протоиерей Геннадий Фаст

Этюды по Ветхому Завету. Руководство к изучению Священного Писания. Книга 2

  5.2 Жена Моисея5.4. Возникновение еврейско-финикийского алфавита 

Часть четвёртая. Этюд третий. Любовь Израиля. Моисей.

5.3 Тесть Моисея

У священника Мадиамского (было) семь дочерей, (которые пасли овец отца своего Иофора). Они пришли, начерпали воды, и наполнили корыта, чтобы напоить овец отца своего (Иофора). И пришли пастухи, и отогнали их. Тогда встал Моисей, и защитил их, (и начерпал им воды), и напоил овец их. И пришли они к Рагуилу, отцу своему... (Исх. 2, 16–18).

И далее следует рассказ о том, как Рагуил пригласил к себе в дом Моисея и со временем выдал за него замуж дочь свою Сепфору.

В третьей главе книги Исход тесть Моисея назван уже не Рагуилом, а Иофором. Моисей пас овец у Иофора, тестя своего, священника Мадиамского (Исх. 3, 1). В тексте Исх. 2, 16–18 имя «Иофор» приводится только в LXX, в масоретском еврейском тексте его нет, а появляется только в Исх. 3, 1.

Когда Моисей с израильским народом уже странствовал в Обетованную Землю, к нему навстречу вышел тесть его, с Сепфорой и сыновьями.

И услышал Иофор, священник Мадиамский, тесть Моисеев, о всем, что сделал Бог для Моисея и для Израиля, народа Своего... И пришел Иофор, тесть Моисея, с сыновьями его и женою его к Моисею в пустыню (Исх. 18, 1.5).

Некоторое время Иофор пробыл в стане израильтян, а потом отбыл в землю свою.

Кто был этот человек, приютивший беглеца двора фараонова у себя и породнившийся с ним? Кто был давший приют Моисею в пустыне?

О тесте Моисея можно судить уже по двум именам его.

Одно имя тестя Моисея Иофор, по еврейски יתרו (Йитро), что значит «превосходительный» [3, Толк, на Исх. 2, 18, с. 5], или по Шифману «прибыток» [314, с. 292]. LXX приводит это имя как Ιοφορ, откуда и в русском тексте Иофор. Соответственно этому имени тесть Моисея был главой, шейхом племени мадиамитян. Может потому он и смог позднее дать благоразумный совет Моисею в делах народоправления (Исх. 18, 13–27).

Другое, и, как считается, основное имя тестя Моисея רעואל (Рауэль), переданное в LXX как Ραγουηλ, откуда и русское Рагуил. Имя это означает «друг Божий», или «друг Эла» [13, с. 2467; 314, с. 292]. Несколько иначе Реуэль переводят как «пастырь Божий» [3, Толк, на Исх. 2, 18; 96, с. 31]. Эти два значения имеют место, т.к. (реа) означает «друг», а (раа) значит «пасти». Имя Рагуил, или точнее Реуэль, означающее «друг Божий», а также «пастырь Божий», указывает на священническое достоинство тестя Моисеева, о чем и в Библии прямо сказано, что он священник Мадиамский (Исх. 3, 1; 18, 1). Рагуил – эмир племени мадиамитян.

Иудейское предание содержит в себе мнение, что Иофор (Йитро) – это, собственно, не имя, а прозвище Рагуила, означающее, что мадиамский священник Рагуил (Реуэль) получил более высокую священническую степень (йитро – «превосходство», «превосходительный»). Так Иосиф Флавий пишет: «Будучи так хорошо принят Иофором (таково было прозвище Рагуила), Моисей остался у него пасти его стада» [327, Иуд. древности, II, гл. 12, п. 1]. О.К.Штейнберг: «Рагуил (по тексту Рэуель) значить «пастырь Божий»; это, полагаем мы, титул священника Мадиамского, впоследствии возведеннаго в сан Иофор, Йитро (3,1; 4,18), значущий «превосходительный, преосвященный» [3, Толк, на Исх, 2, 18]. Таким образом может быть объяснено, что названный вначале Рагуилом (Исх. 2 гл.), тесть Моисея в дальнейшем уже всегда именуется Иофором.

Возникает также вопрос: каково священство Иофора? Был ли он языческим жрецом мадиамитян, или, как потомок Авраама, священником Бога Всевышнего, Бога Единого и Истинного?

То и другое мнение имеют место.

Мадиамитяне ко временам Моисея, конечно, уже забыли веру Авраама и были идолопоклонниками. Но среди них могли быть и хранившие истинное предание о едином Боге. Поклонение единому Богу могло в таком случае, скорее всего, сочетаться с поклонением племенным богам-идолам.

Иные видят в Иофоре все-таки идолопоклонческого жреца, так при. Ефрем Сирин говорит о Сепфоре, дочери Рагуила-Иофора: «Как дочь священника, воспитанная мясами жертв, привыкла она к почитанию многих богов. И не дозволила ему [Моисею. – Г.Ф.] обрезать обоих сынов, и не отказала в обоих; уступила одного, чтобы на нем совершилось обрезание Авраамово [ради Моисея. – Г.Ф.], и отказала в другом, чтобы в нем продолжалось необрезание дома отца ея» [89, Толк, на Исх., с. 346]. Итак, по прп. Ефрему Сирину, Иофор – языческий жрец.

Но оба мнения могут быть и соединены. Так Агада передает предание, согласно которому Иофор был сначала языческим жрецом, а потом обратился к Богу Единому и Истинному. Агада: «Иофор был язычником и служил жрецом при капище. Незадолго до прихода Моисея, сознав ничтожество идолов, он порешил сложить с себя жреческий сан, удалиться от капища и обратиться к служению Истинному Богу... Отказ от жреческого сана был неслыханным делом в те времена, и возмущенные поступком Иофора сограждане объявили его отступником и предали строжайшему отлучению: никто не должен был исполнять для него никакой работы и вообще приходить с ним в малейшее общение. В числе других ушли от него и пастухи, пасшие его овец. Дочерям его, которых было семеро, пришлось самим ходить за стадами. Но пастухи отгоняли их от колодца и не давали наполнять корыта, чтобы напоить овец. При одном из таких случаев появился Моисей, заступился за них, начерпал воды и напоил овец их» [34, с. 52, Шемот-Раба, 1].

Свидетельству Агады вполне соответствует свидетельство Св. Писания. Сначала оно называет Иофора священником Мадиамским (Исх. 2,16; 3,1; 18,1). И скорее всего таковым мог быть назван языческий жрец мадиамитян. Потом он обращается к Богу Истинному. Иофор с радостью встретил в пустыне израильтян, избавившихся от египетского рабства. И сказал Иофор: благословен Ягве, Который избавил вас из руки Египтян и из руки фараоновой, Который избавил народ сей из-под власти Египтян; ныне узнал я, что Ягве велик паче всех богов, в том самом, чем они превозносились над (Израильтянами). И принес Иофор, тесть Моисеев, всесожжение и жертвы Богу: и пришел Аарон и все старейшины Израилевы есть хлеба с тестем Моисеевым пред Богом (Исх. 18, 10–12). Создается впечатление, что при этой встрече и произошло обращение Иофора. Ныне узнал я, говорит он, что Ягве велик паче всех богов. Вполне можно предположить, что он и ранее знал о Боге Авраама, а потом и о явлении Ягве Моисею. Но здесь он окончательно благословляет и превозносит Ягве, Бога Израилева, паче всех богов, и приносит Ему всесожжения и жертвы – сам ли, или через Моисеевых священников. Все завершается потом своеобразной трапезой (агапой!) – вкушением с первосвященником Аароном и старейшинами хлеба пред лицем Бога. Хотя по тексту Писания нельзя однозначно утверждать, что и после этого иные боги были оставлены навсегда. Ягве был велик паче всех богов, но был ли Он один единственный? Об отказе от идолов Писание молчит, но об этом свидетельствует Агада.



Источник: Красноярск: Енисейский благовест, 2008. – 472 с.

Комментарии для сайта Cackle