Азбука веры Православная библиотека профессор Филипп Алексеевич Терновский Очерки из истории Киевской епархии в XVIII столетии, на основании документов Синодального архива


профессор Филипп Алексеевич Терновский

Очерки из истории Киевской епархии в XVIII столетии, на основании документов Синодального архива

Содержание

I. Письмо бывшего Тобольского митрополита Филофея Лещинского (в схимонахах Феодора) к Феофану Прокоповичу с просьбою о позволении выехать из Сибири на обещание в Киево-Печерскую лавру II. Дело о предоставлении Киевской кафедре прежнего титула митрополии III. Иерархические перемены в Киеве по смерти митр. Рафаила Заборовского IV. Несостоявшееся викариатство при Арсении Могилянском, митр. киевском (1759 –70) V. Кандидаты на киевскую митрополию в 1770 году VI. Несколько слов о Павле Конюскевиче, митрополите Тобольском, в кево-печерской лавре почивающем VII. Ведомость 1786 года о лицах, находящихся на пребывании в киево-печерской лавре, на основании указов св. синода VIII. Из истории Киевского Греческого Екатерининского монастыря IX. Последние судьбы киево-межигорского монастыря X. Первые киево-софийские соборяне XI. Черногорский инок Дометиан Владевич и его пребывание в киево-печерской лавре  

 

I. Письмо бывшего Тобольского митрополита Филофея Лещинского (в схимонахах Феодора) к Феофану Прокоповичу с просьбою о позволении выехать из Сибири на обещание в Киево-Печерскую лавру

Великому Государю Преосвященнейшему Феофану Архиепископу Великоновгородскому

от смиреннаго архиерея схимонаха Феодора

НИЖАЙШЕЕ ПОКЛОНЕНИЕ.

Двадесять пятое зачинаю жити в Сибири лето и не нажил себе доброго ничего ни в душевном, ни в телесном. И власне до моего смирения пророческое служить слово: «сыне человеч!, посреди скорбей ты живеши». То в телесном. А что до душевного, то и близ не бывало, занеже место и нрав украшает, якоже человеков старцы. Лета минуют, смерть за плечами, а где грешник явится, когда праведный едва спасается. О бедной душе попечение имею и на обещание замышляю, но к кому припасти, дабы мя выдвигнул из Сибири, не знаю. Положив на Бога надежду, дерзаю до Преосвященства вашего припасти. Пожалуй, пощади и помилуй, даждь душе скорбящей утешение, прикажи выехать из Сибири в Москву и явитися лицу вашему. Что во мне, уже старцу, и на Сибири? Нездужаю ездить и до иноземцев крестити, а крещеных благодатью Божией премногое множество, былоб только кому пасти и охранять. И тое требует человека, которому надобно не скудну быти, а хотяб и свой им был епископ, чтоб сидячи не брал по тысячи, как преосв. епископ в Китайское царство посланный, чрез пять лет и единого ли окрестил не знаю1. А я бедняк многий с крещением прошел народ, а хлеба ошонка не получил за труды.

А еще и то мя оскорбило до зела: ризницу мою власную келейную отнято напрасно. В убогого снято, да богатому отдано, преосвященному Антонию 2.

Прошу преосвященства вашего, аще возможно, повельте ризничку мою возвратити мне на памятку души моей. При семь паки кланяюсь и о двоем прошении моем: о ризнице моей и о выезде с Сибири на обещание в Киево-Печерскую обитель прошу, молю благоутробия вашего резолюции.

На обороте: Великому Господину пр. Феофану архиепископу Великоновгородскому и Великолуцкому моему премилостивому отцу и благодетелю.

Из Свято-троицкой обители Тюменской. Декабря 25 дня 1727г.

II. Дело о предоставлении Киевской кафедре прежнего титула митрополии

В 1589 г. учреждено патриаршество в России, и вместе с повышениеем московского первосвятителя в сан патриарха естественно должны были повыситься на иерархической лестнице и подведомственные ему архиереи. На том же московском соборе, на котором узаконено патриаршество, положено: быть в ведении патриарха 4 митрополитам, – и тогда же метрополичьим саном почтены архиереи: Новгородский, Казанский, Ростовский и Крутицкий. В 1686 г. мы находим в ведении Московского патриарха уже 12 митрополитов: кроме четырех вышеуказанных, еще: – Киевского, Суздальского, Смоленского, Рязанского, Астраханского, Тверского, Псковскаго и Сибирского.

При Петре І-м патриаршество было отменено и заменено св. синодом, под председательством сначала митрополита рязанскаго Стефана Яворского, а потом с конца 1722 г. архиепископа Новгородского Феодосия Яновского. Понятно, что при этом должно было совершиться обратное движение в иерархии, т.е. понижение архиереев в иерархаческих степенях. Когда первенствующий в св. синоде архиерей носил звание только архиепископа, то неуместно было бы другим не столь высоко поставленным архиереям украшаться высшим саном. «Его Величество – пишет Татищев (в своей Росс., ист. ч. 1-я М. 1768 г.) о проектах Петра относительно духовного штата, – «видя, что, хотя звание архиереев на три степени разделили, яко митрополиты, архиепископы и епископы, но разность их ни в чем ином, как в председании и одеждах состояла, в правлении же и власти каждый равную силу имел,... того ради чин митрополита, яко излишний, оставил,... и., намерился учинить пять архиепископов, яко Великороссийский, Белороссийский, Малороссийский, Болгарский и Сибирский, – под их смотрением 38 епископов», – и проч. Татищев прибавляет, что сию роспись с собственноручною пометкою государя видел он у архиепископа Прокоповича. Конечно смерть воспрепятствовала Петру I выполнить его предначертания относительно иерархического деления России на пять архиепископий, но что касается до отменения митрополичьего достоинства, то Петръ успел сделать нечто для этой цели. Еще в 1711 г., давая м. Стефану Яворскому разрешение выбрать архиерея в Ростов на место святопочившаго Димитрия Ростовскаго, государь писал: только быть епископу, а не митрополиту.3 В последние годы царствования Петра І-го было два случая низведения митрополитов с их степеней. Так митрополит Сарский и Подонский Игнатий Смола 1721 г. сент. 8 назначен епископом Иркутским; митрополит Тверской и Кашинский Сильвестр Холмский в 1723 г. был переведен в Рязанскую епархию в звании епископа4. Конечно для архиереев, понижаемых таким образом, это было не особенно приятно. Митр. Игнатий Смола не принял нового назначения и 1721 г. окт. 1 отошол на обещание в Нилову пустынь. Митр. Сильвестръ Холмский, хотя и переместился в Рязань в звании епископа, но горько сетовал на свое унижение и на тех, кого считал виновником оного. На тетради, писанной на подобие истории о белом клобуке Сильвестр написал: «только-де произникший новый Францишко Федось (т.е. Феодосий Яновский) с правого пути совратился и от оного богоотступника вышереченное преданное и утвержденное св. отцы церковное благолепие т.е. клобук белый ругательно низринуша (Феодосий с Овсянннковым, обер-секретарем св. Синода) и оное древнее чрез ангелы Богом данное исполнение чина нагло исказиша, и прочии пакости они развращении безстрашно твориша и церковь св. напрасно ослезиша. И в том он, отпадший яко гнилый уд, непрощенно согрешил, и св. церкви восточней никто же тако согрубил»5 . «Каково приятно будет, – писал ещё Сильвестр, – как сожалуют кого из генералов в полковники, а в духовном чине из попов во диаконы, а из офицера в солдаты? А кольми паче всякому терпеть напрасныя обиды весьма горько»6.

Если прежние митрополиты были низводимы с их степеней, то тем паче достоинство митрополичье вновь никому не было даваемо. В начале 1722 г. признано нужным заместить киевскую кафедру, оставшуюся праздною со смерти митр. Иосафа Кроковского, скончавшегося 1 июля 1718 г. Было представлепо четыре кандидата: 1) Варлаам Ванатович, архимандрит Тихвинского монастыря (родом из Ярославля Польского, мещанский сын, учился в Киевских школах 8 лет, до философии), 2) Леонид, архимандрит Петровского монастыря, советник синодальный (родом из г. Мещовска, церковнический сын), 3) Антоний, архимандрит Златоустовского монастыря (купеческий сын из Лук), 4) Вениамин, архимандрит Хутынский (родом из г. Юрьевца Польского, от прародителей попович, и сам на отцовском месте был попом)»7. Жребий быть Киевским первосвятителем пал на Варлаама Ванатовича. Конечно этому много способствовало то обстоятельство, что Варлаам был духовником могучего тогда вице-президента св. синода, архиепископа Новгородского Феодосия. Как бы то ни было, но 14 мая 1722 г. Варлаам Ванатовичь быль посвящен в сан архиепископа Киевского. Скромный и непритязательный по натуре, Варлаам конечно был предоволен званием архиепископа и не думал стоять по сану выше своего могущественного патрона. Но история Киевской кафедры давала ея пастырю полное право желать сана митрополитского. Пятьдесят семь предшественников Варлаама на Киевской кафедре – от св. Михаила до Иоасафа Кроковского – носили сан митрополита. Мало того: Киевская кафедра имела даже от московского правительства официальное заверение неприкосновенности своих прав. Когда Киевская митрополия в лице Гедеона Святополка-Четвертипского переходила из под ведения патриарха Константинопольскаго в ведение патр. Московского, то государи Иоанн и Петр Алексеевич и царевна Софья Алексеевна грамотою, посланную в Малую Россию в сентябре 1685 г., торжественно обещали, что Киевская митрополия будет «в такомже соблюдении, в каком она была до сего времени под благословением святейшего вселенского Константинопольского патриарха, как в митрополичей чести, так и во исправлении духовного чина и церковного начала и в сохраненении прав и вольностей обычных, обретающихся по исконному обычаю» 8). Эти обещания – во время Варлаама Ванатовича – были еще событием недавних дней. И если бы сам Варлаам, как человек не честолюбивый, забыл о правах своей кафедры, то конечно папомнил бы ему о них высший Киевский клир, всегда ревнивый соблюдению прав малороссийской вольности.

Без сомнения, не в царствование грозного первого императора было благовременно вспоминать об этих правах. Лучшие в этом отношении времена настали при внуке Петра I. Петре II Алексеевиче (1726–1730 г.) – „В то время – свидетельствует автор монографии о Варлааме Ванатовиче Е. М. Крыжановский (Труды к. Д. ак. 1861 № 2, 281) в Киеве ожило недовольство на уничтожение в нем в лице Ванатовича титла митрополичьего. Беглый игумен сорочинского монастыря Епифаний Ревуцкий добыл себе именем этого недовольства сан епископа от ясского митрополита Георгия, и был потом епископом ветковских раскольников». Мы не знаем, на чем основывается свидетельство Е. М. Крыжановскаго, а также подробностей факта, им сообщаемого. Но у нас есть под руками документальное доказательство того, что при Петре ІІ-м действительно в Киеве ожила мысль о восстановлении митрополии. Это именно, – находящееся в рукописи киево-софийской библиотеки № 430, прошение имп. Петру ІІ-му Варлаама Ванатовича с подсудственным ему духовенством о возстановлении в Киеве митрополии, – прошение, которое от слова до слова читается так:

"Всепресветлейший державнейший великий государь Император и самодержец всероссйскй государь всемилостивейший.

Из начала в России благочестию возсиявшу при державе великаго князя Владимира и по нем будучих князей Российских, предков вашего Императорскаго величества престол киевский имел митрополию, на которой престол прислан 988 года от воплощения Господня патриархом цариградским Николаем Хрисовергом первый митрополит преосвященный Михаил, пас же нововозрастную церковь Христову лет четыре и преставися; по Михаиле митрополите, Леонтий гречин поставлен митрополитом киевским, по Леонтию Иона (а по московскому каталогу Иоан) посвящен 1008 года от Сергия патрарха цареградского; по Иоанне Феопемте греке на митрополию киевскую священ бысть патриархом цареградским Алексеем студийским и оной освятил престольную церковь святыя Софии 1036 ноемврия 4, пас церковь 12 лет; по Феопемте Иларион от Российского народа первый киевский митрополит настал 1051 года; по Иларион Георгий 1072 г. прислан от патриархи цареградского Иоана Ксифилина; по Георгию Иоан 1080 года посвящен патриархом Николаем грамматиком на престол киевский; по Иоане другой Иоан грек прийде из Царьграда на митрополию киевскую, от тогож патриархи Николая 1090 года поставлен; по сем Иоану Ефрем 1062 года; по Ефрему Николай 1106; по Николаю Никифор 1111; по Никифору Никита 1121; по Никите Климент 1147; по Клименте Константин 1155; по Константине Феодор грек 1160; по Феодору Иоан третий 1194; по Иоане Константин другий 1167; по Константину Никифор другий; по Никифору Матфей; по Матфею Кирилл 1224; по Кириллу другий Кирилл 1230; по Кириллу Иосиф грек 1237; по Иосифу Кирилл Россиянин 1250; по Кирилле Максим грек 1283; по Максиму Петр святый 1308; по Петре святом Феогност 1228; по Феогносте Алексеей святый Россианин 1354; по Алексею святом Киприян 1376; по Киприяну Фотий 1409; по Фотию Григорий Болгарин 1415; по Григорю Болгарину Герасим; по Герасиму Исидор Болгарин отступнпк от православия на соборе флиорентийском; по Исидору Иона святый 1448, и от сего митрополита святаго Ионы розделися митрополия надвое на московские и на киевския митрополии. На киевской митрополии престол не в долгом времени по Ионе святом еппскоп смоленский Мисаил освящение прият от патриарха константинопольского Симеона трапезунтипа 1474 лета; по Мисаиле Симеон 1477; по Симеону Иона Глезпа 1483; по Ионе Макарий Блаженний 1490; по Макарию Иосиф 1497; по Иосифу Иона 1516; по Ионе другий Иосиф 1526; по Иосифу Макарий другий 1538; по Макарию Силвестр Белковичь 1556; по Силвестру Иона Протясович 1568; по Ионе Илия Куча 1577; по Илии Онисифор 1578; по Онисифору от святейшаго патриярхи Иеремии приявши правление митрополии киевской Михаил Рогоза отторжеся от исконнаго патриярха цариградскаго природнаго Русе пастира и ко римскому папе прилепися. Тогда великое смятение и гонение от римлян церковь святая митрополии киевской утерпевала и не малое время без благочестиваго митрополита бедне удовствовала; по многом же унеятском гонении на благочестие богомудрий православия рачитель преосвящепній Иов Борецкий митрополит Киевский, монастиря свято-михаиловскаго златоверхо-киевскаго обновитель, поставлен Феофаном патриярхом Иерусалимским; по нем же великаго благочестия поборник Петр Могила, принявши престол митрополии киевской 1632 года от святейшаго патриярхи цариградскаго блаженнаго Кирилла Лукария, монастыре и церкви киевские обновляя от римскаго и унеятскаго злочестия оние защищал, учением же своим паки благочестие просветил. За держави же великаго государя царя и великаго князя, блаженныя и вечнодостойныя памяти Алексея Михаиловича всея России самодержца, когда Богдан Хмелницкий, древнюю прародительскую отчину вашего Императорскаго величества богоспасаемый град Киев и всю малую Россию от ига польской работи свободив, под высокую Его царскаго величества подступил державу, тогда преосвященный Силвестр Косов принявши 1647 престол митрополии киевской от патриархи Парфения крепко от гонения апостолов православие святое сохраняше; по нем же были митрополиты киевские Дионисий Балабан патриярхом Парфением 1657, Иосиф Токалский патриархом Мефодием 1663 поставлени. По них же за позволением дедов вашего Императорскаго величества блаженныя и вечнодостойныя памяти великих государей царей и великих князей Иоана Алексеевича, Петра Алексеевича всея России самодержцев от всего причта епархии киевской мирскаго чина и духовнаго единогласно на оный престол киевский избран пастырем преосвященний Гедеон Святополк князь Четвертенский от святейшаго Иоакима всероссийскаго патриарха московскаго по благословенно же патриярхи цариградскаго Дионисия посвящен 1685 лета митрополитом. И он преосвящений Гедеон митрополит киевский и по нем будучие митрополиты киевские, именно: Варлаам Ясинский 1690 лета святейшим Адрияном патриархом московским, Иоасаф Кроковский 1608 преосвященным митрополитом рязанским и муромским Стефаном Яворским блюстителем и ексархою престола всероссийскаго патрияршаго посвящени, и от того времени уже были под благословением и послушанием святейших патриархов московских, а до них митрополитов киевских по прежнему належали монастыри благочестивия как в малой России так и в польской державе обретающияся и весь народ благочестивый их благословенно и послушанию подчинен был и оними толко защищался всегда от гонения римскаго и униятскаго. А когда я смирений богомолец вашего Императорскаго величества 1722 году посвящен архиепископом киевским на оный престол, тогда митрополия от онаго киевскаго престола отставлена, – и ныне епископы униятские митрополиею киевскою интитулуются, честь и достоинство престола киевскаго себе похищают. Да и монастыри благочестивии и народ благочестив, в польской державе обретающиеся, таковым отъятием чести митрополитанской нашея много смутилися, а противницы возрадовалися и колебаючахся, малодушных в благочестии и паче начали к своему благочестию наговорувать и насильно привлекать всякими образы.

Всемилостивеший государь! Обще со всем духовенством моей пастве подсудственным прошу вашего Императорскаго величества, да повелитъ высокодержавство ваше милостивым своим указом, дабы паки по прежнему была митрополия при киевском престоле не моего ради смирения, но славы ради Божия и славы ради вашего всеавгустейшаго величества и чести же ради и достоинства святого места, на нем же первее благодать Божия и вера святая возсия и от туду во вся страны Российския распространися по проречению издревле еще апостола Господня святаго Андрея первозваннаго на горах киевских бывшаго и тия водружением крестным благословивша, на утверждение же в правоверии и в полской державе обретающимся христианом благочестивым и монастырем тамошним, на посрамление же злочестивым отступником униятом и прочиим гонителям православия святаго сие прошение наше при доземном усугубляем всего духовенства епархии моей подсудственнаго поклонения, всесмиренно молим, да повелит высокодержавство ваше по прежнему киевский престол митрополиею возобновить.      

Вашего Императорскаго величества нижайшие Богомольцы».

Подписей нет; очевидно эта копия, как и означено на верху ея, впрочем имевшая документальное значение, так как под нею стоит следующая пометка: свидетельствовал кафедралной киевский канцелярист Иван Савусский.

Под прошением нет даты, но мы можем догадываться, что оно составлено в 1727 г. В этом году оживились надежды малороссов на возстановление их прав и вольностей, так как отменена малороссийская коллегия и дозволено малороссам по прежнему выбирать гетмана, каковым и выбран Даниил Апостол. В этом же году оживились и надежды иерархические; митрополиты, низведенные с своих степеней, снова возведены в митрополитанское достоинство; 1727 г. март. 15 Сильвестр Холмский, пребывавший на казанской кафедре, сделан вторично митрополитом, но с черным клобуком; 13 июля 1727 г. Игнатий Смола, пребывавший на покое в Ниловой пустыни, назначен митрополитом коломенским. Все это были знамения времени, благоприятныя для составления вышеприведенного прошения с полною надеждою на успех.

Зная непритязательность и самозаключенность Варлаама Ванатовича, видя, что в прошении делается особое ударение на желание подсудственнаго духовенства, – мы можем с достоверностию полагать, что инициатива этого прошения принадлежит не Варлааму. Отсутствие подписей в бывшей под руками у нас копии прошения лишает нас возможности указать более горячих участников в неудавшемся на тот раз деле возстановления в Киеве митрополии. Было ли подано это прошение на высочайшее имя, или нет, мы не знаем: несомненно то, что оно остаюсь без последствий. По всей вероятности по поводу этого прошения возбуждена нижеследующая переписка между каяцеляриею верховнаго тайнаго совета и канцеляриею св. синода, хранящаяся в архиве синодальном. Эта переписка начинается требованием верховнаго тайного совета имеющим тон начальнической резолюции.

№ 188. В верховный тайный совет из синода подать ведомость немедленно: при киевском престоле митрополия преж сего имелась ли, и буде имелась, по которой год и для чего ей быть не велено и по какому указу и в котором году. Секретарь Иван Богданов.

Сентября 8 дня 1729 году.

На этом требовании стоит следующая пометка, очевидно сделанная в синодальной канцелярии:

Записав в книгу сообщить в повытье и о вышеписанном справясь выписать неукоснительно, а по выписке учиня ведомость взнесть в верховный тайный совет.

Далее следует более обстоятельное распоряжение, обозначившее собою дальнейший канцелярский ход дела:

Канцелярии свят. правит. синода протоколисту, регистратору и канцеляристам под сим справясь подлинно подписать, о киевской митрополии, чтоб впредь не быть, точной Е. И. В. указ имеется-ль и буде имеется, котораго года, месяца и числа, понеже о том требуется ныне из верховнаго тайнаго совета ведомости.

Подканцеляристъ Иван Артемъев.

Сент. 9 дня 1729.

Затем следуют собственноручные расписки лиц слѵживших в синодальной канцелярии:

О вышеписанной киевской митрополии, чтоб ей впредь не быть, точнаго указу в протоколистском повытье не имеется. Подписал протоколист Ермолай Пасторов.

О вышеписанной киевской митрополии, чтоб ей не быть, точнаго указу не имеется, а имеется указ 1722 г. о произведении в ту епархию архим. Варлаама во архиепископа. Подписал регистратор Дмитрей Прокофьев.

У канцеляриста Петра Лодыгина помянутого указу не имеется.

Точно также точнаго указу о киевской митрополии, чтоб ей не быть, не оказалось у канцеляристов Стефана Яковлева, Николая Вырковля, Василия Заводина, Ивана Лурикова, Петра Васильева, Стефана Иванова, Михаила Беляева, Дементья Кортышева.

На основании всего вышеописаннаго и был составлен из синодальной канцелярии в верховный тайный совет ответ в таком смысле, что-де точного указу о киевской митрополии, чтоб ей не быть, в делах св. синода не имеется, а имеется-де только указ 1722 г. о произведении в киевскую епархию тихвинского архимандрита Варлаама Ванатовича во архиепископы.

Но получении сего ответа в последние три месяца 1729 г., как видно, никакого движения по делу о киевской митрополии в верх, тайном совете не последовало; а затем в январе 1730 г. умер Петр ІІ-й. и наступило десятилетнее царствование Анны Иоановны, когда часто поднимался вопрос о лишении архиереев сана, но не время было думать и говорить об умножении чести архиерейству.

Угасший было вопрос о возстановлении киевской митрополии снова вспыхнул ярким светом с воцарением императрицы Елисаветы. Благочестие ли самой императрицы или влияние её фаворита Алексея Гр. Разумовского подавало к тому добрые надежды, – как бы то ни было, но знатнейшие лица киевского духовенства подали Святейшему Правительствующему Синоду

Доношение

Понеже за пременением в кафедре киево-софийской митрополии епископи унеяти зарубежнии польской области тим титулом митрополит киевский, – на котораго когда оный спадет – гордятся, с немалою укоризною, посмеянием так Киеву как и всем благочестивим, сказуя: схизматики постереглися, сами нам гонору уступилы, еже-де не слушне себе того гонору узурпуют; да кроме того понеже многия благочестивия монастыре и церквы, обретаючияся в польской области, издревле принадлежат до метрополии киевской и тем именем себе защищают, имея на то некотория и писменныя привилегия с тем ясним изображением, что им надлежат до метрополии, а ныне за неимуществом той титли в киевской кафедре зарубежнии римляне и унияти проклятии с наруганием говорят: «что-де в Киеве митрополии нет, вам-де надобе належать до Лвова, где митрополит киевский имеется»: чего тамошним бедным благочестивым, как духовным так и мирским, не малая день от дне происходит укоризна, гонение и озлобление, как неоднократне начальники монастырей благочестивих зарубежних, приезжая в кафедру, объявляли.

Того ради просим всенижайше Вашего Святейшества, чтобы, ради пресечения от врагов церквы нашея посмеяния, укоризны и озлобления благочестивим, по прежнему кафедру киево-софийскую – на что и граммата государственная имеется – честию митрополитанскою всемилостивейше пожаловать. О сие всепокорнейше просим

Вашего Святейшества

всенижайтии послушники:

Монастыря Николаевскаго пустинно-киевскаго архимандрит Назарий. Киево-золотоверхо-михайловскаго монастыря архимандрит Силвестр. Киевобратскаго училищнаго монастыря архимандрит и ректор Силвестр.

Архимандрит Платон.

Монастыря Михайловскаго Выдубыцкаго игумен Гавриил. Киево-Кирилловскаго монастыря игумен Герман.

Кафедральный наместник Иероним.

Иеромонах Варсонофий Гуторович, член консисторский.

Киево-софийской кафедри архидиакон Викентий.

1742 года авг. 12 дня, Киев.

Не очень обстоятельно было написано прошение представителей киевского духовенства; гораздо менее обстоятельно, чем прошение, поданное при арх. Варлааме Ванатовиче, но оно было подано в добрую пору. Святейший синод вошел от себя к императрице с докладом от 25 окт. 1742 г., где, выписав все прошения, прибавлял от себя следующее: «А по справке в синод: в России в духовной иерархии киевской архиерейский престоли от апостольского иже в Константипополе престолажь почтен титлом митрополии еще с самаго того времени, как св. равноапостольный князь Владимир киевский, во св. крещении нареченный Василий, со всем своим сигклитом и вся Россия св. крещением просветились. И в Киев архиереи и титуловались митрополитами по 1722 год безперерывно. А с того 1722 г. помянутый киевский архиерейский престол титулуется архиепископиею. А каких ради причин того издревле даннаго титла ныне оному употреблять не дозволено, Синоду не известно и имянных... указов, чтоб киевским архиереям впредь митрополитами не титуловаться, Синод не имеет».

Всемилостивейшая Государыня! Всеподданнейше Синод просит, не соблаговолит ли В. И. В... всемилостивейше повелеть в означенном град Киеве быть митрополии по-прежнему».

Подлинный подписали: Амвросий, арх. новгородский, Стефан, е. псковский, Симоп, е. суждальский, Митрофан, е. тверский, Платон, арх им. Рождественский, Варлаам, архим. Чудовский, Петр протопоп Благовещенский.

Елизавета была медлительна в решениях. Целых 8 месяцев она держала у себя доклад Синода. Наконец последовал такой указ святейшему Синоду. „На поданный нам от Синода доклад октября 25 дня прошлого 1742 года повелеваем: в граде Киеве для представленных резонов быть митрополии по прежнему».

Елисавета.

В 11-е июня 1745 года.

В Петергоф.

Иосле этого святейшему синоду оставалось только циркулярно известить о высочайшей воле правительствующий сенат, епархиальных архиереев и самого владыку киевского Рафаила.

III. Иерархические перемены в Киеве по смерти митр. Рафаила Заборовского

22 октября 1747 г. в исходе 9-го часа по полудни скончался киевский митрополит Рафаил Заборовский. Покойный оставилъ после себя завещание. очень простое и краткое и очень хорошо свидетельствовавшее о его честности и нестяжательности. Вот оно:

„Слава святей и единосущней и животворящей и нераздельней Троице всегда, ныне и присно и во веки веков аминь.

Завещание и определение келейным моим от доброхотных подаятелей праведно собранным червонным таковое полагаю. По погребении многогрешнаго тела моего духовным персонам на молитви роздати сто червоных. Более же в мене никаких денег не имеется. А протчые мои деньги и вещи собственные мною самым розданы за живота моего. Смиренный Рафаил митрополит киевский. 1747 года септемвриа 12 дня».

Киевская консистория поспешила донести св. Синоду о кончине митрополита и просила распоряжений. „Тело же его преосвященства христианским порядком земле предать, також дела епаршеские и собственно к власти архиерейской падлежащие и протчие отправлять, кому повелено будет, просим Вашего Святейшества всенижайше резолюции. А имеется преосв. Макарий митрополит Фиваидский, прибывший к его преосвященству с писанием святейшаго патриарха александрийскаго Матвея для испрошения милостыни, который еще от киевогубернской канцелярии в, С.-петербург не пропущен, коему блаженный памяти преосвященнейший наш архипастырь за болезнь свою позволил священнодействовать и ставленников рукопологать».

1747 окт. 23.

Святейший Синод не замедлил ответом. Похоронить тело митрополита Рафаила поручено было собору киевского духовенства с митрополитом Фиваидским во главе собора: предложено было принять участие в погребальной церемонии и соседним архиереям Амвросию черниговскому и Никодиму переяславскому, но те уклонились от этого приглашения. – 30 ноября почивший м. Рафаил был погребен в кафедральной киевософийской церкви. Тело его – говорить каталог архиереев киевских, присланный в св. Синод от 3 апреля 1780 г.. – и доселе пребывает нетленно. Нетленным пребывало оно и в начале настоящего столетия. Митр. Серапион в своем дневнике под 24 авг. 1805 г. писал: „Сходили (с И. В. Лопухиным) в склеп, где стоят гробы митр., киевских и смотрели останки м. Рафаила. Состав весь не разрушился, а облачение не только все цело, но и ново почти. Mira res! ибо 58 лет, как скончался» Впоследствии вход в погребальный склеп под Софийским собором был заложен по распоряжению митр. Евгения.

Нужно было позаботиться о выборе преемника киевскому митрополиту. Императрица Елисавета была медлительна в производстве дел вообще, и в частности в замещении архиерейских кафедр. Доклады о кандидатах на праздные архиерейские кафедры по целым годам лежали у неё без движения. Но на этот раз она изменила своей обычной медлительности, быть может потому что Киев, недавно посещенный ею, был близок ея сердцу и памяти. 6 ноября Императрица поручила синоду представить кандидатов на киевскую митрополию; 8 ноября в своем зимнем дворце на словах заявила синодальному обер-прокурору князю Я. И. Шаховскому, что она выбирает в киевские митрополиты киевопечерскаго архимандрита Тимофея Щербацкаго, представленнаго одним из кандндатов на праздную московскую кафедру; а на другой день (9 ноября) состоялся следующий письменный

Указ святейшему Синоду

«Хотя в прошлом 1745 году киевопечерской лавры архимандрит Тимофей между прочими представлен был в докладе св. Синода в кандидатах для определения в Московскую епархию: но ныне по воле Божией Киевский митрополит Рафаил умре, того ради повелеваем св. Синоду на место его в митрополиты посвятить объявленнаго архимандрита Тимофея, и для того велеть ему быть сюда немедленно».

"Елисавет".

Мы не будем распространяться о том, как синодальная канцелярия распоряжалась отправкою нарочнаго в Киев капрала Петра Обухова, давала ему инструкцию, высчитывала версты и прогонные деньги в количестве 18 р. 10 к. ІІерейдем к тому, какое впечатление произвела весть о новом назначении на самого архим. Тимофея и на высшее киевское духовенство. Сверх ожидания – впечатление на первый раз было не особенно приятное. Архим. Тимофею – быть может по свойственной малороссам неподвижности – не хотелос ехать в Петербург для посвящения, и образ его мыслей разделяло и высшее киевское духовенство. Киевская консистория осмелилась выступить с следующим доношением св. синоду: «Оной господин отецъ архимандрит как и нам нижайшим не безызвестно, по состоянию здравия своего ныне в С.-петербург для посвящения во митрополита прибыть не может, ибо оному и не очень далекий в случаях переезд не без повреждения здравия бывает. А дабы епархия киевская долговременно без пастыря своего не стояла, и в посвящении иереев, – в чем и ныне уже настоит нужда, – в освящении св. мира и к некоторым церковным антиминсов, також и в отправлении разных дел собственных до власти архиерейской принадлежащих крайней остановки не последовало, – вашего святейшества именем всей епархии киевской всенижайше просимъ: вышеозначеннаго господина отца архимандрита Тимофея от С.-петербургской поездки милостивно уволнить, а повелеть онаго по ближним по усмотрению архиереом в Киеве в митрополита освятить».

Сам архимандрит Тимофей нашел более приличным и уместным придать несколько иную форму выражению своего недовольства и своих желаний. «Св. прав. Синоду всемилостивейше доношу", – писал а. Тимофей от 29 ноября 1747 г., «что я за жестокою во мне внутренюю почти повседневно бываемою слабостию для восприятия Всемилостивейше ассигнованнаго мне митрополии киевския сана в С.-петербург быть всячески не могу. Ибо как при той моей тяжкой слабости тую далечайшую поездку восприять в сие зимнее время, то гдесь в пути безвременно окончить жизнь свою прийдется. Того для всенижайше святейшества вашего молю, дабы я, нижайший, ради означенной слабости моей от той высокой прерогативы всемилостивейше б был уволен, а остался б на прежнем моем месте».

Но прошел с небольшим месяц и архим. Тимофей переменил свои мысли. Быть можетъ сан митрополичий стал казаться ему настолько привлекательным, что ради его стоило претерпеть трудности пути, – быть может (и это вернее) он опасался за ослушание потерять и прежнее архимандричье место, темъ более что вместе с указом о назначении его в митрополиты, в лавру был прислан указ о выборе кандидатов ему в преемники, – как бы то ни было, 1 янв. 1748 а. Тимофей уже доносил св. синоду: «за силу всемилостивейшаго Ея Императорскаго Величества именнаго указа за Божиим поспешеством в С.-петербург отсель выехать сего января 24 числа неотменно намерен».

В феврале 1748 г. архим. Тимофей прибыл в столицу: 28 февр. в понедельник 2-й седмицы великого поста императрица изустно повелела, чтобы посвящение киевского митрополита было в ближайший день воскресный; в четверг 3 марта последовало обычное наречение будущего иерарха, а в воскресенье 6 марта в придворной церкви Сретения Господня в присутствии императрицы, наследника Петра Федоровича и его супруги Екатерины Алексеевны архимандрит Тимофей хиротонисан по церковному чипоположению в киевскую епархию в митрополиты. Хиротонию совершали: Симон Тодорский, архиепископ псковский и нарвский. Арсений Могилянский, архиепископ переяславский и дмитровский, в соприсутствии Феодосия Янковского епископа петербургского и шлиссельбургского, и Варлаама Скамницкого, епископа устюжского и тотемского. Новопоставленному митрополиту была выдана синодальная грамота на пергамине и скоро он был отпущен восвояси.

Оставалось еще вакантным место архимандрита киевопечерской лавры. Св. синод, вызывая в Петербург Тимофея Щербацкаго, вместе с тем предписал собору лавры представить кандидатов на архимандрию, желаемых лаврскою братиею. Лаврская братия, как видно, не мало думала о киево-печерской архимандрии, ибо представлены были кандидатами следующие лица: «преосвященные синодальный член Платон (Малиновский), архиепископ крутицкий, да Сильвестр (Кулябка) епископ костромский, да Киево-печерския лавры из соборных больницкаго тоя лавры монастыря наместник, иеромонах Иакинф Максимович: новопечерских монастырей – Свенской наместник Лука, да Змиевский игумен Самуил Рубчановский». Св. синодъ, представляя Императрице доклад о лаврских кандидатах, счел нужным прибавить и свое мнение, не совсем согласное с лаврским. „Оное из архиереев на архимандрию избрание учинено св. отец правилам и чину всея православмовосточныя церкви весьма противно. А хотяж и прочие из духовных лиц вышепоказанные только из единых тояж лавры соборных кандидатами ж представлены, но Синод же усмотрел достойгаго тояж лавры из соборных типографа иеромонаха Вениамина Фальковскаго, а по нем уже Свенскаго монастыря наместника иером. Луку. А понеже всегда таковые примеры имелись, что на оную архимандрию в кандидаты избираемы бывали и из других монастырей, того ради и ныне тем же примером Синод следуя избрал следующих кандидатов: киевской епархии братскаго богоявленскаго монастыря архимандрита и киевской академии ректора Сильвестра Ляскоронскаго, Слуцкаго монастыря архимандрита ж, уже чрез немалые лета в Польше в защищении благочестия труждающагося, Иосифа Орнаскаго».

Императрица указом от 15 марта 1748 г. определила киевопечерским архимандритом последняго из представленных кандидатов Иосифа Оранского, который по распоряжению св. синода, и должен был явиться в Петербург, вероятно для личного представления императрице.

Но еще прежде, чем вопрос о замещении киевопечерской архимандрии был окончательно решен высочайшею властию, лаврская братия доношением от 8 марта сочла важным оправдать пред св. синодом так не понравившееся ему избрание архиереев кандидатами на киевопечерскую архимандрию. «Понеже в мимошедших давных годех Мелетий Хрептовичь, епископ володимерский и берестенский, в киевопечерскую лавру в архимандриты избран и совершенно тоя лавры архимандритом определен был, о котором избрании и определении имелись писменнии справки, точию оние в бывшее в означенной лавре пожарное время сгорели, на которым згорением хотя ныне о том, в каком именно году и каковым порядком помянутый Хрептовичь в оную лавру архимандритом избран и определен был, письменной справки взять и не отпкуда, однак яко он Хрептовичь, епископ володимерский и берестенский с 1580 по 1591 г. архимандритом киевския лавры действительно находился, о том с имеючихся в означенной лавре разных крепостей совершенно видимо есть. Ктому архим. Тимофей (Щербацкий) при соборной братии объявил, яко слышно-де, что показании apxиepeu (т. с. Платон Малиновский и Сильвестр Кулябка) за слабостию здравия своего намерены оставить свои епархии и проситься в киевопеч. лавру на обещание. А образец был таков, что когда покойнаго епископа черниговскаго Иродиона Жураковскаго от епархии на обещание в киевомежигорский мон. уволено, при том монастыре в правление ему поручено. И по тем двом резонам архиереи в кандидаты положени».

IV. Несостоявшееся викариатство при Арсении Могилянском, митр. киевском (1759 –70)9

Не вдруг установились в русской церкви учреждение викариатства. В Руси до-петровской было нечто в роде викариатства в самом простом и первоначальном виде: именно вспомоществование главному архиерею на совершении богослужения и посвящение ставленников. Такого рода временными викариями были заезжие греческие apxиереи, проживавшие в России иногда по нескольку лет, а также и русские престарелые архиереи, проживающие на покое; те и другие, чувствуя себя как гости, помогали – так сказать – архиерею-хозяину за его гостеприимство и ласку, вовсе не имея в ввиду принимать участие в епархиальном управлении. Бывали примеры и постоянных викариев в том же роде; так для вспоможения новгородскому митрополиту Иову был посвящен ему викарием духовник его Иоиль, архимандрит монастыря Антония римлянина, человек, как видно, престарелый, который остался в том же монастыре и умер раньше своего патрона (архиерействовал 1708–12).

С учреждением св. синода у высшего правительства явилась мысль придать учреждению викариатства самостоятельное значение. Три раза в 1-й половине ХVІІІ века, – сколько нам пзвестно, – эта мысль была предлагаема правительством и три раза отклоняема св. синодом.

В пунктах инструкции св. синоду от 24 янв. 1724 г. рукою Петра I в п. 4-м написано:

У архиереев синодских быть викарием и им дела земские ведать и во всем ответ давать.

Синод сделал такое возражение: „у синодальных архиереев повелевается быть викарием, и тех вакариев и при них келейных служителей чим содержать?., и викарием архиерейским, по мнению (т.е. синода), в земския дела вступать не прилично, понеже и другие присутствующие в домех архиереи в земския дела не вступают, но таковые дела отправляют судьи их и приказные, обретающиеся при домах их».

Государь уступил мнению синода а порешал:

У архиереев вместо викариев определить приказных.

В другой раз указом Екатерины I от 15 июля 1726 г. повелевалось: синодальным членам до епархий ни чем не касаться, дабы от того в надлежащемь ихъ управлении (т. е. в производстве синодальных дел) помешательства не было. И для того в епархии определить вакариев, которые о всем ответ дать и рапортовать должны. Но указ остался без исполнения.

В третий раз ревностный блюститель неисполнения царских указов, обер-прокурор св. синода князь Яковъ Шаховский от 25 мая 1742 г. вошел в Синод с следующим предложением: „викариев в епархии и поныне не определено. И хотя присутствующие в св. пр. Синоде члены, их преосвященства, обретаючись от епархий своих в отсутствии, и по оным случающиеся дела исправляют в имеющихся при себе от оных епархий канцеляриях, но от того как их преосвященствам при правлении синодальных дел затруднение, так и тем епархиальным делам излишнее продолжение бывает. Паче же крайний недостаток и нужда в том состоит, что их преосвященствам, по силе духовнаго регламента и своих обещаний, в епархиях церкви посещать и всякия суеверия и расколы искоренять и прочих по званию своему должностей исправлять не можно». В заключение обер-прокурор просилъ св. синод, во исполнение вышеприведенаго указу, учинить благопристойное определение.

Св. синод как будто выразил желание заняться предложением обер-прокурора, потребовал, нужных справок, но потом дело затянулось и осталось неконченным.

Эта борьба двух представлений о викарие: – желание иметь викария помощника в священнослужении и нежелание иметь викария участника в администрации – всего лучше выразилась в истории неудавшейся попытки Арсения Могилянскаго, митрополита киевскаго, приобрести себе викария.

От 11 ноября 1758 г. м. Арсений Могилянский отправил в св. Синод следующее доношение: „Намерен я за слабость здравия моего содержать для опомоществования мне в рукоположениях викария, и усмотря в киево-печерской лавре жительствующаго, по определению вашего святейшества, греческаго архиепископа Герасима, мужа благонравна и могуща мне в том спомоществовать, принять к себе за викария желаю, к чему и его преосвященства есть изволение. Для жития же и содержания определить имею его преосвященству – покамест при мне викарием жить будет – епархии моей киевской пустыннониколаевской, состоящей ныне в вакансе без архимандрита, монастырь, кой по усмотрению моему для содержания его преосвященства будет доволен. Посему вашего святейшества всепокорно прошу онаго преосвященнаго архиепископа Герасима на вышепрописанном основании пожаловать определить мне викарием».

Синод, после доклада Императрице, определил удовлетворить желание м. Арсения, но прежде чем синодальное разрешение пришло в Киев, предполагавшийся викарий уже скончался (22 декабря 1758 г.). И митр. Арсений сам похоронил его в киево-печерской лавре.

Но м. Арсений не ограничился первою неудавшеюся попыткою приобрести викария, и чрез три года, (от 14 дек. 1761 г.) доносил синоду, что-де в звании викария при нем, киевском митрополите, за благословением и позволением св. Синода быть желает имеющий в Россию на вечное пребывание из-за рубежа выехать далматский епископ Симеон Концеревич, обещавшийся чрез год переехать в Киев совсем. Вместе с тем м. Арсений объяснял, что для слабости здравия его в викарии крайняя есть нужда.

Св. синод от 1 марта 1762 г. отвечал м. Арсению, что далматский епископ Симеон Концеревич уехал из России на родину и о возвращении его синоду ничего неизвестно. Но так как митрополиту крайне нужен викарий, то св. синод судить быть достойна и рекомендует ему архимандрита и ректора московскаго заиконоспасского училицнаго монастыря Гедеона Слопимскаго, коего синод и переводит на вакантное место настоятеля киевскаго пустынно-николаевскаго монастыря с произведением в епископы и викарии.

Распоряжение синода не понравилось м. Арсению. Он желал себе викария для литургисания, а св. синод рекомендовал ему кандидата, который, по своему положепию и по своей прошедшей службе, мог принимать участие в епархиальной администрации. Посему митрополит отвечал. от 16 апр. 1762 г., что он допускает Гедеона Слопимскаго быть настоятелем киево-николаевскаго пустыннаго монастыря, а о викариатстве Гедеона сообщит со временем. С своей стороны и Гедеон Слопимский, замечая холодность к себе киевского владыки, не спешил ехать в Киев и продолжал ректорствовать в московской академии. Так прошло около двух лет. Наконец синод дал Гедеону строгий запрос;., чего ради он не едет в Киев к месту назначеничя. Гедеон, отзываясь болезнию, между прочим отвечал, от. 7 июня 1764 г., что он ожидать прибытия св. синода из Петербурга в Москву т.е. – говоря другими словами, ожидал возможности отправиться в Киев уже в сане архиерея.

Но архиерейства Гедеон так и не получил. Строгий указ св. синода заставил его отправиться в Киев и принять настоятельство в николаевском-пустынном монастыре. А представления о викариатстве Гедеона со стороны киевск. митр. Арсения вовсе не последовало.

V. Кандидаты на киевскую митрополию в 1770 году 10

8-го июня 1770 г. скончался митрополит киевский Арсений Могилянский. Относительно замещения опустевшей кафедры был представлен императрице Екатерине ІІ-й следующий всеподданнейший доклад синода – от 23-го августа 1770 г.

Киевская епархия, не имея епархального своего пастыря, ныне состоит праздна, а в силу имяннага 1721 г. февр. 14 дня указу должно Синоду на вакантныя места представлять В. И. В-ву к произведению во архиерея по два кандидата.

Того ради Синод к переведению в означенную киевскую епархию судитъ быть достойными ниже следующих, а именно: преосв. Георгия, архиепископа белорусскаго, да синодальнаго члена преосв. Афанасия, е. ростовскаго, которые оба из малороссиян довольно ученые. Более же все предает в волю и Высочайшее В. II. В-ства благоволение.

Подписали: Гавриил а. С.-петербургский.

Иннокентий е. Псковский.

Гавриил е. Тферский.

Платон архим. Тр. Серг. лавры.

Андрей протопоп ІІреображенский.

Об. Секретарь Mиx. Остолопов.

Но ни Георгий Конисский; ни Афанасий Вольховский не удостоился монаршаго избрания. На киевскую митрополию 22 сентября того же года был определен, подписавшийся первым под вышепредложенным докладом, Гавриил Кременецкий, архиепископ петербургский, который был на киевской митрополии почти 13 лет (8-го aвг. 1783).


VI. Несколько слов о Павле Конюскевиче, митрополите Тобольском, в кево-печерской лавре почивающем

.

Кому из киевлян или временно посещающих Киев богомолцев не известно о мощах Павла, митрополита тобольского, открыто и нетленно лежащих в склепе под сводами великой лаврской церкви? Но жизнь и личность м. Павла настолько же малоизвестна, насколько известно существование его мощей. Это обстоятельство побудило пишущего эти строки пересмотреть в архпве синода подлинные документы, относящиеся к увольнению и кончине м. Павла.

Вообще предполагалось, что м. Павел навлек на себя неудовольствие правительства по тому же делу, по которому потерпел м. Арсений Мацеевич, именно но делу об отобрании церковных имуществ. Но в действительности было не так. Уже самая хронология событий говорит против высказанного предположения. Отобрание церковных имуществ совершилось в 1764 г., м. Арсений Мацеевичь был отправлен в ссылку еще раньше, именно в 1763 г., а увольнение м. Павла состоялось уже в 1768 г. Далее: вопрос о церковных имуществах почти не касался тобольской епархии, где имел кафедру м. Павел. ибо эта, колонизуемая и полудикая, местность не знала крпостного права, ни помещичьего, ни монастырского. Наконец, подлинные документы, показывая, как что было, отнимают место у всяких произвольных предположений. А было так.

ІІавел Конюскевичъ, возведенный на митрополию тобольскую в 1758 г., отличался, как видно, строгостию нравов и суровой ревностию в исправлении нравственности своих подвластных и пасомых. И такому-то строгому пастырю пришлось быть архипастырем в епархии, где сложилась пословица: до Бога высоко, до царя далеко, где на необузданность произвола и страстей жаловались и прежние иерархи, где люди хотя и крестились во Христа (иные впрочем очень недавно), но во Христа еще не облеклись.

Ревностный пастырь с бичем из вервий стал изгонять из церкви всех недостойных. Он отлучал от церковного общения, расторгал браки, по его мнению, неправильные. Постригал с принуждением вдовых священников, смирял провинившихся духовных, по старому обычаю, телесным наказанием, телесными трудами и невольным пощением. Поднялся ропот. Жалобщики, преодолевая трудности пути, ходили из Сибири в Петербург и подавали св. синоду свои жалобы. Жалоб в течение 9-ти летняго управления м. Павла набралось 30. Императрица знала о суровом управлении м. Павла, и так как это противоречило её либеральному образу мыслей и её собственной системе управления, девизом которой было: живи и жить давай другим, то естественно и не могла смотреть на м. Павла иначе, как на фанатика и гонителя11. Члены св. синода, зная о взглядах Екатерины, также не сочувствовали м. Павлу, тяготились множеством поступавших на него жалоб и требовали от него обстоятельного ответа и оправдания. Но м. ІІавел, во внутреннем сознании своей правоты, продолжал управлять по своему, а от запросов св. синода или отмалчивался, или отписывался без надлежащей обстоятельности.

Приведем для примера одну из предъявленных на м.Павла в синод жалоб, любопытную для нас особенно потому, что жалобщиками являются киевляне. «Находящиеся в Тобольске на время в учительском звании киевопечерския лавры иеромонахи Савватий и Вениамин присланным Синоду доношением представляли, что они митрополитом выпрошены из лавры только на два года, с тем, чтобы обратно туда возвратиться, – но по многим их просьбам не увольняет, и для того просили об увольнении. А притом объявлено в Синоде синод. членом преосв. Димитрием, митр. Новгородским, писанное от означенного иеромонаха Савватия к придворному священнику Корнилию партикулярное письмо, заключающее в себе, что в Тобольске семинаристы по большей части бывают в работах, учители наказываются плетьми, да и они-де иеромонахи по угрозам архиерейским тогож ожидают. Притом же писано о произношении архиереем о Синоде непристойных поносительных слолв».

Наконец в заседании св. синода 22 июня 1767 г. митр., новгородский Димитрий Сеченов объявил высочайшую волю Императрицы о вызове в Москву м. Павла, тобольского. Послан был надлежащий из синода указ, но м. ІІавел не ехал ни по первому, ни по второму указу и продолжал жить в Тобольске и управлять епархиею. После полугодового промедления и двух неисполненных указов св. синод, по настоянию синодального обер-прокурора д. с. с. Мелисмино, решился прибегнуть к энергическим мерам и в заседании 22 марта 1768 года постановила «Преосв. Павлу, митр, тобольскому, подтвердить указом, буде его преосвященство, во исполнение Ея Императорскаго Величества повеления по посланным двум указам, из Тобольска поныне еще не выехал, то св. синод ныне последний уже термин полагает, чтоб непременно в путь отправится с получения того указу в неделю; а буде и за сим отправою своею в путь продолжать будет, то находящемуся в Тобольске господину губернатору онаго преосвященнаго выслать из Тобольска без всяких отговорок. О чем и к нему, господину губернатору, послать указ».

Но преосв. Павел не дожил в Тобольске до применения в себе этой последней крайней меры. 2 апреля 1768 г. он прибыл в Москву и в сознании того, что его иерархическое поприще уже кончено, отправил в св. синод следующее собственноручное всепокорное доношние. «По присланным мне из св. прав. Синода прошлаго 1767 года июня от 26 и октября 10 чисел Ея Императорскаго Величества указом велено мне быть в Москву. Почему я, учиня по долгу распоряжения и здравием, коим весьма слаб, поправясь, имел непременное намерение отправиться декабря в последпих числах тогожь году в путь, только за продолжающеюся болезнию до 11 января ныняшняго 1768 года выехать никак было невозможно. А со онаго отправившись с возможною поспепшостию старался прибыть в Москву и явиться вашему святейшеству. Только от умножившихся в дорожном безпокойствии во мне болезней, по коим в Екатеринбурге принужден был жить три недели и пять дней и, еще не совсем выпользовавшись, пo выезде в дороге различные имел припадки. А мне 2 апреля прибив в Москву и по учиненной мне от конторы св. Синода повестке апреля же 7 дня явился во оной конторе, где о ожидании мне в Москве от вашего святейшества указ объявлен.

А как я наивящую по усилившимся во мне болезням слабость моего здравия ежедневно чувствую, и по старости лет моих к виползованию оных мало надежды заключаю, по чему к правлению епаршеских дел нахожу себе не в состоянии.

Того ради ваше святейшество всепокорнейше прошу за старостию и слабостию моего здоровья от епархии и от правления епаршеских дел в киевопечерскую лавру на обещание уволнения. И о сем моем прошении учинить милостивое разсмотрение».

Вашего святейшества нижайший послушник смиренный Павел, митрополит тобольский.

1768 года. 8 априля

Москва.

Прошение м. Павла произвело в синоде благоприятное в пользу его впечатление. Св. синод былъ доволен, что открывается способ к тихому окончанию сложного и неприятного дела и постановил „всеподданнейше представить, не соизволит ли Ея Императорское Величество онаго тобольскаго митрополита Павла для пресечения происходящих в той епархии безпокойств от оной и от правления епаршеских дел, – как он и сам просит, – на обещание в киевопечерскую лавру уволить; а если по изследовании достальных дел в чем он митрополит виновным явится, то св. Синод надлежащее в силу законов взыскание и в бытность его в киевопечерской лавре учинить должен.

Императрица утвердила доклад синода в следующих выражениях: „Митрополита Павла от тобольской епархии наобещание по прошению ево уволить, а в делах, ежели впредь истцы будут, чинить Синод имеет по законам производство».

Екатерина.

Июня 4 дня 1768 г. Царское село

Но не видно, чтобы по удалении на покой м. Павла истцы продолжали против него свои жалобы, и он мог доживать свой век в лавре спокойно. Век его впрочем был не долог.

11 июля 1768 г. киевопечерский архимандрит Зосима доносыл св. синоду об определении к пребыванию м. Павла пристойной кельи, а 6 ноября 1770 г. тот же архимандрит уже доносил святейшему синоду о кончине м. Павла в следующих выражениях:

«Прибывший прошлаго 1768 г. августа 31 дня в киевопечерскую

лавру на обещание по указу св. пр. Синода в силу имянного Ея И. В. указа состоявшемуся преосв. митрополит тобольский Павел от долговременной болезни сего ноября 4 дня в пятом часу с полдня со всяким христианским порядком преставися, который за отпетием соборне паниихиды и поставлен в приделе архидиакона Стефана в склепу до получения из св. пр. синода – как и кому повелено будет отпеть погреб – в резолюцию указа. Св. пр. Синоду репортую; каковожь он о имуществе своем оставил завещание, оное при сем, за оставлением в лавре справочной копии, подленное сообщаю». Завещавние м. Павла читается так:

Во имя Отца и Сына и св. Духа. Аминь.

1770 г. октября 26 дня.

«Я нижеподписавшийся, находящийся в лавре киевопечерской по обещанию митрополит Павел, будучи в слабости здоровья своего и дабы никто по смерти моей святой лавры турбовать не могл, сим моим завещанием всем и кому о сем ведати надлежат иметь, объявляю, что имевшееся мое имущество, деньги и разные вещи, при доброй памяти и из собственной воли, прежде смерти моей все роздано. Во уверение чего и сие мое завещание собственноручным подписом утверждаю».

Смиренный митрополитъ ІІавел.

По какому-то случаю подлинное доношение архимандрита Зосимы с приложением подлиннаго завещания м. Павла пропало на почте. Всего вероятнее так вышло потому, что чума, опустошавшая Киев в 1770 г., угрожала и остальной империи, и почтовыя сообщения были крайне затруднены карантинами. Как бы то ни было, но св. синод узнал о кончип митр. Павла только из частнаго письма киевопечерекаго архимапдрита Гавриилу Кременецкому, архиепископу петербургскому, который в то время уже был назначен на киевскую метрополию. Св. синодъ был очень озабочен замедлением в погребении м. Павла особенно в виду нынешних в Киеве обстоятельств. И хотя Гавриил Кременецкии уже дал знать архим. Зосиме, что „тело того покойнаго преосвященнаго, ежели по нынешним в Киеве обстоятельствам медлить сумнительно, предать земли можно и до получения из св. синода указа», – тем не менее св. синод счел нужным подтвердить указом от 4 дек 1770 г. №1891 о немедленном тела онаго преосв. Павла, – если еще доныне не погребено, – погребении.

Архим. Зосима репортовал, что еще до получения синодальнаго указа, – по письму синод. члена Гавриила, погребение тела преосв. Павла 19 декабря учинено. Но, какъ видно, под погребением настоятель лавры разумел отпевание тело пр. Павла, а не предание его земле.

Память м. Павла обставлена легендами. Некоторые из них приведены в статье графа М. В. Толстаго. помещёной в Чтениях Моск. общ. ист. и древн. 1870. Вот эти легенды:

1

Повествуют, что в ночь накануне синодальнаго суда, подсудимый святитель явился во сне одному из синодальных членов (митрополиту Димитрию Сеченову) и изрек следующие грозные слова: „Quandoquidem patres nostri, е numero quorum quidam sancti, varia bona terrena Ecclesiae dederunt, anathematis omnibus detractoribus istorum bonorum (?), etiam ego, homo peccator et Ecclesiae Christi Episcopus indignus, non meo quidem ore, sed ore meorum patrum, tibi, detractori Ecclesiasticorum bonorum anathema et inopinatam mortem profero».

Для оценки этой легенды достаточно припомнить, что суд над м. Павлом происходил в апреле 1768 г., а митр. Сеченов скончался 11 дек. 1767, след. за 4 месяца до грозного сновидения, предвещавшего ему напрасную смерть.

2

„При отъезде из Петербурга отдавали м. Павлу, по воле императрицы, какие то деньги, в числе нескольких тысяч рублей. Павел не принял, говоря, что это огонь. Послали их с надежным человеком, назначенным для сопровождения митрополита, в Киев. Там наместник лавры предложил святителю: прийми же этот дар, по крайней мере, для святой лавры: мы устроим на них что-либо богоугодное. Павел сказал: А що ты устроишь, отче, на сей огонь? Наместник отвечал: мало ли нужд в лавре? Хорошо бы позолотить, через огонь, церковныя главы. Се добре, отвечал Павел. Деньги была приняты и употреблены на позолоту глав великой церкви.

В архиве св. синода нет известия о денежном награждерии при отставке м. Павла. Да это и не соответствовало личным отношениям к нему императрицы, вообще не щедрой для увольняемых архиереев. Если святитель Тихон воронежский, после троекратной просьбы едва допросившийся увольнения от кафедры, получил только скромную пенсию в 500 р. с.; то с какой стати предполагать особую щедрость к м. Павлу монархини, которая считала его гонителем, фанатиком и человеком, еще и по увольнении остававшимся под судом? За тем упоминане о наместнике лавры показывает, что легенда сложилась тогда уже, когда архимандритство в лавре соединено было с саном митрополита киевскаго. Но когда м. Павел жил в лавре, лавра имела особого архимандрита Зосиму Валкевича и ему конечно должна бы принадлежать честь беседы с м. Павлом о лаврском строении.

3

Сохранилась собственноручная записка покойного митрополита киевскогого, Евгения Болховитинова, о явлении ему митроп. Павла в то время, когда устроенъ был новый склеп под великою церковию лавры и приказано перенести туда, во вновь устроенные могилы, все гробы, как погребенные в земле, так и поставленные в склепе под собором. „Сего 1827 года июня в 12 день, доложили мне (пишет митрополит Евгений), что в усыпальниуе, под Стефановским придклом, тело тобольского архиерея Павла, почивающее во гробе поверхъ земли и назначенное к погребению на новом месте, оказалось нетленным, почему и велел я оставить посмотреть мне самому, но того дня не успел сделать осмотра. В следующую же ночь, когда я заснул, представилась мне буря, колебавшая здание, от коей я проснулся и услышал, что по залам мерно и весьма твердо шествует некто в мою спальню. Двери растворились и вошел неизвестный муж, светом озаренный, в архиерейском облачении, с гневом на лице. Приподнявшись на постели, я хотел встать и поклониться ему, но не мог, потому что ноги, а особенно колена, у меня сильно задрожали. Явившийся сказал мне: Чи даси нам почывати, чи ни? Не даси нам почывать, не дамь тоби и я николи почивати! За тем он вышел мерными шагами из спальни. На утро я пришел ко гробу архиерея, коего накануне предположил осмотреть, и, по снятии крыши, увидел того самого святителя Божия, Павла, который явился мне ночью, и в том же облачении. Со слезами лобызал я руки его, отслужил панихиду и велел оставить гроб на прежнем месте».

Это сновидение м. Евгения остается прежде всего событием его личной душевной жизни, – и с этой точки зрения и должно быть оцениваемо.

VII. Ведомость 1786 года о лицах, находящихся на пребывании в киево-печерской лавре, на основании указов св. синода12

1) Преосв. Серафим митрополт лакедемонский имеет пребывание свое в лавре 1778 года с июня м. по полученным в лавре из св. пр. синода 1777 окт. 13 и 1781 мая 25 числе указам, коими предписано для жительства в лавре пристойныя и сходственныя с его саном келии отвесть. Получает денежной пенсии в год по 500 р., а сверх того из лавры ради содержания его из келарни хлеба в день ситнаго белаго половина, простаго для служителей три порции, в праздничные и воскресные дни по две булки, в месяц круп гречневых по два гарца, пшена по гарцу, соли стопок по 20 или по 4 фунта, масла коноплянаго на месяц по 5 кварт; рыбы свежей, а временем просольной на три кушанья, также отпускается рыба всякая, сыр и масло коровье противу соборнаго; из ключни на неделю вина волосскаго 2 кварты, водки крепкой 2 кварты, меду 7 кварт, пива всякий день по 3 кварты и кислощей 2 кварты; да к празднику Рождества, Воскресения и Успенскому крепкой водки по 3 ведра и сладкой по 2 кварты. Свечь сальных больших на месяц по 30. Из кухни бураки, капусту и всякую огородную овощь, а из экономии для служителей в мясные дни масло и сало. И на топление печей дрова.

2) Сербской, нации архимандрит Спиридон Виткович указом св. пр. синода 1778 г. апр. 27 в лавре полученным, по силе именнаго высочайшаго указа состоявшимся, определен на жительство и содержание против соборнаго иеромонаха получает из киевской казенной палаты в год денежной пенсии по 150 р., а от лавры кружечнаго поделу в год на 25 р. Також отпускается ему на содержание в неделю из ключни водки крепкой по кварте, меду питейнаго по 1 кварте и проч.

3) Архимандрит бывый батуринскаго крупецкаго николаевскаго монастыря Варсонофий, присланный в лавру при указе св. пр. синода 780 г. марта 30, на обещание его, как он в лавре и пострижен, на соборную порцию.

4) Архимандрит Козма Вестарис, бывый при покойном константинопольском патриархе Серафиме, – 781 г. мая 28 по полученному из св. пр. синода в лавре указу, по его прошению жительствует с содержанием во всем против соборнаго лаврскаго иеромонаха.

5) Бывый Троицкой Сергиевой лавры келарь иеромонах Иннокентий по просьбе его и желанию в разсуждении болезни, по указу св. пр. синода, в лавре полученному 1767 г. 1 дек., на жительство определен с тем, чтобы содержать его с пристойным респектом. Пенсии получает 150 р., а сверх того из лавры содержание как и вышеписанные архимандриты.

6) Придворный тафель-декер Лукиан Корокевич, в повреждены ума находящийся, 1763 г. ноября 4 дня при указе из св. пр. синода прислан в лавру для пребывания и исправления в уме с предписанием довольствоват его Королкевича пропитанием и одеждою. Почему и производится для него содержание из лавры, в день ситнаго хлеба четвертка, а по праздничным дням и булки, да из трапезы кушанье и пива по две кварты из ключни. Одеяние же все ради его дается из казны лаврской. Сверх того находящемуся при нем для услуги и сбережения его в здоровье солдату, определенному от киевской обер-комендантской канцелярии, ежеденно простаго хлеба обыкновенная порция и из трапезы кушанье, как и лаврским всем послушннкам, выдается.

Итого по указам жительствующих в лавре шестъ = 6.

VIII. Из истории Киевского Греческого Екатерининского монастыря

1786 год былъ тяжелым годом или – лучше сказать – начинал собою ряд тяжелых годов для малороссийского монашества. Последовал высочайший указ о введении единообразия в содержании малороссийских монастырей с монастырями великороссийскими, а это единообразие должно было прежде всего сказаться в сокращении числа монастырей и монашествующих. И действительно при введении штатов в трех малороссийских епархиях – киевской, черниговской и новгород-северской оказалось подлежащими закрытию 42 обители, и 466 иноков и 510 инокинь остались в излишестве, не считая лишних настоятелей и настоятельниц, которых набралось 29. Куда было даваться бедным монашествующим, оставшимся в азлишестве, которым, по выражению киевскаго митрополита, и жить было негде и пропитываться нечем? Невдруг еще последовал высочайший указ которым предоставлялось оставшимся в излишестве печальное право, стеснившись в небольшое число уцелевших монастырей, доживать свой век на сверхштатном содержании, в ожидании того, пока они смертию не выбудут, при чем местным архиереям предписывалось пополугодично репортовать об успехах смерти в истреблении этой лишней сверхштатной братии.

Совсем в ином исключительно-благоприятном положении находился киевский Екатерининский греческий монастырь. Во всех малороссийских монастырях было тесно и многолюдно: даже монастыри не закрываемые, а вошедшие в штат, имели на половину и больше монахов в излишестве; между тем в греческом киевском монастыре было только два инока, игумен да пономарь монах, да жил еще на покое архимандрит Евстафий 69 лет, бывший настоятель новгород-северского монастыря, недавно уволенный с пенсиею 500 р. с. в год и весьма зрело разсудивший, что ему лучше водвориться там, где просторнее.

Между тем штаты, вообще скупые и стеснительные, оказались не в меру щедры для греческого монастыря. Тогда была эпоха увлечения греческим проектом; правительство тщательно отыскивало в России все элементы сближения с греческою нациею: даже относительно русских монахов циркулярно требовалось известия, не умеет ли кто читать, писать и говорить по-гречески. Тем паче правительство не могло оставить без особого внимания целый греческий монастырь. И вот мы видим, что, по штатам 10 апр. 1786 г., греческий Екатерининский монастырь полагается во 2-м классе, следовательно предпределяется в нем 17 монахов при настоятеле архимандрите. Такая несоразмерность штатного положения греческого монастыря с его действительностию заставила киевскаго митрополита Самуила обратиться в св. синод с следующим доношением (отъ 11 июня 1786 г.): «Как в вошедшем в штатное число второклассном греческом екатерининском монастыре ныне на лицо состоит один только игумен и один монах, а по штатному положению в оном монастыре быть должно с настоятелем всех монашествующих 17: того ради свят. правит. синоду об оном благопочтенно представляя, из греческой ли нации или из остающихся в киевской епархии в излишестве монашествующих тот греческий монастырь повелено будет наполнить, – також о произведении находящегося в том монастыре игумена Иакова во архимандриты, долг имею ожидать в резолюцю указа».

По поводу доношения киевского митрополита, в канцелярии св. синода были собраны справки о киево-греческом монастыре и об игумене Иакове. И оказалось следующее:

а)      о монастыре. «То место, где греческий екатерининский монастырь состоитъ, в 1737 году искуплено жителем киевским греком Астаматеем Николаевым монастырю синайския горы Преображенскому под cтроение церкви во имя св. великомуч. Екатерины для проезжающих в г. Киев греков, и чтобы во оной священнослужение исполнять бывшему тогда из синайския горы игумену Евгению и впредь присылаемым оттуда ссвященнослужителям, которую церковь по представлению покойного преосв. Рафаила, архиепископа киевского, св. синодом в 1738 г. и дозволено построить с тем, чтобы оной быть в ведомстве киевского архиерея».

б)      oб игумене Иакове. Выписка из епархиальной ведомости 1735 г. „Игумен Иаков, области венецианской купеческий сын, учился области турецкой Димитриевской епархии в городе Портарии, в семинарии еллинского диалекта чрез три года, – сам же никого не учил; по природе говорит, читает и пишет по гречески. Пострижен в монашество 1773 года мая 9 синайских гор в обителе Преображенской; послушание проходил при доме синайских гор преосв. архиепископа Кирилла экономическое, – 1773 мая с 9-го, 1777 годов декабря по 26-е, – а того года определен оным преосвященным Кириллом в Киево-Греческий монастырь по старости тогда бывшаго в оном игумена Григория управителем, а по умертвии онаго игумена Григория произведен покойным преосв. Гавриилом, митр, киевским, в оный киево-греческий монастырь 1783 г. марта 10 игуменом, в коем чину и ныне находится. Дела до него никакие не касались. От роду ему 37 лет». Против имени рукою преосвященного киевского отмечено: «к послушаниям впредь способенъ».

По соображении всех обстоятельств, св. синод указом от 16 июля 1786 г., на имя митроп. киевского Самуила, определил: «игумена Иакова произвесть в архимандриты киево-греческого монастыря, а недостающее в оном число монахов пополнить пока излишними иноками других киевских монастырей, с тем что если в последствии придут на пребывание в киево-греческом монастыре иноки из синайской обители, то русские монахи должны уступить место греческимъ».

Определение св. синода было исполнено. 6 августа 1786 года игумен Иаков был произведен в архимандриты, при чем (доносил св. синоду митр. Самуил) «за неимением в греческом монастыре для священнослужения архимандричьего ризничных вещей, снабден оными из упраздненного киево-кирилловского монастыря, оставшимися после бывшего там архим. Николая». К рапорту митрополита был приложен и реестр вещей для священнослужения архимандричьяго, переданных из кирилловского в греческий монастырь, кои были: четыре митры, мантия архимандричья краснаго канавоту, посох архимандричий и четыре наперсных креста.

Красная мантия обратила па себя внимание св. синода. В указе от 30 сент. 1786 г., на имя митрополита Самуила, содержалось следующее: «св. синодом усмотрено, что архим. Иакову между прочими ризничными вещами выдана мантия архимандричья краснаго канавиту, каковых архимандритам употреблять возбранено; для того, буде подлинно та данная архим. Иакову мантия состоять из краснаго цвету, оную от него архимандрита отобрать и употребить на прочие ризничныя вещи по усмотрению преосвященнаго, – а ему, архимандриту, велеть носить мантию чернаго, а не инаго какого цвета непременно. А притом справиться: нет ли и в других тамошниъ монастырях подобных сему непристойностей, и ежели окажутся, то употребление оных немедленно пресечь и св. синоду о всем том репортовать».

Митр. Самуил от 28 октября того же года репортовал, что красная мантия создана ошибкою писца; на деле же мантия черного цвета и свидетельствована им самим.

IX. Последние судьбы киево-межигорского монастыря13

Киево-межигорский монастырь имел запорожскую сечь – так сказать – в своем приходе. Из монастыря отправлялись в сечь иеромонахи для совершения треб и богослужения; из сечи приходили в монастырь старые израненные казаки доживать век в качестве ченцов. Монастырь сеял духовное, жалъ с избытком вещественное; ибо казаки, в иную пору очень богатые воинскою добычею, были усердными и щедрыми вкладчиками. Казаки ущедряли не только киево- межигорский монастырь, но и его колонию Николаевскую самарскую обитель, находившуюся поближе к сечи запорожской, в нынешней Екатеринославской губернии.

С падением сечи запорожской, изсяк постоянный источник доходов киево-межигорского створопигиального монастыря и самые дни его были уже кратки и изочтены. Первое – так сказать – предостережение межигорскому монастырю дал Евгений Булгарис, архиепископ херсонский и славянский. В 1778 году он вошел в св. синод с доношением, что в его де новооснованной епархии крайне мало монастырей, а между тем он-де архиепископ, весьма нуждается в монастырских настоятелях для присутствия в духовных правлениях и для других епархиальных поручений, а посему просил перечислить в его ведомство между прочим, самарский монастырь приписанный к ставропигиальному межигорскому.

Синод пожелал узнать по этому вопросу мнениие самого межигорского монастыря. Киево-межигорский монастырь, – как и следовало ожидать, – в предположении преосв. Евгения увидел посягательство на последния остатки своего достояния, и потому сильно запротестовал. Архимандрит Гавриил с братиею от 15 июня 1778 г. докладывали свят. синоду между прочим следующее:

„Киево-межигорский монастырь по уничтожении сечи запорожской, с которой получал нужное к содержанию, вовся уже онаго лишается и лишился, довольствуясь только из угодий при монастыре самарском оставшихся, к которому.... испросил в разных годах от бывшаго войска запорожскаго довольныя земли пахотныя и сенокосныя с озерами, завел в оных довольное число скота рогатаго, лошадей и овец, иные покупая за деньги, а другие испрашивая у козаков, умножил пасеки для пчел, построил мельницы вновь, а иные испросил же у козаков, – и населил при том монастыре, по дозволению войска запорожского, слободу в 50 дворах. И какое ни есть при том монастыре и внутрь онаго строение, то всё происходило от монастыря киевскаго межигорскаго с тою надеждою, чтобы с оной экономии иметь на будущия времена приобретение к содержанию сего межигорскаго монастыря. Для управления которою экономиею отделяются от сего монастыря начальник с монашествующими, и из той экономии сей межигорский монастырь получает ежегодно воск, мёд, сыр и масло коровье, шерсть овечью, кожи, сукно и лошади для поездки, да с той же экономии за деньги доставляется покупкою соль и рыба. Ради каковой выгоды сей монастырь межигорский, по уничтожении сечи запорожской, просил его светлости (...все титулы) князя Григория Александровича ІІотемкипа всех тех грунтов и дворов монастырю межигорскому и самарскому навсегда утверждения. А посему по ордеру его светлости... чрез межевщиков оная земля отведена и отмежевана по размеру, которой земли досталось 15000 десятин, коей земли ныне и столбы межовые утверждены, что всё стоит монастырю с немалым трудом и иждивением

Если же обязан будет начальник самарскаго монастыря от епархии порученными каковыми другими делами, то в экономии может последовать совсем упущение и вместо чаемой пользы причинится невозвратный убытокъ... Того ради св. прав, синод всенижайше просим... вышепрописанный самарский монастырь оставить ведомым межигорскому монастырю во всем».

Туча на этотъ раз прошла мимо. Св. синод уведомил преосв. Евгения, что самарская обитель не можетъ быть изъята из ведомства киево-межигорскаго монастыря.

Наступил роковой для малороссийскаго монашества 1786 год. В 4-м пункте указа императрицы от 10 апреля сего года значилось: ставропигиальный киевомежигорский монастырь перевести в таврическую область, где оный в 1-м классе учрежден будет; строение же обратится для помещения отставных офицеров, призрения во их дряхлости и не имуществу требующих. Конечно правительство имело в виду поместить межигорский монастырь в соседстве с прежними обитателями Запорожья, населявшими теперь Землю войска черноморскаго. Но перенесение в Тавриду и учинении в 1-м классе было для межигорскаго монастыря пока сладким обещанием, а между тем наступила уже горькая действительность. Места в Тавриде для перенесения межигорскаго монастыря отводимо еще не было; не было ассигнуемо монастырю и окладов сообразно его проектируемому 1-классному штату. Правительство, очевидно, не считало этого дела спешным, а между тем неумолимые директоры домоводства, согласно высочайшему указу от 10 апреля 1786 года, уже собирались с 1-го июля сего года забрать монастырския имущества и доходные статьи в свои руки. ІІослушники, видя беду, идущую на монастырь, брели врознь, архимандрит и монахи опасались, по их словам, что монастырь, „состоящий в отдаленности от селений и между лесом, останется без всякаго надлежащаго охранения». В таких обстоятельствах межигорский архимандрит Амфилохий обратился к малороссийскому генерал-губернатору графу П. А. Румянцеву с просьбою принять участие в затруднительном положении монастиря. Румянцев, письмом от 28 мая, отвечал, что он ничего не может сделать для монастыря, и советовал архимандриту обратиться или по духовной команде, или к начальнику той области, куда монастырь переводится, т.е. к князю Г. А. Потемкину. Архимандрит обратился к св. синоду и от 30 мая 1786 г. просил „не оставить в резолюцию милостивым указом, – дабы паче чаяния, за неимением при монастыре людей не последовало какого нападения и грабителъстваи. Синод 19 июня поручил своему первенствующему члену Гавриилу, митрополиту новгородскому, объясниться по этому предмету с князем Г. А. Потемкиным и снабдил даже митрополита докладною запискою с изложением сущности дела.

Когда происходило это объяснение и чем оно кончилось, из дела не видно; но видно, что князь Г. А. Потемкин стал усвоять себе некоторыя права под церковною движимостию монастыря, не принимая в тоже время на себя соответстующих обязанностей. Ризница и утварь межигорскаго монастыря, перевезенная на время в киево-софийский собор, по письменному требованию князя Потемкина, вся без изъятия, 20 апреля 1787 г., отдана присланному от его светлости коллежскому ассессору Михаилу Завьялову с копиею описи и роспискою. А летом 1789 г. кпязь Потемкин предписалъ киевскому обер-комменданту Вигелю14 взять и препроводить водою до Койдан колокола упраздненного киево-межигорскаго монастыря; почему те колокола все без изъятия и взяты были присланным от обер-коменданта сержантом Филиппом Вороновымъ15. Куда делась ризница, утварь и колокола – нам неизвестно. Очень вероятно, что князь Потемкин, любивший все делат в широких размерах и притом сам собиравшийся когда-то быть монахом, действительно задумывал устроить в Тавриде монастырь на славу, – но сначала 2-я турецкая война, а потом смерть самого князя Потемкина – помешали исполнению предприятия.

Какая была дальнейшая судьба монастырских зданий, архимандрита и иноков?

Строения межигорского монастыря предназначались правительством сначала для янвалидного дома дряхлым и больным офицерам, а потом для госпиталя. Как бы то ни было, но монахам предложено было выбраться оттуда, а храмы монастырские, из которых было вынесено все ценное, переданы в заведевние соседнему священнику. При этом повторились сцены разгрома и опустошения, какие всегда бываютъ, когда дом остается без хозяина. Теже бывшие крестьяне монастырские», доносил aрхим. Амфилохий еще от 25 июля 1786 г., „начали уже и утеснять монастырь, занимая сами собою землю до самаго монастыря без уважения, лес и сады монастырские опустошая крайне». Не уцелели и самые храмы. „Апреля 23 дня», докладывал св. синоду митр. Самуил от 24 апр. 1787 г., „определенный для надсматривания бывшего межигорского монастыря священник доношением мне представил, что по случаю учинившагося в том бывшем монастыре пожара и церкви божии деревянная, а именно 1) Сошествия св. Духа, 2) Благовещения пр. Богородицы и 3) трапезная святителя Николая сгорели со всею, что в них находилось, утварию, исключая св. антиминсы и сосуды, которые он успел вынест; да и в настоящей каменной церкви паперть под железною крышкою вся обгорела, даже что жар касался и самой церкви, почему и из оной все было выносимо». – Сгорели ли кельи и другие монастырские строения, переданные в ведомство приказа общественного призрения, из дела не видно. Народная молва приписывала причину пожара поджогу со стороны людей, раздраженных закрытием монастыря.

Что сталось с настоятелем и братиею? Архимандрит Амфилохий Леонтович лично ничего не потерял. Онъ былъ назначен вскоре настоятелем 1-классного киево-николаевскаго пустынного монастыря и впоследетвии (с 24 июня 1795 г. до смерти 1 июля 1799 г.) был епископом переяславским.

Судьба остальной братии менее известна. В эпоху монастырского упразднения всех монашествующих, кроме настоятеля, было 49; в том числе были – по отзыву Амфилохия – «престарелые, дряхлые, здоровъем весьма слабые, к послушанию неспособные и к переселению крайне ненадежные». Если бы переселение состоялось и в Тавриде основан был первоклассный монастырь с 33 положенными по штату иноками, то и в таком случае 17 межигорцев остались бы во излишестве. Если верить Ратшину (О монастырях стр. 535), братия межигорского монастыря была переселена в Спасо-Николаевский мон. при устье р. Ингула. Из дел синодального архива этого не видно. Из дел архива видно только то, что в 1786 году прибыло в киево-печерсвую лавру 17 заштатных иноков упраздненного межигорского монастыря (иеромонахов 7, иерод. 2, монахов 8, в том чнсле два иподиакона). По лаврской ведомости за 2-ю половину 1788 года значится живущими ве лавре только десять межигорцев: иеромонахи Карп 60 лет, Дормидонт 50 л., иеродиаконы: Гурий 50 л., Аркадий 40 л. монахи: Елисей 35 л., Герман 35 л., Евфим 72 л., Фаддей 70 л., Феодул 45 л., Глеб 38 лет. Все они аттестуются так: «Со времени определения их в лавру никаких худых дел за ними не примечено».

***

Остается сказать несколько слов о колониях межигорского монастыря – о приписных к нему обителях и подворьях. Этих колоний было четыре: 1) Самарский монастырь в Екатеринославском наместничестве, в новомосковском уезде, 2) в Киево-подоле монастырское подворье с церковью св. великомуч. Пантелеймона, 3) при польской границе во острову, называвшимся Демидовским, новая церковь во имя Рождества Богородицы, 4) при городе Переяславле отчина монастырская село Демянцы с двором монастырским и старою церковью во имя св. Бориса и Глеба.

Самарский пустынно-николаевский монастырь, из-за которого межигорцы лет десять тому назад так горячо боролись с арх. Евгением, не избежал своей участи быть причисленным в ведомство екатеринославской епархии. Но монастырь остался за штатом, а обширныя владения его вероятно перешли в светское ведомство. Может быт в самарский монастырь переселилась часть межигорцев, ибо при упразднении межигорского монастыря в самарском – по докладу архим. Амфилохия – было 12 иноков, а по ведомости к 1 янв. 1789 г., мы видимъ, что их значится уже 24 (7 иером. 4 иерод. и 13 монахов: из них 2 иером. служили на черноморском флоте).

Что касается до остальных колоний киево-межигорского монастыря, то с ними конечно поступлепо было в точной силе 12 пункта указа императрицы от 10 апр. 1786 г. (об обращении пустыней в приходския церкви).

X. Первые киево-софийские соборяне16

Указом императрицы Екатерины ІІ-й от 10-го апр., 1786 г. между прочим предписано: «Кафедральный Киево-Софийский монастырь переименовать киевским Софийским собором, определя к нему протопопа и прочих священно- церковно-служителей с окладомъ наравне с моск. Архангельеким собором».

Во исполнение этого высочайшаго повеления митрополит Самуил определил новый состав лиц, служащих при св. Софии, о чем и сообщил синоду при рапорте от 2 сентября того же 1786 года.

Ведомость, кто именно священно-и церковно служители определены к киевскому Софийскому собору

Протопопом: переведен от киево-подольской соборной церкви протоиерей Иоанн Леванда; ключарем: киево-подольской Притиско-Николаевской церкви оставшейся за штатом, при разборе священно и церковно-служителей, священник Павел Ольшевский. Кроме того назначены: три священника, один протодиакон, два диакона и 18 человек причта и церковной прислуги.

Киево-Софийскому собору на содержание

Иерофея Малицкого, е. черниговского, и Феоктиста Мочульского. е. белградскаго с приложением следующей ведомости.

Тобольский архиепископ Варлаам обучался в киевской академии латинскому языку и преподаваемым в ней наукам, с выслушанием философии и богословии. По пострижении в монашество в 750 г. в киево-печерской лавре упражнялся в ней и в училищном братском монастыре в сказывании проповедей, в 1762 г. произведен во игумена и был в разных монастырях настоятелем, а напоследок тверской епархии во 2 кл. новоторжском архимандритом. В 1768 г., по имянному высочайшему повелению, посвящен во епископа тобольского, а 1792 года ноября 6 по имянному же высочайшему указу пожалован в сан архиепископа. От роду ему 66 лет.

Черниговской епископ Иерофей обучался в воронежской семинарии философии и богословии и языкам еврейскому, греческому и латинскому, по пострижении в 1758 г. в монашество был там-же учителем, проповедником и префектом; потом черниговской епархии в Домницком монастыре игуменом; а с 1774 г. в черниговском 1-кл. мон. архимандритом и тамошней семинарии ректором, присутствуя между тем в консисториях воронежской и черниговской; а в 1788 г. окт. 28 по имянному высочайшему указу посвящен во еппскопа черниговскаго. От роду ему 68 лет.

Белоградский епископ Феоктист обучался в киевской академии философии, богословии и языкам еврейскому, греческому, латинскому, немецкому, французскому и польскому, а притом арифметике, истории и географии. По пострижении в монашество был в здешнем сухопутном кадетском корпусе иеродиаконом и иеромонахом. По произведении в архимандрита, с 1767 г. находился в разных монастырях настоятелем, председательствуя в консисториях и сверх того с 1776 по 1779 г. был при славенском архиепископе Евгении, для объяснения дел по управлению епархиею администратором. И по именным высочайшим указам в 1783 г. посвящен в викарнаго московской епархии епископа севского, а в 1787 г. февр. 6 переведен местным в белоградскую епархию. От роду ему 66 лет.

Указом от 1 апр. 1796 г. имп. Екатерина назначила митрополитом киевским Иерофея, еп. черниговского. Вероятно в то время этот выбор был неожиданностью, да и в настоящее время трудно понять, чем руководилась монархиня при этом выборе. Давний архиерей Варлаам тобольский отличался выдержанностью и постоянством характера. Феоктист белоградский славился своею образованностью и литертурно-педагогическою деятельностью. Иерофей преимуществовал пред своими совместниками только немного количеством лет. М. Иерофей был на киевской кафедре три года слишком (2 сент. 1799). Оба совместники пережили его. Варлаам скончался 2 дек. 1802 г., а Феоктист 29 апр. 1818 г.

XI. Черногорский инок Дометиан Владевич и его пребывание в киево-печерской лавре17

10-го июля 1797 г. император Павелъ І-й получилъ следующее письмо:

Всемилостивейший Государь!

„Прошедшаго марта от 27-го писал я В. И. В-ству чрез руки графа В. II. Мусина-Пушкина, что нет разорительнейшаго для киево-печерской лавры, как быть оной под управлением епархиальнаго архиерея, каков пынешний преосв. Иерофей, который в похождении своем весьма высокомерен, немилосердный, к лихоимству чрезмерно лакомый и ненасытный и в правлении крайне нерасторопливый и разорительный для лавры святой». Далее следует исчисление проступков м. Иерофея, коих насчитывается пять: а) неслужение торжественнаго молебна после присяги на верность имп. Павлу, б) неслужение панихид по покойной императрице, в) оказание 10 монашествующим 10 декабря 1796 г. жестокости вязанием их на жестокой стуже, г)      употребление 25,000 р. с. из неокладных лаврских сумм на ненужные и неправильные расходы, д) неремонтирование великой лаврской церкви и типографских станков. Письмо заканчивается так: „Слава Богу, Ваше Императорское Величество, правда в России царствует!, а здесь в частном месте неправда свирепствует. Преосвященный меня к своему личному оправданию никогда не призывал, а утвердясь на лжесвидетелях, гибель мне изготовилъ. Объявляли ему некоторые из приближенных ему, что обо мне великий Государь известен; он отвечал: пускай и пропаду, а ею истреблю. Всемилостивийший Государь! всеблагоговейнейше прошу Вашего имп. Величества: пощади ради Бога и матери Божией киево-печерскую лавру от такого разорения и угнетения братий и избави Высокомонаршею властию от начальства преосв. Иерофея. Не укосни Великий Государь! не укосни. Припадая к священнейшим стопам В. И. В-ства есмь В. И. В-ства всеподданнейший иеромонах киево-печерския лавры

Дометиан Владевич».

19-го июля 1797 г. Лавра киево-печерская.

Государь чрез Д. П. Трощинского в подлиннике передал это письмо первенствующему члену св. синода митрополиту Гавриилу и св. синод в заседании 17 июля 1797 г. определил: митр, киевскому Иерофею послать указ, надписав оный по секрету, с предложением прислат в св. синод по самой сущей справедливости и чистой совести обстоятельный ответ против доношения Дометианова, и если Дометиан живет еще в лавр, то оставить его до дальнейшего о нем от синода предписания.

От 13 авг. 1797 г. митр. Иерофей прислал в св. синод подробный и обстоятельный ответ против доношения Дометианова. Фактически показав ею неверность обвинений, взводимых на него Дометианом, митрополит заканчивал своё оправдание так: «К прихотям склонности я не имел и не имею, и потому на оныя по своей власти ничего не употреблял, обители лаврской ни в чем не разорял, и в свой архиерейской дом никогда и никаких вещей не забирал, каковую истину старейшая лаврская братия и все те, у кого что в содержании, могут совестию подтвердить, но старался всемерно сохранить лаврское добро в ненарушимости. И для того, когда доходил мне слух о не дельных Дометиана пустословиях, вменял сие за ничто; а какия и чрез кого от него Дометиана были сторонния напоминания, о том мне и доселе ничего неизвестно; почему и призывать его к себе не находил я надобности, наслышавшись довольно о азиатских его нравах и опасаясь, чтоб он по своему азарту и суровости не сделал мне какой обиды. И сих слов: пускай я пропаду, а ею истреблю, ни предъ кем и ни на каком случае не сказывал; но сам он Дометиан таковы дерзостны речи пред некоторыми из братии говорил: "пусть-де я самъ пропаду, а докажу, что не будет в лавре архиерей командиром».

Вместе с тем м. Иepoфей представил доклад духовного собора лавры о поведении и характере Дометиана. В этом докладе между прочим заявлялось: а) что он, Дометиан, находясь в чине иеродиаконском, 1783 г. сентября 22 дня учинил было тайно из лавры побег в свое отечество т. е. в Черныя Горы, куда по собственному его, значащемуся в деле, признанию проходил чрез границу и различные иностранные города без пашпорта не сказываясь как в пути, так и в черногорском городе Цетыне иеродиаконом, а монахом, и при таковом своем побеге казенных лаврских 50, да партикулярных 15 рублей денег унес, а оттуда 1785 г. в октябре, возвратившись в лавру, хотя те деньги представил и по единому снисхождению оставлен без заслуженная им штрафа... но с обязательством подпискою, чтоб впредь побегов не чинил, а о прежде содеянном приносил плоды, достойные покаянию, б) что и потом он оказывал непослушание покойному митр. киевскому Самуилу, в) что наконец и теперь по причине безпокойнаго характера Дометиана старшая лаврская братия просит о выселении его из лавры в китаевскую пустынь.

Свят. Синод, по соображении всех данных в заседании 28 авг. 1797 г., определил: так как иером. Дометиан Владевич оказался в ложном на настоятеля своего митр. Иерофея Его Императорскому Величеству доносе, нанеся тем напрасное Высочайшей Е. В. особе утруждение,.. для того его, Дометиана, в страх другим и в отвращение от подобных сему ложных предприятий, лиша иеромонашескаго и монашескаго чинов вовсе, отослать в киевское губернское правление для препровождения его, яко состоящаго природою из Черной Горы, за границу, с подтверждением кому следует на пограничных заставах, чтоб он, Дометиан, внутрь России впускаем не был.

Но так как дело началось с письма на высочайшее имя, то св.синод счел нужным все дело и свое определение о Дометиане повергнуть на высочайшее воззрение и государь 9 сент. 1797 г. утвердил доклад синода.

От 2 окт. митр. Иерофей уже доносил синоду, что иеромонах Дометиан 30 сентября лишен иеромонашества и монашества и с мирским именем Дмитрия отослан из духовнаго собора лавры в кевское губ. правление для препровождения за границу.

Но еще прежде своего расстриженя, неугомонный Дометиан снова послал государю императору, от 14-го августа, новый дополнительный на м. Иерофея донос, который тем же порядком был передан от государя в синод, из синода к митр. Иерофею. М. Иерофей снова представил синоду от 23 окт. подробное оправдание с приложением приходно-расходныхъ документов, предлагая при том чрез кого сторонняго и следствие назначить и тем избавить его, митрополита, при старости лет от поншения, взведенном пред престолом Высокомонаршимъ и св. Синодом. Св. синод признал оправдание митрополита достаточными., и так как Д. Владевич потерпел уже высшую меру наказания и был выслан за границу, то св. синоду оставалось только закончить дело заявлением, что святейший Синод усматривает из объяснения митрополита Иерофея, что он поступает в лавре во всет благопристойно, сохраняя хранимые издревле в ней обряды.

Казалось после всего что случилось, для бывшего иеромонаха Дометиана уже не было возможности возвратиться снова в киево-печерскую лавру, да еще с повышением в сане. Вышло однако на оборот.

В конце 1801 г., недавно вступивший на русский престол, имп. Александр І-й получил следующее письмо:

Всемилостивейший Государь!

Родился я в Черных горах в примории Адриатическом и по смерти родителей моих в малолетстве преосвященным митрополитом черногорским Василием ІІетровичем в 1758 г. в высокославную российскую империю вывезен и при дяде моем протопресвитере Филофее Владевиче воспитан и грамоте российской читать и писать научен. ІІосле того был в воинской службе Императорскаго Величества, а от службы уволясь, по усерднейшему желанию принял чин монашеский в киево-печерской лавре, и там же по чину церкви святыя в иеромонахи преосв. митр. Самуилом в 1786 г. сент. 22 рукоположен и жил в невинности и в исправлении своей должности. ІІо кончине-же преосв. Самуила принял начальство в киево-печерской лавре покойный преосв. Иерофей. ІІравление его в киев. лавре было тяготейшею рукою: он церковныя неокладныя деньги безмерно расточал и на свои потребы не малое число денег употреблялъ, братию обижал и в самом худейшем состоянии содержал. Из сего печальнаго случая то хождение преосв. Иорофея представил блаженно почившему Государю Императору Павлу Петровичу. Государь Император прошение мое отдал в Синод. Прав. Синод, не чиня последствия мне неизвестно на чем основался, сказав неякоесь воровство, о коем не ведаю, ибо до подачи Его Имп. Величеству прошения ни по суду ни без суда ни в каких штрафах не бывалъ, – приказал лишить чинов, выслать за границу; и в 1797 году неповинно жестоко наказанъ, и с того времени странствую в чужих краях в прискорбняйшем состоянии без пропитания. По вступлении-же Вашего Имп. Величества на всероссийский Имп. престолъ на основании изданоаго В. И. В. всемилостивейшаго манифеста о прощении преступлений кроме убийства, посему и я из тех далечайших краев предпринял многотруднейший путь достигнуть к престольному граду С.-ІІ-бургу и припадая к освященнейшим стопам В. И. В. всеблагоговейнейше прошу: благоутробнейше уважив невинное мое страдание и многотруднейший путь, всемилостивейше повелетъ св. Синоду, дабы оный меня благословилъ и разрешилъ и по прежнему в лавру в число братии определитъ. Врученный же мне в Венгрии пакет на всевысочайшее В. И. В. имя от православнаго преосв. епископа Бочкого и Сегединскаго при сем всеблагоговейнейше прилагал, есмь В. И. В.

всеподданнейший бывший киево-печерской лавры иеромонах Дометиан, а ныне нещастный Димитрий Владевич.

1801 нояб. 12.

Государь видимо расположен был к снисхождению и поручилъ св. синоду разсмотреть: заслуживает ли просьба внимания и можетъ ли быть удовлетворена без нарушения порядка и справедливости? Но синодъ на этот раз остался при прежнем постановлении, поручив митр. Амвросию донести государю о деле Владевича с таковым притом св. синода мнением, что оный (т. е. синод) и ныне к возвращению ему. Владевичу, иеромонашескаго чина по силе 12 правила поместнаго антиохийскаго собора, равно и к определению его в ту киево-печерскую лавру по прежнему, во избежание впредь дальнейших от него безпокойств, приступить не можетъ.

Прошло еще четыре года. 22 дек. 1805 г. один из членов св. синода – должно полагать Амвросий, м. петербургский, – получил от черногорскаго митрополита следующее письмо: Святейший Владыко, Милостивый Государь и Архипастырь!

Находящийся при мне секретарем, бывший киево-печерския лавры иеромонах Дометиан Владевич – с предков шляхтич черногорский. Восемь лет тому как он по некоторым на щот его бывшим приключениям уволен из киевской лавры, и по ревности к святой обители решился терпеть. прискорбности, но по сообразности честнаго его поведения и по сведению с примечания моего не столь виновен, сносить долговременныя прискорбности; но добрым поведением заслуживает уважения и за верную его при мне службу, Двору нашему Всевысочайшему относящуюся, с немалым усердием, и Его Императорского Величества благоволение. Мы основываемся на доброй совести и хорошем христианском поведении, а потому более что он, Владевич, по всеусерднейшей приверженности к Высочайшему двору нашему и по способности его в сем краю был и есть к службе Высокославнаго Покровителя нашего полезным. И сего ради всенижайше прошу Ваше Святейшество, разрешение архипастырское ему, Дометину Владевичу, учинить не оставьте. Также по зельному его желанию и в киево-печерскѵю лавру, в его постриг, причислить повелеть благоизвольте. Тем мне и народу сему чувствительное явите удовольствие. Впрочем, вручая себе архипастырской Вашего святейшества благоприязни, есмь с глубочайшим высокопочтением Вашего святейшества всепокорнейший слуга митрополит черногорский и ордена св. Александра Невскаго кавалер Петр Петрович.

В Цетине Августа 23. 1805 г.

И это письмо – само в себе – не имело никакого успеха. Но очевидно, что до государя дошло другое – должно полагать современное – ходатайство черногорскаго митрополита, и государь, чрез посредство товарища иностранных дел князя Адама Чарторыйского поручил синодальному обер-прокурору князю А. Н. Голицыну предложить св. синоду об удовлетворении просьбы черногорского владыки. Синод не стал противиться монаршей воле и 13 марта 1806 г. Определил – предоставить черногорскому владыке самому возвратить Д. Владевичу иеромонашество с номинальным причислением его к киево-печерской лавре, но с воспрещением по-прежнему когда-либо вступать в пределы России, и с оставлением навсегда при черногорском митрополите.

Прошло еще сем лет и черногорский архимандрит Дометиан Владевич въезжал в Киев. Он вез с собою письмо министра полиции Л. Балашова к киевскому митр. Серапиону. Письмо было следующее: Преосвященный Владыко! Милостивый Государь! Архимандрит из Черных Гор Дометиан оказавший приверженность свою к России отправляется с Высочайшая соизволения на жительство в киево-печерской лавре. По случаю сему получилъ я повеление от Государя Императора уведомить о сем Ваше Высокопреосвященство, и сообщить, что воля Его Величества есть, чтобы отцу Дометиану как помещение, так и содержание определено было пристойное его сану. Честь имея сим исполнить монаршую волю, прошу покорнейше о приведении оной в исполнение почтить меня извещением. Поручая себя и пр. А. Балашов.

№ 31. янв. 14. 1813 г. Главная квартира г. Иоганишбург в Пруссии».

М. Серапиону оставалось только исполнить высочайшую волю – принять архим. Дометиана на жительство в киево-печерскую лавру и испросить у св. синода дозволение иметь священнослужение означенному архимандриту.

Дальнейшая судьба Д. Владевича для нас неизвестна. Из дела видно только, что он получал с 1813 г. из киевской казенной палаты по 300 р. с. ежегодной пенсии.

* * *

1

Речь идет о св. Иннокентии Иркутском, о котором м. Филофей, как видно, составил заочное и неверное представление

2

Разумеется Антоний Стаховский, преемник м. Филофея сибирской митрополии

3

Соловьев, Ист. Росс. XVI, 353

4

2 Списки архиереев Ю. Толстого Спб. 1872 г. 3, 4.

5

...

6

Чистович, Феофан Прокопович 708.

7

Описание документов св. синода. Т. 1 стр. 767.

8

Архив Югозап. России ч. 1, том 5, стр. 99

9

Из архивных дел св. Синода. № 114 1743 года и № 121 1758 года.

10

Изъ архиве ихъ дѣлъ святѣйшаго Синода

11

XVIII век изд. Бартенева HI, 33d, IV, 342–354, 376.

12

Из архивных документов св. Синода

13

История киево-межигорского монастыря до последней четверти прошлого столетия довольно известна. Есть об этом и в Описании Киева Закревского Описании Киева Закревского и в Киев. 1S63 №№ 23–24 и в статье пр. Григоровича Киево-межигорский монастырь в Запорожье, читанной на ІІІ-м археолог, съезде. Hо последние судьбы монастыря оставались доселе довольно тем­ными. Прояснить их открывается возможность при помощи архивных документов св. синода.

14

1 Отцу известного автобиографа и публициста.

15

Доношения м. Самуила отъ 24 апр. 1787 г. п 18 августа 1789 г. в архиве св. Синода. Дело об учреждении малоросс, епархий и монастырей.

16

Из архива святейшего Синода 1786 г. № 52.

17

Изъ архивиыхъ дел св. Синода. 1797 г. № 158.


Источник: Терновский Филипп Алексеевич / Очерки из истории Киевской епархии в 18 столетии, на основании документов Синодального архива. – 1879. – 49 с.

Вам может быть интересно:

1. Изучение византийской истории и ее тенденциозное приложение в Древней Руси. Выпуск 1 профессор Филипп Алексеевич Терновский

2. Материалы для истории Русской Церкви Сергей Алексеевич Белокуров

3. История русской словесности. Часть 2. Отдел 2. Литература в царствование Екатерины II профессор Иван Яковлевич Порфирьев

4. Летопись происходящих в расколе событий за 1887 год профессор Николай Иванович Субботин

5. Сочинения по археологии и истории искусства. Том 2 профессор Фёдор Иванович Буслаев

6. Опыт исторической записки о состоянии С.-Петербургской Духовной Академии протоиерей Сергий Соллертинский

7. Из истории религиозно-общественных движений в России XIX в. Сергей Петрович Мельгунов

8. Материалы для истории беспоповщинских согласий в Москве, феодосиевцев Преображенского кладбища и Поморской Монинского согласия Николай Иванович Попов

9. Из истории гомилетики профессор Василий Федорович Певницкий

10. История стенописи Успенского собора в Москве Александр Иванович Успенский

Комментарии для сайта Cackle

Ищем ведущего программиста. Требуется отличное знание php, mysql, фреймворка Symfony, Git и сопутствующих технологий. Работа удаленная. Адрес для резюме: admin@azbyka.ru

Открыта запись на православный интернет-курс