святитель Филарет Московский (Дроздов)

№ 10. Мысли и советы, составленные Преосвященным Филаретом, для руководства при присоединении Униатов к православию

31 Марта 1834 г.

В Октябре 1833 года Преосвященный Полоцкий Смарагд5 писал Обер-Прокурору Св. Синода С. Д. Нечаеву, что им получено от протоиерея Витебского Собора Ремезова донесение о неправильных действиях Унитского духовенства и беспорядках допускаемых оным в церквах своих приходов.

В виду важности сообщаемых сведений Обер-Прокурор вошел со всеподданнейшим докладом к Государю, в котором писал, что по словам прот. Ремезова:

1) Во всех Унитских церквах не имеется церковных книг, кроме служебников Виленской печати, называемых мшалами, в коих находится много нововведений против служебников Восточной церкви и даже Почаевской печати, и кроме таковых же общих миней, а в некоторых только церквах существуют еще триоди, никаких более книг не имеется; посему молебных пений о здравии Вашего Величества и всей Августейшей фамилии, равно как и Царских панихид ни в одной Унитской церкви не отправляется и сомнительно, чтобы где либо могли быть совершаемы всенощные бдения и другие церковные службы по чину Восточной церкви, чем самым Униаты, не без особенного намерения, ксендзами своими поспешно и быстро руководствуются к принятию католицизма.

2) Ни в одной Унитской церкви проскомидии пред литургией не совершаются, часы не читаются и даже ни копья ни просфор не употребляется, а приготовляется агнец и несколько кое-каких частиц предварительно не священником, а посторонним лицом, даже женским, вопреки предписаниям, употребляемых у них же самих служебников.

3) Во многих Унитских церквах, вместе с запасными Дарами, по обычаю Восточной церкви освященными, хранятся и католические облатки, а сверх того в некоторых церквах, в нарочито устроенных по католическому обычаю монстрациях, хранятся целые Агнцы, кроме запасных Даров, и сии монстрации без всякого устава по одному только самопроизвольному подражанию Католикам выставляются к народу на литургии, во время вечерних пений и во дни праздников местных.

4) Большая часть Унитских священников или сами суть католического происхождения, или имеют жен (нередко вдов) и детей католического обряда и сами, как в служении, так и в требоисправлениях всячески стараются соблюдать обычаи католические.

5) Все Унитские священники, не будучи достаточным образом ограничиваемы и удерживаемы от своевольных и непрестанных отступлений от древней веры своей, всячески стараются рассевать в народе вредные заблуждения, невежества и суеверия, основание коих большею частью видеть можно в Унитском требнике, изданном в Вильно в 1807 году, частью в мшалах и разных польских молитвенниках, особенно новоизданных в Вильне же; притом непрестанно укореняют в народе вражду против России и Господствующей Грекороссийской веры зловредными поучениями своими, публично на Польском языке в церквах и каплицах своих проповедуемыми, о том, что Грекороссийская вера есть ересь, что Русские, обращая Унитские церкви в Православные, колют и выбрасывают образа, а ставят своих богов и тем самым ниспровергают Святыню с похулением, каковые зловредные заблуждения, делающие сильное впечатление на простой народ, утверждают дерзкими в народе проклятиями всех тех, кои принимают благочестие. Наконец во всех почти приходах встречается множество праздноживущих бродяг из Унитских духовных без всякого звания, должностей и мест проживающих и даже кроме Польского языка незнающих Российской грамоты (тогда как Белорусцы говорят русским наречием) и без сомнения рассеивающих зловредные заблуждения в народе. Особенно же противозаконные и наглые поступки происходят от тех Унитских священников, кои или не имея постоянных приходов бродят всюду ради выгод своих и служат в каплицах, выстроенных во многочисленности по всем имениям католических помещиков, частью же, будучи лишены мест, или за неодобрительное поведение, или за поступлением приходов их в благочестие, остаются в тех же приходах, единственно, как кажется, для того, чтобы волновать новоприсоединенных к православию прихожан. Преосвященный удостоверяет при сем, что вышеизложенное, как он сам лично дознал, есть совершенная истина, которую многими фактами подтвердить можно, и что он о сем разновременно относился частью к Генерал-Губернатору, частью же к Гражданскому Губернатору, от коих хотя и имел содействие в настоящем отечественном деле, но за недостатком Русских чиновников, кои наблюдали бы за всеми противозаконными действиями ксендзов Унитских и вредными их разглашениями в народе, не предвидится должного успеха; а потому за нужное почел отнестись ко мне для употребления каких либо мер к прекращению означенных беспорядков. По рассмотрению сего представления в Св. Синоде, положено было сообщить об оном Министру Внутренних дел с тем, что не будет ли признано за благо Униатские Церкви, долженствующие в Богослужении следовать чину Православной Грекороссийской Церкви, от посторонних примешений или опущений оградить, и Униатское духовенство по Апостольскому учению: «молиться за Царя и за вся иже во власти суть» побудить отправлять постоянно в назначенные времена благодарственные Господу Богу моления о здравии и благоденствии Вашего Величества и всего Августейшего Дома, и постановить правила, чтобы безместных священников Унитского исповедания не было и не имеющим приходов не позволялось жить в приходах православных, а паче действовать на народ хулениями и проклятиями на обратившихся в благочестие и на самую господствующую веру.

Вместе с сим Св. Синод поручил мне о вышеозначенных замечаниях в Унитской церкви беспорядках и отступлениях от Восточного Богослужения и о своевольных действиях духовенства довести до Высочайшего Вашего Императорского Имени.

На докладе этом Государь собственноручно написал следующее: «Снеситесь лично с М. В. дел и условьтесь:

1) Написать секретную инструкцию Епископам нашим, каким образом действовать осторожно, неторопливо, но с должною твердостью, в деле присоединения Униатов; инструкцию сию должно будет секретно же сообщить одним Генерал-Губернаторам для их руководства по своим Генерал-Губернаторствам, не дозволяя сообщения оной именем правительства далее».

2) «Условиться М. В. дел с митрополитом Булгаком, чтобы предписано было вновь по всем Унитским епархиям строго и положительно, какие именно вкравшиеся Католицкие обряды впредь отнюдь не исполнять».

Резолюции эти были сообщены Министру Внутренних дел, который высказал свои соображения, основная мысль коих состоит в предположении действовать на понятия народа и убеждать оный к присоединению не прямо и не вдруг, а сначала склонять к оному постепенно духовенство Униатское и потом чрез оное покорять умы прихожан для восприятия чистого православия.

Докладывая эти соображения Государю, Обер-Прокурор испросил Высочайшее разрешение сообщить мнение Министра Внутренних дел Митрополитам Новгородскому и Московскому, как членам Св. Синода более других опытным и сведущим в делах такого обширного объема.

Получив, Высочайшее согласие, Обер-Прокурор отправил отношение Министра Внутренних дел к Митрополиту Филарету, который с своей стороны писал следующее:

Вот мысли и советы. Они читаны мною Владыке, и им одобрены. Случилось, что читаны и Дмитрию Николаевичу; и он также соглашаясь, предложил одно пополнение и одну перемену выражений, как увидите в тексте.

Мысль его: доложить Государю тотчас с тем, чтобы послать к архиереям в виде секретного совета, предоставя им представить свои мысли, какие ими полезными представятся для той же цели.

Мысли и советы для Православных Архиереев, которых паствы сопредельны с разномыслящими в вере и уклонившимися от Православия.

1) Архиереи таких паств, которые сопредельны с разномыслящими в вере и уклонившимися от Православия, сверх общей с прочими обязанности назидать вверенное им стадо в вере и добродетели, имеют две особенные обязанности, охранять Православных от совращения, и, поколику возможно, – отделившихся от Православной Церкви примирять и воссоединять с Нею.

2) Для успешного исполнения сих двух обязанностей, и наипаче последней, способы должны быть определены с разборчивостью, с проницательностью, с дальновидностью. Оные должны быть соображены, во-первых, с духом самого христианства, во-вторых, с духом и видами Правительства, покровительствующего Православие, в-третьих, с понятиями, расположениями, и разными обстоятельствами и отношениями тех, которых воссоединить с Православною Церковью желаем.

3) Сколь удобно разномыслие рождает укоризну, а укоризна вражду: столь тщательно в обращении с разномыслящими надлежит избегать укоризн и поступков, имеющих враждебный вид; как равно противных и духу христианства, и духу Правительства, и цели воссоединения. Укорять значит раздражать, а раздражать – значить уменьшать способность к принятию истины. По сему обращение с разномыслящими и самое обличение заблуждений должно быть столь миролюбиво, сколько можно сие делать без оскорбления истины, и без соблазна Православным. Сие правило относится к должностным сношениям, к проповедям, к разговорам и к обхождению в обществе.

4) Правило миролюбия с особенною силою должно быть применено к тем, которые отделены от Православной Церкви более силою обстоятельств, нежели разноверием, каковы суть Униаты. Им более надлежит указывать на законную одинаковость их верования и Богослужения с нашим от признанного в первоначалии униатства Символа веры до малейшего обряда, нежели поставлять им в вину разности, либо вкравшиеся, либо насильно втеснившиеся в оное.

5) Впрочем правило миролюбия должно быть ограничиваемо правилом твердости и осторожности, как во всяком случае, так особенно в отношениях к Духовенству Римского Исповедания, которого иноземное направление и наклонность к действованию наступательному, миролюбивую уступчивость Православных могло бы обратить во вред Православия. Должно бдительно смотреть, чтобы Духовенство Римского Исповедания не вторгалось не только в пределы Православия, но и в пределы униатства, и поставлять против сего чуждого влияния все возможные преграды.

6) Для избегания встреч затруднительных и распрей бесполезных, Православному Духовенству нужно иметь осмотрительность, чтобы в непосредственные отношения с Духовенством других исповеданий вступать в тех только случаях, где можно предвидеть миролюбивое соответствие и справедливое удовлетворение требований: а о случаях, в которых открывается или предвидится противоборство, Православные Священники должны представлять предварительно своему Архиерею, а сей, смотря по роду и важности дела, секретно доносить Святейшему Синоду, или относиться к Г. Синодальному Обер-Прокурору, для сношения с управлением Иностранных Исповеданий.

7) В Православные приходы, смежные с неправославными, с особенным вниманием определять должно таких Священников, которые соединяли бы ревность с разумением истины, и наипаче с назидательностью жизни, кротостью и бескорыстием. Дверь слова отверзается временно: добрая жизнь служителя слова проповедует истину денно и нощно.

8) Преимущественная близость к Православной Церкви Униатов, и по религиозному, и по национальному их положению, должна внушать Православному Архиерею как преимущественную надежду, так и преимущественное попечение о возвращении их от случайного, неестественного, мнимого соединения с Западом, к первоначальному, естественному, истинному единству с Востоком.

9) Труднее воссоединение Униатского Духовенства, нежели мирян: но за то цельное воссоединение Духовенства и мирян было бы решительнее, потому что сделало бы охранителями единства тех, которые оставаясь вне воссоединения, имеют все побуждения колебать и отвлекать воссоединенных. Посему не должно пренебрегать частных присоединений к Православной Церкви: но также должно, с молитвою и упованием на Бога, помышлять о воссоединении общем.

10) Лица, семейства, селения, приходы Униатские, которые оказываются созревшими для присоединения к Православной Церкви, и подают надежду – быть твердыми против покушения к новому их отторжению, должны быть присоединяемы немедленно, дабы медление, имея вид холодности и неусердия, не обратилось для них в искушение и соблазн.

11) Напротив того, не должно торопиться присоединением, когда расположение к присоединению примечается недовольно зрелым и способным выдержать противодействие.

12) Лучше не спешить открытием присоединения, когда действование тихое обещает увеличение числа расположенных к присоединению, без сильного противодействия, которое возбудилось бы ранним частным присоединением.

13) Со вниманием надлежит усматривать благонамеренных Членов Униатского Духовенства, и постепенно установлять и утверждать с ними сношения, на взаимной доверенности основанных.

14) Если кто из подчиненного Униатского Духовенства за дальностью от своего Епископа, или по другим обстоятельствам будет в каком либо случае просить наставления или разрешения от Православного Епископа: то сей не должен изгонять грядущего, но с любовью преподать справедливое наставление или разрешение, в виде совета, с указанием основания оного в слове Божием, или в правилах церковных. Не должно пренебрегать и нитей, относящихся к союзу любви: из нитей может составиться вервь и ткань.

15) Желательно, чтобы отношения сопредельных паствами Архиереев Православного и Униатского – достигали той степени взаимной доверенности, чтобы иногда место подведомое последнему, но удаленное от глаз его, и находящееся в глазах первого, могло быть посещено и надсмотрено Православным Архиереем, с доставлением о том сведения Униатскому, так чтобы сей не принял сего ни за что другое, как за благонамеренную помощь, а подчиненные видели бы в сем доброе согласие обоих Начальств и получали неприметное направление к единству.

16) Дабы снять с пути воссоединения и мелкие претыкания для священников Униатских: Православный Архиерей может тем из них, которые наклонны к присоединению, смотря по надобности, подавать следующие мысли: что прежние их выгоды останутся при них ненарушимы и по присоединении, а в нуждах найдут они новую помощь и покровительство и в Православном Начальстве Духовном, и в благопопечительном Правительстве; и что Православное Духовное Начальство, признавая и уважая в них характер Священства, не уменьшит сего уважения за некоторые черты внешности, им обычные, каковы суть – особенный род одежды и брадобритие, и не будет принудительно требовать перемены привычек, нравственности не противных, хотя впрочем для новопосвящаемых по присоединении, вероятно, предпочтено будет правило единообразия с обычаем господствующим.

17) Не менее всех предыдущих важное правило есть то, чтобы действовать скромно, без шума и преждевременной гласности. Чем важнее цель: тем хуже безвременное и неуместное оглашение оной, полезное только для противников оной.

Марта 31 1834 года.

Мысли эти по Высочайшему повелению были разосланы, как к Епархиальным начальникам, так и Генерал-Губернаторам Западных губерний, с тем однако, чтоб оное не было именем Правительства сообщаемо далее, как секретное.

Дело К. О.-Прокурора.

№ 14074.

* * *

5

Смарагд, арх. Полоцкий, в 1831 г. назначен Еп. Ревельским; в 1833 г. Еп. Полоцким; в 1837 г. арх. Могилевским; в 1840 г. арх. Харьковским; в 1841 г. Астраханским; в 1844 г. Орловским; в 1858 г. Рязанским, где и скончался в Ноябре 1863 г.


Источник: Мнения, отзывы и письма Филарета, митрополита Московского и Коломенского, по разным вопросам за 1821–1867 гг., собранные и снабженные пояснительными примечаниями Л. Бродским. – М.: Синод. тип., 1905.

Комментарии для сайта Cackle