святитель Филарет Московский (Дроздов)

Слова и речи

456. Слово на память Преподобного Отца нашего Сергия Радонежского и всея России Чудотворца

(Говорено в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, сентября 25).

1823

Ищите... прежде Царствия Божия и правды Его и сия вся приложатся вам. (Матф. VI, 33).

Сколь многаго ищет человек в мире, и, как кажется ему, ищет по необходимости. Например: пищи, одежды, жилища, безопасности, – а для приобретения и обеспечения сих первых потребностей, – денег, изобилия, власти, чести. Сколько разнообразных средств употребляет для достижения своих целей! Как-то разум и труд, силу и хитрость, дерзость и низость. И как часто жалуется он, что искомое не находится, или найденное не удовлетворяет, что средства не приводят к цели, и достиженная цель не вознаграждает за средства, для нея употребленные! Какое же было бы счастие – найти тайну: одним способом удовлетворять всем потребностям, одним средством достигать всех вожделенных целей!

Сию тайну, действительно, открывает нам Иисус Христос, когда говорит: «ищите... прежде царствия Божия; и сия вся приложатся вам». Позаботимся, как бы нам утвердиться в сем учении, которое должно избавить нас от всякой заботы. «Не пецытеся, – говорит Он, – душею вашею, что ясте, или что пиете, ни телом вашим, во что облечетеся. – Не скрывайте себе сокровищ на земли» (Матф. VI, 25, 19). Не заботьтесь ни о чем таком, о чем обыкновенно люди заботятся; предпочитайте всем заботам одну; одного и ищите паче всего: «ищите... прежде царствия Божия». Все прочее, чего ищут люди, найдется и будет приобретено само собою: «сия вся приложатся вам».

Поелику сие учение соединяет в себе все выгоды для жизни временной и вечной, и, несмотря на то, есть люди, которые давно знают оное, а никогда оному не следуют: то должно заключать, что почитают оное или несбыточною баснею, или неразрешимою загадкою; или не верят, что можно исполнить оное, и получить плод в нем обещаемый, или не понимают и не надеятся понять, как можно исполнить оное. Против сей, вознамеренной ли, или необдуманной, явно произносимой, или кроющейся в делах сынов века сего, клеветы и хулы на истину Христианскую, что скажем мы в защищение истины? – Можем и ничего не сказать, без вреда для истины, особенно здесь, где я говорю сие, – ничего, разве еще одно слово Христово: «оправдися премудрость от чад своих» (Матф. XI, 19). Ты, истинное чадо Христова духа, нам же по духу Отче, если по духу твоему жительствуем, – Ты, Богомудрый Сергие, делом оправдал и оправдываешь премудрость Божию, представляя нам в себе опытно и учение Христово, и образ исполнения оного, и плоды верного последования оному. Паче всего ища «царствия Божия и правды Его», ты оставил все, – дом, родителей, наследие, пришел сюда в пустыню ненаселенную, невозделанную, безлюдную, беспомощную, не пекся, что яси, или что пиеши, или во что облечешися; отрекся от земного сокровища и тогда, когда оно предлагаемо было тебе, как священное украшение и благословение Святителя. В сем устранении от всякого попечения о земном, что ты обрел царствие Божие, сие мы не только знаем от свидетелей жития твоего, но и сами видим даже до ныне, поелику оно являлось, и еще является в тебе чрез дары прозорливости, нетления, исцелений, и чрез другия чудесные дарования Святого Духа. А что к сим вожделенным дарам приложилось и все, о чем ты отложил попечение, о сем свидетельствует все в процветающей до ныне пустыне твоей, и самое камение здесь вопиет о сем; ибо нет иной силы, которая бы все сие могла создать, сохранить, защитить, возвысить, обогатить, прославить, как сила царствия Божия, в Тебе живущая.

Так, чада премудрости, которая не имеет в них недостатка, оправдывают учение Христово делом и опытом, без сомнения, сильнее всякого слова и рассуждения: и подумаем мы, неуспешные ученики той же премудрости, не осуждают ли они нас своею деятельною мудростию, подобно как некогда Ной "осудил" весь первый "мир" (Евр. 11:7) не иным каким судом, как только своею деятельною верою; – не осуждают ли нас примером своим, и не делают ли безответными пред Богом, если мы знаем учение, видим исполнение оного, следственно не можем с основательностию сказать ни того, что оно несбыточно, ни того, что непонятно, – и все однако не последуем оному полною верою и точным послушанием, все печемся о земном, не ищем царствия Божия, или не прежде всего ищем царствия Божия и правды Его?

Сыны века сего, которые, по отзыву о них самой Премудрости, в своем роде еще мудрейши суть паче сынов века оного, думают, что и у них есть свое оправдание против сего суда сынов премудрости. Не всем же, говорят они, оставить мир и пойдти в пустыню. И мир создан для человеков: для чего же и миром не пользоваться? Наши звания в обществе земнородных, по необходимости заставляют нас пещися о земном. И Самому Богу, Который дал нам предусмотрительность, искусство, силу, было ли бы угодно, если бы мы, оставя все сие без употребления, вздумали ожидать беспечно, чтобы сами собою пришли нам пища в уста, и одежда на рамена, – и чтобы жилище для нас без нас создалось вокруг нас и над нашею головою? Но что говорит о сих и сим подобных земных мудрованиях небесная Премудрость? Вот что говорит Слово посредством Своего гласа, вопиющего в пустыне: «сый от земли, от земли есть, и от земли глаголет» (Иоан. III, 31). И еще чрез Пророка: «мудри суть, еже творити злая, благо же творити не познаша» (Иерем. IV, 22). То есть: кто живет только по земному рождению, в плотском и душевном человеке, а не по небесному рождению от Духа Божия, – в том земное только и открывается и действует; и потому, если он защищает и оправдывает земные дела, то сим оказывается только его земное свойство, и не доказывается достоинство самых дел. Мудрствующие земное могут остроумно давать благовидность даже злым делам, которые они любят, и которых не хотят оставить; между тем как истинное добро, для которого они не делают никакого подвига, хотя и близко и доступно, пребывает выше их познания и чувства, они не имеют в нем убеждения, потому что не старались найти в нем вкуса.

Не забудем, ученики Небесного Учителя, что «грядый с небесе, над всеми есть» (Иоан. III, 31), что как существом Своим Он выше всякого иного существа, так и Его учение выше всякого мудрования951. Восставать против небесного учения сомнениями и прекословиями, значит метать стрелы на небо: небо не страшится от них ран и не имеет нужды отражать оных; они опасны для тех самих, которые пускают их над главами своими. Не испытанием и состязанием, но верою и послушанием достигаются успехи в небесном учении: «веруеши – узриши» (Ин. 11:40), таков порядок божественного просвещения! Темное объясняется, трудное облегчается, несообразимое приводится в согласие, невозможное становится возможным, когда решимся однажды, навсегда, не заповедь Христову применять к нашей воле, но волю нашу предать Христу и Его заповеди. «Аще кто хощет волю Божию творити, разумеет о учении» (Иоан. VII, 17).

К чему помыслы многие? К чему суетные умствования о суете? К чему выисканная забота о том самом, как оставить заботу? Пригвозди ум к слову Христову; с умом не разделяй сердца, дел и всей жизни; не попускай воображению бродить между царствием Божиим, к которому призывает Христос, и между царствиями мира, которые показывает сатана; не мечтай, чего сатана желает, но действуй, чего Христос требует. «Ищите... царствия Божия». Если с таким расположением хотя мало углубимся в учение о искании царствия Божия, предпочтительно пред всяким земным исканием: тотчас увидим, что небесная премудрость не оставляет никакого места тем недоумениям, которые силится противопоставить ей земное мудрование. "Ищите, – говорит она, – прежде царствия Божия». Прежде, – следственно, после царствия Божия, не возбраняется искать и того, что необходимо для земного нашего пребывания; следственно, искание царствия Божия не принуждает по необходимости бежать из мира в пустыню, не запрещает пользоваться в мире тем, что сотворено на служение человеку, не препятствует отправлять законные дела мирского звания, или приобретать пропитание, одежду и жилище. Есть люди, которые все без исключения оставили для царствия Божия, как например – Апостолы, которые не обинуясь сказали Учителю своему: «се мы оставихом вся, и во след Тебе идохом» (Мк. X, 28). Они за сей преимущественный подвиг получили преимущественное обетование, что сядут на двунадесяти престолах судиями народа Божия; и последователям их в сем совершенном оставлении всего, в особенности обещано, что они сторицею восприимут еще в сем веке, в залог будущего воздаяния, все, что оставили для Христа и Его Евангелия. Если хочешь, поревнуй и впишись в избранное воинство Царя Небесного, и не обязуйся никакими куплями житейскими, да воеводе угоден будешь; но если не имеешь духа оставить для Него все без остатка по крайней мере не предпочитай Ему и царствию Его никого и ничего в мире, поставь мысль о царствии Божием выше всех твоих помыслов, желание царствия Божия выше всех желаний, дела для царствия Божия выше всех дел, – радуйся, когда есть о чем, но ни о чем не радуйся столько, как о Боге, печалься, когда встречается печальное, но ни о чем не печалься столько, как о грехах пред Богом; ищи потребного, но ищи без заботы, а царствия Божия силою домогайся. «Ищите... прежде царствия Божия».

«И правды Его», присовокупляет Божественный Руководитель к царствию Божию. Важное слово, на котором некоторые не хотят утвердиться и от того разрушают все дело! Сын Адамов, каков есть теперь, хочет идти и царствовать со Христом; но сын Адамов есть плоть и кровь; а «плоть и кровь царствия Божия наследити не могут» (1Кор. XV, 50). Как рыба не может жить в воздухе: так плоть с ее страстями и похотями не может жить в царствии Божием. Надобно сыну Адамову родиться вновь, чтобы соделаться сыном Божиим. «Аще кто не родится свыше, не может видети царствия Божия» (Иоан. III, 3). Скажут: мы уже возродились в крещении. Справедливо, но если сие новое порождение неповрежденно сохраняется в вас, живет и возрастает, как свойственно всякому порождению живому: то покажите в себе жизнь духа в ее движениях и действиях чистых, святых: «аще живем духом, духом и да ходим» (Гал. V, 25). Покажите «плод... духовный», который "есть во всякой благостыне и правде же и истине" (Еф. V, 9), покажите же дела правды, достойные царствия Божия, которое есть «правда, и мир и радость о Дусе Святе» (Римл. XIV, 17). Кто после благодати крещения не приносит сих живых плодов духа: в том жизнь духа стеснена и подавлена паки жизнию плоти, и должно опасаться, чтоб оная совсем не угасла. Желаешь ли возбудить в себе жизнь духовную, которая одна может наследовать царствие Божие? Возбуждай в себе действия, ей свойственные, сей и возращай плод правды. Не заботься условливаться с миром и плотию, чем бы тебе пользоваться от них, а им от тебя; помышляй, что всякое неправедное приобретение, неправедное употребление, неправедное удовольствие повреждает в тебе царственную жизнь нового, духовного человека, и низвергает паки тебя в осужденную жизнь ветхого человека, тлеющаго в похотех прелестных, – и потому как убегаешь яда, так убегай всякой вещи в мире, которою питается неправедное желание, или похоть; как желаешь жизни, так желай правды; как непрестанно бережешь жизнь, так непрестанно наблюдай правду. «Ищите... царствия Божия и правды Его».

Должно признаться, что не легкое искание, но какое приобретение! «Вся приложатся». Верным исканием одного, приобретено будет все, небесное и земное. Не затрудняй себя мыслию, что сие обещание слишком велико и чудесно; не колебли сам своей веры. Тот, который «Сына Своего не пощаде, но за нас всех предал есть Его; како убо не и с Ним вся нам дарствует?» (Рим. VIII, 32). Тот, Который в начале все сотворил для человека, – я вспоминаю и сие, но совсем не для того заключения, какое выводят из сего чада мира, – Тот, Который все покорил человеку непорочному, все покорил суете для человека согрешившего, затруднится ли все сотворенное обратить в служение человеку, воссозданному во Христе, наследнику и причастнику царствия Божия? Или, обратимся паки непосредственно к слову нашего Божественного Учителя, – Тот, Который питает птиц небесных, не сеющих и не жнущих, Который одевает крины сельные богатее, нежели как Соломон облачался, попустит ли погибнуть гладом, или жаждою, или наготою чадам Своим, которые для Него и в надежде на Него, алчут, и жаждут, и наготуют, и скитаются? Если в целом царстве земном не будет хлеба, и не будет человека, который бы мог напитать сына царствия Божия: Бог повелит врану быть его хлебодаром. Правда, сие случилось с Пророком; но разве меньшего попечения достойны те, которых Иисус Христос поставил цари и иереи Богу и Отцу Своему?

Не бойтесь, Христиане, отлагать попечение о земном для попечения о небесном, ничто не будет потеряно; "вся ваша, если вы... Христовы» (1Кор. III, 22–23). "Ищите" только "прежде всего царствия Божия, ...и сия вся приложатся вам». Аминь.

* * *

951

В Чтен.: Он выше всех, так и выше всякаго мудрования.



Источник: «Сочинения Филарета, митрополита Московского и Коломенского» в пяти томах (1873, 1874, 1877, 1882, 1885) – М., типография А. И. Мамонтова и К° (М., Леонтьевский переулок, № 5). Раздел «Библиотека» сайта Троице-Сергиевой Лавры

Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс