Феофилакт Болгарский, архиепископ Охридский

Толкование на Деяния святых Апостолов

Глава семнадцатая

Деян.17:1–9. Пройдя через Амфиполь и Аполлонию, они пришли в Фессалонику, где была Иудейская синагога. Павел, по своему обыкновению, вошел к ним и три субботы говорил с ними из Писаний, открывая и доказывая им, что Христу надлежало пострадать и воскреснуть из мертвых и что Сей Христос есть Иисус, Которого я проповедую вам. И некоторые из них уверовали и присоединились к Павлу и Силе, как из Еллинов, чтущих Бога, великое множество, так и из знатных женщин немало. Но неуверовавшие Иудеи, возревновав и взяв с площади некоторых негодных людей, собрались толпою и возмущали город и, приступив к дому Иасона, домогались вывести их к народу. Не найдя же их, повлекли Иасона и некоторых братьев к городским начальникам, крича, что эти всесветные возмутители пришли и сюда, а Иасон принял их; и все они поступают против повелений кесаря, почитая другого царем, Иисуса. И встревожили народ и городских начальников, слушавших это. Но сии, получив удостоверение от Иасона и прочих, отпустили их.

Небольшие города «Амфиполь и Аполлонию» проходят мимо и спешат в большие, так как из последних слово Божие должно было распространяться по ближним городам.

«Пришли в Фессалонику, где была Иудейская синагога». Хотя Павел и сказал: «Но как вы… сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам» (Деян. 13, 46), но он не оставлял и иудеев, потому что очень сожалел о них.

«Павел… говорил с ними из Писаний, открывая и доказывая им, что Христу надлежало пострадать и воскреснуть из мертвых». Прежде всего проповедует о страдании, так как признавал это спасительным.

«Еллинов, чтущих Бога, великое множество». Эллинами называет иудеев, говоривших по-гречески, или же разумеет причисленных к иудеям пришельцев, из эллинов. Называет их чтущими Бога потому, что они соблюдали закон.

«Все они поступают против повелений кесаря, почитая другого царем, Иисуса». Точно так же и Иисуса обвиняли отцы их, говоря, что царем Себя называет. Но те имели хотя несколько правдоподобный предлог, так как обвиняемый был еще жив. А эти на что рассчитывали в своей лжи, когда говорили об апостолах, что они называют царем Иисуса, Который, по их мнению, умер и бояться Которого земным царям было уже нечего, так как они видели, что Он вовсе уже не появлялся?

Деян.17:10–15. Братия же немедленно ночью отправили Павла и Силу в Верию, куда они прибыв, пошли в синагогу Иудейскую. Здешние были благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так. И многие из них уверовали, и из Еллинских почетных женщин и из мужчин немало. Но когда Фессалоникские Иудеи узнали, что и в Верии проповедано Павлом слово Божие, то пришли и туда, возбуждая и возмущая народ. Тогда братия тотчас отпустили Павла, как будто идущего к морю; а Сила и Тимофей остались там. Сопровождавшие Павла проводили его до Афин и, получив приказание к Силе и Тимофею, чтобы они скорее пришли к нему, отправились.

Когда говорит «ежедневно разбирая Писания, точно ли это так», разумеет, что они исследовали Писание не как неверующие (потому что они уже уверовали), но как не знавшие пророческих преданий. Исследуя Писание и находя, что события, касавшиеся воплощения Господня, согласуются со словами древних пророков, они через это еще более укреплялись в вере.

«Тогда братия тотчас отпустили Павла… до Афин». Избегали опасностей апостолы не из боязни, а по Божиему внушению, потому что в этот, например, раз они перестали уже проповедовать и более уже не раздражали врагов. Из того же, что Павел удалился, вышла двоякая польза: и гнев врагов угасал, и проповедование распространялось далее. А что касается того, что посылают одного Павла, так это потому, что за него только боялись, чтобы не случилось что-нибудь, так как он был во главе. Таким образом, не всегда благодать содействовала им, но предоставляла их и себе самим, – то как бы пробуждая их, то ввергая в заботы.

Деян.17:16–21. В ожидании их в Афинах Павел возмутился духом при виде этого города, полного идолов. Итак он рассуждал в синагоге с Иудеями и с чтущими Бога, и ежедневно на площади со встречающимися. Некоторые из эпикурейских и стоических философов стали спорить с ним. И одни говорили: «что хочет сказать этот суеслов?», а другие: «кажется, он проповедует о чужих божествах», потому что он благовествовал им Иисуса и воскресение. И, взяв его, привели в ареопаг и говорили: можем ли мы знать, что это за новое учение, проповедуемое тобою? Ибо что-то странное ты влагаешь в уши наши. Посему хотим знать, что это такое? Афиняне же все и живущие у них иностранцы ни в чем охотнее не проводили время, как в том, чтобы говорить или слушать что-нибудь новое.

Под выражением «возмутился духом» разумеется здесь не гнев, потому что дар благодати далек от гнева и негодования. Итак, что же значит «возмутился?» Был возбужден, не мог сносить, тревожился.

«Некоторые из эпикурейских и стоических философов стали спорить с ним». Эпикурейцы говорили, что все существует без Божественного Промысла. Направляя свою речь преимущественно против них, Павел говорит, что Бог дает «всему жизнь и дыхание» (ст. 25), «назначив предопределенные времена и пределы их обитанию» (ст. 26), и доказывает таким образом Промышление Божие. Философы не смеялись над ним, когда он говорил это, потому что они и не понимали ничего из того, что говорилось. Да и как могли понимать апостола люди, видевшие Бога в теле, а блаженство – в плотских удовольствиях?

«Взяв его, привели в ареопаг». Не с тем, чтобы научиться от него, но с тем, чтобы наказать его, вели его на то место, где производится суд над убийцами. Ареопагом, или Ареевым (Марсовым) холмом, называлось это место потому, что здесь Арей (или Марс) был наказан за прелюбодеяние. Пагом же называлось возвышенное место, так как судилище это находилось на холме. Следует заметить, что философы эти, хотя все время проводили в беседах и слушании других, считали, однако же, сообщаемое Павлом новостью, которой они еще не слыхали. Если бы он проповедовал, что распят человек, то слово его было бы не новостью, а так как он говорил, что был распят и воскрес Бог, то говорил действительно новое.

Деян.17:22–29. И, став Павел среди ареопага, сказал: Афиняне! по всему вижу я, что вы как бы особенно набожны. Ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано: «неведомому Богу». Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам. Бог, сотворивший мир и все, что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворенных храмах живет и не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам дал всему жизнь и дыхание и всё. От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас. Ибо мы Им живем и движемся и существуем, как и некоторые из ваших стихотворцев говорили: «мы Его и род». Итак мы, будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту, или серебру, или камню получившему образ от искусства и вымысла человеческого.

Представляется, что апостол как бы хвалит афинян, говоря, что «они как бы особенно набожны», вместо того, чтобы назвать благочестивыми. А назвал их так по поводу жертвенника, поставленного ими по следующей причине. Однажды у афинян вспыхнула война с неприятелем; потерпев поражение, они удалились. И так как у них было в обычае праздновать игры в честь демонов, то один из демонов явился к ним и сказал, что он не видел еще от них никакой себе почести, поэтому он осердился на них и был причиной этого их поражения. Этому демону они построили храм, и как бы из опасения, чтобы и еще когда-нибудь не случилось с ними того же, если они обойдут какого-либо неведомого им Бога, поставили жертвенник с надписью «неведомому Богу», говоря этим, что если есть еще какой-либо иной Бог, Которого они не знают, то пусть жертвенник этот будет посвящен Ему; быть может, Он милостив будет к нам, хотя мы не почитаем Его, так как не знаем. Полная же надпись на жертвеннике была следующая: «Богам Азии и Европы и Ливии; Богу неведомому и чужому».

«Проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник». Нашел в городе не книгу Божественную, а жертвенник; и, воспользовавшись надписью на жертвеннике, разрушил его. Да что же и оставалось ему делать? Эллины все были неверующими. Если бы он стал беседовать с ними на основании евангельского учения, они стали бы смеяться над ним; если бы – на основании пророков, не имели бы доверия к нему. Он оружие неприятеля покорил его же оружием, – вот это-то и есть то, что он говорит: был «для чуждых закона – как чуждый закона» (1Кор. 9, 21). Увидел жертвенник – и надпись на нем обратил в свою пользу, а что еще важнее, так это то, что он изменил мнение афинян. На жертвеннике, говорится, «было написано: «неведомому Богу». Кто же был этот неведомый Бог, как не Христос? Неужели афиняне написали это во имя Христа? Если бы они написали это во имя Христа, то успех Павла в их обращении не представлял бы ничего удивительного. Нет, они написали это с иной целью, а Павел сумел придать надписи совершенно новое значение. Но следует сказать, ради какого Бога они написали «неведомому Богу». Много было у них богов и своих, и чужих. Об одних из них они получили сведения от матерей, а о других – от соседних народов. Итак, поскольку сначала не все боги сразу были приняты ими, а вводились мало-помалу, одни – их отцами, другие – дедами, а иные – уже в их время, то, собравшись вместе, они сказали: «Как этих богов прежде мы не знали, а потом впоследствии узнали их, так, быть может, есть и еще какой-либо Бог, Которого мы не знаем, и так как не знаем Его, хотя Он и Бог, то делаем ошибку, пренебрегая Им и не почитая Его». Поэтому они поставили жертвенник и сделали на нем надпись «неведомому Богу», говоря этой надписью, что если и еще есть какой-либо иной Бог, Которого они не знают, так и Его будут чтить. Обрати внимание на избыток бесобоязненности. Поэтому Павел говорит: «По всему вижу я, что вы как бы особенно набожны», потому что почитаете не только тех демонов, которые вам известны, но и тех, которых вы не узнали, и, пленив их умы, направил их умственные взоры на Христа.

«Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам». Афиняне намеревались обвинить Павла, говоря: «Ты вводишь новое учение, вводишь Бога, Которого мы не знаем». Поэтому, желая освободиться от подозрения и показать, что он проповедует не нового Бога, но Того, Которого они прежде него почтили уже служением, говорит: «Вы предупредили меня, ваше служение Ему упредило мою проповедь, потому что я возвещаю вам Того Бога, Которого вы почитаете не зная».

«Бог, сотворивший мир и всё, что в нем». Сказал одно слово и подорвал все положения философов. Эпикурейцы утверждают, что все произошло само собой и из атомов, а он говорит, что мир и все, что в нем, – дело Божие.

«Не в рукотворенных храмах живет и не требует служения рук человеческих». Чтобы не подумали, что проповедуется один из многих их богов, Павел дополняет сказанное: «не в рукотворенных храмах живет», но в человеческой душе. Итак, что же? Он не жил в иерусалимском храме? Да, не жил, но действовал. Как же иудеи почитали Его при содействии рук? Не при содействии рук, но мыслью, потому что Он не требовал чувственного, не нуждаясь в этом: «Ем ли Я мясо волов и пью ли кровь козлов?» (Пс. 49, 13)

«Не требует… Сам дая всему жизнь и дыхание и всё». Два доказательства Божественности, именно: что Бог ни в чем не нуждается и всем дарует все. Но здесь же Павел показывает и то, что Бог не отец, а Творец души.

«Назначив предопределенные времена». Назначил, чтобы «искали Бога», но не навсегда, а на «предопределенные времена». Павел показывает, что, и не отыскав Господа, они обрели Его. А так как, отыскивая Его, они не находили, то он показывает также, что Господь так очевиден, как какой-нибудь предмет, рассматриваемый на видном месте, потому что невозможно, чтобы небо было здесь, а в другом месте его не было; невозможно также, чтобы оно было в это время, а в другое – нет. Итак, во всякое время и во всяком месте можно обрести Господа. Бог так устроил, что мы не встречаем препятствия в этом ни со стороны места, ни со стороны времени. То, что небо находится везде и установлено (предопределено) на все времена, особенно сильно действовало на слушателей. Господь так близок к нам, говорит апостол, что без Него невозможно жить.

«Им живем и движемся и существуем». Близость Господа доказывает посредством чувственного примера: невозможно, говорит, не знать, что воздух разлит всюду и находится не только близ каждого из нас, но и в нас самих. То, что мы от Бога получили жизнь, что действуем и не погибаем, – все это называет промышлением и попечением Божиим о нас.

«Как и некоторые из ваших стихотворцев говорили». Один мудрец, Арат, сказал о Зевсе: «Наш род от него». А апостол говорит о Творце: «Мы – Его… род», – не утверждая, что Творец и Зевс – одно и то же, – да не будет! – но прилагая это выражение собственно к Творцу, как и жертвенник назвал жертвенником Его (Творца), а не того, кого чтили афиняне. Назвал нас родом Божиим, то есть самыми близкими родственниками, так как от нашего рода Бог благоволил на земле родиться. Не сказал: "не должны" вы «думать, что Божество подобно золоту или серебру, или камню», но употребил более смиренный оборот: «мы… не должны». Заметь, как внес в свою речь предмет сверхчувственный, потому что с представлением о теле мы соединяем и представление о расстоянии.

Деян.17:30–34. Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться. Ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых. Услышав о воскресении мертвых, одни насмехались, а другие говорили: об этом послушаем тебя в другое время. Итак Павел вышел из среды их. Некоторые же мужи, пристав к нему, уверовали; между ними был Дионисий Ареопагит и женщина, именем Дамарь, и другие с ними.

В виду имеет не умерших, когда говорит времена «неведения», но тех, кому проповедал. Не говорит также: «Вы добровольно совершили злодеяние», но – «Вы не знали». Итак, он объявляет это слушателям, не требуя наказания их как достойных наказания, но призывая их к покаянию.

«Ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную». Непременно, говорит, будет судить за все дела и помышления через "Мужа", Которого определил быть Судиею живых и мертвых. Это – вочеловечившийся Господь. Выслушав великую и высокую истину, они не сказали Павлу ни слова, но воскресение осмеивали: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия» (1Кор. 2, 14).

«Итак Павел вышел из среды их». Как? Одних убедив, а другими будучи осмеян.

«Некоторые же мужи, пристав к нему, уверовали; между ними был Дионисий Ареопагит». Судилище находилось на Марсовом холму, вне города. Ареопагиты разбирали все обиды и все преступления. Поэтому Павла, как проповедника чужих богов, влекут в собрание ареопага; но один из тогдашних членов ареопага, божественный Дионисий, по праву судии подал голос за истину и, раскланявшись с неразумным торжественным собранием ареопагитов, удостоился просвещения светом истины. Хотя Греция и была в то время под владычеством римлян, но Афинам и Лакедемону они предоставили автономию. Поэтому должности судей в Афинах и занимали ареопагиты. Учение о спасении сообщается Дионисию через Павла, а руководится он, как ученик учителем, великим Иерофеем.



Источник: Издается по: Благовестник, Толкование на Деяния святых апостолов и на Соборные послания святых апостолов Иакова, Петра, Иоанна и Иуды блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарского. СПб., 1911.

Комментарии для сайта Cackle