министра.

10. По окончании каждого учебного года учредитель школы, по соглашению с лицами, наблюдавшими за работами учеников, назначает каждому ученику школы, на основании особых правил (§ 29), определенное вознаграждение. Всем ученикам, бывшим в школе на полном содержании, отдается, по окончании ими курса, построенная для них одежда, белье и обувь последнего срока заготовления.

На основ. разр. Министра и договора с г. Неплюевым.

III. Учебный курс

11. В приготовительном классе школы проходятся назначенные по программам, утвержденным Министерством Народного Просвещения для двухклассных сельских училищ, следующие предметы:

Закон Божий. Подробная св. история Нового Завета, с чтением евангелия. Чтение некоторых глав апостольских деяний. Чтение и объяснение некоторых глав из апостольских посланий и некоторых псалмов. Учение наизусть литургии и объяснение других важнейших служб церковных и таинств. Катехизис.

Русский язык. Чтение. Главнейшие правила этимологии и синтаксиса, в особенности по применению их к орфографии. Письменные рассказы прочитанного, составление писем и сочинения на легкие темы и т. д.

Арифметика. Простые дроби, четыре действия над дробными числами. Решение задач, относящихся к правилам: тройному, смешения, товарищества и процентов без помощи пропорций.

География. Обозрение глобуса: суша и вода, указание океанов, материков, частей света и положение России. Краткая География Российской Империи.

Русская история. Главнейшие события.

Черчение (а).

В самой школе, повторяются, с некоторыми дополнениями и объяснениями, означенные общеобразовательные предметы и проходятся следующие специальные:

1) Объяснение простейших способов измерения земли.

2) Необходимые для земледельца основные сведения из естественных наук.

3) Практическое земледелие с кратким изложением садоводства и винокуренного производства и с указанием вредных для хозяйства животных и способов их истребления.

4) Скотоводство и простейшие способы скотоврачевания. 5) Главнейшие законы, относящиеся до крестьянского быта.

6) Церковное пение (б).

а) На основ. Нор. Пол. ст. 13 и Инстр. для сел. учит., утвержд. Министерством Народн. Просв. 4 июня 1875 г. б) Нор. Пол. ст. 9 п. II.

12. Постоянные классные занятия продолжаются в школе с 1-го октября по 20-ое декабря и с 10-го января по 1-ое апреля. Время с 1-го апреля по 1-ое октября назначается преимущественно для сельскохозяйственных работ. Но в течение этого периода, в дни, когда в имении не бывает работ для учеников всех или некоторых классов, Совет школы назначает для них или классные занятия, преимущественно для повторения пройденного и для упражнения в задачах по разным предметам, или же практические занятия по землемерию, по ремеслам и по собиранию и определению растений и насекомых, полезных или вредных в сельском хозяйстве. Равным образом Совету предоставляется назначать практические занятия вместо классных в те дни, когда необходимо будет произвести неотложные работы. О всех таких случаях, бывших в течение года, должно быть упомянуто в годовом отчете школы. Составление ежедневного распределения учебных часов для каждого класса предоставляется Совету школы, руководствуясь следующим, примерным определением числа уроков в неделю в каждом классе и по каждому предмету.


КЛАССЫ Всего
Приготовительн. Специальный
I II I II III
1 Закон Божий 2 2 1 1 1 7
2 Русский язык с чистописанием 6 4 2 2 2 16
3 Арифметика 4 3 2 2 11
4 Геометрия с черчением и землемерием 2 2 2 3 9
5 Русская история 2 2 1 5
6 География 4 3 2 9
7 Основные сведения из естестве. наук 2 2 2 6
8 Земледелие с садоводством и винокуренным производством 4 3 5 12
9 Скотоводство и скотоврачевание 3 3 6
10 Главнейшие законы, относящиеся до крестьянского быта 2 2
11 Церковное пение 2 2 1 1 1 7
ИТОГО 18 18 18 18 18 90

Примечание 1. Преподавание основных сведений из естественных наук может быть соединяемо с преподаванием земледелия и скотоводства.

Примечание 2. Обучение ремеслам производится в мастерских имения в зимнее время, с употреблением на это, вне классного времени, не менее двух часов в день в каждом классе.

Примечание 3. В распределении уроков Совету школы предоставляется право, по мере надобности, делать некоторые изменения, увеличивая или уменьшая число уроков по классам и по предметам, не изменяя однако же, без разрешения Департамента Земледелия и Сельской Промышленности, общего числа уроков в школе.

Примечание 4. На приготовление уроков в классное время должно быть даваемо ученикам около двух часов ежедневно. Кроме уроков пения, мальчики занимаются еще пением ежедневно полчаса по окончании уроков.

На осн. ст. 9 Нор. Пол. и разреш. Министра.

13. При преподавании предметов, служащие в школе руководствуются программами, утвержденными – для основных сведений из естественных наук, законоведения, землемерия и сельскохозяйственных предметов, – Министерством Государственных Имуществ (а), а для прочих общеобразовательных предметов – Министерством Народного Просвещения для двухклассных сельских училищ (б).

а) На осн. Нор. Пол. ст. 9–11. б) на осн. Нор. Пол. ст. 13.

14. Практические занятия и работы в школе разделяются на сельскохозяйственные и ремесленные. К первым относятся работы по полеводству, скотоводству, а также по садоводству и по винокуренному и другим сельскохозяйственным производствам, которые будут заведены в имении; ко вторым относятся работы в мастерских имения, преимущественно столярных и слесарных. Практические занятия продолжаются в школе в течение всего года ежедневно, кроме праздничных дней. На эти занятия (хозяйственные и ремесленные), смотря по классу в котором находятся ученики (§ 9), назначаются в период классных занятий (§ 12) от 5 до 7 часов, а в остальное время года от 10 до 12 часов в день. В праздники производятся только неотложные работы, напр. по уходу за скотом и т. п., учениками, назначаемыми для этого по очереди.

На осн. Нор. Пол. ст. 8 и 10 и разр. Министра.

15. Общее, примерное распределение работ и практических занятий на каждый год составляется Советом школы и утверждается Попечителем её, назначение же времени производства каждой работы и наряд учеников на эти работы возлагается на Управляющего школою, который делает это по соглашению с управляющим имением. Эти работы распределяются между учениками таким образом, чтобы каждый из них, в продолжение своего учения в школе, основательно проделал все работы и мог, по окончании курса, не только производить самостоятельно каждую работу, но и объяснить себе почему она делается так, а не иначе, а также, чтобы каждый ученик изучил и усвоил себе, по крайней мере, одно из ремесл, коим будут обучать в школе. Как и Управляющий школою, так и учителя обязаны руководить учеников в их работах. Учителя помогают управляющему в наблюдении за этими работами и в обучении учеников и вообще исполняют в точности распоряжения по этому предмету Управляющего школою.

Примечание. Занятиями учеников по ремеслам руководят мастера, которые нанимаются управляющим имения для мастерских его.

На осн. разр. Министра.

IV. Управление школою

16. Для попечения о благосостоянии школы и её нуждах, при ней состоит особое лицо с званием Попечителя. Попечитель избирается учредителем школы и утверждается в должности Министром Государственных Имуществ, по сношению с местным Губернатором (а). Попечители школы из лиц, имеющих право на поступление в государственную службу, пользуется, по прослужении в этой должности не менее трех лет сряду, за уряд всеми, за исключением пенсии, преимуществами чиновников VII класса, если не имеет высшего чина, и сохраняет сии преимущества до тех пор, пока состоит в означенной должности (б).

а) Нор. Пол. ст. 16 и 18. б) то же ст. 19.

17. Попечитель школы кроме исполнения обязанностей, указанных в §§ 18, 20, 21, 23, 26, 29, 32, 33 и 42–44 следит за исполнением программ, за правильным ходом обучения в школе (§§ 11–13) и за тем, чтобы практические занятия учеников имели правильное и полезное для них направление (§§ 9, 14–16), а также за тем, чтобы мальчики приучаемы были к порядку и к точному исполнению возлагаемых на них обязанностей. Он наблюдает также за содержанием учеников и за правильностию счетоводства в школе (§ 36–38). В случае обнаружения каких-либо беспорядков или злоупотреблений, Попечитель школы принимает меры для немедленного их устранения и о своих распоряжениях сообщает Департаменту.

На осн. разр. Министра.

18. Для обсуждения и разрешения вопросов, имеющих существенное значение в педагогическом или хозяйственном отношении, при школе полагается Совет, состоящий, под председательством Попечителя школы, из управляющего ею, законоучителя и преподавателей. В случае отсутствия Попечителя, в Совете председательствует Управляющий школою.

Нор. Пол. ст. 17.

19. Непосредственное заведывание школою как в учебном, так и в хозяйственном отношениях, возлагается на Управляющего оною.

Нор. Пол. ст. 16.

20. Управляющий назначается по соглашению Попечителя школы с её учредителем-владельцем имения, преимущественно из лиц, окончивших курс в высшем или среднем сельскохозяйственном учебном заведении и при том основательно знакомых на практике с ведением сельского хозяйства.

Нор. Пол. ст. 20.

21. Преподаватель Закона Божия определяется, по соглашению Попечителя школы с епархиальным начальством, из местных священнослужителей или других лиц, окончивших курс в духовной семинарии.

Нор. Пол. ст. 21.

22. Преподаватели сельскохозяйственных предметов в школе назначаются из лиц, окончивших курс в сельскохозяйственных учебных заведениях высшего или среднего разряда. Преподавателями садоводства и винокуренного производства, как специальных предметов, относящихся к отдельным отраслям сельского хозяйства, разрешается определять, сверх выше указанных лиц, также и таких, которые хотя и не окончили курса в высшем или среднем учебном заведении, но доказали основательные свои познания по поручаемым им предметам. на осн.

Нор. Пол. ст. 22.

23. Учителя общеобразовательных предметов избираются Попечителем из лиц, имеющих право преподавать в двухклассных сельских училищах Министерства Народного Просвещения.

Нор. Пол. ст. 23.

24. Управляющие и все преподаватели научных предметов утверждаются в должностях Министерством Государственных Имуществ (а). Увольнение от должностей служащих в школе лиц зависит от того же места или лица, от которого последовало и определение (б).

а) Нор. Пол. ст. 24. б) На основ. ст. 758 Уст. Сл. Опред. Прав. т. III Св. Зак. изд. 1876 г.

25. Управляющий школою и учителя получают от казны содержание, положенное для них в Высочайше утвержденном штате для низших сельскохозяйственных школ 1-го разряда, с двухлетним приготовительным классом, на точном основании которого составлен прилагаемый при сем штат Воздвиженской школы (а). За каждые пять лет, прослуженные Управляющим и учителями в этих должностях, назначается от казни прибавка, в виде столовых денег, в размере четверти получаемого ими от правительства жалованья, до тех пор, пока последнее не удвоится (б).

Примечание. Помещение всем этим лицам и содержание вольнонаемным назначаются учредителем школы, или, по его поручению, управляющим имением (в).

а) На осн. Высоч. утвержд. 27 декабря 1883 г. штата. б) Нор. Пол. ст. 25. в) На осн. прим. к штату п. 3 и на осн. разр. Министра.

26. Управляющий и учителя Воздвиженской школы, преподающие в этом заведении указанные в § 11 сего устава предметы, если ими вынут будет жребий, определяющий поступление их в постоянные войска, освобождаются от действительной службы в мирное время и зачисляются в запас армии на пятнадцать лет; но до истечения шести лет со времени зачисления в запас, означенные лица обязаны ежегодно представлять в надлежащее о воинской повинности присутствие удостоверение Попечителя школы в том, что они не оставили соответствующих их знанию занятий, прекратившего же сии занятия ранее означенного времени призываются на действительную службу на срок, соответствующий их образованию.

На осн. ст. 63 п. 3 уст. о воин. повин. изд. 1876 г. и разр. Министра.

27. Все лица, служащие в школе, находятся в непосредственном подчинении Управляющего. Он руководит их занятиями, наблюдает за исполнением ими своих обязанностей и пред ним отвечают они за целость и сохранность вверенного им имущества. Управляющий школою не только сам обязан исполнять в точности программы преподавания (§ 13) и установленные распределения уроков и практических занятий (§§ 12 и 15), но и строго следить за тем, чтобы эти программы и распределения были исполняемы всеми учителями и другими лицами.

Примечание. Управляющий школою ведет ежедневный краткий журнал всем занятиям и работам учеников.

На осн. Нор. Пол. ст. 16 и разр. Министра.

28. Наблюдение за занятиями и поведением учеников и за неуклонным исполнением ими их обязанностей, возлагается на Управляющего школою, при содействии учителей, которые должны исполнять и обязанности надзирателей. На основании этого учителя следят за поведением учеников и их занятиями не только в классах, но и вне их (§ 15).

Примечание. Каждый из преподавателей представляет в Совет школы, в конце учебного года, отчет о своей деятельности по преподаванию, по практическим занятиям с учениками и по надзору за их поведением.

На осн. разр. Министра.

29. Попечитель школы, при участии Совета оной, обязан составить и представить на утверждение Департамента Земледелия и Сельской Промышленности проект правил о содержании учеников (§ 7), об основаниях, по коим выдается ученикам (§ 10) вознаграждение за их работы и о порядке этой выдачи, о порядке занятий учеников и производства испытаний (§§ 9–15, 30–35), о наблюдении за нравственно-религиозным воспитанием учеников и о взысканиях за леность учеников, непослушание и за нарушение ими установленного в школе порядка (§ 27).

На осн. разр. Министра.

V. Испытания и права оканчивающих курс

30. В школе производятся испытания: приемные, переводные и выпускные. Составление расписания испытаний и назначение лиц, присутствующих при испытаниях, возлагается на Совет школы.

На осн. разр. Министра.

31. Приемные испытания для мальчиков, не имеющих свидетельств об окончании курса в народной школе (§ 5), производятся в конце сентября. Переводные и выпускные испытания производятся из теоретического курса, – в конце марта, а из практических занятий в течение всего лета, по мере производства работ и заканчиваются в сентябре испытанием в таких работах, которые в это время могут быть произведены. Оказанные воспитанниками успехи обозначаются в именных списках баллами.

Примечание. 5 – означает отлично, 4 – хорошо, 3 – удовлетворительно, 2 – посредственно и 1 – худо.

На осн. разр. Министра.

32. Приемные и переводные испытания производятся преподавателями в присутствии Управляющего школой, а в предметах, преподаваемых Управляющим, – этим последним, в присутствии Попечителя школы, или одного из учителей. Выпускные испытания производятся комиссиями, состоящими из Попечителя, Управляющего школою и преподавателя предмета. В случае отсутствия Попечителя, третьим лицем в комиссию приглашается другой преподаватель.

Примечание 1. О днях, назначенных для переводных и выпускных испытаний, уведомляется заблаговременно Управляющий Государственными Имуществами Черниговской губ. и Департамент Земледелия и Сельской Промышленности.

Примечание 2. При производстве испытаний учеников могут присутствовать и посторонние лица.

То же.

33. Окончившему полный курс ученику выдается аттестат, за подписью Попечителя школы и Управляющего, об успехах, как в пройденных им предметах, так и в практических занятиях. В аттестате должна быть обозначена та отрасль сельского хозяйства или ремесла, в которой воспитанник наиболее сведущ. Не выдержавшему выпускного экзамена, а также выбывшему ранее окончания курса, выдаётся свидетельство о времени пребывания его в школе.

Примечание. Ученики, не выдержавшие переводного или выпускного экзамена, могут быть оставляемы, с разрешения Попечителя, на второй год в классе, но никто из них не может оставаться в специальных классах школы более 5 лет.

На осн. разр. Министра.

34. Ученики, окончившие с успехом полный курс в школе, пользуются по отбыванию воинской повинности льготою третьего разряда, а прошедшие с успехом два первые класса – такою же льготою четвертого разряда (а), если по предварительному образованию своему, высших прав не имеют (б). Кроме того окончившие с успехом полный курс учения освобождаются от телесных наказаний навсегда (в).

Примечание. В случаях, заслуживающих особого уважения, ученикам могут быть разрешаемы, по соглашению Министров Государственных Имуществ и Военного, необходимые для окончания образования отсрочки поступления на службу в войска по вынутому жребию, не далее, однако, как до двадцати двух лет от роду (г).

а) и г) Нор. Пол ст. 14 и прим. б) На основ. разр. Министра и ст. 56 п. 3 уст. о воин. пов. изд. 1876 г. в) Выс. утв. 27 декабря 1883 г. мнение Госуд. Сов. п. V.

35. Для более самостоятельного ознакомления с обязанностями по хозяйству и для знакомства с хозяевами, ученики, по окончании курса, могут быть помещаемы начальством школы, с согласия родителей, на один год к частным хозяевам, для исполнения разных обязанностей по хозяйству, за вознаграждение, определяемое по соглашению начальства школы с хозяевами.

На осн. разр. Министра.

VI. Расходование денег. Наблюдение Правительства

36. Сумма правительственного пособия 3500 руб. переассигновывается Департаментом Земледелия и Сельской Промышленности в Глуховское, Черниговской губернии Казначейство, в распоряжение Управляющего Государственными Имуществами Черниговской губ. и отпускается им учредителю школы или управляющему его имением по прямым ассигновкам, на три месяца вперед. Суммы эти передаются Управляющему школою и должны быть расходуемы им согласно назначению штата (а). Если к концу года будет предвидеться остаток от суммы, назначаемой по штату на содержание личного состава, то об употреблении этого остатка на нужды школы, согласно п. 4 примечаний к Высочайше утвержденному нормальному штату, Попечитель школы входит с представлением в Департамент (б).

а) На осн. разр. Министра и договора с г. Неплюевым. б) На осн. Высоч. утв. штата и п. 4 примеч. к нему.

37. Управляющий школою ведет приходо-расходную книгу суммам, отпускаемым школе по смете Департамента Земледелия и Сельской Промышленности и книгу тем учебным пособиям, которые будут приобретаемы на счет сумм, отпускаемых казною и которые употреблением не истрачиваются, а остаются для более или менее продолжительного пользования ими, как-то: глобусы, стенные карты, инструменты, модели, приборы и т. п.

На осн. разр. Министра.

38. Хозяйственный инвентарь школы состоит в главном заведывании Управляющего школою, который ответствует за исправность его и постоянно заботится об его улучшении, согласуя свои распоряжения с указаниями учредителя школы или управляющего его имением и теми средствами, которые будут назначены для сего учредителем. Правильное ведение письмоводства и счетоводства по школе лежит также на обязанности Управляющего ею. На его же обязанности лежит и наблюдение за правильным ведением разных книг другими лицами, коим это будет поручено им.

На осн. разр. Министра.

39 Управляющий Государственными Имуществами Черниговской губернии (§ 4) имеет постоянное наблюдение за направлением школы, за исполнением в ней устава и за потреблением казенного пособия, согласно штату и разрешениям Министерства, а также за правильным ведением приходо-расходной книги казенному пособию и инвентаря вещам, приобретаемым на это пособие. О всех замеченных недостатках и упущениях в школе Управляющий Государственными Имуществами сообщает Попечителю школы, а в более важных случаях доносит Департаменту, который принимает меры к устранению недостатков и к исправлению упущений.

На основ. Нор. Пол. Т. ст. 15 и разр. Министра.

VII. Печать школы. Сношения её. Отпуски служащим

40. Школа имеет печать с изображением герба Черниговской губернии и с надписью: «Воздвиженская низшая сельскохозяйственная школа 1-го разряда». Печать эта употребляется как для документов, так и для пакетов. на основ.

Нор. Пол. ст. 26.

41. Управляющий школою сносится по делам школы непосредственно с Попечителем школы и Управляющим Государственными Имуществами Черниговской губернии, коим он прямо подчинен, а также с родителями учеников и местами и лицами, поместившими их в школу. Он исполняет требования Департамента Земледелия и Сельской Промышленности, если они обращены к нему непосредственно, в противном случае, как с этим Департаментом, так и с другими высшими правительственными местами и лицами Управляющий сносится через Попечителя школы или Управляющего Государственными Имуществами, смотря по роду дел.

На основ. разр. Министра.

42. Отпуск Управляющему школою до 29 дней дается Попечителем школы, а свыше этого срока, до двух месяцев с сохранением содержания и до четырех месяцев без содержания, – по представлению Попечителя, разрешается Департаментом Земледелия и Сельской Промышленности.

Примечание. По делам службы Управляющий имеет право отлучаться из школы на время до 8 дней, не испрашивая разрешения Попечителя, но непременно донося ему каждый раз о своей отлучке и о том, кому он поручил заведывание школой в свое отсутствие.

На осн. ст. 728–747 Уст. сл. опр. Прав. Св. Зак. т. III изд. 1876 г.

43. Законоучителю и учителям отпуски разрешаются на срок до 29 дней Управляющим школою, а свыше этого срока (§ 42), Попечителем школы, который о каждом таком отпуске сообщает Департаменту. Остальным служащим и вольнонаемным отпуск разрешается Управляющим школою.

То же.

VIII. Представление отчета

44. По окончании года, не позже 1-го февраля следующего года, Управляющий школою обязан представить в Департамент Земледелия и Сельской Промышленности, чрез Попечителя школы, учебный, технический, денежный и материальный отчет по школе и по работам, произведенным учениками в имении и его мастерских.

На основ. разр. Министра.

45. Отчет школы или извлечение из него печатается в местных ведомостях и в Земледельческой газете.

На основ. разр. Министра.

Штат Воздвиженской низшей сельскохозяйственной школы 1-го разряда

Число лиц Годовое содержание в рублях
Одному Всем
Управляющий школою 1 600 600
Преподаватели научных предметов в школе 3 500 1500
Законоучитель 1 250 250
Добавочные преподаватели в приготовительном классе 2 300 600
За обучение церковному пению 50
На учебные пособия 500
Итого 7 3500

Примечание. С должностью Управляющего школою могут быть соединены обязанности одного преподавателя специальных предметов, причем за исполнение сих обязанностей назначается особое вознаграждение из штатной суммы. Остатки от сумм, назначаемых на содержание личного состава служащих в школе, могут быть обращаемы, с разрешения Департамента Земледелия и Сельской Промышленности, на приобретение учебных пособий, равно как на выдачу служащим денежных наград и воспомоществований.

На основании Высочайше утвержденного, 27 декабря 1883 г., штата для низших сельскохозяйственных школ и примечаний к нему.

Директор Д. Малютин.

Начальник Отделения Стельмахович.

Договор, заключенный Департаментом Земледелия и Сельской Промышленности с учредителем школы, г. Неплюевым

Тысяча восемьсот восемьдесят пятого года февраля 25 дня, Департамент Земледелия и Сельской Промышленности и губернский секретарь Николай Николаевич Неплюев, на основании ст. 7 Высочайше утвержденного, 27 декабря 1883 года, Нормального Положения о низших сельскохозяйственных школах и штата оных (Собр. узак. и распор. прав. 1884 г. № 9), приказания г. Министра Государственных Имуществ, последовавшего по докладу означенного Департамента от 18 января сего 1885 года за № 468, и ст. 1897–1899 Зак. Гр. Т. X ч. 1 Св. Зак. изд. 1857 г., заключили между собою этот договор о нижеследующем:

1) Я, Неплюев, владеющий на правах полной собственности, в Глуховском уезде, Черниговской губернии, имением «хутор Воздвиженск», заключающем в себе около 2300 десятин земли, с винокуренным заводом, принимаю на себя обязанность устроить в этом имении низшую сельскохозяйственную школу 1-го разряда, с двухлетним приготовительным классом при ней и содержать эту школу на свой счет, в течение 12 лет, и с этою целью обязываюсь построить и содержать на свой счет все необходимые для школы и служащих в ней здания, а также хозяйственные в ней постройки, поддерживать в заведенном в имении хозяйстве хороший, живой и мертвый инвентарь и вести в этом имении правильное и поучительное для учеников школы сельское хозяйство с винокуренным производством, без всякого со стороны Департамента Земледелия и Сельской промышленности за это вознаграждения, кроме указанного ниже ежегодного пособия на содержание школы.

2) Означенную Воздвиженскую сельскохозяйственную школу, я, Неплюев, обязываюсь содержать во всем согласно Нормальному Положению и штату для таких школ и уставу, который будет утвержден для неё Министром Государственных Имуществ и иметь в ней постоянно, начиная со второго года по открытии школы, не менее тридцати учеников.

3) Департамент Земледелия и Сельской Промышленности обязывается, на основании ст. 6 Нормального Положения и штата для низших сельскохозяйственных школ, отпускать г. Неплюеву, в течение двенадцати лет со дня открытия школы, именно с четвертого августа сего 1885 г. по четвертое августа 1897 г., из сумм Государственного Казначейства, ассигнуемых, по смете Департамента, на содержание школ, по три тысячи пятисот рублей в год.

4) При расходовании означенной выше (п. 3) суммы, отпускаемой ежегодно в пособие на содержание школы я, Неплюев, обязываюсь в точности руководствоваться Высочайше утвержденным штатом для низших сельскохозяйственных школ 1-го разряда с двухлетним приготовительным классом и распоряжениями Министерства по этому предмету.

5) По окончании каждого учебного года, я, учредитель школы, по соглашению с лицами, наблюдавшими за работами учеников, обязываюсь назначать каждому ученику школы, на основании особых правил, утвержденных Департаментом Земледелия и Сельской Промышленности, определенное вознаграждение. Кроме того, всем ученикам, бывшим в школе на полном содержании, я, учредитель, обязываюсь отдавать, по окончании этими учениками полного курса, построенные для них одежду, белье и обувь последнего срока заготовления.

6) Если число учеников в школе будет в течение какого-либо года менее тридцати, то Департаменту, с разрешения Министра, предоставляется уменьшить размер отпускаемого пособия, если же малое число учеников сделается явлением постоянным, именно продолжаться будет не менее двух лет, то Департамент, с разрешения Министра Государственных Имуществ, может прекратить отпуск казенного пособия и тем самым прекратить действие этого договора. Таким же образом Департамент может поступить и в том случае, если Министром Государственных Имуществ будет признано, что школа не достигает своей цели, и если указанные учредителю школы, г. Неплюеву, недостатки школы не будут устранены им в течение года, со дня объявления ему об этом со стороны Департамента. Решение вопроса о том, устранены ли недостатки или не устранены, принадлежит исключительно власти Министра Государственных Имуществ.

7) Если означенное в п. 1 имение, по какому-либо случаю, перейдет в собственность других лиц, то от Департамента Земледелия и Сельской Промышленности будет зависеть войти в соглашение о продолжении содержания Воздвиженской сельскохозяйственной школы с новым владельцем имения, или же вовсе уничтожить настоящий договор и прекратить отпуск казенного пособия на содержание школы.

8) Все доходы от означенного Воздвиженского имения, равно как и суммы, которые могут быть вносимы земствами, обществами и частными лицами на содержание пансионеров и полупансионеров школы, поступают в полное распоряжение г. Неплюева.

9) Договор этот должен быть сохраняем обеими сторонами свято и ненарушимо. Подлинный договор, на основании ст. 1899 Зак. Граж. Т. X ч. 1, хранится в Департаменте Земледелия и Сельской Промышленности, а засвидетельствованная Департаментом копия с него у г. Неплюева.

Подлинный подписали:

Губернский Секретарь Николай Николаевич Неплюев.

Директор Департамента Земледелия и Сельской Промышленности Д. Малютин.

Устав Преображенской низшей женской сельскохозяйственной школы 2‑го разряда

Утвержден г. Управляющим Министерства Государственных Имуществ 16 октября 1893 года

Устав Преображенской низшей женской сельскохозяйственной школы 2‑го разряда, в имении г. Неплюева, на хуторе Воздвиженском, Черниговской губернии, Глуховского уезда

I. Общие положения

1. На основании Высочайше утвержденного 27 декабря 1883 года Нормального Положения о низших сельскохозяйственных школах (Собр. узак. и распор. Прав. 1884 г. № 9) и договора, заключенного, с разрешения Управляющего Министерством Государственных Имуществ, Департаментом Земледелия и Сельской Промышленности со вдовою Тайного Советника Александрой Николаевной Неплюевой, Титулярным Советником Николаем Николаевичем Неплюевым, вдовою Действительного Статского Советника Марьей Николаевной Уманец и дочерью Тайного Советника Ольгой Николаевной Неплюевой учреждена в Глуховском уезде, Черниговской губернии, в имении Николая Николаевича Неплюева на хуторе Воздвиженском низшая женская сельскохозяйственная школа 2-го разряда (а). Школа эта имеет целью воспитать молодых девушек в сознательной вере и сообщить им, преимущественно путем практических занятий, наиболее полезные для жены и матери земледельца познания по сельскому хозяйству вообще и, в частности, по молочному хозяйству, садоводству, огородничеству и домоводству (приготовление кушаний, солений, стирка белья и т. п.), а также по кройке и шитью (б).

а) Норм. Пол. ст. 4, 7 и 26 и договор с учредителями школы. б) То же, ст. 1 и 9, п. I.

2. Курс учения в школе продолжается три года и разделяется на три класса. Он состоит из теоретического изучения предметов и соответственных цели заведения практических занятий (а). Кроме того, при школе состоит однолетний приготовительный класс (б).

а) Норм. Пол. ст. 8. б) То же ст. 13 и примеч. к норм. штату.

3. Денежные средства школы состоят: а) из ежегодного пособия в 2000 р., отпускаемого Министерством Государственных Имуществ в течение 12 лет, на счет ассигнуемых по финансовой смете Департамента Земледелия и Сельской Промышленности кредитов; б) из взносов, которые могут быть делаемы частными лицами и обществами на содержание в школе стипендиаток и на другие надобности, и в) из сумм, предоставляемых школе учредителями.

Норм. Полож. ст. 5 и 6 и договора с учредителями.

4. Школа состоит в ведении Министерства Государственных Имуществ, по Департаменту Земледелия и Сельской Промышленности (а). Постоянное наблюдение за нею возлагается на Управляющего Государственными Имуществами Черниговской губернии, периодический же осмотр школы производится лицами, которым это будет поручаемо г. Министром (б).

а) Норм. Пол. ст 3. б) То же ст. 15.

II. Прием учениц-работниц и содержание их

5. В школу принимаются ученицы-работницы всех сословий, имеющие от роду не менее 14 лет, а в приготовительный класс – около 13 лет, но, в виде исключения, по уважительным причинам, могут быть принимаемы и моложе, но имеющие не менее 12 лет (а). Поступающие в приготовительный класс должны уметь читать и писать. От поступающих в 1-й класс этой школы требуется знание общеобразовательных предметов в объеме курса начальных народных училищ (б).

а) На осн. разр. Управл. Министерством. б) Норм. Пол. ст. 12.

6. Прием учениц производится осенью с 15 сентября по 1 октября. Выпуск учениц производится осенью, около 1 октября.

На осн. разр. Управл. Министерством.

7. В школе могут быть только ученицы, получающие в ней на счет учредителей школы, земства, частных лиц или обществ, полное содержание.

Примечание. Содержание учениц в отношении одежды, пищи и вообще образа жизни, должно быть просто и приноровлено к условиям местного крестьянского быта.

То же.

8. В школе в приготовительном классе полагается иметь всего не менее 20 учениц, а наибольшее число их может находиться в каждом классе до 40 человек.

На основании договора с учредителями и разреш. Управл. Министерством.

9. Во все время пребывания своего в школе ученицы обязаны исполнять все хозяйственные и ремесленные работы, которые будут им поручаемы в имении. Практические занятия продолжаются в течение всего года ежедневно, кроме праздничных и воскресных дней. На эти занятия назначаются, в период классных занятий, от 5–7 часов, а в остальное время от 10–12 часов.

Норм. Пол. ст. 10 и разр. Управл. Министерством.

III. Учебный курс

10. В приготовительном классе школы проходятся назначенные по программам, утвержденным Министерством Народного Просвещения для начальных народных училищ, следующие предметы:

Закон Божий. Молитвы. Краткая Св. история. Символ Веры, чтение Евангелия и религиозно-нравственные беседы.

Русский язык. Практическое обучение толковому чтению и правильному письму. Понятие о частях речи и предложениях.

Арифметика. Отвлеченные числа и действия над ними. Употребление счетов. Понятие об именованных числах и действия над ними.

Чистописание (а).

В самой школе повторяются с некоторыми дополнениями и объяснениями означенные вообще образовательные предметы и проходятся следующие специальные:

1) Объяснение важнейших для земледельца явлений природы.

2) Учение о полезных и вредных для хозяйства растениях и животных.

3) Основные понятия о правильных способах возделывания земли вообще и ухода за полезными растениями и животными, разводимыми в Черниговской и соседних с нею губерниях, и в частности по садоводству, огородничеству, по молочному хозяйству и по птицеводству.

4) Краткие сведения по гигиене и по уходу за больными.

5) Церковное пение (б).

6) Гимнастика.

Практические занятия:

Зимою: шитье, кройка, стирка белья, кухня, уход за скотом и птицей, молочное дело, пряжа и тканье, дежурство на примерной крестьянской усадьбе.

Летом: садовые, огородные и полевые работы, стирка белья, приготовление кушаний, солений и т. п., уход за скотом и птицею, молочное дело, дежурство на примерной крестьянской усадьбе (в).

а) На осн. Норм. Пол. ст. 13 и Инстр. для сел. учил., утв. Министерством Нар. Просв. 4 июня 1875 г. б) Норм. Пол. ст. 9 п. 1. в) На осн. разр. Управл. Минист.

11. Постоянные классные занятия продолжаются в школе с 1 октября по 20 декабря и с 10 января по 1 апреля. Время с 1 апреля по 1 октября назначается преимущественно для работ по сельскому хозяйству. Но в течение этого периода каждую неделю, преимущественно в дни, когда в имении не бывает спешных работ, Совет школы назначает классные занятия, преимущественно для повторения пройденного, для объяснения производящихся в хозяйстве работ и для собирания и определения растений и насекомых, полезных или вредных в сельском хозяйстве. Равным образом Совету школы предоставляется назначать практические занятия вместо классных в те дни, когда необходимо будет произвести неотложные работы. О всех таких случаях, бывших в течение года, должно быть упомянуто в годовом отчете школы. Составление ежедневного распределения учебных часов для каждого класса предоставляется Совету школы, руководствуясь следующим примерным определением числа уроков в неделю в каждом классе и по каждому предмету.


Классы Всего
Приготови­тельный Специальные
I II III
Закон Божий 2 2 1 1 6
Русский язык 6 4 3 3 16
Чистописание и черчение 3 3 2 8
Арифметика 5 3 2 2 12
Учение о полезных и вредных растениях и животных 2 2 4
Объяснения важнейших явлений природы 2 2 2 6
Сельское хозяйство, садоводство и огородничество 2 4 6
Молочное хозяйство и птицеводство 2 4 6
Гигиена 1 1 2
Церковное пение 2 2 1 1 6
18 18 18 18 72

Примечание 1. Преподавание объяснений важнейших явлений природы должно быть соединяемо с преподаванием сельского хозяйства, садоводства и огородничества.

Примечание 2. Обучение ремеслам производится в мастерских имения в зимнее время, с употреблением на это, вне классного времени, не менее 12 часов в неделю в каждом классе. Для гимнастики назначается в зимнее время от ½ до 1 часу в день.

Примечание 3. В распределении уроков Совету школы предоставляется право, по мере надобности, делать некоторые изменения, увеличивая или уменьшая число уроков по классам и по предметам, не изменяя, однако же, без разрешения Департамента Земледелия и Сельской Промышленности, общего числа уроков в школе.

Примечание 4. На приготовление уроков и классное время должно быть даваемо ученицам около двух часов ежедневно. Кроме уроков пения, девочки занимаются еще пением ежедневно полчаса по окончании уроков.

Норм. Пол. ст. 9 и разр. Управл. Министерством.

12. При преподавании предметов учителя руководствуются программами, утвержденными: для объяснения явлений природы, для учения о полезных и вредных растениях и животных и для сельского хозяйства – Министерством Государственных Имуществ (а), а для прочих, общеобразовательных предметов – Министерством Народного Просвещения для начальных народных училищ (б).

а) Норм. Пол. ст. 9–11. б) То же ст. 13.

13. Практические занятия и работы в школе разделяются на сельскохозяйственные и ремесленные. К первым относятся женские работы по полеводству, уходу за скотом, а также по садоводству и другим сельскохозяйственным производствам, которые будут заведены в имении; ко вторым относятся работы в кухне, швейной и прачечной имения. Кроме всего этого ученицы старших классов поочередно дежурят в опытной усадьбе, устроенной в размере среднего крестьянского хозяйства. Практические занятия продолжаются в школе в течение всего года ежедневно, кроме праздничных дней. В праздники производятся только неотложные работы, напр. по уходу за скотом и т. п., ученицами, назначаемыми для этого по очереди.

Нор. Пол. ст. 8 и 10 и разр. Управл. Министерством.

14. Общее примерное распределение работ и практических занятий на каждый год составляется Советом школы и утверждается Попечителем её; назначение же времени производства каждой работы и наряд учениц на эти работы возлагается на заведующего школою. Эти работы распределяются между ученицами таким образом, чтобы каждая из них, в продолжение своего учения в школе, основательно проделала все работы и могла, по окончании курса, не только производить самостоятельно каждую работу, но и понимать, почему она делается так, а не иначе, а также, чтобы каждая ученица изучила и усвоила себе, по крайней мере одно из ремесл, коим будут обучать в школе. Как заведующая школою, так и учительницы обязаны руководить учениц в их работах. Учительницы помогают заведующей в наблюдении за этими работами и в обучении учениц и вообще исполняют в точности распоряжения по этому предмету заведующего школою.

На осн. разрешения Управл. Министерством.

IV. Управление школою

15. Для попечения о благосостоянии школы и её нуждах, при ней состоит особое лицо с званием Попечительницы. Попечительница избирается учредителями школы и утверждается в должности Министром Государственных Имуществ, по сношению с местным губернатором.

Нор. Пол. ст. 16 и 18.

16. Попечительница школы, кроме исполнения обязанностей, указанных в §§ 15, 18, 19, 20, 34–36, следит за исполнением программ, за правильным ходом обучения в школе (§§ 10 и 11 и за тем, чтобы практические занятия учениц имели правильное и полезное для них направление (§§ 9, 12–14), а также за тем, чтобы девочки приучаемы были к порядку и к точному исполнению возлагаемых на них обязанностей. Она наблюдает также за содержанием учениц и за правильностью счетоводства в школе (§§ 28–30). В случае обнаружения каких-либо беспорядков или злоупотреблений, Попечительница школы принимает меры для немедленного их устранения и о своих распоряжениях сообщает Департаменту.

На осп. разр. Управл. Министерством.

17. Для обсуждения и разрешения вопросов, имеющих существенное значение в педагогическом или хозяйственном отношении, при школе полагается Совет, состоящий, под председательством Попечительницы, из заведующего школою, законоучителя, преподавателей и преподавательниц. В случае отсутствия Попечительницы, в Совете председательствует заведующий школою.

Нор. Пол. ст. 17.

18. Непосредственное заведывание школою как в учебном, так и в хозяйственном отношениях, возлагается на заведующего оною.

Нор. Пол. ст. 16.

19. Заведующий школою избирается по соглашению Попечительницы с её учредителями, преимущественно из лиц, окончивших курс в высшем или среднем сельскохозяйственном учебном заведении и притом основательно знакомых на практике с ведением хозяйства.

Нор. Пол. ст. 20.

20. Преподаватели и преподавательницы избираются по соглашению Попечительницы школы с её учредителями, из числа лиц, которые по их образованию получили свидетельства, по крайней мере, на звание сельского учителя или сельской учительницы.

Норм. Пол. ст. 20 и разреш. Управл. Министерством.

21. Преподаватель Закона Божия определяется, по соглашению Попечительницы школы с епархиальным начальством, из местных священнослужителей или других лиц, окончивших курс в духовной семинарии.

Нор. Пол. ст. 21.

22. Заведующий и все преподаватели или преподавательницы научных предметов утверждаются в должностях Министерством Государственных Имуществ (а).

Увольнение от должностей служащих в школе лиц зависит от того же места или лица, от которого последовало и определение (б).

а) Норм. Пол. ст. 24. б) На осн. ст. 758 Уст. о сл. по. опр. от Прав. т. III Св. Зак., изд. 1876 г.

23. Заведующий школою, преподаватели и преподавательницы получают от казны содержание, положенное для них в утвержденном штате (а). За каждые пять лет, прослуженные заведующим, преподавателями и преподавательницами в этих должностях, назначается от казны прибавка, в виде столовых денег, в размере четверти получаемого ими от правительства жалованья, до тех пор, пока последнее не удвоится (б).

Примечание. Помещение всем этим лицам и содержание вольнонаемным назначаются учредителями школы или, по их поручению, Управляющим имением (в).

а) На осн. Выс. утв. 27 декабря 1883 г. штата и договора с учредителями. б) Норм. Пол. ст. 25. в) На осн. норм. штата.

24. Все лица, служащие в школе, находятся в непосредственном подчинении заведующего. Он руководит их занятиями, наблюдает за исполнением ими своих обязанностей и пред ним отвечают они за целость и сохранность вверенного им имущества. Заведующий или управляющий не только сам обязан исполнять в точности программы преподавания и установленные распределения уроков и практических занятий, но и строго следить за тем, чтобы эти программы и распределения были исполняемы всеми учительницами и другими лицами.

Примечание. Заведующий ведет ежедневный краткий журнал всем занятиям и работам учениц.

Норм. Пол. ст. 16 и разр. Управл. Министерством.

25. Наблюдение за занятиями и поведением учениц и неуклонным исполнением ими своих обязанностей возлагается на одну из преподавательниц, при содействии других, которые должны исполнять и обязанности надзирательниц. На основании этого, учительницы следят за поведением учениц и их занятиями не только в классах, но и вне их.

Примечание. Преподаватели и преподавательницы представляют в Совет школы, в конце учебного года, отчет о своей деятельности по преподаванию, по практическим занятиям с ученицами и по надзору за их поведением.

На осн. разр. Управл. Министерством.

V. Испытания и права оканчивающих курс

26. В школе производятся испытания: приемные, переводные и выпускные. Составление расписания испытаний и назначение лиц, присутствующих при испытаниях, возлагается на Совет школы.

То же.

27. Приемные испытания для девочек, не имеющих свидетельств об окончании курса в народной школе, производятся в конце сентября. Переводные и выпускные испытания производятся из теоретического курса в конце марта, а из практических занятий – в течение всего лета, по мере производства работ, и заканчиваются в сентябре испытанием в таких работах, которые в это время могут быть произведены. Оказанные воспитанницами успехи обозначаются в именных списках баллами.

Примечание. 5 означает отлично, 4 – хорошо, 3 – удовлетворительно, 2 – посредственно и 1 – худо.

То же.

28. Приемные и переводные испытания производятся преподавателями и преподавательницами в присутствии заведующего школою, а в предметах, преподаваемых заведующим – сим последним, в присутствии Попечительницы школы или одной из учительниц. Выпускные испытания производятся комиссиями, состоящими из Попечительницы, заведующего школою и преподавателей и преподавательниц предмета. В случае отсутствия Попечительницы третьим лицом в комиссию приглашается другая преподавательница.

Примечание 1. О днях, назначенных для переводных и выпускных испытаний, уведомляется заблаговременно Управляющий Государственными Имуществами Черниговской губ. и Департамент Земледелия и Сельской Промышленности.

Примечание 2. При производстве испытаний учениц могут присутствовать и посторонние лица.

То же.

29. Окончившей полный курс учения выдается аттестат, за подписью Попечительницы школы и заведующего, об успехах как в пройденных ею предметах, так и в практических занятиях. В аттестате должна быть обозначена та отрасль сельского хозяйства или ремесла, в которой воспитанница наиболее сведуща. Не выдержавшей выпускного экзамена, а также выбывшей ранее окончания курса выдается свидетельство о времени пребывания её в школе.

Примечание. Ученицы, не выдержавшие переводного или выпускного экзамена, могут быть оставляемы, с разрешения Попечительницы, на второй год в классе, но никто из них не может оставаться в специальных классах школы более пяти лет.

То же.

VI. Расходование денег. Наблюдение Правительства

30. Сумма правительственного пособия 2000 руб. переассигновывается Департаментом Земледелия и Сельской Промышленности в Глуховское, Черниговской губернии, Казначейство, в распоряжение Управляющего Государственными Имуществами Черниговской губернии и отпускается им учредителям школы или управляющему их имениями по прямым ассигновкам, на три месяца вперед. Суммы эти передаются заведующему школою и должны быть расходуемы им, согласно назначению штата (а). Если к концу года будет предвидеться остаток от суммы, назначенной по штату на содержание личного состава, то об употреблении этого остатка на нужды школы, согласно п. 4 примечаний к Высочайше утвержденному нормальному штату, Попечительница школы входит с представлением в Департамент (б).

а) На основ. разреш. Управл. Министерств. и договора с учредителями; б) На основ. Нормальн. штата и п. 4 примечания к нему.

31. Заведующий школою ведет приходо-расходную книгу суммам, отпускаемым школе по смете Департамента Земледелия и Сельской Промышленности, и книгу тем учебным пособиям, которые будут приобретаемы на счет сумм, отпускаемых казною, и которые употреблением не истрачиваются, а остаются для более или менее продолжительного пользования ими, как то: глобусы, стенные карты, инструменты, модели, приборы и т. п.

На основ. разреш. Управ. и. Министерством.

32. Хозяйственный инвентарь школы состоит в главном заведывании заведующего школою, который ответствует за исправность его и постоянно заботится об его улучшении, согласуя свои распоряжения с указаниями учредителей школы или управляющего их имениями и теми средствами, которые будут назначены для сего учредителями. Правильное ведение письмоводства и счетоводства по школе лежит также на обязанности заведующего. На его же обязанности лежит и наблюдение за правильным ведением разных книг другими лицами, коим это будет им поручено.

То же.

33. Управляющий Государственными Имуществами Черниговской губ. имеет постоянное наблюдение за направлением школы, за исполнением в ней устава и за употреблением казенного пособия, согласно штату и разрешениям Министерства, а также за правильным ведением приходо-расходной книги казенному пособию и инвентаря вещам, приобретаемым на это пособие. О всех замеченных недостатках и упущениях в школе Управляющий Государственными Имуществами сообщает Попечительнице школы, а в более важных случаях доносит Департаменту, который принимает меры к устранению недостатков и к исправлению упущений.

Норм. Пол. ст. 15 и разреш. Управл. Министерством.

VII. Печать школы. Сношения её. Отпуски служащим

34. Школа имеет печать с изображением герба Черниговской губернии и с надписью: «Преображенская низшая женская сельскохозяйственная школа». Печать эта употребляется как для документов, так и для пакетов.

Норм. Пол. ст. 26.

35. Заведующий школою сносится по делам школы непосредственно с Попечительницею школы и Управляющим Государственными Имуществами Черниговской губ., коим он прямо подчинен, а также с родителями учениц и местами и лицами, поместившими их в школу. Он исполняет требования Департамента Земледелия и Сельской Промышленности, если они обращены к нему непосредственно; в противном случае, как с этим Департаментом, так и с другими высшими правительственными местами и лицами, заведующий сносится через Попечительницу школы или Управляющего Государственными Имуществами, смотря по роду дел.

На основ. разреш. Управл. Министерством.

36. Отпуск заведующему школою, до 29 дней, дается Попечительницею школы, а свыше этого срока, до двух месяцев с сохранением содержания, и до 4-х месяцев – без содержания, по представлению Попечительницы, разрешается Департаментом Земледелия и Сельской Промышленности.

Примечание. По делам службы заведующий имеет право отлучаться на время до 8 дней, не испрашивая разрешения Попечительницы, но непременно донося ей каждый раз о своей отлучке и о том, кому он поручил заведывание школой в свое отсутствие.

На основ. ст. 728–747 Уст. о сл. по опр. от Пр. Св. Зак. т. III, изд. 1876 г.

37. Законоучителю, преподавателям и преподавательницам отпуски разрешаются на срок до 29 дней заведующим школою, а свыше этого срока Попечительницею школы, которая о каждом таком отпуске сообщает Департаменту. Остальным служащим и вольнонаемным, отпуск разрешается заведующим школою.

То же.

VIII. Представление отчета

38. По окончании года, не позже 1 февраля следующего года, заведующий школою обязан представить в Департамент Земледелия и Сельской Промышленности, чрез Попечительницу школы, учебный, технический, денежный и материальный отчеты по школе и по работам, произведенным ученицами в имении и его мастерских.

На основ. разреш. Управл. Министерством.

39. Отчет школы или извлечение из него печатается в местных ведомостях и в Земледельческой газете.

То же.

Утвержден Г. Управляющим Министерством Государственных Имуществ 16 октября 1893 года.

Штат Преображенской низшей женской сельскохозяйственной школы 2-го разряда

Число лиц Годовое содержание в рублях
Одному Всем
Заведующий 1 450 450
На преподавание в специальных классах 2 360 720
Законоучитель 1 180 180
На преподавание в приготовительных классах 1 300 300
За обучение церковному пению 50
Мастерица по молочному хозяйству 1 100 100
На учебные пособия 200
Итого 6 2000

Примечание. Содержание фельдшерице, закройщице, садовнику, кухарке и прачке относится на средства учредителей и определяется по их усмотрению.

Подлинные за подписью Директора Калачова и скрепою Начальника Отделения Стельмаховича.

№ 16959. Договор, заключенный Департаментом Земледелия и Сельской Промышленности с учредителями Преображенской низшей женской сельскохозяйственной школы

Тысяча восемьсот девяносто третьего года ноября 30 дня, Департамент Земледелия и Сельской Промышленности, вдова Тайного Советника Александра Николаевна Неплюева, Титулярный Советник Николай Николаевич Неплюев, вдова Действительного Статского Советника Мария Николаевна Уманец и дочь Тайного Советника Ольга Николаевна Неплюева, на основании ст. 7 Высочайше утвержденного 27-го декабря 1883 г. Нормального Положения о низших сельскохозяйственных школах и штата оных (Собр. узак. и расн. прав. 1884 г. № 9), приказания Г. Управляющего Министерством Государственных Имуществ, последовавшего, по докладу от 15 октября 1893 г. за № 14183, и ст. 132–134 зак. гражд., т. I ч. I Св. Зак. изд. 1887 г., заключили между собою этот договор о нижеследующем:

1) Мы, Неплюевы и Уманец, обязуемся учредить и содержать в имении Н. Н. Неплюева на хуторе Воздвиженском в течение 12 лет низшую женскую сельскохозяйственную школу второго разряда с однолетним приготовительным классом и с этою целью построить и содержать на свой счет все необходимые для помещения школы и служащих в ней постройки, иметь в школе нужный инвентарь для ведения сельского и молочного хозяйства, садоводства, огородничества и разных отраслей домоводства, без всякого за это вознаграждения со стороны Департамента Земледелия и Сельской Промышленности, кроме указанного ниже пособия.

2) Мы, Неплюевы и Уманец, обязуемся держать при имении экономку, повара, садовника, мастера или мастерицу молочного дела, птичницу, белошвейку или портниху, ткача и прачку для практических занятий с ученицами.

3) Означенную низшую женскую сельскохозяйственную школу мы, Неплюевы и Уманец, обязываемся содержать во всем согласно уставу, утвержденному для неё Г. Управляющим Министерством Государственных Имуществ и иметь в ней постоянно не менее 20 учениц.

4) Департамент Земледелия и Сельской Промышленности обязывается отпускать в течение 12 лет, начиная с 15 октября 1893 г. по 15 октября 1905 года, из сметных сумм Департамента по две тысячи рублей в год.

5) Указанное ежегодное пособие 2000 руб. Мы, Неплюевы и Уманец, должны расходовать согласно тому, как будет определено в уставе школы.

6) Если число учениц в школе будет в течение какого-либо года менее 20, то Департаменту, с разрешения Г. Управляющего Министерством, предоставляется уменьшить размер отпускаемого пособия, если же малое число учениц будет продолжаться в течение двух лет, то Департамент, с разрешения Г. Управляющего Министерством, может закрыть школу и тем самым прекратить действие этого договора. Закрытие школы может последовать и в том случае, когда Г. Управляющим Министерством Государственных Имуществ будет признано, что школа не достигает своей цели, и если указанные учредителям её, гг. Неплюевым и Уманец, недостатки школы не будут ими устранены со дня объявления им об этом со стороны Департамента.

7) Все доходы от работ, производимых ученицами, равно как и суммы, которые могут быть вносимы земствами, обществами и частными лицами на содержание пансионерок школы и на другие надобности её, поступают в полное распоряжение гг. Неплюевых и Уманец.

8) Если означенное в п. 1 имение по какому-либо случаю перейдет в собственность других лиц, то от Департамента будет зависеть войти в соглашение о продлении содержания школы с новым владельцем имения или же уничтожить настоящий договор и прекратить отпуск казенного пособия на содержание школы и учениц.

9) Договор этот должен быть сохраняем обеими сторонами свято и ненарушимо. Подлинный договор, на основании ст. 134 зак. гражд. Т. X ч. I изд. 1887 г., хранится в Департаменте Земледелия и Сельской Промышленности, а засвидетельствованная с него копия у гг. Неплюевых и Уманец.

Подлинный подписали: Вдова Тайного Советника Александра Николаевна Неплюева, рожденная баронесса Шлинпенбах. Титулярный Советник Николай Николаевич Неплюев. Вдова Действительного Статского Советника Мария Николаевна Уманец, рожденная Неплюева. Дочь Тайного Советника Ольга Николаевна Неплюева. Директор Департамента Земледелия и Сельской Промышленности Тайный Советник В. Калачов.

Проект Устава Православного Кресто-Воздвиженского Трудового Братства

§ 1. Кресто-Воздвиженское Православное Трудовое Братство20 учреждается при церкви во имя Воздвижения Креста Господня в имении Николая Николаевича Неплюева на хуторе Воздвиженском Глуховского уезда, Черниговской губернии и состоит под Архипастырским покровительством Преосвященного Черниговского.

§ 2. Братство задается следующими тремя главными целями:

а) Заботиться о Христианском воспитании детей, приучая их думать, чувствовать и жить согласно Учению Христа Спасителя и уставам Святой Церкви.

б) Доставлять возможность желающим согласовать весь строй жизни с животворящим духом веры, составляя одну трудовую семью на началах Христианской любви и братства.

в) По возможности оказывать и за пределами Братства поддержку всему тому, что ведет к упорядочению жизни в направлении первых двух целей.

§ 3. Члены Братства могут быть трех разрядов:

а) Полноправные Братья,

б) Приемные Братья,

в) Члены Соревнователи.

§ 4. Все три разряда членов Братства могут во всякое время выйти из него, по во все время своего пребывания в нём обязательно должны принимать личное участие в его деятельности, согласуя с его характером весь строй своей жизни.

§ 5. Полноправные Братья суть полноправные хозяева в Братстве. Они посвящают безраздельно жизнь Братству, живут в пределах его владений или аренды, устанавливают строй жизни в Братстве, заведуют его имуществом и распоряжаются его доходами.

Примечание. Первыми полноправными членами Братства при его учреждении признаются:

1) Николай Николаевич Неплюев.

2) Андрей Иванович Фурсей.

3) Илья Павлович Кобец.

4) Феодор Евфимович Чвертка.

5) Вдова Тайного Советника Александра Николаевна Неплюева.

6) Вдова Действительного Статского Советника Мария Николаевна Уманец.

7) Дочь Тайного Советника Ольга Николаевна Неплюева.

8) Исаак Никитич Белобаба.

9) Яков Феодорович Лукьяненко-Шаповал.

10) Сергей Павлович Свириденко.

11) Адриан Евфимович Леляков.

§ 6. Приемные Братья находятся на испытании. Ой наравне с Полноправными Братьями живут в пределах владений или аренды Братства, пользуются равным с ними участием в доходах, но не участвуют ни в выборах, ни в установлении уклада жизни Братства, во всем подчиняясь строю жизни, установленному Полноправными Братьями.

§ 7. Члены Соревнователи, живя на стороне, обязываются, каждый в своем положении, кто чем может, содействовать вне Братства христианскому воспитанию детей и согласованию жизни с верою.

§ 8. Члены Соревнователи не пользуются участием в доходах Братства, но могут по усмотрению Полноправных Братьев получать от Братства материальную помощь на деятельность в духе Братства за его пределами.

§ 9. Пожертвования Братство может принимать не только от членов Соревнователей, но и от посторонних лиц; но ни в каком случае эти пожертвования, как бы они ни были велики, не дают права быть избранным даже и членом Соревнователем, если жертвователь не солидарен с Братством по настроению и жизни.

§ 10. Братство признается правоспособным юридическим лицом, имеет право приобретать движимую и недвижимую собственность, брать имущество в аренду, вести торговые и промышленные предприятия, но не может ни продавать, ни закладывать недвижимую собственность Братства.

Примечание 1. Если в собственность Братства переходит посредством покупки, дара или завещания имущество, находящееся под залогом в каком-либо кредитном учреждении, Братство не обязано немедленно его выкупить. По уплате долга, согласно условиям залога, имение это впредь не может быть ни заложено, ни продано.

Примечание 2. Недвижимая собственность Братства может быть продаваема по постановлению ¾ голосов Думы под непременным условием немедленного приобретения равноценного имущества.

§ 11. Братство имеет попечение о призрении больных и престарелых братьев, Полноправных и Приемных, их вдов и сирот до тех пор, пока, своим дурным поведением или нежеланием подчиняться общему строю жизни Братства, они не заставят удалить их из Братства, или сами добровольно его не покинут.

§ 12. На стороне материальная помощь оказывается по усмотрению Полноправных Братьев, непременно путем личной деятельности членов Братства. Никакие пожертвования с благотворительными целями с передачею принадлежащих Братству сумм посторонним лицам или учреждениям не допускаются.

§ 13. Братство заботится о благолепии Богослужения и церковного пения в Братской Церкви.

§ 14. Братство не может сделать постановления о закрытии своем; но если Братство будет закрыто по требованию власти, или изменен настоящий устав, все имущество и все общие капиталы, за исключением частной собственности отдельных членов Братства и пожертвований, относительно которых сделаны жертвователем на этот случай иные распоряжения, становятся частною собственностию Полноправных Братьев. В этом случае всеобщее имущество и все общие капиталы делятся между Полноправными Братьями поровну, причем недвижимое имущество может быть продано для более удобного раздела.

§ 15. Членами Братства наравне с мужчинами могут быть и женщины, пользуясь во всем равными с ними правами.

§ 16. Полноправные Братья в совокупности составляют из себя Братскую Думу под председательством ими же выбранного Блюстителя.

§ 17. Блюститель избирается пожизненно из среды Полноправных Братьев. Он заботится о честном согласовании жизни Братства с настоящим уставом и уложениями, выработанными Думою. Он имеет попечение о всех детях Братства. Он главный представитель Братства в его сношениях с Духовными, Правительственными и сельскими учреждениями.

Примечание. Должность эта несовместима ни с какою другою должностью ни в Братстве, ни вне её.

§ 18. Блюститель может во всякое время отказаться от должности. Отрешенным от должности он может быть только по приговору Думы.

§ 19. Блюститель имеет право выдавать нотариальные доверенности лицам, которых Дума уполномочит управлять делами Братства и. ин заключать имущественные сделки.

§ 20. В случае продолжительного отсутствия Блюстителя по делам Братства или его болезни, Дума, по соглашению с ним, избирает ему наместника, которому на это время и передает все его права.

§ 21. Выбор кандидата на должность священника при Братской Церкви зависит от Думы. Если священник служит безвозмездно, он пользуется всеми правами Полноправного Брата, за исключением права участия в разделе имущества при закрытии Братства, если право это не дано ему Думою чрез избрание его Полноправным Братом помимо прав, соединенных с его положением. Если он желает получать определенное вознаграждение, ему назначается жалованье по определению Думы, и он ограничивается правами Настоятеля Братской Церкви, Законоучителя при Братских школах и духовника всех членов Братства.

§ 22. Дума собирается Блюстителем по мере надобности и по желанию Полноправных Братьев; ей подлежат следующие дела:

1) Избрание Блюстителя, кандидата во Священники и Полноправных Братьев большинством ¾ голосов, а Приемных Братьев и Членов Соревнователей простым большинством.

2) Приобретение и арендование недвижимого имущества, заведение торговых и промышленных предприятий и распоряжение всеми имуществами Братства.

3) Избрание Членов Хозяйственного совета и формулировка нотариальных доверенностей, выдаваемых Блюстителем.

4) Установление внутреннего строя жизни Братства и составление соответствующих, временных уложений.

5) Забота об устранении возникающих несогласий и беспорядков.

6) Исключение из Братства недостойных членов его: Полноправных по большинству ¾ голосов, Приемных и Соревнователей простым большинством.

7) Устранение Блюстителя от должности большинством 9/10 голосов.

§ 23. Раз в год Дума собирается под председательством избранного на одно это собрание Полноправного Брата в отсутствии Блюстителя для обсуждения его отношения к делу и решения свои сообщает в виде приложения к отчету Блюстителя Преосвященному Покровителю Братства и общему Собранию.

§ 24. Хозяйственный Совет состоит из Председателя и членов, избираемых Думою безразлично из числа Полноправных, Приемных Братьев и даже посторонних лиц на неопределенное время и отрешаемых ею во всякое время по её усмотрению.

Примечание. Условия, заключаемые с ними, не могут быть срочными и обеспечивать эти сроки неустойками.

§ 25. Хозяйственный Совет заведует всеми хозяйственными делами Братства, согласно нотариальным доверенностям, выданным Блюстителем, точно сообразуясь со сметою, хозяйственными планами и полномочиями, утвержденными Думою.

§ 26. Общее собрание всех Полноправных и Приемных Братьев под председательством Блюстителя, собираемое по мере надобности и по определению Думы, имеет совещательный характер и ведает следующие дела:

1) Выслушивает годичный отчет Блюстителя о религиозно-нравственной стороне жизни Братства и заявления Священника о том же предмете и намечает желательные изменения в строе Братской жизни.

2) Выслушивает годичный отчет хозяйственного совета и рассматривает проект сметы на следующий год.

3) Обсуждает все те заявления, какие найдут нужным сделать члены собрания и решает вопрос о том, какие из этих заявлений следует представить на усмотрение Думы.

§ 27. Члены Братства, за исключением членов соревнователей и лиц, находящихся с согласия Братской Думы в исключительном положении по старости, по болезни, по роду занятий и другим причинам, составляют из себя рабочую и потребительную артель, выполняя все работы самостоятельно, без помощи постоянных наемников.

Примечание 1. Помощь наемников разрешается в случае крайней надобности: во время полки, уборки хлебов и корнеплодов и при учреждении Братства до вступления в него достаточного числа членов.

Примечание 2. Братство имеет право приглашать наемных специалистов и мастеров за неимением таковых среди своих сочленов.

Примечание 3. Все наемные служащие и работники обязательно заменяются членами Братства при первой возможности.

Примечание 4. Братство не должно ограничивать число вступающих экономическою необходимостью.

§ 28. Чистый доход Братства распределяется так:

а) 20% отчисляется ежегодно в Основной и Запасной Капитал по 10% в каждый.

б) Остаток чистого дохода разделяется поровну между всеми Полноправными и Приемными Братьями, но не выдается им на руки, а записывается на их личные счета.

Примечание 1. При исчислении чистого дохода Труды Членов Братства не оцениваются.

Примечание 2. Определение чистого дохода и сумм, записываемых на личные счета, вполне зависит от Думы, решению которой в этом вопросе Приемные Братья должны подчиняться с полным доверием.

§ 29. Основной Капитал приращается всеми % с него и всеми доходами арендных статей и предназначается исключительно на покупку новых земель в собственность Братства и на учреждение отделений Братства.

Примечание 1. Вопрос об израсходовании на эти цели Основного Капитала или части его решается Думою большинством 9/10 всех наличных голосов.

Примечание 2. В отделениях Братства Полноправные Братья составляют из себя отделение Думы под председательством избранного с согласия Блюстителя Братства – наместника.

Примечание 3. Отделение с согласия основавшего его Братства может обратиться в самостоятельное Братство с уставом, подобным настоящему.

§ 30. Запасный капитал предназначается на случай болезни, пожара, падежа скота, градобития и проч., причем вопрос о ссуде из этого капитала, равно и об условиях этой ссуды разрешается большинством ¾ голосов Думы.

§ 31. Все суммы, записанные на личные счета, до выхода члена Братства добровольного или принудительного, не поступают в его бесконтрольное распоряжение, а могут быть им расходуемы только с согласия простого большинства наличных членов Думы.

Примечание 1. При выходе из Братства, выходящий получает в полную собственность всю причитающуюся на его долю сумму, за вычетом денег, взятых им с согласия Думы во время пребывания в Братстве.

Примечание 2. На случаи смерти, Члены Братства имеют право распорядиться этою суммою по духовному завещанию, если они не оставляют семью на попечение Братства.

Примечание 3. Если член Братства умирает, не оставляя завещания и не имел ни жены, ни детей, причитающуюся на его долю сумму считают пожертвованною в основной капитал Братства. Если же остались вдова и дети, они по желанию получают всю сумму на руки или остаются на попечении Братства, сохраняя право получить во всякое время остаток от расходов на их содержание.

§ 32. Братство имеет белую хоругвь с эмблемою Братства: золотым крестом с блестящею звездою на черном круге.

§ 33. Братство имеет свою печать с изображением на ней эмблемы Братства и надписью: «Печать Кресто-Воздвиженского Первого Трудового Братства».

АДРЕСЫ Государю Императору Николаю II Александровичу, государыне Императрице Александре Феодоровне и вдовствующей Императрице Марии Феодоровне

Его Величеству Государю Императору Николаю II Александровичу

Ваше Императорское Величество, Всемилостивейший Государь!

Позвольте на заре царствования Вашего присоединить и наш слабый голос к хору приветствий и пожеланий всей земли Русской.

Глубоко сознавая вечную правду слов Христа Спасителя: «Царство Божие внутрь вас есть», мы глубоко убеждены в том, что благо Церкви Православной и дорогой Отчизны нашей зависит от того, насколько умы и сердца миллионов Православных Русских людей будут озарены светом разумения вечной истины правды Божией и согреты чистым огнем вдохновения любви к Богу и верным чадам Его.

Девиз наш: сознательная вера и стройная организация жизни по вере на лоне Православия.

На это дело мы с радостию отдаем все силы наши умственные, нравственные и материальные. Ему мы служим, воспитываем детей на религиозных началах в двух приютах и двух сельскохозяйственных школах. Ему мы служим, созидая первое Православное Трудовое Братство.

Велико и свято дело Самодержца, являющегося о созидании Царства Божия и ограждении овец стада Христова от волков хищных Верховным Ревнителем.

Один из последних актов в Бозе почившего Императора Александра Ш было дарование Братству нашему прав юридического лица (16 сентября сего 1894 года).

Ныне приступаем к ступеням престола Вашего Величества, умоляя довершить благодеяние незабвенного Родителя Вашего, приняв нас и дело наше под Свое могущественное покровительство, столь необходимое среди непонимания, клевет и оскорбительных подозрений, неизбежных на первых шагах всякого нового дела.

Усердно молим Господа, да благословит Он начинающееся царствование и начинающуюся брачную жизнь Вашего Императорского Величества и нас сподобит принести и свою каплю меда в улей Православной России под Державою Императора Николая II.

Вашего Императорского Величества верноподданные21.

Её Величеству Государыне императрице Александре Феодоровне

Ваше Императорское Величество, Всемилостивейшая Государыня!

Зная высокие добродетели Герцогини Алисы Гессен-Дармштадтской, мы сердечно радуемся тому, что дочь Её стала Супругою нашего Монарха и верим, что народ русский, называя Её великим именем «Матушка Царица», будет и Ею любим, как любить может великое сердце, способное вместить в себе великое чувство к многомиллионной семье великого народа.

И мы любим нашу великую русскую семью; любим Её так, как велит нам любить Её наша христианская совесть: не закрывая глаза на духовные рубища и язвы родной страны, но полагая все силы духа нашего на то, чтобы по мере сил, послужить на великое дело Божие, на дело духовного просвещения, на дело сознательной веры и стройной организации жизни по вере в Трудовом Братстве, на лоне Православия.

Мы полны радостной надежды на то, что Ваше Императорское Величество чутким сердцем, озаренным светом от Света небесного сознательной веры, поймет и оценит по достоинству значение дела нашего для Царицы Православной, для христианского Государства, для бедного и богатого, для знатного и простолюдина.

Мы полны радостною надеждою и на то, что Ваше Императорское Величество с материнскою любовию отнесется и к нам, и к делу нашему, приняв нас под Свое могущественное покровительство.

Её Величеству Вдовствующей Государыне императрице Марии Феодоровне

С началом Царствования в Бозе почившего Супруга Вашего, Императора Александра III, началась и подготовительная работа, в форме воспитания детей народа в сознательной вере и сознательной любви к Богу Живому и Христу Его, к тому делу, которому мы имеем счастие и честь служить, делу стройной организации жизни по вере в Трудовом Братстве, на лоне Православия.

В течение всего Царствования Императора Александра III дело это крепло и развивалось, перед самым окончанием Царствования незабвенного Супруга Вашего Величества закончилась и подготовительная работа на дело наше Высочайшим повелением в Бозе почившего Императора от 16 сентября сего года, в силу которого дело наше получило правительственную санкцию, был окончательно утвержден устав и даровано Трудовому Братству право приобретения недвижимой собственности.

Все это делает имя Императора Александра III незабвенным в летописях первого в России Крестовоздвиженского Трудового Братства, в котором многие найдут тихое убежище от волков хищных для себя, тихое убежище от грязи, скорбей и соблазнов для жен и детей своих при жизни, для вдов и сирот своих по смерти.

Высказать Вашему Величеству, неразлучной, верной Подруге жизни угасшего Монарха, любовь, уважение и благодарность к Почившему было сердечною потребностию для всех нас.

Да будет же в тяжелом горе Вашем утешением для Вашего Величества столь многочисленные проявления любви, уважения и благодарности к Монарху-Миролюбцу, тихо почившему с миром в душе.

Молим Господа, да прибавит к этому великому утешению новую каплю утешения и наше слабое слово.

Молим Господа, да воздаст Он сторицею Почившему Монарху за всё добро, соделанное Им Братству нашему и нам.

Молим Господа, да возрадуется об утвержденном Им Трудовом Братстве на земле Тот, Кто ныне находится там, где нет печалей, ни болезней, ни воздыханий, но жизнь бесконечная в великом Братстве Ангелов и Святых Царства Божия.

* * *

10

Н. Н. Неплюеву.

11

Воспитанники эти были исключены по постановлению Педагогического Совета, согласно единодушному желанию их товарищей.

12

Имя вымышлено.

13

В настоящее время он уже в Сторшем Братском Кружке.

14

Здесь все имена заменены именем «Иван».

15

Учителя этого более нет в школе и был он не из бывших воспитанников школы.

16

В настоящее время он состоит членом Младшего Бр. Кр.

17

Для тех, кто знает какое богатство содержания раскрывает Н.Н. в своих объяснениях, это составляет яркий пример необычайной скудости понимания.

18

Надсмотрщик.

19

Считая 60 учеников.

20

23 декабря 1893 г. Пр. Антоний, Епископ. Черниговский и Нежинский утвердил устав Трудового Братства, изменив редакцию некоторых §§. 25 февраля 1894 г. состоялось постановление Св. Синода об испрошении через г. Обер-Прокурора Высочайшего соизволения на дарование Трудовому Братству права приобретать и отчуждать недвижимые имущества.

16 сентября 1894 г. права эти были дарованы Трудовому Братству Его Величеством Государем Императором Александром III.

8 октября состоялся указ Св. Синода об открытии Трудового Братства.

17 октября члены Трудового Братства, воспитанники Воздвиженской и воспитанницы Преображенской с.-х. школы имели счастие получить Высочайшую благодарность за выраженные благопожелания, телеграммою адресованною из Ливадии на имя: «Учредителя Кресто-Воздвиженского Трудового Братства Неплюева».

9 ноября 1894 г. Учредитель Братства извещен об открытии деятельности Кресто-Воздвиженского Православного Первого Трудового Братства.

21

Все три адреса подписаны всеми членами Трудового Братства, воспитанниками Воздвиженской и воспитанниками Преображенской с.-х. школ.

Комментарии для сайта Cackle