святитель Феофан Затворник

Наставления в духовной жизни

 Как начинается в нас христианская жизнь?Руководство к духовной жизни (По письмам епископа Феофана)Б 

Руководство к духовной жизни (По письмам епископа Феофана)

Выпуск 1

Письмо 1. Смиренный отзыв Святителя о своем руководстве. Ответ на вопросы о трудах по воле начальства и о внутреннем делании

Милость Божия буди с вами, Достопочтеннейший о. Архимандрит!

Что же это вы меня спрашиваете? Я человек очень недалекий в духовном различении вещей, и могу очень легко назвать черное белым, и белое черным. Потому не смотрите на то, что напишу, как на доброе решение.

– Спрашиваете, не погрешаете ли, продолжая нести иго начальствования? Нет. Вы обязаны нести его, пока начальство не скажет: довольно. Как оно не только не сказывает этого, а напротив налагает на вас новое дело, зная ваши немощи телесные, то вам совсем не след и на ум принимать вопроса: не следует ли оставить труды?

Можно бы найти основание для оставления, – предпочтение внутреннего делания сему внешнему, – это очень веский резон: ибо внутреннему деланию цены нет и ему ничто не должно быть предпочитаемо; но и ради его оставить лежащие и налагаемые на вас труды можно бы в таком случае, когда бы труды сии мешали ему и разоряли его. А этого сказать нельзя. У вас теплится непрестанно молитва ко Господу. Не мешали же ей образоваться текущие дела? Надо полагать, что не помешают они, если прибавится к ним малая толика. Дела эти только на вид житейские, а в существе они не земного свойства. Потому трудясь над ними, кажется, можно не быть отдаляему от Господа. К тому же пребывание души с Господом, в чем все существо внутреннего делания, не от нас зависит. Господь посещает душу, она и бывает с Ним, и играет пред Ним, и согревается Им. Как отойдет Господь, душа пустеет, и совсем не в ее власти воротить к себе Благого Посетителя душ. Но отходит Господь, пытая душу; а бывает, что отходит, наказывая не за внешние дела, а за что-нибудь душой внутри принятое. Когда отходит Господь, пытая душу, то когда она закричит, Он скоро ворочается. А когда отходит наказывая, то – не скоро, пока не сознает душа греха, и не раскается, и не оплачет, и епитимии не понесет. Теперь, если вы оставите дело, и тем пойдете против воли Господа, думаете ли, что Он останется с душой вашей? Если это будет грех пред Ним и Он прогневится, то отойдет и не воротится. И будет, что сделанное во благо внутреннего делания, обратится во вред ему, и даже на совершенное его уничтожение. Так, по моему лучше тяните иго, пока хозяин против воли вашей не выпряжет.

То, чем вы заменили Оптинское правило, думается мне, лучше его. В Савваитском монастыре, что близ Иерусалима, за час до утрени дают знак, и монахи, каждый в своей келлии, исполняют поклоны, с молитвою Иисусовою: 150 земных и 1500 поясных. Кто не успевает, днем дополняет. Но не в форме сила, а в духе молитвенном. Что вы стараетесь прочувствовать в молитве, есть самое пригожее для молитвы. Чувствовать себя осужденником в час молитвенный, кто-то из отцев поставил в существо молитвы. Где-то, не помню, прописан вопрос: как лучше стоять в молитве? И ответ: «стой как на суде, устремляя взор на уста Господни, из которых готово изойти последнее тебе решение: приди, или отойди». И вопи: Господи помилуй! Что у вас и происходит. Мне кажется еще, что с единой молитвой Иисусовой можно всякие правила отбывать, только чтоб она была не в слове только, но и в деле (в уме и сердце).

– Я верую, что святые все на небе едино тело составляют. Они все вместе молятся о нас, хотя мы простираем молитвы то к тому, то к другому. И Божия Матерь со всеми предстоит о нас Богу. Когда просите, чтоб святые присоединили свое предстательство пред Господом к молитве Божией Матери, ничего особенного не делаете. На небе так всегда и есть.

Каким благоговеинством преисполнено все небесное пред сокровенным Богом. Хоть бы малость некая уканула нам от сего благоговеинства.

Дебелость наша к земле нас тянет и делает нечувствительными. А забвение, а осуечение помыслов пустяками, а разленение, и пустое чем либо искаженное и злейшее всего – уты и утолсте – сытость духовная, и еще запанибратство с Богом, еще чуждоприсвоение, да и перечесть нельзя, сколько дрянностей.

Одно имейте: «всегда с Господом быть». Затем все прочее определяйте expromptum в каждую минуту. И относительно сна лучше вам так действовать: когда не станет сил, лечь и заснуть, не в угоду плоти, а в удовлетворение потребности, чтоб потом бодрее действовать.

И относительно поминовения: однажды в неделю всех поименно помяните, а в прочие дни по части, а иногда даже общим молитвенным поминовением: «помяни Господи всех, коих поминаю», а поминаемых не повторяйте имена, а только мысленно всех просмотрите. Ибо Бог мысль видит, а не слово.

Благослови вас Господи всяким благословением!

– О тех, кои ушли, пожалейте и молитесь Господу, чтоб управил путь их во благое. И довольно. А досадовать и скорбеть зачем? Господня земля! Лишь бы спасались, и слава Богу, если спасаются. А если уклоняются от пути спасительного, мы что можем сделать с ними? Господь да помилует их и спасет!

Заставили вы меня говорить. Вот и наговорил много. Простите, Господа ради, и помолитесь о мне.

Ваш усердный богомолец Еп. Феофан. 22 января 1879 г.

Письмо 2. О келейном молитвенном правиле

Ваше Высокопреподобие, Достопочтеннейший о. Архимандрит.

Да у вас все идет добре. И что поправить, недоумеваю. Недоумеваю даже, откуда у вас мысль о том. Тяните, как завели и привыкли. Если иногда несдюжаете дотянуть чего (из правила) по старческой немощи, побраните себя немножко, пожалуйтесь пред Господом, и успокоитесь. Если опять, – так же поступите, и так всегда.

Мне кажется, что сна вы мало даете себе (с 10 – до 1 ч. по полун.). Можно бы ночное правило вечером исполнить, и потом спать до утрени. Но как вы пишете, что привыкли (вставать с 1 часу и совершать правило), то вам трудно ломать порядки.

Что касается до правила, то относительно сего я так думаю: какое ни избери кто себе правило, всякое хорошо, – коль скоро держит душу в благоговеинстве пред Богом. Еще: читать молитвы и псалмы до разшевеления души, а там самому молиться, излагая свои нужды, или без всего. «Боже милостив буди.» Еще: иногда все время, назначенное для правила, можно провесть в читании одного псалма на память, составляя из всякого стиха свою молитву. Еще – иногда можно все правило провесть в молитве Иисусовой с поклонами. А то из того, другого и третьего понемногу взять. Богу сердце нужно (Притч.23:26), и коль скоро оно благоговейно пред Ним стоит, то и довольно. Непрестанная молитва в сем и состоит, чтобы всегда благоговейно стоять пред Богом. А при этом правило есть только подтопка, или подкинутие дров в печь.

Все сие пишу вам по-книжному. У вас сколько опытов! Из них выбирайте, что найдете пригожим.

Прошу ваших святых молитв о моей грешности.

Ваш богомолец Епископ Феофан. 21 февраля 1881 г.

Письмо 3. Рецепт от немощей при исполнении правила

Милость Божия буди с вами, Достопочтеннейший о. Архимандрит.

Что до ваших немощей, как вы их называете, то как я уже писал, я не умею составить против них рецепта. – Терпите, боритесь и укоряйте себя, когда не устаиваете, и все тут. Когда подходит сон, встаньте и проходитесь.

Когда и тут станет докучать, начинайте с читающим (правило послушником) рассуждать о читаемом.

В книгах пишется, что когда молитва Иисусова возьмет силу и внедрится в сердце, тогда она придает бодренности, и сон прогоняет. Попробуйте этот рецепт. Бог везде есть. Если живо сознать сие, то сну не будет места, как нельзя ему быть: «Царь стоит пред глазами». Существо же молитвы Иисусовой то и есть, чтобы умом в сердце стоять пред Богом. В посылаемой книге (сборник о молитве и трезвении), много об этом говорится.

Не нарадуюсь присланной вами святыне. Премного вам за нее благодарен. Прошу ваших св. молитв, ваш богомолец Епископ Феофан. 19 марта 1881 г.

Письмо 4. Чувства и поведение служащего при святой иконе

Милость Божия буди с вами! Бог благословит ваше послушание.

Ведь не в первый раз! Как прежде действовали, так действуйте и теперь. Побольше смирения, поменьше о себе думания; побольше упования на Бога, поменьше самонадеяния; побольше собрания мыслей и поменьше блуждания их, и все пойдет добре!

Всякий раз, собираясь к походу с святою иконою, покрепче взывайте к Богу: помоги и вразуми! Те лица, куда иду, Твои. Не дай мне соблазнить кого чем – большим, или малым. Сам устрой им назидание из всего. И подобное. Себе внимайте!

Поклонитесь знаемым. Е. Феофан.

Письмо 5. О сокрушении о грехах

Бог в помощь! Спасайтесь!

N.N.

Скорбь ваша не излишня. Но какое решение принять в следствие ее, предоставьте то духовному отцу вашему. Если он не сказал вам ничего особенного, то надобно успокоиться на его слове. Тужить же и плакать до конца жизни о грехах совсем не излишне. Храните сей страх Божий, и им себя оберегайте. Грешник упорный Богу противен; а грешник кающийся приятен Ему. Всегда и приступайте к Нему, с мытаревым гласом, море грехов своих в бездну милости Его повергая. Когда есть неприязнь и отвращение к греху, с готовностью противиться ему хоть до положения живота, тогда Бог не видит того грешным. Так не смущайтесь!

Более же берегите свое внутреннее настроение, и бежать тогда только собирайтесь, когда нельзя сохранить сего внутреннего. Его берегите, не развлекаясь, и не охлаждаясь.

Господь да охранит вас! Ваш богомолец Епископ Феофан. 12 ноября 1868 г.

Письмо 6. О путешествии по святым местам

Бог в помощь! Спасайтесь!

Посылаю вам 15 руб. На большее не погневайтесь. Обезденежал.

Благослови Господи путь ваш. Но если бы вы по прежде спросили, я бы сказал: сидите дома. От сего путешествия проку большого ждать нельзя, а беда может быть под боком. Но уж как дело так далеко зашло, бродите. Людей посмотрите, а может быть чему и научитесь. Искушения здесь по одиночке нападают, дорогою будут нападать десятками, а в Иерусалиме – сотнями. Держите ухо остро. На Афон бы прямо ехали, и побыли там побольше. А в Иерусалим к половине поста. На Афоне оставаться поопаситесь. Сразу то оно будто любо там. Но потом нападет дух уныния и тоски по родине и родных – невыносимые. Как угорелые мечутся туда и сюда. Я видел иных. П. остался там, купил келлию; а теперь и келлию готов за полцены продать, лишь бы домой поскорее. У нас свои есть Афоны: Валаам, Соловки. Да и так, – в душе надо Афон устроить. Всяко однако ж смотрите сами.

В Миссии в Иерусалиме о. архимандрит Антонин – сокровище мудрости. С ним можно жить; но там все официально. Там еще есть русский старец – Вениамин. С ними потолкуйте о том и другом. В Саввинском монастыре старец (архим. настоятель) Иоасаф – глубокий и великий аскет. Се – вам отцы. Прочее все сами увидите. Помолитесь и о мне всюду. Всех вам благ от Господа желаю.

Ваш богомолец Епископ Феофан. 27 мая 1869 г.

Примечание к сему письму:

за молитвы святителя Феофана, путешественник, прибыв прямо на Афон, прожил там в разных местах около двух лет. С Афона с иноками русск. Пантел. монастыря путешествовал на краткое время в Иерусалим и во все места Палестины в мае 1870 г. Виделся и со св. старцами: Иоасафом и Вениамином. С о. архим. Антонином, к сожалению, не побеседовал, ибо Афонским инокам не дают приюта на русских постройках. С Афона благополучно возвратился в Россию в мае 1871 г.

Письмо 7. По поводу желания остаться на Афоне и о посылках

Милость Божия буди с вами.

N.N.

Так вот вы присматриваетесь, чтоб остаться на Афоне. Благослови Господи! Там покойно незатейливой душе, каковая, чай, и есть ваша. Матерь Божия да устроит вам пребывание на Афоне. А какой род жизни избрать вам, – тогда видно будет. Общежитие удобнее, и для нас – немощных сноснее. Разве поживши порядком в общежитии, и вымолотившись и обтесавшись, попробовать и пустынного пребывания. Все это после. Теперь пока смотреть, чтоб усмотреть указание Божие.

Благодарствую за схиму (греческую), и многокрестие. Я видал как их носят у св. Саввы Освященного. На всем Востоке одинаково. Шапочку (вязанную – рукоделья афонцев) отдал П. И., и поклоны отослал с иконками, что на коленкоре. Благодарствую за сие благословение Афона – нам грешным.

У меня случились деньги, и я могу послать вам немного. Может быть на что годятся. Пока вы еще не вступили в братство, можете, чай, сами распоряжаться ими. А после, – не умею сказать. Кажется там хранится обычай – ничего не иметь. Прошу молитв у вас и у всех старцев.

Всех вам благ от Господа желаю. Благослови вас Господи!

Ваш богомолец Епископ Феофан.

При сем пятнадцать руб.

17 марта 1870 г.

Письмо 8. Остаться ли на Афоне

Милость Божия буди с вами!

Когда читал ваше письмо, пришла мысль, что вам лучше остаться на Афоне. Сию мысль и передаю вам. Осмотритесь хорошенько, все взвесьте, – и Бог благословит. Где Бог по сердцу положит, там и приютитесь. Но всего лучше там, где вам меньше опасности быть отправленным в Россию за сбором. Ибо это труд вам не по силам. Если решите остаться; то поездку в Иерусалим можете отложить до благоприятнейшего времени. Греха нет не побывать там. Но если не решитесь остаться, то конечно лучше побыть, не греха ради от непобывания, а ради того, что после скорбно будет вспоминать о том.

Все сие пишу, ничего не решая: ибо не умею сказать решительного слова. Уповающего на Господа не оставляет милость Его.

У нас все добре, и старцы наши здравствуют. Поклонитесь о. Ар-ю, если он там.

Всех вам благ от Господа желаю. Молите Бога о мне грешном.

Ваш богомолец Епископ Феофан. 28 октября 1870 г.

Письмо 9. Благословение на принятие ка-ва (должности)

Благослови вас Господи!

Отказываться какая стать? Не искано, – стало Богу так угодно. Что немощи, у кого их нет. Никого в мире не найдем, кто бы был в меру своей должности, – даже водовоза. Господь помощник! Ему молитесь, и поверьте свою немощь. Что безвестно ка-во (должность), не велика беда. Ни одной должности в мире нет, которой нельзя бы было навыкнуть в несколько приемов. Кое-что ведь видели? Расспросите получше у о. А., и с места почаще пишите и спрашивайте его. И пойдет дело понемногу двигаться. Все Бог! Слезно молите Его. И не оскудеет помощь Его.

Вот вам иконка, в благословение на исправное исправление новой должности.

Благослови вас Господи! Ваш богомолец Епископ Феофан. 17 марта 1873 г.

Письмо 10. В виду предполагаемого назначения на должность настоятеля

Милость Божия буди с вами!

Благодарствую за благожелания. Благослови Господи ваше пребывание в новой обители за новым делом. Потихоньку. Между тем все присматривайтесь, как там идут дела. Настоятельство придет, или нет; но вблизи стоит исправление должности, когда уволят о. И. Надобно же будет вести дело настоятеля – по настоятельски.

А что ж – хоть и в настоятели!? Все равно. Пошло дело по начальственной линии, и тому быть.

В душе только надо позаботиться – не выситься и преобладать, а всем служить, чтобы все спаслись и достигли того, чего искать вошли в обитель.

Делайте расчет всякий день с душою своею вечером. И хорошенько таки потомите ее, пока не вступит из начальниц в последние послушницы, – чтоб и заснуть с сею мыслию, чая вскоре предстать и Божию суду.

Вразумлений всяких ищите в отеческих книгах и в молитве. Есть Ангел-Хранитель. Господь повелит ему потолковать душе, что подобает.

Благодарствую за предложение переписывать. Воспользуюсь когда приспичит нужда. А теперь все отсылаю вчерне тем, кои хотят печатать.

Всех вам благ от Господа желаю. Молите Бога о мне.

Ваш богомолец Епископ Феофан. 27 апреля 1874 г.

Письмо 11. Ободрение к прохождению возложенной обязанности настоятеля

Милость Божия буди с вами!

Батюшка мой о. N.

Ну что запрягли вас?! Везите – везите. Пусть пот градом! Надо везть. Бог повелел.

О деньгах (на исправление храмов) надо прежде Бога молить. Он знает кому положить на сердце и дадут.

Заботам можно не вдаваться, возлагая все упование на Бога, и в меру напрягая свои старания. Позаботьтесь засыпать без забот, молитвою вечернею все отрясши, и себя и обитель Богу в руки вложивши.

Держите дело, как следует, и монахов в струнке. Увидят Л-цы, и начнут помогать.

Благослови вас Господи! Молите Бога о мне.

Ваш богомолец Е. Феофан. 7 июля 1874 г.

Письмо 12. О молитве Иисусовой

Бог в помощь! Спасайтесь!

Спрашиваете о молитве Иисусовой? Читайте в книгах. Все написано. Моя мысль о ней такая:

– Молитва: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, – есть словесная молитва, как и всякая другая. Сама в себе ничего особенного не имеет, а всю силу заимствует от того, с каким настроением ее творят.

Все приемы, про какие пишется (сесть, нагнуться), или художественное творение сей молитвы не всем пригоже, и без наличного наставника опасно. Лучше за все то не браться. Один прием общеобязателен: «вниманием стоять в сердце». Другое все стороннее и к делу не ведущее прибавление.

О плодах молитвы сей так говорят, что уже выше сего и ничего на свете нет. Незаконно. Талисман нашли! Из плодов словесному составу молитвы и говорению ее ничего не принадлежит. Все плоды могут быть получены и без сей молитвы, и даже без всякой словесной молитвы, – чрез одно ума и сердца к Богу устремление.

Существо дела в том, чтоб «установиться в памяти Божией или ходить в присутствии Божием». Можно всякому сказать: «как хочешь, только добейся до этого. Иисусову ли молитву творить, поклоны ли класть, в церковь ли ходить, что хочешь делай, только добейся до того, чтобы быть всегда в памяти Божией. Помню в Киеве я встретил человека, который говорил: никаких приемов не употреблял я, и молитвы Иисусовой не знал, а все, что тут пишется, было и есть. А как, я и сам того не знаю. Бог дал!

Это – что Бог дал, или даст, – иметь надо в цели, чтобы не смешать самодельщины с даром благодати.

Художное делание молитвы Иисусовой, творение ее простое со вниманием в сердце или хождение в памяти Божией, суть наш труд, и сами по себе имеют свой естественный, – не благодатный плод. Плод сей есть: собрание мыслей, благоговение и страх Божий, память смертная, умирение помыслов и некоторая теплота сердечная. Все сие суть естественные плоды внутренней молитвы. Надо это хорошо затвердить, чтоб пред собою не трубить и пред другими не выситься.

Пока в нас только естественные плоды, до тех пор, мы гроша не стоим, и по существу дела, и по суду Божию. Цена нам, когда благодать придет. Ибо когда она придет, это и будет значить, что Бог воззрел на нас милостивым оком. А пока не придет, то что бы мы ни делали, каких бы подвигов ни несли, значит, что мы плевые личности, на которые Бог и взглянуть не хочет.

– В чем именно обнаруживается это действие благодати, я не имею вам сказать; но то несомненно, что она не может придти прежде чем покажутся все указанные выше плоды внутренней молитвы.

Слово – «внутренняя молитва» невзначай мне пришло… Но оно очень хорошо выражает дело. И его надо ставить там, где говорить стали – молитва Иисусова. Говорят: «стяжи молитву Иисусову, т.е. молитву внутреннюю. Молитва Иисусова есть хорошее к внутренней молитве средство, но сама по себе не внутренняя, а внешняя молитва. Которые навыкают ей, хорошо очень делают. Но если на одной на ней останавливаются, а дальше нейдут, то они останавливаются на полдороге».

Читаю в правилах св. Антония и в других многих: заучи псалмы. и идешь ли куда, или сидишь за работою, читай их. Это значит, что тогда читали псалмы, размышляли и развивали в себе внутреннюю молитву. Ныне говорят: «чтобы ты ни делал, твори молитву Иисусову, – и того же достигнешь». При молитве Иисусовой Богомыслие все же необходимо: иначе это сухая пища. Хорошо, у кого навязло на языке имя Иисусово. Но можно при этом совсем не помнить о Господе, и даже держать мысли противные Ему. Следовательно все зависит от сознательного и свободного к Богу обращения и труда держать себя в этом с рассуждением.

Вот мои мысли!.. Можете их прочитать Гг. Ш-вым чтобы знали, в чем сила.

Спасайтесь, и о нас Бога молите.

Ваш богомолец Епископ Феофан. 29 сентября 1874 г.

Письмо 13. Как избавляться суеты при неизбежных хлопотах

Милость Божия буди с вами!

И говорить и чувствовать, что никуда негож, дело хорошее. Стало у вас эта сторона в порядке. Что хлопоты есть, так как же без них то?

Об одном надо позаботиться, чтоб все это меньше осуечало. Уж тут и ума не приложу. Но полагаю, что возможно, при всех хлопотах, держать душу не суетящеюся. Ибо и великие святые строились и хлопотали же? Афанасий Афонский и умер на строении. Стало можно совмещать с внутреннею жизнью хлопоты строительные. Как? Извольте ухитряться сами.

Мне думается, надо себя так наладить, что б не суетясь делать возможное. и делая одно, не забегать вперед и не нахватывать в голову десятки других дел. Когда дело определено, то уже от него можно отвести внимание и держать его где должно, пока дело в ходу и идет к концу. Когда кончится и надо другое начинать, тогда его обдумывать, и обдумавши и пустивши в ход, опять отвлекать от него внимание и держать его у себя дома. И так далее. Началась утреня. Ну и пусть душа в утрени будет, не пускайте ее за церковь. После утрени надо обед заказать! Заказан, и конец. Так и все.

Осуечение составляют не дела, а образ совершения их. Когда одно дело делается, а сотни толпятся в голове. Надо те все прогнать, а одно делать, и при том руками делать, а умом быть в своем месте.

Всяко сему учиться надо и, кажется, можно научиться.

Касательно того, что обращаются за советами, что же тут? Сказывайте что знаете, а что не знаете, говорите – не знаю. Что спрашивают беды нет. А мечтать о себе из-за этого дурно. Вот это гнать надо. Да надо разбирать, что язык говорит и что прячется в сердце за языком.

Умудри вас Господи! Молите Бога о мне грешном.

Ваш богомолец Епископ Феофан. 10 декабря 1874 г.

Письмо 14. Не надо падать духом. Ответы на вопросы о видении жен, о праве иеромонахов исповедывать и двоеженцам принимать священство и о поступлении в монастырь г. N.

Милость Божия буди с вами!

Немощи свои видеть, жалеть об них и к Богу, по причине их, прибегать, – се есть начало доброго пути. Когда это есть, поддерживайте сии расположения, – повсюдные опасения за себя, боязнь падений и остерегательность. Беда, когда душа придет в дерзость: «ничего не боюсь». это начало падения и всякой пагубы. Но при этом добром расположении, надо предохранять себя от излишества, меру надо знать и этому, а то в уныние впадешь, а далее – в отчаяние. При всех слабостях веруем, что Господь не хочет смерти грешника и что, следовательно, когда самоохотно не отдадимся немощам, Он не попустит нам пасть. Ветер сильный иное дерево до самой земли наклонит, но дерево все остается на корне, и лишь стихнет буря – выпрямляется. Так бывает от страстей. Пусть бушуют; но кореню только устаивать надо, корень – решение не поддаваться греху склонением на него, хотя бы смерть.

Что терпения мало, может быть есть следствие некрепкого здоровья и впечатлительности. И это надо терпеть, т.е. то, что терпения мало. Но оно будет крепнуть от времени, только не надо поддаваться нетерпеливости.

Искушения от видения и слышания. жен паче имеют ли конец, не знаю. Сочувствие к женам положено в естестве нашем. Потому, думается, что когда не тошнит при виде жен, а бывает нечто противное, то тут еще нет грешного ничего. Грех начинается от воеже похотети. А этой вещи можно всегда избежать. Конечно лучше бы не видать и не разговаривать, да возможности нет. Следовательно – терпения потреба, самоостерегания, блюдения сердца и борения с собою. Господь близ! Преп. Иоанн Колов говорит: «когда подходит зверь, взлезаю на дерево». К Господу надо прибегать.

Об исповеди. Рукоположенному во священника (разумеются собств. иеромонахи монастырские), самым рукоположением дается право и возлагается обязанность и грехи отпущать всякому приходящему с покаянием. Почему, если сие право и сия обязанность не ограничены особым предписанием рукополагавшего, самое сие отсутствие ограничительных предписаний оставляет право исповедать неприкосновенным в той силе, в какой оно должно быть по рукоположению. Так вам нечего смущаться, что случалось исповедывать приходящих. Будете грешить, если откажете кому. Правила соборные не об этом гласят (см. Требн. лист 31-й на обор, како подоб. духовнику быти). 6-е о распоряжениях относительно несших публичное покаяние. Священник не может разрешить кающемуся присутствовать на литургии верных. Это дело архиерея. Правило 43-е не то совсем. Так это враг вас смущает. Извольте ему противиться. Всякий иеромонах всех исповедует. Ведь это не ныне началось и не у вас только, а повсюду. Если б это было противозаконно, неужели не поднят бы был вопрос об этом где либо? Выходит нечего поднимать.

– «Монах, прежде монашества двоеженец, может ли принять рукоположение?» Ответ: Пусть решит это рукополагающий. По моему может. Что было в миру, все умерло и отгорожено мантиею, которая есть саван умершего. Умерший освобождается от всех обязательству ограничений, суда и расправ. Так и монах. Но может быть иной решит это иначе. Во Владимире недавно преосв. Иаков рукоположил такового без ведома о двоеженстве; но узнавши смутился и хочет каяться пред Синодом и просить разрешение. Вот и получим официальное разрешение сего вопроса.

О N. помню. (из окончивших курс семинарии). Он немножко и жил на В. Но все же надо ухо остро держать. В монастырь, или во священники ему? Пусть сам решит. А отвлеченно судя, конечно, в монахи лучше. Коли слаб здоровьем и подавно лучше. Но все пусть рассудит хорошенько и скрепит себя крепким как смерть решением. Ишь решения-то наши как весенний снег. Чуть солнышко – и растаял. Желаю ему всякого преуспеяния в вере и добродетели. Путь спасения – не один монастырь; путей столько, что не перечтешь. Все в душе, а не во внешнем положении. Некто взял на себя чужую вину и был сослан. Там в рудокопнях до конца жизни смиренно трудился. По смерти оказалось, что Богу угодил. А уж что за жизнь.

Благодарствую за четки. Г-м Ш.вым благословение Божие. Я их помню и поминаю. Спаси их Господи!

Прошу ваших молитв. Благослови вас Господи!

Ваш богомолец Епископ Феофан. 23 октября 1876 г.

Письмо 15. О служении подле владыки

Милость Божия буди с вами!

N.N.!

Ну вот Бог привел вам послужить и подле владыки. Это значит, что если вы хорошо будете вести дело и будете покоить дух владыки так, что у него все время будет уже посвящено управлению церквей своих, то в сем последнем деле будет и ваша часть, хоть вы собственно будете хлопотать только о щах для братии и о каше для певчурят. Возьмите терпение, и трудитесь. Ни шатко, ни валко, ни на сторону. Чем проще, тем лучше. в меру разума своего и способов, а не в меру блестящих иногда замыслов. И Бог будет вам всегда помощником.

Добротолюбие много содержит. Но мне думается, что маленький сборничек (выборка из него же), печатаемый в ведомостях, будет уютней и может быть для многих полезней. Ибо о главном толкует; а коль скоро будет главное, то частное само собою прибудет.

Благослови вас Господи! Молите Бога и о мне грешном.

Ваш богомолец Епископ Феофан. 27 апреля 1877 г.

Письмо 16. Поздравление с игуменством и пожелания

Милость Божия буди с вами!

Христос Воскресе!

Добрейший мой о. N.

От души поздравляю вас с игум-вом, сопровождая сие желанием подвигаться понемногу вперед, если это вас не тяготит.

От светлого же праздника желаю, чтоб осела в душе вашей радость и сидела там, тон задавая всем прочим движениям и расположениям.

Будьте здоровы и благодушны.

Ваш богомолец Е. Феофан. 30 апреля 1878 г.

Письмо 17. О терпеливом прохождении должности

Милость Божия буди с вами!

Поздравляю и вас, и с прошедшим уже праздником и с наступившим новым годом. – Даруй вам Господи с терпением нести наложенное на вас послушание. Очень приятно видеть, что душа ваша наконец уходилась и перестала охать и ахать. Это значит – смирилась и положила: делать нечего, тяни, матушка, пока есть дыхание в ноздрех. Ну и слава Богу, что уходилась. Не придавайте ей бодрости, а то опять замечется в стороны.

Се едет к вам авва всех авв. Да утешится он у вас всяким утешением.

Я никогда не забываю вас в моих грешных молитвах. Прошу и вас помянуть иногда о моей грешности. Всех вам благ от Господа желаю.

Поклоны всем знаемым.

Ваш богомолец Е. Феофан. 1 января 1879 г.

Письмо 18. Поздравление и о телесном здоровье

Христос Воскресе!

Приношу вам благодарность за поздравление с праздником. Даруй вам Господи вкусить всех благ, воскресением Его нам стяжанных.

То, что переделали вы от лица пр-ного, пр-ый потом написал сам. Благодарствую. Я и прежде не много узнал о смерти московского владыки, и тогда же стал поминать его. Господь да укрепит вас в здоровьи! Вот весна и лето, – молочко и зелень. перебуровят кровь и освежат. Исправится она, и все пойдет добре!

Всяко Господне есть дело и здоровье. Может быть нездоровье вам пригожее, чтоб буянить не стала плоть. – Его святой воле предать все лучше будет конечно. Но ведь Он же и лекаря с лекарствами сотворил.

Спасайтесь и о нас Бога молите. Глаз мой в одной поре.

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 19. Советы настоятелю обители

Милость Божия буди с вами!

Запоздал я ответом. Виноват, разленился. У вас, как пишете, все слава Богу. Ну – и слава Богу! Тех порядков, какими доселе доставали нужное на содержание обители, переменять не следует. Милостыню просите. Просить же милостыню (ежегодное даяние за поминовение благотворителей) какой грех? Перестанут давать, и закричат «нельзя», тогда сам собою и прекратится сей источник. И об обители тогда промыслит Бог.

Вы только монашество хорошо держите. Пусть монахи будут: покаянники, смиренники, труженики в молитвах и пощениях и бдениях. Тогда Бог расположит кого-либо, и тот обеспечит монастырь навсегда. А не будет сего, буди как Богу угодно.

Хорошо, что книжками запасаться хотите. Приобретите все монашеские, какие переведены на русский язык. Из журналов подходят к вам Душеполезное Чтение (4 р.) и Творение Свв. Отцев (5 р.). И еще: «Странник» (5 р.). Прочие журналы слишком вдались в ученость. У меня есть для вас две книги: Толкования посланий к Ефесеям и к Римлянам. Не посылаю теперь. Поедете в Т-бов, заедете и возьмете.

Глаз мой слабеет и пропадет.

Спасайтесь и о мне Бога молите. Ваш богомолец Епископ Феофан. 24 ноября 1879 г.

Письмо 20. При посылке книг

Милость Божия буди с вами, Достопочтеннейший о. N.

О. архимандрит едет к вам в гости. Пишу вам поклон и шлю Божие благословение. Спаси вас Господи! Шлю вам и книжки 10. (Письма к одному лицу в С.П.Б. По поводу появления там нового учителя веры). Давайте их читать по городу, – особенно в ту сторону, где подозревается молоканство или духоборство.

Желаю вам полного здравия и благоденствия, и во всем благого поспешения.

Прошу молитв о моей грешности и немощности. – Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан.

Одну книжку дайте о. К-скому.

1882 г.

Письмо 21. При посылке на помин Ю.Н.

Милость Божия буди с вами!

Благодарствую за поздравления и благожелания. Желаю и вам всего утешительного и воодушевительного. Шлю вам обещанное на помин Ю.Н., который прошу завесть и поддерживать. Есть книжки, но их после: или пришлю, или перешлю.

Молите Бога о мне грешном.

Ваш доброхот Е. Феофан. 27 января 1883 г.

Письмо 22. Буди воля Божия (болящему)

Милость Божия буди с вами.

Желание пожить естественно живому. И тут нет греха. – Но настоящее в этом отношении расположение есть: «буди воля Божия!» Жить ли, умереть ли, да будет как Богу угодно. Это расположение надо усилить и довесть до того, чтоб оно не давало порождаться какому-либо, относительно сего, беспокойству.

С чем явиться? Пред Бога лучше всего явиться с этим ничего неимением. Только бы все очищено было покаянием и в сердце были в движении чувства и расположения: и религиозные и нравственные – особенно страх Божий сыновний, предание себя в волю Божию, упование на Его милосердие, смирение и подобные. В вашем состоянии (болезненном) воспроизведение таких чувств заменяет деяния добродетелей.

Что одно легкое слабо действует, страшиться этого не след. Живут долго и с одним легким, когда другое совсем сгниет. Воодушевитесь!

По силе моей помолюсь. Да я и всегда поминаю вас в молитве и на проскомидии. Господь да помилует вас.

Благослови вас Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан. 28 декабря 1886 г.

Письмо 23. Благодарение и взаимные благожелания

Милость Божия буди с вами, Добрейший мой о. Т.

Приношу благодарность за ваше поздравление и благожелания. (В день ангела).

Здоровья и вам желаю крепкого. Благодарю за четки. Я всегда вас поминаю. Прошу молитв. Благослови вас Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан. 12 марта 1887 г.

Письмо 24. Врачебный совет больному животом

Да поможет вам Господь! Я всегда вас поминаю вместе со всеми знаемыми.

Может быть хорошо мокрое полотенце класть на живот (в воспалительном состоянии), часто переменяя, или, как согреется, помахать на воздухе и опять положить. Так с полчаса или час. И перестать. Потом отдохнувши – опять тоже. Пища отвар каких-либо круп, и молоко можно снятое.

Еп. Ф. 8 мая 1888 г.

Письмо 25. О сохранении надежды на выздоровление и о своем здоровье

Благодарствую!

Желаю вам выздоровления. Надежды терять не надо. Кто знает, что готовит Господь? Я еще не оздоровел. Ныне служил; но по утомлению вижу, что еще рано служить. Осталась у меня слабость сильная.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Еп. Феофан.

Письмо 26. Болящему об унынии

Милость Божия буди с вами!

Бог все независимо по Своему всеблагому и премудрому благоволению к нам строит. Говорите, что нашли тут (на В.) покой. Да усугубит и углубит его в вас Господь! Что теперь бывает уныние, это от немощи телесной. Непрестающее неможение производит иной раз чувство оставления всеми: отсюда пожаления себя и это жалостливое чувство, которое кажется унынием или сопровождает его. –

Бог никого не оставляет. У Него все дети. Нет пасынков. И тяжелые случайности и состояния – все на добро нам направляется. Если бы мы могли узреть это, не было бы ни в чем тяготы.

Но вы, кажется, «узрели это», – порешили всего себя и все свое предать на волю Божию. Помоги вам Господи пребывать так. И когда тягота одолевать начнет, вызывайте сие чувство и утвердите его посреде между вами и тяготою, – и чувство сей последней или утишится, или совсем исчезнет. Уповающего на Бога милость обыдет. Упование не посрамит. Пойте – Заступнице Усердная. Блажим Тя вси роди. Тебе необоримую стену.

Спасайтесь! Ваш доброхот Е. Феофан. 29 марта 1889 г.

Письмо 27. Болящему ободрение и о посещении Выши

Благодарствую! (за поздравление с праздником). Питаю надежду, что Господь оправдает ваши ожидания в меру промыслительных о вас Его намерений. Вы же упованием радуйтесь! Кто из нас богат здоровьем? Все покрехтываем. И тоже взываем: «Буди воля св. Божия!» Вы не будете лишни, если вздумаете взойти ко мне на Вышь, только терпением запаситесь.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан. 9 апреля 1889 г.

Письмо 28. Болящему благословение к д-ру гомеопату и о предании себя в волю Божию

Благослови Господи путь ваш и вашего спутника! (На поездку к д-ру гомеопату).

Что будет, то в руках Божиих. Потому за всяким шагом нам подобает взывать: буди воля Божия! Предавшись же в волю Божию, уже не следует туда и сюда влаяться, а быть внутренно согласну на то, что подает Господь. В этом покой всех вообще, тем паче болящих. Где ни умереть, не все ли равно?

Да дарует вам Господь здоровье. 31 мая 1889 г.

Письмо 29. Ему же о терпении и о нехождении в церковь

Да поможет вам Бог!

Болезни – вместо епитимий идут. Терпите благодушно: они будут, как мыло у прачек. В церковь не ходите? (По болезни). Дома почаще взывайте к Богу! Что вы не можете, это не значит, что вы пасынок. Вот вам Паломник. (Для чтения полегче).

Е. Ф. 22 ноября 1890 г.

Письмо 30. Ему же при усилении болезни

Милость Божия буди с вами!

Очень жалею об усилении ваших немощей. Но в утешение вам что сказать? Терпите, да терпите! И еще: благодушествуйте! Восставьте веру в то, что все от Бога и все во благо нам, хоть мы ясно того не видим. К невидимому – то и потребна вера, а к видимому – к чему вера? Господь да смилуется над вами! Господь да утешит вас утешением внутренним – невидимым. Господь да уврачует вас и Матерь Его Премилосердная и Ангел-Хранитель. Поминайте страждущих и утешайтесь их терпением. Поминайте гонимых, мучимых и теснимых, и их терпением воодушевляйтесь.

Благослови вас Господи!

Е. Ф. 22 сентября 1891 г.

Письмо 31. Промысл Божий в судьбе болящего. Пример пирога и хозяйки

Христос Воскресе!

Воскресший Господь да подаст вам утешение и мужество: одно, чтоб утишить прискорбность положения, другое, чтоб иметь силу подъять и нести тяготу ее.

Господь близ нас, и Богоматерь, и небо с скорыми помощниками объемлет нас. А болеть все же болим и исхода не видим. Ужели это случайно?! Ужели они не видят?! И видя, ужели не состраждут и не порываются помочь?! И видят, и состраждут, и готовы помочь, и все же оставляют нас томиться. Если они – вся любовь, то все конечно допускают это не по неприязни. Если так, то что же это?!

То же, что бывает между пирогом, жареным в печи, и между хозяйкою. Дайте пирогу чувство, мысль и язык. Что бы он заговорил хозяйке?! Матушка! Засадила ты меня сюда и жарюсь. Ни одной крупинки у меня не осталось не жаримой, все горит, до нестерпимости. И то беда, что исхода не вижу, и конца не чаю. Обращусь на право, обращусь на лево, вперед, или взад или к верху, отовсюду заперт, и со всех сторон не прохлада, а жаром несет до нестерпимости. Что я тебе сделал? За что такая неприязнь. и проч. и проч. Дайте хозяйке уменье понимать речь пирога. Чтобы ответила она ему?! Какая тут неприязнь?! Я, напротив, о тебе только и радею. Потерпи еще немного. и увидишь, какой ты у меня выйдешь красавец! Все наглядеться на тебя не наглядятся! А какой аромат от тебя пойдет по всему дому? Это диво-дивное! Так потерпи еще чуточку и увидишь отраду. – Пирогову речь вы прописали. Теперь переймите речь хозяйки и благодушно перейдите к ожиданию благодетельного исхода. Я думаю, что этим вам и все хлопоты покончить можно. Положите себя в руки Божии и ждите. Вы – все же в руках Божиих, только двигаете руками и ногами. Перестаньте это делать и лежите спокойно. Разъезжать же что толку. (Спрашивалось благословение: не поехать ли к д-ру какому). Уже ездили. Терпения благодушного вам желаю.

Спасайтесь!

Е. Феофан. 11 апреля 1892 г.

Письмо 32. О домашней молитве и скорбях болящего

Милость Божия буди с вами!

Порядок как вы молитесь (келейно, не бывая в храме по болезни) хорош. Исполняйте как наладились. Порядок нужен по немощи нашей, а не для самой молитвы, которая и без всего может быть. Проходите мысленно литургию, не как бы совершающий ее, а как присущий (умно переносясь в храм) на совершаемой другим.

N. N. не знаю что сказать? Вот ему книжка и брошюрки. Коли станет читать, найдет что-либо вразумительное. (К упорядочению в поведении). Вы сами о себе не веселых мыслей держитесь? – В Египте был старец настоятель, кажется Аполлос. Всем братиям твердил и сторонним тоже: нам христианам не следует скорбеть. Пусть язычники и жиды скорбят. А мы спасенные Господом, наш рай и царство небесное. С нами Христос, благодать Св. Духа, Богоматерь, небесные воинства и все святые. – Эти мысли и подобные и держите, а скорбное все прочь. Великое будто дело, что приходится сидеть в келлии, что в храме не бываете (не по лености, а по болезни). Когда молитесь, вы всякий раз храмом Божиим бываете (2Кор.6:16). Ибо Господь везде есть. – Читайте почаще: Отче наш, и Богородице Дево радуйся. Бог – Отец наш, а Богородица – мать наша. Святые тайны – сосцы Ее: ибо они плоть от Нее заимствованная!

Так и занимайте ум. Еще пусть лежит пред глазами развернутое Евангелие и апостол. Прочитайте стишок, и старайтесь всякое слово обратить в предмет рассуждения. Если Бог подаст мысль, запишите ее. Пусть лист лежит на столе. И другие добрые мысли записывайте.

Благослови вас Господи и всякого вам утешения желаю.

Ваш доброхот Е. Феофан. К В. посту. 1893 г.

Письмо 33. Продолжается ободрение болящему

Милость Божия буди с вами! Все охаете; но охаете спасительно, или по делу спасения. Благослови Господи ваши тревоги по сей части. Вы в болезненном состоянии по телу. Дело же спасения требует трудов и лишений. Как же быть? Терпите благодушно вашу болезненность и благодарите за нее Бога. потому что не будь ее, вы бы, быть может, ходили к верху ногами, а теперь и сидите и ходите все как следует. Другая польза та, что будь вы здоровы, вам следовало бы, если б вы вздумали деятельно содевать свое спасение, держать строгие посты, бдения, долгие молитвословия, выстаивание общих церковных служб, и прочие труды. Теперь же это у вас заменяется терпением болезненности. Терпите же и о прочем не беспокойтесь. Только душу держите, как следует. Духовная сторона у вас цела. Следовательно, ею вы должны служить Богу во всей полноте: трезвиться и бодрствовать, дух сокрушенный и смиренный иметь, в молитве (умно-сердечной, предзрении пред собою Господа) пребывать, помыслы отгонять, смирение питать, не осуждать, с радующимися радоваться, с скорбящими соскорбеть, памятовать Бога и смертный час, и прочее подобное. Вот вам и спасение! Что вы прописали о своем ястии и питии, тут ничего нет укорного, если все принимается в скромной мере. Ваше желание чаще причащаться удобоисполнимо. Имейте у себя запасные свв. дары: частицы тела пропитанного кровно. и причащайтесь, когда потребность, или как положите. В монастыре много дарохранительниц свободных. Попросите и употребляйте. Дома держите дарохранительницу со свв. тайнами на почетнейшем месте, среди свв. икон.

Спасайтесь! Ваш доброхот Е. Феофан. 17 ноября 1892 г.

Письмо 34. Ему же по принятии таинства и разъяснение о грехах исповеданных

Милость Божия буди с вами!

Благодарствую за поздравление. Поздравляю вас. Даруй вам Господи облегчение или терпение. Разрешенные грехи и не повторенные не помянутся на суде. В сем сила таинства. Но повторять их (исповедывать) и в своей молитве и пред духовником можно, подражая св. Апостолу Павлу. (1Тим.1:13, 15; 1Кор.15:9; Гал.1:13). Для чтения (полегче) вот вам Душеполезное Чтение. Тут об о. Амвросии Оптинском старце.

Благослови вас Господи. Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан. 26 декабря 1892 г.

Письмо 35. Ему же. Молиться о выздоровлении можно, но с преданием себя в волю Божию. О своем непринимании посетителей

Милость Божия буди с вами!

Молиться о выздоровлении нет греха. Но надо прибавлять: аще волиши Господи! Полная покорность Господу, с покорным принятием посылаемого, как блага, от Господа благого, и мир душе дает, и Господа умилостивляет. И Он: или оздравит, или утешением исполнит, несмотря на прискорбность положения. Г.г. Ш-вым напишите, что это им сказал кто-то неправду (будто владыка принимает к себе). Когда зароют в могилу... тогда приходи кто хочет. И поклончик положи. Похоронят не в церкви.

Юным училища духовного вот нисколько мелюзги – (мелких книжек – листков). Пусть поделятся там между собою.

Благослови вас Господи! Е. Феофан. Апреля 25, 1893 г.

Письмо 36. Отзыв об упражнении в писательстве

Милость Божия буди с вами!

Нет ничего, что многословно. (Статья написанная и просмотренная владыкою). Чаще повторяемое тверже запомнится и прилепится к душе. и потом не дивно, что и плод принесет. Что ж теперь? на отдых? Ну отдохните праздники. Если после придет охота писать, беритесь, вот книжка.

Благослови вас Господи! Благодарствую за поздравление.

Поздравляю и вас. Е. Феофан. 23 декабря 1893 г.

Письмо 37. При посылке книг

Милость Божия буди с вами!

Се вам для богословствования. (почитать книжки). Тут много премудрых рассуждений. Но есть и головоломный, как, быть может, подобает нынешним богословам. Господь да расположить о. р. напечатать, что написано вами.

Благослови вас Господи! Спасайтесь! Е. Феофан. 29 декабря 1893 г.

Письмо 38. Наставление желающему поступить в монастырь. Должно и лечиться и к святым прибегать

Милость Божия буди с тобою!

Желание поступить в монастырь есть доброе желание. Исполнить его не будет Богу противно; только, идя в монастырь, полагай с сердцем завет: всю душу свою единому Господу предать, все земные желания и надежды отбросивши. Родительское благословение надо вымолить, чтоб оно сопутствовало тебе. Хорошо ли проводить будешь монашескую жизнь, это от тебя зависит. Божия помощь готова; но она приходит тому, кто сам усердствует. Будешь всею душою заботиться о том, чтоб делать одно Богу угодное, Божия помощь всегда будет с тобою, и во всем Бог подаст тебе успех. А опустишь руки и разленишься, и Бог отступит от тебя. Тогда конечно ни во что будет монашество твое. На дело Божие надо предать себя до смерти, то есть, хоть умереть, а не отступать от доброго.

Лечить сестру, или к святым прибегать, одно другому не мешает. Лекаря Бог сотворил, и лекарства суть Божия творения. Лекарь не сам лечит, а Бог чрез него лечит. Бог внушает лекарю, и он прописывает настоящее лекарство. А когда Бог не помогает лекарю, не знаю, попадает ли кто из них тогда на настоящее лекарство. Обратитесь к лекарю; но в тоже время паче Господа и святых Его молите, чтоб вразумили его угадать лекарство. И ко святым угодникам прибегайте, и все делайте, что люди благочестивые делают в таких случаях (только знахарок не знайте). Ибо не знать, где сокрыта для ней помощь Божия. Может быть Бог судил ей быть такою, потому что это для ней спасительно. И она во всю жизнь такою останется, ради своего спасения. Или послал Бог сию болезнь на время, чтобы испытать веру ее и родителей ее. Бог один все сие ведает. Болезнь – не покор и не есть знак отвержения Божия. Напротив, и это милость Божия. От Бога все милость: хоть болезнь, хоть беднота, хоть беда. Пусть молится сестра усерднее Богу, но молясь пусть не говорит: «дай здоровье», а, – буди воля Твоя, Господи! Слава Тебе, Господи! Если угодно Тебе, Господи, избавь, а не угодно, буди воля Твоя! Верую, что и это (болезнь) хорошо, как хорошо здоровье. Благодарю Тебя, милостивого Создателя! Выучи ее читать и писать и рукодельям, и пусть спасается, как черничка.

Благословение Господне буди на тебе.

Епископ Феофан. 1877 г. мая 7 дня.

Письмо 39. Можно ли лечиться миром

Вопрос о той же больной (в № 38 указанной), можно ли лечить болезнь ее (припадок): миром?

Ответ: как теперь такого действования нет в церкви, то его и нельзя употребить. То был церковный чин. и упразднен. Миро здесь не святое миро, что в миропомазании; а миро мощей мироточивых. Сестре – терпение и молитва, смиренная покорность Божию определению и жизнь чистая по заповедям. Болезненное, или здоровое состояние тела, Бог посылает в видах спасения. Если благоволит Бог ей исцеленной быть чрезвычайным способом, то Он это укажет. А так, только молиться. и молитва везде целебна.

Епископ Феофан.

Письмо 40. Наставление при болезни

Милость Божия буди с вами!

Очень жалею о вашей болезни. Но чем бы помочь вам, не знаю. У вас такая сложная болезнь, что и понять не поймешь. Хороший, знающий доктор все бы разобрал. Но где его найти? У нас здесь все посредственные доктора. Остается вам молиться, что вы и делаете. Спрашиваете: хорошо ли так молиться? Все так молятся, и церковь так. Только прибавляйте: «но не как я хочу, а как Ты, Господи! Мне же даруй терпение благодушное!»

Примите сию болезнь, как Богом посланную во спасение вам. И будет, что терпя благодушно свое болезненное состояние, вы идете прямым путем в рай. Путь туда и тесен и прискорбен. Вот он и есть у вас: вы на нем. Смотрите не пропустите, или проще, не проглядите спасения.

На землю рождаемся не на радость, а на пот, труды и скорби. Жизнь наша не здесь, а там. Туда и готовиться надо. Но плоти и крови ничто так не усмиряет, как болезнь. Благодушествуйте же! Сходить в какое-либо св. место, в чаянии исцеления, хорошо. Но не по своему гаданию, а когда будет какое указание. – На колодезь о. Серафима (Саровского) хорошо добраться, но если вера есть теплая.

Господь да поможет вам и в терпении, и в выздоровлении, если есть на то Его благоволение.

Еп. Феофан.

Письмо 41. Благословение в монастырь

Милость Божия буди с вами.

Когда родители благословляют, Богу это не неприятно. Благослови тебя Господь! (на житье в монастыре). Блюди себя. Помни Бога, ибо Он везде. И смерти не забывай, и ответа пред Богом.

Е. Ф.

Письмо 42. И болезни и здоровье от Бога

Милость Божия буди с тобою!

Все от Бога: и болезни и здоровье, и все, что от Бога, подается нам во спасение наше. Так и ты, принимай свою болезнь и благодари за то Бога, что печется о спасении твоем. Чем именно посылаемое Богом служит во спасение, того можно не доискиваться, потому что и не узнаешь, может быть. Посылает Бог иное в наказание, как епитимию, иное в образумление, чтоб опомнился человек; иное, чтоб избавить от беды, в которую попал бы человек, если бы был здоров; иное, чтоб терпение показал человек и тем большую заслужил награду; иное, чтоб очистить от какой страсти, и для многих других причин.

Ты же, когда вспомнишь о грехах, говори: «слава Тебе, Господи, что наложил Ты на меня епитимию, в наказание!» Когда вспомнишь, что прежде не всегда помнила Бога, говори: «слава Тебе, Господи, что Ты дал мне повод и науку почаще вспоминать о Тебе!» Когда придет на мысль, что если б была здорова, то иное и не доброе сделала бы, говори: «слава Тебе, Господи, что не допускаешь меня до греха», и так все. Так и благодушествуй!

Лечиться же нет греха, хоть и от Бога болезнь: ибо и разум лечебный Бог дает и лекарства Бог же создал. Потому, прибегая к лекарю и к лекарствам, не будешь прибегать к тому, что находится вне Божиих путей и учреждений. Вот заговоры, – те не Божии, туда и нечего ходить. Но что именно тебе сделать, этого я не могу тебе сказать; указываю только то, что не будет против воли Божией. Спасайся!

Е. Ф.

Письмо 43. Советы поступившему в монастырь

Милость Божия буди с тобою!

Благослови Господи пребывание твое в обители. Почаще бывай у духовного отца Иллариона и ему открывай душу свою. Он поруководит тебя! Вот книжки. Дарю их тебе с желанием, чтоб они принесли тебе пользу. Ходи в памяти Божией и памяти смертной. Храни дух сокрушения, сердце сокрушенно и смиренно. Будь послушен, люби молчание, времени не имей праздного.

Е. Ф.

Письмо 44. На вопрос о выгодном женихе для сестры, стремящейся к девству

Милость Божия буди с вами!

Вопрос сестры вашей самими Апостолами решен (1Кор.7и д.). Как у сестры вашей, не смотря на предложения и подходящего жениха, желание не вязать себя замужеством остается в силе преобладающей: то ей надо поступить по указанию Апостола и сотворить лучшее сие. Ее желание явный имеет признак призвания Божия. Потому ей лучше остаться девою и поступить в монастырь. Матерь Божия буди ей покровом.

Е. Феофан. 11 января 1889 г.

Письмо 45. О труде сборщиц на приходскую церковь

Милость Божия буди с вами!

Кончите возложенное на вас послушание (сбор по книгам на устройство церкви приходской), тогда и подумаете как быть. Дело сборщиц (для келейниц сельских) тяжелое, все знают. Но для доброго дела и потяготиться можно и должно. И тяжело и неприятности бывают и соблазны встречаются; но как все это терпите за добрым делом, то помощь Божия сопутствует вам и неведомо для вас защищает и покрывает вас. Бог видит труд ваш и готовит вам воздаяние или внутреннее только или и внешнее. Воодушевитесь сею надеждою не обманчивою. Когда кончите это дело, тогда вольны делать, что хотите. И в монастырь поступать можете, и келлию построить, где поуединеннее будет. И то можно и другое. Только теперь терпите и не бегайте от дела Богом вам порученного. Если бросите, будете, как солдат бежавший с поля брани. Стыд и срам! И еще достанется за это на суде.

Е. Ф.

Письмо 46. Ответ на раздумье о пути спасения

Милость Божия буди с тобою!

Спасение не от места, а от душевного настроения. Везде можно спастись и везде погибнуть. Первый ангел между ангелами погиб. Апостол между Апостолами в присутствии Самого Господа погиб. А разбойник на кресте спасся! Ищешь спасения? Добре! Ищи! Спасение нам удобно. Ибо имеем Господа – Спасителя, Который ничего больше не желает и ни о чем больше не печется, как о нашем спасении. К Нему прибегай и молись всеусердно, да устроит спасение твое. Он поможет тебе и место избрать, где лучше спастись. Я не умею тебе сказать, где тебе лучше спасаться. – С дочерью (келейницею) жить неудобно. Уж у них сложилась жизнь втроем. Но если б тебе можно было устроить для себя келейку подальше от шума, хоть и не далеко от дочери, но особо, то это может быть пошло бы на лад. Дочь понаблюла бы за хлебом и одеждою и прочим. А ты молился бы Богу и плакал о грехах, и если умеешь читать, почитывал бы. Это я тебе говорю так, про случай. Прямо же сказать, что тебе пригожее, не умею. Спасайся! Бог тебя благословит!

Епископ Феофан.

Письмо 47. Поздравление читателю присылаемых книжек

Милость Божия буди с вами!

N.N.

Христос Воскресе!

Желаю вам продолжения духовных радостей от светлого Христова Воскресения! «Книжки читаются», это верно те, что я послал для пробы. Коли читаются, я буду присылать вам их понемногу.

Благослови вас Господи с матушкой N. и всеми детками и всей семьею.

Ваш усердный богомолец Епископ Феофан. 14 апреля 1881 г.

Письмо 48. Ему же ободрение к откровенной переписке со святителем

Милость Божия буди с вами!

N.N.

Поздравляю и вас с праздником уже прошедшим и с наступающим новым годом. Благослови Господи вас со всею семьею, и во всех делах ваших. Вы что-то хотели сказать о себе и раздумали. Спешу уверить вас, что с моей стороны никакой помехи тому нет. – Говорите все. Посылаю вам еще книжек и прошу принять их, как гостей с Выши. Я всегда поминаю вас в моих грешных молитвах.

Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан. 30 декабря 1882 г.

Письмо 49. О разделе имения и о хульных помыслах

Милость Божия буди с вами!

Виноват. Зашло дело, и я не мог вам скоро ответить. Прошу извинения. Относительно раздела я не умею вам сказать ничего дельного. Полагаю, что можно так сделать. Наметить раздел на бумаге, пожалуй заявить его в своем месте, чтоб это было в роде завещания; а самый раздел отложить еще на неопределенное время, или к концу дней своих, или даже до после смерти вашей. Отложить, думаю, потому, что у вас все идет хорошо, живете мирно и торговля в порядке. Раздел сделает всех слабыми по торговле, а теперь вы сильны. А наметить думаю потому, что все под Богом, и кто знает как придет ангел с позывом на тот свет. Лучше вам потолковать о разделе с стариками, житейски-мудрыми. Они лучше это рассудят.

Относительно хульных помыслов надобно жалеть и каяться пред Господом; но не падать духом и не думать, что от этого пагуба. Как вы не хотите таких помыслов, отвращаетесь от них, то Бог и не гневается на вас. Помыслы не от вас, а враг всевает. И вина, на нем. Читайте у св. Димитрия Ростовского об этом статью, в первом томе его творений. Богу молитесь на врага, чтоб отогнал. Почаще сказывайте духовнику. И враг отбежит. Он пристает с такими докуками, когда увидит, что душа робеет. А когда увидит, что душа мужественна и понимает его козни, тотчас отстает. Помоги вам Господи избавиться от сей неприятности. Всех вам благ от Господа желаю.

Благослови Господи вас и все семейство ваше и все дела ваши. Спасайтесь!

Ваш богомолец Епископ Феофан. 9 мая 1881 г.

Письмо 50. Не надо менять духовника

Милость Божия буди с вами!

N.N.

С праздником! Благодарствую за поздравления с именинами и ваши благожелания.

На ваш вопрос скажу: не переменяйте духовника. Хоть бы он лежал на смертном одре и был в памяти. и тогда можно исповедываться и исповедание сие ни на йоту не теряет силы своей. Когда сам он не отказывается, зачем отходить от него. Поговорить? Да уж чай все десять раз переговорили. Теперь уж как вам, так и ему довольно по одному слову сказать. Так вы знаете друг друга. Когда же окажется нужда поговорить, тогда он не откажется сказать должное, хоть с роздыхом.

Благослови вас Господи и матушку N. и деток и все ваше семейство и все дела ваши.

Ваш богомолец Е. Феофан. 25 марта 1884 г.

Письмо 51. Благословение новобрачным и о посылаемом 2 томе Добротолюбия

Милость Божия буди с вами!

Поздравляю с совершением брака. – Благослови Господи новобрачных, – здоровья, мира и любви желаю!

Посылаю вам второй том «Добротолюбия». – Все, в чем имеет нужду всякий возревновавший и возжелавший исправить свое сердце, найдет здесь в разнообразных писаниях отеческих. – Желаю вам насладиться чтением, – читать и не дремать. Желаю, чтоб у вас на душе не было ни маленького облачка печального. Тоже и N.N. и всем вашим поименно.

Спасайтесь! Ваш богомолец Е. Феофан. 11 июля 1885 г.

Письмо 52. Взаимное поздравление и благожелания

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Поздравляю и я вас взаимно: и с праздником Рождества Христова и с новым годом. Желаю вам всяких утешений и радостей. А в новом году всего благоприятного вам и по семейству и по вашим занятиям. Милость Божия да покрывает вас, и вы представьте Господу дух к Нему горящий любовию и желанием всячески благоугождать Ему.

Посылаю вам книгу «Евангельскую Историю», сопровождая ее желанием, чтоб она охотно читалась и посевала спасительные семена в сердцах ваших. Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан. 28 декабря 1885 г.

Письмо 53. При посылке Невидимой брани и взаимные поздравления

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

С праздниками! Очень вам благодарен за память. Спаси Господи! Се вам книжки. Брань духовная. Брань, ведущая к тому, чтоб всегда в мире глубоком пребывать – и с Богом, и с людьми, и в себе самих мирствовать. Благодарствую за ваши благожелания. У нас все добре обстоит.

Желаю и вам всего хорошего – и душевного и телесного. Спасайтесь!

Здоровье мое в порядке.

Ваш богомолец Еп. Феофан. 16 августа 1886 г.

Письмо 54. По поводу предстоящего освящения храма

Милость Божия буди с вами.

N.N.

На освящении храма благослови Господи вам побыть. Поезжайте с миром. Детки здоровы. Зачем же думать, что их схватит болезнь? Поручите их надзору, чтоб не простудились, на случай накажите, чтоб поскорее известили. – Предать надо сие дело в руки Божии и на волю Божию и уповать на милость Божию, готовясь принять с покорностью, что благоволит Он послать вам.

Шлю в след вам Божие благословение на благополучное совершение освящения храма. N.N. поклон и полные благожелания. При сем идет не большой пакет. Это книги, нужные для N. Там и письмо ей. Прошу передать. С праздником Архангельским поздравляю.

Благослови вас Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан. 8 ноября 1887 г.

Письмо 55. Новогодние поздравления

Милость Божия буди с вами.

N.N. и N.N.

И вас взаимно поздравляю с новым годом. Все хорошее да пошлет вам Господь в этот год весь! Обновления желаю вам всестороннего, и по душе и по телу, и в семье и по делам. Прошу передать И.С. мой поклон и благословение. Благодарствую за присланное.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан.

И.С. будет читать книги? Если будет, пришлю.

5 января 1888 г.

Письмо 56. Пасхальные поздравления

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Христос Воскресе!

Благодарствую за поздравление ваше и благожелания. – Приветствую и с своей стороны вас с Светлым Христовым Воскресением, Всеми радостями праздника сего великого да исполнится душа ваша. Благослови вас Господи, и детей ваших, и весь род ваш, и дела ваши!

Спасайтесь!

Е. Феофан. 1 мая 1888 г.

Письмо 57. О своей поездке в Москву и друг.

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Благодарствую, что написали. Очень рад, что у вас все хорошо идет. Это благословение Божие! Поздравляю с окончательным устроением храмов. Вековечная молитва о вас будет на всякой службе и не раз.

В М-ву поехать я решил тогда, как перестанет служить второй глаз. Это думаю будет не в нынешний год. На поездку я сберег денег много и не буду иметь ни малой нужды. У нас пр-ный был, а к вам не поехал от того, что у вас ссоры какие-то идут. Я разумею весь N., а не вас.

Здоровье мое исправно. Будьте и вы все здоровы и благодушны. Благослови вас Господи всяким благословением. Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 10 сентября 1888 г.

Письмо 58. Заботиться о душе всегда есть время. Об иконе Святителя Митрофана, писанной по сновидению

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Старые годы навели вас на мысль, что надо бы о душе позаботиться, да некогда. Все время будут житейские заботы. Что заботиться о душе надо, об этом и говорить нечего. Но вы ведь и заботитесь, как я думаю. Если душа не довольна тем, что делаете, прибавьте. И Бог милостив будет. Но что вы сказали: некогда, это не верно. Время всегда остается, только употребляется не так. То вернее, что вы потом прописали: поминая о лености. и что с собою не сладишь. Но прихрабритесь немного. и понемножку все пойдет по спасенному пути. Господь да благословит вас в трудах ваших.

Скажите мне пожалуйста, есть у вас в N. фотограф? Если есть, спросите его, может ли он из маленькой иконы сделать большую ее фотографию? У меня есть икона святителя Митрофана маленькая, очень хорошая. Мне хотелось бы иметь ее в большем размере, раза в два или более больше той, какую я имею. Так если он может это сделать, я пришлю свою маленькую иконку и попрошу вас поручить ему отфотографировать ее в большем размере.

Про эту иконку, кто доставил мне ее, говорил, что она писана по сновидению. Живописец один Воронежский молился святителю, чтобы он показал ему лице свое. Долго молился, святитель услышал молитву и явился ему во сне. Живописец проснувшись тотчас нарисовал лице его по свежей памяти, Потом все уже и писал по этому образцу. И никто не мог потрафить, чтоб иконка нарисовалась, как у него. Он уже умер. И это, что у меня, была последняя, какую можно было купить. Вот почему я дорожу ею.

Благослови вас Господи! С праздниками подходящими поздравляю.

Ваш доброхот Е. Феофан. 17 декабря 1888 г.

Письмо 59. О той же иконе: заказ увеличенной фотографии

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

С новым годом! Желаю вам в год сей всего хорошего: и здоровья, и спокойствия душевного, и успеха в делах, паче же преуспеяния в жизни по Богу, ее же конец – вечное спасение. Вы меня очень обрадовали вестью, что ваш фотограф может из маленьких образов делать большие. И я спешу воспользоваться тем. Посылаю иконку святителя Митрофана. Закажите пожалуйста фотографу сделать из ней икону в два раза большую. Прошу особенно позаботиться о чертах лица, чтоб вышли как можно отчетливее. Я имею в мысли нарисовать вам, по этому новому снимку, икону сию масляными красками, если не помешают глаза.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 1 января 1889 г.

Письмо 60. О том же. Неудачный конец задуманного предприятия

Милость Божия буди с вами.

N.N. и N.N.

Премного вами благодарен за ваши хлопоты – доставить мне фотографический снимок с иконы святителя Митрофана, в увеличенном виде. Получил все посланное сохранно. Но вы конечно более желаете услышать, удовлетворен ли я? По совести должен сказать: нет. Вас обманул фотограф, он сделал это так: – сначала нарисовал, не совсем верно; а потом снял с этого своего изображения фотографию. Есть части не согласные с подлинником. Но хотя я и не удовлетворен, тем не менее благодарен вам за ваше желание доставить мне удовольствие. Неудача не по вашей вине. Виноват фотограф. Смиряюсь и говорю: верно святителю неугодно, чтоб такой снимок сняли, как я желал. И теперь оставляю хлопотать о снимке. Так и быть! И вы не желайте посылать в С.П.Б., как прежде говорили. Но я свое обещание попробую исполнить, – и по этому снимку нарисую вам икону святителя.

Благослови вас Господи всяким благословением. Спасайтесь!

Ваш доброхот Епископ Феофан. 4 мая 1889 г.

Письмо 61. Ответ на поздравление и об обещанном снимке с иконы Святителя

Милость Божия буди с вами!

N.N.

Великую приношу вам благодарность за ваше поздравление меня с ангелом и ваши мне благожелания. Спаси вас Господи за вашу доброту. Вот понемножку-понемножку перетянули мы и за половину поста. Дай вам Господи дотянуть и до конца. А там светлое воскресенье светло праздновать, – все в добром здоровьи с благодарением Господу. Что обещал вам, с удовольствием исполню. Уже начал. Но делишки зашли. Постараюсь, чтоб это было вместо красного яичка.

Всех вам благ от Господа желаю. Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 18 марта 1899 г.

Письмо 62. То же

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Благодарю вас за поздравление с светлым праздником и за ваши мне благопожелания. Желаю и вам всего радостного и светлого, и по дому, и по городу, и по делам, все во спасение души, без коего все ни к чему, как ни будь оно велико.

Очень жалею, что не успел окончить иконку обещанную. На страстной и светлой работать неудобно было. Вот уже с понедельника начну и кончу.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 15 апреля 1889 г.

Письмо 63. Ободрение племяннице на задуманный добрый шаг

Милость Божия буди с вами!

N.N.

Племяннице вашей написал что нужно. Доброе дело ваша умница загадала. Господь да устроит ей путь сей. Она боится, выдержит ли? – Бог поможет. Внешний труд не налагается не по силам. Внутренний труд тяжелее бывает, но и он с помощью Божиею не бывает неодолим. Когда возьмется как следует, все преодолеет. Ревность к делу не знает препон непреодолимых. Благослови вас Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан. 13 июля 1889 г.

Письмо 64. По поводу известия об урожае и о своем здоровье

Милость Божия буди с вами.

N.N. и N.N.

Очень рад, что вы довольны нынешним урожаем. Благослови Господи употребить то во славу Богу, на пользу себе и братиям неимущим, как вы и делаете всегда. Благодарю вас за добрую память и прошу сохранить ее на утешение мне. Здоровье мое в порядке. А обычные немощи все продолжаются.

Холода настают. Прошу Г.А. связать мне варежки. тепленькие. У меня свело на обоих руках безымянные пальцы. Перчаток надевать и нельзя. Варежки же пригодны и при этом. Желаю вам всякого благополучия.

Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 18 октября 1889 г.

Письмо 65. Благословение в монастырь и о варежках

Милость Божия буди с вами!

Желание вашей родственницы поступить в монастырь – хорошо. Пусть идет. Бог благословит. Не приготовилась. Какая же тут приготовка? Все в желании. Если желание есть, стало она готова.

В. поздравляю с монашеским нарядом, Пусть хранить его чистым. Помоги ей Господи! Благодарю за готовность связать варежки. Сработайте подлиньше, чтоб заходили под одежду. Другого чего теперь не требуется. Если окажется нужда, подокучаю вам. С.К. поклон и благословение. Благослови вас Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан. 15 октября 1889 г.

Письмо 66. При посылке толкования 33 псалма

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Посылаю вам книжку Толкование 33 псалма: Благословлю Господа на всякое время. И налагаю на вас епитимию – непременно прочитать ее. Спаси вас Господи за вашу доброту. Желаю вам всего хорошего. Благословение Господне буди на вас, и на детях ваших, и на делах ваших.

Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 19 ноября 1889 г.

Письмо 67. На раздумье при женитьбе сына

Милость Божия буди с вами!

N.N.

Вы, я думаю, теперь уже давно уехали на свадьбу. А может быть и брак уже совершен.

Пишу однако ж к вам, чтоб успокоить вас: какова-то будет? Какова будет, видно будет после, и наперед нечего тревожиться. Можно ограничиться одним желанием и молитвою – пошли Господи: «смиренную, послушную, трудолюбивую, хозяйку – домоседку, а не разгульную». – Пошлет Господь такую, благодарение воздадите. А не пошлет, надо будет принять, какая есть. И не охать, а потихоньку придумывать, как бы исправить неисправное.

Ведь вы уж многое видели. ну и эту статью знаете. Где милостию, где строгостию. Бог даст все поправите. Но любовь сильнее всего. Полюбите ее как дочь. Эта любовь и в ней зародит любовь. Когда же это будет, тогда не нужны указания: любовь сама все устроит.

Да что же вы беспокоитесь? У N.N. разве уже глаз нет? А жених разве безгласен при сем?!

Благослови вас Господи! С.К. поклон. Благослови Господи и всех ваших.

Ваш доброхот Е. Феофан. 12 декабря 1889 г.

Письмо 68. При передаче книг для владыки, на Выше

Милость Божия буди с вами.

N.N.

Радостно слышать, что вы у нас (на Выше). Дай Господи вам добре помолиться так, чтоб и услышану быть.

Спешите владыку проводить. Добрые чувства. благословение Божие привлекающие. Сначала я не разобрал, что такое говорит Е. (келейник). Потом догадался. Думаю, что лучших книжек нельзя предложить: и грузно и содержательно.

Желаю, чтоб владыка доволен был этим. Если владыке тесно будет поместить их. так вы возьмитесь переслать их после. А теперь, чтоб только он принял их.

Ваш доброхот Е. Феофан. 13 февраля 1890 г.

Письмо 69. Окончившим широкое богомолье, при посылке 5 т. Добротолюбия

Милость Божия буди с вами.

N.N. и N.N.

Поздравляю с благополучным совершением богомолия такого широкого. Да призрит Господь на сей труд ваш и да осенит вас благословением Своим, и Своею да обогатит помощью.

Посылаю вам последний 5-й том «Добротолюбия». Это самый высокий; а 4-й том самый подручный и пригожий для живущих обществом. Верую, что у вас все идет добре. Помогай вам Господи! Благодарствую за ваше доброе расположение ко мне. Спаси Господи!

Мои немочи немного поукротились. Менее беспокоят ноги, как и всегда бывает в это время. И прочее все добре.

Благослови Господи вас, Г.А., деток ваших и все дела ваши.

Ваш доброхот Е. Феофан. 27 мая 1890 г.

Письмо 70. Уверение во взаимном памятовании и о посылаемой книжке

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Приношу вам искреннюю благодарность за добрую вашу память о моей грешности. И я вас всегда поминаю в молитвах и во всякое время. Память о вас мне всегда приятна. Желаю вам от души прочного благоденствия и мира душевного и Божия благословения ощущения. – Покров Божий буди на вас!

Посылаю вам книжку о покаянии и причащении. Она, думаю, у вас есть; но это новое издание, в коем исправлены кое-какие погрешности. Может быть и еще вздумаете прочитать. Желаю вам всего хорошего.

Ваш доброхот Е. Феофан. 26 августа 1890 г.

Письмо 71. По освящении нового храма на Выше и о невозможности личного свидания со святителем

Покров Божией Матери. Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Благодарствую за поздравление с освящением храма (нового Рождественского Вышенского зимнего собора), в котором хотя я не участвовал видимо, но молитвенно не отходил от него. Отныне да посылает Господь всем молящимся в нем всякое утешение и всякие дары. Прошу извинить, что так сложились обстоятельства, что я не могу свидеться с вами и побеседовать. Но молитвенно я всегда поминаю вас.

Да будет на вас всякое благословение Господне! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 1 октября 1890 г.

Письмо 72. При посылке книжек для дочери Е-ны

Милость Божия буди с вами!

Е-на решается остаться в обители. – Благое дело. Бог благословит! Вот ей несколько книжек. Пусть читает и перечитывает. и то, что вычитает пусть добре исполняет. Главное: – пусть навыкает всегда о Боге памятовать.

Вам желаю здоровья и благодушия. И – С.К. того же желаю, с прибавком мудрости в ведении дел своих: хозяйских и христианских. Спасайтесь!

Желаю вам всего хорошего. Ваш доброхот Е. Феофан. 15 октября 1890 г.

Письмо 73. Уверение в памятовании и о своих старческих немощах

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Давно я не писал к вам, виноват! Прошу извинения. Но если вы подумали или подумаете, что я забыл вас, то это будет грешно. Всякий день поминаю вас, прося вам всякого благоденствия. Милостивый Господь да покрывает вас от всякой беды и напасти.

О себе нечего мне сказать вам, чего бы вы не знали. В старики поступил, и чувствую немощи стариковские; но не такие сильные, чтоб охать и ахать. Все слава Богу! Как-нибудь проскрипим!

Г. А. писала про Е. желавшую поступить в общину. – Устроилось ли дело сие? Если устроилось, слава Богу. А если нет, буди воля Божия с нею.

Есть ли у вас морозы? У нас такие, что нельзя показаться на балкон. Или уж я такой зябкий.

При случае, если встретитесь с о. пр-ем – поклон ему и всяких благ желание!

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 1 декабря 1890 г.

Письмо 74. Ответ на предложение ценной шубы

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Премного вам благодарен за ваше такое доброе предложение. Я никогда не сомневался и не сомневаюсь в вашей готовности сделать все, что бы мне ни потребовалось. Во время пребывания моего на Выше, я имел этому много опытов, дающих мне возможность измерить всю широту вашего ко мне доброхотства. Благодарю Господа за утешения, которые Он благоволил доставить мне чрез вас.

Но от настоящего вашего предложения отказываюсь, потому что шубка такая добрая, в моем положении, – излишнее дело. В зиму я выхожу только на балкон. От внешнего озноба ограждает меня овчинная шуба теплая претеплая и такие сапоги. К тому же дверь под рукою. Мало-мало зябкость покажется, – укрываюсь в хату.

Так пожалуйста не серчайте на меня, что отказываюсь. Ведь и Бог взыскал бы с нас, что попусту тратим такую сумму, на которую можно согреть десяток зябнущих бедных. Помиримся же на этом, и не пеняйте на меня.

Благослови вас Господи, всяким благословением.

Ваш доброхот Е. Феофан. 18 декабря 1890 г.

Письмо 75. О своих недугах и о посылаемых книгах

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Насилу я собрался написать вам. Хворость моя прекратилась было, а потом опять поднялась в ином виде. И теперь, кажется, к концу подходит.

На днях получил новые книги. Посылаю вам два экземпляра: один С.К., а другой Г.А., чтоб каждому из вас можно было свободно пользоваться этою книгою.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 5 февраля 1891 г.

Письмо 76. Пасхальное поздравление и о посылаемых книжках

Милость Божия буди с вами! Христос воскресе!

N.N. и N.N.

С светлым праздником поздравляю вас и желаю вам от Воскресшего Господа и нас совоскресившего всех благ и земных и небесных.

Посылаю вам новеньких книжек, – обоим поровну – по две книжке. Сборничек не велик, но много содержит душеспасительных уроков. А которая поменьше, та спорная. Однако же не бесполезно просмотреть ее. Ныне много разномысленных появляется. И надо держать ухо остро.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш искренний доброхот и богомолец Е. Феофан. 27 апреля 1891 г.

Письмо 77. По поводу страха о предстоящем разделе

Милость Божия буди с вами.

N.N.

Вы пишете что беда, большая у вас беда. – Я не вижу, какая же это беда? Только и видно, что у сестры вашей затевается дележ. Не уж-то это беда? Вы же ведь разделились. И все слава Богу!.. И у сестры дележ состоится. И все будет слава Богу. Если делить нечего, то, конечно, беда, а коли есть что, чего горевать?!

Сестра ваша в письме своем только и поминает о дележе. И что вздумали. Коли вздумали, и хорошо обдумали. Благослови Господи! Дай им Господи поделиться мирно и справедливо и по дележе начать успешно новым порядком вести свои дела. Муж стар. Старый лучше. Он по опыту знает все и может издали заметить, где может быть проруха в делах. И предотвратит. Сил нет у старца? В торговле дела не каменья ворочать. Старец может сидеть и смотреть, а дети ее, хоть и молодые, по его руководству, добре поведут дела и придется ей говорить только славу Богу!

Больше ничего не могу сказать, как благослови Господи! Ведь я ничего не понимаю в житейских делах.

О.К. поклон и благословение. Да вот и помощник. Благослови вас Господи и сестру вашу со старцем ее. Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 28 сентября 1891 г.

Письмо 78. Поздравляющей отроковице при посылке ей книжки о духовной жизни

Милость Божия буди с вами!

М.С-на!

Благодарю вас за поздравление меня с именинами и ваши благожелания. Ваше поздравление мне было очень приятно, потому что видимо шло от доброго сердца. Спаси вас Господи за такое утешение.

Посылаю вам книжку, она есть между книгами С.К., но вам, может быть, не случалось заглянуть в нее. Загляните теперь хотя затем, чтоб немножко разогнать скуку, какую чувствуете без своих родителей. Эти письма писаны к юной отроковице ваших лет; потому, вероятно, вы тут найдете что-нибудь вам знакомое.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 14 марта 1892 г.

Письмо 79. При наступлении Пасхи

Милость Божия буди с вами.

Надо было сказать несколько слов В. Исполнив это дело, прибавляю и к вам тоже несколько слов, чтоб пожелать вам всяких милостей от Господа.

Вот Пасха на дворе. Но прежде светлости пасхальной, надо пройти темноту страстной недели, когда воспоминается омрачение солнца в час распятия Спасителя нашего. Желаю вам войти в чувство страданий Господа ради нас. и вместе с Ним поскорбеть о нас же самих. Если это даст вам Господь, то Пасха покажется вам более светлою.

Спасайтесь! Благослови вас Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан.

Р.S. прошу передать письмо В-ре, а если она уехала, то переслать в монастырь.

2 апреля 1892 г.

Письмо 80. По поводу распространяющейся холеры

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

И к вам подошла холера? Спаси вас Господи! У нас около слышно, но не шибко. А у вас сразу и в таком числе. Будем молиться и просить Господа о помиловании. Однако ж и то верно, что Бог бережет береженого. Есть книжки, где прописано, какие брать предосторожности, и в газетах писали. Читайте и исполняйте. Сырого не есть, воду кипяченую пить, прохладив ее немного и подобные указания.

Вы хорошо делаете, что не поехали в область холеры, чтобы не подпасть под ее злые руки, а теперь уже делать нечего. Терпеть надо и милостей Божиих чаять. Да хранит вас Милосердый Бог!

Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 23 августа 1892 г.

Письмо 81. При посылке книги «Древние монашеские уставы»

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

С постом поздравляю. Провести его вам благочестно и здраво желаю. Храни вас Господи в здравии телесном и спокойствии душевном на многие лета.

Посылаю вам книгу «Древние монашеские уставы». Хоть они писаны не для житейских людей, но просмотреть их и вам не мешает. Увидите, как тогда в начале жили и как теперь живут монахи. В общем сходно, но по частям есть и разности. Впрочем кто из монахов и ныне возьмется с ревностью за дело... в конце выходит не хуже древних ревнителей богоугождения в иноческом чине.

Приложил я несколько и маленьких книжек и тетрадок. Это выпечатки из прежних книг. Но прочитать их и снова не мешает.

Как думаете проводить пост? По модному или по старому? Может быть вздумаете поговеть. На сей случай шлю благословение. В С. Петербурге многие семейства говеют в этот, как и во все другие великие посты.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Е. Феофан. 14 ноября 1892 г.

Письмо 82. При посылке «Напоминания инокиням об иночестве»

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

С постом великим поздравляю и желаю провести его вам в добром здоровье и душеспасительно. Посылаю вам три книжки: «Напоминание инокиням об иночестве». Хоть тут речь все о монашеских делах, но они, ведь, все же христианские суть, и что говорится инокиням, то в своем виде может быть приложимо и не к монахам. Сопровождаю книжки сии желанием, чтоб вы ухитрились почерпнуть себе из них назидания. Когда говорится, например, о молитве, редкое что из говоримого не приложимо и ко всем христианам. Молитва, как молитва, везде одна... Тоже о терпении, о хождении в церковь и должном стоянии в храме, о самоотвержении, о смирении, и проч. и проч. Умудряйтесь во спасение, изо всего и отовсюду собирайте себе уроки. Благослови вас Господи! И обо мне помолитесь.

Ваш доброхот Е. Феофан. 27 февраля 1893 г.

Письмо 83. При посылке кн. «О наших отношениях к храмам»

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Посылаю вам книжки: «О наших отношениях к храмам», в трех экземплярах. Может быть найдете минутку просмотреть и припомнить, коль великое благо для нас храмы Божии!

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 12 сентября 1893 г.

Письмо 84. При посылке Толкований

Милость Божия буди с вами?

N.N.

Вот еще несколько книг, которых не пересылал еще к вам. Прилагаю на пробу две книги Толкований. – Попробуйте почитать. И если читаются, скажите; я дошлю другие. Спрашиваю о сем потому, что иные не берутся читать таких книг, хотя они совсем не тяжелы.

Вам и вашей супруге с детками и всем вашим. Божие благословение.

Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. (Без года и числа).

Письмо 85. При посылке книг для сына

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Благодарствую за ваши мне благопожелания. Даруй вам Господи мир душевный и здравие телесное, в течение дел ваших да благословит Милостивый Господь!

Посылаю сыну вашему книжки, какие нашлись подходящими. Желаю ему получить пользу душевную от них. Пусть начнет с книги «О покаянии и причащении». Подходят и недели, к коим относятся слова те.

Ваш доброхот Е. Феофан. (Без года и числа).

Письмо 86. О своих немощах и приглашение к пожертвованию на Алтайскую миссию

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Приношу усердную благодарность за все ваши заботы обо мне, и за бальзам особенно. Все немочи, против которых придуман этот бальзам – есть у меня, И я со вчерашнего дня стал натирать ноги, в которых спазмы бывают, и крестец, в котором не большая боль. Как-то Бог поможет. Ноги очень меня беспокоят, не давая спать средину ночи, самое нужное для сна время.

Но еще покорнейшая к вам просьба. Прилагаю сведения о пожаре в Алтайской миссии. Из них увидите, какая там нужда, и эта миссия самая нужная и самая трудолюбивая. Так помогите сами и уговорите к тому же и других, которые по мягкосердее. Говорите им: «есть у тебя лишний грош? Хочешь положить его в банк самый надежный, из коего будешь получать проценты вечные времена и во смерти? Так вот клади сюда». Не требуется целый вагон золота, а что Бог положит по сердцу, десяток, пять, а сотню, это будет уже сверх ожидания.

Благослови вас Господи всяким благословением! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 87. К деве желающей посвятить себя Богу о жизни келейной и монастырской

Милость Божия буди с вами!

То, что вы желаете жизнь свою посвятить Богу, доброе дело, свв. Апостолами предуказанное. И благослови Господи выдержать до конца такое начинание и дело. Теперь, как устроить быт свой соответственно сему намерению? Иные живут в келлиях и вам это можно. Иные идут в монастырь, и вам это можно.

Спрашиваете: как же поступить? Кто же это вам скажет? Сами смотрите. Богу молитесь усерднее, чтоб Он дал какое-либо указание. К Божией Матери с болезнью сердца прибегайте. Она Приснодева, всех девственниц Мать!

Я же только общее могу сказать, именно: «В монастырь идти лучше, чем жить в келлиях. Жизнь в келлиях, наполовину – мирская жизнь. И воля, тут своя и руководства нет. И соблазны кругом. Бывает и тут высокая жизнь. Но это уже особая милость Божия. Однако ж сами смотрите. Может быть у вас столько есть ревности к самоотвержению, что вы, и в келлии живя, будете жить строже всех монастырок. Если на келлию падет мысль; то, как вы сошлись две, строили бы особую келлию. Тетушка-то может, если потребуется, указывать вам что-нибудь по временам. Вам разлучаться на что? А у тетки, строившей келлию для себя одной – троим тесно. Но идти в монастырь лучше. С келлиею сколько хлопот?!

Е. Феофан.

Письмо 88. Об очищении и врачевании духовных немощей

Милость Божия буди с вами!

Духовная немощь очищается исповедью, в коей полагается и начало врачевания ее. – Врачевание же самое продолжается, доканчивается потом подвигами против нее (немощи). Кончится врачевание, когда страсть станет противною и перестанет влещи. Пока сия процедура совершается, борющийся состоит в милости Началовождя, хотя раны получает чувствительные, падает и встает. Милость сия отступает только тогда, когда пал кто и не встает – валяется. А если пал и тотчас встает и опять берется за оружие, чтоб противоборствовать, милость не отходит. Сим растворяйте совести своей горечь. Таинство Тела и Крови совершается Господом чрез действо всей церкви. Служащий есть только орудие. Коль скоро на нем нет не разрешенного греха, он с дерзновенным упованием может и совершить таинство и причащаться.

Благослови вас Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан. 31 августа 1888 г.

Письмо 89. Наставление о молитве и благочестии жене и ее обратившемуся к вере мужу

Милость Божия буди с вами!

Правило ваше молитвенное очень хорошо. И продолжайте исполнять его как привыкли. Но помните, что не в словах и поклонах дело, а в возношении ума и сердца к Богу. Можно все то, что у вас написано, проговорить и все означенные поклоны положить, а о Боге совсем не вспомнить, или кое-как с рассеянною мыслию и блужданием ума. И следовательно, не молясь – исполнит молитвенное правило. Выйдет – молитва грех пред Богом. Избави Господи! Со страхом и трепетом надо совершать дело Божие, это и имейте в уме. Всячески старайтесь, чтоб где слово, там и ум был или, как говорит св. Лествичник, заключать ум в словах молитвы. Приступая к молитвословию, надо установиться вниманием пред Богом и не отходить от Него.

Читание молитв по книжке много рассеивает. Лучше на память заучить их. Равно перелистывание, чтоб найти тот или другой икос и кондак, тоже должно рассеивать внимание. Попробуйте делать так: молитвы утренние и вечерние заучите на память, с пониманием их и чувством того, что в них говорится. Читать их потом так, как бы они шли из сердца. Из Псалтири тоже выберите, какие псалмы понятны и ближе к сердцу, и заучите. И их тоже читайте на молитве на память поряду. Их читайте и так – идя куда и делая что. Дневное Евангелие читайте после молитвы, с размышлением и выводом для себя нужного. Помянник составьте по образцу печатного (в Следованной псалтири), по своим нуждам и обстоятельствам и говорите его на память.

Акафисты все обратите в поклоны, не читайте по книжке, а мысленно обращаясь к тем, кому у вас положено и кладите поклоны. За то, что не будете читать слова, прибавьте по поклончику. Прочее все хорошо.

Чем меньше будете иметь нужду в молитвеннике, тем лучше. Навыкайте паче всего быть в памяти Божией и памяти смертной. Жертва Богу – дух сокрушен. Тогда и считайте, что хорошо помолились, когда отходите от молитвы с сокрушением и самоуничижением полным. И днем, вместо перебирания четок, старайтесь быть умно пред Богом, молитвою Иисусовою. Как Ангелы всегда пред лицем Бога, так и нам надо стараться. Они приносят жертву хвалы, а мы – сокрушения.

То, что вам пришлось выйти замуж повыше своего состояния, не есть гордость. Бог дал. Но этим гордиться можно. Так если гордитесь, перестаньте гордиться. Другой никто этого видеть не может, кроме вас да Бога. Молитесь Богу, чтобы Он дал дух сокрушения и смирения и Он даст. Между тем сами собирайте смирительные мысли, и держите их в душе. Гордость самая пагубная страсть, и тем пагубнее, что чиста со вне. Что вам старцы говорили про гордость еще в детстве, это значит, что Бог хочет, чтоб вы сами смирились и готов дать смирение, если взыщете. Но в том, что вы теперь в высшем положении и богаче, не есть нарушение старческих слов. Гордость в чувствах, а не во внешнем положении. И великие цари есть – смиреннейшие. Св. Давид из пастухов царь, а говорил: аз же есмь червь, а не человек, поношение человеков и уничижение людей.

Пост в среду и пяток – достаточно. Прибавлять к сему еще что-либо не настоит нужды. Налегайте больше на упорядочение мыслей и чувств. Тело достаточно держать в воздержании. Пощение детей, если здоровье не позволяет, не обязательно. Но очень жаль, что привыкши с мальства, потом уж они не наладят на пост. Спасение души – главное. Но спасает души Спаситель, а не мы. Мы только веру свою, свою Ему преданность свидетельствуем и Он уже по мере нашего к Нему прилепления, подает нам все нужное ко спасению. Не думайте трудами что заслужить; заслуживайте вы верою, сокрушением и преданностью себя Богу. Делайте побольше добра, помогайте нуждающимся.

Я задолжал ответом еще вашему супругу. Уж зараз буду здесь писать и ему, полагая, что у вас нет разделения.

Христос посреде нас, раб Божий!

Что Господь обратил вас к вере, – великая милость. Стало быть Он ожидает, что вы получив дар веры пребудете и верны вере. Верность вере, есть жизнь в духе веры.

Вера в Бога! Но и деисты верят в Бога и в промысл, а дальше нейдут, стали на полдороге. Бог создал нас и образом Своим почтил, чтоб мы жили в Боге, – были в живом с Ним союзе. В раю так и было. Падение прародителей расторгло сей союз. Но Бог пожалел нас и не хотел, чтоб мы были вне Его, оставались в отпадении, а благоволил изобресть способ воссоединения, который состоит в том, что Сын Божий и Бог пришел на землю и воплотился, и в Своем лице соединил человечество с Божеством и чрез то всем нам дал возможность соединяться чрез Него с Богом. Те, которые веруют, крестятся и другие принимают таинства, соединяются живо со Спасителем, а чрез Него и с Богом. И в этом спасение! Цель наша – жизнь в Боге, но к Богу нам нет иного пути, как Господь Иисус Христос. Един есть Бог и Един ходатай Бога и человеков, Человек Христос Иисус (1Тим.2:5). Так надо веровать во Христа Спасителя, таинство принимать, заповеди исполнять и все, что содержит и предписывает св. церковь. С Господом тот, кто с церковью. Будьте так не суемудрствуя и будете на спасенном пути.

За то, что Господь призвал вас к вере, ничего особенного не требуется, кроме того, чтобы быть искренно верным вере. И благодарны бывайте, что из тьмы во свет призвал вас Господь. Больше всего помогайте нуждающимся. Кто бы ни приходил к вам со слезами, не отпускайте его, не осушивши сей слезы. Блажени милостивыя, яко тии помиловани будут... Из-за руки нуждающегося всегда узревайте протянутую к вам руку Самого Господа, вас обратившего. Сам Он сказал: «что сделаете им – бедным, Мне сделаете». Тем, которые достаток имеют, не следует думать, что они хозяева, а что – приказчики Божии. А приказчикам какой закон? Отмеривай всякому нужное... Надпись над собою зрите: «Тебе оставлен есть нищий, сиру ты буди помощником».

Для уяснения религиозных понятий читайте святителя Тихона, св. Димитрия Ростовского, свв. Златоуста, Василия Великого и проч. Правила молитвенного и вам не умею сказать, не знавши, как молитесь теперь. Одно скажу: станьте, да молитесь Господу, как душа требует, сказывая Ему, что на душе. Бог везде есть и все слышит. Надо только внятно сказать. Речь к Богу не языком произносится, а чувствами сердца. Если будете так, и это будет истинная молитва.

Забота об имении? – Да как же быть-то? – Детей надо пристроить. Без забот никого нет. Но есть мера заботам и при том забота со всецелым упованием на Бога. Держите эту заботу как послушание налагаемое в монастырях на каждого. У св. Симеона Нового Богослова есть правило: «держи совесть свою чистою пред Богом, людьми и пред вещами». Вот и к ним есть цена совести. Москва! Молитесь и Бог сохранит. С веселыми не знакомьтесь, а с богобоязненными, которых довольно в Москве. Там есть много и духовной жизни лиц. Поддержат. А главное, Господь да будет вам опорою.

Будьте оба здоровы и веселы. Последнее Соломон заключил Екклезиаста своего: «Бойся Бога и заповеди Его храни: яко сие всяк человек».

Молите Бога о мне грешном.

Ваш доброхот Е. Феофан. 14 сентября 1814 г.

Письмо 90. Утешение отцу скорбящему о похищенных смертию детях

Милость Божия буди с вами!

Не поскорбеть – нельзя не поскорбеть. – И скорбите. – Это так натурально, что и Господь, везде сый, смотря на вашу скорбь, не оскорбится, что с болезнью сердца встречаете то, что Он, конечно по любви к вам, благоволил послать вам. Так скорбите, но в меру, – по Иовлевски. У него целых десять детей зараз взято. Конечно, и он скорбел, но не давал скорби своей разливаться до безмерности, препобеждая ее благодушием, из преданности в волю Божию рождавшимся. «Господь даде, Господь отъят. Яко Господеви изволися, тако и бысть». Напрягайтесь и вы взойти до такой же преданности, – и если ее недостает, вопийте ко Господу, близ сущему и скоропослушному, – и Он подаст.

Вы сами указали источник, откуда следует черпать утешение, – из той веры, что дети ваши живы и находятся в лучшем положении, нежели как были у вас, на отеческих и материнских руках. Они не лишены и общения с вами, но бывают при вас. – Я думаю, что они очень изумляются, видя, что вы плачете, и спрашивают друг-друга: чего плачут папа и мама? Нам так хорошо. Мы к ним не хочем, а хочем, чтобы они скорее к нам переходили.

Горе наше по отшедшим увеличивается обманчивым представлением их по смерти! Воображаем их, как лежат в гробе, как в сырую и мрачную опущены землю. А на деле ведь так бывает, что как душа вышла из тела, так идет особо от тела. Там ее, в той особности и воображать надо, – в месте светле и прохладне. А мы себя терзаем – почти что попусту.

Извольте себя успокаивать понемногу, и совсем наконец успокойтесь. Не забудьте и благодарение Богу возслать, ибо за все надо Бога благодарить. Желаю вам в этом полного успеха. Бог всякой утехи да утешит вас Своим отеческим утешением.

Да чему же мы и учились? Надо показать и Богу и людям, что не на воздух же твердили нам божественные истины.

Благослови вас Господь и утешь.

Ваш богомолец Е. Феофан. 11 мая 1882 г.

Письмо 91. То же

Милость Божия буди с вами!

Что горько, то горько. Об этом нечего. И опять скажу вам: горюйте в меру. Пройдите сердцем обетования нашей светлой веры, и сколько вы почерпнете из нее созерцаний в утешение скорби вашей?!

Или не верите, что Бог лучше вас знает, что для вас с супругою и для детей ваших душеполезно? Или полагаете, что Бог забыл о вас, и пропустил случившееся с вами без внимания, и оно случилось без особого направления во благо вам? Или вы у Бога пасынок и падчерица... а не сын и дщерь?!

Вы уткнули свое внимание все на горестную сторону дела, и не узреваете Божией в том о вас попечительиости?! А она действительно есть. Не осязаете ее?! Она такова и есть. Не осязаема в настоящем, а узреваема после. Воскресите же веру, и как река польются оттуда утешения.

Расскажу вам случай. В С.П.Б. одна большая барыня потеряла троих детей, умненьких, миленьких, благонравных, – особенно старшая была благоговейного настроения и умела молиться. Мало тут горя?! Но этого мало. Спустя немного и мужа лишилась, и этого мало: осталась ни с чем. Горю не было предела. Мужалась, предаваясь молитвам в волю Божию. Но скорбь грызла. Наконец смиловался Господь, и в утешение послал сон. Видит мужа в полусумрачном состоянии. Спрашивает, что тебе, как? «Ничего, говорит, милостив Господь. Но надо потерпеть, пока отойдет эта мгла». – А дети? – Дети там, указывая на небо, сказал он. «А Маша?» (это старшая лет 5-ти). – Машу посылает Бог на землю утешать скорбящих.

С тех пор отошла скорбь. Так видели, где дети-то? И ваши там. – Попали б они туда, если б живы остались? Кто знает. А теперь это верно. Так вам родителям чего же лучше желать для детей?!

И установитесь в этой мысли, что участь детей ваших устроилась наилучшим образом. И перестаньте скорбеть.

Ведь и сами помрете. Будет кому встречать вас, а пожалуй и защищать.

Даруй вам, Господи, всякого утешения.

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 92. То же

Милость Божия буди с вами!

Очень жалею о ваших потерях. Господь да утешит вас! Ищете у меня утешения по прежним случаям. Очень рад утешить вас. Но ведь одна и та же песня во второй и третий раз уж не оставляет того впечатления, какое сделано в первый. А в настоящих ваших скорбях ничего нельзя придумать нового, все та же речь: предайте себя и все свое в руки Божии, и с Его определениями согласуйтесь вседушно – всем сердцем. Тогда тень скорби, покрывающая случай, начнет редеть, и не дивно, что совсем рассеется. Как это? – сквозь прискорбное узреем благого – и на сей век и на будущий. Сие да дарует Господь узреть уму вашему и почувствовать сердцем. Молитесь! Господь изольет вам в сердце потребное утешение.

Для родителей что утешительнее, как быть уверенным в блаженной участи детей. Детки ваши все пошли в рай. В этом и сомнения быть не может. А если б остались живыми, то уверенность в этом не могла бы иметь места. Она возможна и при этом; но много инстанций, не дающих положить, что так и будет.

Взирая теперь на сие лучшее и тем утешаясь, с уверенностью принесите сему в жертву удовольствие, какое доставили бы вам дети, оставаясь живыми, поставьте, в параллель сему возможности, каким могли подвергнуться дети, при всем старании о них. Таким образом видите, что Господь избавляет вас действительною светлою участью детей от встречи участи их худшей и непоправимой.

Милосердый Господь, Отец всех, и скорбящих паче, да пошлет вам струю утешения – откуда весть.

И Владычица, всех скорбящих радость, да порадует вас! Спасайтесь.

Ваш доброхот Е. Феофан.

Письмо 93. О трудах для печати. Приписка об о. Т. и о Рашине.

Достопочтеннейшии отец Арсений!

Бог в помощь! Спасайтесь!

Просмотрел тетрадки ваши. Не умею сказать что-либо решительное. Тут много неопределенностей. Если и все так же писано: то поправляющему, если такой найдется, все надо будет переделывать. Впрочем эти статьи – о нравственных состояниях вообще трудно изобразить. Другие части может быть лучше. А если все так: то не большая находка от печатания. И лучше не тратить денег.

О Евангелиях. – Я все прилаживался, что и как лучше. – Случайно напал на мысль не толкование писать, а размышления о Евангельской истории, по порядку событий: чему и положено начало – и печатается сие в Домашней Беседе под заглавием: уроки из деяний и словес Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Можете догадаться, что сему делу конец очень-очень далеко. После можно будет издать отдельно; но ждать этого долго. Евангелие с толковыми примечаниями издает инспектор Московской Академии арх. Михаил. Печатается: скоро выйдет, если не вышло уже (вышло).

У петербургского вашего послушника я спрашивал про камни, как бы их взять у литографа. Ответ был такой, что можно взять, но деньги надо заплатить, – тогда как камни и с рисованием оплачены. – Он же представил какой-то дополнительный счет, то и другое недоуменно.

Всех вам благ от Господа желаю.

Кланяюсь настоятелям вашим и духовникам, и прошу их св. молитв.

Ваш богомолец Е. Феофан. 17 марта.

P.S. Хотел ваше письмо вложить в письмо о. Тихона. А теперь наоборот, его письмо и с деньгами 15 р. влагаю в ваше письмо, в той мысли, что это удобнее. Прошу передать нашему старцу то и другое. Он все же пока наш, – хоть я от души желаю ему там остаться. О Рашине ничего не знаю. Напрасно его тогда не послали, когда он рвался на Афон. Ну – всякому своя дорога!

Письмо 94. К истории первого издания Псалтири из сочин. Ефрема Сирина. Первые шаги по составлению Добротолюбия

Милость Божия буди с вами, Достопочтеннейший о. Арсений!

Получив заявление вашего, хоть и не совсем усердного, желания – печатать псалтирь, я тотчас сел сам за переписку, – и трудился над этим денно-ночно. Сказываю об этом ради того, чтобы вы видели, с каким усердием я желаю, чтобы псалтирь сия была отпечатана, – и как потому скорбно будет, если вы по каким-либо расчетам не напечатаете ее.

Скажу вам, что лучшего дара Афон не может доставить всем своим чтителям. Никто так не умеет расшевелить заснувшую душу, как св. Ефрем. Но сочинения его кто имеет? – Вот это маленький сборничек послужит вместо всего его.

План, но которому составлен сборник объяснен в предисловии. – Потрудитесь наблюсть, чтобы в печатании соблюли цифры, – и чтобы каждая стояла на своем месте. По средине будут идти числа псалмов, – по углам к корешку числа кафизм, и с краев – страниц.

Каждая слава у меня означена не словом: слава, а чертою – а каждая кафизма тоже отделяется сложною чертою. Извольте распорядиться, чтобы это так и было. Не то, чтобы непременно чертами отделялись, а отличными знаками, славы своим, кафизмы – своим, чтобы сразу видеть можно было.

Шрифт и формат возьмите с писем о духовной жизни, или о христианской; он очень приятен для всяких глаз.

Если впереди поместите картину св. Ефрема, то это будет совсем не лишнее.

Итак благослови Господи! Только не упирайте ногами и поскорее к делу.

Сам я переписывал от того, что о. Тихон переписывает сборник аскетический.

Теперь я делаю экстракт из св. Макария, – далее еще одну-две вещи, и конец. Но это протянется; потому что моя леность не совсем проворно действует.

Если почему-либо вы раздумаете печатать посылаемое: то рукопись сохраните, и возвратите. У нас легче сочинить книгу, чем переписать.

Всех вам благ от Господа желаю. Ваш богомолец Е. Феофан. 24 октября 1873 г.

Письмо 95. По напечатании Псалтири. Хлопоты о сочин. св. Антония и Феодора Студита. Розыск подлинника

Милость Божия буди с вами!

Поздравляю с окончанием псалтири! и очень рад, что она великолепна!

Дай Господи, чтобы и читающие все стали великолепны пред Господом.

Пришлите мне побольше. Экземпляров 300, а не то и 400. Часто просят что-нибудь. Раздаю книги; но ни одна так не будет подходяща как эта.

Об Антонии св. хлопочу; но едва ли поспеет к четвертой неделе. Обещали кончить в последнем втором номере февральском. И теперь верно кончают. Но когда-то пришлют? На следующей, а может быть и за следующей неделе. Как пришлют, так поспешу переслать. Но не надеюсь так скоро.

Подождем! Что же делать?

Поедете домой, привезите Феодора Студита. Его устав может быть войдет во вторую часть сборника. И будут уж все уставы в одном месте.

У меня есть издание его творений, но не все. – Вот что отыщите! – Катихизисы. Их было два: маленький – краткие поучения к монахам, и большой – поучения попространней. – Маленьких – было 130 или 35. Побольше не знаю – чай 96–7. Вот их отыщите; возьмите на подержание примерно на год. И привезите. – При сем ведайте, что у греков читаются на утренях – Феодора Студита поучения – на новогреческом и разделены на три части – по трем временам чтения: 1) с 15 ноября – по Рождество. 2) С Мытаря и Фарисея до Пасхи, и 3) с сентября по 15 ноября.

Эта книга у меня есть. И она не так нужна. Подлинные найдите, на старом греческом. Ибо греки переводят на новую речь с старого очень вольно, и размазывают против подлинника.

Так вот ваша задача. Поищите в Ватопеде или в Лавре, – где у вас там библиотеки-то есть.

Для монахов эти поучения все сокровище суть. Ибо о чем ни станет говорить, все сводит на монашеские чины. Непрестанно напоминает, что надо более делать монаху.

Пилочки, присланные вами, получил. Благодарствую. Как раз такие нужны!

Благослови Господи путь ваш. Ваш богомолец Епископ Феофан. 21 Февраля 1874 г.

Прошу молитв у всех старцев.

Письмо 96. Свой адрес и продолжение хлопот о сочинении Феодора Студита

Милость Божия буди с вами!

Спрашивают, как лучше переслать книги? Вот как!

В г. Моршанск, Тамбовской губернии. – Г. Новикову, смотрителю Нарышкинской лесной пристани для доставления такому-то.

Это пойдет по чугунке и скорее дойдет.

Из Тамбова не имею ответа о том, на чем стоит там печатание. – Но вот уже и 3-я неделя прошла. К четвертой – нечего и ожидать – поспеть.

Что писал я про Феодора Студита, не забудьте похлопотать. – Да сами-то вы скоро воротитесь?! – Если очень не скоро, то известите письмом об успехах искания. – Это мне нужно знать. Если нет подлинных, с латинского стану переводить, и посылать в Тамбовские Ведомости. – Но это наперед можно сказать будет не совсем близко к подлиннику; – перевод из вторых рук. Да и латинский-то каков, незнать.

Прошу молитв у всех старцев.

Благослови вас Господи! Ваш богомолец Епископ Феофан. 28 февраля 74 г.

Письмо 97. Продолжается розыск подлин. Сочин. Феодора Студ. Просьба о переплетных инструментах

Милость Божия буди с вами!

Хоть я не получал еще книги посланной вами, но наперед вижу, что это – не то, что требуется. Это на нововогреческом, а надо на старогреческом. На старом греческом Симеон не печатан, не печатан и Феодор Студит и Исаия. Их надо искать в рукописях. А что рукописи есть, это несомненно; ибо Симеона переводил на новогреческий какой-то афонец, на островку против Афона живший. – И другие есть. Св. Антония печатать, – не помешает ли сборнику? Ведь он туда войдет. Мне думается, это неловко. Уж скорее как-нибудь сборник надо сбить и печатать, а то вот валяются – тетради. Еще пораспропадут. Коли хотите впрочем печатайте и отдельно. – А поправить как? – Сами поправите?! Ну поправляйте. Или давайте мне – я поправлю. – Да где ж печатать? В Москве? – Или у вас в монастыре? – Или в Царьграде?

Я теперь крайне занять толкованием посланий св. апостола Павла.

Будьте здоровы и веселы.

Прикажите вашим старцам московским, чтобы нашли и доставили мне все, что требуется для переплета. Я писал к ним об этом. Мешкают. А чай магазин есть.

Прошу всех старцев помолиться о мне многогрешном.

Ваш богомолец Е. Феофан. 10 декабря 74 г.

Письмо 98. Материалы и план Добротолюбия

Милость Божия буди с вами!

И книги и вещички для переплетного дела получил от ваших старцев. Благодарствую.

Спешу вас известить о будущем Добротолюбии.

Я чай вам писал сколько листов заготовлено для первого тома. Кроме той брошюрки, что Антония Великого содержит, есть еще рукописи – 170 листов – письма о. Тихона. В книжку Антония Великого пошло их – 50 или 60. Считайте посему сколько выйдет листов печатных. Отцы приготовлены вот какие: Антоний Великий, Макарий Египетский, Марко подвижник, Исаия отшельник и Евагрий.

Все что приготовлено и должно войти в один том. Антоний Великий с ближайшими преемниками своими. – Вторую часть составляют – Пахомий Великий – с другими общежительниками. Тут будут все уставы – Пахомия, Василия Великого, Кассиана, св. Венедикта, – и некоторые мелкие уставцы, сохранившиеся в сборниках. Но этим не кончится Добротолюбие, а пойдет далее. В каком порядке дело там пойдет, не знаю еще, – Нил препод., Лествичник, Варсанофий и Иоанн, Дорофей, Ефрем Сириан., Исаак Сирианин.

Из всех их будет сделана выборка, – в какой-нибудь системе, думаю – о борьбе со страстьми, – или как придется. Это займет тома два, – если не более.

Но и еще надо – Филофея, Феодора Едесского, Иоанна Коринфского, Диадоха, Максима исповедника, – и подобных. Еще том.

Феодора Студита – катихизисы надо перевести – еще том.

Симеона Нового Богослова и очень том.

Так вот как широко.

Но когда все приготовить придется, не пророчу. – Я теперь крайне занят. – В этот по крайней мере год ни за что взяться не могу кроме своего дела.

Когда будете ехать в Москву, известите. Рукопись будет готова, – и тотчас пришлю.

Делу вашему желаю всякого благопоспешения.

Перейти в Крым или на Кавказ – мысль добрая, если то есть не сделают греки, как вам хочется. – На Кавказ может быть далеко, но будто спокойнее.

Всех благ от Господа желаю. Прошу молитв у всех старцев.

Ваш богомолец Е. Феофан. 24 Февраля 75 г.

Письмо 99. О втором томе Добротолюбия и частных делах

Милость Божия буди с вами!

Насилу добрались вы до Москвы! Поздравляю.

Печатанием Добротолюбия можете спешить. Скоро будет готов второй том. Во вторую часть я положил собрать уставы. Но их в одну книгу поместить нельзя. Надо разделить эту часть на два тома или выпуска. Первый выпуск составят уставы – Пахомия Великого, Василия Великого, св. Венедикта и других некиих небольшие уставцы. Все это в совокупности займет тетрадей с 30 – в четверть дести. – Нет больше. 30-ть возьмут два первых устава: ибо св. Пахомий взял 14-ть. Василий Великий уже 12-ть имеет, а конец не совсем скоро. Стало, все сказанные займут более, чем первая часть, которая у вас уже. – Второй выпуск второй части займет один св. Кассиан. Большая будет книга. 36 таких статей, как в Добротолюбии – статья о рассуждении. Иные гораздо ее более. – Первый выпуск второго тома скоро кончу. И печатать будете в след за тем, что есть у вас. Кассиан возьмет порядочно времени. Трудно переводится. – Но я буду поспешать.

Третья часть составит свод из всех отечников по особому плану, – такому, какой у меня в аскетике, или в пути ко спасению. – На то потребуется выпуска три – больших. – Это все будет идти без перерыва. – Что дальше, дело покажет. Но и это уже достаточно. К ним придется прибавить еще тома три-четыре. Все Добротолюбие дойдет до 10 книг.

Аскоченский предлагал вам печатать – мысли на каждый день. Почему не отпечатать? Надо книжкою небольшого формата. – В 12-ю долю. – Прибавлять ничего к тому не нужно. Как есть, так следует и печатать.

За деньги благодарствую. У меня ни полушки не было. – Лежачие деньги мне нейдут. И я уже променял ваш билет в монастыре. – Промотал все деньги – и до Рождества ничего не имею.

Пресса, – и что при нем еще не получил. Когда получу, извещу, гож он мне или нет. Благодарствую впрочем за все.

Княгине на один предмет нужно бы мне послать денег. Послал бы вами присланные, – да пришло на мысль вас попросить – дайте ей пожалуйста такую же сумму. Это крайне ей нужно.

Что дело ваше афонское тянется, – жаль. – Буди воля Божия.

Благослови вас Господи! Ваш богомолец Е. Феофан. 3 июля 75 г.

Машинку для делания винтов получил. Благодарю; хороша.

Письмо 100. Пред напечатанием первого тома Добротолюбия

Милость Божия буди с вами!

Очень рад, что дело ваше пришло к концу; и кажется удовлетворительно для вас. Слава Богу!

Пресс получил; жду наставлений, как им действовать.

Относительно Добротолюбия – озаглавить его полным нельзя; ибо оно, как сборник никогда не может быть полно, а можно прибавить: – в более полном виде или составе.

Что у вас там прописано еще – излишне. – У меня кажется прописано заглавие: Добротолюбие или собрание святоотеческих писаний о подвижничестве и духовной жизни вообще, – в более полном составе. Больше этого ничего не нужно.

В следующем томе вместе со св. Кассианом не отложно должны быть помещены уставы св. Пахомия, св. Василия Великого и св. Венедикта. – Что касается до сборника, – отечников, то его можно отнести ко времени после Максима исповедника, когда вышел в свет Лимонарь.

Сей порядок изменен быть не может.

Благословитесь у старцев печатать Добротолюбие, как я его составлю – худо ли то, или хорошо, чтобы у нас с вами споров не было.

Прошу у всех старцев молитв и благословения.

О. архимандрита Макария поздравляю с настоятельством. Или не его, а обитель с этим надо поздравить. Ему же желаю всякой свыше помощи, на ведение дел во благо братии вечное.

Будьте здоровы. Спасайтесь! – И скорее к нам приезжайте.

Ваш богомолец

Е. Феофан. 17 августа 75 г.

Выпуск 2

Письмо 101. Печатать ли сказание о хитоне по грузинским преданиям, и прочие указания по печатному делу

Милость Божия буди с вами!

Прочитал сказание о хитоне. Печатать ли? Не имею, что сказать. Для нас верно только то, что хитон подарен персидским царем нашему царю, и сам о себе свидетельствовал чудесами. Что касается до преданий грузинских, то в них очевидно нет истины. Хитон достался кому-либо из воинов римских, а тут достается евреям. После же говорится, хитон принесен воином. Очевидно сложены два предания. – К тому же во всем сказании – слишком много сведений о Господе у евреев грузинских, прежде чем они огласились у евреев Палестинских.

Заглавие: Обретение хитона, а о сем обретении ничего не сказано. Говорится только что неведомо как оказался в храме и творит чудеса.

Поелику все это уже напечатано, как говорите, то пусть кто хочет там читает. Что наше, – мы читаем в Четь-Минеи. Потому не вижу, чего ради печатать это, и распространять сказания, которым при всей снисходительности нельзя иметь веры. – Верующие и без того крепко веруют; а неверов это может еще более углублять в неверии.

И так как же? – Как хотите. Моя мысль, лучше не печатать.

Печатание Добротолюбия – да благословит Господь. – Увидим, как принята будет книжка сия.

Буди на вас благословение Божие – к проведению поста, по постнически, если имеете охоту.

Печатайте, когда хотите – вот что! – Во Владимирские Ведомости я посылал: Феолипта, Филофея – и Нила о молитве, – Феолипта там печатали, – а прочие лежат. – Я предполагал тогда же – книжечкою маленькою пустить их, но вот лежат, – хотите – отпечатайте, все три и Феолипта. Они войдут – в Добротолюбие, но до них череда далеко. – Когда захотите, – пришлю.

Прошу ваших святых молитв, – и у всех старцев ваших.

Ваш богомолец Е. Феофан. 22 февраля 76 г.

Письмо 102. Материалы 2 го тома Добротолюбия

Милость Божия буди с вами!

Где о. Арсений – в России что ли? Он писал; но из письма я не мог догадаться, где он. Писал к Николаю Васильевичу, но его еще нет в Питере.

Строки сии идут к о. Арсению; а если его нет, то к тому, кто его место занимает, – для сообщения о. Арсению. Второй том Добротолюбия готов. Предполагалось поместить уставы. Они готовы, – но надо кое-что переделывать. А к переделке душа не лежит. Потому отлагаю их, и во второй том готовлю, что следует по греческому Добротолюбию, то есть Кассиана, Исихия, Нила преп. Синайского. После них в греческом Добротолюбии стоит Диадох. Пропуск большой – два века. Надо восполнить – и восполним. Ефрем, Исаак Сирин, Василий Великий, Григорий Богослов, св. Златоуст, Григорий Нисский, Исидор Пелусиот, Варсанофий и Иоанн, Авва Дорофей, Лествичник. Сколько?! Пропустить их грех. Они уже все есть в переводе. – Возьмем из них извлечение, – преимущественно о том, как одолевать страсти и жить среди искушений. – Во второй том войдут: 1) Кассиан – извлечение – из 8 кн. о страстях, – и 24 собеседований – что особенно относится к борьбе со страстьми. – (перевод будет новый). 2) Исихий – в новом переводе. 3) Из преп. Нила статьи – а) – О молитве, б) – две статьи глав, в) – О помышлениях, г) две главы ко Евлогию – вместо того аскетич. что в Добротолюбии. д) Затем может быть – некоторые из писем – все против страстей (все это в новом переводе). 4) Извлечения из св. Ефрема и 5) Извлечения из Исаака Сирина, оба в полной системе их учения.

Сего думаю для второго тома очень достаточно. – Дело покажет.

Да ведается сие!

Прошу выслать хоть по сотне Востани спяй, О покаянии и причащении и Путь ко спасению. Крайне нуждаюсь: ибо приходят добрые люди и просят книжек. Все роздал. Только и осталось Добротолюбие. Но его давать во всякой след не приходится.

Так пожалуйста.

Приложите одну книжку Путеводителя по святой Афонской горе.

Спаси Господи и помилуй обитель вашу. Слышно, что греченки задирают опять.

Помолитесь о моем всеокаянстве.

Ваш богомолец Е. Феофан. 23 октября 1877 г.

Письмо 103. К истории Добротолюбия и книжки «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться». О рисунках для резьбы на дереве

Милость Божия буди с вами, Отец Арсений!

Пишете – слать рукопись. Но ее надо прежде приготовить. Это возьмет по крайней мере год. Ибо дело довольно трудноватое. Да другое кое-что есть на руках. Я и писал вам, что не вдруг состряпается вторая часть.

Если хотите печатать – возьмите Письма о том, что есть духовная жизнь, и как на нее наладиться. Они недавно кончены, и теперь решаю, отдать ли в какой журнал, или особо печатать. Если возьметесь, вам отдам. И думкам конец. Писем всех 80. Рукопись в 19 с небольшим шести-листовых тетрадей. – Выйдет книжка порядочная. – Но дело еще не кончено. Будет продолжение сих писем, может быть на две такие же книги, чтобы исчерпать всю область духовной жизни. Вторая их часть будет писаться после 2-й части Добротолюбия. – Печатать – без имени автора.

Извольте решить, и прислать поскорее решение. Ибо рукописи нечего валяться, надо ей сделать предел. Потолкуйте с Николаем Васильевичем. Я ему пишу о сем.

Очень рад, что беда, готовившаяся для вашей обители, миновала. Да будет над нею покров Божией Матери.

8-е издание помечено в вашем объявлении, вложенном в книгу Добротолюбия.

Спасайтесь и о нас Бога молите.

Ваш богомолец Е. Феофан. 25 ноября 77 г.

P.S. Вот еще моя просьба! Потрудитесь поискать и найти – рисунки для резьбы на дереве. Ищите их в тех же лавках, в которых продаются рисунки и все принадлежности для выпиливания.

Пожалуйста. – Не смешайте.

Для выпиливания у меня все есть – и рисунков много. А для вырезывания инструменты есть – а рисунков нет. Вот они-то и нужны. Они не дороги. Сами выберите – листов десятка два-три. Это будет рубля на три. Пожалуйста. Резьбою украшаются подсвечники, рюмочки, солоночки и проч. Я точить умею, такие рисунки будут очень кстати.

Письмо 104. При посылке для печати той же книжки. О рисунках, кистях и проч.

Милость Божия буди с вами, Отец Арсений!

Спешу переслать к вам рукопись. У нас некому переписывать. Как написано, так и посылаю. По моему она написана разборчиво. Потрудитесь приискать внимательного и смышленого человека, который держал бы корректуру, как следует ее держать, не позволяя оставаться ошибкам.

Спешите; чтобы к посту вышла. Тут есть говетельная часть. – И скорее шлите мне обычные мои 200 экземпляров.

Письма писаны к красавице – не выдуманной, а действительной. Некоторые только прибавлены для полноты, и некоторые перетушеваны. Но фон действительный.

Имени автора не означайте. Красавица боится, как бы не догадались, кто она; потому желает, чтобы моего имени не было помечено. По нему иные могут догадаться, кто она.

Прилагаю три экземпляра 118-го псалма. Один – для печаталыцицы писем, тоже красавицы верно. – Сынка ее спаси Господи. Письма были особенно направляемы на молодежь. Авось для кого-нибудь и из красавцев пригодятся.

Книги-то свои вы послали в Тамбов. Это 200 верст от нас. Ухитрились?!! – Есть транспорт до Шацка. До Моршанска чугункою, а от Моршанска до Шацка агенты нанимают. В Шацке есть агент принимающий. Так из Питера пришли книги 118-го псалма.

Рисунков поищите пожалуйста. Ищите в тех лавках и магазинах, в каких продаются рисунки для выпиловки.

Приложите к сему кистей для рисованья масляными красками; но не щетинных, а других – мягких, но не таких, какие идут для акварели. Я забыл им имя. – Подберите всех величин, начиная с малюсеньких до больших-больших. Пожалуйста. Дюжину, или больше. Но хороших. Сами выберите.

Ну вот скоро и Афон будет в православных руках. Тогда ликовать будете.

Всех вам благ от Господа желаю.

Молите о мне грешном.

Ваш богомолец Е. Феофан. 8 декабря 77 г.

Письмо 105. Об опечатках

Христос воскресе!

Возлюбленнейший о. Арсений!

Получил книгу, – и перечитал. Добре напечатано; но есть и ошибочки довольно значительные. Прилагаю выписку их. А книгу на что таскать туда и сюда.

Заметки вы относите ко второму изданию. А я прошу вас – теперь же отпечатать, и приложить к сему изданию. Ибо без сего многое будет дурно, – и книга потеряет во мнении. Напечатайте же пожалуйста, – и или вложите в книгу, или велите переплетчику приклеить. – Пересмотрите, увидите, что многое дурно будет читаться.

Если ко мне отброшюрованных еще не посылали; то пришлите уже по приложении к ним, или приклеении опечаток. – Пожалуйста.

Если же книги уже высланы, то после пришлите особо опечатки. Я же поудержусь раздавать их. Срамно.

И чего вы прежде брошюровки не прислали для прочтения?

Вот четки-то за что тянуть следует?

Спасайтесь и о нас Бога молите.

Ваш богомолец Е. Феофан. 23 апреля 78 г.

P.S. Вручите одну книжку редактору Душеполезного Чтения. 3 – книж. Алеше. 2 – книж. Варваре Тимофеевне. Варваре Тимофеевне скажите, чтобы написала как ее адрес.

Письмо 106. Душа и дух, по поводу возводимого обвинения в неправославии

Христос Воскресе!

Возлюбленнейший о. Арсений!

Очень жалею, что вы смутились, и тем паче, что никакого нет основания к смущению. – Если б я говорил, что у нас внутри душа, да и только, и потом прибавил, что она одинакового происхождения с душою животных; то следовало бы смутиться. А я говорю, что у нас внутри душа составляет низшую сторону тамошней внутренней жизни, а высшую составляет дух, иже от Бога, богоподобная, равно-ангельская сила, – которая и составляет характеристическую черту человека. Следовательно тут нечем смущаться, опасаясь низвесть человека в ряд животных. Обычно мы говорим: душа-душа. А по существу дела следовало бы говорить душа-дух, или дух-душа. Принимая слово душа – яко дух-душа я никак не скажу, что она одного происхождения с душою животных: ибо дух от Бога, а принимая ее отдельно от духа, говорю так. Когда Бог творил человека, то образовал прежде тело из персти. Это тело что было? Глиняная тетерька, или живое тело? – Оно было живое тело, – было животное в образе человека, с душою животною. Потом Бог вдунул в него дух Свой, – и из животного стал человек – ангел в образе человека. Как тогда было, так и теперь происходят люди. Души отраждаются от родителей, или влагаются путем естественного рождения, а дух вдыхается Богом, Который везде есть. – И не понимаю, чем тут смущаться?! Да вы когда говорите, что человек есть животное, мясо ли одно разумеете, или всю животную жизнь? – Конечно всю животную жизнь, и с душою животною. А прибавляя к сему: разумное – что означаете? То, что хотя человек тоже с одной стороны, что животное с душою животною; но с другой – он несравненно выше животного, ибо имеет разум – ???? – что совершенно соответствует слову – дух. Сказать: животное разумное есть то же, что сказать: животное одуховленное.

Св. отцы различают – дух, душу и тело: Антоний Великий, Исаак Сирианин, Ефрем Сирианин и другие. Они не говорят какого свойства суть души наши. Но сопоставляя то, что пишет св. Антоний о родах живых тварей, навожу, что по его разуму душа наша одной природы с душою животных. Извольте читать его 166 пункт из числа 170-ти. Вот свод всего:

Живых существ четыре вида 1. Ангелы. 2. Люди, кои имеют; ум, душу, дыхание. 3, Животные, кои имеют душу и дыхание. 4. Растения имеют жизнь. Извольте сводить.

Дыхание, дыхание, жизнь – это все в разных классах существ: растениях, животных и людях, но есть одного рода и свойства природы, назовем ее – органическая жизнь.

Душа – душа – тоже одного порядка есть, хотя стоит, находится в разных классах существ – в животных и людях, – но тоже есть одной природы. – Затем – ум – ангельская сила тоже одной природы.

Вывожу, что по святому Антонию душа наша одного ранга с душою животных. Что нас отличает, это есть ум, что я называю дух. Пересмотрите все пункты св. Антония, где он говорит об уме. Все, что он говорит об уме, я отношу к духу, и выражаю то почти теми же словами, утверждая вместе с ним, что тот и есть настоящий человек, кто живет по духу, – что св. Антоний выражает: – по уму.

Так совершенно нет никакого основания вам смущаться.

А что сказано: на один градус: так вольно же вам понимать это, как черточку на градуснике. Ангелы, насколько выше нас? – на градус, – как и мы выше животных на градус. Градус – замените словом степень, выйдет: на одну степень. – Кто придирается к словам, упуская из внимания мысль?!

Что говорил вам ученый писатель, будто воспользуются сим словом материалисты и дарвинисты, то это им не удастся; От чего производят человека от животных – обезьяны? – от того, что не различают в человеке души от духа. – Замечая, что душа наша схожа с душою животных, они и бредят: «но – душа одна, стало и весь человек от них же выродился». А когда мы настоим на различии духа от души, и характеристику человека перенесем в дух: тогда вся теория Дарвина – падает сама собою. Ибо в происхождении человека надо объяснить не то одно, как происходит его животная жизнь, – но то паче, как происходит он, яко духовное лице в животном теле с его животною жизнью и душою. Да попросите сего ученого получше изложить свои недоумения. Я ему отвечу все полно. И уверен, что он согласится на мои объяснения.. Его поразило верно то, что привыкли под душою разуметь и высшие стороны человеческой жизни, он никак не мог понять, как можно душе назначать такой невысокий ранг. Но когда выяснится, что, пиша так, я под душою разумел не высшую, а низшую сторону нашей внутренней жизни, то полагаю, что он помирится с таким образом выражения. – Между тем сообщите ему прописанное вам, – или дайте прочитать.

Из всего сказанного следует, что вам не бояться надобно распространять книгу, а спешить распространить как противоядие нелепым мнениям о человеке. Говорю так по искреннему моему убеждению.

И не извольте останавливать хода продажи. Пусть идет. Только опечатки приложите.

И еще повторяю вам: не слушайте никого, особенно этого ученого, всполошившегося не знать из-за чего, пока он не голословно, а обстоятельно не изложить своих недоумений, и не получит от меня разъяснений.

Вот и попались вы! – Афон распространитель ересей и мрачных учений. А орудует кто? О. Арсений! – Давай его сюда. Как он смеет?

Извольте всем отвечать: только тронь. Так отдам, что и зуб не соберешь.

Благослови вас Господи! Ваш богомолец Е. Феофан. 2 мая 1878 г.

Письмо 107. То же

Христос Воскресе!

Добрейший отец Арсений!

Получил и я вашу книгу, тоже вероятно возвратно, одну из посланных вами. Смотрю – наша книга; но ни письма, ни намека. Спрашиваю послушника: это откуда? – Тут вместе с книгами. В тюке? Нет, – бумажкой обернута. Неси-ка бумажку. Несет. И что же? Рука Николая Васильевича. Ба! ба! ба! – Так вот он, возвращавший назад книги, – ученый муж!? – Помните, – Божия Матерь прошла мимо келлии старца, по причине той, что у него была книга с статьею Нестория против Пресвятыя Богородицы!! Так вот и Николай Васильевич все рассылает наши книги поскорее из своей келлии, боясь что минует его келлию – кто? – ну – кто-нибудь великий. Если моя догадка справедлива, то все что вы писали – и беды, и развращение народа, и чай последняя година, все это только мерещится в голове нашего добрейшего ревнителя. Потому вам решительно внимания на его речь и мнение обращать не следует.

Догадываюсь, что вы послали к нему книжку, прося сказать что-нибудь – и напечатать. – И то что вы писали, было ответом его. Правда ли? – Что он написал, все пустошь. А чтобы о книге что-либо было напечатано, вот что сделайте. Пошлите к редактору Церковного Вестника что с Христ. Чтен. выходит, – Андрею Ивановичу Предтеченскому, – книг – и просите его сказать что-либо о сем издании. Объясните, что книга писана мною, – направлена вся против Редстока, сколько он мне известен. Редсток все толкует о духе жизни – криво. Вот тут объяснено, что есть духовная жизнь, и как ее достигнуть, и о Редстоке помянуто только в одном письме, будто мимоходом. Помяните, что я вам советовал к нему обратиться, и сам бы написал, да не знаю, когда пошлете к нему книги. Но это все едино. – Хоть на книге не обозначено, что она мое есть дело; но я не прочь чтобы он делая отзыв – указал на меня, как на автора.

Пошлите также к ректору Академии Петербургской, и тоже просите, не вздумает ли он что-либо сказать. Он одних со мною мыслей о духовной жизни. И ему тоже объясните, что к редактору. И тоже помяните, что я советовал вам к нему обратиться. – Они там переговорят с собою.

Чтобы снять вину распространения ереси с афонцев – я согласен, чтобы печатая объявления вы прибавляли – сочин. еписк. Феофана. После этого уж все каменья будут бросать в одного меня.

Спасайтесь! Ваш богомолец Е. Феофан. Число, месяц и год не означены.

Письмо 108. Об обработке книги о Христе Спасителе, и о своем больном глазе

Христос Воскресе!

Достопочтеннейший о. Арсений!

Пересмотрел присланные листы, – и возвращаю. – Но ведь так вести дело будет неудобно. Кроме лишних расходов и самое дело может при сем пострадать. По клочкам пересматривая, по неволе иное пропустишь без внимания. И в самом составлении книги могут быть пропуски, о которых жалеть потом придется. Не лучше ли так сделать? – Пусть кто составляет, отделает целую часть какую. Тогда ему и мне виднее будет, ладно ли все, или требует исправления и пополнения. А так, как теперь, ничего не увидишь. Напечатанное в сих листах все хорошо. Но не видно, почему это пишется в жизни Христа Спасителя, и как относится к ней. Надо бы предисловие, в котором и объяснить, почему то или другое помещается в книге. Не забудьте сего.

В самом тексте, что пишется против католиков и про Аполлинария думаем, лучше опустить, как излишнее. Цитаты из св. отцев – тех, которые есть на русском языке в переводе, надо приводить по сему переводу, обозначать том и страницу.

Которые не переведены, тех, если они греческие, цитовать по-гречески, а если латинские, по-латыни.

Все отцы, которых слова приведены в сих местах, есть в русском переводе. Самые слова отеческие надо хорошо обчеркивать знаками, как в начале, так и в конце. От несоблюдения сего, могут произойти большие недоразумения.

Эпиграф один далек, он идет к трактату о Церкви; а тут лучше другое что поместить. Я прописал для примера.

Благослови вам Господи – начать хорошо, продолжать еще лучше, и кончить превосходно. Запомните, что я писал прежде, чтобы всякий читающий непрестанно вынужден был повторять: «Господь мой и Бог мой».

Прежде писали вы, что издаете малые брошюрки для народа. Се доброе дело. Пришлите мне по одному экземпляру изданных брошюр. Я присмотрюсь, и может быть что-либо кропать стану. Но мне некогда, – хоть вернее бы сказать: леность одолевает.

Присланную вами ризу получил. Благодарствую. Но лучше бы вы сделали, если бы спросили, нужна ли она или нет.

У меня правый глаз заболел. На нем растет катаракт.

Может быть мне, по причине его, придется побывать в Москве и прежде созрения его. Скажите мне, можно ли у вас найти приют на какой-либо день-другой, чтобы только переговорить с докторами?

Спасайтесь! Благослови вас Господь! Молите Бога о мне.

Ваш богомолец Еписк. Феофан. 15 апреля 1879 г.

Письмо 109. По возвращении из поездки для лечения. Советы по книгоиздательству

Милость Божия буди с вами!

Достопочтеннейший о. Арсений.

Се – мы дома! Доехали преблагополучно.

Приношу вам и еще преискреннюю благодарность за покой, какой вы мне доставили, особенно за прикрытие. Всегда буду помнить ваше добро!

С сею же почтою посылаю 10 экз. книг о молитве – на всю вашу братию. Прошу раздать своим – иже в дому суть, – и на Афон послать.

Немножко отдохнувши, пока осядется кровь взболтавшаяся, возьмусь и поспешу кончить толкование.

Тогда и Добротолюбие продолжим, и докончим, чтобы оно не лежало на плечах.

Благослови Господи и труды ваши по распространению здравых понятий об истинах нашей св. веры. Введите в ряд с нравоучениями и догматику.

Из той книжки, что «идите ко Христу» – лучше ничего не брать. А в этом же роде взять нечто у св. Тихона. – Да его почаще можно пускать в ход.

Рецепт гомеопата начинаю приводить в исполнение. Но вот – крупинки в масле не расходятся. Как с ними сладить? – Буду ждать, не сладит ли с ними само масло?! Паче же ждать, что судит Господь даровать чрез эти средства.

Вот уж 10 часов крупинки в масле и не расходятся. Спросите и напишите.

Помолитесь о моей многогрешности!

Всех вам благ от Господа желаю.

Ваш богомолец Еписк. Феофан. 24 августа 79 г.

P.S. Телеграмму о том, что Маклакова нет, – получил в Шацке, по возвращении.

Письмо 110. О своем больном глазе

Милость Божия буди с вами!

Достопочтеннейший о. Арсений!

Получил псалтырики. Благодарствую.

Где же это ваш ветхий завет? Верно отстал от письма. Завтра получу объявление, а чрез неделю еще – самую посылку. Сие пишется, чтобы вы не ставили больших вопросов, от чего так нескоро возвращается отзыв о посланном.

Но главная-то речь будет по бескорыстной поговорке: своя рубашка к телу ближе, – именно о глазе.

Рецепт исполняется точно и преточно, – а глаз свое знает все слабеет больше и больше. Месяц уже... Буду тянуть еще месяц. Авось что-нибудь покажется! Однако ж спросите доктора, не найдет ли он нужным что-либо изменить?

При сем прошу о нижеследующем.

У меня полная аптека, – где scrot и cancer по пяти пузырьков. Angioit два. Я употребляю их безразлично. Так ли это? – В первой книжке – Маттеа – говорилось, что разницы мало.

Если не все одно, а надо употреблять первый номер непременно, то покорно прошу прислать мне этого номера по пузырчику всех трех.

Эти номера на исходе; а других номеров еще очень много, исключая angioit. – А если все равно; то пришлите только angioit.

Равно красное электричество на исходе. И его пришлите три-пять бутылочек.

Одни мои знакомые обращались к нашему доктору и он посоветовал им брать лекарства не у Форбрихера, а еще у кого-то, и еще кто-то выражал некие сомнения насчет точности лекарств, кои идут из аптеки Форбрихера. – У меня есть двух сортов крупинки; одни расходятся так: в средине пустой кружок остается, а по бокам белая окаемка, у других крупинка не расходится, а остается, как есть. Когда взмешаешь ложкою, тогда рассевается крупинка, но в виде соринок маленьких, которые потом оседают. Не следует ли заподозрить эти крупинки?

Влагаю рецепт. Но вы пришлите его назад, хотя доктор найдет нужным написать новый.

Вот – все. – Поклон всем вашим. Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан. 26 сентября 79 г.

Письмо 111. О введении в Евангельскую историю и о глазе

Милость Божия буди с вами, Достопочтеннейший о. Арсений.

Получил посылку с лекарствами и подновленным рецептом. Благодарствую.

Немного раньше получил и листы – введения в Евангельскую историю. Прочитал. Тут все идет и изменять нечего. Мне думается, что все это хорошо. Для готовимой книги больше и не требуется. О пророчествах, если писать, как следует, надо написать несколько томов; но то должно быть особое сочинение исключительно о пророчествах, а здесь больше подробной перечени не требуется, как оно и есть.

Одно замечание: на стр. 108 – обновители и преобразователи языческих религий названы пророками. Это нейдет. В куклы когда играют дети, – то у них и царицы и принцессы есть; но все же то и есть кукольная комедия. Если можно изменить бы. Это будет коробить православное око и ухо резать.

Самых листов вам не пересылаю. Пусть у меня для просмотров – общих.

Глаз мой все слабеет. Я готовлюсь потерять его. На мой век достанет и одного, который признан не поврежденным.

О. Владимиру доложите, что красного электричест. три пузырчика, но в них два двойные, и стало 5. А он думал, что только три.

Всем вашим братиям поклон. Прошу молитв.

Ваш богомолец Е. Феофан. 19 октября 79 г.

От. Арсений скончался в Москве 17 ноября 1879 г

Письмо 112. Устройство домашнего жития по монастырски

Милость Божия буди с вами! В монастырь или так жить? Да ведь у вас теперь почти монастырь. Думаете ли, что в монастыре вам будет лучше жить, чем теперь? – Вам там не дадут жить в покое; тотчас навяжут вам дел и по монастырю, и по сношению со внешними, потому что по женским монастырям мало способных. Заняться духовным чем вам и некогда будет. – Если бы вы доселе жили в мирской житейской суете, лучше всего было бы вам идти в монастырь. Пусть бы и надавали вам дел, но так как они хоть хлопотливы, но все же не мирские, то среди их вы понемножку отвыкли бы от житейской жизни, а потом и устроились бы попокойнее как. А из теперешней жизни вам в монастырь идти то же, что из покоя на суету. Мне и думается, что вам нечего тянуться в монастырь, потому что там вы не найдете того, чего ищете. Так как же быть? Живите так, как есть. Начальница заведения пусть будет для вас игуменья, а ваша должность – монастырское послушание. И исполняйте ее, как Божию заповедь, – и будете все время, как бываете на сем послушании, как на службе у Господа; позаботьтесь только труд сей посвящать Господу, и в начале каждого дня, и в продолжении его, и в конце,. благодаря Его, что дал послужить Ему еще денек. Затем, свободное время уже все ваше, и посвящайте его то на отдых, то на чтение, то на молитву, то, может быть, на рукоделие. Как вы пресекли внешние сношения, то вас никто и ничто не потревожит. Как с должностью быть? Продолжайте ее, пока охота. Она, кажется, не мешает вашим духовным занятиям. Когда же оставите ее, живите в своем доме, как благочестивая мирянка, или как живут чернички. Будет у вас тогда церковь да дом, а в доме покойные духовные занятия. Да теперь вы где же живете? вам ведь нельзя кажется жить вне заведения? Впрочем, как с домом быть, после усмотрите. Поживши, может быть встретите какую особу, подходящую вам по нраву, можете принять ее, если захотите, и с нею делить свои духовные занятия. Но и без такой сожительницы можно прожить. – Что руководства не будет, – что делать?! Вы и в монастыре его не найдете. Как же быть? Брать руководство в слове Божием и в писаниях отеческих. Общие заповеди кому неизвестны, а на частные случаи найдете указание через письменное с кем-либо сношение. – Вот по моему вам пригодная дорога! Что вас тянет в монастырь, это похоже на призвание, но не есть решительное на то указание и требует особого обсуждения. Вас тянет то понятие о монастыре, что там покой, а он не всегда там

Благослови вас Господи! Спасайтесь! Е. Феофан.

Можете писать, и будете получать ответы.

9 авг. 93 г.

Письмо 113. О средствах борьбы с духом охлаждения и ответы на разные вопросы по благочестию

Милость Божия буди с вами! Все собирался отвечать вам на ваше письмо от 19 августа и не собрался до прихода второго письма от 28 сентября. И на это готов был отвечать тотчас, но день ото дня час сей протянулся на целый месяц. Прошу извинения. Я охотно готов отвечать и помогать вам словом, сколько разума достанет. Не умею понять, чего ради я отсрочил вам поступление в монастырь: ибо и я так же думаю, как и вы, что монастырь лучшее место для содевания спасения, кто с разумом поступит в монастырь и разумно жить будет в нем. – Вы порешили побыть до нового года так, как было и есть. Бог благословит. Потерпите в сей службе Богу во славу Его, как положили, а потом да поможет вам Бог исполнить и то, что преднамереваетесь оставить мир и монашествовать. Теперь скажу слово другое о том, что желаете знать. Главное – охлаждение. Это горькое и опасное состояние. У Господа оно стоит в числе руководительных, вразумительных и исправительных средств. Но бывает оно и вроде наказания. Причина сего – явный грех, но как у вас его не видно, то причины надо искать во внутренних чувствах и расположениях. Не вкралось ли самомнение, что вы не то что другие? Не загадываете ли сами шагать по пути спасительном и восходить горе одними своими средствами? Не успокаиваетесь ли на том порядке жизни, какой заведен, и расположились спать в мысли, что больше заботиться не о чем? Такие и подобные мысли приводят в беспечность, а беспечность есть первый шаг к охлаждению. Потому потрудитесь собрать мыслей поболее, что вы еще не начинали дела, что казалось прежде духовным, то имело значение только призвания к труду, а не плода. Приложите убеждение, что хотя бы вы достигли высоких степеней, – все не безопасны от падений, путь к которым врагу пролагает беспечность и нерадение – спутницы охлаждения. Собирая же таковые возбудительные помышления, не думайте, что сами себя согреете. Согреет Господь, когда время придет. Ваше же дело труд и труд. К сему труду мысленному прилагайте молитву к Господу именно об избавлении от сей язвы. Все другие предметы оставьте, держите одну эту молитву против охлаждения. Стоите ли на молитве, читаете ли, в церкви ли стоите, дело ли какое справляете, – все одно имейте в уме: Господи, избави меня от сего охлаждения. И не давайте себе покоя, пока не согреетесь. Согреянность есть Господа прикосновение к сердцу, а непрестанная теплота есть Господа вселение в сердце. Даруй вам Господи сие благо! Не нерадите и рук не опускайте! – Теперь ваши вопросы. Замечу вам, что вы слишком многого ожидаете от монастыря. Монастырь точно есть место спасения и обитель спасающихся, но то и другое невидимо; видимое же все представляется житейским. Там идут два порядка жизни: один внутренний, а другой внешний. Послушания, какие налагаются в монастыре, все касаются сей внешней жизни. Незнающий, что эти послушания необходимы только потому, что мы приносим в монастырь с собою и тело, и что дело спасения души должно идти среди сих послушаний своим чередом, с первых шагов может отворотиться от монастыря, почитая их несоответствующими своим целям и своему настроению, – или оставаясь в монастыре, все дело монашества ограничивать только сими послушаниями, и потрудиться напрасно, ни шагу не сделав в очищении и усовершенствовании своей души.

Извольте поиметь это во внимании и соответственно сему рисовать в своей голове картину будущей вашей монастырской жизни, и знайте наперед, что дело будет тещи иначе, нежели вы гадаете. Обрекайте себя на жизнь, где руки и ноги будут одно делать, а душа должна быть занимаема другим, если хочет спастись. Многое из того, что вы чаете увидеть в монастыре, не увидится, а иное и увидится. Но с внутренней стороны все почти найдете, если будут глаза.

– Тайный постриг принять можно, но вам он не нужен. Примете явный в монастыре.

– Что делать, когда молитва нейдет на ум? Если это домашняя молитва, то можно немножко – на несколько минут отложить ее.. Если и после нейдет, нудьте себя исполнить молитвенное правило насильственно, напрягаясь и понимать глаголимое и чувствовать; похоже на то, как, когда дитя не хочет поклониться, его берут за чуб и нагинают.

– Монастырь и постриг сильно возбуждают, но не сами по себе, а теми помышлениями, какие при сем неизбежны. Для иных и то, и другое никакого следа не оставляет.

– В церкви иной раз ни поемое, ни читаемое или не слышится, или не понимается; в таком случае – стойте пред Господом и творите молитву Иисусову. В церкви каждое действие имеет свой смысл. Кто за сим смыслом следит своим разумением и пониманием, тот непрестанно будет получать питательные для духа влияния из другого мира, и по окончании Богослужения выйдет из церкви, как выходят из-за стола, богато и разнообразно сервированного.

– Поклоны при Иисусовой молитве оставляются на произвол и усердие. На малых узлах кладите поясной поклон, а на больших земной. Сколько? Сколько душе угодно, однако же определив это однажды навсегда. Лучше время определить для сей молитвы: четверть часа, или больше, или меньше.

– Ночь самое лучшее время для молитвы, особенно полночь.

– Отказаться от употребления мяса можно; но можно ограничиться и вкушением меньшего количества.

– Акафисты и каноны хорошо читать, как положено. Посмотрите в следованной псалтири, в конце. Псаломщик поможет вам. Но не набирайте много. Можно их заменить поклонами с молитвой Иисусовой. И это тоже посмотрите. И это бывает лучше. Можно на правиле молиться коротенькими молитовками св. Златоуста, что стоят в ряду молитв на сон, произнося каждую 5–10–15 и более раз.

– Евангелие читать сидя можно, но не умаляя благоговения.

– Сколько читать псалтири? Сколько душе угодно. Одну кафизму-две-три, или несколько псалмов.

– Петь псалмы – значит читать их нараспев, как например в церкви пропевают после: Господи воззвах на вечерни.

– Почаще говеть очень хорошо, но как это устроить, смотрите сами. На какие службы церковные ходить позволяет ваш ваша гимназическая служба, – ходите, а на какие не можете ходить, за те дома исправляйте поклоны с молитвой Иисусовой, как положено также в след. псалтири.

– Для чтения выписывайте журнал Душеполезное Чтение, очень пригодный журнал и дешевый – 4 р. с пересылкой. Хороши листки – Троицкие и Афонские. Афонские – один рубль в год. Из моих книг все, относящееся к духовной жизни, вы имеете. Читайте почаще «Путь ко спасению», особенно 3-е отделение.

– Что значит – иметь совесть чистую в отношении к вещам? Не злоупотреблять ими, а пользоваться разумно, храня их сколько можно долее. Это монастырское правило.

– Поговеть в Рождественский пост – хорошо. Бог благословит.

– Побывать в церкви у вечерни, всенощной или у заутрени и затем за обедней причаститься – можно. А прочие дни говения можете все службы заменять поклонами с молитвою Иисусовою. Посмотрите в следован. псалтири и спишите это для себя.

– Жития Святых читайте дневные.

– Какие грехи уже исповеданы и разрешены, о тех говорите: было, но каялась и получила разрешение.

– Богомыслие заменить молитвою Иисусовой можно, но какая в этом нужда? Они одно и тоже суть. Богомыслие есть в мысли держание какой либо истины: воплощения, крестной смерти, воскресения, вездесущия и проч. без всякого направления мысли.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Е. Феофан. 28 октября и 1 ноября 93 г.

Письмо 114. О милосердии и искоренении дурных качеств

Милость Божия буди с вами!

Виноват, что так не скоро отвечаю на ваш вопрос: ездил в Москву, да дельце небольшое было.

Есть дела милосердия и милостивость сердечная. Первые получают цену от последней, но возможно и без нее, и тогда они настоящей цены не имеют. У Апостола имеется в виду этот последний случай. Приложим ли он к вам, сами смотрите. Увидеть это не мудрено. Из сердца ли идут ваши дела, или делаются по каким-либо сторонним движениям, сознание ваше не может ошибиться в определении сего.

Затем посмотрите, милостивость ваша есть ли природное расположение, или исходит самодеятельно из любви к Богу и покорности воле Его. И природное расположение доброе удовлетворять богоугодно, потому что оно от Бога, но если им одним руководиться, то такой порядок дел будет меньшей добротности. Чтобы это получило настоящую добротность, надо освятить свое сердоболье боголюбием и покорностью воле Божией или заповедям, делая всякое дело, как бы оно прямо вам самим Богом было поручено.

И все тут.

Серчание, осуждение, неснисходительность, взыскательность к прислуге, все это конечно недобродетели и умаляют общую добротность вашего нрава. Потому подлежат исключению из списка ваших качеств. Как сделать это? «Ищите и обрящете, просите и дастся вам». Первое: не давать ходу сим движениям, а как покажутся, так их посекать и подавлять, чтобы где зародились, там и оставались, не выходя наружу. Второе: после всякого обнаружения сил движений, кайтесь пред Господом и очищайте сердце. Третье: всякий такой случай обсуждайте и выводите для себя урок, как бы в следующий подобный раз избегать серчания. А паче всего, трудясь так, молитесь; ибо без Господа ничего тут не поделаете. Посылаю вам книжку о молитве.

Благослови вас Господи всяким благословением.

Ваш богомолец. Е. Феофан. 18 октября 1879 г.

Письмо 115. Неприятности – молотки для очищения сердца

Милость Божия буди с вами!

Прочитавши вами сообщенное, не мог я удержаться, чтобы не сказать: какая прекрасная у вас обстановка! Разумею в отношении к делу спасения. И вот вам мое решение.

Не только все предайте в руки Господа, но еще благодушествуйте, радуйтесь, благодарите. Верно есть что из вас выбить, и вот Господь направил на вас столько молотков, которые и колотят вас со всех сторон. Не мешайте же им своим серчанием, противлением, недовольством. Дайте им свободу, пусть не стесняясь ничем совершают над вами и в вас дело Божие, к которому Господом приставлены для спасения вашего. Господь любит вас и взял вас в руки, чтобы вытеснить из вас все негожее. Как прачка мнет, трет и колотит белье, чтобы убелить его, так Господь трет, мнет и колотит вас, чтобы убелить вас и приготовить к наследию царствия Своего, куда не войдет ничто нечистое. Так взирайте на свое положение, и утвердитесь в нем и Господу молитесь, чтобы Он утвердил в вас такое воззрение и углубил.

Затем с радостью принимайте всякую неприятность, как врачевство, подносимое Самим Господом. На окружающих вас смотрите, как на орудия Божия во благо вам и за ними всегда зрите руку Божию, вам благодеющую. И за все говорите: слава Тебе Господи! Но старайтесь, чтобы это было не на языке только и в мысли, а и в чувстве. Молитесь, чтобы Господь и чувствовать так дал.

И даст.

Положите законом – 1) всякую минуту ждать неприятность, и когда придет, встречать ее как жданную гостью. 2) Когда деется что воли противное, готовое огорчить и раздражить, скорее бегите вниманием к сердцу и сколько можете напрягайтесь не допускать возродиться тем чувствам, напрягайтесь и молитесь. Если не допустите породиться тем чувствам, всему конец: ибо все от чувств; если же породится, хоть маленькое, положите, если можно, ничего не говорить и не делать, пока не выгнали те чувства, если же нельзя не говорить и не делать, старайтесь говорить и делать не по тем чувствам, а по заповеди, как Бог велит, кротко и тихо – будто ничего не было. 3) Всякое ожидание прекращения такого порядка выбросьте из головы, а определите себя на неприятности до конца жизни. Не забудьте! Это очень важно. Если не будет этого, терпение установиться не может. 4) Ко всем молоткам сим приложите: держать любовный взор, любовный тон речи, любовное обращение и главное всевозможно избегайте чем либо напомнить им о их несправедливостях. Действуйте так, как бы ничего от них не было.

Все сии пунктики потрудитесь хорошенько обдумать, – и взвесить все случаи, когда и как они приложимы в вашем течении жизни. Всего просите у Господа с полною Ему покорностью. Навыкайте память Божию хранить неотходно. Я очень жалею, что вам приходится все такое претерпливать. Но иначе вам исхода нет. Терпите. Так хощет Господь во спасение ваше любя вас.

Спасайтесь.

Ваш доброхот Е. Феофан. 18 мая 80 г.

Письмо 116. Постепенное укрепление в духовной жизни и о Пашковцах

Милость Божия буди с вами!

Занявшись делом Пашкова, не имел я времени ответить вам поскорее. Прошу извинить. Очень рад, что в письме моем вы нашли нечто подходящее к вам. Теперь вам следует, как можно глубже внедрить в сердце те мысли и сделать их руководителями своими в том, как себя держать и как чувствовать. Когда дойдет дело до того, что они исполнят сердце ваше, тогда покой ваш пребудет с вами неотлучно. Мелочи эти не будут его растревоживать.

Брачная жизнь не затворяет двери в царство небесное, может не мешать и в духе совершенствоваться. Не во внешних порядках дело, а во внутренних расположениях, чувствах и стремлениях. Их и поревнуйте всадить в сердце. Читайте Евангелие и Апостол, и смотрите, как следует быть христианину настроену, и позаботьтесь так настроиться. Понемножку все придет и займет свое место. Главное молитва. Она барометр духовной жизни. Непрестанно надо с Господом быть: ибо без Него ни в чем успеха не будет.

Мне переслала N.N. вашу записочку с мыслию одной Пашковки. Вот-вот что желательно пособрать. Эта мысль много значит. Это дух их скопа. Вы хорошо определили неправость такого мудрования. Но хоть бы и нечем было объяснить сего нам, от этого нет ущерба. Мы говорим так со слов св. Апостолов. А они держащие Евангелие в руках, чего ради чуждаются слова Апостольского? пытайте их. «Она чувствует в себе благодать». Без Таинств нельзя сего иметь, а по самопрельщению можно так думать. Их всех обуял дух лестьчий. Собирайте побольше таких изречений премудрых. Некто пишет, что Пашковцы отделились от прочих Редстокистцев, именно тем, что не принимают Таинств. Они по сему суть истые молоканы и духоборцы. Попытайте и эту сторону дела. Но смотрите, как бы и вас не обуял тот же дух прелести. Он очень льнущ.

Благослови вас Господи всяким благословением.

Ваш богомолец Е. Феофан. 18 июня 80 г.

Письмо 117. Продолжается духовное руководство ревнующей о спасении замужней христианки

Милость Божия буди с вами!

Поздравляю с праздником Светлого Воскресения Христова, а паче с выздоровлением. Помоги вам Господи совсем оправиться, а потом все быть здоровою.

Мне совсем не скучно, что вы пишете. Потому нечего вам извиняться, что пишете и будто от дела отвлекаете. Разве я все за делом сижу?! Мало ли времени проходит в пустяках. Вы нарисовали себя так, что в самом деле выходит, что вы бесплодная смоковница. Что ж? Ведь такого рода сознание очень полезно при ревности о спасении, потому что естественно поджигает сию ревность, как скоро она начинает потухать или охлаждаться. Вы уж и испытали это как пишете. К этому можно приписать: если оживляется сим путем ревность, то потрудитесь почаще возводить себя в такое сознание бесплодности, и она не даст вам оставаться без плода, когда он в вашей власти.

Вы написали, что часто совесть вас тревожит, после разговоров с приходящими. Тут будто источник вашей раздражительности. Очень не дивно, что так есть. Да ведь закон есть неотложный – ничего не допускать против чего восстает совесть, и извольте так делать. В совести Сам Бог говорит. Следовательно ее надо слушать паче всего. Бранит она вас за пусторечие и пересуды? И не допускайте их более. Пусть другие болтают, а вы молчите, и Господу исповедайте грехи свои, слыша не слышьте. За язык никто не тянет. Сами начинаете говорить, сами же можете и не говорить. Верно вас подзадоривает принять участие поговорка: «что скажут?» Что скажут, вам неизвестно. А что Бог говорит, известно из укора совести. Вот и надобно следовать тому, что верно, а не тому, что совсем безвестно: на этот пункт извольте обратить внимание. Может быть в самом деле он главный.

В церковь будто нельзя ходить? Пустое. Когда захотите – ухитритесь. Никак нельзя так хорошо помолиться дома, как в церкви. Но уж коли нельзя бывать в церкви, молитесь дома, но не ленитесь. И правило заведите, чтоб стоять на молитве утром и вечером по часу, или больше, и в продолжении дня непрестанно к Богу устремляйте верующую и преданную мысль и чувство. Вот и будет острастка и остепенение. А то вы разболтаетесь и пошли, спустя рукава, городить, что вспадет на сердце.

Извольте себе записать в памяти, что с минуты пробуждения до минуты закрытия глаз ко сну, все время должно так вести дела, чтоб весь день представлял непрерывную цепь актов самоотвержения, и все Господа ради, пред лицем Его во славу Его. Акты самоотвержения не огромное что суть, а идут среди обычных дел житейских и состоят во внутренних решениях и поворотах воли. Они могут быть под всяким словом, взглядом, движением и под всякою мелочью. Отличительная их черта есть – не допускать самоугодия ни в большом, ни в малом, а во всем идти наперекор себе. Я не умею вам по вашему быту пояснить это примерами. Сами извольте это устроить. Садитесь, например, на диван; приходит желание развалиться и посибаритничать; откажите и приведите члены в напряжение, в струнку. Подобно этому и во всем. Мелочь это, но из полушек рубль составляется. К концу дня увидите, как совесть вам скажет, что вы добре стояли на страже. И утешение. А главное, навыкши этому на мелочах, – и на большом тем охотнее будете также делать.

А серчание все-таки идет, как обычно. Это значит, что вы считаете себя командиршею. А вы станьте считать себя служанкою всех, и что потому все вправе все от вас требовать и серчать на вас, вы же не имеете этого права. Да коли захотите вести дело на чистую, то увидите, как все пойдет ладно. Недостаток энергии в этом решении и силу отнимает, да человекоугодие стоит сбоку и гримасы строит, а вы по ним действуете. Кто-то говаривал: «со всеми будь, как огонь». Этим выражалось: не человекоугодничай. Как не человекоугодничать и не раздражать других, дело научит. Но на это раздражение нечего смотреть, коль скоро из-за него оскорбляется Господь.

Домашние порядки, какие заведены у вас, скромны, и тихи, и могут не мешать если возьметесь поретивее за дело спасения. Мне думается, что между 5 12 и 8 утра можно ухитриться побывать в церкви на обедне где-нибудь.

Благослови вас Господи!

Ваш богомолец Е. Феофан. 28 апреля 81 г.

Письмо 118. По поводу болезни мужа

Милость Божия буди с вами!

Муж болен; конечно это во благо ему и вам, ибо все от Господа, а что от Господа, то благо, как бы горько ни было. Вы так и принимаете сие. И добре! Слава Богу! На свою часть берете, что болезнь мужа за ваши грехи. И сие добре! Добре и то, что помните о грешности и почитаете себя достойною наказания за нее. И Апостол Павел во всю жизнь не забывал, что был гонитель Церкви, хоть трудами своими для Церкви мог загладить грехи десяти гонителей.

Но возьмите у св. Павла в подражение и другую сторону, ту что и бывшим гонителем Церкви себя сознавая, он не считал себя чуждым спасения и говорил с уверенностию: «соблюдается мне венец... желаю разрешиться от тела и со Христом быть». Грех исповеданный, орошенный, возненавиденный изглаждается из всех книг, в кои вписывается, из книги правды Божией, из книги естества нашего, из книги соприкосновенностей наших с видимым и невидимым миром. Таким образом он уже не помянется на суде. Имея сие в виду надо, – не умаляя чувства грешности, провевать всегда при сем душу свою благонадежием спасения. Грехи наши Господь все вознес в теле Своем на древо и там рукописание их разодрал.

Усвояем мы сие благо верою, сокрушенною исповедью, трудами по изглаждению грехов и возненавидением их. Все сие у вас есть, следовательно, вам пригоже при чувстве грешности и чувство великой милости Божией. Судьбу свою вы предали в руки Божии. Добре, добре! Самое безопасное дело! Пусть будет так, как св. воле Божией угодно! В сем и стойте.

Благослови вас Господи и утешь!

Ваш богомолец Е. Феофан. 4 декабря 81 г.

Письмо 119. О терпении, житейских хлопотах, скрытой гордости и о том, чтобы держаться одного пути спасения

Милость Божия буди с вами!

Замешкал ответом. Прошу извинения. Ездил в гости в Тамбов и по возвращении едва успел собраться с духом. У меня глаз один уже не служит по причине катаракта. В Тамбове сказали, что и второй начал мутиться. Теперь надо ожидать, что Бог даст от операции.

Так вот что!

Письмо ваше получил по возвращении. Это первое ваше настоящее письмо: душа писала.

Видно вас нужно еще обкалачивать не на худо, а на добро, не на ущерб, а на прибыль и рост, то и налягте на эту сторону дела, чтобы черпать из нее утешение. «В терпении вашем стяжите душу вашу». В тесноте лучше жить, чем в широте. Такая, как у вас, самая легкая. Плод же от нее не менее значителен и прочен как и от других тяжелейших: и это есть великая милость и снисхождение Божие.

То что у вас времени недостает по причине хлопот и семейных и вне семейных дел тоже милость. Кому все некогда, тот не имеет, когда поскучать от праздности и безделья; не имеет вместе и опасности, какой подвергаются праздные. Одно только надо бы устранить, – именно душевную из-за того непокойность. И мне думается, что это удобно достигнуть, не гоняясь за многоделанием, а делая со всем вниманием лишь то, что предлагается сделать течением дел. В основу положить надо крепкую веру, что все случайности с нами идут от Господа; каждою из них Господь предлагает нам сделать, что требуется по Его заповедям в таких обстоятельствах, – и смотрит, как мы поступим, угадаем ли волю Его и угадавши, сделаем ли угодное Ему? Кто поимеет сие во внимании, тот всегда одно только дело и будет иметь на душе, не томя себя другими. Сделав одно, за другое возьмется и т.д., до тех пор пока сомкнет глаза, чтобы заснуть.

Так всякий день. Никакой многости дел не будет видеть душа и томиться тем не будет. Всегда у ней одно только дело пред лицем Господа.

Марфа бывает не одна житейская, есть Марфа и духовная. Последняя изгоняется преданностью в волю Божию, при усиленном действовании. Не помню, за что я хвалил вас в последнем письме. Может быть это потому сделано, чтобы не отяготить какими-либо наставительными тяготами, когда вам и без того тяжело. Но почему бы это ни было сделано, какая же от того беда? Умейте смиряться, когда хвалят без оснований, а когда бранят и по делом, – какая трудность смиряться? Панегирик какой вы себе сплели: дурная, лукавая, непостоянная, не благодарная, гордая, сердитая, не умеющая Богу помолиться, очень хорош. Надо прибавить никуда негожесть и ничего нестоимость. Почаще повторяйте его, – и так, чтобы душа говорила, а не ум собирал по памяти. Ведь есть или бывает у нас очень глубоко лежащий самоцен.

Тогда слова означенные, или подобные им, язык или память читает, а на душе держит: «несмь якоже прочие». И то дивно, что этого лукавства нашей души почти нельзя заметить. Так оно таится, пока уже Господь как-нибудь вызовет его наружу и покажет во всем безобразии. Самим нам нужно угадывать присутствие его разве из того, когда укорные речи других, в глаза или за глаза, отзываются неприятностью и досадою на говорящих. Извольте навесть справки о себе, какова бывает душа в таких случаях. При этом большая бывает помеха от самооправдания.

Утешительно читать, как призвал вас Господь в Успенский пост. Видится, что и не перестает повторять призвание, чтоб не позабыли. Внимайте убо, но и дерзайте. Какие у вас учители то были!

Пора уж вам в старицы поступать и учить других. Всяко извольте припоминать их уроки и не переставать направлять себя по ним не смущаясь, если кто из новых учителей скажет что либо не согласное с ними. Москва одна, а дорог к ней много и всякая в нее приводит. Но если кто направляясь по одной дороге, наприм. Петербургской, потом услышав, что есть Смоленская туда дорога, бросит свою и перейдет на эту, а с этой на Калужскую, а с Калужской на Владимирскую, с Владимирской на Ярославскую, все потому что знающие люди говорят о тех дорогах, то он никогда не доедет до Москвы. Так и в духовной жизни есть град пресветлый, куда все стремятся, и дороги в него разные, и всем в него доходить можно. Но стань переменять дороги, хоть по указанию и знающих, очень не дивно, что и не доберешься до того града.

Желаю вам всего хорошего, я вас всегда поминаю. Прошу и обо мне помолиться.

Ваш богомолец Е. Феофан. 13 генваря 82 г.

Письмо 120. Забота о детях и раздражительность

Христос Воскресе!

Прошу извинения, что до сих пор не ответил вам. Застигла вода, и вот мы только на днях получили свободу. И берусь отписать вам. Снедает вас забота о детях и их семейном быте, а совесть претит. Если совесть претит, то значит дело уж через чур. И надо его умалить. Положите себе во 1-х не пытать, что им нужно, а когда узнаете без пытания, тогда что важно и трудно, за то беритесь, а что мало и легко, то и сами справят. Так понемножку и отвыкните. Без забот и попечений как прожить? Не все в меру, а главное с преданием себя в волю Божию. Вы все сами хотите устроить детей, а Богу ничего не предоставляете. А на деле надо все Богу отдать, не прекращая конечно и своего попечения, но не придавая ему и слишком много значения. Если Бог не благословит детей, то что вы одни сделаете? Да не станет ли Бог смотреть на них равнодушно по причине ваших забот? И выйдет что вы хлопотами ничего не сделаете прочного, и Бог не станет делать для них из-за вас. Вместо добра выйдет худо. Уверьтесь в этом и этим уверяйте свою заботливость. Это враг вас мутит. Со всякою немощью душевною следует тотчас обращаться с молитвой к Господу, прося Его исцелить. Затем, употребляя и от вас зависящие средства и собственные усилия, ждите помощь свыше и Господь в свой час пошлет помощь и исцелит. Без Господа никакое добро не укореняется в сердце.

Раздражительность, гнев, нетерпение, суетливость – конечно все это не добрые чада. Но хорошо уже то, что сознаете их недобротность. Поищите родителей их и придушите. Тогда чада сами собою пропадут. Посмотрите, нет ли у вас самочувствия, т.е. чувства своего значения, или отрицательно, отсутствие чувства, что вы ничто. Это самое сокровенное чувство, но оно всем ворочает в жизни. От него первое требование, чтобы все было по нашему и коль скоро этого не бывает, то на Бога ропщем; а на людей серчаем. От него же уверенность, что все сами можем сделать и устроить, пустивши в ход придуманные средства, ожидаем, что все так и будет, как придумали. Оттого, что дело начинаете без усердной молитвы, и продолжаете тоже, и кончаете опять ропотом, если что не по нашему, и чувство самодовольства, – если по нашему. Бога во всем этом помышляете яко стороннее, а не действующее лицо. Так вот присмотритесь, нет ли сего, и если есть хоть не в большой мере, позаботьтесь восстановить чувство ничтожества своего во всех отношениях. И всегда Господа о том молите.

И обще углубите убеждение и чувство, что Господь все устрояет и во внешней и во внутренней жизни.

Ничто существенно доброе не укореняется в нас без Него. Если так, то предать Ему себя следует. Не прекращать однако и своих трудов и усилий, только упования на них не полагать и ничего от них не ожидать, если Бог не благословит их.

Спасайтесь!

Мне не скучно вам отвечать и время можно найти. Потому можете свободно обращаться с своими духовными вопросами.

Благослови вас Господи!

Ваш богомолец Е. Феофан. Апреля 82 г.

Письмо 121. Мысли при взгляде на фотографическую группу воспитанниц епархиального училища. Иностранные толковники Писания

Милость Божия буди с вами, возлюбленный о Господе о. Михаил! Много обрадовали вы меня присылкою карточки с красавицами! Понемножку-понемножку – всех припомнил. Дай Господи им счастья! У начальницы такой умный вид и добрый! Бог послал! Почему бы из кончивших не оставить некоторых при училище, то помощницами пока классным дамам, а потом их заместили бы. И пошла бы своя закваска. А там м.б. какая доросла бы и до начальниц. Мне думается, что Хераскова старшая, да Оранская Таня, да Архангельская могли бы годиться на это.

Процветанию училища очень рад. Не сбились бы только на белоручество. Хозяйство надо, да рукоделье, да кухонное дело. А то выйдут никуда не гожи. Слышу, что тамбовских красавиц студиозусы не хотят брать, потому что там пошло на белоручество.

Благослови Господи ваши занятия по училищу и по семинарии. Трудитесь, Св. Писание у нас совсем не тронуто. Иностранные толковники, как они есть, негожи. Надо самим обдумывать и переделывать. Я и хотел бы заниматься этим предметом и занимаюсь. Но увы! как тяжело. То не так, другое не этак, и бросишь. Опять возьмешься и опять бросишь. – И плохо... Но...

Карточки своей, или портрета не имею. И не знаю, буду ли иметь. Когда буду – пришлю в училище. Отцу протоиерею – с детьми и внучатами – мои усердные благожелания.

Благослови Господи вас, супругу вашу и деток. Всех вам благ от Господа желаю.

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 122. По получении рукодельного подарка от воспитанниц

Милость Божия буди с вами, отец Михаил!

Работа красавиц так долго шла. Я получил ее с последнею почтою. И не знаю, как ответить приносящим этот дорогой принос. Потрудитесь, пожалуйста, передать им всем мою благодарность за их усердие и память. И молился и буду молиться, чтоб Господь дал всем им хороший пристрой. Спаси их Господи и помилуй!

Подушка и карточка у меня в гостиной, – и я всем (хоть редко кто бывает) рассказываю, чья работа и что за красавицы. Работа безукоризненно хороша и всеми одобряется.

Всех вам и вашим благ желаю от Господа.

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 123. Ободрение, отзыв на письмо женского училища и поклоны

Милость Божия буди с вами!

Добрейший о. Михаил!

Благодарствую за ваше доброе письмо, и добрую вашу память и расположение. Прошу не прекращать, а усугублять ваши о мне молитвы. У нас больше немощей чем у вас, хоть на вид кажется иначе.

Вас смущает порядок богоугодной жизни. А мне кажется вы в нем ходите. Если даст Бог сохранить навсегда благоговейный помысл, которого не чужда душа ваша; то он приведет прямо к тому, что так далеким кажется теперь. Не вдруг, – а понемножку.

Процветанию училища девического очень рад. Писали красавицы и начальницы. Передайте им мою благодарность. Молитва же моя всегда есть – о детях. Я их любил и люблю, как родных.

Кланяйтесь всем вашим, о. протоиерею и прочим. О. Матвею Жудро поклонитесь, да и всем знакомым.

У всех прошу молитв. Спасите душу мою.

Ваш усердный богомолец Еп. Феофан. 12 ноября.

Письмо 124. По получении присланного учебника по Священному Писанию

Милость Божия буди с вами!

Приношу вам благодарность за книжку. Благослови Господи труды ваши. Идите и дальше, и доведите до конца доброе начало. – Не извиняйтесь, что лишнее сказано – сколько бы не сказали, все будет мало. У нас ничего нет по Писанию.

От Тарбеевых вы получили мои книжки толкования на послания к Солунянам. Прошу принять. И сестре вашей Снегиревой я послал тем же путем. Передайте ей.

Ваши книги буду рекомендовать, когда представится случай.

О. протоиерею мой усердный поклон.

Ваш богомолец Е. Феофан. 20 сентября 1873 г.

Письмо 125. Ответ на поздравление Семинарии и о своем затворе

Ваше высокопреподобие, Достопочтеннейший отец ректор!

Искреннюю приношу благодарность вам и всей вашей корпорации наставников семинарии за поздравление меня со днем Ангела. Премного утешен. Порывался тогда же ответить телеграммою, но это оказалось неудобным. И прошу удовольствоваться этим поздним заявлением благодарности, как бы оно было сделано в свое время.

Господь да благопоспешит делу вашему и всех наставников по семинарии! Да цветет и семинария ваша, как цветет епархия, под мудрым управлением ваших архипастырей. Дух радуется, когда читаешь о том, что там у вас деется по епархии. Какие примеры для готовящихся к пастырствованию!

Необходимым нахожу нечто поправить в вашем письме. Далекий слух, пока добрался до вас, так обезобразился, что в нем и тени нет истины. Я точно не выхожу, и к себе никого не принимаю. Но это творится не для другого чего, как чтобы меньше было помех для книжных занятий. Так выходит, что я книжник, и больше ничего. Если припомните, что в Евангелии обычно стоит подле этого слова, которое язык мой не поворачивается произносить, ради того, что оно очень близко к делу; то с двумя сими терминами будете стоять у истины относительно меня. А вы чай уж и в святцы записали.

Благослови Господи всяким благословением вас и семейство ваше.

Прошу не забывать меня в молитвах ваших, как я не забываю вас.

Ваш усердный богомолец Е. Феофан.

Письмо 126. Ободрение к трудам по изъяснению Священного Писания

Милость Божия буди с вами, Достопочтеннеший о. ректор!

Благодарствую за книжки. Труды ваши благословенны; потому нечего кряхтеть, или пятиться назад. А что иногда не ладно идет, – что делать? На то земля. А ныне она особенно волканна. Но ведь кормчий молодец не тот, что хорошо ведет судно в тихую погоду, а тот, кто при буре и волнах умеет ладить с судном. Таково ныне дело всех. И-у отмстите как Апостол велел: ухлеби, напой, согрей. – Сразу не подастся; но потом сдастся: ибо это страшная месть, как угли горячие на голову.

Что владыка внимателен к вашему делу, – конечно хорошо. Благослови Господи труды ваши под его покровительством и руководством.

Симеона Богослова я не послал вам прошлый раз оттого, что у меня их на руках очень мало. А прочитать, думалось, вы могли и из семинарской. Шлю теперь. И еще книжку о молитве.

Всех вам благ от Господа желаю.

Ваш богомолец Епископ Феофан. 9 августа 1879 г.

Письмо 127. Ответ на поздравление и отзыв о присланной книге проповедей

Милость Божия буди с вами, Достопочтеннейший о. ректор!

Приношу благодарность вам и всему сонму наставников семинарии за поздравление и благожелания. Спаси Господи!

Приношу благодарность и за книгу ваших слов и речей. Очень хороши. Отзыв о них Церковного Вестника не лесть. Благослови Господи еще и еще потрудиться вам в сем роде. Проповедничество с церковной кафедры особый дар. Рассуждающих добре и пишущих добрые рассуждения много. Но в проповеди рассуждение занимает служебное место; а пишет и говорит авторски иной деятель, и тут чем меньше рассуждения, тем лучше. Самая хорошая проповедь та, которая сама склеивается и выливается. Это у вас есть, и славу Богу!

Благослови Господи ваше управление семинариею, чтоб из нее выходили лица, готовые с мудрою ревностью действовать на поприще служения св. Церкви. Дело это все более и более усложняется, по причине множащихся козней вражиих. Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан. 23 марта 1886 г. За водою идет 3 апр.

Письмо 128. О перемене службы

Милость Божия буди с вами, Достопочтеннейший о. ректор!

Приношу искреннюю благодарность за ваше поздравление и благожелания. Прошу передать благодарность и всему вашему собору учащих.

Относительно перемены службы, думаю что вам не следует этого делать. Труд во всякой службе есть! Тут привыкли и дела исполняются без особых напряжений; а что прибавляется, то вероятно, как нечто прибавочное, не слишком затрудняет; и если затрудняет, то не надолго, – пока войдет в обычную колею. Благословность к сему некая будет, когда дослужите до пенсии. Но и тогда если силы еще будут, лучше тянуть. – Служба ведь не бесполезна? Ну – так чего ж еще хотеть?! Пожить в собственное удовольствие?

...Тогда жизнь самодовольная поест все, что в настоящей трудноватой заслужено у Бога; и на тот свет придется явиться с пустыми руками.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 20 марта 1888 г.

Письмо 129. Утешение по принудительной отставке от должности

Милость Божия буди с вами!

Виноват премного, что на первое ваше письмо совсем не отвечал, а на второе долго не отвечаю. Безответно виноват. Прошу извинения.

С первого раза, как услышал о ваших обстоятельствах, не считал я вас виноватым и доселе не считаю. То же, как состоялось форменное обвинение и осуждение, объясняю сложением обстоятельств, кажущихся обличительными, которые сами по себе никаких последствий не имели бы, если б не авторитет начавших дело и производивших его и решивших, которые после того стоят и преградою к серьезному покушению искать оправдания. Почему полагал и полагаю, что вы избрали наилучший путь покориться насилию и терпеть. Благодушие безропотное сделает вас причастником мученичества. В этом не малое утешение. Но желать место получше совершенно в порядке и Божеском и человеческом. Да устроит вам сие Господь.

Вы просили, чтобы я написал заведующему местами N.N. Собирался не раз; но никак не мог решиться. Там кроме сладких речей нечего ожидать. К тому же мне думалось, что там служить вам было бы неудобно.

Примите мое искреннее вам благожелание! Милостивый Господь да призрит милосердно на вас и да успокоит вас и да благоустроит.

Писала сестра ваша Елисавета Ивановна. Прошу передать ей мою благодарность за память, – и мое ей благожелание – жизни безбедной и покойной.

Прошу св. молитв ваших. Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 12 июня 1890 г.

Письмо 130. О молитвенном памятовании и о ходатайстве

Милость Божия буди с вами, Достопочтеннейший О. Протоиерей!

Приношу вам благодарность за поздравление меня с именинами и ваши добрые мне пожелания. Спаси вас Господи!

Вас всегда поминаю в грешных молитвах своих с желанием, чтобы Бог призрел на вас милостивым оком Своим и извел наконец вас в покой. Вы поминаете о Московском Владыке. Мне случилось писать к нему теперь и я помянул ему о вас, что из достойных внимания вы не последний. Да пошлет вам Господь крепость терпения, пока откроется вам дверь и для милостей. Его святая воля, а у Него для всего свое время.

Прошу передать мою благодарность сестре вашей Елисавете Ивановне за ее добрую память. Господь да благословит ее и супруга и деток.

Благослови Господи и вас всяким благословением! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 25 марта 1892 г.

Письмо 131. Наставление ищущей спасения и молитвенное правило ей

К Н.М.

Милость Божия буди с вами!

Ищете спасения: доброе дело. Бог благословит! Ищите и обрящете.

– Но как?!

– Вы читаете мои книжки. Там все подробно объяснено. Обсуждайте и к себе прилагайте.

Покаяние, конечно, у вас в действии. Что еще нужно? – Уклоняться от грехов и делать всякое добро, встречаемое по течению жизни вашей, – не телом только, а и душою и сердцем, не внешне только, но и внутренне, т.е. чтобы и мысли и чувства всегда были богоугодны. Что еще кроме доброй жизни?! Пророк говорит: взыска Тебе лице мое, лица Твоего, Господи, взыщу. Этим выражалась непрестанная память о Боге, с непрестанною ревностью всем благоугождать Ему. Это же есть молитвенный строй – внутри.

Просите дать вам молитвенное правило. Сказанное пред сим и есть первый пункт молитвенного правила. Старайтесь всегда так держать свое внутренное, чтобы оно всегда обращено было к Богу, и всегда пред лицем Его стояло, и как бы от лица Его действовало, чтобы это делалось телом, во вне, в обычном ходе дел житейских.

Второй пункт молитвы есть молиться всегда от сердца, – не слова только произносить молитвенные, но из сердца изводить молитвенные к Богу воздыхания. Они и составляют собственно молитву. – Из сего видите, что лучше всегда своими словами молиться, а не чужими – не многословно, но сердечно. – Навык надо приобресть к сему. Приобретается же он трудами молитвословия.

Молитвословие есть исполнение правила молитвенного.

Правило надо иметь, – и всегда строго его исполнять.

Утром совершить молитвы утренние, вечером – молитвы на сон, – не спешно, с соответствующими мыслями и чувствами. – К сему вечером и утром прибавлять 24 молитовки св. Златоуста, что между вечерними молитвами стоят; – каждый стишок повторять по 5 раз. – В заключение – молитвы своими словами – к Господу Спасителю, Матери Божией, Ангелу-Хранителю, своему святому, святому своей церкви, и другим святым чтимым. Призывая их кратким словом: Спасителя 10 раз; – Божию Матерь – 5 раз; прочих святых по 3 раза. – Помянув затем своих родных и знаемых живых и умерших, кончайте.

В продолжении дня, между делом сколько можно чаще воздыхайте ко Господу, Который везде есть.

Если найдете возможность, ходите в церковь. В воскресение и праздники – неотложно, а то в продолжение недели как только ухитритесь, идите: сначала раз, – в неделю, потом два, – три и более. И всякий день можно.

Постриг тайный можно принять, но подождите. – Совершенства можно достигнуть и среди семейной жизни. Надо только страсти погашать и искоренять. – На сие все внимание и обратите.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Е. Феофан. 27 сентября 1892 г.

P.S. Напишите, как у вас проходит день, – и как молитесь. Может быть мое правило окажется слабым.

Письмо 132. После замечания о характере своего руководства, дается подробное наставление и разъяснение о жизни по Богу и о печатных пособиях для духовной жизни. Письмо к рясоф. монахине Тамбовской губ. Кадомского Милостиво-Богородицкого монастыря Софии Николаевой Булатовой

Милость Божия буди с вами!

По тому поводу, что я сказал вам – пишите, не слишком расширяйте свои загадки. Это не значит, что берусь вас руководить: ибо никому руководителем быть не берусь. А так поговорить о духовных вещах в виде совещаний, отчего не поговорить! – Руководитель у вас есть – ваш духовный отец. Его Бог вам дал; к нему и обращайтесь, и его во всем слушайтесь. Рад вашего ему послушания, Бог по вере вашей будет внушать ему, что для вас наиболее пригодно. И я не отказываюсь сказать вам слово другое; но мое слово не то, что его. Его слово – заповедь, а мое совет.

Вы сказали, что любите читать мои книжки, – и отец ваш разрешает ими пользоваться. И пользуйтесь. Вы одну только книжку облюбили, и пусть. Но она не главная. – Главная – Путь ко спасению. Тут представлена история всякого спасающегося христианина, от начала зарождения хр. жизни до конца. Извольте и ее прочитать со вниманием, чтоб увидеть, где вы стоите, что сделано, и что осталось сделать, и куда направляться. – Не дивно, что по прочтении ее, иные из порядков вашей жизни надо усилить, а иные поослабить, те изменить. Другая подходящая к сей книга есть – Что есть духовная жизнь. И тут картина жизни спасающегося изображена полно. – Письма к разным лицам только до 30 – таковы, а потом пошли все к одной особе, образованной, энергичной, мудрой и верующей от всего сердца. Может быть вы схожи с нею в характерах, – и от того письма к ней и к вам подходят.

Вы хорошо описали порядки вашей жизни, – и порядки сии хороши. – Помоги вам Господи продолжать не слабеть. Не нахожу ничего, что бы следовало поправить, разве после, либо сами о чем особо спросите. – Но вот чего не вижу, все, что вы делаете, сами вы для себя придумали, или наложил то отец ваш духовный? – Пункт этот по виду малозначителен, по делу же очень значителен. Если сами, то у вас – своя воля, – и живя по сим порядкам вы себе угождаете. Чрез это от дел ваших вероятно отдается не совсем приятный запах, ощутимый Ангелом вашим и святыми. Я не утверждаю, но это очень вероятно, и пишу о сем только для того, чтобы вы получше вникли в себя, и с помощью отца своего духовного определили себя точнее. Давайте пересмотрим, что вы говорите о себе хорошего и нехорошего.

– Признаюсь, что обидчива. – Обидчивость от самоцена, по коему признают и чувствуют себя стоющими не мало; почему когда кто дерзает не воздать нам должного, кипятимся и замышляем отмщение.

– Вы хорошо делаете, что не пропущаете этих чувств даром, но нехорошо что оставляете иногда долго им в себе замедлять. Несколько дней враг воздымает у вас бурю отмщений. Постарайтесь так делать, чтобы и минуты не пропуская взяться за себя и разорить свой самоцен. Не смотрите на обидчика и обиду; тут вы найдете больше опору обидчивости и мести; но выбросите это из головы и себя саму облеките во вретище ничтожности. Апостол говорит, что льстит себе, кто думает, что он есть что-нибудь. Вот это что-нибудь и надо разорить и выбросить за окно. Придет чувство ничтожества, считайте себя достойным всякого унижения и оскорбления, и тогда обидчивость и мщение сами собой испарятся. Над уничтожением самоцена надо только однажды потрудиться, а потом уж с ним легко будет справляться, да он скоро и совсем замрет. – Тогда и образуется в душе какая-то опора внутреннего мира! – Самоцен когда есть, то не отношение только к людям возмущает, но помучает и отношения к Богу, – и лукав он, как бесы, – и ловко прикрывается смиренными словами, заседая в сердце. Займитесь этим. – Вы хорошо делаете, что сокрушаетесь об этих чувствах и открываете их духовному отцу. Но кажется это вы делаете, когда сорвете на ком сердце чем-либо; но и одни чувства, если и не прорвутся наружу, открывать надо. Это в числе средств разорения самоцена. – А самоцен всю жизнь губит; потому стоит потрудиться над уничтожением его. Затем я так много и пишу о нем.

– Жалуетесь за сим на самомнение и самовозвышение. Это первородные деточки самоцена, розовые его дожди, или не розовые, а семицветные, радужные. Дивитесь, зачем такие мысли идут. Но как им не идти, когда есть самоцен? – Вы молите Господа избавить вас от них. Молитесь избавить от самоцена и сами трудитесь над уничтожением его. Тогда эта статья будет у вас решенною.

– Поминаете, что во время молитвы мысли от Бога уходят и бывает холод, и что вы тогда начинаете просить Господа возвратить теплоту, и возвращается. Се – добре. Всегда так делайте. Прибавьте к сему – всякий раз, как предстоит молитвословие дома, или стояние на молитве во храме, немного поготовиться к сему действию – 1) живейшим представлением того, Кто Тот, к кому обратиться имеете в молитве, и кто вы, и что предлежит вам изречь Ему в молитве. 2) – Начинайте молитвословие, высказывая своим словом, что вам потребно, в духовном и житейском отношении. 3) Сие же высказывание предваряйте славословием Богу. Затем совершайте свое молитвословие, как положено, соединяя с вашим словом молитвенные мысли и чувства. – Чтобы это последнее удобнее исполнялось, потрудитесь передумать и перечувствовать молитвы вами читаемые, в свободное время, и затвердить их. Тогда они на правиле сами собою приходить будут. Труд навыкновения молитве считайте первым трудом, важнейшим всякого другого.

Потому восприимите труд сей и не жалея себя трудитесь, пока молитва станет неотступною.

– Борьба со страстями – обща всем, и длится всю жизнь. Самая жаркая борьба занимает средину жизни духовной. Начинается вместе с обращением души к Богу и разгорается. Потом стихает. Порядок, как всякий раз подходит искушение и как противостоять сему – вы найдете в полюбившейся вам моей книге писем к разным лицам. Извольте смекнуть, и действовать по указанному там.

– Что у вас тишина такая, что вы целый день можете быть с Господом – это великая милость Божия. – Вы целый день с Господом. Это ведь и есть главное, что искать должно, чтобы можно было говорить – живу не ктому аз, по живет во мне Христос. Сего разные есть степени; но хоть и не в силе есть, все слава Богу! Любите сей дар и возгревайте его.

– Вы себя трудите. Утруждайте, послабляйте паче плоть, и ничего не делайте потому только, что то доставляет покой и удовлетворение плоти. – Вы это хорошо сделали, что у вас порядок дел дня не самоугодливый. Все сами, – добре.

– Потерею дорогих лиц Господь хотел отрезать вас от всех. Вы поняли сие не ложно. Со многими так делал и делает Господь.

– И держитесь отрешенно. Отрешившись от всего, вы питаете душу священными книгами, богомыслием и молитвою. Добре! – Назначьте время всему.

Отеческих книг соберите побольше. Ефрема Сир., Исаака Сир, Авву Дорофея, – св. Варсонуфия и Иоанна, Лествицу, Макария Егип. – Лавсаик, Лимонарь, историю Боголюбцев, Достопамятные сказания, – Патерик – из «Душеполезного Чтения», и Добротолюбие, Симеона Нового Богослова, Кассиана Рим., Иноческие древние уставы, Василия Великого аскетические писания, Марка подвижника, Исаии подвижника, не все вдруг, а понемногу.

– Порядок дел дня идет. – В церкви плакать не ловко! Блюдите там дух сокрушен, а дома и слезам давайте свободу. Дух сокрушен – надлежащий дух. Чем постояннее он держится, тем лучше.

– Благодарение Богу, что вам открылись сокровища псалтири. Есть толкование псалтири Пр. Палладия. Имейте его под руками для просмотра в случае нужды получше уразуметь какой-либо стих.

– Болячка в сердце – не то, что вы сказали. Что вы сказали, то приходит и проходит, а болячка непрерывна. Это чувство к Господу, приковывающее внимание к Нему. – Когда оно придет – рай растворенный! – Когда будете трудиться, себя озлоблять, смирение стяжете глубокое, тогда оно придет и вселится в сердце.

– Как вы читали псалмы, когда в первый раз открылись они вам, так старайтесь читать их и всегда и молите о том Господа.

– Заменять вечерние и утренние молитвы чем-либо не надо. Вникните в них и доведите до чувства все, что там говорится. Лучше прибавить к ним из псалтири или по кафизме, или по 3–4 псалма. Акафистов поменьше. – Собирайте побольше коротких молитовок и ими молитесь.

– Кажется мы с вами пересмотрели все. Добре! – Но самоцен. Сего врага преследуйте.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Е. Феофан. 21 октября 92 г.

Письмо 133. Ответ вопрошающей о спасении. Письмо священнику с. Анькова Владимир. губ. Алексию Орлову

Милость Божия буди с вами!

Желаете слышать слово о спасении. – Будто не слышали?! Кто не знает дела спасения?! Дело не за этим, а за тем, что усердия нет – трудиться над делом спасения. Хотеть спастися лежа на боку, желать, чтобы спасение пришло само собою как-нибудь. – Если и вы больны таким недугом, то излечитесь от него, восприяв ревность к содеванию спасения, – живую, крепкую, себя не жалеющую, и дело спасения пойдет успешно. Чтобы раздражить ревность, разъясните себе крайность положения, в каком находитесь. – Каждую секунду может схватить смерть, затем суд и решение прииди, или отыди! – Если это может случиться сию секунду; то нечего дремать, надо встать и приступить к делу, и делать сие, не пропуская ни одной терции – что же именно делать? – Держа веру в Господа Спасителя и святую Его церковь, уклоняться от зла и творить благо, словом, делом и помышлением.

Вы исповедаете свой грех что нетерпелива, обидчива, не мирна, уступчива мыслям смущающим? – Это очень не хорошо. Все от гордости. Если бы было смирение, ничего такого не было бы. Так извольте стараться, уверив себя, что вы ничего не стоите, никакого внимания и почести, – что вы стоите не таких еще оскорблений не словом только, но и делом. – Когда уверите себя в этом и восчувствуете свое ничтожество, тогда все будет проходить для вас мирно.

Относительно мыслей всяких держите такое правило: как только заметите, гоните прочь, без всяких рассуждений и оставайтесь с мыслию об одном Господе Спасителе вездесущем и все видящем. Они и не будут смущать. Извольте сейчас же за это браться. – Желание постричься естественно у тех, кои и в обитель с этим поступали. Но оно само собою придет. До того времени ведите себя строго, как требует монашество. Главное самоотвержение: – да отвержется себе всякий желающий идти в след Меня, сказал Господь. Отвержение полное требуется своей воли, своих мыслей, своих желаний, – самоугодия всякого, в пище и питии, во сне, в нехотении трудиться, и иная строгая самоотверженность жизни сия настоящая иноческая жизнь. Поблажка себе ни в каком отношении не должна быть. Главное же дело ваше молитва – молитесь в церкви, молитесь дома, и всегда молитесь, мысленно пред Богом стоя. Ваше имя София, что значит премудрость. Если будете вести себя так, как я написал, будете не по имени только, но и делом премудрою. А без этого имя ваше непрестанно будет обличать вас в лицемерии.

Благослови вас Господи. Епископ Феофан. 21 апреля 92 г.

Письмо 134. При посылке книг для девической школы. Письмо к П.Б.

23 февр. 80 г. Милость Божия буди с вами! Достопочтеннейший отец! Прошу извинения, что не скоро собрался послать вам для девической школы книжки. Посылаю теперь три, как более подходящие к детскому разуму и для общего чтения пригожие. Благослови Господи вас, вашу семью и школу. Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 135. О сомнениях в деле веры. Письмо к протоиерею С.Т.П.

К П.Б.

Милость Божия буди с вами!

Не пришло мне в голову ничего, что мог бы я вам сказать решительного. – Сомнения ведь у всякого почти приходят; но приходят и отходят. Всегда также можно найти мысли побеждающие сомнения и прогоняющие их. – На дела Божии надо смотреть со всех сторон: у них есть светлая и пресветлая сторона, – и есть примрачная, прикровенная. На последней стороне все сомнения. Так Бог устроил для испытания искреннего искания Его, и смирения, с каким приступают к сему делу.

Вам, кажется, думается, что как скоро где Бог и истина Его, там все должно быть блестяще, – ярко бить в глаза, – и всем внушать громко: вот что есть Божеское! Не замечаете ли вы, что думая так, вы Богу предписываете, как Он должен вести дела Свои. А это, как сами согласитесь не в порядке вещей. – Дела Божии сами в себе точно таковы; но внешне прикрыты невзрачностью, выражусь так. – Зачем так?! На это нечего сказать, кроме: так Богу угодно. Но что точно так есть, что под невзрачностью скрыта красота, и под примрачностью свет – в этом нет сомнения: Только свидетельство об этом надо искать не у неверов, а у верующих, и не у верующих только, но и живущих по вере. – Раскуси орех, – найдешь ядро – вкусное и питательное. Бог не пометает бисера – как попало. Спаситель и к народу о царстве Своем говорил прикровенно, в притчах. Имевшие в себе задаток духовного разума, тотчас проникали внутрь, и уразумевали истину. Так и во всем. Вот возьмите – как из семени растение выходит. Семя раскиснет, разложится, и будто загниет; а между тем внутри раскрывается зародыш, понемножку, понемножку крепнет, дает росток, выходит из земли, и т.д. И чем следует ему быть, становится уже, когда, когда?

Так мрачно все вокруг, если смотреть совне. На деле же есть – светлое водительство Божие, которым Он всех и каждого ведет к последнему концу. – Никто не забыть. Всех отец есть Бог. – Как несчастен род наш, когда для спасения его необходимо было, чтобы Сам Бог снизошел к нему, принял его естество, – и в этом естестве проложил ему путь восхождения туда, где Он Сам есть – одесную Отца? Что не все веруют, не умаляет значения веры. Надо смотреть на тех, которые искренно веруют и на то, что им дается чрез веру. Вера христианская – не система учения, – а образ восстановления падшего в силу смерти Богочеловека, благодати Духа Святаго. Возьмите кого-либо из шедших в след Господа, и увидите, как он мало-помалу растет духом, – и становится великим при всей невзрачности внешней. Вот о. Серафим. Простой, неученый – до чего дошел? Неверам многоученым уста заграждал единым словом. Вот и сила. А жизнь его какова, а нрав? Так и всех переделывает благодать, которые предаются ей. На это и смотрите. А что бывает там и сям примрачности и невзрачности – на это что смотреть? – Вот вас Господь зовет к вере. Он хочет вам спасения, – и спасетесь, если покоритесь гласу Его. Ради Господа, вас столь любящего, подавите сомнения. Этим принесете жертву Господу, за которую Он не останется в долгу. Сомнения на вас исходят от вашего ума. Подходит враг и всевает плевелы посреди пшеницы. Если это так есть, то какой смысл слушать врага, погибель нам устрояющего, и отдаляться от Господа, руку вам подающего во спасение? – Смиритесь и молитесь. Господь близ – и смотрит. Но искренность обращения – условны. Я не знаю, что мне дать вам для чтения, начинайте сами рассуждать, – с первого пункта: есть ли душа, и что она такое? – Откуда мысль? – Что значит свобода человека? От чего все люди ищут Бога? От чего томится душа, когда начинает удаляться от Бога и колебаться в вере в Него? Извольте разбирать, и доходить до твердого решения вопросов сих. Они основа. Ведь самому должно до всего доходить.

Благослови вас Господи!

Е. Ф.

Письмо 136. Против уныния и на скорбь об отлученном сыне. Письма к П.А.Б.

К протоиерею С.Т.П.

Милость Божия буди с вами! Возлюбленнейший О. Протоиерей!

Благодарствую за благожелания. Шлю вам стократные взаимно. Да укрепит вас Господь. Вы про себя написали столько мрачного, – что уж явно пересолено. Уж и Иуда то, – и как падший дух! – Мы, если бы и во всем были исправны, – ничто. А если есть неисправности, то ничтожнейшее ничто. Но при всем том веруем спасенными быть, по беспредельной милости Божией. Грешим – но не упорничаем, и каясь изъявляем полную покорность Господу.

Сия покорность, и ума и сердца, – которую всегда носим в себе, предавая себя Господу, целою бездною отделяет нас и от падших духов и от Иуды. Избави Господи части их. – И не говорите так вперед. Да и зачем безотрадничать?! У нас есть Господь Спаситель грешников. Кто обидит нас?!

Ваше отлучение изреченное сыну было плодом ревности по Богу и любви к сыну, искавшей сим способом вразумить его. Какой же тут грех?!

Другое дело мысль о силе сего отлучения. – Но где вы нашли, чтобы единоличное отлучение, как громко ни прокричи его, действительно отлучало от Церкви? стало и этого нечего тут видеть?!

– Говорите, что это отлучение стало стеною для сына вашего между им и Церковью. – Если он не от упорства и раздражения говорит вам нечто богохульное, а по убеждению, то эта стена уж была. А если этого последнего не было (убеждения); то ваши слова не могли воздвигнуть сей стены. Его речи были пусторечием, равно как слова неверия, – не неверие, а просто смятение ума, или мыслей навеянных со вне. Это есть состояние брожения или перебраживанья. Судить по нему человека нельзя. Так и сына вашего. Я полагаю, что он верует, и по ошибке считает брожение мыслей за неверие. Что незаконно. Молитесь. Господь не даст ему остаться в этом смятении. Ибо все системы новомодные очень шатки и не прочны. Сам увидит и бросит их.

Что вам сделать с вашим отлучением. Мне думается помолившись изречь гласно отеческое благожелание, как изречено отлучение. И сделайте так. Переговорив конечно с сыном, если удобно, помолитесь, и с верою в Господа благословите его всячески, и аминь.

Брошюры ваши о. пр. Платоне получил. Благодарствую. Шлю вам 118 псалом 3 экземп. из коих 1 о. пр. Димитрию Афанасьевичу Жданову и 1 Семену Афанасьевичу Первухину.

Благослови вас Господи всяким благословением.

Прошу ваших молитв о моей грешности.

Ваш богомолец Епископ Феофан. 24 мая 1878 года.

Письмо 137. О борьбе с духом хулы и сомнения

К П.А.Б.

Слава Тебе, Господи!

О том, что у вас все цело, я писал в полном убеждении, что все так и есть. Это доказывает весь ход дела, как вы писали и как поступаете. Почему в этом нечего сомневаться.

Дух хулы и сомнения притаился; но не думайте, что он так скоро оставит вас. Привыкши находить доступ к вам, он все будет подступать, не удастся ли как-нибудь посильнее смутить. Это все испытывают. Потому пишут, – что в борьбе с врагом не надо никогда слагать оружия, а всегда быть наготове – противостать ему. – Пишут старцы, что когда нападает искушение, надо отбивать его от сердца неприязненностью к нему, – и затем или вместе с тем обратиться к Господу с молитвою. Неприязненность то же что – подать врага в грудь. – Это сильное и неприятное врагу средство. – К нему надо готовиться в мирном состоянии. Надо настоящую возбудить в себе ненависть против врага и порождений его.

Что вы не понимаете в приеме, каким следует истину проводить в сердце, – поймете, когда испытаете. Вот как делать надо! – Берите истину какую-либо и полнее уясните ее в сознании, как она исповедуется, – и затем молитесь Господу, да напишет Он ее в сердце, как она исповедуется. Это дело простое! – Молитвы из истины составляются тоже не мудрено. Молитвы наши все и исходят из догматов. Пришел Господь на землю ради нашего спасения. Исповедуя сию истину молитесь: Господи! как тогда ходя по земле исцелял Ты всякие недуги, прокаженных очищал, слепым давал прозрение, – прииди теперь и ко мне и просвети очи ума моего, – и проказу грехов сними с меня. Так в отношении ко всякой истине. Когда все истины войдут в сердце, тогда всем сомнениям конец. Они сами будут отскакивать, как стрелы от того, кто покрыт латами.

Средство это иными словами есть: вкусить истину, – радоваться ею, с утешением и сладостью воспоминать об ней, и с теплотою сердечною вращать ее в уме.

Помоги вам Господи достигнуть сего.

О свободе. Как ни будь сильны побуждения, все решение дела принадлежит лицу действующему, и всякий сознает момент, когда он внутри произносит: так и так надо сделать. – В этом и есть существо свободы. И этого никакая сила исторгнуть у души не может.

Ваши сны очень утешительны. Они означают, что Господь блюдет вас, и ведет дело к тому, чтобы отогнать от вас врага, – что дальше не пропустили, – это или означает степень, какой кто удостаивается: ибо не все одинаковы; или дано сие видеть – в побуждение, что не надобно останавливаться на полдороге, а следует искать и искать, – или как Апостол – все гнать вперед. А что видевший сон сей принят в дом Божий, – это очевидно. Если бы не был принят, то от ворот бы отогнали слуги. – И так милость Божия сретает вас и обнимает. Извольте благодушно стоять в истине, и по ее указанию простираться вперед. – Благослови вас Господи. – Что сказала вам Матерь Божия, это верх утешения и воодушевления. – Она ведь Мать всех нас христиан. И как Господу, за нас умершему, мы все дороги, так и Ей. – Вращайте почаще в уме сии утешительные извещения свыше.

Что у вас другие есть недостатки, что дивного, и у кого их нет? – Но дух хулы и сомнений, надо полагать, есть главный. Ибо он мешает заняться другими. Хула и сомнения то же, что – когда почва под ногами колеблется. Почувствовавший это тотчас падает от головокружения. Когда уже тут до другого чего? – Вы этого-то потрудитесь одолеть и прогнать. Тогда и прочие подадутся.

Самость – корень грехов. Отпадающий от Бога на чем другом может остановиться, как не на себе? – И останавливается. Вот и самость. – Может быть и духу хулы дано так сильно беспокоить вас по той причине, что есть самость – с излишком. – Так начинайте зараз – и ее бороть. Смирение – корень всего добра, ибо все доброе от Бога; а Он гордым противится, смиренным дает благодать.

Вот вам и осязательное удостоверение, что дух хулы в вас есть вражий. – С какою неприязнью он относится к Господу Спасителю?! – Ему это натурально; ибо Господь разрушил власть их, так что одно имя Его страшно для них. А нам чего ради внимать этим насеяниям злых зелий вражеских!

Молитесь, да исторгнет Господь из сердца вашего самую возможность таких помышлений. Причаститься св. Таин – очень хорошо. Благослови вас Господи! – Исповедаться надо полно. Мой духовник о. Иосиф. Возьмите его. – Он старец сильной веры, – но без всяких мудрований. – Расскажите ему все, и просите молитв. Его молитвы сильны, по простоте его сердца.

И я буду, хоть и очень грешен, молиться усердно, чтобы Господь отогнал от вас сего, томящего вас, духа.

Писать вам, или другому кому, составляет для меня приятный отдых, при однообразных всегда занятиях моих.

Прочитайте статью св. Димитрия Ростовского – о хульных помышлениях.

А вот и жизнь св. Нифонта – как долго его томил подобный вашему дух.

И воодушевитесь. Помоги вам Господи!

Е. Ф.

Письмо 138. О состояниях благодатного озарения

Милость Божия буди с вами!

Состояние хорошее, которое испытали вы, есть плод осенившей вас благодати Божией. Оно дается всякому, кто искренно обращается к Господу. Так говорить о сем св. Макарий Египетский. И дается в начале, – а потом скрывается. Господь дает только сим разуметь, что есть из чего трудиться и гнать в след Его.

Состояние это не может равняться никакому естественному восторгу. Оно исключительное, – и только прикосновением Господа к душе испытывается.

Заметили ль вы место, где чувствовалось. Это надо хорошо заметить, чтобы потом быть в том месте вниманием. Потрудитесь припомнить, и все там быть вниманием. Это в сердце. Продлить сие состояние не в нашей власти; но некое подобие ему производить трезвением – можно.

Благослови вас Господи!

Как не благодарить вам Господа, такую милость вам явившего. – И Матерь Божию благодарите, – и св. Ангела-Хранителя. Мне тут ничего не принадлежит, – кроме сорадования вам и благодарения вместе с вами Господа, всех спасающего.

Смущающие помышления, какие будут приходить, гоните прочь без разговоров с ними. Теперь уже можете видеть осязательно, что все это вражии внушения. А с врагом какая стать длить время. – Без замедления надо гнать его.

Житейские помыслы – трудитесь улаживать. Ищите такого настроения, чтобы телом делать обычные дела, а духом всегда быть с Господом. Милостивый Господь дает безпопечение, – по которому все делается во свое время, но ничто не озабочивает и не томит. Ищите, просите, – и дастся.

Побыть еще здесь хорошо. Но сами смотрите, как лучше.

Благослови вас Господи!

Е. Ф.

Письмо 139. Об идиотах и некрещенных

Идиоты – да они ведь только для нас идиоты, – а не для себя и не для Бога. Дух их своим путем растет. – Может статься, что мы мудрые окажемся хуже идиотов. – А дети – все ангелы Божии суть. – Не крещенных, как и всех вне веры сущих, надо предоставлять Божию милосердию. – Они не пасынки и не падчерицы Богу. Потому Он знает, что и как – в отношении к ним учредить. – Путей Божиих бездна! – Такие вопросы следовало бы решать, если бы на нас лежал долг всех призреть и пристроить. Как это не возложено на нас, то и оставим пещись о них Тому, Кто печется о всех. Свою душу спасать надо. – Враг губитель душ, – чрез ревность о спасении всех, – оставляет в пагубе душу того, кому влагает такие мысли. Св. Антоний Великий задумался было однажды об участи людей. – Ангел Господень явился ему и сказал: Антоний! себе внимай! А то не твое дело.

Спасайтесь. Е. Ф.

Письмо 140. Пустые призраки и о борьбе с ними. Письмо к Преосвященному Никодиму (Белокурову)

Пустые призраки и о борьбе с ними.

Милость Божия буди с вами!

Так вот где источник всех ваших мрачностей! – «Являются мысли не свои, а чужие, совне всеваемык, и омрачают душевную светлость вашу». В этом главная черта настоящего состояния вашего. Не ваш ум рождает вздорные мысли: их всевает кто-то совне. Ваш же ум цел, цел и здрав, – и все у вас, надо полагать, в своем виде. – На это всевание и надо вам теперь обратить все внимание.

Считайте себя таким лицом, как то, которое испытывает внушения на какое-либо греховное дело или похоть злую. И научайтесь так же действовать в отношении к сомнениям, как тот действует в отношении к похотениям. – Первый прием для испытывающего злые влечения есть – не считать внушения своими, а всеянным, – положить разделение между собою и этим всеянным, и, признав его чуждым, отнестись к нему, не как к своему детищу, а как к вражескому порождению. Отсюда тотчас в душе не ослабляется только, но совсем отходит от ней понуждение – делать по внушению испытываемому. Обычно полагают: своя природа требует, – как не удовлетворять? Но кто сразу признал в родившемся положении чуждое детище, тому не это положение приходит на ум, а совсем другое. С вопросами обращается он к желанию и повергает его анализу и критике. Этот самый простой прием рассеивать искушение: оно как дым от ветра исчезнет. – Вот это именно следует и вам делать при каждом сомнении. При каждом его порождении не слагайтесь с ним в уме, как будто так уже и на деле есть, как оно внушает; а останавливайте его при самом входе, как не прошенного гостя и подвергайте осмотру. Как в пожеланиях не слагаться с ним сердцем есть первое: так в сомнениях не слагаться с ним умом – есть первое. – Скажете, что оно вдруг обнимает и охватывает весь ум. Это ничего. И в желаниях то же бывает, что они вдруг обнимают все сердце. Но это не значит, что они уж и одолели, а означает только безстудность нападающего. Если кто бросится на вас невзначай и охватит руками, вы не отдаетесь в его власть, а отталкиваете: так и здесь. Пусть сомнение охватило весь ум, напрягитесь оттолкнуть его, чтобы оно стало вне, и можно было вести дело с ним, как с другим, чуждым лицом.

Если станете так действовать, многие сомнения тотчас будут исчезать, как только вы отторгнете от ума, и потребуете к суду. Если будут упорно оставаться, начинайте гнать. В отношении к пожеланиям, – по сознанию вражеского в них к нам подступа, у всех святых, – полагается вторым приемом: вместо своеличной с ними борьбы обращаться к Господу Спасителю, и они исчезают. Думаю, что то же надо делать и в отношении к сомнениям. Обращайтесь умно к Господу и молите Его прогнать искушение и с искушающим. – И это будет. – Третий прием – восстановить доброе в себе в обычной его силе. У вас и ум и сердце целы. Не клевещите на них. Что бывает – бывает от врага. Стало вам есть за что взяться в себе самих. И беритесь за то. Какие добрые мысли и чувства испытываете, те и спешите восстановить. Мне думается, что вся беда у вас от того, что вы порождающиеся сомнения принимаете как друзей и впускаете их внутрь, и лелеете их, становясь на их сторону. Это значит, и рук не поднимая отдаваться врагу в полную власть. А вы наперед держите убеждения, что сомнения ничего истинного не представляют, и когда родятся, гоните их, всячески напрягаясь пребыть на стороне добра и истины, какие испытывали.

Когда восставите свое доброе состояние, тогда можете и анализировать сомнения. Тут оно будет очень слабо – и победа всегда будет оставаться за вами.

Распространяюсь нарочно об этом, потому что в этом полагаю главное выше немоществование. Вы, кажется, стали думать, что у вас уж и совсем не осталось веры: ибо пишете о ней, как о деле прошедшем. Пустое. Это враг вам навевает, чтобы руки ваши опустились и вы не восставили на него. У вас все цело: и вера, и убеждения, и добрая совесть. И Господь близ вас есть, и спасенье вам готовит. Вам только надо воодушевиться и стать пред лицом врага в положение не покорного слуги, а смелого противоборца. – И все тут. – Вы слыхали, конечно, что у всякого есть как Ангел-Хранитель, так и враг искуситель. Есть воистину. – Враг непрестанно подсовывает то мысли, то желания по роду своему. Не стань внимать себе и блюстись, – пропадешь. Он затуманит и закружит голову. У всякого особый враг: у иного похотный, у иного корыстный, у иного гордостный – с разными оттенками. У вас – дух хулы и сомнений.

Есть враг около не затем чтобы ему покорствовать, а чтобы с ним бороться, и борьбою вырабатывать в себе противоположное добро: вместо похотности – целомудрие, вместо гордости – смирение, у вас, вместо сомнений – веру искреннюю, твердую и разумную.

В этом задача вашей жизни. Извольте ее выполнить.

Сомнения. – Да кто их не испытывает? – И я испытывал их. Но станешь разбирать его, и оно разлетится. Сомнение то же, что возраженье. Возраженье – вдруг может смутить; но присмотревшись и обдумавши, его опровергают. То же и с сомнениями. Станешь обдумывать, – и дойдешь до решения: нет, это пустое; ничего твердого нет, все только кажущееся, призрачное, как и все вражеское. Но есть способ, как дойти до того, чтобы сомнения совсем не рождались. Мне рассказывал один, как его кто-то научил, как до сего достигнуть. Вообрази, говорит, истину и молись о ней, или ее во время молитвы вращай в уме, и молитвы составляй из нее же. Придет момент, когда истина сия войдет в сердце и обымет все существо души, питая ее и обвеселяя. Это есть сроднение души с истиною; и после сего сомнения уже не могут колебать ее. Они могут в памяти проходить, но бывают далеко от души, как говор или шепот за стеною. – Так, говорит, меня научил некто. Я стал так делать, и по милости Божией, хоть и грешен есмь, но ум мой плавает в области истины спокойно и утешается ею.

Вам что мешает так поступать, – особенно в виду так сильно искушающего вас врага?

Пишу все об этом: ибо не вижу у вас определенных сомнений, – и думаю, что когда пишете, их нет у вас. Приходят и отходят. – И бросьте из головы, будто сомневаетесь так, как сомневаются неверы закоренелые. Враг внушил вам, что у вас это есть, вы и поверили. Перестаньте верить врагу и покой начнет водворяться.

Я предложил вам вопросы – что душа – от чего все знают и ищут Бога, и томятся от сомнения и неверия – чтобы обдумавши все, как следует, вы пришли к такому заключению: душа – существо духовное – не есть проявление другой какой силы, как радуга, а есть самостоятельная, особная личность, свободно-разумная, нормальное состояние которой есть жизнь в общении с Богом, почтившим ее в сотворении образом Своим. Потому это желательно, что в этом положении основы веры и жизни. – И потрудитесь прежде всего эту истину укоренить и укрепить в себе.

Относительно души вы не высказываете сомнений. Она у вас есть и обнаруживает высшие стремления, ничем земным неудовлетворимые. Вот и добре. – Станьте на этом и развивайте далее свою мысль. Если не удовлетворяется душа земным; то следует удовлетворить ее неземным. – И осмотритесь, не было ли прежде, нет ли и теперь лиц, которые находят высшие свои стремления удовлетворяемыми. – Если увидите таких, разберите, чем удовлетворяются их ничем ненасытимая душа. – Наперед вам сказываю, что (вы найдете и удостоверитесь) они имеют душу свою удовлетворенною, потому что веруют в Бога, ищут Его и имеют свидетельство, что Бог благоволительно принял их искание и общение с Ним.

В самом деле, все люди ищут Бога. След. быть с Богом – есть норма жизни нашей души. Это так осязательно, что и спорить против сего нельзя. Неверы напрягались отвергать то общность чувства Божества, то кривотолком объяснять его, – но неудачно. Веровать в Бога и быть с Ним в общении – се человек. И кто отступает от сего, тот не по человечески думает и настроен.

Установившись в этой мысли, вы найдете Бога в себе. А перешедши с этою истиною вне, вы увидите Его и во вне. Твари Божии возвещают о Боге. Если есть разумность в устроении вещей: то есть и существо разумное их устроившее. Это неотразимое заключение, силу которого все умы испытывают, не исключая и тех, которые надуваются не верить. Так у вас будет и внутрь и вне – Бог. И потребность быть в общении с Богом вы уясните: ибо высшие ваши стремления выражают именно сию потребность. – Остается вам уяснить, как вступить в общение с Богом и быть с Ним. – Тут – Христос Господь, Который сказал: Я в Отце, вы во Мне и Я в вас. – Се цепь, связующая нас с Богом. – Вот и вся система веры. И я не вижу у вас сомнений в этом. – Полагаю, что их и нет у вас. Вы сами себя соблазняете, относя себя к числу неверов.

Я не вижу, какое сомнение может прицепиться к тому, что иные бывают пьяны. – И кто объедается похож на пьяного, – и тот, кто – крепко рассердится. – Это все ненормальное состояние. Из них ничего нельзя вывесть против души.

Равно и из того, что у животных есть иное похожее на действия нашей души, а у нас иное похоже на действия животных, – тут ничего нельзя выводить. -У животных есть душа, но животная. А у человека душа человеческая, высшая, как и сам человек. Животным свой чин, а человеку – свой. Творения Божия так расположены, что всякий высший класс совмещает в себе силы низших классов, – и кроме их имеет свои силы, его классу присвоенные и его характеризирующие. В мире, или его составе надо различать, кроме стихий еще систему сил расположенных лестницею – от низших к высшим идущею. – Низшая сила есть та, которая действует в мертвой природе, и которой высшие изделия суть явления химических сочетаний и кристаллизации – (напр, снежинки – разводы на окнах зимою и под.). Выше этой стоит сила растительности, которая в своей власти держит и кристаллизующую силу и силу химических сочетаний. Выше растительной силы стоит – животная, которая в своей власти держит и растительную силу и кристаллизующую и силу химических сочетаний. – Выше животно-душевной силы – силы человеческого естества, которое содержит все силы низшие его в своей власти, и ими действует. Что же дивного, что в нас есть нечто схожее с животными? Есть схожее и с растениями: ибо питанье и рощенье тела есть растительное дело; но что же из этого вывесть? – Ничего нельзя, кроме – что всякому свой чин.

В человеке надо различать душу и дух. Дух содержит чувство Божества – совесть и ничем неудовлетворимость. Оно есть та сила, которая вдохнута в лице человека при сотворении. Душа низшая сила, или часть той же силы, назначенной на ведение дел земной жизни. Она такая сила, как душа животных, но возвышенная ради сочетания с нею духа. Дух из Бога, сочетавшись с душою животных, возвел ее на степень души человеческой. – И стал человек двояк: одно тянет его горе, – другое – долу. Когда человек в своем чине держится, то он живет духом, то есть, страхом Божиим водится, и совесть слушает и горнего ищет. А когда он поддается влечениям души дольней, то выходит из своего чина, – и то, чего хочет дух, думает достать среди тварей. Этого ему не удается, и он томится, и крушится. Дух тут как пленник в узах, – находится в услужении у варваров, страстей похотных. Сам он не удовлетворяется, и страсти делает неудовлетворяемыми, сообщая им безграничный разлив. Отчего животные потребности у животных все в своей мере, а у человека, когда он предается чувственности, чувственные потребности предела и меры не имеют? Эту безмерность сообщает им дух, попавшийся в плен к ним; а дух сею безмерностью чает затушить свою жажду бесконечного, по образу коего создан, и в коем едином благо его.

Так вот видите, что и животные у нас отправления есть, – и в самом их движении проявляется нечто совсем животным несвойственное. – О чем не стать рассуждать – всегда придешь к тому заключению, что человек обладает духом, которого истинная жизнь есть жизнь в Боге. Там только он находит покой, там его рай и обетованная земля.

Вы атаковываете свободу, – будто все строится так, что хочешь не хочешь, а делай. – Стоит только повнимательнее просмотреть дела свои, хоть в один день, или в полдня, и увидишь, что все мы сами делаем, и делаем потому, что так хотим. Кто вас привел на Вышу? – Связанным приволок кто, или сами решились и приехали? То, что вы называете понуждением, есть побуждение, без которого свободными дела не делаются. Но побуждение не есть необходимость – делать, а предложенье дела. Дело предлагается, душа обсуждает – сделать ли, и решает – делать или нет. Этого решения у души вынудить никто не может. Сама решает. Сюда и Божеская сила не заходит, и никаким мановением свободы души не связывает.

Прародители пали. Почему? – Нашли, что лучше будто не исполнять заповедь и нарушили ее. Змий предлагал. Ева рассуждала, и нашла, что он не худо предлагает, – и по этому своему смышлению решила – сорвать плод и вкусить. – Решения этого никто не вынуждал.

То же и духи пали, – конечно вследствие рассуждения и своеличного решенья, что лучше не слушать Бога, а жить по своему смышлению. Рассудили так и отпали от Бога. Решения этого никто не вынуждал.

Так и всякая душа действует. Побуждений может быть много и самых сильных и понудительных, а решенье всегда от воли души зависит. Она может решить и наперекор всем понудительным побуждениям. Возьмите мучеников. – Предлежат орудия мучений, обещается покойная жизнь, иногда сбоку стоят мать и отец и уговаривают бросить несколько ладану в жаровню пред идолом, – иногда кроме этого – и жена молодая и любимая и еще с ребенком. Сколько понуждений! – А мученик решает совсем наперекор им. – Не свободен ли он?! – Итак, кто падает, – падает по свободному решению.

Сознавши, таким образом, что свободное решенье всегда от нас, вы должны положить, что всеведение Божие не имеет на него определяющего влияния. – Да этот вопрос давно решен, – и очень удовлетворительно. Именно – Бог предвидит, – потому что видит свободные решения ваши. Эти решения составляют предмет всеведения, – и составляют его в том виде, в каком являются, – именно, как свободные решения. – Не все, что предвидит Бог, то и определяет. Богословы различают в Боге – определение и попущение. Что определяет Бог, то так и бывает, как Он определяет, а что попущает, то может и не быть так, как бывает, хотя Бог и предвидит бываемое что.

Таково падение прародителей и духов. Они свободно пали, хотя Бог предвидел то. Со стороны Божией все сделано, чтобы не пали. Ясно сказано прародителям: не ешьте. И последствия указал. – Подобное сему надо предполагать и у духов падших.

Не послушали, кто виноват? Зачем попустил Бог? – Затем, что иначе надлежало отнять свободу или уничтожить в мире свободную тварь. Но без этого мир был бы гораздо ниже, чем теперь есть. – И попустил Бог пасть, – устроив образ восстания от падения. – Мы идем к восстанию путем борьбы с противностями. Таков закон! – И все, которые следуют ему, – венчаются успехом.

Что у духов, не знаем. Но поелику свобода их свободна, то до решения суда и их восстание возможно, – как возможно падение светлых сил. Будет ли оно, или не будет, – не нам решать. Но возможности сего отвергать нельзя.

Извольте действовать по прописанному в начале. Когда возвратятся сомнения и упорно будут стоять, – садитесь и опишите их подробно. Я уверен, что они тут же и будут рассеиваться. – У вас все здорово. Враг всевает пустые призраки.

Е. Ф.

Письмо 141. Благодарность за племянника и просьба о нем. Письма к племяннику А.Г. Говорову

Ваше Высокопреподобие, Высокопреподобнейший Отец Ректор!

Ее сиятельство княгиня Лукомская извещает меня, что племянник мой принят в Московскую семинарию. Приношу благодарность вашему высокопреподобию за сей прием. Ему тесно приходилось во Владимире; сия благодетельная особа приняла в нем участие; а тут и ваше снисхождение к нужде нашей. Премного обязан; хоть воздать вам не умею чем, кроме грешной молитвы моей о благопоспешении вам во всем. И еще одно покорнейшее прошение. Сделайте милость порекомендуйте ее сиятельству кого-либо из воспитанников высшего отделения, – или, по новому, из 6-го класса, из лучших, который бы согласился ходить к княгине, каждый день, для бесед с племянником, или даже и жить у нее, если она это найдет возможным. Этот собеседник пока считается очень нужным. Он и в семинарии поруководит на первый раз, и поможет ко классам приготовляться, и может быть в качестве старшего. Надо, чтобы он был немножко с характером. Потрудитесь, Господа ради, придумать такового и порекомендовать. – Княгиня отнесется к вам или сама, или, по нездоровью своему, чрез юного графа или еще кого найдет.

Прошу вашего отеческого внимания к моему племяннику, и снисхождения к его недостаткам, не без поощрений однако же тому, чтобы он озабочивался восполнять их.

Всех вам благ от Господа желаю.

С истинным почтением и совершенною преданностью имею честь быть вашего Высокопреподобия покорнейшим слугою

Епископ Феофан. 27 июля 1867 г. Вышин. пустынь.

Письмо 142. Родственный совет и предостережение

Милость Божия буди с тобою.

Очень утешил ты меня сказанием о том, как идут твои дела, и как ты себя держишь. По делам трудись и учись неусыпно. Тут твой насущный хлеб и все обеспечение – на будущее. Зарекомендуешься теперь исполнительным, – и во все время уже станут считать тебя таким.

Без знакомства, конечно, нельзя жить в обществе. Но смотри в оба. От карт, как от огня бегай. Злее ничего нет, – и завлекательнее. Благослови тебя Господь!

25 февраля 1873 г.

Письмо 143. О безукоризненном прохождении службы

Ну, – милостивый государь – поздравляю! – Очень рад! Теперь, полагаю, ты имеешь прочное место. Бога благодари и молись за тех, кто тебе его доставили.

Смотри в оба и держи ухо востро. Запомни хорошенько, что нет злее вещи, как глаз человеческий, – и нет прилипчивее ничего худых о человеке речей. Вооружись же так себя держать, чтобы и большое число глаз и со свечами многими все ничего не нашли бы в тебе укорного. Служба службой, но всякий начальник хочет, чтобы служащие у него пользовались у всех безукоризненною репутациею.

Будь внимателен и молись, чтобы Господь, Матерь Божия и Ангел-Хранитель были твоими покровителями и споспешниками во всем.

Должность твоя требует пунктуального исполнения постановлений суда. Но есть иногда место и произволу. Всякий раз как только можно оказать снисхождение и утешение доставить, не упускай этого случая. Одна коротенькая молитва за тебя по сему случаю будет сильнее ста твоих длинных молитв.

Благослови тебя, Господи! Будь здоров и весел. Всех тебе благ от Господа желаю.

29 ноября 1873 г.

Письмо 144. Верность службе и страх Божий. Как употреблять досуги

Что ты так долго не писал, это худо.

Очень рад, что ты в Москве. Постарайся держать себя во внимании начальства так же высоко, как по словам К., стоишь ты теперь. Верность, честность, исполнительность, да будут твоими добродетелями.

Но и Бога бойся и заповеди Его храни. Ныне-завтра смерть. А там отчет. Почаще думай об этом и будешь хранить сердце от дурных чувств и расположений.

...Время свободное бывает конечно. Куда его девать? Читать надо полезные книги и расширять круг здравых понятий. В жизни это необходимо. Я бы тебе советовал взяться за какое-либо рукоделие. Я не умею понять, как можно быть без какого-либо дела. Или голова работает или руки. А пустопорожнего времени чтобы не было. И скуки не будет. И мысли никакие в голову не полезут.

Благослови тебя, Господи. Будь здоров и весел.

24 апреля 1874 г.

Письмо 145. Благословение на женитьбу и наставление

Милость Божия буди с тобою!

Гору с плеч ты свалил, написавши то, что написал.

Очень рад твоему счастью. Бог послал. Благословляю щедрую руку Его. Сам же озаботься только тем, чтоб не потерять данного.

Теперь верно брак твой уже совершился, а ты живешь с своею супругою. Благослови вас, Господи, и надели всякими радостями. Принимаю в родственное расположение твою супругу.

Вот ты теперь хозяин с хозяйкою. Запиши, что отселе вы становитесь родоначальниками нового поколения. Надо так вести дело, чтоб детям не только оставить наследство, но и наперед дать им тело здоровое и душу бравую.

Благослови вас Господи.

18 апреля 1876 г.

Письмо 146. Поздравление со вступлением в брак и о семейном счастии

Милость Божия буди с вами!

Очень рад, что совершился наконец брак твой. Благослови тебя Господи! Молюсь всегда, чтобы Господь во всем благопоспешил тебе.

Хорошо ты делаешь, что все дома. Худо, когда кто в семье своей не находит себе счастья. Если находишь, благодари Господа. Но постарайся, чтоб и всегда так было. Искусство одно: всякий день начинать так, как бы он был первый после свадьбы.

Учись однако жить. Мудрость большая. Но страх Божий всему научит.

Если удосужусь, сделаю тебе копию с нашей чудотворной иконы и пришлю.

P.S. Доложи г. приставу, что чем дальше, тем не разборчивее начинает он писать, и посоветуй ему усовершиться.

9 июля 1876 г.

Письмо 147. Любовь – источник семейного счастия

Милость Божия буди с тобою!

Хорошо, что ты каешься в лености писать. Нужды большой для меня в этом нет. Но мне очень желательно знать, как тебе живется. Мне утешительно знать, что ты счастлив. Берегите с женою взаимно свою любовь. В этом источник счастливой семейной жизни. Но надо блюсти его, чтобы не засорился. Спаси тебя Господи!

Я обещал послать сватам книжек. Вот посылаю. Переплесть у нас некому. Я и сам переплетчик, да уж очень плохой, негож для Москвы.

Благословение Господне буди на тебе и с супругою твоею.

2 сентября 1876 г.

Письмо 148. По получении фотографических карточек

Милость Божия буди с тобою и с Варею твоею!

Благодарствую за карточки. Ничего, – есть оба глаза, – и все в порядке. Благослови вас Господи. Любитесь и живите, хваля Бога и доброю жизнью Его прославляя.

Что Варя твоя работает для меня коверчик, очень приятно. Благодарствую за усердие. Пришлю и я своей работы – книгу новую – 118 псалом. Но теперь грязь: трудно сообщение с Шацком. Обещанная икона – копия с чудотворной Божией Матери – за мною. Вот возьмусь и сделаю (и сделано). Давно уже не брался за кисть.

Покров Божий да будет над тобою. Благослови вас Господи. Се – и Пасха на дворе. Встретить вам ее в радости и здоровьи дай Господи!

29 марта 1818 г.

Письмо 149. При посылке вещиц своей работы. Начинается переписка о печатании трудов святителя

Милость Божия буди с вами!

Насилу успел я кое-что сработать – и посылаю. Тебе подчасник и большая книгоразрезка; прочее все твоей супруге: подчасник, маленькая книгоразрезка, этажерка на рабочий ей стол для разных вещиц при работе, подсвещник со свечою горящею – есть игольник: свечу повернуть – она снимется. А подсвечничек с черным пьедесталом – обоим вам в моленный угол. Потяни за шпильку, – и выйдет. На шпильку втыкать маленькие свечки. Все вещицы со склейками. Клей рассохнется, – и вещь разорится. Тогда распусти клею – и опять вставь, и вещь исправится. Чашечки подчасников вертятся на винте. Если расслабнут, отодрать бархотку, и винт подвинтить. Если винтик развертит дырку, надо купить винтик немного потолще, и ввинтить. Крылья, что в большой книгоразрезке – вялы и могут сломаться. Поосторожней. Но если сломается, – распустить клею и приклеить, нисколько не подстригая разлома, а как есть.

Икону пришлю чрез неделю или две. Пусть высохнет хорошенько.

Хорошо, что ты собрал сведения о печатании. У меня будет много книг печататься. Если охота будет у тебя, то без дела не будешь.

Очень жалею о свате застрелившемся. Молиться о нем можно: это дело любви.

Будьте здоровы и веселы. Благослови вас Господи! Спасайтесь!

5 сентября 1878 г.

Письмо 150. При посылке собственноручной копии с иконы Божией Матери. О печатании книг

Милость Божия буди с вами!

Пошла икона к вам. Ты ее не обделывай. Пусть так и остается; разве только бордюрочку кругом положить – настолько, чтоб закрыть только красную полосу. Снимок сделан черта в черту, – и величина такая. Если запыленною явится икона, мякенькою губкой надо смыть или так смахнуть.

Горит у тебя душа: поскорее бы печатать. Смотри, не обожгись. Вот тебе первое разочарование: за печатание денежки вдруг отдай. А собирать их будешь по рублику, и пока воротишь истраченное, пройдет год-другой. Терпением запасайся.

В Душеполезном Чтении печатается мой перевод Симеона нового Богослова. Еще немножко, и кончится первый выпуск. Оттисков будет 500. Сотню я возьму, а 400 будешь ты продавать.

Будет у нас с тобою издание толкованию посланий св. Апостола Павла. Может быть, томов 8–10 будет.

Спасайтесь!

27 сентября 1878 г.

Письмо 151. Родственная тревога и о печатании

Милость Божия буди с вами!

Что это ты замолчал? Уж все ли у тебя благополучно? Храни тебя Матерь Божия.

Пишу тебе относительно издания. О. Протоиерей Нечаев охотно берется поруководить тебя. Я реипил уже, что – печатник будет тот же, что печатает Душеполезное Чтение. Издать эту книжку под руководством опытным, а потом уже и сам будешь мастер.

Так ты сбегай к о. Протоиерею-то Нечаеву и потолкуй. И мне скажи, что натолкуешь. Только когда под его руководством будет издание идти, я буду покоен.

Здорова ли Варенька? желаю ей здоровья и всякого утешения.

Будь сам здоров и благодушествуй!

2 ноября 1878 г.

Письмо 152. Перед рождением дитяти

Милость Божия будет с тобою!

Много ты меня утешил, что был у о. Протоиерея. Он обещал быть к тебе внимательным. Я уверен, что сдержит свое слово. Теперь дело печатания считаю улаженным.

Вареньку благослови Бог благополучно разрешиться.. Имена у нас стали выбирать не по Божьему. По Божьему вот как надо. Выбирайте имя по святцам, или в какой день родится дитя, или в какой крестится, или в промежутке и дня в три по крещении. Тут дело будет без всяких человеческих соображений, а как Бог даст: ибо дни рождения в руках Божиих. И пирушки на радостях о рождении тоже криво пошли. Если сдюжаешь, переверни на другой лад и это. Бедным и нуждающимся раздай, что бы следовало потратить на пирушку. И это без всяких соображений. Каких бедных Бог пошлет, тем и раздай. Бог все видит. Говорю: если сдюжаешь. Потому что, может быть, очень трудно тебе переломить это.

Еще благословляю Вареньку. Благослови вас Господи обоих, – и будущее дитя ваше.

Ваш богомолец Е. Феофан. 13 ноября 1878 г.

Письмо 153. Благословение новорожденному, записанному крестником

Милость Божия буди с вами!

Ну, добре! Коли вы уж сделали меня крестным отцом для Тиши с удовольствием соглашаюсь. Буду любить его и молиться, чтобы Господь сохранил его здоровым. Благослови его, Господи, с отцом и матерью. Когда буду высылать деньги на печатанье, тогда приложу и ему нечто – на зубок, как говорят. Надо достать что-нибудь для него от святителя Тихона, или икону, или перчаточку, или еще (что). Я поручу это кому-нибудь из знакомых. И когда достану, пришлю. И сам нарисую ему икону св. Тихона, если охота придет.

Бабушку благодарю и я вместе с вами и благословляю ее большим благословением. Вам можно бы приурочить ее и на более долгое время, если она свободна.

О. протоиерея (В.П. Нечаева) часто не беспокой, но с делом всегда можешь обращаться. Что ему нужно, я готовлю и скоро перешлю. Это для его журнала.

И еще – да благословит Господь всех вас – и Алешу, и Вареньку, и Тишу, и бабушку.

Спасайтесь!

19 ноября 1878 г.

Письмо 154. При посылке денег на печатание книг и на зубок крестнику

Милость Божия буди с вами!

Посылаю тебе 1600 р. Полторы тысячи на печатание; а сто Тише на зубок. Пусть это его будет собственность. Проценты сначала на игрушки, потом на картинки и книжки. Что на печатание – положи в какое-либо кредитное учреждение, какое знаешь. Относительно срока – соображай, или нечего соображать – лучше положишь бессрочно, чтобы иметь свободу брать когда ни потребуется. Из этой суммы надо напечатать послание к Римлянам и уплатить о. прот. Нечаеву за 1000 экземпл. оттисков послания, которое он теперь печатает – к Колоссаем

Когда пришлю рукопись, покажите ее о. протоиерею, – и он примерно сообразит, сколько выйдет листов и сколько все будет стоить. Если можно полтора завода – полтора, а если нет, то один с четвертью (1500 экз.). Только чтобы денег достало, и на уплату за оттиски.

Заведи книгу и все расходы записывай, чтобы ясно было, что стоит издание со всеми частными расходами, не исключая и извощиков, которые берутся по делу печати. Общий итог потом покажет, какую цену следует назначить за книги. Надо не дорожиться, скорее разойдутся; но и в убыток себя не поставить, а для того нужна подробная отчетность. Деньги мне даны на прокат без процентов. Их надо будет или возвратить дарователю или препроводить, куда он назначит. Так первое дело наше будет поскорее высвободиться от этих денег. Когда бы Бог благословил распродажу послания к Римлянам, так чтобы нам и эти деньги возвратить или часть их, – и еще заложить фонд на издание следующих посланий!!

Вот видишь, как хлопотно издательское дело, и какого большого терпения оно требует. Скорого расхода в продажу и не ожидай. Ну, что Бог даст!

Вариньке благословение – и Тише. Даруй им Господь здоровья! Благослови Господи всех вас!

29 ноября 1878 г.

Письмо 155. При посылке рукописи для печати

Милость Божия буди с тобою!

Се – поехала рукопись! По получении поскорее препровождай в цензуру. Прошение написать спроси у о. протоиерея. И сам начерни. Спроси, нужно ли при этом от меня свидетельство, что поручаю тебе печатание, – чтобы не подумали, что она – краденая или самозванная. Если нужно, я пришлю.

Пришло в голову, – в самом деле не было бы остановки в деле цензирования по причине недостатка свидетельства с моей стороны. Я и написал его.

Варинька поправилась ли? И что новорожденный? – Благослови их Господи! И на тебе да почиет Божие благословение.

10 декабря 1878 г.

Письмо 156. В ожидании водоочистительной машинки и о своем глазе

Милость Божия буди с вами!

...Хорошо ты сделал, что писал о. архимандриту Димитрию и еще лучше, что послал на камушек княгине (Лукомской). Не забывай о ней молиться.

Посылка В. Т-ны на почте. Завтра привезут 20 рублей. Неужели такая дорогая водочистилка?! Или это новомодная-то?! Посмотрим. Мне теперь ничего не нужно. Когда занадобится что, скажу.

Я писал В. Т-не, чтобы разведала о глазе. Не стала бы она ужасаться. Тут ничего нет ужасного и скорбного. Просто, ослабел глаз. Чай ведь уж и годы. И катаракт, если он это на глазу, не есть вещь необычная. Его можно и не снимать. Прокоротаю век и с одним глазом.

Благослови Господи всех вас – тебя, Вареньку и Тишу.

7 марта 79 г.

Письмо 157. О своем глазе, о служебном положении племянника и по печатному делу

Милость Божия буди с тобою!

Я уже писал тебе, что у меня правый глаз стал слабеть. Опасаясь пропустить время для излечения начинающейся болезни, я ездил в Тамбов. Там определили, что зачался катаракт. Ему надо созреть – год-другой; потом операция снимет нарост. На счет глаза я совершенно успокоился. Буду ждать и поменьше утруждать глаза. Но пришло другое беспокойство – на счет тебя

Что-то у тебя по службе стало шероховато. Случай с портфелем нечаянный, и он не должен быть ставим тебе в вину. Может быть, и пройдет так. В.Т. более твердила о том, чтобы я согласился на перемену твоей службы. Я более той держусь мысли, что переменять пока не следует. Привык уже ты и знаешь все по своей службе, а на другой службе снова привыкать надо. И повышения верно тоже есть у вас. Вот и их, Бог даст, дослужишься. Так мой лад такой: если случай, бывший с тобою, уладился, оставайся тут служить. Все употреби, чтобы опять установиться на своей службе.

Потом, если несмотря на все сие, дело не склеится, можно и о другой службе похлопотать.

Признаюсь, что очень безпокоит меня шероховатость твоей службы. Чего ты мне не написал сего? Напиши поскорее, в каком положении дело.

Сказала В.Т., что ты получил уже рукопись от цензора. Правда ли? Если получил, чего ради не извещаешь, зная, что это меня занимает? Пиши скорее.

...Налаживайте там печатание, если рукопись получена.

Первый выпуск Симеона Богослова перечитываю. К концу Святой недели отпишу о. Протоиерею о нем. И скоро после того ты получишь книги для продажи. Жалея глаза, не могу долго работать, и дело тянется.

Ныне Великий четверг. День-другой, и светлое Христово Воскресенье. Поздравляю. Желаю тебе и Вареньке с Тишею светлой радости. Тебе – особенно, что облако темноватое, нашедшее на твою службу, – рассеялось.

Благослови вас Господи, всех!

29 марта 79 г.

Письмо 158. Наставление о печатании первого тома толкований на послания; известие о глазе и радость о благополучии. Письма Святителя к его умирающей сестре и скорбному ее мужу (Протоиерею села Чернавска)

Христос воскресе!

Ну, вот пришла череда вступить тебе в чин издателя. Первый том послания пропущен.

Я тебе писал уже, что шрифт, бумага и формат – взять как в Душеполезном Чтении.

Когда посланы были тебе томы рукописей, там были особые заметки, нужные для корректора. Эти заметки доставь о. протоиерею Нечаеву. Он избрал какого-то корректора, который будет заведывать печатанием и корректурой. Для него очень нужны те листы. И Бог благословить. Присматривайся, в чем дело, чтобы после можно было вести самостоятельно не докучая другим.

В Тамбов ездил не лечиться, а узнать, что в глазу? Нашли катаракту. Ей надо зреть с год, и потом снять ее операциею. Тогда уж в Москву надо.

Очень рад, что дело твое так легко сошло с рук, и что вы все здоровы и благодушествуете.

Благослови вас, Господи, всех!

24 апреля 79 г.

Письмо 159. Ободрение, наставления и последнее прости. К племяннику А.Р. Говорову

Милость Божия буди с вами! Буди вам Божие!

Я всегда молился и молюсь, чтобы Господь дал сестре пожить немного, пока последние дети станут на ноги. Но судя потому, что вы сказали, теперь уже надо молиться о мирной кончине. – Что же делать? Что судил Бог, тому надо покориться.

Что умирает, ничего необыкновенного нет. Вслед за нею и мы пойдем тою же дорогою. Это общий всех путь. Но все же смерть поражает всех, и мы всех умирающих имеем так, как бы они нечаянно умерли. Вы останетесь доканчивать воспитание и пристроение детей, а она отойдет, и там, что нужно и можно, приготовить для встречи вас.

Будьте мужем силы. – Скрепите сердце и мужайтесь. Ведь сестра-то сама не умрет; тело умирает, а лице умирающее остается. Переходит только в другие порядки жизни. Вот и вы, когда она отойдет, туда переходите вниманием. В теле, лежащем под святыми и потом выносимом, ее нет. И в могилу не ее прячут. Она в другом месте. Так же жива, как теперь. В первые часы и дни она будет около вас. – И только не проговорит, – да увидеть ее нельзя, а то тут. Поимейте сие в мысли. Мы остающиеся плачем об отшедших, а им сразу легче: то состояние отраднее. Те, кои обмирали и потом вводимы были в тело, находили его очень неудобным жильем. Тоже будет чувствовать и сестра. Ей там лучше; а мы убиваемся, будто с нею беда какая случилась.

Она смотрит и верно дивится тому.

У отшедших скоро начинается подвиг перехода чрез мытарства. Тут нужна ей помощь! – Станьте тогда в этой мысли, и вы услышите вопль ее к вам: «помоги!» – Вот на что вам надлежит устремить все внимание и всю любовь к ней. Я думаю – самое действительное засвидетельствование любви будет, – если с минуты отхода души, вы, оставя хлопоты о теле другим, сами отстранитесь, и уединясь где можно, погрузитесь в молитву о ней в новом ее состоянии и новых неожиданных нуждах. Начав так, будьте в непрестанном вопле к Богу – ей о помощи, в продолжении шести недель, – да и далее. В сказании Феодоры – мешец, из которого Ангелы брали, чтобы отделываться от мытарей, – это были молитвы ее старца. Тоже будут и ваши молитвы. Не забудьте так сделать.

Се и любовь!

Поскорее и меня известите, и я тоже начну, – и дети так пусть делают. – Это будет дело. А слишком горевать и убиваться мало имеет смысла. – Я пишу так, будто уверен, что сестра непременно умрет. Мне даже думается, что она уже умерла. Когда она уже такою стала, как вы писали, нечего более обманывать себя надеждами, для которых никакого нет ручательства.

Но может быть, письмо это придет, когда сестра еще будет жива.

Вот ей мое последнее слово: прощай, сестра! Господь да благословит исход твой и путь твой по твоем исходе. – Ведь ты не умрешь. Тело твое умрет, а ты перейдешь в другой мир, живая, себя помнящая и весь окружающий мир узнающая. – Там встретят тебя батюшка и матушка, братья и сестры. Поклонись им, и наши им передай приветы, – и проси попещись о нас. Тебя окружат твои дети – с своими радостными приветами. Там лучше тебе будет, чем здесь. Так не ужасайся, видя приближающуюся смерть. Она для тебя дверь в лучшую жизнь. Ангел Хранитель твой примет душу твою и поведет ее путями, какими Бог повелит. Грехи будут приходить. Кайся во всех. И будь крепкой веры, что Господь и Спаситель все грехи кающихся грешников изглаждает.

Изглажены и твои грехи, когда покаялась. Эту веру поживее восставь в себе и пребудь с нею неразлучно. – Даруй же Господи тебе мирный исход! День-другой: и мы за тобою. Скоро свидимся. Потому не тужи об остающихся!

Прощай! Господь с тобою!

Прибавление:

Вопрос ваш «как мне быть» – очень серьезный. – Надо вам какую-либо старицу из родных взять. Всяко Господь устроит! – Вы только не расслабляйтесь горем и головы слишком низко не свешивайте!

Господь да утешит вас! Спаси вас Господи и помилуй!

Ваш богомолец Е. Феофан. 12 февраля 74 г.

Письмо 160. При посылке книг для чтения и советы по издательству

Милость Божия буди с вами!

Досылаются тебе книги – все, какие есть у меня на руках. К ним приложены журналы. Воскресные рассказы – лучшие из назидательных изданий. Береги для Тиши. Иллюстрированная газета Баумана – лучший из издающихся с картинками. В прибавлениях повести очень, очень хорошие – идеальные. Пчела – картины хороши, но содержание прегадкое. Если когда вздумаешь выписывать, выписывай Баумана. Из книг проповеди архимандрита Феофана береги. Больше нигде уже их нет. Толкования еще будут пересмотрены и изданы особо. А это все оттиски.

Итак издание или печатание твое наладилось. Благослови Господи.

Симеона Богослова еще не получал. Свези книжку слов его о. протоиерею Рождественскому. О. Михаилу (протоиерею М.С. Боюлюбскому) я просил передать о. Нечаева. Свези когда-нибудь книжку преосвященному Алексию – твоему ректору бывшему. Дай Афонцам три и скажи, чтобы одну послали на Афон. Т-ву дай книжку, А. И-чу. Если кого припомню, после напишу.

Что Ферапонтову дал на комиссию – хорошо. Но по сторонам рассылать неудобно. Пропечатай сам в Московских Ведомостях. Адресоваться пиши к тебе и хорошо определи свою квартиру. Тебе надо квартиру свою сделать гласною, чтобы все знали.

Если книги уже у тебя на руках, то надо будет опять их к переплетчику или как это сделать, переговори с о. протоиереем (Нечаевым). Расходы, какие будут по сему, все – наши с тобою.

Ну, спасайтесь! Благослови Господи всех вас – тебя, Вариньку и Тишу. Варенька пусть читает повести Баумана, а Пчелы не читайте никто. Выдери картинки и составь особую книжку без текста. Портреты на первой странице хороши.

21 мая 79 г.

Письмо 161. Наставление о продаже книг и проч.

Милость Божия буди с тобою! или – со всеми вами!

Небольшое дельце зашло, и я промешкал ответом тебе.

Изволь распоряжаться продажею как знаешь, – и как узнаешь.

Симеона Нового Богослова 15 экземпляров немедля пошли по следующему адресу: его высокопреосвященству высокопреосвященному Антонию архиепископу Казанскому и Свияжскому в Казань. Он берет их для монастырей. Деньги вышлет по 1р. 50 к. А пересылка будет на твой счет. Так я писал ему.

Укупоривая, хорошенько оберни бумагою. Надо иметь под руками оберточную и холст тюковый простой пусть будет под руками. Зашьешь. А веревками стягивай не туго, чтобы не порезать книг. Пусть веревки свободно ходят. Купи мягких веревок – не толстых. Ничего нет досаднее, как получишь книгу, а она бичевками помята.

...Все, что можно было послать тебе из книг моих, послано. Больше нечего. 118 псалом еще есть, – шлю. Ты хотел его отпечатать на свой счет. Коли хочешь, печатай. Дарю его тебе для Тиши. Если можешь печатать, извести, я пересмотрю и пришлю (33 псалма нет). Но мне все-таки пришлешь сотню какую для раздачи.

Посылаю тебе сборничек о молитве. Дай о. Нечаеву, о. Рождественскому и о. Михаилу-цензору по книге. Афонцам три. Пусть пошлют на Афон. Преосвящ. Алексию одну – бывшему ректору твоему, остальные пять давай кому хочешь. Княгине Толстой снес бы.

Очень рад, что твой Тиша такой смышленый. О воспитании его пораньше надо подумать.

Вариньке желаю быть здоровой и веселой. Спасайся!

19 июля 79 г.

Письмо 162. Строгое вразумление о неудовольствиях с людьми

Милость Божия буди с тобою!

О рукописи уже писано. Благослови Господи хорошенько отпечатать, – и тебе научиться хитрости около печатания.

Фрукты пришли прежде письма. И я не знал, от кого они. Благодарствую. Апельсины очень хороши. Но я мало ем фрукты. Разве в комнате. Желудок поднимает от них такую возню, что не сладишь.

«Ваше величество» изволит собираться выразить свое неудовольствие г. N. Преложите гнев на милость, – и пощадите.

Разве так можно жить на свете? Надо смотреть на следствия. Если ничем не сопровождалась оговорка, а между тем сделана не злонамеренно, никак не следует цепляться за нее, а надо пропустить, будто ее не было. И вот тебе предписание с Выши: и писать не пиши, и когда увидишь – намека никакого не делай.

И вперед законом себе поставь – никогда никому не изъявлять своего неудовольствия.

Видишь, какой ты теперь великий человек! Сидишь на прокурорском кресле и составляешь обвинительный акт. Сколькими манерами он уже у тебя сплетался и расплетался?! Так и заметь, что если еще когда-либо будешь в таком настроении, – знай, что враг готовит тебе неприятность, если поступишь по тому, что внушается. Заметь сие хорошенько.

Что Тиша ваш все идет в гору – очень рад. Благослови его Господь!

И тебя с Варенькой и всех ваших!

Июль 1879 г.

Письмо 163. Сборы в Москву для лечения глаза

Милость Божия буди с тобою!

...По состоянию моего глаза, кажется, мне придется сбегать в Москву. Но я буду там incognito, так чтобы никто не знал. Не говори и ты никому – даже Вареньке. Остановлюсь у Афонцев, под именем нового монаха Афонского. Как приеду, так дам тебе знать. И прибежишь. Тогда порешим, повидать ли мне твою Варю, или отложить до того времени, когда по причине операции придется подольше пожить в Москве.

Смотри же – не проговорись где, ни о. Нечаеву, и никому. О. Арсению я писал, чтобы никому не говорил. Помянул ему и о том, что тебя только позову.

Скоро ли это? Надо бы поскорей; но – как управлюсь? Может быть – до Успенья, а может быть после.

Спасайтесь! Вареньке с Тишею Божие благословение.

август 1879 г.

Письмо 164. О портрете и о предстоящей поездке

Милость Божия буди с тобою!

Делайте по изданию все, что душе вашей с о. протоиереем (Нечаевым) угодно.

Относительно портрета, не даю согласия. Карточка не хороша. И я себя не узнал. Когда снимали, правый глаз был искусственно расширен, – и как больше левого принимавший в себя света, невольно жмурился, и вышел я кривой будто. Когда-нибудь получше снимем, – и тогда можно.

Кажется, моих денег от издания «к Римлянам послания» должно остаться. На них можешь издать 118 псалом. Много есть спросов на него. Он пойдет скорее толкования.

Я выеду на второй или третий день после Успения. Стало быть, на третий или четвертый буду в Москве. – Смотри же – ни гугу, передай это Афонцам, – и то же подтверди, чтобы ни гугу. Скажи, что нарочно беру толстую патерицу. И кто окажется виноват.

В Москву чугунка придет в полдень. В этот же день и с доктором надо разделаться. А на утро домой. Не хочу никому показываться – ни митрополиту.

Благодарю за карточку Тиши. Дай, Господи, ему здоровья!

Благослови, Господи, Вареньку и всех вас.

12 августа 1879 г.

Письмо 165. По возвращении из Москвы

Милость Божия буди со всеми вами!

Се – мы дома! Добрались преблагополучно. Слава Богу!

Я было немного поскорбел, что скоро простился с Варенькою и Тишею, но потом и рад был этому. О. Арсений воротился очень поздно – часа в два. Ожидание его истомило бы всех нас.

Для вклеивания листов в послание к Ефесеям я подговорил Шацкого дьячка-старика. Но, кажется, начну вклеивать сам. Показалось мне, что старец не совсем гож на это дело.

Во Владимирских и Тамбовских Ведомостях печатают, что кто у тебя будет выписывать Симеона Нового Богослова, тот за пересылку не платит. Потому если кто отнесется к тебе в этом смысле, то уж и не требуй за пересылку. Книгопродавцам же об этом не говори.

О. Нечаеву, когда спросит: зачем ты не сказал ему о моем приезде в Москву, говори: не велел.

– А почему не велел?

– Кто его знает! Должно быть, времени не было.

А времени в самом деле не было. Сам же о том не начинай речи. Это пишу на случай, если он сам узнает как.

Будьте здоровы, – и веселы.

Тишу не забудьте показать Крюкову.

Благослови вас, Господи, всяким благословением. Спасайтесь!

24 августа 1879 г.

Письмо 166. По изданию писем о христианской жизни

Милость Божия буди с тобой!

Спрашивает один питерский купец, – не соглашусь ли я ему уступить издание Писем о христианской жизни, что 4 выпуска. Как думаешь, уступить ли?

Я думаю уступить, потому что самим нам издать не под силу теперь, да мало и надежды на скорый расход.

Но мне пришло на память, что кажется и Ферапонтов хотел издавать их. Так сбегай и спроси, хочет ли. Если хочет, пусть скажет, что дает за лист на один или два выпуска. Смотри, – спрашивай не о том, сколько огулом за все книги, а сколько за лист. Тогда сложим, сколько листов, и окажется, сколько огулом. Если он не хочет, расспроси, как трактовать с купцом, и главное, как условиться о получении денег. И с Афонцами потолкуй.

Я думаю просить с листа за один выпуск десять рублей, а на два завода 15 или 20 р. Листов выйдет 80–100. Денег много выходит, хоть и не так много – годится на издание посланий.

Сроку дается тебе на все разузнание и на писание – один день, ну, два – не более. И сейчас пиши, чрез пристань Нарышкина.

Вареньке и Тише Божие благословение. Радостных дней желаю всем вам.

3 сентября 1879 г.

Письмо 167. По книжному делу

Милость Божия буди с тобою!

Относительно печатания писем – добрые сведения.

Имя или прозвище купца – Тузов. Он кажется взялся вести торговлю вместо Кораблева и Серякова.

К Римлянам послание пришлешь – оба выпуска вместе – по 50 экземпляров каждого чрез пристань Нарышкина.

Относительно послания к Ефесеям – какие басни тебе рассказали? Перепечатывать без моего ведома они ничего не могут.

Я уже переклеил свои книги и раздаю. Но об моих нечего хлопотать. Это раздача. А твои идут в продажу.

2 книги Добротолюбия, может быть, в следующем году составлю. Взять нам печатание может быть нельзя будет по безденежью. Отдать другому кому – обида Афонцам. Афонцы дадут денег, хоть не так, как купцы. Может быть, на этом остановимся.

Поговори с кем-либо – не удобнее ли вести продажу книг чрез одного Ферапонтова. Ты про свою квартиру напечатаешь, – а потом придется ее переменить. И выйдет нечто нескладное. А то так бы одного уж и знали все. Поговори, но не с самим Ферапонтовым.

Скоро кончится печатание послания к Колоссаем. Может быть, в этом году. Надо будет уплатить за 1000 экземпляров.

Вареньке поклон и полные благожелания. Ты смотри в самом деле не наряди ее в деревенский наряд?

Перекрести Тишу. Спасайтесь!

26 сентября 1879 г.

Письмо 168. При посылке погрешностей и о своем глазе

Милость Божия буди с тобою!

Вот отметка погрешностей. Снеси о. Протоиерею. Поблагодари от меня за труд. Писать к нему буду после. Теперь случайно не имею времени. Прошу извинения.

Все, касающееся издания, кажется, я тебе уже писал. Что встретишь нужное – пиши.

Глаз мой преуспевает в слепоте. Верно, придется проститься с ним.

Вареньке и Тише Божие благословение. Будьте все здоровы и счастливы.

2 октября 1879 г.

Письмо 169. По книжному делу

Милость Божия буди с тобою!

Что же у тебя там делается с посланием к Римлянам? Полагаю, что уж окончено, и ты его получил. Сделай, как я уж говорил тебе.

За корректуру заплати о. Протоиерею, или предложи уплату, а затем раздай кое-кому.

Ах! – да ведь и послание к Ефесеям теперь уже свободно. Мне послания к Римлянам пришли 50 экземпляров.

Теперь надобно взяться за публикацию. Без этого книги хода иметь не могут.

118-й псалом пересматриваю и скоро пришлю. Надо отпечатать. Много желающих. – Эта книга пойдет веселее.

О. протоиерею Нечаеву кланяюсь. Еще неделька, и пошлю ему тетради Симеона, и еще новое нечто – письма. Тогда и напишу.

Ферапонтова попроси выслать мне книги: 1) Жизнь Христа Спасителя Фаррара. 2) Чичерина «Религия и наука». Деньги вышлю на Рождестве.

Аккуратно веди издательский счет, чтобы видеть как что. Даже деньги эти держи особо, чтобы они всегда были под руками и наготове.

Кажется, все сказал. Вариньке с Тишею – Божие благословение и полные благожелания. Будьте все здоровы и веселы.

Ваш богомолец Е. Феофан.

P.S. Делать нечего, – уж надо потратиться на публикацию-то, руб. 50–100.

6 ноября 1879 г.

Письмо 170. То же

Милость Божия буди с тобою!

Только что получил твое письмо, как привезли и книги. Поздравляю с окончанием трудов. Дай Господи распродать!

Обошлось дорогонько! – Но что же? Лишь бы не было пустых затрат. Теперь ты можешь сообразить, какие неизбежные затраты, и какие лишние. На будущее время и запасайся (опытом), – каких затрат можно избежать. – Вот тебе и приложение сей премудрости предлежит – издание 118-го псалма. Посылаю его тебе теперь же. Если можешь, сам устрояй издание; если не надеешься, иди опять под науку к о. Протоиерею. Я пишу к нему об этом. В книгу вложены заметки для корректора.

Бумажника и типографию, если они хорошо вели дело, лучше не переменять. Они сговорчивей будут, заметив, что ты такой обильный издатель. Однако ж сам смотри. Корректуру, если возьмет о. Протоиерей, – ничего бы лучше и желать нельзя. Но может быть для него это затруднительно. В таком случае сыщи постороннего, но лучше по его указанию.

Во Владимир послал ты. Сам преосвященный тебе писал? Напиши. Это мне надо знать. И то не написал, как с корректурою поступлено.

О портрете подумаю. Если окажется возможность, я сниму новый в меру книги. И тогда пришлю.

Чтобы к посту поспело издание 118-го псалма, можешь так условиться.

Шрифт или такой же пусть будет, как в печатной. Или тот возьми, что в послании к Римлянам.

Форму печатания не изменяй, особенно может соблазнять то, что число стиха печатается буквами, и притом особой строкой – например: Стих десятый. Но это дает изданию приятную особенность. Ну – умудряйся!

Я получил телеграмму о смерти о. Арсения. Что сделалось, что так неожиданно умер? Упокой Господи душу его!

Вариньке и Тише Божие благословение! Спаси Господи всех вас от всякой беды!

Епископ Феофан.

P.S. Высокопреосвященный Казанский Антоний скончался. Давно болел.

20 ноября 1879 г.

Письмо 171. Понуждение к немедленному ответу и соображения по издательству

Милость Божия буди с тобой!

Чего же ты молчишь? – Сколько за тобою ответов – и нужных?!

Как послал ты книги во Владимир? – Я спрашивал, а ты не ответил. Вот преосвящ. Иаков пишет, – и ничего не поминает о книгах. Мне надо ему отвечать. А я не знаю, как сказать ему о книгах. Видишь, сколько неурядицы от твоей лености.

Сейчас же сядь, – и на все отпиши мне обстоятельно.

Полагаю, что у тебя теперь в голове неурядица относительно книг. – Вот что тебе следует иметь в виду.

Издать все послания.

Почему вся твоя забота, теперь должна быть обращена на то, чтобы собрать поскорее денег от продажи книг. И собирай. – Как только наберется на книгу – рублей пятьсот, шестьсот, – сейчас печатать новую книгу. Затем опять – как соберешь столько же – печатать еще книгу и т.д. – пока отпечатаются все послания. – Тогда уж и отдых. И еще может быть придется иное послание во второй раз издать.

Месяца через три – от о. прот. Нечаева – еще получится послание – 1500 экз. за 1000 надо платить. Есть ли деньги? Потребуется не знаю сколько, но не грузно. Это оттиски. Узнаешь тогда, и уплатишь из оставшихся денег, и из выручки текущей. Об этом наперед надо иметь заботу и справку.

Сим же путем и еще одна книга толкования выйдет. Но это может быть года через полтора.

Пишу тебе сие для соображения по издательству.

Да не изволь спать. А что видишь нужным, тотчас отвечай, – особенно вопросов не оставляй неотвеченных.

Вариньке желаю здоровья и веселия, и Тише. Надо вам иногда прокатываться за город, но когда не слишком холодно.

Благослови вас Господи всяким благословением!

Епископ Феофан.

P.S. С праздниками поздравляю, ибо вот-вот!

14 декабря 79 г.

Письмо 172. Поздравление с новорожденною и об издании Толкований

Милость Божия буди с тобою! С новым годом!

Даруй, Господи, тебе и с семейством новых радостей!

Поздравляю с новорожденною. Благослови ее Господи, – и матерь и брата.

На их долю дай Господи хороший расход книгам.

Не ужасайся, что толкования идут туго. И будут еще несколько (времени) идти туго. Потом пойдут пошибче. Надо только поскорее собираться с силами – печатать дальнейшие толкования. Как только выручка от всех книг станет подходить к пяти стам, так скажи. Приготовлю послание к Галатам. И ты, пока не издадим всех толкований, на барыши не пучь глаза. Они пойдут после сего издания. А дотоле имей терпение и труд.

Что твой 118-й псалом? Он, кажется, шибче пойдет. Но без объявлений ничего не будет. Почему узнать, что у тебя на чердаке лежат книги?! Сорока что ли расскажет?!

Оказалось, что для меня мало полсотни экземпляров. Шли еще 25 экземпл. толкования посланий к Римлянам. И поскорее.

Преосв. Иаков второе прислал письмо, и о книгах все ни слова.

А отнес ли ты книги митрополиту? Я все еще не знаю. За это что тебе следует?!

Будьте все здоровы и веселы.

Благослови Господи Вариньку с Тишею и Аннушкою, – с тобою во главе. Я здоров. Но глаз все хужеет.

Епископ Феофан. 2 января 1880 г.

Письмо 173. Поздравление с новосельем и по книжному делу. Письмо к Задунайскому воину

Милость Божия буди с тобою и с семейством твоим!

Поздравляю с новосельем, – коему очень рад. Благослови, Господи, более вам не двигаться. И свата благодарю, что так сделал.

Все наши разговоры с тобою относительно книг – покончены. Теперь спешу приложить следующее.

Книгопродавец духовных книг Горбунов просить выслать ему по 15 экземпл. наших с тобой изданий.

Обещает в журналах опубликовать, – и еще книгопродавцам разослать, не ставя сего в счет нам с тобою.

Нахожу это выгодным. И изволь сейчас же послать ему всех наших книг по 15 экз. Я пишу к нему об этом. Сейчас и меня извести о сем. Да не мямли.

Митрополиту ты снес книги, а дошли ли они до него – не знаешь. Забеги спроси. Доставлены ли они владыке или нет?

Благослови Господи твое печатание 118-го псалма.

Вариньку с Тишею и новорожденною, и с тобою во главе – благослови Господи!

Епископ Феофан. 7 января 1880 г.

Письмо 174. После благословения трудящемуся о спасении души, к чему руководством служат книги Святителя, дается разъяснение о грехах исповеданных. Письма к Елиз. Иван. Снегиревой, урожденной Херасковой

Бог да благословит путь твой, трудись и послабления не давай; все что бы я мог тебе сказать, найдешь в моих книгах, в них и ройся.

Поминать ли грехи исповеданные и при помощи Божией благодати оставленные?

На духу поминать их нечего, когда уже разрешены.

А на своей молитве поминать их хорошо, так учит св. Апостол Павел. Желание иметь серебряный волосок пустое.

Епископ Феофан. 21 января 1888 г.

Письмо 175. Ответ на коллективное поздравление воспитанниц Епархиального училища

Милость Божия буди с вами, дети!

Благодарю вас за праздничное поздравление и благожелания ваши мне. Мои же желания вам всего доброго и моя молитва о вас к Богу непрестанны. – Помоги вам Господи кончить курс воспитания, и потом с пользою для других жить по выходе из оного, в том жребии, который готовится каждой из вас Промыслом Божиим.

Хороши ваши чувства к училищу. Память о жизни в нем и сама собою не изгладится, потому, что вся жизнь ваша после будет приложение того, что здесь получили. – Но нельзя птичкам в гнездышке сидеть. – Оперятся – и разлетятся.

Так и ваше дело.

Карточки ваши иметь очень желаю. Пришлите и подпишите каждая. Теперь вас, верно, не угадаешь. – Желательно, чтобы училищное управление не отступило от своего доброго намерения.

Начальнице вашей, – доброй матери, – благословение от Господа и все мои благожелания, равно всем наставникам вашим и попечителям – членам управления.

Благослови Господи всех вас.

Ваш богомолец теплый и благожелатель усердный Епископ Феофан.

Пишу всем, – а адресую на одну из вас – Хераскову, нет передумал, вам это трудновато будет. Получите письмо сие от матушки игумении.

Письмо 176. По случаю вступления в брак воспитанницы Херасковой

Милость Божия буди с вами!

Очень рад вашему вступлению в брак. Благословение Господне да почивает на вас и супруге вашем. Да утвердится между вами искренняя любовь и мирное согласие до конца дней ваших. – Доверие друг к другу потерять или поколебать как-нибудь паче всего бойтесь. Тут основа счастливой супружеской жизни.

Благослови вас Господи!

Будьте чем-нибудь помощны своему супругу по его занятиям. Но и кроме того ищите приложения приобретенным вами познаниям и искусствам. Можно девочек брать на обучение, а там глядишь – и школка может состряпаться. Но всяко как Бог устроит.

Не имею под руками иконки, чтобы послать вам, и местность наша не такая, чтобы ее найти можно было, буду в долгах. Пришлю после.

Всех вам благ от Господа желаю.

Ваш богомолец Епископ Феофан. 10 февраля.

Письмо 177. По случаю смерти ее родителей. К мещанину Г. Елатьмы С.Е.Е.

Милость Божия буди с вами!

Нельзя не поскорбеть: такова уж душа наша; но в меру, – и при том небольшую.

Что главное у человека, тело или душа? – Душа главное. Когда душа жива, и человек жив.

А когда умирают, что умирает, душа или тело? Тело; а душа остается жива.

Стало умершие – живы; – живы и ваши родители. Они только отлучились от вас и стали жить в другом месте.

Туда же и вы в свое время перейдете, – и увидитесь. Разлука у вас только временная. Потому и говорю, что не поскорбеть нельзя; только немножко, как скорбят, когда выезжают из дома в школу.

Так случилось у нас, что умерших мы воображаем, такими, какими они были, когда лежали на столе в гробу, и затем, как они в могиле, и даже причитываем: как тебе там темно, как тебе там тесно, как тебе там сыро. А между тем тут совсем нет тех, кого оплакиваем. Они в другом месте, и даже около нас, только в другом совсем виде.

Они и общение с нами продолжают, прямо с душою, а мы того за хлопотами не чуем. Так вместо скорби, бесполезной для родителей ваших, и вредной для вашего здоровья, извольте, воображая их живыми, вести с ними душевную беседу. И это не всегда будет мечта, а иногда будет сопровождаться действительностью; ибо они бывают с вами.

Желаю вам в сих не ложных мыслях почерпнуть себе утешение.

Всяким благословением да благословит Господь вас с супругом вашим и дочерью.

Ваш доброжелатель Епископ Феофан.

P.S. Посылается вам книжка.

19 октября 79 г.

Письмо 178. Ответ на желание побывать на Афоне

Милость Божия буди с вами!

На Афоне побывать не худо, если нет помехи домашней. А если есть, то можно и дома просидеть. Бог везде доступен. И сам Он не ближе к Афону, чем к Елатьме. Всяко делайте как душа!

Благослови вас Господи!

Е. Феофан. 13 мар. 78.

Письмо 179. Имеющему частную келлию – о сборе пожертвований и о чтении приходящим

Милость Божия буди с тобою!

Что келлию имеешь, се – добре! Но уж и порядки надо завесть келейные. Порядки же сии требуют безпопечения. А у тебя хлопоты по сборам. Келейное уединение есть дело Марии, а хлопоты по сборам есть дело Марфино. Эти дела одно с другим вместе жить не могут. Сборы надо бросить. Толкуй всем, что в подобных приношениях не важно место, куда приносятся, а то, кому и в каком духе приносятся. Бог везде один и на Афоне и во всяком месте.

Что книги читаешь приходящим, тоже не худо. Но смотри веди это дело с благословения и присмотра твоего духовного отца. Ему показывай книги, и почаще спрашивай, хорошо ли ты говоришь, что говоришь. Можно наговорить много недобрых речей, думая, что говоришь хорошие речи. Со страхом Божиим веди сие дело.

Спасайся! Е. Феофан. 29 июля 80.

Письмо 180. Бездетному – о хождении на богомолье, имени, и имуществе

Милость Божия буди с тобою!

На богомолье походить Бог благословит!

Об имени, как тебя назвали родители, не заботься, а попекись, чтобы имя твое написано было в книге животной. Веру храни, и добрые дела твори. Греха же бегай.

Про Афонских старцев ложно тебе сказали. Когда наследника нет, раздавай неимущим. Руки их – Божии руки.

Спасайся! Е. Феофан. (в 1889 г.).

Письмо 181. Благословение на богомолье

«Господь да благословит путь ваш и да благопоспешит вам. Е. Ф.»

(в 1890 г.).

Письмо 182. На вопрос о собирании пожертвований: о своей душе попекись

Милость Божия буди с тобою!

Не умею сказать тебе, что для тебя благопотребнее.

Мне думается, что священник дал тебе хороший совет.

Афонцы не имеют нужды. Бог благоустроил их добре.

Но ты о себе попекись, как душу спасти. Если есть у тебя свой кусок хлеба; то сиди дома, Богу молись и работай что либо молясь, хоть лапти плети, чтобы не быть праздну, и в Церковь ходи, как только есть там служба, а если она там всегда есть, всегда ходи.

Господь да умудрит тебя!

Спасайся! Е. Феофан. (в февр. 1893 г.).

Письмо 183. На вопрос женатого о поступлении в монастырь. К жителю г. Елатьмы Д.И.Г.

Смотри сам, как тебе поступить.

Говоришь: супруга отпускает. Стало быть ты женат. Так как же тебе в монастырь идти при жене. – Разве и она пойдет в монастырь?

Не вижу, как тебе посоветовать.

Смотри сам. Е. Ф. 9 авг. 1893 г.

Письмо 184. (Бессемейному) на вопрос о поступлении в монастырь. Письма к присяжному поверенному Митрофану Рафаиловичу Корякину в Задонске

Милость Божия буди с тобою!

Коли есть место в монастыре, то ступай.

Апостол Павел решил, что кто хочет спастись, пусть не женится и не связывается семейными делами. Потому что бессемейному удобнее угодить Богу. А бессемейному в мире есть много соблазнов. Ты и хорошо сделаешь, если укроешься в монастырь.

Однако ж сам смотри.

Трудности есть в монастырской жизни; но не такие, чтобы кому не по силам были. Да трудности и везде есть.

Благословение Божие буди на тебе.

Е. Ф.

Письмо 185. Подробное наставление о пути спасения

Милость Божия буди с вами!

Уже и прияли вы великую милость, когда дал вам Бог образумиться и стать на должную дорогу. Вы неправо думаете, что это было простое дело. Кажется вы хотите этим смирение показать, а между тем приписываете себе дело, которое не может быть иначе совершено, как благодатию Божиею. Это большая гордость. Извольте исповедать, что вас Господь призвал к жизни по Богу, чем показал, что избирает вас для царствия небесного. Исповедуя же сие, благодарите Бога, и со страхом и трепетом совершайте свое спасение, – боясь, как бы, отпадши снова, Духа благодати не укорить и крови Сына Божия не попрать. Вы уже были призываемы путем рождения, крещения и воспитания, – и стояли на добром пути, но уклонились, поправ благодать св. крещения. Теперь снова призваны. Бойтесь опять отступиться от Бога. Благодать двояко действует: совне, когда призывает, – и это всеобщая благодать, никто не исключен: ибо Господь всем хощет спастися и в разум истины приити; когда кто, вняв призванию, обращается, тогда благодать чрез таинство крещения или покаяния, внутрь вселяется, и там созидает спасение, или образует из стихий добра, естественных человеку, нового человека, наследника вечного царствия небесного, не властительски, а руководительно и помогательно, то есть, указывая добро, и помогая совершать его. В сем последнем чине состоите вы. Вам предлежит: теките добре, да постигнете, – подражая апостолу Павлу, который говорить о себе: тако теку, да постигну. Цель – царствие небесное, но чтобы достойну быть внития в царствие, надо очиститься от страстей и от всего худого. Как без сего очищения дверь в царствие не отворится, то оно должно быть для вас ближайшею целию. К нему и направляйте теперь все. Программа тут проста: уясните себе все страстное и греховное, сущее в вас, и ведите против того войну; уясните также все доброе, сущее, или долженствующее быть в вас, и воспитывайте его в себе благодатными средствами, – молитвою церковною и домашнею, чтением св. книг с Богомыслием и деланием предлежащих добрых дел, исповедью и причащением. – Все сие в двух словах: уклонися от зла и сотвори благо. Такой порядок уже заведен у вас с самого начала обращения и теперь ведется. Если что приходится присказать вам, то только, чтобы вы не делали уступок и опущений ни с той, ни с другой стороны. Если опустите когда напитать добрую сторону, она захилеет; если уступите дурной, она оживет, как черви, почти иссохшие, когда окропит их немного дождь. Молитвословие у вас есть, чтение есть. Богомыслия не вижу, то есть размышления о божественных истинах с выводами уроков для себя, – доброделание есть, но с упиранием однако ж ногами; исповедь и св. причащение есть. Все есть для доброй стороны, пажить обильная, сочная, пасите на ней, как овечку, душу свою. Если все сие совершится как следует, то душа ваша должна скакать и играть на пастбище, как ягнятки весною на выгонах. Позаботьтесь, чтобы при молитвословии шла молитва из сердца. Молитва собственно и есть – вздох сердца к Богу: если сего нет, и молитвы нет. Молитвословие ваше мерно; много набирать не надо, а лучше малое исполнять со всем вниманием и чувством. Между правилом молитвословия утреннего и вечернего, днем почаще воздыхать к Богу из сердца; а то и стать на обычное молитвенное место, и помолиться о нужде настоящей. При чтении – сердце держать ничем не занятым, открытым для истины, и, обнимая читаемое пониманием, влагать то в сердце; при этом то один, то другой стишок затронет сердце, а иной и очень. Замечайте сии стишки, затрагивающие, и днем почаще припоминайте их, особенно тот, который побольше затронул. Это будет поновлять оживление сердца, – дело сие очень плодотворно. Читать лучше немного, но с усвоением и чувством, чем много и без этого: без этого чтение будет сеятва при дороге. Богомыслие: взять какую-либо божественную истину, уяснить ее в составе и основаниях, провести до чувства, и вывесть уроки для себя. Какие истины брать? Все, начиная с божественных свойств, проходя чрез творение, искупление и общее промышление, до страшного суда и вечной жизни. Это по катихизису. – Брать одну. Стишки, которые падут на сердце при чтении – лучший предмет для богомыслия. Время... как свободно... Доброделание. Заповеди – норма; практика – предлежащие случаи: лучше не придумывать дел, а делать, какие представляются. Представляется одно сделать, а другого не сделать. То и другое редко обходится без борьбы с тем, что восстает внутри и что встречается во вне. Большая ошибка, – препоны или противления деланию, считать невозможностью. Не могу не должно исходить из уст ревнителя. Ведение дел – великая премудрость – дар Божий. О сем молиться надо. – Исповедь и св. причастие – неизбежно необходимы: одна возочищает, другая – баня, пластырь и пища. – Надо причащаться все четыре поста. Можно прибавить, причащаясь в великий и предрождественский по два раза. Можно и еще прибавить, но не слишком, – чтобы не оравнодушиться. Все прописанное питает добрую сторону. Сторона дурная сама собою будет слабеть, если добрая – добре питается. Но то, наша беда, что дурная сторона не дает добре совершать то, чем питается добрая; она всюду встревает и предъявляет свои претензии; и бывает, что то, чем питается добрая сторона, или не делается или делается не как следует: от чего она или голодает или питается испорченною пищею. Чтобы ничего такого не было, то есть ни помех к питанию доброй стороны, ни порчи того, чем она питается, ревнителю спасения предлежит непрерывная борьба с дурною своею стороною. Борьба по форме очень проста: как только заметишь подходы, требования и нападки дурной своей стороны, поднимайся, бери оружие и гони врага, и гони пока и следа его не останется. В чем дурная сторона, всякий знает. Это эгоизм, самость, самоугодие, саможаление, – все делать для себя, в свое удовольствие, в свою выгоду и в свою честь. Действиям, в каких это совершается сметы нет. И нужды в том, в смете то, нет. Решившийся жить как следует, тотчас узнает дурное, в каком бы виде оно ни проявлялось. Проявляется же иногда только помышлением о дурном, когда представляется уму предмет дурной, иногда чувством дурным, иногда позывом на дурное, иногда вместе и влечением к нему, более или менее сильным. Иногда все это проявляется рядом: появляется предмет дурной, вызывает чувство, от чувства рождается позыв, а там и влечение. Все это для души – нечистое, но еще не грешное. Грешность начинается согласием на дурное, которое переходит в решение сделать дурное – это внутреннее дело; после чего придумываются способы, время, место. Затем следует дело грешное, от коего рабство греху и смерть душевная. Но, в каком бы виде ни проявлялось дурное; как только оно замечено, надо вставать и бороться. Вот главные приемы борьбы: сознать врага в появившейся дурноте, рассерчать на него и напрящись гнать его, призвав Господа Спасителя на помощь; и затем повторять сии акты, пока не исчезнет дурное и душа не успокоится. С этими тремя актами всякую дурноту можно прогнать и преодолеть. Требуется энергия, мужество и терпение. Этого сказанного достаточно в руководство общее на все случаи. И все сие конечно вами практиковалось и практикуется. Но, пересмотрите себя еще понемилосердее, и недостающее восполните, неправое поправьте, несовершенное усовершайте.

Всем хотящий спастися Господь, буди вам помощник!! Вы прописали некоторые неисправности в делании дела спасения. Присмотритесь, еще больше найдете. Извольте встрепенуться, ибо дело идет о жизни и смерти. Главные производители жизни о Христе Иисусе суть: ревность, горячая, энергичная, безжалостная к себе, яростно-сердитая на свою дурную сторону во всех ее проявлениях, без всякого снисхождения; и божественная благодать, привлекаемая и призываемая ревностью и всегда помогающая, когда ревность действует, как следует. Как у вас это? Благодать Божия всегда готова и во всей силе; а ревность не всегда бывает исправна, не всегда бывает в должном напряжении; слабеет, ближится к равнодушию, хладеет. В сем состоянии человек походит на того, о ком в Апокалипсисе сказал Господь: «ни тепл еси, ни хладен», и прибавил очень страшный приговор. Ваша ревность ослабела. Сие ослабление вы описываете в очень сильных выражениях. Хоть она и не в такой степени ослабла; но дело это очень опасное. Враг, обычно, пока ревность сильна, не подступает к ревнителю, а когда ревность немного насытится и жар ее поспустится, он начнет подступать, и главное у него – совсем охладить ревность. – В вас он уже порядочно успел в этом. По мере охлаждения ревности, благодать отступает. Оба производители жизни у вас не в нормальной силе. Близка опасность падения. Враг начнет вызывать влечение к прежним дурным делам. И как только успеет ввергнуть в какой грех, засядет и начнет гонять, в отмщение за этот год противления ему

Извольте встрепенуться. Спасение содевать нам заповедано со страхом и трепетом, ибо посреди сетей ходим, идем по жердочке над бездною, или по узенькой тропинке, по обеим сторонам которой пропасти. Поспешите поджечь ревность: тогда все опять пойдет добре. Как? – Как оживляют онемелый член тела? – Трением. Начинайте же тереть душу. Чем? Всем, чем обычно упражняют себя люди благочестивые: богомыслием, усилением самоумерщвления, или строгостью к себе, к плоти своей, наипаче же молитвою. Извольте пройти весь ряд божественных истин с предвечного бытия Бога до конца, и остановитесь на сем последнем, именно на своей смерти, и последующем за тем решении, неизменном на вечные веки. Но, остановитесь не голою мыслью, а с полным чувством, и так, как бы все то самым делом совершилось над вами. Вот вы слегли на одр смертный, – приходят Ангелы взять душу. Что скажут они. Подступят и бесы, и что будут вопить. Чем кончится их взаимное пререкание. Начнется путь к престолу Судии-Бога. Надо пройти мытарства; соблазнители бесы вытащут свои записи и начнут живописать деяния. Что тут раскроется? Когда на грехи подушали, гладили нас по голове, и то ничего, и другое не важно, а тут начнут обличать и осуждать и рвать из рук Ангелов. Так до самого входа в судилище. И ничего нет страшнее этих мытарств. Ангелы защищают, но бывает, что нечем уже защитить. Св. Антоний Великий видел некоего страшного гиганта, простиравшегося выше облаков, с простертыми руками по всему горизонту. Души умерших поднимались на небо. Которые поднимались выше его рук, на тех он скрежетал зубами в досаде, а которые останавливались ниже рук, тех ударял рукою, и они ниспадали в бездну. Увы! И кто исчислит все, имеющиеся встретиться тогда страхи! А там суд. Что скажем в оправдание или хоть в легкое извинение? Ч.то будет, когда услышим: виновен... свяжите... и низриньте? Извольте это поглубже вселить в сердце, и почаще припоминать. Если так будет, если есть вероятность, что вынесется приговор: «виновен»; то как безпечничать и предаваться послаблениям? Очень много зла от мысли, что смерть за горами. Извольте приблизить ее, и помните, что ей и из-за гор ничего не стоит прискочить. Вот-вот подскочит и подкосит. Ах! Ах! – да уж ничто не поможет. Пересмотрите-ка все роды внезапных смертей, – и решите, какой из них не может повториться и над вами, – сейчас же, когда вы читаете эти строки? От беспечности нет мысли возбудительнее, как мысль о внезапной смерти. Но ни одна мысль также не бывает дальше от нас, как эта. Все тут враг – заслоняет смерть. Извольте побольше навязать узелков, в напоминание о ней. У нас две гири, – дух и плоть, – одна другую перетягивает. Плоть – на пагубу; дух – на спасение. Я думаю, что в вашем охлаждении небезвинна плоть. Не предполагаю излишества, но доволь. Но и эта доволь отупляет чувство духовное и расслабляет энергию. Потрудитесь подтянуть сию рабу неключимую, чтоб не лезла в госпожи. Как? Я думаю вам ведомо! Касается же сие и пищи, и сна и других льгот. Сделайте, чтоб плоть чувствовала, что на ней – тяжелая рука. Как только ослабнет плоть, чувство духовное оживет. Очень много в сем отношении значит – не давать разваливаться, держать в струнку все члены чрез внутреннее напряжение мускулов. Это сильно поддерживает бодренность духа, и помогает душе стоять в трезвенном настроении. Молитва – самое действенное средство в духовной жизни, и вместе мера ее. Как вы описываете свою молитву, она у вас очень неисправна. Потрудитесь так делать: пред молитвою всегда подумать о молитве, что она, и к кому относится, и какова должна быть, – подумать и втянуть чувство сердца в молитвенную область – благоговеинства, упования и преданности Богу. Вы прочитываете молитвы утренние и вечерние. Прекрасно. – Но, совершайте свое молитвословие не спешно, всегда сопровождая слова мыслью, ими выражаемою, и напряжением на то чувства сердца. Вы часто в сем делаете уступку. Положите отселе не уступать ни на волос, – и нудить себя всячески, чтоб за словом шли мысль и чувство. Без этого молитва вкуса не имеет и не привлекает. Как читая книгу, вы следите мыслью за читаемым и с удовольствием усвояете встречаемое; как же скоро мысль отбежит, чтение – трава. Тоже бывает и с молитвою. – Если мысль отбегает и чувство пятится назад, нудьте себя. – Правило ваше невелико, потому стыдно и спешить, и мыслью отбегать в сторону, и чувству давать льготу. Посмотрите, как пойдет молитва сладостно, если возьмете ее в руки и поблажать себе не станете, или не себе, а врагу, который, как только вы двинетесь в молитвенный угол, идет по пятам, и осаждает разными напоминаниями. Но, когда внимать будете, он отступит; потому что ваша борьба против его внушений венцы вам готовит; а он этого не хочет. Когда дело молитвословия идет исправно, молиться хочется, и от молитвы отстать не желается. Тогда продолжите молитву, молясь словом своим, или своею мыслью, о том, что больше всего потребно в духовной вашей жизни. Полагаю, что сим способом молитва ваша оживет, и леность к ней отпадет

Надо молитвенные воззвания делать, сколько можно чаще до непрестанности. Выберите себе из псалмов стишки, которые берут за сердце, заучите их, и часто повторяйте, то тот, то другой. Заучите коротенькие молитовски св. Златоуста – 12 дневных и 12 на ночь; и тоже повторяйте часто. Обычнее же повторяется молитва Иисусова: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! Труд самопринуждения все преодолевает. Преодолеете и вы охлаждение. Слыхали вы, что есть непрестанная молитва? Возжелайте и взыщите. Станете искать и обрящете. Зародыши ее есть уже у вас: это чувство к Богу, по временам бывающее. У вас оно было в силе; но вы допустили охладеть ему. И оно приходит по временам. Вот это чувство старайтесь сделать постоянным, – и это будет непрестанная молитва. Любили вы когда либо кого-нибудь сильно? Припомните как любимое лицо не отходило от сердца и чувство все было в нем, – и мысль не отходила, и все, что вы делали, думали, что то лице видит и старались сделать, что делали, хорошо, чтобы не заслужить неодобрения от того лица. Непрестанная молитва похожа на это, только место имеет в другой области. Помоги вам Господи найти такое к Нему чувство. Тогда всем оплошностям, вялостям и разленениям – конец!!! Остается мне сказать вам о духе хулы, иногда нападающем на вас. – Это воистину дух хулы мутит вас. Не только мысли хульные бывают и поражают, но слышатся слова в ушах.

Бес производитель их. Делает он это для того, чтобы смущать вас, и лишить вас дерзновения к молитве. И то имеет он в виду, не согласитесь ли вы на какую-либо хулу, чтоб ввергнуть вас в грех хулы, а потом – в отчаяние. Против сего беса – первое, не смущаться, и отнюдь не думать, что это ваши мысли, но прямо относить их к бесу. Затем – против мыслей и слов – мыслить и говорить противное. Он внушает худое о святом, а вы говорите: врешь, лукавец; он вот каков. Так против всего, – и все говорите, пока не отойдут. Заключите так: буди проклят хульник, – и слова хулы да обратятся на главу твою. К Господу обратитесь с такою молитвою: душу мою открываю пред Тобою, Господи! Видишь, что я не хочу таких мыслей и не благоволю к ним. Все всевает враг. Отгони его от меня. Св. Нифонт – четыре года мучим был сим духом, который жужжал ему в уши: нет Бога, нет Христа и проч. Он же говорил: и Бог есть и Христос, и я поклоняюсь Им и служу всею душою. Бог избавил, наконец, его. Если там у вас найдете у кого писания св. Димитрия Ростовского, в 1-м томе, у него есть об этом статья очень вразумительная и утешительная. Достаньте и выпишите себе из ней благопотребное

Благослови вас Господи, и супругу вашу и деток. Спасайтесь! Шлю вам книгу. В ней увидите себя, как были в отрочестве, как испортились, – и как исправились, и что предлежит. Она писана больше 40 лет назад, но не остарела. У меня есть такие книги для раздачи. Ваш доброхот Е. Феофан.

12 марта 1888 г.

Письмо 186. Узкий путь. Отзыв о происхождении и современных проповедниках пессимизма

Милость Божия буди с вами!

Гнев и милость над вами! Гнев в болезни, посланной, очевидно, за нарушение обета, а милость – в прекращении сей болезни, в силу раскаяния и полного восстановления обета. Да поможет вам Бог быть всегда исправным в сем отношении. Как утешительно видеть, какой благодатный строй водворился во внутренней вашей жизни, когда вы всем сердцем предали себя и все свое в волю Божию, в Его отеческие о нас промыслительные распоряжения. Да даст вам Господь сохранить сие во все дни жизни вашей. Обычно узкий путь нам не нравится. Подавай нам широту и простор. Не слышит разве Господь воплей сих? Слышит, но переменить домостроительства жизни нашей не хочет, потому что это было бы не к добру нам. Так устроилось положение наше, что только теснота держит нас в настоящем строе. Как только вступим в широту, расплываемся и гибнем. Вот и царит на земле теснота, как наилучшая для нас обстановка. Апостольский ум видит вообще в тесноте и в особых стеснительных случаях отеческую к нам любовь Божию, – и о тех, кои в тесноте, судит, как о близких к Богу сынах. Нынешние умники не вмещают словесе сего, – и тем погружают себя в непроглядный мрак, простертый будто над жизнью нашею земною. Отсюда туга, уныние, нечаяние, томление и самоубийство. Исходная точка их омрачения та, что наша последняя цель будто на земле. Но она не на земле. На земле начало жизни – приготовительный ее период, – а настоящая жизнь начнется по смерти. И особенный исключительный способ приготовления – благодушное терпение теснот, лишений и скорбей. – Кто взглянет, или будет смотреть на земную жизнь такими глазами, тот не станет убиваться, не видя в своей жизни широты и простора, а возревнует об одном, как сделать, чтобы теснота принесла наилучший плод, вкушение которого отсрочивается до будущей жизни. Изобретатели мрачного смотрения на жизнь настоящую суть буддисты. От будды. У нас распространяет его в настоящее время белогорячешный Л. Толстой, – безумец из безумцев. А у немцев – какой-то философ (не помню фамилии). Это настоящий конец, в который упираются, опирающиеся на одном своем личном постижении истины. Истина Божия о жизни пребывает на земле во всех верах и у всех народов. Неверующие – выродки, несчастнейшие из несчастных!

Благослови вас Господи. Спасайтесь! Ваш доброхот Е. Феофан. 15 декабря 1893 г.

Письмо 187. О бесчувствии, богомысленном созерцании, молитве, чтении, пище и проч.

Милость Божия буди с вами!

Берусь ответить вам на ваше многосодержательное письмо. – Очень рад, что вы практикуете уже прописанное вам. Дай вам Бог не отступать и не возвращаться вспять. Взяли иго, – тяните, воодушевляясь верною надеждою. Впереди царствие; дверь в Царствие чистота; все прописанные труды и дела суть средства к очищению сердца. И выходит, что ближайшая наша цель – очищение сердца, а за ним – Царствие Божие: ибо туда не войдет ничто нечистое. Сие непременно надо содержать в мысли, чтоб не губить трудов своих, примешивая к ним что-либо нечистое. Например – поститься и серчать, молиться и высокоумствовать; делать добро, чтобы выказать гуманность и подобное.

Поднимаете труды – «не всегда по влечению, а больше но принуждению». Таков уж закон – противиться себе в худом и нудить себя на добро. Сие и означают слова Господа, что царствие Божие нудится и нуждницы восхищают его. От этого и следование за Господом есть иго. Когда бы все делалось по влечению, какое бы было в сем иго? – В конце впрочем приходит, что все делается охотно и легко.

«Нападает тупое бесчувствие, – бываешь как автомат, – ни мысли, ни чувства».

Такие состояния бывают, иногда как наказание за поползновение на что либо недоброе мыслью и сочувствием; а иногда как обучение, – преимущественно, как научение смирению, чтобы человек навык ничего не ожидать от своих сил, а все от одного Бога. Несколько таких опытов подсекают доверие себе, избавление же от тяготы указывает, откуда помощь, и на кого надо во всем полагаться. Состояние это тяжело, но надо переносить его с мыслью, что лучшего не стоим, что оно заслужено. Средств против него нет; минование его – в воле Божией. Надо однако ж стоять и вопиять ко Господу: буди воля Твоя! Помилуй! Облегчи! Но никак не поддаваться каким либо послаблениям: ибо это разорительно и пагубно. – Вы добре делаете, что скорбите о сем и всячески напрягаетесь освободиться от него. – Но гадание ваше, будто таково будет вечное мучение, неверно. – Вечные, – как блаженство, так и мучение – невообразимы и ни с чем, бывающим в сей жизни, сравнивать их нельзя. То и другое – там безмерно выше здешнего всего. – У св. Отцев такие состояния называются охлаждением, сухостью; и все считают их неизбежными в жизни по Богу: ибо без них скоро зазнаемся.

Пример богомысленного упражнения, вами представленный, есть настоящее дело. Так пройдите все истины св. веры нашей, – и покрепче утвердите их в мысли и чувствах. Но это есть только первоначальное подготовительное занятие. Настоящее употребление в жизни богомыслия есть представление какой либо истины веры с соответственными чувствами и намерениями, без движения рассуждения, как уже конченного однажды. – У св. Отцев оно называется созерцанием, – что есть зрение умом истины с чувствами. Потрудитесь все истины пересмотреть, как пересмотрели одну. И каждую пересмотренную потом почаще созерцайте, чтоб не забылась. – Когда пересмотрите все истины, тогда вам останется только созерцать их. – Употребление созерцания таково: утром, тотчас по восстановлении полного сознания, после сна, делайте общий их обзор, начиная предвечным бытием Бога триипостаснаго и кончая страшным судом и вечною всех участию, не быстро и не длительно, но со вниманием. Можно это сделать по символу веры. Вся совокупность сих истин есть строй мысленного, духовного, божественного мира. Пересмотром их сознание вставляется в строй их и входит в духовный мир. Это в соответствие тому, как, проснувшись, входим мы в строй внешнего, окружающего нас мира, и сознательно держим себя в нем: солнце и небо над нами, стихии, и все твари наземные вокруг, равно как семья, соседи, государство, со всем бывающим в них. Последнее невольно само собою совершается, а над первым надо потрудиться, хоть это не слишком трудно. Сии два мира – созерцаемый мысленно и видимый вне, – сознавая, – в мысленном обретайте руководственные указания, как следует вращаться в видимом. – Это общее правило созерцания! Частные: кончив мысленный обзор, утром, надо остановиться на том предмете, который больше повлиял на чувство, и им оживлять дух молитвенный. Когда же этого нет, тогда оживлением духа молитвенного да будет общее благоговейное чувство ко всему строю духовного Божественного мира. – Потрудитесь ни одного утра не оставлять без освежения своего внутреннего таким созерцанием богомысленным, как имеете обычай освежать свои покои впусканием свежего утреннего воздуха; и потом весь день бывать в чувстве, что, кроме видимого, вас осеняет и окружает и невидимое, не без влияния.

Молитвенные у вас порядки хороши. Дай Бог держать вам их терпеливо и плодоносно. И что дети тут же, я полагаю, очень хорошо. И не думаю, чтобы это их тяготило; напротив обще допускаю, что детям приятно участвовать в общей молитве. Приходит мне на мысль сказать, что хорошо бы и на ночь держать общую молитву, назначив для сего такой час, который был бы раньше всякого, в который отходит кто либо из семьи ко сну. Однако ж делайте, как удобней.

Молитв готовых у нас много. Они не сочинены, а изливались из сердца Святых, под действием какого либо созерцания, или события и случая в жизни. Читающий их со вниманием входит в те же чувства, какие дышат в них, и тем оживляет и созидает в себе молитвенный дух. Чтоб это удобнее совершалось, хорошо молитвы избираемые наперед обдумывать с восприятием и чувств, сокрытых в них. Еще лучше заучивать молитвы, чтобы не иметь нужды в молитвеннике, а всегда носить его в душе, готовым раскрыться, как только потреба. Но, навыкая молиться по готовым молитвам, надо начинать понемногу молиться и своим словом, по своим потребностям – душевным или внешним. Потребности духовные, как только пробудятся, тотчас устремляют к Богу. Позыв – обратиться к Богу бывает иногда без определенной потребности, а по одной жажде Бога. В какой бы мере и в каком бы виде ни проявлялся сей позыв, никогда не надо оставлять его неудовлетворенным, но тотчас обращаться к молитве, и молиться в том положении, в каком застал позыв: если за делом, – за ним и молиться, если за чтением, – посреди его и молиться, если во время ходьбы, ходя и молиться. Но конечно лучше и плодотворнее стать в молитвенное место и принять молитвенное положение, если можно. – Чем усерднее будут исполняемы сии обращения к Богу, тем чаще они будут появляться и больше длиться, и глубже укорениться. Не забудьте сего пунктика. Прием сей есть самый лучший для усовершенствования молитвы. Молитва же есть главное в деле нашем. Не жалейте труда преимущественно на это. Если во время молитвословия породится сей позыв, прекращайте чтение молитвы и молитесь по сему позыву, с словом своим, или без слова. Бог увидит, как усердно вы желаете и ищете молитвы, – и подаст вам молитву, которая не будет пресекаться. Благослови вас Господи на дело сие!

Относительно чтения. – Читать для знания-одно дело, а читать для назидания – другое. При первом много читается, а при втором не надо много читать, а как только из читаемого что-либо падет на сердце, останавливайтесь и думайте, стараясь и разъяснить, а более углубить в сердце сию мысль. Это тоже, что превратить сие в предмет богомыслия. Так питать будете душу и растить, а не насыпать ее, как мешок. – Книг нет. Я вам пришлю. У меня есть несколько для раздачи. – Св. Тихона читаете? Добре? Никакая книга не может сравниться с его книгами.

«Ревность то приходит, то отходит». Это со всеми бывает. При оскудении ее, беречь намерение и решение – служить Господу, пребывая в благочестных порядках без уступки, без разленения, без поблажки плоти. И пройдет. – Богомыслие действенно восставляет ревность, – особенно память о смерти и суде... вот, вот смерть. Как только эта мысль полностью падет на сердце, сердце не может не встрепенуться.

О пище. Положите законом – выходить из-за стола немного голодным. Злая раба – плоть будет чувствовать, что над нею есть властная рука. И что винопитие пресечено, прекрасно. Это самое лучшее пособие к тому, чтобы было тело всегда бодро, трезвенно и свежо. Великое есть сие дело!

Вы думаете, для уничтожения зла, причиненного 47-летнею разгульностью, надо столько же потрудиться в добрых порядках жизни. Нет: это совсем не так. Вычищается все запачканное – отвращением от него и безжалостным к себе противодействием ему, с верою, упованием и любовью к Господу. Бывают сии расположения в такой силе, что в одно мгновение все вычищают. Так было с разбойником на кресте. Днесь со Мною будеши в раю, обетовал ему Господь. А в рай не войдет ничто не чистое. – Для иных впрочем очищение сие тянется долго, – более всего от поблажки себе и уступок своим желаниям.

Великая для вас милость, что вы довольны супругою и детьми. Да пребудут они такими навсегда неизменно. – Что прочее желается по семейному быту вашему, предайте то в волю Божию, молясь усердно, но изъявляя всякую готовность принять все, что благоволит Бог послать, хотя бы то было и не гладко.

Я ничего не могу сказать об искомом вами. Сами смотрите, к чему гожи. Но на чувство смотреть нечего. Главное – долг. – Долг внешний – исправная служба. Но всякую службу можно превратить в способ благоугождения Богу, или внешнее исполнять в связи со внутренним, освящая последним первое. Льву вашему даруй Господи – добре сдать экзамен. Благослови Господи и всех вас. Ваш доброхот Е. Феофан.

18 мая 1888 года.

Письмо 188. О своем руководстве, об отношении к молоканам, благодати и молитве Иисусовой

Милость Божия буди с вами!

Книги послал вам, а письма написать не успел. – Сажусь писать и скажу, что потребуется по течению вашего письма.

Вашим руководителем и наставником и пастырем перестаньте меня называть. Ни для кого не берусь быть таким лицом; а когда спрашиваешь кто, сказываю, что представляется мне подходящим.

Ваш замысел сделать что-то по случаю посылки книг не пригоден. Книг своих я не издаю и не продаю; а издатели присылаюсь мне издаваемых книг некое количество, для раздачи. Я и раздаю кому считаю нужным. – Если будете исполнять, что признаете подходящим вам, – и потом положите поклон о многогрешном писателе; вот и все, что можно вам сделать.

Прочитали путь ко спасению? – Добре. И еще прочитайте когда-нибудь. Тут все, что мною писалось, пишется и будет писаться. Это мои уроки академии студентам С.-Петербургской. Конспект пересмотрен с о. архимандритом Игнатием – после бывшим архиереем Брянчаниновым, и им одобрен. Это было в 46–7 годах.

«Без руководителя нельзя» написали вы. – Руководитель – столб на дороге, а дорогу проходить надо всякому самому, – и тоже смотреть и под ноги и по сторонам. Старец Паисий (Величковский) всю жизнь искал руководителя и не нашел. Но жил в двоем-троем, – и взаимным советом руководились. Меня прошу исключить из гожих руководителей. И сами смотрите, как быть, с молитвою и отеческими уроками.

Случаи взрыва вашей самости не важны сами по себе; но важен дух, с которым сделано вами то, что сделано. Его уже вы сами осудили. И следует так. Более других укорен поступок ваш с молоканом. – Общение, которого вы боитесь, не житейское разумеется и не доброжелательное, а религиозное: не общиться в вере и таинствах, и молитвах. Зачем он приходил к вам, вы должны были помочь ему.

В других двух случаях вы могли и серьезное внушение сделать, – и не пылить. Много извиняет то, что русскому как резонно ни толкуй, не послушает, а пригрози и приколоти, послушает. Но это идет скорее к властным лицам, а не к частным. – Мне думается, что вы хорошо сделаете, если встречаясь с теми лицами, будете ласково говорить с ними, как будто ничего не было. Можете сказать: «я тогда немного вспылил, прошу извинить. Но это не значит, что я одобряю поступок ваш: вы дурно сделали». Работнице говорите: «как только замечу, что ты прибила дочь, так сгоню тебя. Твой грех равен смертоубийству». Не найдется ли для девочки какой работы у вас в комнатах – подместь комнату, подтереть что, воды принесть и подобные мелочи по дому. Она и была бы у вас под крылом. – Епитимия. Когда при исправлении молитвы Иисусовой приходит желание своим словом помолиться, припомните при сем и об этих подвигах и с сокрушением помолитесь, положив при сем поклона три. Так несколько дней, – с десяток. Но было бы крепче, если бы вы исповедались духовному отцу, и он вам что-нибудь назначил бы. Окажите – какую-либо ласку и молоканину, и перестаньте чуждаться молокан. Искать их дружества нечего, а когда случится быть вместе, не следует хмуриться на них. Иначе действовать на них – есть – себя в грязь лицом бросать.

Слово к Ангелу-Хранителю: радуйся яко... общитися возбраняеши, – разумеется – в таинствах и веровании и в молитвах. Св. Павел не возбранял верным ходить на обеды к язычникам, и все предлагаемое есть, даже идоложертвенное, заповедав воздерживаться от сего последнего, только когда скажут: это идоложертвенное. – А молокане далеко отстоят от язычников в деле веры. – Ваше отвращение к ним не хорошо. – Их жалеть надо и молиться об них, и при случае в обычный разговор вбрасывать какое слово или фразу – для вразумления. – Забыл я приложить вам книжки во вразумление молокан. После пришлю.

Принимать квартирантов безбрачно сожительствующих нет греха. Но коль скоро от этого зарождается соблазн какой в своей семье, то надо как-нибудь освободиться от них. – Иные такие бывают очень добры и благочестивы. Жаль таких: ишь пошли у нас разные учения противобрачные и сбивают с толку. Блудничают и ухом не ведут.

«Надо тещи добре... без благодати это невозможно... благодать же избранных доля». Тут кривотолк. – Благодатью никто не заделяется; она дается всем грядущим к Господу; и Спаситель говорит, что Он пришел грешников спасти, а не праведных. Благодать всем обща, только бери... и всем открыт доступ к ней, – и все могут спасены быть, если захотят. Вина неспасения не на благодати, – а на нехотении нашем.

Делание молитвы Иисусовой просто: стать вниманием в сердце пред лицем Господа и взывать к Нему: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! Дело не в словах, а в вере, сокрушении и предании себя Господу. С сими чувствами можно предстоять Господу и без слов, и это будет молитва.

Полное наставление о молитве вообще, и об Иисусовой молитве, – найдете в книге «Невидимая брань». Там и прочитайте. – То что, восприяв под действием молитвы Иисусовой молитвенный дух, вы начинаете молиться своим словом по насущным потребностям сокрушенного сердца, очень хорошо и для созидания духовного очень плодотворно. Извольте доводить себя до сего всякий раз, однако ж не напрягайтесь сочинять при сем молитву, а пусть сама изольется из сердца. Сие последнее есть наилучший путь к непрестанной молитве.

Благослови вас Господи, и всю семью вашу. Спасайтесь. Ваш доброхот Е. Феофан.

16 июня 1888 года.

Письмо 189. О говении, нечувствии и разные краткие наставления

Милость Божия буди с вами!

Виноват! Столько времени не отвечал на ваше письмо. Особенно о чем-либо писать по содержанию вашего письма не требуется. Буду по течению вашей речи приговаривать по словечку от себя. Побыли в Воронеже, поговели, причастились. Слава Богу! Не паче ли следует поблагодарить Господа, что приходили в умиление и сокрушение, – и при том в такой силе, что вы пожелали сего и всем людям. Значит душа жива, и благодать не отошла. Бывающие же с вами замирания духа иной должны иметь смысл. Вы положили говеть во все посты. Прекрасно. Дай Господи вам выполнить это, как следует. Смотрите, не слушайте врага, который начнет отговаривать, выставлять резоны лукавые. Пришлось ли вам исполнить, что загадывали на Успенский пост? Мне очень бы желалось, чтобы вы сделали то. Само дело может и быть и не быть без ущерба. Но важно устояние на своем против нашептываний вражеских. У древних отцев всегда бывало правилом – иметь какое-либо дело, требующее труда, для того, чтобы упражнять свои силы и делать опыты борьбы. Принимаемое дело менялось каждый год. Мне уже приходило в голову помянуть вам о сем и предложить – попробовать. Может быть чрез это сократились бы ваши припадки сухости и нечувствия. – «Что скажут?» – Вражий страх – там, где нет страха. Врачевство против сего: уверенность в правоте дела и его сообразности с волею Божиею, и наипаче предание себя и всего своего в руки Божии. Без сего предания едва ли возможно умирение внутри. Воротясь домой, нашли между посылками и книгу о. Иоанна. Радуюсь за вас, почаще докучайте ему. Он лучше всех может указать путь, как держаться пред лицем Бога и пребывать в порядке Божием – людям житейским. «Как быть с нечувствием?» Терпеть, неотступно соблюдая все заведенные порядки благодатной жизни. Припоминаю: у св. Макария, Диодоха и др. пишется, что Бог душе, обращающейся от греха на путь богоугождения, сначала дает вкусить всю сладость жизни сей новой. Но потом оставляет человека одного, с его собственными силами. Благодать при сем или скрывает свое действие, или отступает. Делается сие затем, чтобы дать человеку поглубже убедиться, что он сам по себе один есть без благодати, – и навык глубоко смиренствовать и пред собою и пред Богом и пред людьми. Таков смысл и ваших охлаждений и нечувствий. – Следовательно, как только оно появится, прибегайте к смирению, говоря: по делам; не стою благодати, но пощади. – Понаблюдите; может быть найдете, что пред наступлением такого состояния – бывают гордостные мысли и чувства; и кайтесь в них скорее. Дел же обычных, – ни молитвословий, ни чтений, и другого, что есть, не оставляйте. Охлаждение есть Божия епитимия. Вопрос: «Как быть, если такое состояние придет, когда причащаться надо?» – для вас пока лишний; потому что с вами этого не бывает. – И молитесь, чтобы не было. Милостивый Господь не допустит; но аще изволит. Но если случится, надо с верою отдать себя в руки милосердого Господа. Св. Причастие силу свою являет не от нашего достоинства, а по благости Божией. Готовность же к достойному причастию – исповедание грехов с крепкою решимостью не уступать греху и не опускать ничего хорошего, предлежащего к деланию. Эта решимость и ревность есть корень жизни и основа. Когда это есть, дом для Господа готов. Богомыслие – общее настроение поправляет и обновляет. Хорошо всегда доводить его до конца, то есть ставить себя на суде Божием, как бы это было на деле, и – затем вопить: Господи помилуй! У отцев пишется: самое лучшее стояние во время молитвы есть – стоять на суде. – Из богомыслия иной предмет ближе других приляжет к сердцу. Тогда на нем после окончания сего дела остановиться надо и им подольше попитать себя. Этим пролагается путь к непрестанной молитве. Страх за будущее – не худое дело. Прошедшее прощено в покаянии. Следы его оставшиеся изглаждаются исполнением заповедей и подвигами. Восстание чего-либо не доброго не вменяется, если не дается сочувствия и согласия. В отношении к нему – строго держать себя и быть покойну, пока все изгладится. – Но что впереди? Богу одному известно; потому в руки Его надо предать свою участь. Страх за будущее полезен тем, что поддерживает бодренное блюдение себя. У отцев есть: думай, что идешь по жердочке над пропастью, готовый каждую минуту пошатнуться. Об этом в просительной ектении: прочее время живота в мире и покаянии скончати. Но упования не следует терять, ибо болий есть, Иже в нас (Господь), нежели иже в мире (враг). Желаете навыкнуть смирению. Но вся жизнь есть наука сему. Чувство бессилия есть, нагорожено позади, впереди много, неисправности поминутно. Каких еще вам нужно профессоров? Смотрите на Господа, смирившегося ради нас. Блюдите себя от согласия внутреннего, на что-либо недоброе и все добре будет. Серчание – большой враг. В нем – самость, корень всякой греховности, видится и обнаруживается во всей силе. Блюсти себя надо, – и молиться.

Смущает вас внешнее положение, и настоящее и особенно будущее, не столько за себя, сколько за семью. – Возверзите на Господа печаль свою. И молитесь, да устроит, как Его св. воле угодно. Семья ваша разве не Божия? И об ней разве Он не промышляет, как и о всех? – Молиться же о сем никакого нет греха. Кто научил нас в молитве взывать: Хлеб наш насущный даждь нам... не оскорбится, когда воззовем и о прочем житейском, все впрочем предавая во святую волю Его. – Семья – это житейский крест для главы! – Терпи, покорствуя Господу, и все с своей стороны делая, все предай в волю Божию.

О молоканах – теперешних надо судить снисходительнее. – Зачинщики всему виной; а эти с молоком матери всасывают ересь.

Книжку против молокан посылаю в двух экземплярах: одну – пускать можете по чужим рукам. У меня были другие две – пространнее; но не знаю; кому-то отдал, и теперь нет на руках. Те побойчей. Писаны учеником молокана, обратившегося в православие, а сам он был православный. Теперь он Афонский инок. Это Иеромонах Арсений. Он и у нас бывал по тамбовской епархии.

Книжки для разъяснения недоумений, рождающихся при чтении Евангелий – нет у нас. Толкование Евангелий краткое есть, преосв. Михаила курского – почившего, краткое. Но оно не касается недоуменных вопросов. – Указывайте, что смущает. По силе моей скажу, что придется. Но не беру на себя груза всезнайки, и чего не знаю, прямо скажу так. Сесть же и расследовать, некогда. У меня свое дело, и своим чередом идет.

Весточку о пр. Иосифе принимаю в отраду. Скоро и я товарищем ему стану по слепоте. У меня катаракт – закрыл уже правый глаз. Теперь подбирается и с левым тоже сделать, но пока – еще зрение в нем хранится порядочное. Даль только постепенно закрывается.

Сына вашего Льва – благослови Господи преуспевать. Да хранит верность Государю и веру святую! Благослови вас Господи и всю семью вашу. Спасайтесь!!! Ваш доброхот Е. Феофан.

P.S. Карточку мою дурную – найдете в книгах. – Вот – правый глаз серчает, что ему мешают смотреть.

Письмо 190. О духовном охлаждении и избавлении от него

Милость Божия буди с вами.

Много просрочил я. Прошу извинения. Поздравляю с новосельем. Монастырь – молитва; св. Тихон – благодать Божия готовая. Молитесь в монастыре, и черпайте благодать у сего источника.

Помышляя о вашем новоселье, я думал было: вот вам и дело – ходить к службе или службам в монастырь. Но потом положил, указав на это, оставить сие в вашей воле и на ваш выбор. Потому что это, может быть, помешает вашим домашним порядкам, – не житейским. Первое письмо мое было направлено не туда. Я полагал, что у вас постоянное охлаждение, или сухость и нечувствие. Но этого у вас нет, а есть то, что со всеми по временам бывает. Об этом все почти писавшие о духовной жизни поминают. Св. Марк подвижник трех такого рода врагов выставляет: неведение с забвением, разленение с нерадением и окамененное нечувствие. «Какое-то параличное состояние всех сил душевных». В кратких молитовках не забыл их и св. Златоуст: «избави мя от неведения, забвения, уныния (это разленение с нерадением) и окамененнаго нечувствия». – Средства указываются не многосложные: терпеть и молиться.

Терпеть. Возможно, что Бог Сам посылает это для обучения не полагаться на себя. – Иной раз много берем на себя и многого ожидаем от своих усилий, приемов и трудов. Вот Господь и берет благодать, и оставляет одного, как бы говоря: «вот попробуй, насколько у тебя есть сил». Чем больше имеется дарований естественных, тем такое обучение нужнее. – Сознав это, будем терпеть. Посылается это и в наказание – за вспышки страстей допущенные, и не осужденные, и не покрытые покаянием. Вспышки эти то же для души, что для тела – пища дурная, которая отягчает, или расслабляет, или отупляет. Надо, выходит, при сухостях, осмотреться, не было ли чего такого в душе, и покаяться пред Господом и положить вперед остерегаться.

Больше всего достается это за гнев, неправду, досаждение, осуждение. возгордение и подоб. – Врачевство – возвращение опять благодатного состояния. Как благодать в воле Божией, то нам остается молиться об избавлении от сей самой сухости и от окамененного нечувствия. Встречаются такие уроки: обычного молитвенного правила при сем не оставлять, но все его точно исполнять, стараясь всячески, чтобы мысль сопровождала слова молитвы, напрягаясь и чувство расшевелить. Пусть чувство – камень, но мысль будет: хоть половинная, но все же это молитва будет: ибо полная молитва с мыслию и чувством должна быть. При охлаждении и бесчувствии – мысль трудно будет удерживать при словах молитвы, но все же возможно. Делать надо наперекор себе. Это преутруждение себя и будет средством преклонить Господа на милость и возвратить благодать. А бросать молитву никак не должно. Св. Макарий говорит: увидит Господь, как искренно желаем блага этого… и пошлет. Молитву же против охлаждения воссылать своим словом пред правилом и после правила, и в продолжении его к Господу взывать, – как бы преднося пред лице Его мертвую душу: видишь Господи, какова она! Но рцы слово и исцелеет. С этим же словом и в продолжении дня по часту обращаться к Господу.

Некто говорит: «поставь себя в состояние умирающего». Другой прибавляет: «еще лучше, поставь себя в момент суда над тобою, когда готово изыти из уст Божиих последнее о тебе решение». Нельзя не согласиться, что такие приемы действительно сильны – размягчить каменное сердце.

Знаю одного, который особенным образом держит молитвенное правило; именно: оставил читать молитвы, что в молитвенниках, а избрал себе несколько кратких молитовок из псаломских стихов и воззваний на ектениях, какие более пригодны к его состоянию, расположил их своим образом, и затем, становясь на молитву, повторяет каждый стишок несколько раз со вниманием и чувством. Когда все переговорит Господу, и правилу – конец. – Он уверяет, что как стал это делать, внимание не разбегается во все продолжение правила, и чувство держится. Но конечно не механическое повторение это производит, а сила мыслей, кои в стихах. – Он говорит: «начинаю правило, положив пред собою все грехи свои, готовые за них суд, посрамление и осуждение, – и взываю о пощаде». – Кроме этих стишков он уже ничего не читает молитвенного. У вас есть домашнее молитвенное правило для всей семьи. Это святое дело не надо изменять или отменять. Но вам потом можно держать особое – для себя только правило, если вздумаете, по указанному образцу.

И вот что я хотел указать вам как дело. Если решитесь, наберите стишков, и правило готово.

Хождение в церковь – самое лучшее средство к раскрытию духа молитвенного, при коем не посмеет окаменеть сердце. Но вам едва ли можно этим всегда пользоваться.

Есть молитвенники, которые молятся одною Иисусовою молитвою. Но это для совершенных; а для нас начинающих эта единость мысли скоро наскучивает. Потому указанный прием лучше, разнообразя содержание молитвы указанием разных нужд духовных. Между тем молитовки все обращаются к Господу. Следовательно в духе и тут молитва Иисусова.

Вот вам – слово св. Исаака Сирианина – на случай охлаждения и нечувствия!

«Не смущайся мыслию и не подавай руки душевному расслабленно, но терпи, читай книги учителей, принуждай себя к молитве, и жди помощи. Она придет скоро, чего и не узнаешь». Стр. 490.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 22 октября 1888 года.

Письмо 191. Домашнее правило из кратких молитв

Милость Божия буди с вами!

Пишу к вам только затем, чтобы сказать, что некогда как следует писать. Куча дел; и голова бывает тяжела. Против немочи, о которой вы писали в последнем письме, хорошее средство – спихивать себя самому с постели.

Правила желаете. Я писал вам – возьмите маленькие молитовки св. Златоуста 24. – Если мало, приложите из – помилуй мя Боже – стихи с начала до – Воздаждь ми радость спасения... Это еще 12–13. Из просительной ектении составьте молитовки – 6. День совершен... Ангела мирна... – Самим можно составить. – Мытарев глас: Боже милостив буди ми грешному. – Возглас на корабле – Господи спаси, погибаем!

Соберите их десятка три, четыре, пять... Повторяйте их по 10 раз, и это будет ваше правило – утром и вечером.

Произнося молитовки, – углубляйтесь в смысл, прилагая к себе. Первый плод... не заметите как время пройдет.

А другие плоды после увидите. Ваши молитовки, что вы прописали, очень хороши, но длинны. Их можно вставлять между маленькими, но необязательно, и когда придут. Но главное, со всякою духовною нуждою обращайтесь к Спасителю. Восставьте веру, что Он близ есть и слышит. И изреките Ему свою нужду. Почаще так делайте и придет.

Если найдете удобным, учащайте бывать в храме Божием. Нигде так не раскрывается дух молитвенный как в храмах, при внимательном и благоговейном в них пребывании. Если будете так делать, скоро увидите плод, однако ж не после первого и второго побывания в храме. Надо употребить месяцы, и показать постоянство и терпение в сем труде. – Но и здесь прибавлю – не вяжите себя. – Если же чем свяжете, держитесь того: ибо этим условливается плодоносие такой сеятвы.

Когда вздумаете пробраться в скит, – побывайте там – в гостинице – старица есть многоученая, – но главное знакомая с наукою Божиею. С нею можете перетолковать о всем, лучше нежели с кем другим.

Но каков час! Спасайтесь! Поздравляю с местом!

Благослови Господи! Молитесь и Господь не оставит.

Ваш доброхот Е. Феофан. 20 февраля 1889 года.

Письмо 192. О маленьких молитвах, утреннем богомыслии и частных предметах

Покров Матери Божией буди на вас!

Милость Божия буди с вами!

Начали коротенькими молитовками молиться и бросили. Если б не бросали – дело прошло бы уж далеко; а теперь опять снова начинать предлежите. Молитва настоящая та есть, которая прямо из сердца исходит и к Богу восходит. И никакая другая молитва не есть молитва, если она не такова. Об этом и должна быть вся у нас забота в деле молитвы. Но обычно ум наш загроможден множеством не божеских помышлений, воля – многими житейскими заботами, сердце – сочувствиями и услаждениями земными; почему тотчас к Богу возноситься для нас то же, что из трясины выкарабкиваться. – Маленькие молитовки – очень пригодное к тому средство, или пособие. Они приучают ум держаться на одном; понемногу сочувствие на свою сторону перетягивают, и от забот отвлекают. Это действие сильнее и скорее проявляется, если не на правиле только, но и в другие часы – просматривать их со вниманием. – Конечный плод – образование чувства к Богу, которое неразлучно с непрестанною молитвою, или есть одно и то же с нею. – Тут бывает живой союз с Богом – цель духовной жизни. –

«Прямо с просонку бывает быстрый наплыв помышлений, и дел, и сочувствий». Надо это уничтожить и приобресть навык – первомыслие свое Богу посвящать... Это производится Богомыслием. Об этом, кажется, была речь. Именно – по Символу веры надо пройти – все святые истины... до суда всеобщего и решения участи всех.

Извольте сии два приема соблюдать, – и добре будет. – Приложите только к сему – уклоняться от зла и творить благо... словом, делом и помышлением. – И вся программа тут.

Напишите на клочку, и прочитывайте чаще: как проснешься – Богомыслие; затем коротенькие молитвы со вниманием и чувством, и во весь день: уклонися от зла и твори благо; всякое дело, – и малейшее, – делай наилучшим образом, как пред оком Божиим.

Боль руки – это мускульный ревматизм. У меня был он. Вылечен электромагнитною машинкою. Небось есть в городской больнице. Попробуйте. – Лечение у меня продолжалось месяца полтора, утро и вечер. Электромагнетизм проводим был в место, где ломота. Машинку и купить можно.

– Ваши дела семейные и служебные да устроит Господь – наилучшим образом.

– 33-й псалом, когда выйдет, пришлю.

– Размышлений о страданиях Господа я не составлял. Это не мое произведение.

– Писать записочки и класть на мощи Святителя, мне кажется, означает большую притязательность. Разве у Святителя Тихона нет слуха, чтоб слышать молитвы к нему?

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 1 октября 1889 года.

Письмо 193. Ободрение текущему по пути спасения

Милость Божия буди с вами!

Да благословит Господь новое лето и для вас, чтоб, при здоровье и добром устроении внутри, вы во всем благоуспешны были.

Все, что вы писали о себе, очень утешило меня. Теките путем сим твердо, – и достигнете благого конца.

А неурядицы в помыслах и чувствах, какие испытываете, все улягутся со временем, если не смотря на них не перестанете всею ревностью ревновать об одном том, что угодно Богу. К этому же один верный способ – память Божию иметь и память смертную. Они водрузят страх Божий, который будет и возбудителем на все Богоугодное и отвратителем от всего, Бога прогневляющего, и хранителем добрых внутри стяжаний, и истребителем всего залегшего там недоброго.

Память Божия зрит Господа пред собою и в себе, и тотчас замечать дает недобрые возникновения из сердца, и подавляет их. А в этом ведь и есть все дело.

Не говорите – не могу. Это слово не христианское. Христианское слово: вся могу. Но не сам по себе, а – о укрепляющем нас Господе, как уверяет Апостол. Конечно установиться в памяти Божией требует труда. И беритесь за него. На первый раз будет, что только 10 раз в день вспомните о Господе; а под конец – что только десять моментов позабудете о Нем; и наконец Солнце правды, Христос Господь, воссияет на душевной тверди вашей и будет там сиять, не померкая ни на одно мгновение. – Ищите и обрящете.

Благослови вас Господи! Ваш доброхот Е. Феофан.

Посылаю книжки: 33-й псалом и 4-й том Добротолюбия. Желаю назидания.

20 января 1890 года.

Письмо 194. При посылке книги, разные советы и наставления

Милость Божия буди с вами!

Посылаю вам 5-й т. Добротолюбия – конечный. Этот том с четвертым могут заменить все книги – подвижнические. Извольте умудриться с помощью Божиею.

Я давно вам не писал, и не знаю, что у вас. Полагаю однако ж, что все идет добре, и внутри и вне. Благодарение Господу! Пусть что и не ладно; но слыша слова Апостола, о всем благодарить повелевающего, будем благодарить и за то. Ибо все от Господа, и во благо нам.

Вы в своей практике встречаете негладкости. Очень натурально: правда угловата и суковата: того зацепит, этого толкнет. А те, которые не любят правды, считают это невежливостью и даже обидою. – И пошли речи задорные и вздорные. – Помоги вам Господи тещи путем правым, не уклоняясь от него ни по каким внешним уважениям. Конечно это не так приятно; но за то совесть покойна, и милость Бога праведного близка.

Благослови Господи деток ваших! Утешаюсь тем, что вы об них пишете. Господь видимо благословляет труды ваши о них.

Покров Божий буди над вами и над всем семейством вашим.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 11 ноября 1890 года.

Это письмо было написано и не отослано только потому, что не успел зашить книгу. А тут пришло ваше письмо. По указаниям сего письма нахожу нужным только сказать о преследовании В., – что лучше оставить дело без преследования. Ведь уж он наказан. И чувствует сие наказание. И еще о расстройстве вашей молитвы. Это поважнее В. Я писал вам о коротеньких молитовках, и вы отвечали, что набрали их, как я указывал. – Так вот – извольте – и утром и вечером только сими молитвами молиться. Утром прочтите с полным вниманием: «От сна востав...» и проч. благодарения Св. Троице. Затем, творите те молитовки, повторяя каждую не менее трех раз (а если больше, – не мешает) – не спеша, все с мыслью и чувством. Заключите воззваниями ко всем святым, которых поминаете, и поминаем – своих живых и умерших; и довольно; тоже и на ночь делайте, и днем иной раз прочитывайте все подряд по разу, особенно когда идете куда. Ничто так не способствует собранию внимания пред лице Божие, как эти коротенькие молитовки. – Молитву Иисусову вставляйте в среду их, как найдете удобно, чрез три и пять молитовок.

Ливны? – Я учился там в духовном училище, а родина моя – Чернавск, между Ливнами и Ельцем.

Благослови вас Господи. Е. Ф.

Письмо 195. Блюстителю правды, жалующемуся о своем впадении в неправду

Милость Божия буди с вами!

Виноват! Просрочил ответом, а он как крепко был нужен.

Что вы наговорили на себя, из рук вон дурно. Полагаю, что вы когда писали, были в мрачном расположении, и немножко поприбавили. – Но прибавлено ли что к вашим подвигам, или все так есть, как вы пишите, – очень утешительно, что видите сию дурноту, отвращение к ней чувствуете и жаждете исправления. Благослови Господи такое начинание! Дело очень просто: первое – прекратить всякую неправду – большую и малую – на отрез, до положения живота, хоть бы умереть пришлось, а от правды не отступать. – Второе – прекратить не нужное самоугодие в яствах, питиях, развлечениях, и подобном. Третье – исповедаться во всем, – с твердою решимостью не возвращаться вспять, и идти бодренно правым путем.

Вам ведь известно, что никакие извинения не допускаются в отступлениях от правды, – и вообще, особенно в таких лицах как вы, – в блюстителях правды. Равно не имеют силы извинения в делах противных заповедям, и в жизни без внимания к себе и к Богу всевидящему, и имеющему судить по тому, что видит. –

Да вам как Бога забыть?! Вы служите по делам правды. Правда – Божеское дело. Бог вам вверил Свое дело, и вы Его служитель, обязанный точно сообразоваться с Его волею. Вы про это забыли. Враг подошел и внушил вам, что вы независимый распорядитель в своей области, как хочу, так и ворочу. – И пошла у вас неурядица в делах служебных, а там и в семейных и нравственных. – Ну – опомнились. – Стойте же!

Чужая молитва – помощна не сама по себе. Она прилагается к действующему, – и без сего ничего сделать не может. Да без сего и Сам Бог ничего не сделает. Все от вас. Начинайте. Бог благословит. Все уладится. Душа успокоится. И к Богу дерзновение возвратится. О вашем переходе в Воронеж, какой я помощник и советник. Могу только пожелать вам добрых – решений, – и когда на что решитесь, помолиться и сказать: Господь да благословит вас!

Да благословит Господь и детей ваших – воинствующего и готовящегося к тому же, – и всех прочих детей и всю семью вашу. Паче же благослови Господи вас самих – поправить все попортившееся, и снова начать богоугодную жизнь.

Спасайтесь! Ваш доброхот Е. Феофан. 28 октября 1891 года.

Письмо 196. Духовные возбудители

Милость Божия буди с вами!

Долго не отвечал вам. – Виноват; прошу простить. Тогда, когда писали письмо, было у вас все хорошо, и вы были в радостном настроении под влиянием совершенного вами хождения пешком в Воронеж, на богомолье. – Видите, что творит твердая решительность, самоотверженная? Труд не в труд. А в конце необычно утешительное состояние сердца. В основе лежала безжалостность к себе. Извольте возлюбить ее, и не отпускайте от себя; безжалостность устрояет внутренний крест, а он дает сораспятие Христу Господу, за которое Господь тут же воздаст и благом духовным, утешением и крепостью бодрою, готовою на всякий труд. В этом и средство к недопущению и прогнанию вялости духа, сухости и безжизненности. Идите всегда наперекор себе и не давайте себе покоя, особенно чрез телесное какое услаждение.

Кроме этой безжалостности к себе, возбудителями духовными, самыми сильными бывают – стояние вниманием в присутствии Божием и непрестанное чаяние – вот – вот смерть.

Если б дал Бог сии три пунктика водрузить в сердце, тогда вам не было бы нужды ни в каких уроках и напоминаниях со вне. Найдите также какое либо дело из ряда подвижнических, которое было бы однако ж тяжеловато и соединено с затруднениями в исполнении, и наложите его на себя как закон неотложный, хоть умри, а исполни. Как это было бы благотворно для возбодрения духа?! Вы писали: «час-другой простоишь на молитве, а в душе все безжизненно». – От чего так? Я думаю, от того, что внимание ваше обращено в эту пору только на то, чтоб простоять, – и перечитать, и переговорить положенное. Это внимание надо иметь, но не впереди его держать, а на 3 и 5 месте. Напереди надо ставить чувство грешности. За тем – вот-вот смерть, суд и осуждение. – Куда укрыться? Некуда, в лоно лишь милосердия: Боже милостив буди... Под сень креста, раздери Господи на нем рукописание грех моих. Пред молитвою – всякий раз если проводить сии чувства по сердцу, то оно вялым оставаться не может. – Один старец говаривал, что самое пригодное место для молитвы – стояние вниманием на суде Божием, в ожидании, что вот-вот услышится решение! Молимся без подобной приготовки – и молитва бывает ни куда негожею. Еще от того она такова, что припоминая, как была у нас хороша молитва, несколько прежде, и думаем, что и теперь она будет такою же – стоит только стать, и все пойдет добре, а оно нейдет. Сейчас надо дело направить. Это пустяки, когда говорят, что поправить не можем, не беремся и не поправляется. Господь близ! А Он никогда не оставляет, кто искренно ищет Его.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 7 октября 1892 г.

Письмо 197. После наставления о бесчувствии и житейских нуждах даются ответы на вопросы: о вхождении в алтарь мирянина и проч.

Милость Божия буди с вами!

В начале письма своего вы поминаете о бесчувствии с пресечением духовных обычных занятий – и выставляете причину того. Причина эта настоящая, и как она в руках ваших, то можно вам посоветовать – вперед не давать выступать ей на сцену и строить свои разрушительные батареи. Привыкнете к строгой степенности в речах и движениях. Страх Божий от памятования о Боге научит.

Три пунктика, которые я вам указал, к сему же ведут. – Но вы, помянув о них, и сознав важность их, и положив постараться водрузить их в сердце, тотчас же и руки опускаете, считая невозможным успеть в этом, по причине тяготы житейских забот, вызываемых нуждами не легкими. – Нужды и заботы действительно разорительны для духовного строя; но сию разрушительную их силу можно подсечь преданием себя в волю Божию. Это не то значит, что, сложив руки, сиди и жди, что Бог даст, но – придумывай способы и употребляй их в дело, успех же всего предоставь Божию устроению, не предрешая и не строя воздушных замков, и стоя в готовности принять благодушно, что Богу угодно будет послать. Попечение иметь должно, а кручиниться и томить сердце до раздирания его – грех: ибо тут нет веры и упования, и покорности Богу. – Затем вы заботу о водружении в сердце трех сказанных пунктиков всю возлагаете на меня. – Я всегда поминаю вас в молитвах, но моя молитва только пособие, а не главная производительная причина. Сия в ваших руках. Я предложил вам иметь какое-либо дело духовное тяжеловатое и всегда его делать. – Оно прогонять может всякую леность, энергию поддерживать и бодрость духа. – Вы опять на попятную; но, слава Богу, Ангел Хранитель еще прежде навел вас на такое дело. Оно совершенно соответствует тому, что я имел в мысли. Извольте так справлять свое молитвенное правило утром и вечером. Но не теряйте благодушия и не допускайте разленения, а напротив веру держите, что от такого труда изойдет благотворное действие на ваш духовный строй. Враг начнет нападать, чтобы пресечь труд сей. Стойте! И не движьтесь.

Следуют ваши вопросы.

1) Позволительно ли входить в алтарь мирянину, просфоры подавать на проскомидию и самому прочитывать поминание свое.

В старинных наших церквах – жертвенник, на коем совершалась проскомидия, устроялся особо от алтаря, с левого бока его, и с особою дверью из настоящей. В эту дверь входили и выходили миряне с просфорами и поминаньями… Потом для удобства перестали делать эту перегородку; обычай же самим мирянам приходить на проскомидию остался. – Потому полагаю, что так делать можно. За порядком же смотрят служащие. Во время же священнодействия – стоять в алтаре не надо мирянам.

2) Идти в рядах с священными лицами при перенесении св. мощей, и обхода с ними церкви – не следует. Да это и не делается, разве по нужде какой. Но идут с боку.

3) Поднос просфоры и благословенного хлеба в церкви при всех конфузит. Для кого это делается, пусть смиряется в себе, а отклонять не удобно. Надо бы общий запрет сделать, а пока терпеть.

4) Еретик или еретичка в монастыре – с такими деяниями, какие вы указали, – невозможны. Если есть, вы сделали свое дело, известив преосвященного, – и оставайтесь покойны.

Ваши адвокатские дела.

1) Развод второй. Если причина не в жене, а в муже, то, думаю, можно похлопотать, а если в ней, и она хлопочет только склонить мужа принять на себя вину, лучше не касаться сего. – Да я не знаю, как духовное начальство должно отнестись к такому случаю? Если душа претит, то можно отказаться от хлопот, – если и не виновата жена. – Но как же ей быть?

В отношении житейского вашего положения ничего не имею сказать, кроме – возверзите на Господа печаль вашу. Но вы уже стоите в сем уповании твердо, и стойте. А пока придет помощь, – сократите расходы do minimum-а и терпите. Господь да призрит на вас Своею милостию.

Благослови Господи вас и все семейство ваше. Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 4 ноября 92 г., 8 ноября 92 г.

Письмо 198. Ответ на разные тревожные мысли ищущему спасения

Милость Божия буди с вами!

Ваше письмо доставило мне большое утешение, удостоверив, что у вас по делу Божию все течет добре. Даруй вам Господи более и более утверждаться в добром и отгонять недоброе.

Ваше хорошее состояние в молитве дает знать, что охлаждения и бесчувствия, испытываемые вами, не составляют коренного вашего настроения, а суть случайности, бывающие со всеми. Их терпеть надо, жалеть и молиться об избавлении, но никаких решительных заключений на основании их делать не следует. Тоже и о добрых состояниях – благодарить, молиться о продлении или не лишении и в другие разы, а заключений: вот кажется установляется доброе настроение и подобных не делать. Ибо состояния сии непрочны: приходят и отходят. – Что постоянно должно быть, это решимость благоугождать, и ревность о том живая и деятельная.

– Жалуетесь, что начали говеть, но от суетностей освободиться не в силах. В пример же приводите то, что многие приходят по делам, требуемым вашею службою. – Дела службы не суетность; это Божии дела. Только делайте их всегда для Бога, а не для чего другого. Равно и по семейной жизни на вас лежит долг. Исполнять его не есть суетность. Только совершайте такие дела по сознанию, что волю Божию исполняете. – Суетность – дела по удовлетворению страстей, – так же ненужные, и бесполезные. – Расчислите, и отделите в жизни своей суетность от несуетности, – и увидите, что и среди их можно поминутно волю Божию творить. Прибавьте: творить их во славу Божию. Вот и будете святой, или святости ищущий.

– Тяготит мысль, что не все сделано по делу молитвословия. – Это бывает от сознания, что оно было исполнено не как следует: мысли отбегали, чувства набегали недолжные, и заботы о чем-либо. В этом тотчас каяться надо, бранить себя и полагать намерение быть исправным. – Надо постараться приобресть навык – не считать окончания молитвословия концом молитвы, а и после того считать долгом быть в молитве. Это исполняется памятованием о Боге неотходном, с благоговением, и преданием себя в волю Божию. Тогда у вас будет на душе, что отходя от молитвословия, вы не отходите от молитвы, – а только переменяете один вид ее на другой. Позыв на уединение и безмолвие, и даже порывы, вами испытываемые, не суть доброго качества. Потому лучше их прогонять, а на место их выставлять, или производить в душе – желание труда – преутруждения себя. – Вы по временам имеете уединение, – и довольно. Во всякое другое время старайтесь уединяться в сердце и там установить свое сознание пред лицем Божиим: что есть хождение пред Богом.

– Ваша раздражительность, иногда капризная, пройдет, как только навыкнете ходить в присутствии Божием, под всевидящим оком Божиим. Она от гордости. Смирение прогонит ее, – а также сознание, что вокруг себя должно распространять благостыню.

– Относительно – В. можно удовольствоваться тем, что в душе искренно помирились с ним и желаете мира и в обращении. Искать примирения словом и делом лучше прекратить: иначе ярость его все будет углубляться и сгубит его. Ищите случая сделать ему какое-либо добро, без ведома его. Узнав о нем после совершения, он скорее одумается. Впрочем же делайте как делаете, то есть встречаясь старайтесь мир блюсти на душе, и проходите не затрагивая его, и только молясь о нем

Елисавету буду поминать. Михаилу даруй Господи здоровье. Да упокоит Господь души и родичей ваших. Благослови вас Господь!

Спасайтесь! Е. Феофан. 13 декабря 1892 г.

Письмо 199. Ободрение чувствующему греховное бессилие. Совет устроить вечеровые назидательнык чтения

Милость Божия буди с вами!

Предо мною два ваших письма неотвеченных, – обличители моей лености. Прошу извинения, что так нерадив в ответах. Ближайшее письмо ваше – генварское – есть свидетельство великой к вам милости Божией в том отношении, как Он направил помышления ваши по случаю торжества вашей alma mater. Тут простая перечень прожитого, но как по нему всему проходит покаянное чувство, то сим совершается в благодатном порядке жизни очищение всего дурно нажитого. Воздайте благодарение Господу, совершившему в вас переворот жизни и держащему на сем истинном пути. – Сокрушение сердечное и самообличение безжалостное всегда нам к лицу, однако ж и меры не надо забывать. Вы заходите за черту должного, когда употребляете такие речи: – «безнадежная тоска томит от греховности, чувствуешь невозможность спастись», и подобные. – Чувство бессилия самому спастись в порядке вещей, но нечаяние спасения должно выбросить из словаря христианского. Ибо имеем Господа Спасителя, о нашем спасении пекущегося, и нас к тому всячески располагающего и укрепляющего. Не надо так говорить, враг подслушает и начнет строить на этих пунктах свои батареи.

Поди – отстреливайся тогда.

Жития святых воодушевительны, и располагают к подражанию, но – по мере сил. Хорошо однако ж заимствовать от сего себя осуждение и смирение.

Книжки, какие вы отправляете к воину Льву, хорошо идут. Они всякому пригодны. На место посланных пришлю вам другие. Раба Божия красавица Александра хорошие выразила в стихах помышления и чувства. Даруй ей Господи преуспевать и от мыслей и чувств переходить к делам.

Дальнейшее письмо декабрьское. Перед праздником говели и причастились: доброе дело. – А потом праздничные утешения. Ничего, думаю, только в меру и с благодарением!

Описание ваших вечерних собраний – скромных и тихих – навело меня на мысль предложить вам, не найдется ли возможность ввести в них, при беседах обычных, и чтения, по содержанию и духовного и светского, но всегда дельного, однако ж не скучного. Как это устроить не знаю, но подумайте и придумаете. Необходим тут запевала. Будьте вы им. Но лучше б было, если бы нашлась красавица – почтенная… Чем заохотить? Читаете ли вы повести где-либо? Встретив какую-либо назидательную и интересную, хорошенько ее запомните, и при случае, когда собравшиеся наговорятся, и притихнут – подайте голос. Какую интересную сказку прочитал я, – и т.д. Однажды так, в другой и третий раз, и станут от вас ожидать какой-либо сказки всегда. Тогда вам можно поднять речь, да – что? что я все вам рассказываю. Давайте положим, чтобы всякий кто прочитал что-либо интересное, сказывал всем или прочитывал тут – и пойдет дело. Помните, я поминал вам книгу – случаи из адвокатской практики. Пришлю вам ее. Там есть интересные. И вот что еще – афонские иноки в Москве издают под заглавием Душеполезный Собеседник, в год 12 выпусков, каждый по два листа – цена рубль с пересылкою. Выпишите, там найдется чем занять общество.

Благослови вас Господи! Е. Феофан. 26 февраля 1893 года.

Письмо 200. Разные краткие отзывы и наставления. Крепкое упование, подобающее кающимся, месть врага кающимся

Милость Божия буди с вами!

Виноват! Прошу извинить и простить. Все собирался писать, – и не собрался до второго вашего письма. Благодарствую, что, несмотря на мою неисправность, написали.

Поздравляю вас с торжеством победы над неблаговолившими к проявлениям внимания Божией Матери к задонцам чрез икону ея Владимирскую. И владыка ваш хорошо сделал, назначив расследование, которое, – слава Богу! – привело к желанному концу.

Теперь торжествуйте опять с задонцами. Покров Божией Матери да установится над вами навсегда!

Что выгнали N, приятно слышать. Еретичка?!! Куда ей быть еретичкою. Она просто пустомеля, и на кого влияние имела, те ротозеи. Что вам пришлось по этому поводу потщеславиться и пофонфаронить, конечно, неодобрительно, но хорошо, что увидели то, осудили и каетесь. Видит сие Господь и прощает.

Что попали в бесчувствие и охлаждение, – это прямое следствие самовозношения и самодовольства. Следствие сие есть как наказание, как у пьяного головная боль по утру. Теперь поправляетесь. Дай Господи поправиться. – И сделать по пословице: Кнут не мука, а вперед наука.

Поговеть верно поговели (ваше письмо получено 30 июня).

Да будет сие во благо вам!

Во время разъездов следует вам из своих дел благочестия делать все возможное, без поблажки себе, и хоть жалеть, но не смущаться, когда исполнить всего не найдете возможности. Можно ходя и сидя творить молитвы, какие знаете на память, а иное исполнять, или заменять Иисусовою молитвою.

О нравственно-религиозном деле в семействе N. очень жалею, и вместе с вами готов кричать: o tempora! o mores!

Гибнет Русь православная! Враг нашел вход в стадо наше, и все пошло к верху дном.

Относительно вашего сына Рафаила – нечего более сделать, кроме того, что сделали, потолковали ему и добре, приложите теперь молитву. Кроме отца и матери кто усерднее может помолиться о детях. И постарайтесь делом поиметь сие преимущество пред другими.

Хорошо, что и за собою смотрите, и встречая неладности, скорбите о том и ревность имеете устранить то. Что больше и сказать об этом? – Ищете и ищите; ибо ища усердно, непременно и обрящете. Не оставляйте себя никогда на произвол течения дел, на авось! Нет! Добре смотрите за собою, и дйствуйте на себя по усмотренному в себе; доброе утверждайте, недоброе подавляйте и искореняйте. Имеем Спасителя, у Которого только и попечения, что о спасении нашем. Взывайте, услышит! И скажет: кошу, очистися.

– Из сравнений вы не на ту смоковницу похожи, как и все мы, которая проклята, а на ту, которая еще на год оставлена. Это воодушевительно, ибо дается достаточное время к поправлению дела. И воспользуйтесь тем.

Вашему приятелю N. доложите, что пока есть дыхание в ноздрях, упование спасения имеет место, и может увенчаться успехом. Стоит только придти к Спасителю. А Он грядущего к Нему никогда не ижденет. Сколько бы ни было грехов и как бы велики они ни были, все простит Господь кающемуся и искренно положившему не поблажать более себе, а напротив стоять добре, хоть бы из-за того угрожала смерть. Если не достает такого упования на Спасителя, молиться надо Ему же, – и подаст.

Как другие на Него смотрят, нечего на то обращать внимания, хоть бы то и действительно было, а не мечтательно. Пусть ведает, что кто искренно раскаялся, и разрешение получил от Господа чрез духовного отца в таинстве, и затем самым делом вступил на добрый путь и идет им, на того Господь благоволительно взирает, не поминая его прежнего нечествования. – Почему и ему самому, как бы ни был он грешен прежде, можно с дерзновением взирать в очи Божии и утешаться Его благоволением, не по продерзости какой, а по обетованию Спасителя. Пусть св. Павлу подражает, который говорит: вскую совесть моя судится от иныя совести (1Кор.10:29)? И в другом месте: – похваление наше сие есть – свидетельство совести нашей, яко в простоте и чистоте... жихом в мире (2Кор.1:12). Коль скоро имеется такое свидетельство пред лицем Бога, да пребывает друг ваш без всякого смущения.

Что касается до того, что ему мерещится, то, как он равнодушен сему, пусть и пребудет таким. Но пусть помолится и Господь избавит его от такого мерещения. Ибо бывает, что и враг такие вещи строит, чтоб лишить покоя того, кто отвратился от него и не служит более ему. Отмщает враг.

О переходе вашем в Воронеж, решайте сами, как знаете. Мне думается, впрочем, что решиться на это следует, когда отворится дверь для выхода из одного места, и для поступления в другое. А съобща действовать и складчину заводить не следует. Действуйте всякий сам по себе. И Бог да благословит и дружбу вашу, независимую ни от чего стороннего, и дела каждого из вас, как Его святой воле угодно. Благослови вас Господи!

Спасайтесь! Е. Феофан. Посылаю книжки и образочки.

2 июля 93 г., 5 июля 93 г.

Выпуск 3

Письмо 201. Довольство настоящим, забота о детях. Разные места и лица. Афонские листки и Душеполезный Собеседник

Милость Божия буди с вами!

Очень рад, что болезни ваши пошли на оздравление. Это плод вашего духовного возбуждения. Да устранит Господь ваши немощи и телесные и духовные.

Вот так-то лучше – жить в порядке, какой Бог послал, не вдаваясь в загадки. Когда открываются новые пути жизни сами собою, тогда будто Бог зовет. А так всегда лучше – терпеливо довольствоваться данным, нежели бросаться на безвестное. Дети заботят. Это Божие бремя. Он попечитель о всех. А исполнители Его попечений первые родители, потом и все, как либо заправляющие ходом дела. Жаль! Правду вы говорите, что того и гляди, что смахнутся, если пустить их в среду ходячей жизни. Деревня и труд – какие золотые руководители. Благослови Господи правоступание вашего соседа. Да укрепит его Господь и навсегда так держать себя.

Были в Ельце. Это – мой уездный город. Родина моя – Чернавск – старый город. В Воронеже есть Чернавская улица. Это в мой Чернавск дорога. Отец Иоанн Вуколов – сват. В той же церкви есть другой иерей – племянник, женат на племяннице о. Иоанна. Что вас потянуло в Елец?!

Листок дал вам добрый урок о терпении. Терпения область широка. Не нужно искать: у всякого под ногами и на плечах она в довольной мере. Даруй вам Господи благодушествовать. Помянули вы о листке. Это Афонский. Афонцы издают: Душеполезный Собеседник – два листа в месяц. И при них иногда рассылают подобные листки, как благословение. Выписали бы, стоит 1 р. с пересылкою. Афонская часовня в Москве, на Никольской. – Много назидательного! Благослови вас Господи! Блюдите как опасно ходите. В сердце смотрите, и ничего недоброго туда не пускайте.

Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 15 августа 1893 года.

Письмо 202. Об участи погибших на Русалке. Наше братанье с французами. Опасение нищеты в будущем

Милость Божия буди с вами!

Поразила вас участь Русалки, и бывших на ней. Кого же она не поразила?! Все поражены, – и больше всех Государь. Но не имеем ли мы возможности найти утешение в обетованиях христианских?! Кажется имеем. Не погибель корабля ужасает, а участь бывших на нем. Станем мерять сию участь в отношении к участи вечной. Это главное. В каком положении были все эти лица? В положении исполняющих долг свой. Военный долг стоит ли в ряду Божиих? Богом определенных, и Богом награждаемых? Да! Морское воинствование неодинаково ли с воинствованием сухопутным? Да! И думается его надо поставить немного впереди и выше. Теперь судите – люди исполнявшие свой долг внезапно захвачены смертью и отошли в другую жизнь. Как их там встретят? Конечно без укора, и при том как исполнителей своего долга. Говорит Господь: в чем застану, в том и сужду. Так и их судить будет, – т.е., как исполнителей своего долга. – Исполнителям же долга предлежит добрый приговор. Теперь поставьте сие решение с тем вопросом. Зачем мы живем? Живем, чтобы, поживши здесь, на том свете встретить добрый приговор, и соответственную тому участь. Не видите ли, что отшедшие от нас на Русалке бывшие, ничего не теряют в отношении к главной цели нашего существования? – И утешьтесь!

Прибавьте к сему, смерть их была ли сладка, или мучительна? Я думаю, что подобную мучительность испытывали только великие мученики. Хоть она была непродолжительна, но меры ей определить нельзя. За что потерпели они сию мучительность? За исполнение долга. Так терпели и все мученики, и следовательно скончавшиеся по причине крушения «Русалки» – должны быть причисляемы к сонму мучеников. Я не колеблясь решаю, что как разбойник со креста прямо в рай поступил, так и они. – Я желал бы, чтоб все матери и отцы, братья и сестры, – и жены – умерших тогда прочитали сии строки, поверили истине их, и утешились. Я почитаю смерть их, в отношении ко спасению вечному, лучше смерти всех, кои в ту пору умирали, будучи окружены родными и знаемыми. – Да упокоит Господь души их в царствии небесном!!!

– Второй у вас пункт; спасенье как бы нам не досталось от Божией правды за братание наше с французами в Тулоне, Париже и по всей Франции. Если бы братание это касалось дела веры и спасенья, то можно бы опасаться сего, а как сей стороны не имеется при сем в виду, то опасение ваше напрасно. Братаемся, чтобы обезопасить себя от разорения враждебными нам нациями, и тем успособить содевание своего спасения – среди мирного существования. – Опасение заразиться недобрыми сторонами французов, тоже не уместно. Моряков наших там пылинка. Если бы и случалось им всем заразиться, это не может быть опасным для народа нашего всего. Да и некогда заражаться?! Семь-восемь дней!!!

Зараза может идти и идет другим путем. О пресечении хода ее молиться надо усердно! – А охать и ахать – какой плод!

От сих событий переходите к себе и мрачную строите картину своего будущего. Но почему же мрачную? Хлеб есть пока, и слава Богу! А что впереди, наш вот ответ: Бог даст день, даст и пищу. Уповайте, и молча свое дело делайте. Вам нельзя не тревожиться при вопросе: что завтра? Но и успокоить вам себя ничем другим нельзя, как: буди воля Божия. – Апостол говорит: вем алкати, вем и насыщатися. Да будет так, как Господу изводится. Доволь, или скудость пошлет Бог, – все несомненно будет в видах нашего спасения, а чтоб было так, сие от нашего приема всего встречаемого нами. Благослови вас Господи всех!

Е. Феофан. 1 ноября 1893 года.

Письмо 203. Главнее всего – блюдение сердца во внимании к Богу. Муки влюбленного Льва и холодная для него водица

Милость Божия буди с вами!

Премного согрешил я пред вами: прошу извинить и простить. Как прекрасно идет у вас дело жизни! Да благословит и укрепит вас Господь! О большем не хлопочите, – и этого достаточно. И к делу спасения нужны не дела главное, а расположения сердечные. Когда сердце наполняют добрые расположения, тогда и без дел стоит богоугодная деятельность. Блюдите сердце и не давайте проникать туда ничему нечистому, ничему неправому, ничему нелюбовному. В ином храме, куда ни глянь, свечи горят: так когда сердце питает добрые расположения, оно полно бывает ярко горящих свечей, и с неба видных, и привлекающих Божеское благоволение. Правило маленькими молитовками молиться затем придумано, чтобы приучить внимание стоять на едином, или быть в памяти Божией, или ходить в присутствии Божием. Прямо с просонку надо постараться стать пред Богом, повторение кратких молитовок углубит сие состояние и укрепит. Вот главное. Когда внимание в Боге, тогда неизбежно и все дела пойдут по Божьему. С вниманием к Богу в тесной связи страх Божий, который есть источник всего хорошего и отгнатель всего нехорошего. Укрепившись, он образует благоговейный нрав. Берегите сей нрав и все добре будет идти. – Когда это даст Бог, – а даст, когда усердно взыщете, – тогда не будете жаловаться, что иной стишок недоговорен, или поклон не положен, ибо тогда будете иметь то, что ищется трудами молитвенными.

Лев влюбился; любовь оказалась безнадежною; и он мучится. – Ну уж – Лев!! да еще не простой лев, а офицерский?! Другим командует – на право! – а сам налево тянется. Себе бы скомандовал: на право, и марш-марш. Какой в этом толк? Если бы была надежда, можно бы разумно подождать; а то ждать того, чего не дождешь, и несомненно не дождешь, толку нет! Это не любовь, а болезнь сердца – злая, к которой подседает враг и раздувает. Страсть ослепляет, а враг туману подпускает. И мучится человек, – и то диво, что ему хочется мучиться, и не хочется отстать от мучения. – И это – бестолковщина. – Но как же быть? Никак. Скомандовать себе: не пискни, голову разможжу, и затем перестать думать об оной, – забросить подальше все напоминающее, – поискать пятен на сем солнце, – и на них больше смотреть. Это довольно холодная водица на прохлаждение сердца, – особенно если безнадежность от нее зависит. Пройдет; будет налетать, но не жгуче. Мне не было еще 20 лет, когда я это переиспытал. – Но скомандовал, и пошло на поворот. Были припадки, но перетерпелись: ибо имелась в виду другая цель. Хорошо бы дело иметь на руках. Если нет его, – изобресть. – Камни ворочать в горе.

Благослови вас Господи и всех, – и все дела ваши!

Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 20 июля 1892 года.

Письмо 204. Новогоднее поздравление. Совет о врачевании душевно-больного

Милость Божия буди всем!

Благодарствую за поздравление. Поздравлю и вас взаимно. Новый сей год буди для вас лучше прежнего! Что делать – когда на земле живем, которой обречено всегда быть в трауре, и местом, траур носящим. Даруй только, Господи, терпение! – и уменье – в этих невеликих всегда скорбях найти способ к избежанию оных – безмерных и нескончаемых. Утешение ваше – детки ваши. Сохрани их Господь для вас, если то нужно и для них. Вашему умненькому совопроснику особое благословение! Детство и деток очень люблю. Золотое время и золотые личности. Куда это девается потом? и знать – да не воротишь.

Затем, пиша об одном душевно-больном, что он несчастливцу тому сострадает, преосвященный подает совет, как врачевать его:

Не употребить ли отчитывание? – Ведь все страстные суть бесноватые. Всякая страсть имеет своего беса, который чрез человека питает свою страсть, или себя. – Выгнать его, и опор страсти опадет. Тогда с тем, что естественно, например, привычка, очень легко можно справиться.

Всех вам благ от Господа желаю. Молите Бога о мне.

Ваш богомолец Еп. Феофан. 1868 г. 26 генв.

Письмо 205. По поводу юбилея Киевской Духовной Академии. О книге «Душа и Ангел»

Милость Божия буди с вами!

Благодарствую за память, за благопожелания и новости. Благослови вас, Господи, доброты ради вашей. Светло было академическое празднование. Очень жалею, что не имел возможности побывать. Да будет все во благо! Хорошо говорили говоруны. Но сближение академии и университета, желаемое, – должно быть обусловлено очень определенно: чего никто не коснулся. А один напрягался разъяснить, что и раздела никакого между ними нет: что очень куриозно. – Даруй, Господи, чтобы все учились, кто в академии, кто в университете, и чтобы учась истину Божию не покушались превратить во лжу. С.А. благослови Господи служить со страхом Божиим. Можно ведь, и не оставляя службы, жить по монашески. – Спор о душе. Вся книга моя направлена к доказанию, что естество души и ангела не может быть вещественно. Но иное дело естество, иное – образ бытия. Кто не хочет принимать душу без оболочки; тот пусть допускает сию оболочку, но мимо естества души, которое должно быть духовно. Допустив оболочку – тонкую, эфирную, получит форму и останется доволен. В Домашней Беседе за прошлый год та же статья перепечатана в исправленном виде.

Всех вам благ от Господа желаю. Молите Бога о мне грешном. Супруге и детям вашим благословение от Господа.

Ваш усердный богомолец Еп. Феофан. 1869 г. 28 окт. (по поводу юбилея Киев. Акад.).

Письмо 206. По поводу распространения неверия в обществе

Милость Божия буди с вами!

Взаимно и вас приветствую и с новым годом, и с прошлыми праздниками, сила которых не связывается одним днем.

О горьком состоянии истины Божией в обществе нечего и говорить. Что ни придумывай, все из рук валится. Что делать! – Всякой в своем кругу делай, что можешь. Вам можно составить небольшое общество ревнителей для печатания листков с изъяснением веры и нравственности христианской. И пусть кто-нибудь – разносит или развозит их по городу и в деревнях. Вы возьмите на себя составление статей. Чем проще, тем лучше. В Москве это делает общество любителей духовного просвещения. – И говорят, – дело идет.

Да еще молитва осталась за нами. И все тут. Будем молиться; авось Господь пошлет смысл и разум и делателям, и тем, ради коих делатели делать должны.

Я сам печатать не могу ничего, тем более писем, которых уже некому покупать. – Если бы для народа, то, кажется, надобно их переделать и упростить. А это как сделаешь.

Всех вам благ от Господа желаю. И всему семейству вашему Божие благословение.

Ваш богомолец Еп. Феофан. 13 января.

Письмо 207. Добрые и худые вести о духовных наставниках

Милость Божия буди с вами!

Достопочтеннейший отец Николай!

Приношу вам благодарность за поздравления с праздником Светлого Христова Воскресения. Прошу принять и мое взаимное поздравление. Празднество еще длится, хотя его осталось уже несколько дней.

Очень утешительно видеть, как преуспеваете вы в смиренных чувствах ваших. Тут верное свидетельство стояния на добром пути. Благослови вас Господи паче и паче смиряться! Сколько утешительно слышать, что пишете о преосв. Александре, столько или еще паче скорбно то, что заметили вы о наставниках духовных. Что будешь делать?! Всюду та же история. – Возстани! Вскую спиши Господи! – Но Господь видит, – и кто положит меру Его долготерпению, и кто прозрит в планы Его мироправления, непостижимые?! – Наше дело действовать по мере сил на созидание ближних, – особенно заботясь себя держать и в добром исповедании, и в добрых правилах жизни. Общество, кажется, никогда не было свято в целом объеме. – Из 12 ближайших – один предатель, другой – пал отречением, прочие разбежались. – Да – и мы ли делаем дело Божие? – Не Бог ли делает его Сам в нас и чрез нас? Да предлагаем Ему себя или предаем – в орудие, если Ему угодно что творить чрез нас.

Всех вам благ от Господа желаю. Молите Бога о мне.

У вас верно – рай теплый. У нас холодно, – и без топки не обходится.

Благословение Господне на вас и на все семейство ваше.

Ваш усердный богомолец Еп. Феофан. 19 мая.

Письмо 208. О своей поездке в Тамбов для лечения. О детях заражающихся неверием

Милость Божия буди с вами!

Не успел я вам ответить на первое письмо, как получаю второе. Благодарствую за память и благожелания. Спаси вас Господи и помилуй!

Я немного поболел, и должен был для этого проехать в Тамбов по трудности лечиться на своей Выши. Теперь, слава Богу!

Вас смущает участь детей. Что делать? Почти общая дань ныне всех родителей та же. – Воздух дурной -и предурной. А средств горю помочь нету. Молитва одна, но ее приемлемость пресекается возмущением веры. Хорошо, если б можно было расположить детей, чтоб сказывали, что их приводит в недоумение и отталкивает от веры; или бы ухитриться как-нибудь выпытывать у них, что засело в голове и сердце. Тогда можно бы исподволь наводить их на неправость вновь слышанного и правость – исстари ведомого. Всяко мне думается родителям не мешает с этой стороны касаться угрожающей их детям беды. Авось благословит Господь начинания их!

Благослови Господи труды ваши по гимназии. Матушке Парфении Божие благословение! И отцу протоиерею Даниилу Максимовичу.

Всех вам благ от Господа желаю. Молите Бога о мне грешном.

Ваш усердный богомолец Еп. Феофан.

Письмо 209. Буесловящие умники; ободрение к борьбе с неверием. У каждого свой крест. По поводу известия о кончине преосвящ. Александра

Милость Божия буди с вами!

Задолжал я вам на два письма ответом. Леность обуяла.

Благодарю вас за благожелания в новый год. Прошу принять и мои вам.

Пишете горькие вести о направлении наших ученых. Что делать? Ум есть меч обоюдоострый, – правду и режет и подрезывает. Что дивного, что наши умники начали буесловить. То ли будет?! Это еще начатки. Мы все извратим. Будем злее протестантов. Когда протестантство зарождалось, тогда еще сильно было чувство церковное, и преобразователи остепенялись им. Теперь сами протестанты уж далеко не то, что были в начале, т.е. – злее во сто крат. Эту-то злейшую злость мы от них теперь и забираем. И по нашей размашистой натуре: «на-де знай наших», всякую дрянь будем выставлять, как свет из светов. А может быть Господь пошлет спасенье простоты ради нашей.

Первухин переслал мне ваши статейки. Подвизайтесь, подвизайтесь! Только и средств у нас, – и, правду сказать, только и должно быть, что слово сильное, опровергающее положения заблуждающихся. Подыскивайте, чем можно опровергнуть противников, – и, как только подыщете, провозглашайте гласно. Голос сей везде найдет отголосок.

Вашу скорбь о неудобствах жизни в чужом краю я отчасти понимаю. Терпение Иовле слышасте? – Ну, так применяйтесь к нему. Что делать? У всякого есть свой крестик. – Этот вам достался, – тащите. И ваш труд тот же будет, что и Симона Киринейского! В чем и цель жизни? – Чтоб Господь во что либо поставил несомые нами труды. Слава Тебе, Господи, что есть что понесть! Не будь этого, чем бы нам, хоть что-нибудь показать угодное Богу? Где все по маслицу течет, там трудно спасать душу свою. Воодушевляйтесь!

Преосвященному Александру Господь да сотворит по воле Своей. Спаси его, Господи, и помилуй! Есть о чем горевать, что один одним часом раньше, а другой одним часом позже отходят. Хоть и сто лет, и то один час.

Всех вам благ от Господа желаю. Благослови вас, Господи, и супругу вашу и деток ваших. Молитесь больше Господу, и Он все исправит, если нужно.

Поклонитесь знаемым. Молитесь о мне.

Ваш богомолец Еп. Феофан. 24 генваря 1873 года.

Письмо 210. При посылке книг. Господь есть всегда готовый утешитель

Милость Божия буди с вами!

Задолжал я вам ответами. Виноват! Все леность! Может быть она и еще бы держала меня; но подоспели книжки, и она уступает место другим моим повелительницам, которые заставляют меня рассылать всюду книги.

Покорно прошу принять. Передайте один экземпляр – отцу Даниилу, один – о. Димитрию Жданову, один – старцу Первухину и один – матушке игумении. В каждые руки каждого послания по книге, – стало по две книги.

Прилагаю при сем и вашего Иова. Мне нужно было только взглянуть на него. Благодарствую за присыл. Я думал что-нибудь об Иове. Но дело мудреное. Копаться же долго – нет охоты, и несподручно вдали от библиотек.

Нашли ли вы лично для себя где либо утешенье? Господь да утешит вас! Господь есть Отец утехи. И как Он везде есть; то везде, стало быть, утешенье готово от Него. Дело за приемлющими, а не за Дающим. Правда, чтоб и принять, от Него же научиться надо. Но Он всем готов и это сообщить. Близ Господь сокрушенным сердцем. Дитя все плачет, пока не найдет сосцов матери. Как только найдет, тотчас и замолчит. Дай нам, Господи, найти – и замолчать! Помолитесь о моем всеокаянстве. Леность так обуяла, что исправиться уже не могу. А ведь эта сударыня одна не бывает. Она – запевальщица, и с нею хор. Господи, помилуй!

Я здоров, слава Богу! Будьте и вы здоровы и веселы. Поклонитесь всем знаемым.

Ваш богомолец Епископ Феофан. 13 сентября 1873 года.

Письмо 211. О своих трудах по истолкованию Писаний. Ответ на желание, чтобы Святитель воротился на старую службу

Милость Божия буди с вами!

Примите и от меня усердные вам благожелания и на праздник, и на новый год. Помогай вам, Господи, трудиться в благовестии слова. Если успеете иных из ваших слушателей настроить хоть малу толику, то это уже очень много.

Упокой, Господи, преосвященнаго Александра!

Владыка ваш – в Питере уже. Ваше желание, чтоб и мне опять воротиться на старое, неудобоисполнимо. Может быть, вся остановка за самим мною. Ибо жизнь эта – рай. Кто же захочет бросаться в тяжелую работу?!

Я работаю, – и очень много. Спешу кончить толкование Посланий св. ап. Павла. Идет шестое – 1 Коринф. – Помолитесь, чтоб Господь помог это окончить. Это если кончу, Соборные Послания надо протолковать. А если те Бог поможет протолковать, – надо будет взяться за Евангелия, – и широкою рукою писать. Того, что нужно о Евангелиях, – и на том свете не кончить.

Писать – это служба Церкви, или нет?! Если служба, – подручная, а между тем Церкви нужная; то на что же искать или желать другой?

Писавший про Афон не великую конечно мудрость показал. Но и беды отсюда для Божией истины еще мало. Ведь это такие предметы, что кто как хочет. Вот если подальше зайдет, да заговорится, то – увы и ах!

Здоровье мое не-што. О. Митрофан писал. Он благодушествует, хоть монастыришка плохенький. Поклонитесь знаемым. Молите Бога о мне грешном.

Ваш богомолец. Епископ Феофан.

P.S. Жаль, что Иосифа не приняли. Он очень хороший монах, – трезвый, послушный, певец. Но у него одна немочь – места не найдет. Что у него в духе – не знаю.

4 января 1875 года.

Письмо 212. О толкованиях книги Иова и о своей многосложной переписке

Милость Божия буди с вами!

Получил ваши листки. Благодарствую. Они подали мне повод прочитать статью в Трудах об Иове. Но там не пишется, что Иова не было, а напротив полагается, что он был действительное лицо; – утверждается, что и книга богодухновенна. Только время жизни и автор криво полагаются.

Пишете, что преосвященный Агафангел писал на Иова книгу. Нигде я не встречал объявления. Опишите мне ее, какого характера таковая, чтоб я мог сличить с толкованиями в Cursus и a Lapide и понять – самородное ли оно нечто, или занятое? Знать это мне нужно, потому что хочу сделать экстракт этих чужих толкований, сказавши, что экстракт – из того-то и того-то. Но коль скоро это, может быть, сделано, то нечего труд и время терять напрасно.

Господь да утешит вас в ваших горестях.

Можно ли думать, чтоб Господь Церковь Свою бросил?! Если же нет, то основательно ли охать и ахать до упаду, видя обнаружившиеся неурядицы некие? Дхнет, и весь туман разгонит.

Всем моим знаемым – усердный поклон. У о. прот. Смолодовича прошу извинения, что не пишу. Пусть запишет меня в графу небывалых ленивцев. Только о. Лаврентий меня превосходит в этом. Но с ним никто не может состязаться.

Молите Бога о мне грешном.

Ваш богомолец Епископ Феофан.

P.S. Прошу извинения, что так быстро пишу. Леность моя до того довела меня, что теперь целая гора писем неотвеченных.

13 февраля 1875 года.

Письмо 213. Ободрение к писательству и поклоны

Милость Божия буди с вами!

С праздником и вас поздравляю. Радостью духовною да исполнит сердце ваше Господь многомилостивый! Благодарствую за благожелание и привет, передаваемые от других.

Вы загадываете писать. Благослови Господи, что ни задумаете писать, – пишите, не отлагая. Ангел Божий говорит то. И труд дает, и вместе намечает, что того дела пригожее вас другой не сделает. У вас всего мало в печати – и нравоучительного, и паче догматического. Трудитесь. Господь вам буди помощник!

Прошу передать мои благожелания о. Даниилу и прочим знаемым. Благодарствую о. протоиерея за поздравления.

Преосвященным – Порфирию и Александру – мои поклоны. Прошу у всех св. молитв о моей многогрешности и неисправимой лености. Преподобной матушке игумении – поклон – и еще о. архим. Арсению, что в Выдубецком. Он был секретарем консистории в Тамбове при мне.

Всех благ от Господа желаю. Молите Бога о мне.

Ваш богомолец. Е Феофан. 29 апреля (года нет).

Письмо 214. О перемене службы

Милость Божия буди с вами! Христос воскресе!

Собираетесь службу кончить. Куда же силы то девать? Если не последует приглашения продолжать службу, говорите, – в монастырь пойду. – Как в монастырь!? В монахи? А жена и ребята куда? Разве опять служить при монастыре священником? Се добре! Владыке скажите, и он с удовольствием определит вас к какому либо монастырю, может быть даже киевскому. Или нет ли где у вас там безприходной церкви? Всяко служить надо, пока ноги движутся. А как служить? – Как Бог устроит.

Некоторыми разностями в церковных порядках нечего смущаться. Они всегда были позволительны, и по существу дела таковы. Грех только неблагоговеинство, а самые чины могут быть изменяемы все, кроме существенного в св. таинствах.

Как вы охаяли свою службу?! Незаконно. Но – пусть. Следовательно, надо стараться поправить ее. Поучения не были исправны; извольте сидеть и писать исправные. Статьи были не таковы, как следует быть; извольте сидеть и составлять, как им следует быть. Так и все.

Умирать? – Это не особенность какая. И ждать надо. Как бодрствующий днем ждет ночи, чтобы соснуть; так и живущим надо впереди видеть конец, чтоб опочить. Только даруй Боже, почить о Господе, чтобы с Господом быть всегда!

О. Митрофан углубился в управление монастырем. Помоги ему, Господи! Это дело – и время наполняет, и не без цены у Господа. Обители наши только в руки возьми; тотчас станут на ноги, и по внутреннему, и по внешнему.

Всех вам благ от Господа желаю. Молите Бога о мне.

Ваш Богомолец. Епископ Феофан. 7 мая 1875 года.

Письмо 215. Благословение на труды на новом месте. Просьба ратовать в защиту перевода LXX и жалоба на увлечение наших ученых неметчиной

Милость Божия буди с вами!

Благослови вас, Господи, на новом месте! И трудитесь на нем, пока будет дыхание в ноздрех ваших. Что загадывать, или озираться туда и сюда. У старцев закон: смотри под ноги и ступай всегда, как должно, чтоб не соскользнуться, не поткнуться и не пасть. Это значит: смотри, чего требуют текущие обстоятельства жизни и действуй в них всегда по заповеди Божией. Вот у вас теперь целый день занят. И трудитесь, всю заботу обращая на то, чтобы сделать всякое предлежащее дело наилучшим образом. Вот вам программа на всю жизнь. А загадки все – побоку. Слава Богу о всем!

Я послал о. Митрофану брошюру маленькую, чтоб переслал к вам. Извольте ратовать в защиту Библии по переводу LXX-ти против Библии Мазаретской. – Совсем все обмазаретились и опротестантились.

Всех немцев подняли на ноги, – а те буесловят, на чем свет стоит. Но у тех удержа нет; а у нас ведь удержь есть: это всегдашнее верование. На него и надо гнуть, а не так как протестанты, задравши рыло, не знать куда. Помилуй нас Господи! Гибнет православие. У вас там штундисты, с севера неметчина давит. Того и гляди, что вера испарится. Да чай уже и начала.

Благослови, Господи, вас и все семейство ваше. Поклонитесь всем знаемым. Прошу у всех молитв о моей грешности.

Ваш богомолец, Епископ Феофан. 23 ноября 1875 г.

Письмо 216. Желание побывать в Киеве. К истории книги «Что есть духовная жизнь». О трудах по истолкованию. Похвала издателям Афонцам. О журнале «Воскресное Чтение»

Милость Божия буди с вами! С Новым годом!

Виноват. Много задолжал вам неписанием. Прошу отпустить сей долг, ибо уплатить не имею сил. Я вам очень благодарен, что, не смотря на мою неисправность, вы не прекращаете беседы: ибо все, сообщаемое вами, читаю с удовольствием. Киев – дорогое место. Как бы желалось побывать в нем! Но гласно там быть суетно, а incognito – не ухитришься, как устроить. Приходится только мысленно посещать сию святыню земли русской, – и духовно утешаться и Лаврою, и Софийским, и Михайловским, и Братским.

Вспомнил я о Братской чудотворной иконе. И мне очень пожелалось иметь копию ее, не в такой величине, как она есть, а в малом виде. Верно там есть эстампы. Пришлите пожалуйста. Если есть раскрашенные – конечно, лучше.

Посылаю вам книжек – 2 Послания к Коринф. и Письма о духовной жизни – по три экземпляра: по одному вам, по другому Димитрию Афанасьевичу, по третьему о. Даниилу. Лишний экземпляр писем – это вам для давания читать. Писем о христианской жизни у меня очень мало, и все разбитые экземпляры. Один посылаю вам: давайте читать, но не велите зачитывать. Письма о духовной жизни, или: что есть духовная жизнь, писаны к правосл. девице, по желанию ее родителей. Как из писем образовалось нечто целое; то и вздумалось издать их, перечистив и дополнив, может быть, на половину. Добрые афонцы отпечатали. Какие молодцы они распространять книги! Я сам не издаю, именно потому сядут что книги на плечах. А у них они духом расходятся.

Леность моя погружает меня в ничегонеделание. Выпутываюсь однако ж кое-как из ее цепей и продолжаю кропать толкование Послания к Колосянам, которое будет печататься в Душеполезном Чтении. Духом спешу кончить все Послания св. Павла, но ноги упирают, и дело медленно тянется. Еще четыре послания – три Пастырских, и к Евреям. Помолитесь, чтобы Господь помог довести дело до конца.

У вас – Академия опять взяла на свою опеку Воскресное Чтение. Приладьтесь к тамошним и пишите туда. Надо восстановить сей журнал в прежнем духе.

Всем вам благ от Господа желаю. Поклонитесь отцам, коим книги шлются. Прошу молитв.

Ваш богомолец, Епископ Феофан. 29 декабря 1878 года.

Письмо 217. Забота Святителя о читателях духовно-нравственных книг. Известия и отзывы: о своем больном глазе, о кончине Преосвященного, о Шипке и новом лжеучителе Редстоке

Христос Воскресе!

Достопочтеннейший отец протоиерей!

Поздравляю и вас с светлым праздником и шлю вам полные мои благожелания. Даруй вам Господи мир душевный, довольство житейское и благоприятное течение дел ваших.

Что пишете вы о читающих книги, приятно читать, потому что видишь, что есть еще лица, любящие такое чтение. Сколько раз приходится жалеть, что не умею так писать, чтобы всех затрагивать. Когда бы умел, составил бы такую книгу, что всякий читающий непременно решился бы начать содевать свое спасение. У нас большой недостаток в такого рода книгах. Нет у нас – ни изложения догматов краткого, ни полного и впечатлительного, – ни нравственной жизни изображения, чтоб все было видно, как на ладони.

Я стал слепнуть на один глаз. Катаракта растет на правом глазе. Дурно конечно; но беда эта не велика.

Слышали, сколько новостей? Преосвященный Иустин скончался. За ним поспешил Московский владыка. Тверской отошел не много прежде обоих. Видите, как подбираются? Теперь за Вышенским черед.

Как-то Гурко возьмет эту Шипку и перешагнет Балканы? И всю армию Сулейманову надо раздавить так, чтоб и дух ее не пах.

Господи, помилуй нас! До чего мы дожили? В Питере гласно и явно образуется сектаторская община – редстоковщина. Это что-то похожее на молоканство, – только иноземное и дворянское. Вот и знайте. Священников, вишь, и видеть не хотят, а не только слышать и следовать им. О сем подобает подумать. В Питере есть молодцы из иереев, которых совестно слушать; но есть и образцовые иереи. И всюду так. Увы и ах!

Будьте здоровы и веселы. Поклонитесь всем знаемым.

Ваш богомолец Епископ Феофан. 24 апреля 1879 г.

Письмо 218. О своем больном глазе, посылаемых книгах, о сокращениа приходов и оскудении веры

Милость Божия буди с вами! Достопочтеннейший отец протоиерей!

Из Москвы я воротился с нерадостными определениями докторскими. Порешено, что глаз должен ослепнуть, а я – остаться слепым. Только в утешение уверяли, что ослепнет не скоро. Между тем он делает на сем пути исправные успехи. За то левый глаз очень исправен. Не соберется ли в него одного зрительная сила обоих глаз?

Посылаю вам толкование Послания к Ефесеям. Прилагаю по две одинаковых книжки (путь ко спасению и о духовной жизни) великим старцам: Лаврентию и Николаевским – Макарию, Никону, Илариону и Иерониму. Прошу св. молитв их о моей многогрешности. Приложу такие же книжки и о. Антонию, духовнику лаврскому, который заезжал некогда ко мне на Вышу. Прилагаю еще о. Димитрию Афанасьевичу Послание к Ефес., о. Даниилу и Семену Афанасьевичу – о молитве. Прошу раздать.

Вы справедливо скорбите о сокращении приходов и закрытии церквей. Что делать? Будем Богу молиться, да пощадит Господь св. Церковь Свою. А поделать ничего не поделаем.

Слабеет вера. В иных местах, не шутя, берутся поджигать ее. Что-то с этою целью состроилось в Саратове. Заводится общество и во Владимире. Но лиц действующих нет, как нет. Соберут деньжонок, накупят книжек и станут раздавать даром, или продавать по дешевой цене. Вот и все. Мертво. Живых действователей нет. И общества не принесут ожидаемой пользы. Поджигатели должны сами гореть. Горя, ходить всюду, – и в устной беседе зажигать сердца. Вот что потребно! А где это возьмем? Опять только молиться остается к Подателю всяких даров.

Благослови вас, Господи, всяким благословением! Спасайтесь и о мне Бога молите!

Ваш богомолец, Епископ Феофан. 25 ноября 1879 года.

Письмо 219. Смиренный отзыв о себе. Проект перевода Библии на русский язык. Недостатки духовной литературы

Милость Божия буди с вами!

Виноват! Мне давно следовало писать вам; но все от почты отлагал – и до отлагал до сего времени. Благодарствую за ваше терпение моей неисправности.

У достопочтеннейшего отца Антипы прошу св. молитв о моей грешности. Речь его хорошая о том, чтобы в Лавре была архиерейская служба; но избранный им архиереишка никуда негож, не только в св. Лавру. Желания – быть покрываему и ограждаему лаврскою святынею нельзя не иметь; но на то дело я негож. Мне одно пригоже – сидеть, – да если б прибавить к сему – плакать, чего окаменелое сердце мое никак не допускает.

Относительно перевода Библии я совершенно такого же мнения, как дорогой мой наставник, высокопресвященный Димитрий. И хорошо бы – приступить к делу. Начинайте переводить. Для издания составьте общество. Редактором пусть будет преосвященный Димитрий; издатели – общество, а хлопотуном по сему С.А. Первухин. Начинайте с Псалтири. Уже начата. Она напечатана в трудах преосвященного Порфирия. Некие только фразы изменить и ноты прибавить не в угоду еврейскому тексту. С.А. пусть пишет к Н.В. Елагину, который, не знаю куда, завертелся. У него найдется некто, кто возьмет на себя печатание. И пойдет дело. Издавать каждую книгу отдельно и, как можно, – дешевле. Ну! – С Богом.

Духовная наша литература распустилась. Вот, Бог даст, – новый обер-прокурор даст новый толчок. Он очень православен и – ревнив.

«Вы ближе к народу и слышите жалобы.» – Чего же не заявляете? Что пишете в Вышенский лесок, – так это попусту. Соберитесь все ревнители и просите исправления.

О том, что ваш владыка так снисходительно на все смотрит, очень жалею. Но он – всегдашний молчальник.

Семену Афанасьевичу – мой поклон и Божие благословение. Благослови вас, Господи, всяким благословением.

Ваш богомолец, Е. Феофан.

Письмо 220. Посылка книг для обличения Пашкова. Совет Киевской братии молиться о своем больном Владыке

Милость Божия буди с вами!

Уж не знаю, каким словом начать письмо. Пусть идет без начала.

Посылаю вам десяток писем в С.-Петербург. Раздайте их старым знакомым, а то и по городу – недуховным, для которых, по вашему суду, небесполезно прочитать их. Это против Пашкова, который есть злейший молоканин и хлыст, у которого – ни Церкви, ни таинств, ни священства, ни молитвословий, – ничего нет. Кайся, веруй в Господа и живи добре – и все тут. Прочее все – побоку. С этою проповедью он разъезжает всюду. И у себя дома собирает, и многих уже сбил с толку. Вот-вот объявит секту. Другая, побочная с ним, секта есть «апостольская община». И та в Питере имеет ход. Вот – и знайте.

Все это ваше дело, – разумей действующее священство, – хлопотать и противодействовать! А я не за свое дело взялся. Мое дело – сидеть и четки перебирать.

Смотрите вы, – все киевские св. отцы, – вымолите святому владыке своему здоровье. Если захочете и возревнуете, – непременно вымолите. Если не вымолите, – будет значить, что не восхотели и не возревновали. И тогда вся Церковь русская будет укорять вас. Вам дело сие – вымолить здоровье владыке – оставлено; а вы пренебрегли им. Ну – и отвечайте!

Чего вам пожелать? Здоровья, благополучия, благоумия и всего, пред чем можно поставить благо.

Молите Бога о моей грешности. Всем знаемым – поклон усердный.

Ваш богомолец, Е. Феофан. 24 августа 1881 г.

Письмо 221. По кончине Киевского Владыки, о его преемнике. Поклоны

Милость Божия буди с вами!

Благодарствую, что, не смотря на мою крайнюю леность, вы не оставляете меня вашим добрым расположением и памятию. Спаси вас, Господи!

О смерти покойного владыки вашего я узнал гораздо прежде вашего письма и тогда же стал поминать его в верной надежде, что и он, в свое время, воспомянет, как о всех, поминающих его, так и о мне.

Преосвящ. Иоанну, поручившему вам написать мне о сем, свидетельствую мое искреннее глубокое уважение и прошу его молитв о моей многогрешности.

Поздравляю с новым владыкою. Се – энергичный владыка! Всем поддаст бодрости. Помоги ему, Господи!

Всем знаемым прошу передать поклон – усердный: о. Димитрию, о. Даниилу, Семену Афанасьевичу, Александру Дмитриевичу, о. Арсению Выдубецкому, о. наместнику Иллариону и пр., и пр. Не всем поименно, а всем почелошно. Семену Афанасьевичу задолжал ответом. Прошу извинения. Всех благ ему желаю. Александру Дмитриевичу Ушинскому скоро возвращу рукопись и – с приложением.

Прошу всех помолиться о моем окаянстве. Благослови вас, Господи, и семейство ваше и деток ваших.

Ваш богомолец, Е. Феофан. 3 марта 1882 г.

Письмо 222. Добрый отзыв о книге Ушинского против штундистов и побуждение к продолжение борьбы со штундой

Милость Божия буди с вами!

Достопочтеннейший о. протоиерей! Премного вам благодарен, что, не смотря на мою неподвижную леность, вы, время от времени, пишете, извещая о новых новостях тамошних, интересных.

В последнем письме вы поминаете о книге Ушинского. Вы несправедливы к сей книге. Весь ее недостаток в том, что она не полно разбирает опровергаемые пункты. Но автор и не скрываешь этого недостатка, а прямо сознается, что он плохой богослов и – издает книгу с тою целью, чтобы раздразнить могущих написать пополнее и побудить их приступить тотчас к сему делу. Укорять его в недостаточности опровержения потому совершенно не резонно. Всем вам ответит он: quot potui, teci, – faciant meliora potentes.

Его можно бы укорять в неправомыслии; но этого там нет. Я перечитывал рукопись и не видел ничего неправого, и не нашел резона, почему бы мог сказать: не печатай.

Ваш приятель писал вам: «перелистывал, – и мне показалось кое что неправое». – Какая ревность! О, неглижер! Вы же сами прописываете пророчество о возможном вреде от сей книги, именно – что теперь штундисты будут иметь печатное изложение своей веры. – Не вижу, какой от сего вред. Если б у них не было сего изложения, – другое дело. Но оно у них есть и конечно – переписывается друг у друга. Ушинский от них получил тетради и – списал для себя. Но в тетрадях оно ходит без опровержения, а в книге с опровержением. Какое ни будь опровержение, но оно всегда будет оставлять след и производить колебание. Есть пункты сильно опровергнутые. Кто поколеблется в нескольких пунктах, тот не может оставаться покойным и относительно всего прочего. – Выходит польза, а не вред. Предполагаемый вами вред был бы возможен, если бы учение косяковцев было все напечатано отдельно; но оно разумно разбито и пересыпано опровержениями.

Я не утверждаю, что книга удовлетворительна; но не могу думать, чтобы она была бесполезна. Она только оказывается бесполезною в отношении к вам, спящим иереям. Ушинский надеется, что разбудит вас. И ошибся. В этом виноват. Ему следовало знать вас лучше и не обманывать себя мечтами, что вы подхватите его запеванье в тот же тон. Вы же ему все отвечаете: шалишь, брат! Не на тех напал, чтоб мы поддались твоему разбуждению, поди прочь! Спать хотим.

Ну – что против этого скажете?! Вы как раз такими оказываетесь. И если хотите не оказаться такими, извольте сейчас же садиться и писать. И вот вам программа!

Ушинский написал книгу в опровержение мудрований штундистов. Но он положил только начало. Немало и еще надо прибавить к сказанному у него. – Это – предисловие. Затем, приступайте к положению всякого пункта особо.

Первый пункт штундистов так то читается. – Против него сказать вот что. Сказано дело; но не все – досказано. – Досказываю... И начинайте писать пункт за пунктом и всю книгу пополните. Вот, это будет дело. Если одни ленитесь; возьмитесь вдвоем, втроем, вдесятером, – только пополните книгу, – и штунда будет разоблачена во всех подробностях. Смотрите ж, непременно это сделайте. Сроку вам дается один месяц; другой месяц на печатание; третий – вся Россия уже читает. – Тогда я буду бить в ладони, крича: «молодцы! вот, так иереи! Кто это напечатал под редакцией Феофана?» – (Это сильно сказано: «Я перечитываю рукопись и – только...» Но – это далеко от редакции). Смотрите ж, исполните, что я прописал. Затем, спасайтесь! Благослови вас, Господи!

Ваш богомолец, Е. Феофан. 9 октября 1883 г.

Письмо 223. При посылке книг разным лицам

Милость Божия буди с вами!

Очень жалею, что вам приходится переменить место служения.

Господь да устроит вас, как судит, наилучше для вас!

Посылаю вам, недавно отпечатанные афонцами, слова мои о совершенном к Богу от мира обращении. Дайте Семену Афанасьевичу, отцу Димитрию Жданову, Ольге Васильевне Ушинской и вашему (заочно знакомому) о. Иоанну. Ему же прилагаю книгу о молитве и еще – толкование 118 псалма.

Благослови вас, Господи, всяким благословением!

Ваш доброхот, Е. Феофан. 4 сентября 1884 г.

Письмо 224. После приветствий делается отзыв о сочинениях Льва Толстого

Милость Божия буди с вами!

Достопочтеннейший отец протоиерей!

Приношу благодарность, что, несмотря на большую мою неисправность, вы меня не забываете. Пожалуйста, не серчайте на мою леность.

Все письма ваши я получил – и книжку. Благодарствую. Все добре. Добре и то, что дополняете. Помоги вам, Господи! – Что же подсказать вам к делу дополнения, – не знаю. Смотрите сами. Вы – ведь, не маленький.

Об о. Митрофане очень жалею. Да пошлет ему Господь силу, дух утешения и терпения в жизни, которую судил ему Бог.

Матушку и сестру вашу поминаю и буду поминать.

Посылаю к вам три экземпляра – 2-го тома Добротолюбия: один для вас, один Первухину и один Ольге Васильевне Ушинской.

Вы помянули прислать старцам книжек; но как я их не знаю, то мне неудобно это делать.

Время наше трудноватое. Трудитесь. Да поможет вам Бог!

Слыхали ль вы про евангелие Льва Толстого? Теперь слышу, что у него также тайком распространяются еще две статьи: критика догматов Церкви и – в чем моя вера. Тут то, вишь, сокровища премудрости изрыгнуты: хулы на Церковь Божию, на св. Отцев и даже на Апостолов, кои все будто – суть исказители учения Христова. Сам же он не верит – ни в Святую Троицу, ни в Воплощенное домостроительство, ни в силу таинств. Сын Человеческий у него – то разум всечеловеческий, то сущность человечества. Есть ли Бог, – не видно. Но о начале жизни – поминает. Так, – вот какияесласти! Рукописи тайком распространяются среди университантов. Верно и в Киеве есть. Как будущей жизни нет у него, а люди продолжают жить только в потомстве; то вся забота у него – составить программу счастья на земле. Внемлите. Се пункты:

1) не противься злу: пусть бьют, режут, грабят; молчи и терпи;

2) суды не нужны;

3) ни полиции, ни жандармов, ни войска. Все это насилователи свободы.

4) С женою не разводись, хоть она и неверна. Брака у него тоже – нет.

5) Война богопротивна – и войска не нужно.

Пункты заимствованы из 5 гл. Матф., где Господь говорит в нагорной беседе: «вам сказано... а Я говорю»

Радуйтесь российстии людие!

Зло потихоньку расходится. Уродливый план осчастливления не привьется, а все пункты неверия не останутся без последователей.

Преосвященный Виталий еще не прибыл. А ректора Тамбовского, тоже киевлянина, переводят в Вифанскую семинарию.

Спасайтесь! Благослови вас, Господи!

Ваш богомолец, Е. Феофан. 1 июня 1885 г.

NB. На сем письме рукою получателя, прот. Н.Ф. помечено: «Это последнее письмо. С 1886 г. и до кончины владыки, не было ко мне от него писем. Но к другим лицам в Киев он писал.

Письмо 225. При посылке книги «Невидимая брань». Старики полежать любят. К крестьянину Владим. г. Иову Ивановичу Шумову

Милость Божия буди с вами!

Достопочтеннейший о. протоиерей!

Посылаю вам «Невидимую брань». Себе возьмите, – дайте Семену Афанасьевичу и Ольге Васильевне Ушинской. Еще две, – про кого-то вы говорили в Лавре, – я забыл. Так это им. Эта тарелочка ушицы не всем, быть может, покажется по вкусу. Но будут и такие, которые скушают ее, присмакуючи. И на здоровье.

Эта книжка давно известна в русском переводе – еще из времен Голицына. Но там она не так ясна. Афонский старец несколько пояснил, а теперь и на Выше немножко пообчистил ее. И будто она стала казаться пригожей. Но – конечно у всякого свой вкус.

Виноват я, что мало пишу к вам. Прошу простить. Кажется, мне уж пора в старики записаться. А старики любят полежать. И в этом обнаруживают большое прилежание. Всех вам благ от Господа желаю.

Прошу ваших святых молитв. Спасайтесь!

Ваш богомолец, Е. Феофан. 21 сентября 1886 г.

Письмо 226. Об обучении крестьянских девочек грамоте. Из творений Святителя на общую пользу

«...Молиться надо, – пишет приснопамятный святитель, – чтобы Господь дал родителям понять свою ошибку (заключающуюся в отказе крестьян учить своих дочерей грамоте) и поревновать об обучении своих дочерей. На отговорки их (родителей-крестьян) скажу малое нечто.

1) Говорят, что хоть и выучится, все не барин ее возьмет: такая же будет крестьянка. – Будто грамоте знать только и пристало господам? Всем пригодно уметь читать. И везде уж все учатся – и крестьяне, девочки и мальчики. Зачем отставать от других? Что замуж выйдет за крестьянина же, – что тут плохого? Да ведь мальчики-то все уж умеют читать. Надо и невест им подготовить умеющих читать, чтобы ровнее были. Когда муж и жена умеют читать, то придет праздник, дома будут читать Евангелие, или житие святых, или другую хорошую книгу. То муж почитает, то жена. И время будет идти душеспасительно. И мужу охотнее в праздничное время дома сидеть, когда и жена грамотна. А то скажет: что мне с тобой неграмотной сидеть – и пойдет... И то может случиться, что грамотная жена пока читает в книге, и если муж сшибется с пути, она будет знать, что при случае ему напомнить. Нет, нет... да, Бог даст, и образумит. – А когда деток Бог даст, мать грамотная сама и выучит их грамоте между делом. Так и пойдут по селу грамотные, хоть и школ не будь.

2) Неграмотная, как неведующая, согрешит, – меньше взыщется. – Да ведь это и с мальчиков так-же, и со всех, кто не знает грамоте. Так что же и грамоту с лица земли согнать? Да и Евангелие-то надо спрятать, чтобы его в церкви не читали. А то оно показывает грех, – который от того грешнее становится. Да так ли это? А Бог посылал на землю пророков и апостолов, и Сам Своим лицом приходил на землю и волю Свою святую нам открыл, как жить нам должно, спастись и все это в Божественном Писании повелел начертать, чтобы все люди читали и видели, чего от нас хочет Бог. Знать волю Божию и то, какие дела суть добродетели и какие грехи, мы все должны. И кто сего не делает, тот грешит пред Богом. И выходит, что кто держит себя в темноте и безграмотности, дважды грешит, – и тем, что не знает воли Божией, и тем, что не употребляет средств узнать ее и нарочно держит себя в темноте. А кто и детей своих держит в той же темноте, тот третий грех творит – мальчиков ли или девочек не учит. Родителям-то и самим следовало бы поскорее выучиться грамоте, чтобы читать, что говорит Господь во святом Евангелии и святые Апостолы от Его лица в Апостоле. Но уже коли время пропущено, хоть детей своих пусть обучают.

3) Выучи, в монастырь, говорят, пойдет. В монастырь тянет не грамота, а особое Божие звание. Если у кого есть дочь, желающая идти в монастырь, зачем ей мешать? Бог зовет, – и пусть идет. Себя спасет и за родителей помолится. А то выходит, будто беда какая случится, если чья дочь в монастырь пожелает. Это милость Божия и к дочери, и к родителям. Но совсем не бывает так, чтобы грамотная пошла уж непременно в монастырь. А то будет, что грамотная будет читать хорошие книги и из них уразумеет лучше, как душу спасать и, уразумевши, жить так станет и других тому научит. Спасаются не в одном монастыре. И в семейном быту спасаются, и во всяком звании и состоянии. Но грамотной или грамотному удобнее спастись, потому что чрез чтение легче уразуметь, как душу свою спасать. Вот тут ответ и на четвертую отговорку – что спастись можно и неграмотной. Можно, как против этого спорить? И грамотные погибают, и неграмотные спасаются. Все от доброй воли, или куда сердце лежит. Уж на это сам смотри, – грамотный и неграмотный. Но вот спросить бы таковых, в чем, думают они, состоит спасение родителей? Главное, в добром воспитании детей, надо их научить всякому доброму пути. Мало ли бывает у матерей времени, особенно вечером, когда ни они, ни дети ничего не делают, особенно под праздники и в праздники? Отца нет дома. Мать поговорила бы что, да не умеет. Дети шалят или спят. Время попусту проходит. А коли бы она грамотна была, развернула книгу и читала, особенно жития святых. Все бы охотно слушали. И сами себя учили бы и детей. Вот и удобнейшее спасение! И многие другие от грамоты удобства есть ко спасению. Остерегай только, чтобы не загордились и много о себе думать не стали.

5) Говорят, что замуж выйдет – все забудет. Да зачем же бросать им читать, выучившись? Как выучится, так и купи книжку, вон есть много дешевеньких, и заставляй ее читать вечерами, когда свободно, а то в праздник. Так и не забудет. Привыкнет так почитывать у отца с матерью и замужем так будет делать, – тем охотнее, что и муж будет грамотный. А я думаю еще, что грамоту трудно забыть. Кто хорошо выучится, как ее забыть? Ведь это то же, что мастерство. Кто чуть-чуть выучится мастерству и бросит, конечно, можно забыть. А кто хорошо выучится, тот не забудет. Так и в грамоте.

6) Прясть, говорят, стала, как бы не перестала? Есть о чем жалеть? Много ли девочка напрядет? И прядут-то они больше затем, чтобы выучиться прясть. Выучиться же сему они могут и обучаясь грамоте. Днем пусть грамоте учатся, а вечером прядут. То и другое будет идти рядом. И что будет-то! Мастерица какая может выйти. Есть теперь книги со всеми мастерствами: описано, что как делать. Купи ей тогда такую книжку. Почитает и чему она там ни научится – всем женским мастерствам. Времени же на обучение много не потребуется. Девочки сметливее мальчиков. Скоро перенимают и навыкают читать. Все сие и подобное передавай родителям. Авось вразумятся. Если бы я был на вашей епархии, написал бы к ним грамоту. А теперь это не мое дело. Мысли изложенные передай. Возьмут в толк – добре. А не возьмут – Господь будет им судья.

Сам же не унывай, продолжай трудиться. Когда обучишь всех мальчиков – и, о если б и девочек! – закваска будет положена, и грамота уж не переведется в селе. Ибо какой грамотный отец захочет оставить сына своего необученным?

Письмо 227. Наставление о том, как возбуждать в себе постоянный молитвенный дух. К одному из присных по духу

Дело молитвы есть первое дело в христианской жизни. – Молитва – дыхание духа. Есть молитва, – и живет дух; нет молитвы, – нет жизни в духе.

Стоять пред иконою и класть поклоны – не есть еще молитва, а только принадлежность молитвы; читать молитвы – на память, или по книжке, или слушать их – не есть еще молитва, а только орудие молитвы или способ обнаружения и возбуждения ее. Сама молитва есть возникновение в сердце нашем одного за другим благоговейных чувств к Богу, – чувства самоуничижения, преданности, благодарения, славословия, прошения, сокрушения, покорности воле Божией, усердного припадания и пр.

Вся наша забота здесь должна быть о том, чтобы во время нашей молитвы, эти и подобные чувства наполняли душу нашу, – чтобы сердце не было пусто. Когда есть в нем все эти чувства, или какое-либо одно из них, устремленное к Богу, – то молитвословие наше есть молитва, а когда нет, – оно не есть еще молитва

Молитву, или устремление сердца к Богу, нужно возбудить и возбужденную укрепить, или – что тоже – нужно воспитать в себе молитвенный дух.

Первый способ к этому есть читательное, или слушательное наше молитвословие. Читай или слушай, как следует, молитвословие, – и непременно возбудишь и укрепишь восхождение в сердце твоем к Богу, т.е. войдешь в молитвенный дух. В молитвах св. отцев движется великая молитвенная сила, и кто всем вниманием и усердием проникает в них, тот – в силу закона взаимодействия – непременно вкусит молитвенной силы, по мере сближения настроения своего с содержанием молитвы. – Чтобы наше молитвословие сделать нам действительным средством к воспитанно молитвы, необходимо совершать его так, чтобы и мысль и сердце воспринимали содержание молитв, составляющих молитвословие.

Вот для этого три самых простых приема: не приступай к молитвословию без должного приготовления, – не совершай его кое как, – а со вниманием и чувством, – и не тотчас по окончании молитв переходи к обычным занятиям.

а) Приготовление к молитвословию

Приступая к молитвословию, когда бы то ни было, постой немного, или посиди, или походи, – и потрудись в это время отрезвить мысль, отвлекши ее от всех земных дел и предметов. Затем помысли, кто Тот, к Кому обратишься ты в молитве, и кто ты, имеющий начать теперь это молитвенное к Нему обращение, – и возбуди в душе своей, соответственное тому настроение самоуничиженного и проникнутого благоговейным страхом предстояния Богу в сердце. В этом все малое, но немалозначительное, приготовление – благоговейно стать пред Богом в сердце. Здесь – начало молитвы, а доброе начало – половина дела.

б) Самое совершение молитвословия Установившись так внутренне, стань пред иконами, перекрестись, поклонись, и начинай обычное молитвословие. Читай не спешно, – вникай во всякое слово – мысль всякого слова доводи до сердца, сопровождая это поклонами – с крестом. – В этом – все дело приятного Богу и плодоносного чтения молитвы. – Вникай во всякое слово и мысль слова доводи до сердца, иначе: понимай что читаешь и понятое чувствуй. Читаешь: «очисти мя от всякия скверны», – восчувствуй скверну свою, возжелай чистоты, и – с полною надеждою проси ее у Господа. Читаешь: «да будет воля Твоя», и в сердце своем совершенно предай участь твою Господу, с полною готовностью благодушно встретить все, что Господь пошлет тебе. Читаешь: «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим», – и в душе своей всем прости все, и, таким образом, проси себе прощения у Господа. Если так будешь действовать при всяком стихе молитвы твоей, то у тебя будет надлежащее молитвословие. А чтобы тебе успешнее совершать его именно таким образом, вот что нужно сделать: 1) имей у себя известное молитвенное правило – небольшое, чтобы, при своих обычных делах, ты мог исполнять его неспешно; 2) в свободное время вчитывайся в молитвы твоего правила, пойми каждое слово молитвы и прочувствуй его, чтобы наперед знать, что при каком слове у тебя должно быть на душе и в сердце, дабы – во время молитвословия – легко тебе было понимать и чувствовать. 3) Если твоя летучая мысль, во время молитвы будет отбегать на другие предметы, напрягайся сохранять внимание, и возвращай мысль свою к предмету молитвы; опять отбегает, опять возврати: повторяй чтение, пока каждое слово молитвы не прочтешь с понятием и чувством. Этим отучишь мысль свою от рассеянности в молитве. 4) Если же какое слово молитвы сильно подействует на душу, – остановись на нем и не читай далее, – стой на этом месте вниманием и чувством, – напитай им душу свою, или теми помыслами, которые оно будет производить, – не разоряй этого состояния, пока оно не пройдет само: это знак, что дух молитвы у тебя начинает внедряться, а состояние это – самое надежное средство к воспитанию и укреплению в нас молитвенного духа.

в) Что делать после молитвы?

Когда кончишь свое молитвословие, – не тотчас переходи к каким-либо занятиям; но также хоть немного постой и подумай, – что это тобою сделано и к чему это тебя обязывает, сохраняя после молитвы особенно то, что на тебя крепко подействовало. Самое свойство молитвы таково, что если хорошо помолишься, как следует, – то не захочешь скоро озабочиваться делами: кто вкусит сладкого, не захочет горького; а вкушение этой сладости молитвы есть цель молитвословия, и чрез это вкушение сладости молитвенной в молитвословии воспитывается молитвенный дух.

Исполняя эти немногие правила, скоро увидишь плоды молитвенного труда. Всякое молитвословие оставит след молитвы в душе – непрерывное продолжение его в том же порядке вкоренит ее, а терпение в этом труде привьет и дух молитвенный.

Вот первый – начальный способ воспитания в нас молитвенного духа! Это сообразное с своим назначением совершение наших молитвословий. Но это еще не все; здесь полагается только начало молитвенной науке. Надобно идти далее.

Навыкнувши умом и сердцем обращаться к Богу с стороннею помощью – по молитвенникам, необходимо затем делать опыты и своего собственного возношения к Богу, – доходить до того, чтоб душа сама, так сказать, своею речью вступала в молитвенную беседу с Богом, сама возносилась к Нему, и Ему себя открывала и исповедывала, что в ней есть и чего она желает. И этому надо учить душу. Что должно делать, чтобы успеть в этой науке?

И навык с благоговением, вниманием и чувством молиться по молитвенникам, к этому же приводит; ибо из сердца, посредством молитвословий исполнившегося св. чувств, сама собою начнет исторгаться своя к Богу молитва. Но есть и особые для этого правила, ведущие к должному успеху в молитве.

Первый способ обучения души к частому обращению к Богу есть богомыслие, или благоговейное размышление о Божественных свойствах и действиях, – размышление о благости Божией, правосудии, премудрости, всемогуществе, вездесущии, всеведении, – о творении и промышлении, об устроении спасения в Господе Иисусе Христе, – о благодати и слове Божием, о св. таинствах, о царстве небесном. О каком из этих предметов ни стань размышлять, размышление это непременно исполнит душу благоговейным чувством к Богу: оно прямо устремляет к Богу все существо человека, и потому есть самое прямое средство к тому, чтобы приучить душу возноситься к Богу. Окончив молитвословие, особенно утром, сядь и начинай размышлять – ныне об одном, завтра о другом Божием свойстве и действии и производи в душе соответственное тому расположение. Говори с св. Димитрием Ростовским: «иди, св. богомыслие, и погрузимся в размышление о великих делах Божиих», – растрогивай тем свое сердце и начнешь изливать душу свою в молитве. Труда немного; а плода много. Нужны только желание и решимость. Стань, например, размышлять о благости Божией, – увидишь, что ты окружен милостями Божиими и телесно и духовно, – и падешь пред Богом в излиянии чувств благодарности; – стань размышлять о вездесущии Божием, – уразумеешь, что ты всюду пред Богом и Бог пред тобою, – и не можешь не исполниться благоговейным страхом; – стань рассуждать о правде Божией, – уверишься, что ни одно худое дело не останется без наказания, – и непременно положишь – очистить все грехи свои сердечным сокрушением пред Богом и покаянием; – стань размышлять о всеведении Божием, – познаешь, что ничто в тебе не сокрыто от ока Божия, – и непременно положишь быть строгим к себе и внимательным во всем, чтобы как-нибудь не оскорбить всевидящего Бога.

Второй способ обучения души к частому обращению к Богу есть обращение всякого дела – большого и малого во славу Божию. Ибо, если положим себе за правило, по заповеди Апостола (1Кор.10:31), все творить, даже есть и пить, во славу Божию, то непременно, – при каждом деле вспомним о Боге, – и вспомним не просто, а с опасением, – как бы не поступить в каком случае неправо и не оскорбить Бога каким-либо делом. Это и заставит обращаться к Богу со страхом и молитвенно просить помощи и вразумления. А так как мы почти непрестанно что-нибудь делаем, то почти непрестанно будем молитвенно обращаться к Богу; и следовательно почти непрестанно будем проходить науку молитвенного в душе возношения к Богу. Так мы научим душу как можно чаще, в продолжение дня, обращаться к Богу.

Третий способ обучения души к частому обращение к Богу есть частое, в продолжение дня, взывание из сердца к Богу краткими словами, судя по нуждам души и текущим делам. Начинаешь что, – говори: Господи, благослови! Кончаешь дело, – не языком только, но и чувством сердца, – говори: слава Тебе, Господи! Страсть какая подымется, – говори: спаси, Господи, погибаю! Находит тьма смутительных помышлений, – взывай: изведи из темницы душу мою! Предстоят неправые дела, и грех влечет к ним, – молись: настави мя, Господи, на путь, или – не даждь во смятение ноги моея. Грехи подавляют и влекут в отчаяние, – возопий мытаревым гласом: Боже, милостив буди мне грешному. Так и во всяком случае. Или просто чаще говори: Господи, помилуй! Владычице Богородице, спаси меня! Ангеле Божий, хранителю мой святый, защити меня! Или другим каким словом взывай. Только – сколько можно – чаще делай эти воззвания, всячески стараясь, чтобы они выходили из сердца, как бы выжатые из него. Когда будем так делать, – будут у нас совершаться частью, умные восхождения из сердца к Богу, – частые обращения к Богу, – частая молитва; а это учащение сообщит нам навык умного собеседования с Богом.

Итак, кроме молитвенного правила – научать душу молитвенно возноситься к Богу, существуют еще три способа, вводящие в молитвенный дух. Это – посвящать утром несколько времени на богомыслие, – всякое дело обращать во славу Божию и – часто обращаться к Богу краткими воззваниями. Когда утром хорошо будет совершено богомыслие, – оно оставит глубокое настроение к помышлению о Боге. Помышление о Боге заставит душу всякое действие свое – и внутреннее и внешнее – осторожно содевать и во славу Божию обращать; а то и другое поставят душу в такое положение, что из нее часто будут исторгаться краткие молитвенные воззвания к Богу. Эти три богомыслия, творение всего во славу Божию и – частые воззвания суть самые действительные орудия умной и сердечной молитвы. Всякое из них возносит душу к Богу. Кто положил упражняться в них, тот скоро приобретет навык – полагать восхождения в сердце своем к Богу. Отторгшись от земли, душа вступит в свою область и будет сладостно обитать горе – здесь сердечно и мысленно, а там – и существенно сподобится пребывать пред лицем Бога.

Письмо 228. Отзыв о графе Льве Толстом. К Морщанскому протоиерею Л.Я. Воскресенскому, товарищу почившего Святителя по Киевской Духовной Академии

В то время, как наши «интеллигенты» с благоговением прислушиваются к каждому слову новоявленного лжепророка, графа Льва Николаевича Толстого, православные русские люди с глубочайшим вниманием следят за содержанием многого множества писем, появляющихся в духовных журналах, – писем, принадлежащих перу великого подвижника и светильника нашей Русской Церкви, в Бозе почившего святителя Феофана. Из своего тихого затвора на Выши этот смиренный пастырь-старец неутомимо разливал благодатный свет истины Христовой, и сколько душ жаждущих этого света, этой благодатной истины напоены его словом, воистину благодатным! Не забудем, что этот святитель дал нам превосходные, незаменимые толкования на всего Апостола Павла, дал нам богатейшую сокровищницу писаний святительских в пяти громадных томах Добротолюбия, дал нам неоцененную книгу Путь ко спасению, составил свод Евангельских сказаний, за который удостоен степени доктора богословия, и многое множество других творений. Так что письма к разным лицам, которые теперь, после его блаженной кончины, посыпались в изумительном множестве на страницы духовных журналов, – это плод, так сказать, его досуга, если только можно назвать досугом сравнительно легкий труд ответов на письма, после трудовых часов, посвященных книжному деланию. Отзыв такого святого мужа, такого знатока души человеческой, такого высокопросвещенного, даже в смысле научном, человека (он знал несколько иностранных языков и его библиотека более, чем на половину, состоит из иностранных книг), – отзыв, говорим, такого мужа о лжеучении графа Толстого для православных особенно должен быть авторитетен: в нем они должны видеть предостережение и как бы грозный окрик голоса самой церкви. Пусть этот окрик резок, силен, но этого требует самое положение дела, этого требует наша легкомысленная ветренность в вопросах веры, с какою мы встречаем всякого хулителя Церкви. Послушаем же, что пишет святитель подвижник одному из присных по духу чад своих:

Вы помянули, что многие переходят в иную веру, начитавшись сочинения Толстого. Диво! У этого Льва никакой веры нет. У него нет Бога, нет души, нет будущей жизни, а Господь Иисус Христос – простой человек. В его писаниях – хула на Бога, на Христа Господа, на Св. Церковь и ее таинства. Он разрушитель царства истины, враг Божий, слуга сатанин (курсив везде подлинника), как написал сам св. апостол Павел волхву Еллиму, противившемуся его проповеди на острове Кипре (Деян.13:8–10). Этот бесов сын дерзнул написать новое Евангелие, которое есть искажение Евангелия истинного. И за это он есть проклятый апостольским проклятием. Апостол святый Павел написал: «кто новое Евангелие будет проповедывать да будет проклят, анафема» (Гал.1:8). И чтобы все затвердили это добре, в другой раз это подтвердил (ст.9). В евангелии богохульника сего цитаты похожи на наши, например: Иоан. гл. 1-я, ст. 1-й, а самый текст – другой. Посему он есть подделыватель бесчестнейший, лгун, обманщик.

Если дойдет до вас какая-либо из его бредней, с отвращением отвергайте. В наших духовных журналах он разобран до последних косточек, и всесторонне обличен в безумии и злоумии. Но журналы духовные кто читает? А тетрадки Толстого ходят по рукам секретно, и секретно распространяют ложь» (Тамбовские Епархиальные Ведомости, 1895. №32).

Ревностью Илииною дышит сие слово великого подвижника-святителя. Невольно восстает в воображении образ другого великого обличителя ересей – преподобного Антония Великого, который из глубокой пустыни подвигся и пришел на шумные улицы Александрии, чтоб обличить зловерие еретическое. Для православных слова довольно. Имеяй уши слышати – да слышит!

Письмо 229. Засвидетельствование памятования и благословение

Милость Божия буди с вами!

Очень рад видеть, что близ есте, соседушка мой во дни оны. Я давно собирался засвидетельствовать вам, что память о вас не замерла еще. Но виноват, – все завтра, да завтра.

Молю Господа, да благословит Он вас и семейство ваше. И молитв ваших прошу о моей многогрешности.

Всех благ от Господа желаю.

Ваш богомолец Е. Феофан.

Се – книжечки! Не вздумаете ли когда взглянуть?!

12 июля 1877 г.

Письмо 230. По возвращении из Тамбова Святитель благодарит за прием, посылает книжки и уведомляет о своем глазе

Ваше Высокоблагословение, Достопочтеннейший отец протоиерей!

Паки и паки приношу вам искреннюю благодарность за ваш радушный прием. Благодарю и всех ваших – матушку и детей. Да умножит Господь радости в доме вашем во все дни бытия его.

Добрались мы до Выши преблагополучно, в пятницу утром в 6 часов. Первый извозчик воистину молодец, второй извиняется неудобствами дороги.

Посылаю вам книжки – все, какие есть на руках. Нет 33-го псалма и послания к Галатам. Но они, вероятно, будут еще печататься; тогда пришлю.

Мне желательно, чтобы все ваши семейные имели нечто на намять. Потому приложил некие книги повторительно. Матушке – Добротолюбие; красавицам – красные книжки, не по созвучию, а потому что письма писаны к красавице, одну Моршанской, а другую – Агишевской; кавалерам – Путь ко спасению, по одной каждому. Прошу покорно принять сие во свидетельство искреннего моего расположения ко всем вам.

Моршанскую красавицу усердно прошу не бросать за спину последней моей к ней речи.

Глаза мои, как и было. Но вместо синих очков и дальнозорких я облек их дымчатыми – большущими, которые ничего не прибавляют к зрению, но умеряют впечатление от света.

Господам В. и И. поклон и Божие благословение. Прошу извинения, что не умел разговориться с ними. Всякого им благополучия желаю, – и голове с старцем болящим.

Вот и страстная. Теперь уж и не время браться за дело. А там Пасха. Надо радоваться, чему урочная работа, полагает большие препоны.

Желаю вам здоровья и благодушия. Прошу не забывать меня в молитвах своих.

Ваш усердный богомолец Е. Феофан. 25 марта 1879 г.

Письмо 231. О своем больном глазе

Христос Воскресе!

Возлюбленнейший о. протоиерей! Милость Божия буди с вами!

Увы и ах! Глаз мой начинает меня понемногу беспокоить, а тревожит и не немного. Натолковали мне в Тамбове, что катаракт не делает боли, а зреет спокойно и что боль в глазу есть указание на воду. Мой глаз все был спокоен, и я был покоен. Но вот начала по временам показываться ломота, а в среду вечером и весь четверток она была почти без перерыва. Хоть она не сильная была, но все же нельзя сказать, что глаз был спокоен. Вот это меня и встревожило. Ну-ка не катаракт у меня, а вода? Пропустишь время, – пропал глаз. Надо бежать в Москву. Но, слава Богу! В пятницу глаз успокоился; успокоился и я, приписывая бывшую ломоту какой-либо случайности. Всяко однако ж не излишним считаю пояснить, какого рода бывают боли в глазу, когда в нем образуется вода. Как вы испытали это при боли вашего глаза, то и обращаюсь к вам с покорнейшею просьбою – напишите Господа ради, какого рода бывали у вас боли в глазу, разумею чувства больности… жгло, скребло, ломило и подобное. У меня по часту бывает чувство сухости глаза. Но посмотришь в зеркало, он кажется весь влажным, слезящим. Расскажите пожалуйста историю вашего глаза – не осложнения, а вольности.

В понедельник на страстной я послал вам книги и письма. Получили ль?

Благослови вас Господи всяким благословением, и матушку, и деток.

Прошу ваших молитв.

Ваш богомолец Е. Феофан. 15 апреля 1879 г.

Письмо 232. О том же

Ваше Высокоблагословение, Достопочтеннейишй отец протоиерей! Милость Божия буди с вами!

Что если это последовало от гнева на молчание мое? Это ужасно беспокоит меня».

– По делом. И прибавить еще надо – столько же, пол столько и четверть столько.

Я уже собирался жалобу писать Моршанскому благочинному, но, зная, какая у вас с ним стачка, остановился.

Се – баснь! Дело же было так. Все собирался; но тут же приходили вопросцы: да, полно, ехать ли. Дальше, да дальше и наконец решено не ехать.

Новой ревизии подвергнуть глаз побуждало меня наипаче то, что, когда станешь смотреть на бумагу, или книгу одним правым глазом, то на них падает желтый оттенок. Ну, подумалось, желтая вода! И начал суетиться. Но потом вместо желтого оттенка стал появляться синеватый, а теперь кажет беловатый, будто молоко пролито на бумагу. Из сего я заключил, что сии оттенки суть следствия естественного созревания катаракта. Стало быть не зачем в Белокаменную ехать! Ох! как я тяжел на подъем! Уселся в своей конуре как паук и плету свои паутинки. А все леность – моя неотвязная благоверная, с которою сочетался я с самого детства.

Посылаю вам еще книжку, которую вы, верно, уже иногда просматривали по частям.

Всем вашим мой усердный поклон и полные благожелания.

А что же глаз-то? Глаз умничек смирненький, тихенький, и мне сдается, что он не любит прогресса, оставаясь будто все в том же положении.

Спасайтесь! Благослови Господи ваш путь в Москву.

Ваш усердный богомолец Е. Феофан. 9 июля 1879 г.

Письмо 233. Сведение о своей поездке в Москву для лечения больного глаза

Ваше Высокопреподобие, Достопочтеннейший отец протоиерей! Милость Божия буди с вами!

Виноват! Кругом виноват! Прошу прощения!

С самого возвращения из Москвы все собирался писать к вам, и все по лености своей откладывал. Хорошо, что вы разбудили меня, а то не диво, что и теперь все бы спал.

К Успению приезжали красавицы Богу молиться. Евлампий разговорился с ними, что-де в Москву собираемся. А! как в Москву, так к нам. Мы довезем до Сарая, а с Сарая обратно возьмем. Как было отказать?! Вот и поехали. И съездили, 16–23 августа.

В Москве мы пробыли двое суток с 10 ч. утра субботы до 5 12 ч. вечера понедельника. В субботу вечером была докторская ревизия. Утро воскресенья – богомолье. Вечер – у владыки. Утро понедельника – сборы. Вот и все.

Что доктор? Смотрел с час и порешил, что у меня катаракт, но какого-то особого рода, которого не лечат, которому и операции не делают. Так, говорит, останется. Что операции не делать, очень рад; а что так останется, не должно быть радостно. Это похоже на то, что глаз пропадет. Но посмотрим. – Доктор был Крюков. Глаз слабеет.

Владыка ничего – как быть, все по старому. Останавливался у Афонцев, чтобы скрыться и никого не беспокоить. Но Владыка сказал, что и у него хата была приготовлена. Владыка был на даче, за городом.

Писать к вам собирался я еще и потому, что нужду и долг имею поблагодарить вашего предводителя дворянства г. Ильина. Он схлопотал нам в Ряжске особую каютку, чтобы укрыть от очес призора, и после в вагонах особое купе. Очень ему благодарен, равно и начальнику станции и тому доброму джентльмену, у которого мы просидели с час. Понуждаюсь им засвидетельствовать мою благодарность и для сего прилагаю три экземпляра «Пути ко спасению». Прошу передать г. Ильину, а его прошу доставить по книжке и ряжским моим благодетелям.

Соседушке же моему шлю еще тарелочку – толкование послания к Ефесеям.

Всем вашим мои усердные благожелания. Прошу молитв.

Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан. 16 октября 1879 года.

Письмо 234. При посылке книг и вещиц своего рукоделия. Об отходящих товарищах и о глазе

Милость Божия буди с вами! Достопочтеннейший отец протоиерей!

Премного благодарен за ваше поздравление и благожелания. Спаси, Господи!

И я все собирался к вам писать, чтобы послать вам новую книжку – толкование послания к Римлянам. Посылаю теперь. Прилагаю при сем три книжки «Толкование 118 псалма», которые прошу вручить тем лицам, которых я видел у вас. Когда вы писали после юбилея семинарского, тогда же я ответил вам и послал вам толкование послания к Ефесеям. Прилагаю еще своих изделий несколько штук. Хочу бросить делать книги и возьмусь делать книгорезки. Голова в самом деле становится слабенькою.

Книгорезки рябые – тем, у которых седины пробиваются; красные – красавицам, прочие кавалерам – блондину и брюнету.

Товарищи наши отходят, придет и за нами череда. А пока мы будем молиться о них, а они помолятся о нас. Преосв. Алексей совсем было оправился; но простудился, ездивши в синод, контору.

Глаз мой преуспевает. Еще видит свечу, наприм., так, как она видится в самом густом пару. Ему определен конец; но нет боли. Засаривается хрусталик.

Спасайтесь! Прошу молитв.

Ваш богомолец Е. Феофан. 15 марта 1880 года.

Письмо 235. Посылая книжки, уведомляет о плохом состоянии правого глаза

Милость Божия буди с вами! Достопочтеннейший отец протоиерей!

Сколько уже раз собирался послать вам книжки. Насилу собрал. Прошу принять.

Глаз почти закрылся; но все еще не отказывается от своего дела, но делает его очень неумело, только левому глазу мешает. Если все так будет, то можно и не писать элегии на потерю глаза. Желаю вам всего доброго.

Ваш богомолец Е. Феофан. 13 июня 1880 г.

Письмо 236. Тоже, при посылке подарков своего рукоделия

Милость Божия буди с вами! Достопочтеннейший отец протоиерей!

С праздниками прошедшими и наступившим новым годом поздравляю.

Виноват, что долго не отвечал. Леность обуяла. А тут пришла охота сработать что-нибудь.

Из работ – все точенье – маленький подсвечник тому, кто должен больше всех молиться; солонка кормилице – матушке; свеча неугасимая (скрывающая игольник) и открытый игольник красавицам, которых долг работать без просыпу. Кавалерам ничего не придумал сработать. Вложу две небольшие книгорезки.

Глаз мой – вот эту страницу исписанную видит почти белою. А левый пока в порядке.

Книжек новеньких нет. Может быть к посту будут.

Прошу ваших молитв. Кажется, силы уже слабеют, а много бы еще надо написать.

Благослови Господи всех вас.

Ваш богомолец Е. Феофан. 17 января 1881 г.

Письмо 237. Уведомление о здоровье и о текущих делах

Милость Божия буди с вами! Достопочтеннейший отец протоиерей!

С благополучною поездкою в Москву поздравляю. Не скрою однако ж сожаления о том, что матушке не удалось поговорить с тамошними врачами. Да подаст ей Господь облегчение и утешение в ее болезни.

Благодарю вас и всех ваших за добрую память, свидетельницу о добром ко мне расположении, не заслуженном. Я здоров, и глаза мои преуспевают на горшее. Как один из них еще работает, то и не вижу большого понуждения докучать докторам, и отложил это до того времени, когда и второй глаз помутится порядком. Слышу, что в этой болезни перезренье не уместно.

Посылаю вам брошюру и книгу. То и другое афонское издание. Слова – старые. Но некоторых нет в книге, что у вас.

Я точно очень занят. Но из этих занятий едва ли выйдет что-либо.

Между сим идет тихоходно и сборник Добротолюбие 2 т. Уж на кончике.

Дел то бы и много предлежало, да кабы не леность. Вы хвалитесь своею леностью. Куда вам за мною гнаться? Если по этой части меня поставить в первый разряд; то вам придется попасть разве в 25-й и то к кончику.

Всем вам всякого добра желаю. Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан. 1 октября 1881 года.

Письмо 238. Ревность Святителя о противодействии молоканам и просьба о доставлении изложения молоканского учения. Письмо к ...

Милость Божия буди с вами, Достопочтениейший отец протоиерей!

Докучаю вам покорнейшею просьбою. Дело такое.

В Епарх. Тамбов. Ведом. в 84 г. с №15 начаты ответы на письменное изложение учения молокан села Рыбного, – продолжены в 85 г., но так лениво, что дано всего 4 ответа. В 86 г. не дано ни одного ответа.

Скоро или не скоро пишутся ответы, это уж дело отвечающих, но мне желательно знать:

1) Как сделалось, что молокане дали письменное изложение, ибо в Ведом. начаты ответы без всякого предисловия.

2) Не можете ли вы достать сие письменное изложение во всей его полноте?

Верно оно есть у отвечающих. И если вы знаете, кто сии, то вам не трудно, думаю, достать их. Господа ради достаньте и поскорее пришлите.

Нужда некая заставила меня просмотреть молоканство вдоль и поперек, т.е. его историю и учение. История не совсем важное дело, а учение очень важное. Между тем, пункты их учения, как следует, нигде не изложены. Пишутся только мысли, и большею частью своим, а не молоканским словом.

Книжка, Пр. Арсением составленная, дает, может быть, все пункты, но не подробно.

Учение Уклеина изложено в истории молоканства в Правосл. Собеседнике; но то изложение уже теперь не во всех пунктах применимо к молоканам: иное изменилось.

Помещаемые в Ведомостях известия о молоканстве в разных селах сказывают только – того, и того, и того, не принимают. Очень голословно.

Вот мне и дорого кажется изложение молокан рыбинских, хоть оно, может быть, не всеобще в некоторых пунктах.

Господа ради достаньте, и то узнайте, по какому поводу дано это изложение молоканами. Превеликое будет одолжение.

Полные мои примите благожелания – и вам, и деткам вашим, и делам вашим, и всему городу вашему. Благослови вас, Господи!

Ваш доброхот Е. Феофан. 31 января 1887 г.

Письмо 239. Благодарность за хлопоты для монахов. Укор обвиняющему монахов в тунеядстве. Сон о преосвященном Игнатии и о спиритах

Милость Божия буди с вами!

Воротились наконец монахи. Слава Богу, слава Богу! Вот и враг ничего не сделал, когда Бог покрывает. Премного вам благодарен и особенно N.N., хлопотавшему. Спаси его Царица Небесная. Будет монах теперь молиться о нем по гроб; хоть и волк монах. Но монах волк особого покроя и особой цены.

Присланное вами все получил. Премного благодарю. Спаси Господи! И сулик и полотенце уже были в деле в неделю православия.

Кому что выточить, с удовольствием приготовлю. Выбор N.N. мудреный. Как угадать ручку? Ведь, она приноравливается к печати. Сделаю однако ж. Пусть сам прилаживает. Терпужком можно подточить.

И пост! Слава Богу! Скоро чай таять станет и ходить вам трудно. Дома сидите и молитесь. Поклонами отделываться можно.

У нас уж теперь разливанная. Завывают монахи. Кстати. Токарев говорит: тунеядцы. Возразить ему надо, что ядцы слово не идет. Надо другое какое. Потому что целую неделю у нас – столовую заперли, в кухне огонь залили, и только и знают, что дон-дон... Где тут ядцы? Так и последняя неделя. Да и весь пост не разъешься. Капуста, да редька и подобное. Этакий сумасшедший нигилист-фанатик. Вразуми его, Господи.

Сон о Преосвящ. Игнатии – мудреный. Что Преосвящ. угодил Богу, в этом нет сомнения. Но сон то сей от Бога ли? Лукавый может привиться сюда. Особенно то сомнительно, что советует сочинения свои читать; а там ложь есть. Спириты письмо от него пустили в ход. И это недобре. У спиритов бесенята действуют. Не даром рекомендуют они писания сии. Но чтобы смерть скоро для видевшей, не следует, ибо прибавлено: тысяча лет. Готовься умирать: это ко всякому идет.

Всем вашим поклон и благословение. Всех вам благ от Господа желаю. Молите Бога о мне грешном.

Ваш богомолец Еп. Феофан. 22 февраля.

Письмо 240. Общее наставление о должном монастырском житии и разъяснение об умной молитве и умном делании. К Саровскому послушнику Феодору

К Саровскому послушнику Александру.

Будь чадом церкви искренним и содержи все содержимое ею.

Будь чист и непорочен в жизни, и не допускай, чтоб совесть обличала тебя в чем либо, большом или малом; коль же скоро погрешишь в чем, очищай себя покаянием.

Монастырские порядки все исполняй добросовестно, почитая всякое дело, которое предлежит тебе делать по сим порядкам, как бы лично тебе посланным от Самого Бога, и труд дел монастырских посвящай Господу, как бы Он Сам стоял пред тобою и смотрел на тебя.

Все сие составит твою деятельную жизнь. Если все указанное будешь исполнять, как должно, то жизнь твоя никак не может остаться одною внешнею, но всегда будет и внутреннею; внутреннее будет проникать внешнее; но возможно, что внутреннего при сем не будет, и жизнь твоя останется бездушною. Как избежать сего? Надо во всякое дело влагать сердце, и сердце богобоязненное. Чтобы сердце было в состоянии богобоязненности, надобно, чтобы его непрестанно осеняло помышление о Боге. Помышление о Боге будет дверь, чрез которую входить будет душа в деятельную жизнь. Весь труд теперь должен быть обращен на то, чтобы непрестанно помышлять о Боге, или в присутствии Божием. (Взыщите Бога... Взыщите лицо Его выну). Вот где стоит трезвение и умная молитва. Бог везде есть: делай, чтобы и мысль твоя всюду была с Богом. Как же сделать? Мысли толкутся как комары в своих столбиках, а над мыслями и чувства сердца. Чтобы прилепить мысль к единому, старцы имели обычай навыкать непрерывному произношению коротенькой молитовки, от навыка и частого повторения молитовка эта так навязывалась на язык, что он сам собою повторял ее. Чрез это и мысль прилеплялась к молитве, а чрез нее и к помышлению о Боге, непрестанному. После навыка молитва связывала память о Боге, а память о Боге молитву; и они взаимно себя поддерживали. Вот и хождение пред Богом. Краткие молитовки употребляли разные, кто: «Боже милостив буди»; кто «Боже в помощь мою вонми»; кто «Аз, яко человек согреших, Ты же яко Бог помилуй мя». Но потом все предпочитать стали одну молитву Иисусову: «Господи Иисусе Христе помилуй мя грешнаго!» Ее навыкали повторять, и с нею блюсти память Божию. Видишь теперь, где стоит молитва Иисусова и каково значение ее. Сама по себе она не есть умная, а словесная, внешняя, как и все другие молитвы писанные, а есть средство к умной молитве, когда кто, стоя с ней пред Господом, молится Ему. Равным образом она не есть и умное делание, а такое же делание, как церковное или домашнее молитвословие по молитвенному. Умная молитва есть, когда кто утвердившись вниманием в сердце, оттуда возносит к Богу молитву. Умное же делание есть, когда кто, стоя вниманием в сердце с памятью о Господе, отревает всякую другую мысль, покушающуюся проникнуть в сердце. Теперь я думаю ты и сам разрешишь многие свои недоразумения. Под умною молитвою ты ведь тут разумеешь молитву Иисусову: «Господи Иисусе Христе помилуй мя». Но после данных объяснений ты видишь, что это не умная молитва, а словесная, и навыкать ей можешь без страха, как заучивал ты всякую другую молитву. Сидишь ли, ходишь, или другое что делаешь, повторяй сию молитву, и все тут, и навыкнешь и она сама станет повторяться языком твоим. Никаких тут бед не предвидится.

Умная же молитва есть, когда ты, стоя в сердце вниманием, взывать будешь ко Господу и прося, или каясь, или благодаря, или славословя Его. В этом действии тоже не имеется никакой опасности, такая молитва сама себе служит охраною. Ибо тут и Господь, если с верою обращаешься к Нему. В сей час же можешь сие на деле попробовать.

Твори, твори, и не тогда только, когда сидишь один в келье, но и везде: и в церкви, и за трапезой, и когда ходишь. Только заботься, чтобы тут была и память о Господе, а не одни слова.

Что схимонах Василий сказал об отложении пения, для умной молитвы, то относится к затворникам и к тем лицам, у коих раскрылась умная молитва и стала непрестанною. Эти могут делать и все, вместо церковной службы и келейного правила. Но здесь разумеется не повторение Иисусовой молитвы, а непрестанное у сердца восхождение молитвенных воззваний. Читал, как об одном старце говорится, что он молитвословие свое мог продолжать только до первой славы (из псалтиря), а потом входил в сердечную молитву, и молился без слов. Чтение молитвы тогда прекращается само собою. Таким образом отложения пения к нам с тобою не относится, нам надо и церковные службы выстаивать, и что определено для келейного молитвословия исполнять.

Когда образуется непрестанная сердечная молитва, тогда увидишь как поступить. Просишь благословить тебе внутреннее делание, Бог благословит! Но уясни себе, в чем дело тут, навыкай творить молитву Иисусову, чтобы навязла на язык, но всегда с мыслию о Господе. Если, при сем к Господу воздыхать из сердца будешь, это будет умная молитва, а не слова молитвы Иисусовой. Если став в сердце вниманием пред Господом и творя молитву Иисусову, будешь отгонять от сердца всякую другую мысль и чувство, это будет умное делание.

Письмо 241. Церковная молитва есть лучший способ к раскрытию умносердечной молитвы. К иеромонаху Сераксирского монастыря

К Саровскому послушнику Феодору.

Изволь прочитать все написанное о. Александру и все разумей по написанному. Я думаю, что все твои недоумения разрешатся. Надо службы церковные все выстаивать. И я тебе скажу, что нет лучшего способа к раскрытию умносердечной молитвы как бывать в церкви, на церковных службах. В службах церковных дух молитвенный. Кто простоит службу со вниманием ко всему читаемому и поемому, тот не может не согреться в молитвенном настроении. Если ныне так, завтра и послезавтра и т.д., то наконец загорится молитвенный огонек в сердце. Но когда это Бог даст, тогда ты будешь бежать в церковь как на пир царский и ничто тебя не удержит; только внимать старайся церковным пениям и чтениям, а без внимания ничего не будет. Поклоны неотложно должны быть при Иисусовой молитве и чем больше, тем лучше. Если ты один в кельи, то почаще становись на поклоны и твори их сколько хочешь с молитвою Иисусовой. Утром и вечером побольше их клади.

Еп. Ф.

Письмо 242. Краткие ответы на вопросы о молитве, исповедании и проч. К слепой N.N.N.

К Иеромонаху Сераксарскаго монастыря. Ответы на вопросы.

1. О разленении на службах, надо делать напряжение преодолеть его сосредоточением внимания и молитвою к Господу именно о сем недуге, и Господь поможет.

Как держать себя, служа Литургию и вообще на Литургии. Веру в таинство оживлять, страх Божий восставлять, упование спасения оживлять зря Господа всем хотящего спастися и всех к тому призывающего, и строгого и многомилостивого. Навыкнуть надо сим чувствам и молиться о даровании их.

3. Последование к св. причащению, думаю, не погрешительно совершать и не в один раз, но, кажется, за один раз лучше. Но вычитывать его в церкви – не хорошая привычка, церковная служба своего требует внимания.

4. Враг смущает бежать из церкви, чтоб усерднее помолиться в кельи. И церковную службу упустить и в кельи не помолиться. Надо выстаивать церковные службы и правило со вниманием и чувством. А умною молитвою дома особо помолиться. И церковное служение надо с умною молитвою простаивать. Содержание службы все умно. Внимай, разумей и чувствуй, что поется и читается и се – умная молитва.

5. Схима, как схима, ничего не даст; душу надо сделать схимницею. – А внешняя схима одно породит самомнение.

6. Про исповедь надо спрашивать долголетних духовников, благоговейно проходивших служение Божие сие. – Кто искренно кается и дает обещание воздержаться от худого, тому отчего не разрешить с епитимиею сообразною, которую можно бы совершить незаметно для других.

7. Идти на исповедь к монахам заставляет и житейское отношение, и, может быть, чаяние лучшего назидания. Да на что это дознавать? Пришел, кается... как оттолкнешь?

Благослови вас Господи!

Господь говорит: сыне, даждь ми твое сердце!

Ваш доброхот Еп. Феофан.

Письмо 243. О молитве. Как достигать непрестанной умносердечной молитвы. К М.Г.

К слепой N.N.N.

Молитва всегда должна быть ума и сердца возношением к Богу. Когда возносясь к Богу, славословим Бога, благодарим Его и молим Его о даровании нам духовных благ, с сознанием и чувством величия Его и благодеяний Его к щедрой милостивости Его, тогда мы молимся, или находимся в состоянии молитвенном. Все наши молитвы, входящие в состав молитвенников и церковных книг, содержат все сказанное; и если мы, читая сии молитвы, не слова только произносим, но и мысли и чувства те же имеем, то вот это и есть настоящая молитва. Если вы так молитесь, то и добре. Если, так молясь и в церкви и дома, вы от долгого совершения таким образом своей молитвой дойдете до того, что мысли и чувства молитвенные сроднятся с умом вашим и сердцем, так что, стоите ли вы на молитве или нет, чувства те и мысли не отходят от внимания вашего и всегда держат его прилепленным к Богу, – то вы взошли на высшую степень молитвы., которую справедливо назвать умно-сердечною. Она бывает в душе и без слов, при беседе с другими и при занятии каким либо делом. Это непрерывное внимание к Богу или хождение пред Богом и есть непрестанная молитва.

Молитва Иисусова есть великое пособие к сему; она очень сильно сосредоточивает внимание к Богу и делает его крепким. Из сего можете увидеть, где место сей молитвы и что требуется для успеха в ней. Вот степени молитвы.

1. Навыкновение обычным молитвословиям в церкви и дома.

2. Сроднение молитвенных мыслей и чувств с умом и сердцем.

3. Непрестанная молитва; молитва Иисусова может идти ко всем этим, но настоящее ее место при непрестанной молитве. Главное условие для успеха в молитве есть очищение сердца от страстей и всякого пристрастия к чему-либо чувственному. Без сего молитва все будет оставаться па первой степени или читательной. По мере очищения сердца молитва читательная будет переходить в умно-сердечную, а когда оно совсем очистится, тогда водрузится и непрестанная молитва. Как вам действовать. В церкви следите за службою и держите те мысли и чувства, кои предлагаются богослужением. Дома возбудите в себе молитвенные мысли и чувства и держите их в душе при помощи Иисусовой молитвы.

Благослови вас Господи!

Епископ Феофан.

Письмо 244. Особые движения в теле и духе от молитвы. Теплота благодатная духовная и теплота телесная – кровенная. Как различать их. К Игумену О.

К М.Г.

Некоторые особые движения в теле и духе бывают от молитвы, но не у всех молитвенников одинаковы, а у одних такие, а у других другие; следовательно на них нечего останавливаться.

У иных совсем никаких особенностей не бывает, а идет молитва тихо, даже во всей силе. И это – самый лучший и безопасный удел! Что молитва? Умное предстояние Богу в сердце с славословием, благодарением, прошением и сокрушенным покаянием. Все тут духовно. Корень всему благоговейный страх Божий, из коего вера о Боге и в Бога, предание себя Богу, упование, прилепление к Богу в чувстве любви с забвением всего тварного. Когда молитва в силе, все сии чувства и движения духовные присущи в сердце в соответственной силе. Прочтите молитвы святых, до нас дошедшие, вникните и увидите, что все это в них есть излияния полного молитвенного их настроения. Опять повторю: тут все духовно, от Бога исходит и до Бога восходит.

Как происходит это? Входит святой отец в сердце, углубляется в созерцание таинств веры или всех вообще, или одного какого восторжения, приводит в движение вышеозначенные чувства и изливает их в молитве. Мы читаем сии молитвы, приходим в подобное им настроение или отчасти или вполне, и бываем в должном настроении. Чрез частое повторение сего воспитывается в нас постоянная духовная молитва и утверждается постоянное молитвенное настроение, что и есть непрестанная молитва.

Все тут духовно, умно и сходит сверху вниз.

Как же к сему относится молитва Иисусова, которая есть словесная молитва?

Как и та теплота, которая развивается внутри сердца и около от действия сей молитвы.

Навык молитвенный не вдруг образуется, а требует долгого труда и претруждения себя.

Вот в сем-то труде образования молитвенного навыка лучше всего помогает Иисусова молитва и сопровождающая ее теплота.

Заметь, отец, что они есть средства, а не самое дело.

Возможно, и молитва Иисусова есть, и теплота есть, а молитвы настоящей нет. Как это не странно, а бывает так!

Когда молимся, надо умом стать пред Богом и о Нем Едином помышлять. Между тем, в голове непрестанно толкутся разные мысли и отвлекают ум от Бога. Для того, чтоб научить ум стоять на одном, святые отцы употребляли молитовки и навыкли произносить их непрестанно.

Это непрестанное повторение молитовки держало и ум в помышлении о Боге, и разгоняло все сторонние мысли. Эти коротенькие молитовки были разные. Святой Кассиан говорил, что в Египте у всех такая: Боже, в помощь мою вонми ми, Господи, помози ми, потщися. Святый Иоанникий непрестанно творил: Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый, Троица святая, слава Тебе.

Еще некто: Аз яко человек согреших, Ты же яко Бог щедр, помилуй мя. Нет сомнения и иные другие молитовки употребляли; у нас особенно установилась и вошла в общий обычай молитва Иисусова: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго.

Так вот что есть молитва Иисусова. Она есть одна из кратких молитовок словесная, как и все другие краткие молитовки. Назначается на то, чтоб ум держать на одной мысли о Боге.

Навыкнувший сей молитве и действующий ею как следует, действительно, бывает в памяти о Боге непрестанно.

Так как память Божия в искренно верующем сердце, естественно, сопровождается религиозными чувствами благоговеинства, упования, благодарения, преданности в волю Божию и другими, кои все суть духовные, то мы молитву Иисусову, которая производит и держит память Божию, называем духовною молитвою. И это справедливо, когда она окружается теми духовными чувствами.

Но когда такими действиями она не сопровождается, то она остается словесною, как и всякая другая подобная.

Так думать следует о молитве Иисусовой. Теперь, что значит теплота, коей сопровождается употребление сей молитвы?

Для того, чтоб ум держался на одном при употреблении краткой молитвы, надобно свесть его вниманием в сердце; ибо, оставаясь в голове, где происходит толкотня мыслей, он не успеет сосредоточиться на одном.

Когда внимание сойдет в сердце, то привлечет туда в одну точку все силы души и тела.

Это сосредоточение всей человеческой жизни в одно место тотчас отзывается там особым ощущением; сие ощущение и есть начало будущей теплоты.

Ощущение сие сначала легкое все усиливается, крепнет, углубляется и из холодного, каково оно в начале, переходит в теплое чувство и держит на себе внимание. И происходит таким образом, что сначала внимание держится в сердце напряжением воли, силою своею внимание порождает теплоту в сердце. Теплота же сия затем держит внимание без особого его напряжения. Они затем друг друга поддерживают и должны пребывать неразлучно, ибо рассеяние внимания охлаждает теплоту, а умаление теплоты ослабляет внимание.

Отсюда закон духовной жизни: держи сердце в чувстве к Богу, всегда будешь в памяти Божией. Его выразил где то святой Иоанн Лествичник.

Теперь вопрос – духовная ли эта теплота? Нет – не духовная! А обыкновенная, кровеная. Но как держит внимание ума в сердце и чрез то способствует развитию там духовных, указанных прежде, движений, то она называется духовною, в том однако ж случае, если она не сопровождается сластию похотною, хотя бы легкою, но держит душу и тело в трезвенном настроении.

Отсюда следует: как скоро теплота, сопровождающая молитву Иисусову, не сопровождается духовными чувствами, то ее не следует называть духовною, а просто теплотою кровеною; и она, будучи такою, не худа, если не состоит в связи с сластию похотною, хотя легкою; а если состоит, то худа и должна подлежать изгнанию.

Эта неправость бывает, когда теплота ходит ниже сердца. Вторая неправость та, когда, полюбив сию теплоту, ею одною все ограничивать, не заботясь о чувствах духовных и даже о памяти Божией, а лишь о том, чтоб была сия теплота; эта неправость возможна, хотя не у всех и не всегда, но по временам. Нужно заметить сие и исправить, ибо в таком случае останется она кровеная теплота, животная. Не должно почитать сию теплоту духовною иль благодатною. Духовною можно назвать сию теплоту только тогда, когда она сопровождается духовными, молитвенными движениями. Кто без них называет ее духовною, тот допускает неправильность. Кто же называете ее благодатною, еще более неправ.

Благодатная теплота особая есть, и она собственно есть духовная. Она отрешена от плоти, и в теле не производит заметных изменений, и свидетельствуется тонким сладким чувством.

По сим чувствам всякий легко может определить и различить теплоту. Это каждому следует сделать; стороннему тут нет дела и места.

Если иногда бывают телесные движения или ощущения какие либо при молитве и теплоте, не обращать на них внимания; они к существу дела не относятся и бывают разными у разных лиц.

Все же внимание обратите на духовные действия и чувства. Они будут проходить по душе и телу, как утренняя, приятная прохлада.

Епископ Феофан Вышенский.

Письмо 245. Об уставе скитском

Ваше Высокопреподобие, Достопочтеннейший о. игумен!

Приношу вам благодарность за ваше доброе внимание ко мне. О пустыне вашей я слыхал; вы подтвердили теперь все доброе, что я слышал. Благодарение Господу: иночество живо еще на православной Руси. Да хранит его Господь в постоянно добром устроении.

Со скитом поздравляю. Он цвет иноческой жизни, свидетельствующий, что тут водятся и плоды ее. Да хранит его Господь и в нем настоящий дух скитничества. Вы прислали мне просмотреть устав скита и сделать заметки. Вы спрашиваете у слепого. Я не видел и общей монастырской жизни, а не только скитской, и по опыту не знаю ни той ни другой. Скажу однако ж слово-другое по соображению.

Полный устав сразу составить едва ли можно, по этому в конце оговориться: «если впоследствии окажется что нужным прибавить к сему уставу, или что отменить и ограничить, сие можно делать с совета настоятелей и старших братий – пустыни и скита».

В первом пункте указывается цель скита – преуспеяние во внутренней жизни. В уставе потому должно быть все направлено к сей цели, – неотложно. В вашем же уставе допущено нечто не сообразное с сим. Таков крестный ход из пустыни в скит, и в самом скиту. Тут шуму не оберешься. Сотрясение скитников будет на неделю. Еще при чтении денно-ночной псалтири, на каждой славе излишне поминание многочисленное. Поминание сие пусть делается на правиле – при совершении помянника, – прибавить туда свое и довольно. Или, если желательно, поминать в конце кафисмы, или при смене чтеца. В келлии – молитва, чтение и рукоделье. Так ангел определил. Рукоделье надо обозначить и не допускать хлопотливых, – к числу коих относится пчеловодство и садоводство. Лучше те, кои можно совершать не выходя из келлий. Кроме вязанья не знаю другого у нас, древние плели корзинки и рогожи. Живопись тоже хлопотлива и увлекательна. Довольно плетенья. Оно разнообразно.

Открытие помысловежедневное многоплодно и надо сделать его неотложным.

Мужчина может приходить, сколько придется. За чем? Общая служба в пустыни (монастыре) есть, и литургия там всегда. За чем же? За советом?! Кто советник? Если один кто, ему тяжело, если не один, скит будет походить на базар. Не лучше ли и для мужчин запереть ворота?! Или если уж это нежелательно, построить приемную для ищущих совета, особую, за воротами при привратницкой. Для назидательного чтения не назначить ли определенный час. Все присутствуют и настоятель тут. Он же избирает, что читать и кому читать. В конце чтения положить решение вопросов и недоумений и это все слушают. И братия, – знающие, – участвуют в решении.

Библиотеку и свою завести, по немногу, исключительно аскетическими книгами наполняйте ее. И образ пользования ею определить.

Позволение приходить мужчинам кто хочет, ничему доброму установиться не даст. А общение братии – скитников и пустынников – не следует ли также определить уставом?! Может быть и еще что требует определения, это вам должно быть виднее. Вот все, что мне не знающему порядков скитской службы и жизни, пришло на ум предложить вам.

Потрудитесь отклонить все, могущее отвлекать братию от внутренней жизни. Хорошо что вы привязали N.N. Он в скиту. Гож он для скита? На время – идет. Немножко отвеется мирской дух. Но потом, мне думается, надо бы его провесть по всем послушаниям, начиная с низших, для ознакомления с ними, чтобы знал каково каждое, какие искушения в каждом, и какие способы к лучшему. Главное, думаю, это нужно ему для стяжания смирения. Если пройдет все, будет обожженный кирпич, а если не пройдет, будет сырцовой.

Приношу благодарность за присланное вами.

Да поможет вам Господь в трудах ваших по просвещению меньшей братии.

Если справлюсь, теперь же пошлю вам своих книжек, а то не много после. Прошу принять.

Благослови вас Господи всяким благословением. Прошу ваших св. молитв.

Е. Феофан.

P.S. Забыл сказать: у меня нет ревматизма, есть подергивание ног, икроножные спазмы. Книжки пошли: 4 и 5 т. Добротолюбия и древние уставы, еще Путь ко спасению, и Что есть духовная жизнь. Ваши уставы с книжками положены.

30 августа 1893 г.

Письмо 246. Ответ на разные вопросы об устройстве скитского жития. Заветное слово пастырям церкви

Ваше Высокопреподобие, Достопочтеннейший о. игумен.

Вы опять задаете мне кучу вопросов о предметах, в которых я не смыслен. И лучше бы мне было ответить вам: устрояйте, как укажет ваша многоопытная мудрость; но послушания ради скажу, что придет в голову, не как однако решительное определение, а как мнение для ваших дальнейших соображений и постановлений. Буду исходить от мысли, что скит назначается для преуспеяния тем инокам, кои дошли, после обычных подвигов внутренних и внешних, до того, что чувствуют сильное влечение внутрь, чтобы быть там с единым Господом.

1. О саде. – На что запускать его, но так поставить дело садоводства, чтоб оно не занимало скитников. Пусть управляется с ним садовник.

2. Скитян не занимать садоводством. В саду устроенном редко бывает нужда во многих рабочих руках. Тогда присылать послушников из пустыни. От скитских корпусов, домов или келий – сад отделяется особою стеною, за которою не видны и не слышны работы.

3. Келлия садовника пусть стоит где-либо в уголку, – в саду особо. Он сам и с своими занятиями ни чем не может мешать скитянам. Хата при кирпичном заводе: пусть будет вне ограды сада скитского, подальше. Ограда сада соединяется с оградою скита. Здания же скитские отделяются от сада особою стеною, с калитками.

4. В келлии садовника жить будет садовник, какой найдется. Пустынник, скитник и даже мирянин, знающий дело, а хата кирпичная, кто гож на дело; может быть и совсем чуждый и скиту, и пустыни.

5. Пасека удободвижна. Отдалите ее как можно дальше от скита, чтобы и помышления о ней не было.

6. «Не лучше ли оставить все, как есть?» Тогда это будет тоже, что пустынь, только в меньшем размере, и хлопотать о ней не из чего. Скитники преимущественно должны быть послушники, и уже в летах. Кухня проста, понедельник, среда и пятница – сухоядение: ломоть хлеба и кружка воды в 3 часа. В прочие дни щи и каша. Или одни щи, а каша только в субботу и воскресенье. Для такого стола довольно двух-трех послушников. Из самих скитников можно учредить для сего череду. Хлебопеков и просфорников не нужно. Будут привозить из пустыни. – Просфоры потребуются только для литургии. Подавать на проскомидию некому. Внутрь скита никого не впускать никогда. В скиту все старцы, и нет нужды строить особых келий, на особом дворе.

7. Как не требуется двор особый, нечего определять рядом или поодаль.

8. Это все одно, потому что одно у всех дело. Потому и келлий отдельных нет нужды строить.

9. Внутренние стены, думаю, устроять, как обычно делаются в монастырях. Надо только, чтоб внутри могло быть довольно воздуха на одного. Разве тоненькие капитальные простенки сложить.

10. В скиту все послушники. Иеродиаконов и иеромонахов не больше двух – по два. В келлии каждый один скитник живет и сам себе послушник. Для определения в скит требуется, чтоб поступающий был терт и перетерт в пустыне, а главное, имел тяготение внутрь. – Скитники все службы церковные, пение и чтение справляют сами, голосовито это или безгласно.

11. Для поступления в скит. Желание поступить стороннее дело. Главное, чтоб имел позыв и тяготение к внутрь пребыванию. Это настоятель пустыни должен узнать не со слов желающего, а собственным испытанием. Настоятель же определяет: стоит ли нужду монастыря предпочесть или подчинить желания желающего поступить в скит.

12. Боримый страстьми не может иметь сказанного тяготенья, и ему лучше излечиваться среди братства.

13. На безмолвие можно допустить всякого, у кого образовалось сказанное тяготение. Но оно бывает по утишении страстей, следовательно сомнительно в юных.

14. Келейныя занятия безмолвников (Ангел Божий показал св. Антонию) молитва, чтение и рукоделие. Как что из этого совершать можно, предоставить всякому скитнику самому.

Все, что я написал, прямо исходит из той мысли, что скит есть обиталище живущих исключительно внутреннею жизнью. Скитник, как перевалился чрез ограду внутрь скита, пусть считает себя похороненным. Келлия его окно на небо, туда только пусть и смотрит и там свои помышления держит. На свете только и есть, что он да Бог да братья по Богу. Я думаю, что у них волос дыбом станет, просмотрев мои строки. Но таким и доступа не будет в скит. Туда попадут только те, которые давно уже свыклись с внутрь пребыванием и вступая в скит в свою область вступят.

Внутрь никого не надо пускать стороннего, и ворота всегда заперты большим запором. Кому что нужно по духовной части, иди в пустынь. Со временем, когда внутри скита образуются старцы высокого разума и понимания немощности и здравия душевного, тогда можно их отряжать на выслушивание нужд духовных и удовлетворение их словом. Для сего тогда построить близ привратницкой особую приемную. Но надо дождать, чтобы образовались старцы зрелые.

Когда это будет, тогда можно сделать приспособление.

Вам может показаться диким, что я пишу. Но я уже сказал вам вначале, что ничего разумно или опытно не знаю. Но пишу с ветру, и едва ли что из сего окажется гожим.

Говорить так заставляет меня мысль, что если не так устроится скит, то это будет та же пустынь общежительная, только маленькая. И не будет видно, чего ради хлопотать об устроении его.

Приношу благодарность за присланное вами: книжки, соты и спутник костыль, а паче за вашу отеческую любовь. Спаси вас Господи!

Приложите к сему и молитву о моей многогрешности, ибо она воистину многа.

Благослови вас Господи и пустынь вашу и скит. Спасайтесь!

Ваш доброхот и молитвенник Е. Феофан. 1 ноября 1893 г.

Письмо 247. Убеждение к неленостному проповеданию слова Божия. Письма к М.Д. и ее мужу

Память праведника с похвалами (Прит.10:7); он во веки живет (Прем.5:15). Архипастырь наш Тамбовский святитель Александр, при посещении Вышенской Пустыни 6–8 сентября сего года, почтил молитвенным поклонением почившего в Бозе, живаго у Него праведника, святителя и учителя мудрого Феофана: служил на его гробе панихиду с собором многих священно-служителей; приносил и бескровную жертву Господу Богу за упокой души со святыми святителями епископа Феофана.

Думаем и уверены, что и все богомольцы пастыри св. церкви Тамбовской, не имея многие возможности и досуга помолиться лично на гробе святителя Феофана, поминают его во святых своих молитвах, особенно при совершены бескровной жертвы, яко наставника, глаголавшаго в слух уха их Слово Божие (Евр.13:7) и как своего бывшего архипастыря. – Да и есть за что поминать сего святителя, спасительно молиться за того, кто во всю свою праведную жизнь сердце свое вдавал утренневати ко Господу, пред Вышним умно молился, отверзая уста свои в молитвах, молениях и воздыханиях неизглаголанных, мирно воздевал преподобныя свои руце, принося Господуежедневно бескровную жертву о своих грехах и за всех ближних, коим всем желал и искал спасения. Восхваляют и восхвалят разум, вдававшаго душу свою святителя Феофана в разумление о законе Вышняго (Начерт. христиан. нравоучения), изследывавшаго сокровенный смысл Слова Божия (Толк. Пс.33 и 118, апост. посланий, мысли на кажд. день по чтениям Слова Божия), изложившаго премудрыя сказания древних святых мужей (Добротол. 5-ть томов) и т.п. Не изгладится память сего учителя премудрого не из чьей памяти, любящей поучаться в законе Божием, и имя его святое поживет в роды родов. Премудрость его поведят православные христиане и хвалу его исповесть святая церковь (Сир.39:1–13; 2Тим.2:2) Всероссийская, за то неоцененное сокровище премудрости небесной, которое святитель Феофан завещал сынам ее благочестивым, а наипаче пастырям ее, в многочисленных богомудрых своих творениях.

На сей раз, из сокровищницы творений святителя учительного, заимствуется краткое и весьма спасительное заветное его слово пастырям церковным.

Господь Иисус Христос сказал: благовестити Ми подобает царствие Божие, яко на се послан есмь (Лк.4:43). Это – яко на се послан есмь – священству нашему надобно принять себе в непреложный закон. И апостол заповедал им, в лице св. Тимофея: проповедуй слово, настой благоременне и безвремете, обличи, запрети, умоли со всяким долготерпением и учением (2Тим.4:2). Истину на землю принес Господь и Дух Святый, исполнивший апостолов в день Пятидесятницы, и ходит она по земле. Проводники ее – уста иереев Божиих. Кто из них затворяет уста свои (забывая о долге благовествования и ожидающем горе за неблаговестие (1Кор.9:16), тот преграждает путь истине, просящейся в души верующих (Лк.11:52). От того и души верующих томятся, не получая истины, и сами иереи должны ощущать томление от истины, которая не получая исхода, тяготит их. Облегчись же, иерей Божий, от сей тяготы, испусти потоки божеских словес (Ин.7:38) в отраду себе и в оживление вверенных тебе душ. Когда же увидишь, что и у тебя самого нет истины, возьми ее: она в святых писаниях (Ин.5:39) и, исполняясь ею, препровождай ее к детям твоим духовным: только не молчи. Проповедуй, ибо на это ты призван (См. Мысли на кажд. день года по церков. чтен. из Слова Божия, понедел. 18-й недел. по пятд. стр. 318, 319).

Господи Иисусе, Свете мира (Ин.8:12), истина (14:6) небесная, воссияй свет Твоего Богоразумия в умах и сердцах учеников Твоих, делателей на жатве Твоей (Лк.10:1, 3), да будут они умным светом мира, творцами и учителями словес Твоих, учащими пасомых ими блюсти вся, елика заповедал Ты им (Мф.5:14, 19, 28:20). Отверзи умы разумети писания (Лк.24:45) благовестникам, пастырям и учителям Церковным (Еф.4:11); сотвори их всех пресвитерами, добре прилежащими своему званию и делу, тружениками в слове и учении (1Тим.5:17), добрыми служителями Твоими, питаемыми словесы веры и добрыми учением (4:6), обучающими себе и пасомых по благочестию (7), всяким писанием богодухновенным и полезным к учению, ко обличению, ко исправлению, к наказанию,еже в правде, да совершени будут Божии человеки, на всяко дело благое уготовани (2Тим.3:17), могущие научить спасению и пасомых. Слово Твое Божие, Господи, живое и действенное, острейшее паче всякаго меча обоюдуостра и проходящее до разделения души же и духа, членов же и мозгов, и судительное помышлениям и мыслям сердечным, пред которым вся нага и объявлена (Евр.4:12, 13), да будет им зерцалом духовным, светильником ногам их и светом стезям их (Пс.118:105), поучаясь в коем день и нощь (Пс.1:2) и творя повеления Господни, да спасутся сами и послушающии их (1Тим.4:16).

Письмо 248. Ответ на вопрос о лучшем месте для воспитания дочерей

Милость Божия буди с вами!

На вопрос ваш не умею ответить. Дело благоразумия. Осмотрите все хорошенько и где найдете благонадежным воспитание, там его и устройте для своих дочерей.

Но за границу ехать по сему поводу, кажется, не следует. В Петергурге я полагаю хуже, чем в Москве. Пансион хороший, лучше заведений казенных и гимназий. Думаю, что если, собрав должные сведения, поместите их в какой-либо Московский пансион – лучше будет.

И Богу молитесь, да вразумит добрыми намерениями. Он есть всегдашний поспешник.

Благослови вас Господи всяким благословением и супруга вашего и детей.

Ваш доброхот Е. Феофан. 17 сентября 1874 года.

Письмо 249. Предостережение от превращения молитвенного правила в формализм. Возможно и сокращать правило

Милость Божия буди с вами!

Благослови Господи и продолжать молитву по вашему правилу. Но никогда не вяжите себя правилом, и не думайте, что есть что-либо ценное в том, что имеете такое правило или всегда его совершаете. Вся цена в сердечном пред Богом припадании. Вон святые пишут, что если кто от молитвы не отходит осужденником, достойным всякой кары от Господа, то такой отходит от нее фарисеем. Другой говорил: «стоя на молитве, стой как на страшном суде, когда готово изыти решительное Божие о тебе определение: «отойди или прииди!» Всячески избегать надо формальности и механизма в молитве. Пусть это всякой раз будет делом обдуманного свободного решения и совершать его с сознанием и чувством, а не кое-как. На случай надо уметь сокращать правило. Мало ли в семейной жизни случайностей? Можно, например, утром и вечером, когда нет времени, прочитать на память только молитвы утренние и на сон грядущим. Можно даже и их не все читать, а по нескольку. Можно совсем ничего не читать, а положить несколько поклонов, но с истинною сердечною молитвою. С правилом должно обращаться с полною свободою. Будьте госпожа правила, а не раба. Раба же только Божия, обязанная все минуты жизни своей посвящать на угождение Ему. Работу вашу с удовольствием приму. Но что-нибудь небольшое. Труды ваши должны принадлежать бедным, кроме семейных.

Спасайтесь!

Ваш доброхот Е. Феофан. 10 октября 1874 г.

Письмо 250. Ответ Святителя по житейскому делу (о винокур. заводе) и о молитвенном правиле

Милость Божия буди с вами!

Вопрос о заводе не умею решить. На все житейские дела – одно решение, чтоб прилаживать их к единому на потребу, а не в ущерб ему вести их. Думается мне, что винокуренный завод лучше сбыть с рук. Водка много зла творит. Как бы часть ответственности не пала и на производителей ее?! И бросьте! Что вместо его? Крахмальный всячески лучше будет.

Приходит мне на мысль, что если вам можно, обратив все, что имеете, в капитал, жить безбедно и детей воспитать и пристроить; то это будет лучше всего. Думаю так, по вашему стремлению, быть побольше с Господом. Но всяко вы – глава семьи. Смотрите, как удобнее. Когда дела не позволяют вполне совершать молитвенное правило, то совершайте его сокращенно. А спешить никогда не должно. Бог всюду есть. Скажите Ему утром благодарение и испросите благословение своими словами, несколько поклонов и довольно! К Богу никогда не обращайтесь кое-как. А всегда с великим благоговением. Не нужны Ему ни наши поклоны, ни наши многословные молитвы. Вопль из сердца краткий и сильный, вот что доходно! А это можно походя делать. А следовательно и молиться непрестанно. О сем и заботьтесь и сюда все направляйте. У святого Епифания спрашивали: как нам править часы? Часы?! Для молитвы нет часов особых: она должна быть всечасна и всеминутна. У св. Василия Великого спрашивали: как непрестанно молиться? Он отвечал: имей в сердце молитвенное расположение и будешь непрестанно молиться. Руками работай, а ум к Богу возноси. Апостолы всю землю обошли, сколько трудов?! А между тем непрестанно молились. И заповедь эту они написали. Дух веры, упования и преданности в волю Божию, – вот что надо возгревать в сердце.

Правило молитвенное можете и сами сладить, судя по тому, что писал вашей супруге. Заучите молитвы, какие читаете, и читайте их на память с пониманием и чувством. Тут же и от себя вставляйте молитву свою; чем меньше зависеть от книжки, тем лучше. Заучите несколько псалмов и когда идете куда, или другое что делаете, а голова не занята, читайте их. Се беседа с Богом. Правило должно быть в вашей свободной воле. Не будьте рабом его.

Спасайтесь!

10 октября 1874 г.

Письмо 251. Смерти надо чаять всегда, оставаясь на своем посту. Должно молиться и дела исправлять. Мера исполнения своего правила

Милость Божия буди с вами!

N.N.

Только 15 числа получена ваша посылка. Благодарствую премного. Все вещи очень изящно сделаны. Золотые ручки!

Какой это пророк сказал вам, что умрете в этот год?! А вы и поверили?! Вам следовало сказать на это пророчество: «как в этот год? Я жду, что в этот день и даже в этот час умру. Нам надо поминутно чаять смерти и поминутно готовиться к ней, а не годами отдалять ее от себя. Вставая, говорите: «это последний мой день, другого не видать мне». Ложась спать, – опять говорите: «лягу и не встану, не видать мне света Божия». Так и всякий день. И не будете ужасаться смерти. В монастырь за чем? Умирать надо на своем посту. Ваш пост – в семействе. Тут и умирать вам. Свои дела справляйте как следует, – вот и все!

Будто только и дела, что молитва? Молитвословие есть одно из дел, и всех дел заменить не может. И молитесь и другие свои дела исправляйте, все как следует. Умом и сердцем надо привыкнуть непрестанно молиться. Это долг всех, это тоже, что память Божию иметь.

Правило молитвенное, которое вы себе избрали, можете исполнять и вполне, и в половину, и в четверть. Имейте свободу в отношении к нему. Будьте госпожою его, а не рабынею. Умно и сердечно призывайте Бога, а стоять на молитве сколько сможете, столько и стойте, нисколько не смущаясь тем, что не все прочитаете. Сердечное к Богу обращение все заменит.

Благослови вас Господи!

Ваш богомолец Е. Феофан. 17 октября 1875 г.

Письмо 252. Пасхальное приветствие. Область деятельности женщины

Милость Божия буди с вами!

N.N.

Христос Воскресе!

Поздравляю и вас с светлым праздником! Вот и весна и светлые дни. – Радость всеобщая! Кому духовная и телесная и кому лишь последняя. Умудритесь возрадоваться и тою и другою! Господь избавил вас от болезни. Да дарует Он вам, чтоб вперед и совсем не повторялись немощи сии, если то благопотребно для спасения вашего. Болезнь прямо приводит к памяти смертной; но можно и без того ухитриться, прививать к мысли память о смерти. Старцы Божии ухитрялись же, как вам конечно известно сие. Хорошо вы сделали, что посетили болящую N. Конечно тяжело ее состояние, но я полагаю, что оно необходимо для ее души. Она затворница – без затвора. Запрятал ее Господь внутрь. И хотела бы быть в общении с другими, да не может. Вот и сиди одна с Единым Господом! N. очень высокой нравственности и духа христианского, Господь да хранит и в вас тот же дух! Жена, мать, хозяйка, – это ваши владения. Министры ваши: голова, да руки с ногами и душа с силами. Кодексы законов – заповеди Евангелия. Смотрите построже за своими министрами; а то они всегда готовы воспользоваться оплошностью предержащего, и все потянуть в свою лишь пользу, а не на общее добро.

Будьте здоровы, веселы. – Благослови вас Господи и супруга вашего и деток.

Ваш богомолец Е. Феофан. 28 апреля 1876 г.

Письмо 253. Тоже приветствие мужу и наставление о борьбе с серчанием и отрешении от всего сердцем

Милость Божия буди с вами!

N.N.

Христос Воскресе!

Примите полные вам мои благожелания, ради светлости праздника еще продолжающегося. В деревне ожидаете хлопот и беспокоитесь о том. Что делать? Осуждены в поте лица снедать хлеб свой. Тяните сие ярмо как заслуженную епитимию. С серчанием ладьте понемногу. Сколько сил хватает, боритесь. Авось Господь смилуется и отберет сии немощи. А оставит за вами и за это благодарите: к смирению ведет. Не хорошо конечно серчать; но когда это следствие темперамента, то виновность тут только ту часть обнимает, в которой сознание равнодушно относится к сим порывам. Воздыхайте и кайтесь всякий раз. Это один из повседневных грехов.

Отрешение от всего сердцем для всех возможно и, как видно из нагорной беседы Спасителя, для всех обязательно; но отрешение делом не есть достояние всех. Высвободите сердце от любоимания. Довольно. Знаки сего подвига сии: если упования не имеется на свой достаток, если имеется готовность спокойно перенесть, когда бы Господу угодно было все взять; если рука податлива на вспоможение без остановок, идущих от сердца, и подобное. Когда это будет в искании и посильном подвиге и довольно с нас! Вдруг с сердцем не сладить.

Благослови вас Господи! Всех вам благ от Господа желаю! Молите Бога о мне грешном. Деток ваших и супругу да хранит Господь в здравии.

Ваш богомолец Еп. Феофан. 28 апреля 1876 г.

Письмо 254. Обоим вместе об удалении от шумного общества. Житейские хлопоты и дело спасения

Милость Божия буди с вами!

N.N. и N.N.

Взаимно и вас приветствую с праздниками и в новый год желаю вам новых радостей. Благослови вас Господи Своим всещедрым благословением!

Правду вы говорили, что трудновато среди шумного общества сохранять внимание к Богу и уберечься от слов и мыслей, то пустых, то и не добрых. Такой уж строй светской жизни. И ваше желание держаться подальше от этого шума очень естественно. Если вы оба сходитесь в этом желании, то что еще может помешать вам – исполнить его? И Бог благословит!

Мирные занятия дома – какое наслаждение! Тут только вы и будете настоящие господа. А там – рабы, и не сумеем сказать чьи?! То только видно, что ни временем не владеете, ни занятиями, ни собою. Все отнято и вами помыкает кто-то, и притом с таким деспотизмом, что и воспротивиться нельзя. Кто это там такой князь?! разберите пожалуйста. Если попадете на истину, удостоверитесь как основательно бежать от света темного-темного.

Благослови Господи все начинания ваши. Вы семьяне. Вам нельзя не хлопотать о житейском. Это и не запрещено; напротив, повелено трудиться, чтоб иметь содержание и другим помогать. Надо только не томить себя заботою и, работая, всю надежду возложить на Бога, и все, что даст Бог излишнего, возвращать то Ему, чрез бедных, как оброк господский.

Ведь спасаться не мудрено. Глаза только надо и энергию. Дело все просто. Мыслию с Богом будь и телом твори дела, кои лежат на тебе по заповеди. Вот и все! Много ли это?

Спаси вас Господи и помилуй! В грешной молитве моей поминаю вас. Прошу и вас молиться о мне многогрешном.

Спасайтесь! Ваш богомолец Е. Феофан. 29 декабря 1876 года.

Письмо 255. Вступление в переписку о жизни по Богу Общие наставления и предостережения возревновавшему о спасении (мужу-химику). Отсоветование посетить Вышу и смиренный отзыв о себе

Милость Божия буди с вами!

N.N.

Пишете, что вы желали бы вести с кем-либо беседу о жизни по Богу. Если вам не скучно будет, я с удовольствием готов удовлетворять вашу потребность. То правда, что без совета трудновато, но и не все дело в совете. Бог зачинает жизнь, Бог и руководит в ней. К Нему надо потому прибегнуть и прибегать всегда и от Него ждать решения. Уже как Он решит и как решение Его дойдет до сердца, этого не разберешь, но то несомненно, что всякое дело, Ему угодное, от Него возбуждается и Им приводится в совершение. «Без Мене не можете творити ничесоже», говорит Господь (Ин.15:5). И так это и бывает. И никто из угождающих Ему сам собою угодного Ему не творит. Отношения наши к Богу все знаменуются молитвою. Все дело стало быть в молитве. На нее и налегайте.

Молитва не то одно, чтоб стоять на молитве. Держать ум и сердце обращенными к Богу и устремленными – есть уже молитва, в каком бы положении кто ни был. Правило молитвенное – своим чередом, а это молитвенное состояние – своим. Путь к нему – навыкновение всегда памятовать о Боге и о последнем часе, с судом вслед за ним. Вот наладьтесь так, и все пойдет добре. Это будет: внутри всякий шаг Богу посвящать. А шаги по заповедям направлять надо. Заповеди же весте. Вот и все! Каждый случай можно подвесть под заповедь и внутренне посвятить Богу свое в Нем действование. Так будет вся жизнь посвящаться Богу. Еще же что требуется? Ничего. Видите, как просто. Ревность о спасении у вас есть. Она знаменуется заботою, вами выражаемою. Это значит, что жизнь духовная в вас теплится. Следует вам ее поддерживать, поддерживая ревность и разжигая ее. Когда будет ревнование, будет жизнь, а жизнь никогда не стоит на одном, следовательно будет и преуспевание. Но замечать его нельзя, как не замечается рост детей, кои всегда на глазах.

Ревнование сие есть плод благодати. Господь призвал вас. Сие всегда исповедуйте с полным благодарением. Если призвал, то не бросит, только сами не отшатывайтесь от Него. Ибо не все от Господа, а есть часть и от нас. Что же от нас? Всеусильное действование в угождение Богу. Оно и будет, пока будет ревнование. Когда есть ревнование, оно свидетельствуется заботою о спасении жаркою. Надо бегать всячески охлаждения. Охлаждение бывает вот как: начинается забвением. Забываются благодеяния Божии, и Сам Бог, и свое в Нем спасение, опасность быть без Бога, и память смертная отходит, – словом закрывается вся духовная область. Это и от врага бывает, и от рассеяния мыслей делами, заботами, многим обращением с людьми. Когда все это забыто бывает, охлаждается сердце и сочувствие его к духовному пресекается, вот и нечувствие. А когда оно бывает, вместе с ним происходят и движение нерадения и беспечности. Вследствие сего духовные занятия отлагаются на время, а там и совсем оставляются. И пошла старая – и беспечная, и нерадивая жизнь, в богозабвении, в собственное лишь угождение. Хотя при этом безалаберного и ничего не будет, но и Божияго не ищи. Пустая жизнь!

Если не хотите в сию попасть пропасть, то берегитесь первого шага – забвения. Потому ходите всегда, в памятях Божиих, то есть, о Боге и Божиих вещах. Это будет поддерживать сочувствие к ним, а от того и другого постоянно будет теплиться ревнование. И се жизнь! Благослови вас, Господи! Надеюсь хорошо, что чрез отдание своего хозяйства на аренду, вы избавитесь от хлопот. Больше имеете времени Богу посвящать думы свои. Помолитесь, почитаете. Далее что? Надо делать что-нибудь. Лучшее дело благотворение. Если есть что у вас заведенное в этом роде, занимайтесь тем каждый день, Господа ради, а не фонфаронства, или знай наших. Если еще остается время, рукоделие можно какое-либо придумать – не развлекающее. Вы занимаетесь химиею. Не хлопотно ли? Как вы привыкли уже, то может быть это занятие сручнее вам. Но, думается, что оно должно слишком развлекать. Испытайте это занятие сею пробою, т.е., не развлекает ли слишком? Если да, а между тем нужды в нем не имеется, то можно другое что избрать. Это сами смотрите.

Сношения с другими. Как без них? Но, думается, что все от жизни Божией отвлекающее и в сем отношении надо устранить, елико возможно. Но на вас долг лежит исполнить слово пророка: «научу беззаконныя путем Твоим и нечестивыя к Тебе обратятся...» Бог обратил вас, желая вас спасти; вы, приемля спасение, должны из благодарности других спасать, кои там еще гибнут, где вы погибали. Ваше слово сильнее всякого другого.

Собираетесь поговеть и будто хотели бы на Вышу приехать. Хорошо это? Мне думается, что, приехавши на новое место, вы только кругом будете посматривать, удовлетворяя любопытство, а о говении и о том, чего ради оно предпринимается, совсем забудете. Говейте там, где вас ничто не может развлекать. На Вышу не зачем. Хотите верно с моей святынею повидаться. Увы! как срамна и отвратительна моя святыня, и вам гораздо лучше никогда не видать ее и не заботиться увидеть. Если не увидите, а будете только вести письменную беседу, что-нибудь и дельное проявится в моих словах, и вы тому последуя, пользу получите. Так вот пользы ради вашей не хотите видеться со мною.

Вы помянули о книгах для чтения. Посылаю вам, какие есть у меня под руками для раздачи книги – моего изделия. Прошу принять. Желаю, чтоб вы нашли там хоть малость какую – пользы.

Супруге вашей Божие благословение.

Ваш богомолец Е. Феофан. 31 декабря 1876 г.

Письмо 256. Моменты духовной радости у ищущего спасения. Совмещение молитвы с принятием светских людей. Значение молитвенника. Разные нервные явления при молитве. Необходимость смирения для отражения вражеских козней. О внешнем способе привлечения сердечной молитвы. Слезы. Книги руководствующие к жизни по Богу. О слабых детях

Милость Божия буди с вами!

N.N.

Прошлый раз я, кажется, постановил вам, что Начавший дело свое в вас, Той и совершит его. К великому утешению из слов ваших заключаю, что Он и совершает. Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! То, что бывает в вас – хорошо. И это обычный путь тех, кои, быв призваны и вняв призванию, идут по гласу призвания неуклонно, не позволяя себе ничего, что было бы противно требованиям Божиим, совестью внушаемым и подтверждаемым. Бог везде есть и коль скоро находит сердце, непротивлящееся Ему, входит в него и обвеселяет его. Оно и радуется и, к Нему прилепляясь, отстать от Него не хочет. Вообразите себе шар пустой. Воздух там сперт и испортился. Если просверлить маленькую дырочку, то внешний воздух свежий, понемногу втесняясь внутрь, вытеснит прежний – попорченный. Если б дать шару чувство, он непременно отозвался бы: «ах, как мне теперь хорошо!» Тоже и с нами. Сердце заткнутое эгоизмом, портится внутри, и дурно-дурно бывает. Обращаемся к Господу, дырочка в нем просверливается трудами по новой жизни, внутреннее нечистое выходит, на место же его входит другое – чистое. Это Божеская духовная стихия – Сам Господь. Чувствуя это, сердце радуется радостью жизни, почерпаемой от Господа. Господь именуется Посетителем душ. Когда посетит, душа играет.

Вот смысл того, что бывает в вас! Но это не исключительное какое либо преимущество для вас одних. Такова общая всем дорога. И сие не от нас, – Божий дар! Если дар, благодарить надо Дарователя и смиряться. Смирение – основа всего! Как отойдет смирение, сердце замкнется и все доброе в нем задохнется. Да будет всегда сердце сокрушенно и смиренно. У вас есть это. Не теряйте, а паче и паче развивайте сие чувство. Нормальное к Богу наше отношение есть – болезненное с сокрушением Ему припадание в сердце, с воззваниями: «Имиже веси судьбами спаси мя!» В руки Господни надо положить себя, да творит в нас и с нами, что Его святой воле угодно, только бы спас.

Вот приходит на мысль, правильно ли вы сделали, сбыв с рук хлопоты по имению. Как управлять имениями – есть дело безразличное, только бы хиниею не шло, а все во славу Божию обращалось. Господь внушал, да не отягчают сердца, не объядением только и пьянством, но и печальми житейскими (Лк.21:34). Что вы право поступили, свидетельство тому имеете в себе: душа будто крылышки получила. И слава Богу!

Дело молитвы не безмолвников только есть дело, а всех христиан, – и это до самых высших ее степеней. Все степени молитвы Божие суть дело. У Бога же все равны, и смотрит Он только на сердце. Как сердце к Нему, так и Он к сердцу, чье бы сие сердце ни было. Господь сказал: яко Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут. Это о всех христианах. Апостол же говорит: живот наш сокровен есть со Христом в Бозе. Младенчество в молитве, как и вообще во всем строе душевном, есть самое лучшее настроение; – и берегите его, и просите Господа не допустить потерять вам это чувство. Дети подходят к отцу, или матери и ничего не говорят, только увиваются около их, – оттого, что им сладко быть при них. Тако себя имейте, чтоб в простоте сердца всегда увиваться около Господа.

Вопрос: «должен ли я, при многих светских отношениях, поддерживать молитву, или же ею пользоваться только во время келейного правила и в церкви, а в остальное время, если не заглушить, то и не поддерживать ее». Надо всегда держать молитву. Бог везде есть, и все видит, и очи Его светлейшии паче солнца – суть. Память об этом надо внедрить в сердце, или слить с сознанием. Когда же душа будет держать сознание о сем, то не может не иметь и страха Божия, и благоговеинства пред Ним, с заботою угодить Ему всем, – и словом, и мыслию, и движением, и делом. С сим настроением других встречайте и провожайте и всякое дело делайте, – одни ли вы, или при людях. Убедите себя, что всякою случайностью Бог испытывает вас, и, око Свое утвердив на вас, ждет, как то вы поступите. И поступайте так, как ученик отвечает на экзамене, и притом, – как внешне, так и внутренне. Такое настроение и есть молитвенно, и доставляется только молитвою. Молитва есть – ума и сердца к Богу обращение. Когда это есть, – вот и молитва. Трудитесь. Бог даст, что и всех принимать будете, и от Него умом своим отступать не будете. В сем труд, и раздвоения нет. Только разве в начале опытов. Не забудьте, что это главное, и хозяйское радушие к посетителю, и полное внимание, и веселонравие, и при этом память Божия со страхом и благоговеинством. Если б вы сделались неспособным к продолжению жизни в свете, – ущерб не большой. Но молитва, идущая истинным путем, к сему не должна вести. Она только к тому поведет, чтобы всею жизнью своею прославлять Бога, устранив из нее все излишнее, суетное и страсти питающее, и сделав ее молчаливою проповедью о достодолжном, никого, однако ж, не отталкивая и не режа по сердцу, а всех привлекая, и ароматом своей жизни всех располагая к подражанию ей. Потрудитесь это обдумать по своим обстоятельствам и так наладиться. Угрюмая, отталкивающая, или брюзгливая жизнь не есть Божия жизнь. Уповаю, что молитва ваша не допустит вас до этого искажения себя. Однако же необходимо обдумание, опыты, и прошение помощи Божией. Корень всему – смирение и теплота сердечная ко всем. Горение сердца Бог даст. Тогда кто ни встретит вас, всякий почует теплоту сию, и она будет всех вязать к вам и всех вам покорять. Благослови, Господи!

«Я стал хуже молиться по молитвенникам». Это не ущерб. Хоть никогда не берите в руки молитвенника. Молитвенники тоже, что разговоры, например, французские. Пока не выучился кто выражаться свободно, заучивает разговоры, а когда навыкнет говорить, разговоры забываются. Так и молитвенники. Нужны, пока душа начнет сама молиться, а когда сама уже молится, их можно оставить. Только когда своя молитва нейдет, тогда, чтоб расшевелить ее, надо начать печатными молитвами молиться. И когда расшевелится своя молитва, оставлять их. Так делали великие молитвенники. Читывали, кто – псалом один, кто, одну славу, и затем – вошедши в дух молитвенный, оставляли псалмы. Надо знать несколько молитв на память, также несколько псалмов. Но всегда, как молитва есть на сердце, можно молиться и без молитвенника, – своим обращением к Богу, с поклонами. Только бы лености, поблажки не было. Ибо тотчас враг подойдет и будто за руку начнет тянуть от моления. Уразумевайте плутни его. Проявление приступа молитвенного не у всех одинаково. У вас так: «забил какой-то пульс, в сердце, является позыв в уме творить молитву, в горле чувствуется стеснение, ум скоро отбегает, а в сердце дело продолжается». Смотрите: что существенное здесь и что случайное? Этот пульс в сердце и стеснение в горле – случайности нервные, которые у иных иначе проявляются, наприм.: трясением, у других – совсем их не бывает. И мне думается, что и у кого оно бывает, те могут не давать сему хода, как равно могут развить сие до крайности, как например в Сибири кто-то падал в конвульсиях. Все это нервное, и может, и должно быть пресекаемо. Ибо: «Божие настоящее жизнь нашу расширяет и возвышает», не производя никаких нестройностей, или неровностей. Последите сие со вниманием. Существенное же здесь: «сердце чувствует позыв на молитву». Тут и теплота должна быть, и с теплотою связанное внимание. Что ум отбегает, это – неправо. Его следует держать и согласить с сердцем, или заключить в сердце. Станьте вниманием в сердце при сем, и, не исходя оттуда, молитесь там Господу, каким словом хотите, хоть и без слов, одним обращением к Богу – сокрушенным и смиренным. Так и пребывайте там не исходя. Когда есть это движение в сердце, и вы одни, – оставляйте все и молитесь, сидя, или вставши, только молитесь напряженно там в сердце. Так, пока испарится чувство. Так написано у кого-то, кажется у Лествичника. А если при других так случится, то молиться все же надо, – но оказательства молитвенности не должно делать. Ведайте, что из сердца никогда не должно выходить вниманием. Но дело в сердце иногда бывает только умное, – умом совершаемое, а иногда и сердечное, то есть, и начинаемое, и продолжаемое с теплым чувством. Се закон не одних отшельников, а всех, кои должны чисто Богу сердцем предстоять, и пред лицем Его работать, т.е. всем христианам. Ум устает говорить слово молитвы. Молитесь тогда без слов, – так повергаясь пред Господом мысленно в сердце и Ему себя предавая. Это и будет собственно молитва, слово же есть только выражение ее, и оно всегда слабее самой молитвы пред Богом. В церкви хорошо молитесь и не замечаете, как служба идет. Се добре! Если можете, бывайте сколько можно чаше в церкви. Она – Дом Божий истинный, хоть сложена из кирпичей с известью. Сердце чует, что оно в доме Отца, и сладко ему. Для воспитания молитвы лучше всего ходить в церковь. Дома леность одолевает, а там лености нет места: ибо что ж иначе делать, как не молиться.

Вы справедливо не даете большого веса тому, что у вас бывает. Начатки, куда еще до дела! Да и вообще не след слишком заниматься собою. Отцы святые говорят: «Не меряй себя». Лучшая себе мера: «ничего нет». Господи, даждь положити начало благое! Господи, имиже веси судьбами спаси мя! И мысль всякую гоните о мерянии себя, а, задняя забывая, – совсем как бы его не было, – в предняя простирайтесь. Враг наводит на то, чтоб мерять себя, чтобы самомнение возбудить и испортить все дело. Всегда говорите себе: «ничего нет, нечего мерять».

Справедлива также боязнь прельщения. Бывает мысленная прелесть, это – самомнение, бывает внешняя, это – светы, звуки, фигуры какие-нибудь. Плюйте на все сие. Вражье есть. Бес явился к одному, и ну кричать: «Христос идет, Христос идет!» Тот сказал ему: «убирайся прелесть лукавая! Не пойдет ко мне Христос: ибо я крайне грешен», – и бес исчез.

«Кажется, все бы бросили», все придет в свое время, если то Богу угодно. Ждите. Но и не желайте сего, а как – Господь. Ибо и настоящее ваше – пути Божию не противно. Сердечная молитва никогда непреждевременна. Она – начало дела. Утверждением ее в сердце дело Божие спеется. Развивать ее надобно, не жалея труда. Бог, видя труд, дает искомое. Настоящая молитва самодельно не бывает: она есть Дар Божий. Ищите и обрящете. Что вы ее употребляли художественного способа привития молитвы, – се не ущерб. Тот способ неизбежен; и без него можно. Не положение тела – главное, а внутренний строй. Дело все: «стоять вниманием в сердце и к Богу взирать, или взывать». – Я не встречал еще ни кого, кто бы одобрял тот художественный прием. Преосвященный Игнатий и о. Макарий Оптинский тоже не одобряют его.

Что у вас бывают покаянные чувства в молитве и слезы, – это настоящее дело. Без покаянных чувств – молитва не в молитву. Так и пишите ее, как не бывшую. Молитва без сих чувств есть тоже, что – выкидыш мертвый. Так у св. отцев. А слезы – раздувайте. Приучитесь голосить над собою, как над мертвым – и с причетами. Ибо главная мысль, или место, где следует держать себя мысленно, – есть час суда, или тот момент, когда Бог готов произнести: «приди, или отойди!» О, Господи, спаси же! И как не плакать, не могши утвердительно сказать, что Он не скажет: «отойди?!»

Я шел по вашему письму, строка за строкою, – и, кажется, что ничего не оставил, о чем приходила мысль сказать либо вам. Разве не разобрал чего? По письму мы с вами – братья, но вы – старший. Я не разборчиво нишу, а вы еще неразборчивее. Не захотите ли покаяться в этом, – и с плодом покаяния.

Есть ли у вас Исаак Сирианин? Если нет, поспешите приобресть, хорошо и – лествицу. Эти две книги все вам разъяснят. Да и других книг много. Ефрем Сирианин, Авва Дорофей, Варсануфий и Иоанн – ответы. Достопамятные сказания. Думаю, у вас есть они. А если нет, достаньте. Ферапонтов доставит, если отнесетесь.

Поищите преп. Исихия о трезвении и молитве. Афонцы издали его в русском переводе из Добротолюбия особою книжкою. Она вам теперь нужнее бы всего. Почитывайте. Нет ли ее у О. Т-на. – Высокопреосвященному Евсевию очень благодарен за память. Будете писать, передайте ему мое глубокое уважение и прошение его святых молитв.

Благослови Господи, вас, супругу вашу и деток.

Что дети слабы здоровьем, – ничего. Меньше прыти будет, – ближе к Господу будут. Всяко надо принять, каких Бог дал. И о всем благодарить.

Помолитесь о моем недостоинстве. Ваш богомол Еп. Феофан. 17 января 1877 г.

Письмо 257. Ободрение к течению добрым путем. О внимании к Богу и постепенном освобождении духа от земных влечений при помощи благодати. Необходимость внешнего трудоделания

Милость Божия буди с вами!

Так долго я не писал к вам, что мне совестно даже за перо взяться. Прошу извинения. У вас все так идет (или шло), так хорошо, что только утешаться остается. Благослови, Господи, труды ваши над собою. Терпение и постоянство в начатом приведет наконец к искомому, и возрадуетесь!

Ведь не многое нужно, и даже одно, как и Спаситель сказал. Мария сидела у ног Спасителя и смотрела Ему в глаза, слушая слово Его. Так надобно и нам устроиться. Господь везде есть и везде можно приседеть Ему. Вопрос в том: как?

Как пророк Давид, так и мы. Предзрех, говорит, Господа предо мною выну, яко одесную мене есть (Пс.15:8). И будем предзревать. Что мешает? Мешает не натиск внешних впечатлений, а непостоянство ума. Так у св. отцов писано. Ум все перебегает с предмета на предмет. Чем его привязать? Ничем нельзя, как чувством. Когда на сердце есть какое чувство, то оно и ум привязывает к предмету чувства. Следовательно, кто хочет привязать ум к Богу, так чтобы он непрестанно зрел Бога, надобно оживить чувство к Богу. Чувство к Богу нам натурально: оно составляет сущность духа высшей стороны нашего существа. Но по падении дух наш ослаб и подчинился душе; душа же, что Марфа, – вся занята земным и житейским и жить без того не может. Как же быть? – Надо душу свою загубить, чтобы ожил дух, или ожить духом. Так и Господь повелел. Вопрос опять: как? Благодать Божия приходить и возбуждает дух. Дух начинает предъявлять свои требования и томить человека неудовлетворенностью: – подай ему Бога, и с Богом его сочетай, тогда он замолчит, имея то, что ему потребно. Опять к тому же пришли: надо предзреть Господа. Начало у нас уже есть. Милосердый Бог благодатию Своею возбудил дух. Дух возбужден; но душа жива; она и мешает духу. Надо добивать душу. Тем, что дух возбужден, ей уж горло перерезано; но она еще все дышит, живуча бо. Как добить душу, это долгая история. Будем на первый раз безжалостны к ней и ее требованиям, или проще: подрежем в себе сочувствия ко всему душевному, земному, житейскому, тварному и напротив, постараемся образовать сочувствие ко всему духовному, невидимому, Божескому. Не получая удовлетворения, душа будет истощаться и ближить к смерти; а дух, получая насыщение, будет крепнуть, расти, приходить в возраст. Вся сила дела сего в сочувствиях: подавлять одни, и восставлять другие. Подавление одних производится напряжением воли и энергиею духа, с призыванием многомощного имени Иисуса Христа; а восстановление других производится перенесением сознания и внимания на предметы их. Сие – есть молитва и богомыслие, или размышление о Божественных свойствах и делах. Кто долго стоит на солнце, телом согревается; так и кто о Боге и Божеском все думает, согревается в духе. Чем дальше, тем больше. Наконец загорится дух. Когда загорится, тогда не нужно никаких уроков и наставлений. Сам дух все уладит. Это состояние помазанных. Вот какой огонь возжечь пришел Господь на землю. Тогда все сердце будет занято Единым Богом, а за сердцем и ум. Вот дорога. Вы идете по ней. Дойдете. Не робейте!

Но ведь на бумаге-то так выходит коротко. Но дело не всегда скоро делается. К тому же мы представляем только труд, а дело совершает Сам Господь. Мы тоже, что те, которые возят кирпичи, известку, песок, воду и прочее. Строит же другой некто присущий в нас со времени крещения, или покаяния. А как строит, никому не сказывает, даже тому, у кого строит. Только по окончании строения вводит Он в построенное самое лице человека, а этот только охает, дивясь откуда что взялось, как из таких невзрачных материалов вышло такое дивное здание, – и чисто, и светло, и прекрасно, и великолепно. Если верим, что так будет и в нас, будем с терпением ждать, и дождем. Однако ж, ожидая, не сложа руки сидеть, а напряженно делать все, что делать обязывает нас заповедь, по нашему внешнему положению и внутреннему состоянию.

Вы получили Добротолюбие. – Добре! Потрудитесь вникнуть наипаче в то, что извлечено из св. Макария Египетского, а отчасти Марка подвижника. Да и везде там рассеяны указания отеческие на дело – главное.

Без занятий или дел, телом совершаемых, нельзя пробыть. Только надобно обращать их во славу Божию. Мысленная сторона занята чтением, сердце сочувствием читаемому и молитвою, а деятельная чем? Оставьте ее не причем, – будет пустота, разленение и расслабление первых двух. Египтяне не оставляли никогда рукоделия, даже когда приходил кто, они беседовать – беседовали, а работы не прекращали. Труд – превеликое дело. Когда химия мешает, бросьте ее. Возьмите другое что. Отчего вам не заняться переводом каких-либо добрых книг? Есть много хороших книг и на французском, и на немецком, и на английском. Переводили бы, да издавали. У меня есть библиотека апологетов на французском, да и другое многое можно найти.

Где ваша супруга? Неужели все за границей? Шлю ей Божие благословение!

Спаси вас Господи и помилуй! Молите Бога о мне грешном.

Ваш богомолец Еп. Феофан. 9 июля 1877 г.

Письмо 258. Совершенное безпопечение не идет людям, связанным семейными узами и житейскими обязанностями

Милость Божия буди с вами!

Благодарствую, что наконец вспомнили о мне.

Держитесь Господа и заповедей Его, и все будет хорошо. Нельзя вам брать на себя то, что под силу только людям от мира отрекшимся. Совершенное безпопечение их дело; а вам дело и дела. Вы – муж, отец, владелец и другое может быть еще что. Всякое из сих титл налагает на вас обязанности, заповедями Божиими определенные. Исполнять их есть ваш труд во спасение. Так судил вам Бог. В сем и пребывайте!

Об одном забота, чтобы побуждения в делах были чисты. Все во славу Божию творите. Прочитывайте Евангелие и Послания и оттуда берите себе уроки.

Всех вам благ от Господа желаю. Благослови вас, Господи!

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 259. О блюдении молитвенного духа. О помощи г.А. и о Турецкой войне за освобождение Болгарии

Милость Божия буди с вами!

Благодарствую за поздравления и благожелания. Прошу принять и от меня пожелание вам всякого добра в нынешний и всякий год. Вам еще стало легче по хозяйству. Слава Богу! Самое лучшее – предать все Господу, и Он устроит и догадаться не можем, как хорошо. Молитву вашу блюдите. Уйдет, не поймаете. То, что вы писали о своих неисправностях, да будет вам наукою, как быть исправным. Просматривайте всякий раз, что нагорожено; пообдумывайте, как наперед сделать, чтоб не попасть опять в туже неисправность. Только поблажать себе недолжно и самоохотно предаваться развлечениям: ибо такого рода поведение благодать Божию отгоняет. А ну-ка не воротится?! Ужас, как пойдет все к верху дном. Спаси вас, Господи, от беды сей! Обаче всякую нужду духовную, о коей болит сердце, предавать Господу, и Он поможет, и уладит неладное.

Посылаю вам 118-й псалом. Печатан в Домашней Беседе. Редактор сделал несколько оттисков и мне прислал. У редактора сего был удар в голову, от коего память отошла. Он в больнице умалишенных. Жена с детьми осталась не причем, и бедствует. Если бывает у вас охота помогать, – помогите ей. Будет очень кстати. Адрес, кажется, тот же: Татьяне Вл. А., у Измайловского моста, дом Вебера.

Не знаю, застанет ли вас это письмо в деревне? Виноват, что поленился поскорее ответить. Дай вам, Господи, погостить в Москве во благо душе своей. Там всего много: можно и добра набраться и худа не оберешься.

Кажется, и войне конец, но если турки податливы будут. Боюсь, как бы не разжалобились наши. Надо Болгарию совсем отчуждать от турок, и только с большою нуждою разве уступить плату подати, как ныне Сербия. Если этого не достигнут, надо тянуть войну; иначе она опять нужна будет чрез год, или два.

Всех вам благ от Господа желаю. Супруге вашей и деткам Божие благословение.

Молите Бога о мне грешном.

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 260. О развлечениях и занятиях химиею по отношению к делу спасения. Результаты Турецкой компании

Милость Божия буди с вами!

Днесь спасения нашего – главизна! С общею всех христиан радостью поздравляю и желаю вам причаститься сей радости!

Москва, говорите, немного развлекает. Да, надо остерегаться. Впрочем сие ведайте, что все, по нужде делаемое, без сочувствия, – не вредит духу. Беречь сердце надо, чтоб не прилегало к сластям мирским. Вкушение сих сластей гасит огнь духа, тогда как участие в чем либо без сего вкушения, только дует на тот огонь, а не гасит. И занятия ваши по химии совсем не задувающего свойства, а только дующего. И мне пришло на мысль сказать вам: зачем же бросать это занятие? Оно может заменить рукоделия. Я, – помнится, – иначе писал, не так понимая ваше занятие. А по тому, что вы делаете, судя, не вижу тут ничего противного духовной жизни. Только увлечение разорительно; но его, кажется, можно остепенять. А мирное занятие химией ничего худого принести не может, особенно, если разные тут процедуры перетолковать в духовном смысле, или видеть в них отражение проявлений духовной жизни. И химия есть часть книги Божией – в природе. И тут нельзя не видеть Бога – Премудрейшего и Непостижимейшего.

Подходят страсти Господни, а за тем – Пасха. Приобщиться первых, и вкусить радости во вторую – желаю вам от всей души.

Война конченная будто еще вызывает войну. Англия в собственном смысле бесчинствует. Надо ухитряться – уязвить ее. Конференция или конгресс будто расплывается. Мне думается и лучше. Никому не хочется сказать на сделанное Россиею: добре, добре! – И драться из-за этого никто не видит резонов. Самое лучшее – принять известие о мирном трактате и молчать. Дела между тем потекут по сему трактату и войдут в силу. И будет совершившийся факт. Кажется это лучшее будет.

Вашей супруге и детям – Божие благословение. – Будьте здоровы и веселы!

Спасайтесь! И о нас Бога молите.

Ваш богомолец Епископ Феофан. 25 марта 1878 г.

Письмо 261. При посылке книги писем о духовной жизни. Предостережение от чувства собственной праведности, вредящем молитве. Способ решения участи сына

Милость Божия буди с вами!

За провинность, что долго не писал, шлю вам два экземпляра писем. Один назначается для вашей ученой красавицы, если вы найдете, что написанное в книге может быть ей полезно.

Письма писаны к красавице, потом кое-что прибавлено и все направлено к тому, чтоб удержать красавиц лезть во внучки обезьянам, и вследствие того хуже, чем обезьянничать.

Но тут и красавцам малая толика, и не юным только, а и старым. Кто поймет в чем сила, не будет уже в землю смотреть и в земле рыться. Представлен только общий очерк дела. Подробности всякий сам найдет, как только возьмется за дело.

Вам тут мало что будет пригодно. Ибо вы прошли уже все прописанное. Пишете, как стать на дорогу? А вы уже, кажется, шагаете по ней, и не малую дистанцию прошли. Благослови Господи путь ваш! Обаче блюдите дарованное. Не ленясь, пускайте в оборот полученный мнас, чтоб приделать десять других, а далее каждый из десяти по десяти, и так далее, ибо в существе дела приделыванию сему конца нет. Не помню, писал ли я вам, чего более всего опасаться должно. Повторяю, коли и писал вам.

Всего более надобно опасаться уклонения в праведность. Как только начнете уклоняться в нее, знайте что криво шагать начали. Берите тогда себя за ноги и тащите немилосердо опять в грешность, Разумеется чувство праведности и чувство грешности.

Господь того только принимает, кто приходит к Нему в чувстве грешности. От того же, кто приходит к Нему в чувстве праведности, он отвращается. Он и пришел грешников спасать, а не праведников. Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Самая злая вещь есть сытость. Сыт, ну и развалился и пыхтит. Духовно так бывает. Движениям молитвы никогда не поперечьте и ничего ей не предпочитайте; напротив, всегда готовы будьте все ей принести в жертву. Ибо она – царица. И ее точка опоры – есть дух сокрушен.

Некто имел обычай спрашивать: ты, идя на молитву, пенсию идешь получать, или милостыню просить? Очень вразумительный вопрос.

Благослови Господи вас, супругу вашу и деток ваших и все дела ваши, паче же духовные.

С праздниками поздравляю: Рождества Христова, Нового года, Крещения. Всяких вам утешений да пошлет Господь.

Как с сыном быть? Молитесь оба с матерью и как сложатся души в молитве, так и поступите!

Будьте здоровы и веселы.

Ваш богомолец Еп. Феофан.

Письмо 262. Новогодние пожелания. Опасность для души от развлечений. Характеристика курсисток и меры доброго воздействия на них

Милость Божия буди с вами!

С Новым годом!

Даруй вам Господи всего хорошего в это лето. Дочерей помужить и самим упрятаться от сует.

Какая у вас разволока! Визиты, вечера, обеды, балы, театры, гулянья, и неужели это каждый день?! Если – да, то и до беды не далеко. Для вас – главная беда, не потух бы огонек, что в сердце. Ой, ой, ой! Какая беда, если потухнет. А стоите на сильном ветру. Ну как потухнет! Сами вы зажигали его? Нет. И снова зажечь тоже не ваше будет дело. А Тот, Кто зажигает, не поблажлив. Проси и моли, а у Него один ответ: зажигал уже. Зачем погасил? И или совсем не зажжет, или если и зажжет, то даст знать неблагодарному гасителю. Избави вас Господи от этой беды. Сердце держите, чтоб оно было непричастно сластям века сего – чарующим и одуряющим.

Дочерям вашим очень рад писать; но начало должны положить они. Я буду отвечать на их потребности. Пусть читают книжку ту и спрашивают по поводу ее. Или свои какие недоумения пусть представляют, только не сочиняя их, а излагая те, кои есть. Уверьте их, что я буду очень внимателен к ним, только пусть будут откровенны и искренны.

Старшая, говорите, холодна. Это значит: Бог отогнан от сердца. Как и кем? Дурным направлением науки. Смотрите, какая программа женских курсов?! Все естествознание. А эту самую внятную книгу о Боге наши естественники всю испортили. Исходный пункт: самообразование мира. Далее, и по всем частям, все строится само собою. Так Бог изгнан из мира. Заглянул бы кто в душу, чтобы послушать слова о Боге. Но и душу выгнали слушательницы, и остались, как раки на мели. Не на чем опереться. И ходят, как в тумане, без светлых надежд, голову повеся. Полагаю, что ваша ученая в таком положении. Если б она исповедала все, и взыскала помощи, можно бы осветить все сущее, и она с радостью узрела бы Бога и осязала Его.

Они наслушаются вздору и держатся его, а того, что могло бы вразумить не читают. У нас ведь издается ряд сочинений, истину защищающих. Кто то дал на это сумму. Протоиерей Заркевич редактирует. Надпись сборника: «Материализм, Наука, Христианство». Сборник сочинений современных писателей. Уже вышло более 20 книжек, больших и малых. Продаются преимущественно в книжном магазине товарищества «Общественная польза». В С.П.Б. Большая Подъяческая д. №39. Так вот. Выпишите и засадите дочерей читать и перечитывать. Или сами с ними читайте. Вам должно быть с руки – мудрость естествознательная. Жаль очень, что из этих полезных книг не изгоняется немецкая туманность.

Вы правду говорите, что не следует докучать религиею. Но и совсем оставлять дела не следует. Под праздник, или воскресенье, отчего не потолковать о том, о сем? В праздник же, или воскресенье, отчего не сводить всех в церковь? Тут и связание делами непозволительно. Можно иногда книжку какую хорошую вместе прочитать. Поищите книжку: «лекции протоиерея Голубинского по умозрительному богословию». Прочитайте сначала сами и войдите хорошенько в дух. Потом и с дочерьми... Их заохотить надо.

Сие единое спешу вам сообщить в пособие для действования на девиц; но и сам готов тотчас же браться за перо, как только они заведут речь по потребностям своей души.

Еще одно словечко. Хорош приказчик Божий! Если б у вас был приказчик, и вы дали ему деньги, с наказом: смотри, употребляй на одно доброе. А он бы стал каждый день жечь по 50 р. на свече, и у вас на глазах. Погладили бы вы его по головке? Точь в точь, в таком положении вы, в отношении к Богу.

От души желаю, чтоб вы поскорее выбрались из этого омута.

За решение послать А. благодарствую. Супруге зашей Божие благословение и дочерям и сыну.

Благослови Господи всех вас. Всех вам благ от Господа желаю.

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 263. Поздравления и посылки

Милость Божия буди с вами!

Поздравляю с окончанием храма Божия. Желаю вам паче и паче богатиться добрыми делами. Господь да устроит путь ваш к Нему.

Прошу принять 118 псалом, и брошюрки против Пашкова, первого письма – два экземпляра и следующих – один.

Может быть встретите кого из мудрствующих лукаво, подобно ему, – и дадите просмотреть. А для вас, я полагаю, подобные разъяснения не совсем нужны. Влагаю и две книгорезки (дер. ножи собств. точения): одну для супруги вашей (как и брошюру первую), а другую для вас. Книги делать трудновато, а книгорезки (точить на токарном станке) очень легко. Вот и собираюсь первое заменить вторым.

Благослови вас, Господи, всяким благословением, и супругу вашу, и всех деток ваших.

Прошу и обо мне не забывать в молитвах ваших.

Ваш богомолец Еп. Феофан. 1880 г.

Письмо 264. Просьба описать назидательное событие и дать сведение о Пашковцах для обличения их. Подробное изложение мировоззрения святителя. Дух человека. Душа мира и животных

Милость Божия буди с вами!

Спешу ответить вам, а главное, не благословить только, но и заповедь наложить описать все, как перенесение тел рабынь Божиих (девиц Голдобиных в женском Троекуровском монастыре из могил их, в новый склеп под храмом над св. вратами) в том смысле и духе, как вы известили. Потрудитесь. А поместить (описание сего случая), если не в газете какой светской, то в Душеполезном Чтении. Будет очень назидательно для многих.

Буду ждать, что скажете о Пашковцах; мне крайне нужно знать, на чем они опираются, что отстали от церкви. Ваши немногие слова: «ревнуют просвещать народ и отвлекать его от суеверия (церковности) и идолопоклонства (иконопочитания)», очень много говорят. Выходит: они молоканы, как я их взвеличал.

Вы не так подумали о письмах, будто я все сказал. Это только приступ. Надо защитить всю церковь Божию, во всем ее благолепии. А это потребует долгого писания. Следует теперь писать против: «Ничего не нужно». Вот мне и хотелось бы из их них уст услышать, что такое не нужно? «Суеверие и идолопоклонство» – наводит на весь внешний строй церкви.

Пишите и прочее, что знаете и что узнаете.

Против моих, «писем», написал возражение какой-то Тернер, не понявши их, и конечной своей статьей опроверг первую. Надобно что-нибудь сказать против него.

Я писал вам не о том, чтоб не делать наведений, противных откровенным истинам о духовном мире. О мире я так думаю. Основа мира вещественного – атомы. Но атомы не все одинаковы, – они разные, как разные стихии. Сами однако ж они ни движения, ни соединения взаимного иметь не имеют. Все производят действующие в них силы. Какие это силы? Я допускаю лествицу невещественных сил душевного свойства. Взаимное притяжение, химическое сродство, кристаллизация, растения, животные, – производятся соответствующими невещественными силами, которые идут возвышаясь постепенно. Субстракт всех сих сил – душа мира. Бог, создав сию душу невещественную, вложил в нее идеи всех тварей, и она инстинктивно, как говорится, выделывает их, по мановению и возбуждению Божию.

Душа создана вместе с словом: да будет свет! Свет сей – эфир, есть оболочка души. Словами: да будет – творилось нечто новое. Во второй день – твердь. Когда Бог говорил: да изведет земля, то Ему внимала душа мира и исполняла повеленное. Она выделяла из себя всякого рода растительные души, которые и дали разнородные растения и потом стали воспроизводить их по роду своему. Тоже, по слову Божию: да изведет земля душу живу всякую, душа выделила души животных, которые и произвели разные роды животных. Когда надлежало сотворить человека, то не земле дается повеление: да изведет, а в тайне Пресвятой Троицы произносится: «Сотворим». Тело особо творится из персти. Это было не мертвое тело, а живое с душою животною. В сию душу вдунут дух – Божий дух, предназначенный Бога знать, Бога чтить, Бога искать и вкушать, и в Нем все свое довольство иметь, и ни в чем кроме Его. Сей дух, соединяясь с душою животного, поднял ее над душою животных на целую стадию, и видим в человеке, что до известной степени у него все идет, как у животных до смышленности, а далее, начинается ряд сил, хоть душевного свойства, но выше души, рассудок, воля, вкус. Еще далее: страх Божий, совесть, недовольство тварным, стремление к Богу. Это совсем отрешенные от души проявления духовные. Можно еще, между душою и духом, поместить душевно-духовность: идеальничающий ум, перестраивающая все заново воля и творчество (в искусствах). Это гениальность, с умовой, практической и художественной стороны. Дух в душе, или душа в духе. Это все естественные проявления. Они очень не в настоящем виде являются на опыте, по причине расстройства сил в падении. Благодатные действия являют дух и духовность в настоящем их виде.

Души, низшие духа и человека, погружаются в душу мира. А душа человека не может туда погрузиться, но духом увлекается горе, – это по смерти.

Помню, на это нам в академии уроки читал Авсенев – сначала Петр Семенович, а потом архим. Феофан. Скончался в Риме. – Так вот где вашей химии источник. В некоей химической душе. В этой душе есть инстинктивно чуемый образ того, что надо сделать из стихий. Она их забирает и строит свое. В растении есть и химическая душа. Но она в услужении у души растительной. В животном есть они обе, но состоят в услужении у души животной. Или так: душа животных, умея действовать как животное, умеет и то производить, что свойственно душе растительной и химической. Равно растительная душа, умея делать свое, умеет делать и химическое. – Тут единство природы. Помнится мне, что у Шуберта geschichte des seele – история души – подробно раскрываются сии положения. С этим удобно мирится и падение и искупление.

Правду вы говорите, что мы о материальном мире менее знаем, нежели о духовном. И не дает Бог и не даст, потому что это не нужно для нас. Мы всегда останемся в сем отношении на поверхности. Владение стихиями и силами действующими на земле будет расширяться; но это не ведение, а только уменье пользоваться тем, что открывается само собою. Суть дела навсегда сокрыта для нас.

Припомнил еще относительно Пашковцев, что допытаться бы надо, именно: что разумеют они под суеверием? Идолопоклонство – это иконопочитание, а суеверие что? Ведь это у них не в общем смысле должно быть берется, а в отношении к церковным чинам. Так определенно бы высказались они, что разумеют они под сим в церкви? Не сумеете ли разузнать о сем?

Я не умею понять, чего ради слабо действуют власти против Пашковцев? Ведь они могут пополам рассечь всю Россию и тогда без волнений не обойдется. Пашкова прогнали, но остался Б-ский, который, как я слышал, гораздо речистей и толковей Пашкова. К зиме воротятся в Питер, и та же история пойдет. Собрания и беседы, с тем может быть отличием, что рельефнее будут выставлены наши церковные суеверия и идолопоклонство.

Благослови вас, Господи, всяким благословением и супругу вашу и деток ваших и все дела ваши.

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 265. Обмен посылками и приветствиями Отзыв о событии повергшем в ужас всю Россию

Милость Божия буди с вами!

С постом!

Получил посылку вашу под прощеный день. Благодарствую! Акафист хорош! Посылаю вам с мужем вашим книгу: Толкование Послания к Галатам. Приложил и экземпляр последних трех писем в С.П.Б. Прошу принять и поклончик положить о многогрешном писаке. Я всегда поминаю вас в грешных молитвах моих. Супруг ваш верно воротился из Питера. Не привез ли чего новенького о Пашкове? Очень желательно.

Но теперь внимание всех сосредоточено на другом. Увы и ах! До чего мы дожили? И что с нами будет? Вспомнить нельзя без страха и сжатия сердца болезненного. Нагрешили, и вот Господь наказывает. Будем молиться, чтобы Господь вразумил нового нашего Государя немного подтянуть вожжи. Налиберальничали на свою голову, вот и расплачивайся мать Россия!

Желаю вам здоровья и спокойствия душевного. Пост провести желаю вам не только по православному, но и со здоровьем, и со спокойною не краснеющею совестью сретить Светлый Праздник.

Мужу вашему – успехов по ученой статье, без вреда для духовной стороны. Спасайтесь!

Ваш богомолец Еп. Феофан.

Письмо 266. Пасхальное поздравление. Знамения силы Воскресения Христова. Наука и научники. Материя и сила. Рассуждение о явлениях и силах природы, приводящее к вере в Бога Вседержителя. Вечно ли зло. Мудрования лжеименного разума о вечных мучениях

Милость Божия буди с вами!

Приветствую и вас с Светлым Праздником: «Христос Воскресе!»

Праздник ныне и с явными показаниями силы Воскресения Христова: там у вас исцеление больной, а в Задонске слухи об обретении мощей. Мощи – тень будущего воскресения. То и другое бывает в силу Воскресения Господа. Слава Богу!

Что Пашкова не видали так и быть. Буду ждать пока кто подслушает поболее и скажет. Учуяли, что есть наука? Одна по себе она есть душевное дело; душевное же не понимает духовного и теснит его. Наоборот, и духовное теснит душевность. Чтобы этого не было, надо душевное одухотворить, – пропустить сквозь него элементы духовные и сделать его слугою духовных интересов. И извольте это сделать с наукою, которая в ваших руках. Наука не самостоятельная госпожа. В моду вошло выставлять науку, как царственную некую особу. Особа эта – мечта. Ни одной у нас науки нет, которая установилась бы прочно в своих началах. Кое-что добыто по всем наукам. Но все это не таково, чтоб давать право ссылаться на науку, как на авторитет решающий. Науки нет, а есть научники, которые вертят наукою как хотят. Есть следовательно только догадки и наведения научников. Это тоже, что прежде говорилось: разум того требует. Как разум плохо себя зарекомендовал в истории человеческих мудрований, то бросили так выражаться, а стали ставить вместо его науку – нечто безличное. Пред женщинами ныне преклоняются. И науку выставили как какую красавицу, делают перед нею книксен. Из сего можете вывести, что и ваша наука тоже ваши соображения. И вы можете господственно относиться к ней и выдрессировать ее, как вашей душе угодно. Есть в ней кое-что установившееся; но то – внешние формы, суть же дела не дается. Тут ваша свобода и вместе сторона, куда может быть введен религиозный элемент, и законно и в интересах самой науки. Извольте так настроить свою науку и будет добре. Тогда и за наукою будете молиться.

Вы предлагаете мне просмотреть, что построите вы относительно решения занимающего вас вопроса об единстве материи и сил на основании химических законов, с целью объяснить все посредством движения. Очень рад просмотреть. Хоть я и не силен в естественных науках, в особенности в химии, но общее можно увидеть, – идет ли оно, или нет с точки зрения христианской. И наперед можно сказать, что коль скоро у вас дело пойдет на самообразование мира (тяп-ляп, вышел корабль), то конечно это не законно. Даже и то не законно, если вы ограничитесь только силами и законами, не показав откуда взялись силы и кто приемник и блюститель законов. Ибо и это есть молчаливая теория самообразования мира. Я где-то встречал толки о единстве материи и сил и о выводе или объяснении всего из движения. Мне показалось там все мечтательным и произвольным. Что есть материя? – мы не знаем. Знаем только элементы или стихии неразложимые. Они слагаются и разлагаются, вследствие чего являются вещи разные. Сложение и разложение – химический процесс. Видимая сторона процесса – движение. Материя – inners – недвижима. Для ее движения совершенно законное требование силы. Таким образом вы забираете все, что неизбежно представляется в вещественном мире.

Но смотрите, что может повесть вас к сути дела. Движение совершенно внешнее дело. Оно ни к чему не может привесть. И я не понимаю как выставляют его, как деятеля, когда оно есть действие? Спрашивал некто: «объясни мне, как мы ходим?» И получил в ответ: сам не знает! Переступаем с ноги на ногу и ходим. Тут вся суть движения выражена, то есть, что оно не дает ничего, кроме видимой стороны производства вещей. Не в движении сила, а в движущем. Направление движения – сложение и разложение – химический процесс. Это и в минеральном и в растительном и в животном царстве. Но сложение и разложение тоже внешняя форма. Скажите: кто слагает и разлагает? И как? И почему так? Это даст настоящее знание формы сложения и разложения. Химия подвела под законы и величается: знай де нас; вот до чего мы дошли! На деле же ни до чего не дошли. Это тоже: переступаем с ноги на ногу и ходим. То, что говорят: вот это с этим сродно и соединяется, а это с этим не сродно и не соединяется, тоже есть только в другой форме выражение. Итак химическое разложение и сложение само тоже ничего не объясняет, а требует объяснения. Сверх того, кроме составления материальных вещей вся начальная часть физических явлений выходит из владений химии. То объясняется другими поговорками, больше всего законами тяготения. Но и это не все. Есть еще часть невесомых, для коей другое требуется.

Как же теперь вес объяснить на основании химических процессов?! Разве и вопрос так поставить: в своей области, то есть, в составлении вещей материальных. Это будет дело. Но и тут самостоятелен ли, не зависим химический процесс? Химический процесс сам по себе везде одинаков. Как же бывает, что в одном случае из него выходит мертвая вещь, в другом растительная, в третьем животная? Химия внушает, что химический процесс состоит в сторонней высшей его власти, которая что повелит ему, то он и делает. В образовании вещей мертвой природы химический процесс состоит под одной властью, в растительном царстве под другою, в животном под третьею. Следовательно вам предложит взойти до сих властей. Иначе у вас все останется по старому – не ясным.

Кто эти власти? Невещественные силы душевного свойства, с инстинктом производить то и то, по норме в них вложенной Богом, сопровождаемым некиим темным чутьем. Это Лейбницевы монады. Всякой такой силе подчинены – свет, тяжесть, теплота, электричество, магнитность и ваш химизм, посредством которого она приводит в угодное ей движение стихии и строит вещь, которой норму носить в себе. Вот смотрите. На одном дюйме земли: трава, ландыш, будылка какая-либо. Воздух, земля с элементами и прочее все одинаково. Каким же образом выходит, что из них одинаковых, по одинаковому химическому процессу, выделываются разные растения и еще козявочки тут же разные? – Не объясните этого, не допустив означенных им сил душевного свойства. Всяко ограничиваясь одним химическим процессом и еще не определенными указаниями на законы естества, вы ничего не объясните.

Недавно какой-то немец в основе явлений всех положил волю. А кто Волящий, не указал. И осталась его теория на воздухе. Воля, точно, повсюду видна и воля смыслящая и свое дело хорошо понижающая. Но не указывая, кто Волящий, мы указываем только факт не объясняя его. И то, что я сказал, тоже предполагает волю. Но тут же есть и волящий – невидимая, невещественная сила душевного свойства. Но и эта теория, если ее принять, не доводит дела до конца. Откуда эта сила? Бог создал. Их бесчисленное множество. Как всякий человек имеет свою душу, так всякая вещь свою невещественную силу, которая ее образует и держит, как ей положено Богом при создании ее. – Что во всякой вещи – в растении, животном, есть такая невещественная сила, владеющая естественными силами и стихиями, и посредством их строящая вещи, и их держащая до положенного термина, это осязательно видно! Кто эта сила? Или фатум, или Бог, или Богом созданная сила? Фатум – преглупая вещь. У материалистов она царит; ибо у них на вопрос: отчего то и то, так и так? всегда один ответ: «так таки». Выражается это фразою: законы-с такие. Если Бог все, – пантеизм не меньше нелепый. Остается последнее. И это есть моя теория. Этих сил много. Как они не самобытны, то им необходимо подставки – субстрат, на коем держаться. Необходим еще и общий направитель. То и другое может быть отнесено к Богу так: Держатся сии силы волею Божиею; хочет Бог и они существуют и действуют по норме, в них вложенной. Тою же волею и направляются; ибо имея способность инстиктуального чутья, они могут воспринимать мановения всеправящей воли Божией и исполнять ее. Но мне думается, гораздо удобнее субстрат им положить душу мира, тоже невещественную, душевного свойства, Она заведывает теми малыми силами и направляет их по вложенной в нее норме. Привходит сюда и Бог непосредственно, когда по Его планам сие нужно. И се чудо! Без чуда миру нельзя стоять. Се также закон промышления. Все идет по предначертанному и под действием созданных Богом сил. Но все держит Бог-Вседержитель, и всюду входит, когда нужно своими действиями и направлением сил.

Вот моя философия! Ею я объясняю все, что задает геология и все, что предоставляет опыт. Тут мысленного ничего нет. Все фактично, как самое бытие мира.

Прописать все понудило меня желание проложить вам дорогу, чтобы вы шли до конца и не бросали своей теории: на воздухе висеть. Все это я вам вчера сгоряча наговорил. Ныне думал было бросить в печь, но раздумал, чтоб только сказать вам, что верующие имеют полное право втесняться с духовным в область вещественного, когда материалисты лезут с своею материею, без зазрения совести, в область духовного. И на нашей стороне разумность, а на их – бестолковость. И это не потому, что всякий кулик свое болото хвалит, но по существу дела. Материальное не может быть ни силою, ни целью. То и другое вне его. Оно лишь средство и поприще для духовных сил, по действиям духовного начала (Творца) всяческих.

Поворотите с земли на небо и легко вашей фаворитке – химии; а то она уткнула нос в землю и роется в ней, как некая тварь пятачком своим.

Вечно ли зло или оно будет побеждено? – Читайте, что пишется в Евангелии. Приидет второе пришествие. Господь и сотворит суд; праведных введет в вечное блаженство, а грешных выгонит в яд, на муку вечную. Добро восторжествует; но зло не превратится в добро и примет должное воздаяние.

Как мы о будущем своим умишком познать ничего не можем, то нечего туда соваться с ним. Один Бог Владыка веков ведает то. Он говорит или скажет: идут сии в муку вечную, а праведницы в живот вечный. Так Бог сказал; нечего потому и голову ломать. Вопрос решен авторитетно. Вопиют: как так, вечные муки для временно согрешивших? Они хотят быть филантропнее Самого Бога, пострадавшего и умершего на кресте за грешников. Если б мы люди изобрели такое учение, уместно было бы возражать. Но когда так положил Сам Бог, умерший за грешников, надо покорно принять то и веровать, как бы умишко наш тут ни ершился.

Свободе дана воля делать и доброй зло. Решите, может ли сия свобода ожесточиться на зло до того, что ни за что не согласится отстать от него и зная, что в этом ее пагуба? Что может, пример вам – сатана. Подрешите еще, может ли осатаниться человеческая свобода? Сколько примеров нераскаявшихся грешников?! Что же теперь сделать с этими осатаненными?! В рай злых принять нельзя, а измениться они не хотят. Остается: или переделать их творчески или уничтожить. Переделывать нужды нет. И без них много святых. К тому же и материал совершенно испорчен. Остается уничтожить. Но дарования Божии не сокрушимы. Не умеет Он уничтожать. Прибавлю еще, что ангел сказал св. Антонию Великому: Антоний! Себе внимай, а это дело Божие!

Как разуметь послание к Римлянам, – посылаю толкование. Прилагаю и вновь изданную книжку с дополнениями.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 267. По прославлении Козельщанской иконы Божией Матери

Милость Божия буди с вами!

Поздравляю вас с праздником Светлого Воскресения Господня. В духовных радостях препроводить вам его желаю.

Премного вам благодарен за ваше описание чудесного исцеления. Оно напечатано уже где-то; но там говорили, что исцеление совершилось в Москве, во время обеда домашних, когда больная (дочь графа Капниста) была с своей няней в своей комнате.

Какая радость! Да будет сие неисчерпаемою радостью для всех искренно-верующих! Или уже и есть. Напишите мне пожалуйста, в каком положении правая и левая ручка Божией Матери, на чем стоит сосуд, как и где лежит лжица, куда обращено личико Спасителя. Как головка Божией Матери наклонена и глазки куда смотрят, тело Божией Матери, или стан как высоко взят, – в пояс или больше. Напишите все, чтоб можно было нарисовать. Я попрошу об этом одного из наших. Лучше бы, если б был снимок. Графу следовало бы снять фотографию и распространить. Если он этого не сделал, накажите ему, чтобы сделал, хоть чрез его родных и знакомых, если сами не знакомы. Мне очень желательно иметь такую икону.

Благослови вас Господи всяким благословением.

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 268. Просьба об издании снимков с Козельщанской иконы Б. Матери. О письмах Святителя против Пашкова и об учреждаемом для обличения его Обществе

Милость Божия буди с вами!

Очень вам благодарен за сообщение относительно новоявленной чудотворной иконы «Козельщинской».

Вот приходит время приезда графа в Москву, и мне пришло на мысль повторить свою покорнейшую просьбу. Уговорите его издать икону сию метахромотипически. Какое сильное Бог послал опровержение Пашковских мудрований! Мои письма против него Св. Синод издал в большом количестве и раздает даром. И мне прислали очень довольно для той же цели. Полагаю, что около вас найдутся лица, которым не бесполезно будет прочитать их. Посылаю вам десяток. Раздайте кому найдете пригодным и себе оставьте, если не противны.

В С.-П.Бурге составилось общество духовных и светских для противодействия этому лжеучителю. Не знаю, что они для сего предпринимают; но всяко нельзя не радоваться, что есть такое общество.

Благослови вас Господи всяким благословением! Супругу вашему поклон и полные благожелания.

Ваш усердный богомолец Е. Феофан.

Письмо 269. О той же иконе. Кому писались письма о духовной жизни. Отсоветование замужней поступить в монастырь и наставление ей об отношениях к светскому обществу и его обычаям

Милость Божия буди с вами!

Ныне получил посланную вами фотографию чудотворной иконы Божией Матери «Козельщинской». Премного благодарен.

Наперед благодарю и за книжку, со снимками той же иконы, которую имею получить по вашей доброте. Это нам Бог послал против Пашковщины, на посрамление этого пустого мудрования, которое однако ж, как слышу, находит инде доступ.

Мне очень приятно слышать, что поминаемые вами «письма» не оказываются бесполезными. Особа, к которой писаны письма, очень ретивая и в обитель поступила с искренним желанием стать твердою ногою в монашестве. Там ее облепили сразу эти щепки монастырские, пустые тараторки (две-три) натораторили ей. В ужас пришла. Ушла из монастыря и живет подле. Но жизнь ведет наистрожайшую, и дальше вы увидите, как у нее дело идет исправно. Я ее не видал. Она стала писать ко мне пред монастырем, и продолжает. Благодать Божия осязательно действует в ней.

И вы в монастырь. Вам теперь нет дороги туда. Дома устрояйте монастырь. Вам это очень можно. Ведь и супруг ваш с монашескими задатками. Теперь его поглощают соли, кислоты, газы и проч. Эта часть ничего не дает: слишком земна. Но беспредельная Премудрость Божия, все мерою, весом и числом устроившая, тут осязательнее для очей даже телесных. Он себе пусть в стихиях с Богом беседует, а вы – в молитве и благотворениях пребывайте. И добре будет тещи жизнь ваша.

Только общество – из всяких личностей мудреных. Делать нечего. Терпеть надобно. Поминайте Лота. Кругом Содом, а он своим чередом. Он мучился душою, но это не мешало спасению. Бегайте осуждения, думая о других – нескладных, что это они только на время дали себе льготу и простор. Но вот-вот остепенятся и пойдут добре ко Господу.

От обычаев светских, я думаю, можно от многих безобидно отказываться, уступая по временам только неизбежнейшим. Всяко у Господа просите вразумления и силы. Он Спаситель наш и хощет всем спастися. Просите и все подаст, только все в свое время. Спаси вас Господи! Супругу вашему Божие благословение.

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 270. Как заниматься химией, чтобы не погасить в себе духовной жизни

Милость Божия буди с вами!

Христос воскресе!

Виноват. Не отвечал на прежнее письмо ваше, пока не пришло второе. Прошу извинения.

Не мало жалею, что ваши занятия отвлекают вас от молитвенного настроения. Этим погашается духовная жизнь, но она то и есть настоящая жизнь. Вы добре делаете, что боретесь с сим удобообстоятельным (обстоятельствами навязываемым) грехом. И продолжайте. И болезнование сердца о том изъявляйте Господу в молитве, прося Его, чтоб и занятия шли своим чередом, и молитвенный дух не отходил. Поможет Господь. Но надо и самим приложить некий труд в этом роде. Потрудитесь узревать следы Божии в тех явлениях, кои изучаете, и узревши исповедуйте то Господу и мысленно к Нему возноситесь в продолжение самого труда вашего. Тогда занятия ваши будут походить немного на чтение духовной книги. Еще вот что: приобретите навык трудить научными занятиями голову только в определенные часы; по окончании же их, все из головы вон и оставайтесь с одним Господом; землям же, солям и кислотам не позволяйте лезть в голову. Навык такой придет, но надо потрудиться умно.

Это же пойдет и к недопущению до расстройства здоровья. Для последнего дела каждый день не отложно гуляйте на свежем воздухе: или у себя в саду, или за городом. Извольте послушание оказать прописанному и увидите как добре будет. Только не поблажайте и прогоните – нельзя!

Ваша склонность к определенным занятиям – дар Божий. Но Бог ничего не дает, что бы само по себе отклоняло от Него, а все чтоб к Нему приводило. Таков и ваш дар. Если действование по дару отклоняет от Бога, не Бог виновен, давший дар, а человек не право по нему действующий. Тоже и у вас. Вы прописали коротенько результат ваших трудов. Присутствие живой силы под материальными формами существ – это и мое исходное начало. Но у вас оно как-то иначе идет, чего однако ж я не могу взять в толк. Если найдете минутку, потрудитесь попространнее написать весь ход дела, как вы его воображаете.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 271. О надлежащей постановке воспитательного дела в приюте

Милость Божия буди с вами!

Христос воскресе!

Когда вы писали, были в трудах и хлопотах, по устройству приюта. Теперь верно уже все кончено и приют в ходу.

Благослови Господи дело сие. Потрудитесь, не стыдясь и не боясь мира, дать детям истинно-христианское воспитание, сообщая им одни христианские во всем понятия, приучая к христианским правилам жизни и возгревая любовь к церкви Божией и всем порядкам церковным. Таких уже учителей и учительниц подбирайте и особенно такую начальницу. Ныне многому учат, не соображаясь с христианскими обетами в крещении и не имея в виду страшного Суда.

За приложенную вами книжку о Пашковских глупостях благодарствую. Она идет к делу (по обличению ереси Пашкова).

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш богомолец Еп. Феофан.

Письмо 272. О занятии хозяйством и наукою и о пристройстве детей

Милость Божия буди с вами!

Поздравляю с переменою порядков жизни вашей. Что тут стало лучше, тому радуюсь вместе с вами, а что хуже – жалею. Но уповайте, что Господь поможет все поправить и стать в прежнюю колею. Что вы опять все в своих руках имеете, это крепко хорошо. Труд и терпение, – терпение и труд, и все пойдет добре. Только не борзитесь и зараз все поставить на ноги, как по команде, не помышляйте.

«Не знаете, что делать». Как не знать. Хозяйничать. Вот и все. Уж все увидели! Ну так исправное делайте более исправным, неисправное исправляйте. Как это сделать, думаю, вам нечего ломать голову. Только не всю однако ж душу в одно это влагать. А на первый раз половину, а там и четверть достаточно.

Прочее же все Богу посвящайте. Ухитритесь определить известную частицу дня, когда бы вы, отрезав все, с одним Богом беседовали или молитвою, или размышлением, или чтением, или: то тем, то другим, то третьим, в разные моменты дня.

«Научное бросаете». Распрекрасно. Для духовного дела, оно как вода для огня. И еще лучше будет, если никогда к нему, никогда более не будете ворочаться.

Деток, как Бог устроит, так и будет хорошо. Воспитание на вас, а пристроение – Божие дело. Если то безукоризненно, и в отношении к последнему вы не сделали ничего погрешительного: то мучить себя из-за этого не след, хотя и нельзя не поскорбеть. Но предавайте все Господу, и все покрывайте верующими ко Господу воззваниями: «буди св. воля Твоя, Господи!» И лета жизни – в мире с Господом.

Да, теперь вы должны быть «богатырь»! Извольте же по богатырски действовать.

Благослови вас Господи всяким благословением, и супругу вашу, и деток, и все дела ваши. Супруга ваша вам переписывала (письмо по причине неразборчивости его соб. рукописи), – переписывала, уморилась. И поклон от себя не приписала. Хорошо! А вот у ап. Павла был писец, так он, переписавши послание, и потом все поклоны приписал в конце: поклон шлю вам и я, такой-то, писавший сие послание. Всякого вам утешения желаю.

Ваш богомолец Еп. Феофан.

Письмо 273. По известии о совершившемся чуде. Хозяйство может не препятствовать духовному делу

Милость Божия буди с вами!

Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!

Это Господь утешает верных Своих, а уклоняющихся инуды вразумляет.

Верным говорит Он сими делами Своими: не смотрите на то, что всюду пошла такая шаткость в вере. Есть непреложная истина в вере, – и вот вам доказательство. Как в начале насаждалась вера чрез проповедь, Господу поспешествующу и слово утверждающу последствующими знаменьми: так после того поддерживалась она и доселе поддерживается осязательным присутствием силы Божией среди верующих, в святой церкви, свидетельствуемой знамениями. – Сим говорит Господь: «Се Аз с вами есмь», как и обетовал с нами быть до скончания века.

Если же Господь с нами, кто на нас? Древле обетовал Бог: вселюсь в них (верующих слову Его), и похожду, и буду им Бог, и тии будут Мне людие. И это исполняющимся на нас видим мы ныне. На памяти нашей сколько уже было удостоверений в этом. Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!

А заблуждающимся внушает Господь: «что вдаетесь всяким ветром учения? Вот где столп и утверждение Моей истины. Как перстом указываю Я вам верную и не заблудную дорогу. Держитесь Церкви, в коей Я являю силу Свою, и избавитесь от пагубы, в которую ввергнут вас пустые ваши мудрования».

Очень вам благодарен за сообщение мне такой утешительной вести, – и с нетерпением буду ждать подробного описания этого события, как вы обещали. Девицу Марию благослови Господи! Верую, что Господь хочет явить к ней особую Свою милость.

Муретов – фамилия высокопр. Одесского Димитрия, добрейшего и мудрейшего архипастыря, уроженца Рязанского. Не родня ли?

Мужу вашему поклон. – Желаю ему преуспевать в хозяйственных делах, без ущерба однако ж духовному делу. Какой хозяин был Авраам, Иов, – другие патриархи. А представляются образцами веры, терпения и всех добродетелей.

Спаси Господи его и помилуй! И вы сами, что себя так онеправдовали; каменная и тому подобное? Милостив Господь! Он везде есть, и огнь будучи, все разваряет. Откройте Ему смиренное сердце, и согреетесь!

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 274. Свобода от городской суеты содействует духовной жизни

Милость Божия буди с вами!

Приветствую вас с праздником Рождества Христова и полные вам шлю пожелания благ: и душевных и телесных, и житейских и гражданских. Бог дал вам нынешнюю зиму быть свободною от городской суетности, и пользоваться уединением. Хотя житейская забота всюду сопровождает житейских людей; но и уединение, когда между всем этим улучить свободную минуту и удобный досуг, – даст свое, ввязывая в душе сочувствие к себе, а чрез него, как чрез отверстые уста, влагая в жаждущую душу сродные ему блага. Что вы сказали о молитве, то сущая правда. Но как она сродна духу нашему, то с небольшим вниманием и приготовлением всегда можно ее направлять на должный ход, хотя не в полном совершенстве.

Если есть у вас мой «Сборник о молитве и трезвении», то прочитывайте его; понемножку может настраивать душу на настоящую молитву. Я всегда поминаю вас и супруга вашего в молитвах моих на литургии. Господь да благословит вас! К празднику наверное приедет супруг ваш. Поклон ему и полное благожелание! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 275. Хлопоты по хозяйству – всеобщая епитимия. Как поступать, чтобы они не заглушали духовной жизни. Описание воздухов, какие должно сработать для церкви Святителя

Милость Божия буди с вами!

За молчание на письма ваши склоняю пред вами повинную голову со словами: виноват! Простите!

Жалуетесь на хлопоты по хозяйству, что это отбивает от других любимых занятий. Что же делать? Таково уже дело хозяйское. Ничего тут не остается как терпение. На то и обречена настоящая жизнь, чтобы работать в поте лица, а не философствовать. Это наша всеобщая епитимия. Но умудряйтесь как-нибудь облегчать эту тяготу. Чем? Когда умовыми занятиями, когда эстетическими удовольствиями, когда утешениями взаимно-общения братского с другими. Наиболее же удовлетворением религиозных потребностей и стремлений.

Прибавьте к сему навык занимать душу хозяйством, когда какое хозяйское дело на глазах. А когда его нет на глазах, занимайте душу другим чем, паче же чем-либо к Богу относящимся. Если употребить небольшое усилие, то кажется навык такой приобрести можно.

Самая большая опасность от неустанных хлопот есть подавление религиозных чувств. Кажется вы это испытываете. И очень жаль; совсем охладеть, как вы боитесь, очень можно.

Но это не от природы житейских дел, а от нашей оплошности, по которой попускаем себе погрязнуть: и мыслями, и чувствами, и желаниями, и заботами в одно житейское. А ведь этого может и не быть. Начинайте все с молитвою, продолжайте с упованием, кончайте благодарением. Всякое дело и будет окутано Божеским одеянием, а не выбьет Бога из души. Затем, переходя от дела к делу, на переходе выгоняйте из души все житейское, и будьте с Богом вниманием и чувством или повторяйте какой-либо стишок из псалмов. Заглохнутие молитвы очень прискорбное дело. Всякий раз, как оно ощущается, не оставляйте сего без внимания. Берите книгу о молитве и читайте углубляясь. Понемножку и оживет молитвенное к Богу восхождение. Заботу о сем помните и Господа молите, чтобы Он не лишил вас молитвенных утешений. Ничего в человеческих делах без труда не достигается. Духовные же делания требуют напряженнейшего труда и притом непрерывного.

Благослови вас Господи и благопоспеши вам в сем. Детей на лето отчего не брать в свое село? А зимою можно иногда туда сбегать дня на три.

Мне очень жаль, что многое вас тяготит; но как все подобные тяготы не испытаны, то не нахожусь, что сказать. Буду молиться. И вы молитесь, Господь лучше нас исправит как Ему угодно.

Супруга ваша предлагает потрудиться – сработать что-либо для церкви. Очень благодарен. Если усердие к сему еще не погасло, сработайте воздухи – самые воздушные, легонькие. Диаметр моего потира – чаши два вершка три осьмых. Такую и сделайте верхушку. Та же конечно мера и для покрова на дискосе. Большой покров длины три четверти, а ширины меньше соразмерно, но не умею сказать как. Я думаю хорошо будет две четверти с вершком или полтора вершка. Только пожалуйста повоздушнее.

Простите же меня Господа ради! Благослови вас Господи всяким благословением! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан.

Посылаю вам книжку Аввы Исаии.

Письмо 276. Намеревающейся посетить Вышу делается предупреждение о непринимании Святителем никаких посетителей

Милость Божия буди с вами!

Вы N.N. собираетесь на Вышу. Добре! Наша обитель не худа. Матерь Божия да утешит вас за труд посещения Ее обители. Но я боюсь, не обманулись бы вы в некотором ожидании. Скажу прямо, не думаете ли вы меня видеть? Меня видеть никому не полезно. Потому я наотрез всем отказываю, хотя иногда бывает это очень горько. Горько будет и вам отказать. А все-таки я откажу вам.

Пиша это, я никак не стесняю вашего действования. Но одно имею в виду, предупредить вас от допущения ожиданий, которым нельзя исполниться.

Супругу вашему желаю всякого преуспеяния в устроении своих житейских дел, без ущерба однако ж, по крайней мере, существенного для жизни духовной.

Взывайте о всем к Богу с болезнованием сердца, и Той все сотворит.

Благослови Господи всех вас! Спасайтесь.

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 277. Наука холодит; как поддержать молитвенное настроение

Милость Божия буди с вами!

Благослови Господи ваше новое занятие должностью и даруй успеха научиться сыну вашему. А что ваше молитвенное настроение не в порядке, об этом очень жалею и не умею, что вам посоветывать.

Научность всякая есть холодило. Не исключается из сего даже и богословская наука, хотя тут предмет, холодя образом трактования предмета, самым предметом может иной раз и невзначай падать на сердце. Научность душевного свойства, а молитва духовного. Потому они не в ладах. А про житейские дела и говорить нечего, особенно у кого по несчастию заботливый нрав.

Не можете ли вы определить, хоть по полчасу утром и вечером, на отрешенное богомыслие и молитву? Силою себя заставлять стоять пред Богом неразвлеченно, хоть не читая молитв, а с одним воплем: «Господи Милостивый, пощади душу мою!» И поклоны хорошо класть. Господь да умудрит вас!

Благослови Господи вас, супругу вашу и деток ваших и все дела ваши.

Ваш усердный доброхот Е. Феофан.

Письмо 278. Благодарение за воздухи. Доброе слово об умершем священнике Хлопоты да не устраняют молитву

Милость Божия буди с вами!

Получил воздухи. Очень хороши. Благодарствую. Одни остались. Но, думаю, поскучать некогда. Если есть нужда и охота присматривать за делами, то конечно не много свободного времени имеете вы в своем распоряжении. Помоги вам Господи все вести как следует. Супруга вашего С.П.Б. утешает или тиранит? Даруй ему Господи терпение. Там ему не обойтись без нужды в терпении.

Да упокоит Господь душу раба Своего, вашего хорошего священника. Это все старого покроя люди. Таковых не мало еще есть. Что-то дадут нынешнего покроя иереи?

Молиться теперь вам конечно труднее. Хлопоты! Но как это обязательно, то всячески надобно так устроиться, чтобы молитва не давала устранять себя из круга дел. Блаженны люди, которые с молитвою засыпают и встают и среди всех дел не расстаются с нею. Живот их сокровен есть со Христом в Боге. Всеусердно молю Господа, да сохранить Он вас всегда в благонастроении Ему угодном. Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 279. О памятовании Господа при всех житейских хлопотах

Милость Божия буди с вами!

Благодарствую за поздравления. Поздравляю и вас с Новым годом. Да обогатит Господь вас в это лето всяким добром!

Вы жалуетесь на хлопоты, развлекающие и не дающие помнить о Господе. Попробуйте так понять все дела свои по хозяйству и по другим отношениям, как бы они прямо от Самого Господа были вам назначаемы; не вообще только, а частно всякое дело таковым понять. Тогда, приступая к делу и совершая его, можно содержать в мысли и то, что вам следует исполнить его, как было бы приятно Господу. Чрез это при делании мысль будет с Господом. Если в конце, сознав помощь Божию, возблагодарите Господа, то вот и в конце Господь. Если затем, в том же порядке исполните второе – третие и так далее до конца дня; то вот вы весь день с мыслию о Господе. А это ведь и есть то, что требуется, то есть ходить в присутствии Божием. Отсюда будет чувство к Господу, чувство страха, благоговеинства, преданности, благодарения. Чувства и есть молитвы без слов.

Супругу вашему даруй Господи в добром здоровьи потрудиться в возложенном на него деле, и в том, к которому он сам себя чувствует призванным.

Благослови вас Господи!

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 280. При посылке назидательной книжки. Желание Святителя написать опровержение бредней Толстого

Милость Божия буди с вами!

Благодарю вас за поздравление и благожелания. Прошу извинить, что запоздал ответом. Хотелось вместе с ответом послать вам и книжку; а на это только на днях открылась возможность. Итак прошу принять. – Тут найдете, если захотите искать, все. Да даст вам Господь время и охоту поискать и найти, и в дело употребить, хоть как видится у вас мало времени.

Супруга вашего благодарю за письмо и особенно за книгу или тетрадь, какую он посылает: разумею бредни суемудрого N… Толстого, врага Божия, сына диавола. Пишет ваш муж, чтобы написать заметки на эту пустейшую из пустых тетрадь. Если найду возможность сказать что-либо, непременно напишу. Переберу всю ее, из строки в строку, на все сделаю заметки, а потом общий вывод – похвалу Толстому. Я не утверждаю, что непременно это сделаю; но желаю сделать. И сделаю, если можно руки приложить.

Благослови вас Господи и с супругом вашим и с детками и все ваше житье-бытье. Спасайтесь!

Ваш богомолец Еп. Феофан.

Письмо 281. Труды Святителя по ознакомление с лжеучением гр. Толстого для изобличения сего Льва, рыкающего на Церковь Божию

Милость Божия буди с вами!

Спешу переслать вам обратно рукопись. Я очень спешил переписать ее. И только ныне кончил. Супруг ваш не писал. Верно ему не до того. Да теперь уже нечего писать. А вот что ему передайте: мою усердную просьбу, чтобы он достал и прислал этого же Т-ого критику, или обследование догматов церкви. Она очень нужна, чтобы добре понять рукопись, только что списанную. Тут видно только, что он ни во что не верит, хуже татарина. Но почему – не видно. Это у него известно в помянутом обследовании или критике догматов. Пожалуйста умолите и вы его достать эту вещь. Или может быть С. достанет. Тогда у меня будут все бредни Т-ого. Приходила к концу переписка, как прислали мне из Москвы евангелие этого Льва, рыкающего на церковь Божию. Тут цитаты берутся из евангелия и что против них пишется свое – есть. Вот списываю и эти бредни. Потом, что-нибудь надо написать.

Благослови вас Господи всяким благословением! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е Феофан.

Письмо 282. Продолжаются хлопоты по ознакомлению с сочинениями Толстого для изобличения его нелепых лжеучений

Милость Божия буди с вами!

Получил воздухи и уже употребляю. Благодарствую. Но еще более благодарствую за хлопоты достать писания N.N. Т-ого. Без его критики догматов многое в его статье, – в чем моя вера – голословно, как повторение. И обличать это, не зная оснований, почему он так думает, очень неудобно.

Вот почему крайне нужно иметь под руками его критику догматов Он очень не любит этих догматов, ибо не любит церкви. А почему церковь ему не по сердцу, – не видно. Одно видно, что она против его учения. Но в этом не укор, а хвала, Ибо его ученье самое фантастическое. Мне представляется, что он близок к помешательству. Так у него все нелепо. И я дивлюсь словам вашего супруга, что многие соблазняются. Я думаю написать что-нибудь против, но никак не разберу, кто он по своей системе. Пожалуйста похлопочите достать означенную критику и последнее: что нам делать.

Супругу вашему полные благожелания. Да благословит Господь его путешествие! Прошу его и с своей стороны употребить все зависящее от него к достанию сказанных сочинений Т-ого.

Благослови вас Господи! Спасайтесь!

Ваш богомолец Е. Феофан.

Письмо 283. Такие же хлопоты для изобличения прочих новых лжеучителей. Наставление о занятии наукою без повреждения духовного благонастроения

Милость Божия буди с вами!

За ваше доброе расположение благодарствую. Вы поминаете о своих беседах с Г.Б. Я собираю сведения о том, каких мыслей держатся эти наши новшаки. Потому обращаюсь к вам с покорнейшей просьбой сообщить мне все, что у вас удержалось в памяти от вашего разговора, особенно если сохранилось и помните то, на чем они опираются, чтоб отстать от церкви, тогда как то, что они трактуют наисовершеннейшим образом и проповедуется и действуется во св. нашей церкви. Это особенно мне нужно знать. Тогда скорее можно подвесть под них мину и взорвать на воздух их крепость. А теперь идет стрельба издали.

В другой раз, если встретитесь с этим говоруном (он, по Пашкове, первый и лучше его, речистее и умнее), заведите нарочно речь о том же, и все выпытайте, чего ради они отстают от церкви.

В Москве вишь появился какой-то Нечаев с сестрой и держит дурацкие свои собрания. И с ним заведите речь. Выпытайте их пожалуйста и дайте мне знать. Еще надо писать. Но за тем больше и остановка, что наверное неизвестны именно эти пункты.

Пишете, что князь мира подсаливает вам в Москве. Он никого не оставляешь из нелюбых. Никто не может пожаловаться, что забыт им в сем отношении.

Ваши ученые занятия, говорите, и отвлекают от молитвы и охлаждают ее. Это в порядке вещей. Все душевные занятия такого рода и предприятия деловые все