протоиерей Геннадий Фаст

7.7. Явления Бога Моисею в скинии собрания вне стана

Сорокадневного пощения Моисеева за возвращение Ягве к народу Израильскому было недостаточно. Для этого должно еще что-то произойти. Об этом событии и говорится далее.

Моисей же взял и поставил себе шатер вне стана, вдали от стана, и назвал его скиниею собрания; и каждый, ищущий Ягве, приходил в скинию собрания, находившуюся вне стана. И когда Моисей выходил к скинии, весь народ вставал, и становился каждый у входа в свой шатер и смотрел вслед Моисею, доколе он не входил в скинию. Когда же Моисей входил в скинию, тогда опускался столп облачный и становился у входа в скинию, и (Ягве) говорил с Моисеем. И видел весь народ столп облачный, стоявший у входа в скинию; и вставал весь народ, и поклонялся каждый у входа в шатер свой. И говорил Ягве с Моисеем лицем к лицу, как бы говорил кто с другом своим; и он возвращался в стан; а служитель его Иисус, сын Навин, юноша, не отлучался от скинии.

О чем говорили Ягве и Моисей лицом к лицу?

Моисей сказал Ягве: вот, Ты говоришь мне: веди народ сей, а не открыл мне, кого пошлешь со мною, хотя Ты сказал: «Я знаю тебя по имени, и ты приобрел благоволение в очах Моих»; Итак, если я приобрел благоволение в очах Твоих, то молю: открой мне путь Твой, дабы я познал Тебя, чтобы приобрести благоволение в очах Твоих; и помысли, что сии люди Твой народ. (Ягве) сказал (ему): Сам Я пойду (пред тобою), и введу тебя в покой. (Моисей) сказал Ему: если не пойдешь Ты Сам (с нами), то и не выводи нас отсюда, ибо по чему узнать, что я и народ Твой обрели благоволение в очах Твоих? не по тому ли, когда Ты пойдешь с нами? тогда я и народ Твой будем славнее всякого народа на земле (Исх. 33, 7–16).

Ягве помиловал народ – Он не истребит его. Но и не будет с ним. Вместо Себя Ягве Бог оставляет израильтянам ангела. Тогда, после сорокадневного заступнического пощения, вместе с Ягве и вслед за Ним удаляется из стана и сам Моисей. И там вне стана, вдали от стана Моисей поставил себе шатер. Теперь каждый, ищущий Ягве, будет приходить в скинию собрания, как назвал свой шатер Моисей, находившуюся вне стана, потому что в стане Господа Ягве нет. И общение с Богом, и поклонение Ему будет там, вне стана.

Возможно ли, чтобы Ягве вернулся в стан к народу?..

Можно ли для этого что-то сделать?

Неужели любовь Жениха навсегда оставила невесту?

Скиния собрания, или шатер, который соорудил Моисей вдали вне стана – это не шатер обитания Моисея, не жилище его. Следует отличать этот шатер и от той скинии собрания, переносного и разборного храма, сооружение которого еще и не началось. Название и там, и там одно и то же – скиния собрания, но это две разные скинии. Только благодаря этой скинии вне стана станет возможным потом сооружение скинии в стане. Скиния вне стана – это особое место получения Моисеем откровений Божиих. Это место с уходом Ягве от народа также ушло за стан.

И там за станом Моисей общался с Богом.

Изведенный вне стана Мессия, за вратами святого города на кресте будет взывать к Небесному Отцу. Иначе как вернуть людям Бога?.. Только любовь Ходатая может вернуть отверженным людям ими же отвергнутую любовь Божию.

Когда же Моисей входил в скинию, тогда спускался столп облачный, и с ним слава Ягве, и становился у входа в скинию, и (Ягве) говорил с Моисеем... Народ же при этом оставался в стане каждый у входа в свой шатер. Приблизиться к Ягве израильтяне не имели права. Только издали видел весь народ столп облачный, стоявший у входа в скинию. Не так ли и Адам только издали вне запертых врат рая мог видеть утраченную им славу Божию?.. При этом, когда столп облачный осенял далекую скинию вне стана, куда входил один только Моисей, вставал весь народ, и поклонялся у входа в шатер свой. Бог стал Отцом запертых для земли небес, и только один Ходатай Христос-Мессия вошел не в рукотворенное святилище, по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие (Евр. 9, 24). А все оставшиеся в стане земли поклонялись каждый у входа в шатер своего сердца. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему... Отче наш, сущий на небесах! (Мф. 6, 6. 9). От шатра на земле, издали, к Отцу, Который на небесах. Но и этого бы не смогли, если бы Моисей не входил в скинию, ведь только тогда спускался столп облачный и с ним слава Ягве. Только когда Мессия-Христос вошел... в самое небо, чтобы предстать ныне за нас, тогда облако Духа Святого и благодати Его спустилось к нам, только тогда облако светлое осенило (Мф. 17, 5) вместе с апостолами и всю апостольскую церковь.

Ну, а тогда израильтяне издали, каждый у своего шатра, наблюдали за происходящим вне стана и поклонялись, когда видели облачный столп, сходящий на скинию. Там в скинии говорил Ягве с Моисеем, а здесь в стане согрешившие и всё еще отвергнутые простирались ниц у шатров своих. Живущие в своих шатрах были далеки от шатра Божия.

В поклонении израильтян скинии вне стана, над которой опускался столп облачный, святые отцы усматривали основание догмата иконопочитания. Так св. Иоанн Дамаскин пишет: «Честь, воздаваемая изображению, переходит на первообраз. А первообраз есть то, чем образ отпечатлевается, то, с чего получается снимок. Для чего Моисеев народ со всех сторон поклонялся скинии13 (Исх. 33, 10), имевшей образ и вид небесных вещей, преимущественнее же – всего творения?» [51, Точн. излож. правосл. веры, кн. 4, гл. 16]. Ответ св. Иоанна Дамаскина однозначен – в рукотворенной скинии народ видел образ небесных, Божественных вещей. Мысль св. Иоанна Дамаскина продолжает наш отечественный писатель-богослов прп. Максим Грек: «В книге Исход говорится: егда вхождаше Моисей в скинию, тотчас сходил столп облачный и являлся Господь в скинии в столпе облачном (Исх. 33, 8–10). Люди же, видя столп облачный, поклонялись каждый из дверей своей кущи. Поклонялись же столпу облачному и скинии, потому что Бог, невидимый по существу, ради нашей немощи покрывался столпом облачным и в этом свете являлся в скинии. Итак, столп облачный служил для них как бы ризою (в которую облачался Господь); вместо же селения небесного, Он имел скинию, которая ныне именуется церковью. Разве не мог Бог беседовать к людям без скинии? Но этим Он желал с самого начала показать честь и славу церкви Божией» [132, с. 294–295, ч. 2, Против лютеран– слово о покл. св. иконам, сл. 23].

В скинии вне стана, когда Моисей входил туда, и столп облачный спускался к входу в скинию, тогда Ягве говорил с Моисеем... и говорил Ягве с Моисеем лицем к лицу, не в сновидениях, а явно, как бы говорил кто с другом своим. Такого кроме Моисея из земнородных не сподоблялся никто. И не было более у Израиля пророка такого, как Моисей, которого Ягве знал лицем к лицу (Втор. 34, 10). Воистину, Моисей – Боговидец, как нарекла его церковь. Кстати, интересно отметить, что говорится не о пророке, который бы знал Ягве лицом к лицу, а о Ягве, Который знал пророка лицом к лицу. Никого Господь не познал так, как Моисея, никто не был Ягве так близок, как пророк Его Моисей. При всей чрезвычайности Богоявления Моисею, на первом месте все-таки не то, что Моисей видел Бога, а то, что Бог видел и познал Моисея. На ком, как не на Моисее, исполнилось слово: твердое основание Божие стоит, имея печать сию: познал Господь Своих (2Тим. 2, 19).

Таинственно-непосредственное общение Моисея с Богом лицом к лицу не означает, что он видел образ, некое лицо. Об этом четко сказано во Втор. 4,12. 15: И говорил Ягве к вам (на горе) из среды огня; глас слов (Его) вы слышали, но образа не видели, а только глас... а посему твердо держите в душах ваших, что вы не видели никакого образа в тот день, когда говорил к вам Ягве на (горе) Хориве из среды огня. Сказанное о явлении Бога на горе Хориве наверняка также относится и к откровению Его Моисею в скинии собрания вне стана.

Спросят, а что значит говорить лицом к лицу, если лица не видишь? Можно пояснить сравнением. Слепец говорит со зрячим лицом к лицу, лица не видя. И это вовсе не то же самое, что просто слышать речь, скажем, по телефону. Это даже не то же самое, что видеть говорящего по телевидению.

И такие беседы с Ягве в скинии собрания были у Моисея не один раз. После них Моисей возвращался в стан и общался с народом, будучи посредником между Ягве Богом и людьми. Рядом с Моисеем бывал при этом служитель его Иисус, сын Навина. Но Иисус Навин не возвращался с Моисеем в стан, он не отлучался от скинии. Иисус Навин, будучи на горе, когда Моисей вошел в облако и был там сорок дней и сорок ночей, единственный из израильтян не поклонялся золотому тельцу, да и не допустил бы того, будь он тогда с ними. Поэтому он единственный и имел право быть теперь при скинии собрания вне стана и служить Моисею.

И говорил Ягве с Моисеем лицом к лицу, как бы говорил кто с другом своим. Поразительно не только то, как Бог открывался человеку, но поразительна еще более любовь Божия, делающая человека другом своим. Чтобы стать другом Божиим необходима со стороны человека нераздельная любовь к Богу. Св. Василий Великий: «Ибо сколько истратишь любви на земные предметы, столько, по необходимости, не достанет у тебя в целом. Посему-то не многие из людей наименованы друзьями Божиими, как Моисей, о котором написано, что он друг Божий (Исх. 33, 11)» [57, т. I, Беседа на Пс. 44, 1]. Св. Василий говорит и о пути, на котором Моисей достиг высочайшего дара дружбы Божией – это путь воздержания. «Моисей, с помощью долговременнаго пребывания в посте и молитве, приял закон и слышал глаголы Божии, якоже, говорит, аще бы кто возглаголал к своему другу (Исх. 33, 1» [58, т. II, Правила в вопросах и ответах, вопр. 16].

Следует отметить, что не Моисей говорил с Богом, как с другом своим, а Бог говорил с ним, как бы говорил кто с другом своим. И не ученики Христа назвали Учителя другом, а Он назвал их Своими друзьями (Ин. 15, 15). Этим исключается фамильярность и легковесность в отношении человека к Богу. Только Господь Сам может назвать человека другом Своим и говорить с ним как с другом по воле Своей и по избранию Своему.

Человек не может назвать Бога другом своим, только Бог может говорить с человеком как бы говорил кто с другом своим. Человек не может и сам познать Бога, только Бог может открыться ему. И вот в шатре вне стана Израильского Бог открывается Моисею. Моисей хочет видеть Бога. Моисей не согласен, чтобы народ его был ведом в Обетованную Землю ангелом, он хочет, чтобы Сам Бог вел его. Моисей хочет вернуть Ягве Богу Его народ, а народу вернуть Ягве. Итак, говорит Моисей Тому, Кто говорил с ним, как с другом, если я приобрел благоволение в очах Твоих, то молю: открой мне путь Твой, дабы я познал Тебя, чтобы приобрести благоволение в очах Твоих; и помысли, что сии люди Твой народ (Исх. 33, 13). Климент Александрийский: «Своим всемогуществом Он [Бог. – Г.Ф.] постоянно охраняет, благодетельствует, руководит, присутствует при нас, всех нас поровну им покрывая. Потому и воскликнул Моисей, убедившись, что своею мудростью человек не в состоянии познать Бога: Яви мне Себя Самого (Исх. 33, 13)» [144, Строматы, кн. 2, гл. 2].

Но может ли человек снести в немощи своей являющегося ему Бога? Солнце может выглянуть из-за облаков, но может ли человек при этом не прикрыть глаза свои?! Потому и Бог является не каков Сам в Себе, а в образах и подобиях. Об этом говорит св. Иоанн Златоуст: «Что мы скажем Исаии, который говорил: видел я Господа, сидящего на престоле высоком и превознесенном (Ис. 6, 1)? Что Иезекиилю, который видел Господа, сидящего на херувимах? Что Даниилу, который говорил: Воссел Ветхий днями (Дан. 7, 9)? Что скажем самому Моисею, который говорил: Открой мне путь Твой, дабы я познал Тебя (Исх. 33, 13)? Им отвечает Сам Бог устами пророка: Я говорил к пророкам, и умножал видения, и чрез пророков употреблял притчи (Ос. 12, 10). То есть Он являлся в образах и подобиях, а не тем, каков Он есть Сам в Себе. Не только пророки, но и ангелы, и архангелы не видят Бога, каков Он в Своей сущности. Его видят только Сын и Дух Святой. Как может созданное естество видеть Несозданного?» [136, с. 386]. Следует отметить, что перечисляя пророков Исаию, Иезекииля, Даниила, Златоуст, доходя до Моисея, говорит о «самом» Моисее. Моисей, все-таки, не в ряду пророков, а выше их. И если вполне справедливо говорить, что пророкам Бог умножал видения и... употреблял притчи, то Моисею Бог открывался не в видениях и притчах, а говорил лицем к лицу! Как? – это знают только Сам Бог и друг Его Моисей. Конечно же, не видел Моисей Бога в Его Сущности, каков Он Сам в Себе, тут совершенно прав св. Иоанн Златоуст, видел же Его в некоем таинственном явлении славы Его.

Св. Кирилл Иерусалимский в русле христианского осмысления ветхозаветных Феофаний утверждает, что Моисею явился именно Сам Христос: «Сей Господь явился также Моисею, в какой мере мог он видеть. Ибо Господь человеколюбив и всегда применяется к нашим немощам. А чтобы знать тебе, что Он именно явился Моисею, прими свидетельство от Павла, который говорит: пияху бо от духовнаго последующаго камене, камень же бе Христос (1 Кор, 10, 4); и еще, верою Моисей остави Египет (Евр. И, 27); вслед за сим: большее богатство вместив египетских сокровищ поношение Христово. Сей-то Моисей говорит Ему: яви ми Тебе Самаго (Исх. 33, 13). Видишь ли, что и пророки видели тогда Христа, но поколику каждый вмещал» [126, Слова огласительные, 10, п. 6–7].

Явления Бога Ягве Моисею в шатре вне стана таинственно-философски осмысливает прп. Максим Исповедник. Его мысль в том, что Бог, единый в существе Своем, познается только в отрешенности от рассыпающейся множественности мира сего. Это и означало поставление шатра, или скинии собрания и откровения, вне стана народного. Не в стане многочисленного народа, а в уединенном шатре являлся Бог. Итак, прп. Максим Исповедник: «Во множестве – инаковость, несходство и различие; в Боге же, подлинно Едином и Единственном, – только одно тождество, простота и сходство. Поэтому неосторожно обращаться к созерцанию Бога, прежде не оказавшись вне множества. И это являет нам Моисей, поставивший сначала шатер [своего] разумения вне стана (Исх. 33, 7) и лишь потом обратившийся к Богу. Опасно пытаться изречь словом неизреченное, ибо произнесенное слово двойственно и даже множественно. Более надежно созерцать Сущее в одной только душе, ничего не изрекая, потому что душа покоится в нераздельной Единице, а не во множестве... Великий Моисей, поставив свой шатер вне лагеря, то есть поместив свою свободную волю и мысль вне пределов [вещей] зримых, начинает поклоняться Богу» [134, кн. 1, Главы о богословии, 1-я сотница, пп. 83–84].

И, наконец, свершилось! Сорокадневное ходатайственное пощение Моисея и беседы его с Богом лицом к лицу в шатре вне стана изменили решение Ягве и вернули Его к народу.

Моисей сказал Ягве: если не пойдешь Ты Сам (с нами), то и не выводи нас отсюда чрез ангела... И сказал Ягве Моисею: и то, о чем ты говорил, Я сделаю; потому что ты приобрел благоволение в очах Моих, и Я знаю тебя по имени (Исх. 33, 15. 17).

Моисей приобрел благоволение в очах Ягве, Ягве знает его по имени, они знают друг друга лицом к лицу – и народ спасен! Моисей вернул благоволение Божие народу, он не удовлетворился благоволением Божиим к себе. Он не успокоился, пока не узнал, что я и народ Твой обрели благоволение в очах твоих (Исх. 33, 16)! Ягве Сам, а не ангел Его, пойдет с народом. Народ Моисея вновь народ Божий!

Св. Афанасий Великий: «И действительно, отрекшись иметь вождем ангела, умолял [Моисей], чтобы сам Бог предводительствовал ими. И поелику Бог обещал ему, и сказал: и сие твое слово, еже рекл еси, сотворю: обрел бо еси благодать предо Мною, и вем тя паче всех (Исх. 33, 17); то у Исаии написано: возведый от земли пастыря овец, где есть вложивый в них Духа Святаго, возведый десницею Моисея (Ис. 63, 11. 12)? и несколько ниже: сниде Дух от Господа и настави их: тако провел еси люди Твоя, сотворив Тебе самому имя славно (ст. 14). Кто же не усмотрит из сего истины? поелику Бог обещает предводительствовать народом, то вот не ангела обещает послать, но Духа Своего, Который выше ангелов, и Он предводительствует народом» [54, т. 3, К Серапиону посл. 1, п. 12].

* * *

13

Св. Иоанн Дамаскин не различает здесь скинию собрания вне стана от сооруженной позднее со всеми священными предметами.



Источник: Красноярск: Енисейский благовест, 2008. – 472 с.

Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс