святитель Филарет Московский (Дроздов)

Слова и речи

184. Слово по освящении храма Святителя Николая в доме Московской духовной Семинарии

(Говорено Ноября 1-го; напечатано в Твор. Св. От. и в собр. 1848 г.)

1844 год

Самуил спаше в Церкви Господни, идеже кивот Божий. И воззва Господь: Самуиле, Самуиле. И рече: се аз. (1Цар. III. 3–4).

Благоволением и отеческою благопопечительностию Благочестивейшаго Самодержца уготованный, обновляем ныне мы дом учения и жительства для детей Церкви, уготовляемых на служeниe Церкви, и не только дом, но и храм Божий, в ближайшей сопредельности, под одним кровом с домом учения и жительства.

Благословен Бог, дающий «еже хотети и еже деяти о благоволении» (Филип. II. 13), давший державной и священной власти благочестивое попечение о потребном для священнаго служения, вместе с человеколюбивым попечением о вспоможении служителям Олтаря в воспитании детей, да, облегченные от близкой сердцу заботы, «с радостию бдят о душах» (Евр. XIII. 17) паствы духовныя, да «творят молитвы за Царя» (1Тим. II. 1–2), при всегдашнем непреложном долге верности и любви, с новыми свободными движениями сердца благодарнаго!

Дети! спросите родителей, или отцев их: с такою ли, как ныне, многообразною заботливостию были они призреваемы, когда, полувеком ранее, проходили поприще, вами теперь проходимое? Из неблагоустроенных жилищ не редко целыми поприщами измеряли мы неблагоустроенный путь до дома учения; и случалось, что только «в поучении нашем разгорался огнь» (Псал. XXXVIII. 4), когда в согревающем или освещающем огне нуждалась учебная храмина. Воспоминаю сие не для того, чтобы возбуждать упреки прошедшему, которое имеет свои добрыя и достопочтенныя воспоминания, но чтобы отдать справедливость настоящему. Вам предоставляется жилище, устроенное покойно, благолепно, величественно; и нам открывается совсем новая надобность напоминать вам, чтобы вы были в нем, как обласканные, но скромные гости, и чтобы не слишком привыкали утешаться оным. Надлежит вам помышлять и приучать себя помышлять с любовию, что, после сего, можно сказать, вельможескаго дома, множайшим из вас должно будет вновь обитать в смиренных жилищах, посещать убогия хижины; и к сему должно вам перейдти не с чувством тяготящей нужды, но с чувством священнаго и вожделеннаго долга.

Но теперь мы во храме: и о храме наипаче прилично теперь помыслить.

Когда думаю, что здесь водворяются дети, которыя некогда, прошед состояние детства, быв образованы учением, испытаны в познаниях, нравах и жизни, должны будут со страхом вступить в служение храму; и когда вижу, что храм уже сам приближился к ним, вступил в их жилище, водворился посреди их: дивлюсь снисхождению благодати, утешаюсь близостию святилища для уготовляемых к особенному освящению; но утешение переходит в заботу. Как воспользуемся мы сим снисхождением благодати, сею близостию святыни? Не столько ли же страшна ея близость, сколько утешительна?

Возжелал некогда муж по сердцу Божию, Давид, приближить к себе священный Кивот Завета Божия, не в самый дом свой, а только в свой град: но когда церковнослужитель Оза, дерзновенным, хотя и благонамеренным, прикосновением к святыне, извлек от нея себе, вместо благословения, смерть; «убояся Господа Давид в день той, глаголя: како внидет ко мне кивот Господень» (2Цар. VI. 9). И только по времени, после новых особенных знамений благодатнаго снисхождения, возобновил и исполнил свое благочестивое предприятие. Храм истины и таин христианских заключает в себе или не меньшую, или даже большую святыню, нежели прообразовательный Кивот Завета Ветхаго. И так есть причина и обитателям сего дома убояться Господа в день сей, и рещи: како вниде к нам храм Господень? Как будем мы жить в такой близости к святыне Бога, который наипаче «в приближающихся» к Нему «освящается», и как свет, просвещающий достойных, но и как огнь, попаляющий недостойных.

Чада! Не позволяйте себе забыться и потерять внимание к близкому храму Божию. Помните о нем со страхом: впрочем так, чтобы страх сей не отражал вас от дома Божия, а отражал от вас все недостойное дома Божия. Помышляйте, что Ангел храма видит вас и слышит, и берегитесь того, от чего с негодованием отвратился бы его небесный взор, чем оскорбился бы его чистый слух. Сердце обращенное к Богу, воля покорная заповедям Его, ум направленный к истине, жизнь тихая, обращение кроткое и миролюбивое, слово разсудительное и чистое, послушание начальству совершенное, любовь к делу своего звания, труд неленостный, покой умеренный, веселие невинное, – вот что может соседствовать с домом Божиим, без оскорбления его достоинства; и при сем, под его сению и при его свете, конечно, лучше, нежели где-либо, может юность расти духовно, процветать и приносить плод во спасение.

Сколько близость храма Божия страшна, по неприкосновенной святости Живущаго в нем: столько-же должна быть и вожделенна, по щедроподательной благодати Живущаго в нем.

Чтобы страх святыни растворить и усладить надеждою благодати, указую вам на отрока, который жил не только близь храма, но во храме, и даже спал во храме, и не только не осужден за дерзость, но и обрел высокое благодатное дерзновение пред Богом. «Самуил спаше в Церкви Господни, идеже кивот Божий. И воззва Господь: Самуиле, Самуиле. И рече: се аз».

Чтобы воспользоваться сим примером, надобно его верно выразуметь. Не крайняя ли это, по видимому, небрежность, что был допущен, и позволил себе отрок Самуил, «спать в Церкви Господни, идеже кивот Божий»? И для служения туда входить Закон предписывал только Первосвященнику и Священникам: а Самуил не принадлежал и к низшему чину Левитов, которые, притом, не в отроческом, а уже совершенном возрасте вступали в служение храма. Если положить, что это была небрежность, принадлежавшая к числу безпорядков, которые допустил во храме слабый Первосвященник Илий, и которые привлекли внезапную гибель ему и детям его: то как могло случиться, что Самуил не подвергся с ними прещению Божию, а напротив, посещен особенным благоволением Божиим? Выход из темноты сих недоумений на свет истины можно найти в следующих словах дееписания: «прежде неже угасе светильник Божий, и Самуил спаше в Церкви Господни». К чему здесь упоминается о горящем светильнике Божием? Думаю, к объяснению того, по какому случаю «Самуил спаше в Церкви Господни». Видно, по особенной любви к святыне, рано в нем усмотренной, сверх обычая был он или послан, или допущен охранять светильник Божий, всю ночь горевший во храме: служение, для котораго могло бы недостать на целую ночь бдительности одного человека, кольми паче бдительности отрока. Но видно, любовь ко святыне храма и к молитве была в отроке Самуиле сильнее сна; и он, при светильнике Божием, бодрствовал, служил, благоговел, молился, один во всю ночь, не много уступая немощи природы и подкрепляя себя кратким только сном, совместным с неослабным охранением светлости светильника Божия. Теперь понятно, каким образом сон отрока Самуила во храме не только не был осудителен, но и сделался путем для откровения Божия. Это не была небрежность, оскорбляющая храм, но любовь к его святыне, свято почивающая.

Вспомним при сем, что Самуил, в последствии времени Пророк, составил род духовнаго училища или образовательнаго общества «сынов пророческих». Вероятно, что сему учреждению обязано своим образованием не малое число пророков следующаго затем времени: так как с сего времени являются они у народа Божия в большем числе, нежели прежде. Но где училище, в котором образовался сам образователь пророков – Самуил? Не можем указать инаго, как только храм Божий. В храме с младенчества пребывал он, и не внешним учением образовался, но, посредством благоговения и веры, напитался Духом Живущаго в нем так, что еще в юности явился уже и сам храмом «Духа Святаго, Господа, глаголавшаго пророки».

Чада храма, чада учения! Приимите наставление от Пророка Самуила. И вы водворяетесь, частию для учения, частию и для жительства почти в преддверии храма. Любите и вы храм и его служение, питайтесь Духом Живущаго в нем, посредством благоговения и веры. Если тебе падет жребий, хотя только чтением, или пением, или возжением светильника, или уготовлением кадила, служить храму: исполняй сие с благоговейным вниманием, с усердием, с радостию; вспомни, что одно из сих простых служений образовало некогда светильника Церкви, что служение светильнику Божию засветило в Самуиле пророческий свет.

Имеете наставников, учение, книги. Это – сокровище для юности. Но земное учение требует помощи небеснаго Наставника, подобно как семя и прозябение требует солнца, чтобы возрасти и принести плод. «Господь дает премудрость, и от лица Его познание и разум» (Притч. II. 6). К Нему возводите взор ума, к Нему простирайте воздыхания сердца, когда приступаете к учению, или когда встречаете трудности в учении. К Нему возносите благодарное сердце, когда разумеваете учение и обретаете успех. Наипаче же храните чистоту и непорочность сердца, дабы не затмеваясь входил в душу свет Божий. «Яко в злохудожну душу не внидет премудрость, ниже обитает в телеси повиннем греху» (Премудр. I. 4). «Блажени чистии сердцем: яко тии» не только премудрость Божию, но и самого «Бога узрят» (Матф. V. 8). Аминь.



Источник: «Сочинения Филарета, митрополита Московского и Коломенского» в пяти томах (1873, 1874, 1877, 1882, 1885) – М., типография А. И. Мамонтова и К° (М., Леонтьевский переулок, № 5). Раздел «Библиотека» сайта Троице-Сергиевой Лавры

Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс