Феофилакт Болгарский, архиепископ Охридский

Глава двадцать четвертая

Деян.24:1–4. Через пять дней пришел первосвященник Анания со старейшинами и с некоторым ритором Тертуллом, которые жаловались правителю на Павла. Когда же он был призван, то Тертулл начал обвинять его, говоря: всегда и везде со всякою благодарностью признаём мы, что тебе, достопочтенный Феликс, обязаны мы многим миром, и твоему попечению благоустроением сего народа. Но, чтобы много не утруждать тебя, прошу тебя выслушать нас кратко, со свойственным тебе снисхождением.

Снова недостает чего-то в словах «жаловались правителю на Павла» для полноты мысли, которая должна быть такова: они представили обвинительную против Павла записку.

«Тебе… обязаны мы многим миром». Видишь, как с первого раза предрасполагает похвалами в свою пользу судью и как старается выдать Павла за нововводителя и возмутителя.

Деян.24:5–9. Найдя сего человека язвою общества, возбудителем мятежа между Иудеями, живущими по вселенной, и представителем Назорейской ереси, который отважился даже осквернить храм, мы взяли его и хотели судить его по нашему закону. Но тысяченачальник Лисий, придя, с великим насилием взял его из рук наших и послал к тебе, повелев и нам, обвинителям его, идти к тебе. Ты можешь сам, разобрав, узнать от него о всем том, в чем мы обвиняем его. И Иудеи подтвердили, сказав, что это так.

Принадлежать к числу Назореев было делом позорным; поэтому Тертулл унижал Павла и с этой стороны, так как Назарет был ничтожным городом.

Называет назореев еретиками, как будто и такая секта существовала у иудеев. Но Тертулл был эллин, поэтому он именно и ораторствовал или обвинял Павла.

Деян.24:10–15. Павел же, когда правитель дал ему знак говорить, отвечал: зная, что ты многие годы справедливо судишь народ сей, я тем свободнее буду защищать мое дело. Ты можешь узнать, что не более двенадцати дней тому, как я пришел в Иерусалим для поклонения. И ни в святилище, ни в синагогах, ни по городу они не находили меня с кем-либо спорящим или производящим народное возмущение, и не могут доказать того, в чем теперь обвиняют меня. Но в том признаюсь тебе, что по учению, которое они называют ересью, я действительно служу Богу отцов моих, веруя всему, написанному в законе и пророках, имея надежду на Бога, что будет воскресение мертвых, праведных и неправедных, чего и сами они ожидают.

Настолько, говорит Павел, далек я от того, чтобы воздвигать возмущения, что пришел в Иерусалим для поклонения. Останавливается на этой мысли потому, что она представляла сильное доказательство его невиновности.

«Действительно служу Богу отцов моих, веруя». Когда, после призвания быть Христовым апостолом, Павел говорит, что он служит отеческому Богу, то он показывает этим, что Бог Ветхого и Нового Завета – Один и Тот же.

Деян.24:16–21. Посему и сам подвизаюсь всегда иметь непорочную совесть пред Богом и людьми. После многих лет я пришел, чтобы доставить милостыню народу моему и приношения. При сем нашли меня, очистившегося в храме не с народом и не с шумом. Это были некоторые Асийские Иудеи, которым надлежало бы предстать пред тебя и обвинять меня, если что имеют против меня. Или пусть сии самые скажут, какую нашли они во мне неправду, когда я стоял перед синедрионом, разве только то одно слово, которое громко произнес я, стоя между ними, что за учение о воскресении мертвых я ныне судим вами.

Совершенную добродетель являем мы тогда, когда и людям не подаем поводов к соблазнам, и пред Богом стараемся быть непорочными.

«Пусть сии самые скажут, какую нашли они во мне неправду». Обрели неправду на собрании, когда сделано было дознание. А что я говорю правду, так об этом свидетельствуют сами обвиняющие меня. Не избегать обвинителей, но быть готовым дать ответ всякому знак несомненной правоты. Сначала они и обиделись, что я проповедовал воскресение, потому что после этой проповеди удобно было присовокупить и то, что относится ко Христу, – что Он воскрес.

Деян.24:22–23. Выслушав это, Феликс отсрочил дело их, сказав: рассмотрю ваше дело, когда придет тысяченачальник Лисий, и я обстоятельно узнаю об этом учении. А Павла приказал сотнику стеречь, но не стеснять его и не запрещать никому из его близких служить ему или приходить к нему.

С намерением отложил дело – не для того, чтобы изучить его, но чтобы удалить иудеев и дать облегчение Павлу, так как не хотел ради них наказывать его.

«Рассмотрю ваше дело, когда придет тысяченачальник Лисий». Феликс, наставленный из Ветхого Завета тому, что относилось ко Христу, хорошо знал веру Павла и не освободил его по человекоугодливости, как говорится ниже: «желая доставить удовольствие Иудеям» (ст. 27). А может быть, он думал получить от Павла и денег. Знал же Феликс о том, что относилось ко Христу, как имевший жену иудеянку, от которой он часто слышал об этом.

Деян.24:24–27. Через несколько дней Феликс, придя с Друзиллою, женою своею, Иудеянкою, призвал Павла, и слушал его о вере во Христа Иисуса. И как он говорил о правде, о воздержании и о будущем суде, то Феликс пришел в страх и отвечал: теперь пойди, а когда найду время, позову тебя. Притом же надеялся он, что Павел даст ему денег, чтобы отпустил его: посему часто призывал его и беседовал с ним. Но по прошествии двух лет на место Феликса поступил Порций Фест. Желая доставить удовольствие Иудеям, Феликс оставил Павла в узах.

Будучи иудеянкой, Друзилла, против закона, вышла за эллина; или, быть может, она, хотя и была иудеянкой, но, выйдя замуж, стала эллинкой. Поэтому-то она, желая обратить мужа, и сообщила ему свою веру.

«Феликс пришел в страх». Такая сила заключалась в словах Павла, что и начальник испугался.

«Посему часто призывал его и беседовал с ним». Видишь, какой правдой дышит то, что пишется? Часто призывал Павла не потому, что удивлялся ему или что одобрял его речи, и не потому, что желал уверовать, но потому, что надеялся, что ему дадут денег.


Источник: Издается по: Благовестник, Толкование на Деяния святых апостолов и на Соборные послания святых апостолов Иакова, Петра, Иоанна и Иуды блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарского. СПб., 1911.

Комментарии для сайта Cackle