протоиерей Геннадий Фаст

Образ первый: Мессия-царь5.2. Отрасль Ягве

Часть пятая. Этюд четвертый. Надежда Израиля. Самуил и пророки.

5.1. Мессианские обетования Дому Давидову

Мессианские обетования даны Дому Давидову, династии великого псалмопевца-царя.

Первый израильский царь Саул пал, как бесплодная ветвь. Сыну Саула уже не суждено было взойти на престол Израиля. Помазавший Саула на царство пророк Самуил сам и возвестил ему суд Божий:

За то, что ты отверг слово Ягве,

и Он отверг тебя, чтобы ты не был царем (над Израилем) (1Цар. 15,23).

Вместо отпавшего Саула пророк Самуил по слову Ягве воздвиг к царству сына Иессея, Дом Давидов, помазав пастушка вифлеемских полей. Семерых статных сыновей Иессея не избрал Господь, но на полях пастушеских был еще один. И послал Иессей, и привели его. Он был белокур, с красивыми глазами и приятным лицем. И сказал Ягве Самуилу: встань, помажь его; ибо это он. И взял Самуил рог с елеем, и помазал его... (1Цар. 16, 12–13). Израиль обрел Давида, царя-помазанника, Израиль обрел царский дом.

Самуил помазал во цари Давида. Через это помазание почивал Дух Ягве на Давиде с того дня и после (1Цар. 16, 13), и царствование его было священно. Но на мессианское значение этого царства Самуил еще не указывал. Это сделают другие пророки после него.

Новое основание обретает царство Дома Давидова в пророческом обетовании Нафана.

Ягве Бог в ночном явлении передает слово Давиду через пророка Нафана:

Когда же исполнятся дни твои (Давида), и ты почиешь с отцами твоими, то Я восстановлю после тебя семя твое, которое произойдет от чресл твоих, и упрочу царство его. Он (Соломон) построит дом имени Моему, и Я утвержу престол царства его на веки. Я буду ему отцом, и он будет сыном; и если он согрешит, Я накажу его жезлом мужей и ударами сынов человеческих; но милости Моей не отниму от него, как Я отнял от Саула, которого Я отверг пред лицом твоим. И будет непоколебим дом твой и царство твое на веки пред лицом моим, и престол твой устоит во веки (2Цар. 7, 12–16).

Вместо отверженного Саула Господь избрал Себе Давида и Дом его, воздвиг в Израиле царскую династию. Но обетования Ягве Давиду в устах пророка Нафана явно приобретают мессианские черты вечного царства: И будет непоколебим дом твой и царство твое на веки пред лицом Моим, и престол твой устоит во веки. Как известно, исторически это не исполнилось. Престол Давида не устоял под ударами Навуходоносора, и после вавилонского плена потомки Давида уже не стали царями в Иерусалиме.

О вечном царстве Имеющего родиться от Девы говорит при Благовещении Архангел Гавриил в созвучии со словами пророчества Нафана. Ангел говорит Деве о Ее Сыне:

Он будет велик, и наречется Сыном Всевышнего,

и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его;

и будет царствовать над домом Иакова во веки,

и Царству Его не будет конца (Лк. 1, 32–33).

К вечному царству Христа относят обетование Нафаново Дому Давида святые отцы.

Св. Иустин Философ: «Подобным образом и Нафан говорил о Нем Давиду так: Я буду ему Отцем, а Он будет Мне Сыном, и не удалю от Него милости Своей, как Я поступил с теми, которые были до Него; и поставлю Его в дому Моем и в царстве Его даже до века. Ибо Он есть... вечный Царь, Христос, как Сын Божий» [118, Разг. с Трифоном, 118].

Св. Киприан Карфагенский, утверждая, что Христос «имел родиться по плоти от семени Давидова», приводит в подтверждение слова пророка Нафана И будет, егда исполнятся дние твои и уснеши со отцы твоими, и возставлю семя твое по тебе, иже будет от чрева твоего, и уготовлю царство его... и управлю престол его до века. Аз буду ему во Отца, и той будет Ми в сына; ... и верен будет дом его и царство его до века предо Мною (1Цар. 7, 4–5. 12–14. 16) [119, Три книги свидетельств против иудеев, кн. 2, И].

Подробнее об этом рассуждает блж. Августин во «Граде Божием». Блж. Августин говорит о том, что слова пророка Нафана и сходные с ними слова в псалмах Давида только отчасти могут относиться к сыну Давида Соломону, и скорее прообразовательно, а по сути они относятся ко Христу-Мессии. Блж. Августин говорит, что «Христами называются все цари, получившие посвящение таинственным помазанием... однако был один истинный Христос, образ котораго в силу пророческого помазания они носили, который по мнению людей, думавших видеть Его в лице Давида или Соломона, отложен был надолго, а по распоряжению Божию готовился прийти в свое время» [47, О граде Божием, кн. 17, гл. 10]. И далее: «Следует надеяться, что благословение Господне на семени Давидовом пребудет не на некоторое известное время, как обнаружилось оно в дни Соломона, а во веки... т.к. в то время он [Давид. – Г.Ф.] имел родить сына, от котораго продолжилось бы поколение его до Христа; а чрез Христа дом его имел быть вечным и в то же время домом Божиим» [там же, гл. 12]. Кстати, и сам Давид восприял слова Нафанова пророчества не только в отношении к своему сыну Соломону, но и относительно грядущих времен. Давид со смирением благодарит Ягве за возвеличение своего дома, однако и этого еще мало показалось в очах Твоих, Господи мой, Ягве; но Ты возвестил еще о доме раба Твоего вдаль... (2Цар. 7, 19).

Святой псалмопевец, Давид ли это, или некий Ефам Езрахит, возводит пророчество Нафана на еще более сильную и, очевидно, мессианскую ступень:

Некогда говорил Ты в видении

святому твоему, и сказал:

Я обрел Давида, раба Моего, святым елеем Моим помазал его.

Вовек сохраню ему милость Мою, и завет Мой с ним будет верен.

И продолжу вовек семя его

и престол его – как дни неба.

Если сыновья его оставят закон Мой,

и не будут ходить по заповедям Моим;

посещу жезлом беззаконие их,

и ударами – неправду их;

милости же Моей не отниму от него,

и не изменю истины Моей.

Не нарушу завета Моего,

и не переменю того, что вышло из уст Моих.

Однажды Я поклялся святостью Моею:

солгу ли Давиду?

Семя его пребудет вечно,

и престол его, как солнце, предо Мною;

вовек будет тверд, как луна,

и верный свидетель на небесах (Пс. 88, 20.21.29.30.31.33–38).

О Давиде и его семени, потомстве его, устами псалмопевца говорит Ягве Бог:

Семя его пребудет вечно, и престол его, как солнце, предо Мною.

Дому Давида обещается вечное царство и Божественная слава его престола.

Некогда мессианское обетование было дано семени жены.

Потом это обетование сузилось на потомстве Сима, Ноева сына.

Потом это обетование ограничилось семенем Авраама-праотца.

Иаков указывает на одно из двенадцати колен – колено иудино.

И вот, наконец, последнее ограничение – мессианское царство придет от Дома Давидова. Так постепенно указывалось на род Мессии. После Давида род Мессии-царя более уточняться не будет.

Как с Адамом и Евой, Ноем, Авраамом, Моисеем, так и с Давидом Бог заключает Завет.

Не нарушу Завета Моего

и не переменю того, что вышло из уст Моих.

Однажды Я поклялся святостью Моею:

солгу ли Давиду?

Так сказал Ягве Бог. Так сказал и так сделал. С Домом Давида Господь заключил завет царства, собственно мессианский завет, ведь Мессия– это Помазанник, царь.

Слова псалмопевца о царстве Дома Давида явно не просто поэтическая гипербола, не вписываются они и в историю, т.к. потомки Давида со времен вавилонского пленения потеряли царство и не обрели его более. Сами иудеи находят в псалмах Давида повсюду указание на грядущее мессианское царство. Иудейские мудрецы в Мидрашах находят мессианские указания порой даже там, где этого не делают и святые отцы Церкви. Много мессианских указаний находит в псалмах великий иудейский толкователь Писания равви Раши, а также равви Давид Кимхи, без которого, согласно мудрецам, «нет правильной библейской экзегезы».

Мидраш на псалмы говорит о царе псалмов: «Это Мессия, Сын Давидов, который был сокрыт до последних дней» [40, с. 99]. Рабби Танхума: «Мессия Царь придет только для того, чтобы дать миру шесть заповедей» [там же]. Мессианское значение находят мудрецы и во 2-м, и в 44-м, и в 109-м, и даже в 21-м56 псалмах!

Как и иудейские толкователи, святые отцы Церкви видят в псалмах указание на Мессианское царство. Но, в отличие от раввинов, святые отцы указывают на осуществление этого царства Иисусом из Назарета. Основание этому дал впервые Сам Христос. Воскресший Иисус сказал Своим ученикам: Вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне в Законе Моисеевом и в Пророках и псалмах. Тогда отверз им ум к уразумению Писаний (Лк. 24, 44–45).

Святые отцы, толкуя псалмы, в том числе и указанный нами 88-й псалом, не только относят сказанное в них ко Христу, но и объясняют их вполне христологично, в духе и смысле христологии вселенских соборов. Духовное царство Христа, воплощение Единородного Сына Божия, единосущного Отцу, обращение народов к Церкви Божией – всё сокрыто уже в псалмах Давида.

Из множества толковавших псалмы отцов приведем некоторых.

Св. Афанасий Великий относит все слова 88-го псалма ко Христу:

«Вознесох избраннаго от людей Моих. Обретох Давида раба Моего. Разумей Христа от семени Давида, Который именуется Избранным, потому что и Бог Его превознесе (Фил. 2, 9). Псалмопевец именует его также Давидом, поколику Он от семени Давидова, именует и рабом, потому что явился в зраке раба.

Елеем святым Моим помазах Его. Когда Тот, о Ком сказано: Бог бе Слово, родился по плоти от жены, и произошел человек, пребывая, как был, Богом; тогда ради тебя прияв суд, наименован Христом [Помазанником. – Г.Ф.]...

В век сохраню Ему милость Мою и завет Мой (ст. 29); – Ему, т.е. людям, чрез Него уверовавшим. Милостию же называет отпущение грехов по вере; а завет разумеет новый, который именует верным, т.е. надежным, твердым и пребывающим; потому что завет первый прекратился по немощи своей и безполезности, т.к. Закон ничего не привел в совершенство.57

И положу в век века семя Его (ст. 30). Ибо не прекратятся и имя христиан, и сила евангельского служения, а паче будут продолжаться непрерывно и нескончаемо...

Единою кляхся о святем Моем, аще Давиду солжу? (ст. 36) Это подобно сказанному в другом месте: клятся Господь Давиду истиною, и не отвержется ея (Пс. 131, 11).

Семя его во век пребудет (ст. 37). Семенем Давидовым называет от семени Давидова по плоти родившегося Христа. Он и пребудет во век. Ибо Тому, Кто есть Бог и истинно Божий Сын, невозможно не быть всесовершенно и непременно вечным.

И престол Его яко солнце предо Мною. Под престолом Христовым разумей Церковь, потому что в ней упокоевается Христос. Посему, Церковь Христова будет озарять и просвещать поднебесную, всегда пребывая, подобно солнцу и луне. Ибо в псалме сказано так: и престол Его яко солнце предо Мною, и яко луна совершена в век: и свидетель на небеси верен (ст. 38)» [55, т. 4 Толк, на пс. 88].

Св. Иоанн Златоуст также толкует исключительно христологично. Так, в словах Вознесох избранного от людей Моих Златоуст находит не только указание на совершенства, которыми Христос превосходил других людей, но и образ вознесения Его на крест. «Вознесох избраннаго от людей Моих. Разумеется, как видишь, Христос, Который был вознесен на кресте и привлек к себе заблудших, будучи избранником из рода человеческаго» [100, Spuria, Толк, на пс. 88, п. 3]. Здесь святой Златоуст вполне пользуется не только прямым толкованием экзегезой, извлечением смысла из текста, но и методом асмахты (прислонения).

Св. Иоанн Златоуст рассуждает на основании 88-го псалма также о переходе завета от иудеев к христианам из язычников: «В век сохраню ему милость Мою и завет Мой верен ему (ст. 29). Эти слова не могут служить к похвале иудеев, а только – язычников, потому что только в отношении к последним Бог сохраняет милость во век, поскольку таинство наше пребудет непоколебимо до кончины мира. Равным образом мы же имеем и верный завет с Богом, потому что приступаем к Нему верою и жертвуем за Него кровию, как об этом свидетельствуют подвиги мучеников... И престол Его яко дние неба (ст. 30). Разумей здесь или блаженную жизнь ангелов, или безпредельное время, потому что Бог, про Которого говорится, что Он обитает на небесах, безпределен» [там же, п. 5].

О клятве Давиду св. Иоанн Златоуст рассуждает так: «Единою кляхся о святем моем, аще Давиду солжу (ст. 36). Клятвою Бога называется Его обещание, в силу его ненарушимости» [там же]. Обетования Божии неложны.

Престол Давида будет яко солнце предо Мною, и яко луна совершена во век (ст.ст. 37–38). Об этом св. Златоуст рассуждает так: «Его престол как солнце, потому что царство его пребывает в свете... Под веком, как многократно мы говорили, разумеется настоящая жизнь; в течение последней престол этот утвержден уже не как солнце, а как луна» [там же, п. 6]. Т.е., по Златоусту, с солнцем сравнивается Божественная, вечная слава царства Христова, а с луной его земная слава, имеющая то большую, то меньшую силу, как изменчива луна. В праведниках эта слава яснее, в нечестивых – меркнет. Сама Церковь то благоденствует, то повергается в гонения и страдания.

Блж. Феодорит Кирский также возводит слова псалмопевца о царстве Дома Давидова к царству Христову, однако он не столь аллегоричен, как святые Афанасий Великий и Иоанн Златоуст, остается ближе к контексту псалма. Блж. Феодорит, толкуя христологически, раскрывает, однако, и историческое исполнение пророчеств, смотрит глазами псалмопевца, а не только отца Новозаветной церкви. Так, если св. Афанасий и св. Златоуст в Давиде видят прообраз Христа, то блж. Феодорит разумеет самого Давида, о ком и речь. Толкуя 20–21-е стихи 88-го псалма (Положих помощь на сильнаго, вознесох избраннаго от людей Моих. Обретох Давида раба Моего, елеем святым Моим помазах его), блж. Феодорит поясняет: «Ты, говорит пророк, засвидетельствовал о служителе Твоем Давиде, и нашедши, что он силен преспеянием в добродетели, сподобил его помощи Твоей, и избрал, и поставил царем» [158, Толк, на Псалтирь, пс. 88].

Далее блж. Феодорит: «В век сохраню ему милость Мою, и завет Мой верен ему. И положу в век века семя его, и престол его яко дние неба (ст. 30–31). Посему пусть покажут иудеи, что и до сего дня продолжается престол Давидов, который Бог обетовал сохранить во век; пусть покажут семя его, украшаемое царскою властию. Если же ни того, ни другого не в состоянии будут показать, при всем крайнем своем безстыдстве; то остается одно из двух, или обетование Божие назвать ложным, или, признав обетование истинным, допустить свидетельство самых дел; потому что Сущий от Давида по плоти Христос седе одесную престола величествия на высоких (Евр. 1, 3)» [там же].

Клятву блж. Феодорит понимает, как подтверждение обещания: «Единою кляхся о святем Моем, аще Давиду солжу. Данное ему обетование соделав твердым, приведу оное в исполнение. Ибо слово кляхся употреблено вместо: подтвердил, как дающие обещания обыкновенно подтверждают их клятвою» [там же].

А иудейские чаяния земного царства остались постыженными. Сначала, поругав иудеев даже в безстыдстве, блж. Феодорит как-то проникновенно присовокупляет: «Так иудеи, сказав о бывших Давиду обетованиях, оплакивают постигшия их бедствия» [там же]. Не царствует на Сионе над иудеями потомок Давида, а в России Православной в XIX веке даже государственный гимн воспевался:

Коль славен наш Господь в Сионе,

Не может изъяснить язык;

Велик Он в небесах на троне,

В былинках на земле велик.

Везде Господь велик и славен,

В ночи, во дни, сияньем равен.

Это исполнялось пророчество древнего израильского псалмопевца. Царство Мессии уподобляется псалмопевцем Давидом царству его сына Соломона. Величие и благолепие царства Соломона в псалме получает мессианское звучание и мощь. Как некогда Аврааму было сказано, что в его семени благословятся все народы, так и теперь возвещается, что благословение царства Дому Давидову в Израиле переходит и ко всем остальным народам.

О всём этом 71-й псалом, псалом Давида о сыне его Соломоне.

Боже! Даруй царю твой суд

и сыну царя Твою правду...

Да принесут горы мир людям

и холмы правду.

Он сойдет, как дождь на скошенный луг,

как капли, орошающие землю...

Он будет обладать от моря до моря

и от реки до концов земли.

Падут пред ним жители пустынь,

и враги его будут лизать прах.

Цари Фарсиса и островов поднесут ему дань;

цари Аравии и Савы принесут дары...

Будет имя его (благословенно) вовек;

доколе пребывает солнце, будет передаваться имя его.

И благословятся в нем (все племена земные),

все народы ублажат его (Пс. 71, 1.3.6.8–10.17).

Всё это так или иначе имело свое историческое осуществление при царе Соломоне. Бог даровал Соломону мудрость творить суд и правду. Сионские горы и холмы принесли тогда мир людям. Само имя Соломон означает «мирный». Соломон обладал людьми от реки Евфрат до концов земли у Средиземного моря. Жители пустынь и враги смирялись пред ним. Отовсюду из дальних земель подносили ему дань, а цари Аравии и Савы в лице царицы Савской принесли дары. Благословенно имя великого Соломона, и все народы ублажили его.

Однако, уже древние иудейские мудрецы видели в этом псалме надысторические черты Мессианского царства, что и сохранилось в раввинистических книгах. Так, Таргум и Мидраш считают весь этот псалом мессианским. Согласно Мидрашу, весь 71-й псалом– это «прославление Мессии-царя» [40, с. 102]. Царь, который избавит нищего, вопиющего и угнетенного (Пс. 71, 12), это, по Мидрашу, Мессия, «ибо написано: ...Он будет судить бедных по правде (Ис. 11, 4)» [там же]. В сыне Давидовом прозревается уже не только Соломон, но и ожидаемый Мессия.

Стих 17 на иврите звучит:

Еще до того, как было солнце, Его имя было ינון [йиннон]. Слово ינון (йиннон) означает «да будет он расти» и считается у иудеев одним из восьми имен, означающих отрасль, как у Исаии в Ис. 11, 1. В Мидраше утверждается, что это имя было дано Мессии до сотворения мира, еще до того, как было солнце [40, с. 102].

Иудейский экзегет Раши говорит о Мессии, что «Его происхождение от древних времен, ибо еще до того, как было солнце, Его имя было Йиннон» [40,

с. 102–103]. Комментарии Раши взяты из трактата «Микраот Гедолот».

О дарах, которые будут принесены Мессии-царю Талмуд в трактате Песахим 118в говорит: «Египет принесет дары Мессии», и дальше: «Все, которые вокруг Него, да принесут дары Страшному» [там же].

Все народы (ст. 17) ублажат Мессию-царя. На еврейском: גוים כל (коль гоим), т.е. речь идет именно о гоях, о язычниках, имеющих прославить ХристаМессию.

Христианские святые отцы и толкователи Писания, естественно, рассматривали 71-й псалом, как мессианский, и толковали его в отношении Иисуса Христа и Церкви Христовой, принявшей в лоно свое все народы.

Уже св. Иустин Философ (II в.) относит всё сказанное в 71-м псалме к Иисусу Христу и обратившимся к Нему народам. Из полемических слов св. Иустина явствует, что многие иудеи его времени всё, сказанное в этом псалме, относили только к царю Соломону, не желая признавать мессианское значение. Видимо, в то время жесткого размежевания с христианами иудеи не хотели видеть мессианское значение Писания и там, где оно достаточно очевидно. Некоторые христианские толкователи, напротив, в полемическом пылу вовсе отказывали многим пророческим изречениям в их историческом значении. От этой последней крайности, как правило, были свободны сирийские отцы, такие как прп. Ефрем Сирин, блж. Феодорит Кирский.

Вот из спора св. Иустина Философа с Трифоном иудеем: «И псалом, в котором сказано: Боже, суд Твой дай царю [Псалом 71-й. – Г.Ф.]., вы относите к Соломону, т.к. он был царем, хотя слова псалма ясно проповедуют о вечном царе,

т.е. о Христе; ибо Христос назван царем, священником, Богом, Господом, Ангелом и человеком... и, наконец, имеющим царство вечное» [118, Разг. с Трифоном, п. 34]. Дальше св. Иустин утверждает: «Знаю, Соломон был славный и великий царь, и при нем построен так называемый храм Иерусалимский, но ясно, что ничего из сказанного в псалме не исполнилось на нем» [там же]. Св. Иустин показывает, что деяния Соломона и слава его далеко не таковы, как описанное в псалме, но исполнилось это на тех «из язычников, которые чрез Иисуса распятого познали Творца всех Бога [там же]. И далее св. Иустин: «Есть другая слова Давида... которые вы безрассудно почитаете сказанными о Соломоне на том основании, что они написаны о Соломоне: из самых слов видно, что они сказаны не о Соломоне, что представляемый в них был прежде солнца и что спасаемые из вашего народа спасутся чрез Него... Прежде солнца пребывает имя Его, и все племена земныя благословятся чрез Него, все народы возвеличат Его» [там же, п. 64].

Образ Христа в царе Соломоне видит блж. Августин. О 71-м псалме в книге «О граде Божием» блж. Августин говорит так: «В этом псалме так много говорится такого, что совершенно не может относиться к (Соломону), но с полнейшею ясностию применяется к лицу Господа Христа, что становится очевидным, что в нем оттенен кое-какой образ, а в Христе представлена сама истина» [47, О граде Божием, кн. 17, гл. 8]. Дальше блж. Августин своеобразно и интересно объясняет значение указанной в псалме географии Мессианского царства: «Известно, например, какими пределами ограничивалось царство Соломона; а между тем в упомянутом Псалме... читается: Обладает от моря до моря, и от реки до конец вселенныя (Пс. 71, 8): это мы видим исполнившимся на Христе. Обладание Его началось от реки, где Он получил крещение от Иоанна, и по указанию последняго стал быть узнаваем учениками, которые называли Его не только учителем, но и Господом» [там же]. Так от реки до конец вселенныя, или до концов земли, прошла проповедь о Царстве Божием, от Иордана и до всех концов земли совершено крещение во имя Господа Иисуса Христа, во имя Мессии-царя, таинственно введшего всех во царство святой Живоначальной Троицы Отца и Сына и Святого Духа.

Приведем из множества святоотеческих толкований еще разъяснения блж. Феодорита Кирского.

Общий подход блж. Феодорита такой же, как у предыдущих отцов: «Что настоящий псалом нимало не приличествует Соломону, это, думаю, признают иудеи, желающие сказать правду,58 тем паче питомцы веры [христиане. – Г.Ф.]. Ибо, во-первых, Соломон не обладал пределами земли, не собирал дани с западных и восточных народов; притом, как человек, прожив соразмерное естеству время, приял конец жизни, и даже не славный. А псалом показывает, что Тот, о Ком он пророчествует, древнее солнца и луны» [158, Толк, на пс. 71].

И далее из толкования блж. Феодорита:

«Боже суд твой Цареви даждь, и правду Твою Сыну Цареву. Владыка Христос – и Царь и Сын Царев. Потому пророчество называет Его Царем и Сыном Царевым».

«Да воспримут горы мир людем и холми правду. Это – олицетворение, показывающее перемену во всех».

«Снидет яко дождь на руно, и яко капля каплющая на землю. Сим

ясно представил нам пророк человеческое рождение, совершившееся без шума, крайне безмолвно и таинственно».

И обладает от моря до моря. Блж. Феодорит рассуждает здесь об Атлантическом океане, о котором он думает, что он опоясывает все земли.

«И от рек до конец Вселенныя. Рекою пророк называет Иордан, в котором крестившийся Владыка приял свидетельство от Отца». Здесь блж. Феодорит рассуждает согласно с блж. Августином.

«И поклонятся Ему вси царие земстии – некоторые добровольно в настоящей жизни, а все по воскресении».

«Будет имя Его благословенно во веки: прежде солнца пребывает имя Его». Слова благословенно нет ни в одном списке, ни в эксаплах, ни у евреев. Речением – прежде пророк показывает, что Он древнее солнца и луны».

Наконец, монах Евфимий Загибен приводит интересное толкование Фотия на слова псалма: Царие Фарсистии и островы дары принесут, царие Аравстии и Сава дары приведут (Пс. 71, 10): «Почему к рождеству Господа первые пришли восточные волхвы из Персии, а не из другого места или народа? Думаю – по многим причинам, и, во-первых, они кажется сим исполнили древнее пророчество, говорящее: цари Аравские и Сава представят дары» [82, Толк, на Пс. 71,10]. Фотий утверждает, что тогда Персы владели Аравией и Савой (Эфиопией). Сложилось даже мнение, что новорожденному Христу поклонились три царя-волхва из Персии, Аравии и Эфиопии. Так за общей картиной псалма о поклонении царей земных Мессии-царю уже прорисовывается конкретный рождественский образ первого такого поклонения – поклонения волхвов-царей новорожденному Христу-Царю. Думают даже, что эти цари-волхвы знали об этом пророчестве и исполнили его. Так у св. Димитрия Ростовского. В Кельнском соборе в Германии показывают раку с мощами этих трех царей-волхвов. Западная церковь празднует праздник поклонения трех святых царей вместе с Богоявлением.

Тяжелым испытанием мессианских чаяний, связанных с Домом Давидовым, явилось падение Иудейского царства при нашествии Навуходоносора. Однако еще заранее, задолго до тех дней, когда должно было рухнуть Иудейское царство, пророки уже возвещали, что хотя падет царство и с ним династия Давида, но Ягве вновь восстановит Дом Давида в Мессианском цпрстве, ибо Он верен своей клятве, данной Давиду.

Пророк Амос еще в VIII в. до Р.Х., за два века до падения Иерусалима, возвещал грядущие бедствия, однако оставил и надежду:

Но дом Иакова не совсем истреблю, говорит Ягве (Амос 9, 8).

Жестокое поражение постигнет народ Божий за его грехи, но тем не менее дом Иакова не совсем истреблю, и далее пророк прямо возвещает обещание Ягве Бога:

В тот день Я восстановлю

скинию Давидову падшую,

заделаю трещины в ней,

и разрушенное восстановлю,

и устрою её, как в дни древние,

чтобы они овладели остатком Едома

и всеми народами, между которыми возвестится имя Мое,

говорит Ягве, творящий всё сие (Амос 9, 11–12).

Исполнение пророческих слов о восстановлении падшей скинии Давидовой святые отцы находили в царстве Иисуса Христа, Сына Давидова.

Еще Ангел Гавриил, посланный от Бога в Назарет Галилейский, возвестил при благовещении Деве Марии о Имеющем от Нее родиться Сыне:

И даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его;

и будет царствовать над домом Иакова во веки,

и Царству Его не будет конца (Лк. 1, 32–33).

Так после шестивекового униженного и бесправного существования царственных потомков Давида начало во Христе Иисусе исполняться обещанное Ягве Богом через Амоса восстановление падшей скинии Давидовой.

Вот как об этом рассуждают святые отцы.

Прп. Ефрем Сирин: «Впрочем, не сокрушу Иакова, как сокрушил народы сии; но придет день, когда возставлю скинию Давидову падшую, и возгражду падшая ея, и раскопаная ея возставлю. Прообразовательно исполнилось сие во время возвращения иудеев из плена, а истина совершилась во дни распятия. Скиниею Давидовою пророк называет весь род человеческий, который низложен был преступлением заповеди, и который возставил от падения Христос. Он возвратил нам погубленную нами жизнь, и сверх того, страданием и смертию за нас даровал нам нескончаемое царство. И возгражду ю, якоже дние века; – ю, т.е. Церковь, которую искупил Христос Своею кровию – это сонм уверовавших во Христа. Его возсоздал Христос, воздвиг от падения и возвращает ему жизнь, какая дана была первоначально, в настоящем веке в виде залога, в будущем же – во всей полноте» [89, Толк, на кн. пророчества Амоса, 9, 11–12].

Возвращение иудеев из Вавилонского плена при Зоровавеле, по прп. Ефрему Сирину, только прообраз истинного исполнения пророчества Амоса. Прп. Ефрем также отмечает, что восстановлено будет не земное царство потомков Давида во Израиле, а восстановлена будет падшая природа человеков чрез Христа, Сына Давидова, восстановленная же скиния суть Церковь Христова.

Вполне согласно с прп. Ефремом Сириным рассуждает и блж. Феодорит Кирский: «В той день возставлю скинию Давидову падшую, и возгражду падшая ея, и раскопаная ея возставлю, и возгражду ю яко же дние века. Яко да взыщут Мене оставшиеся человецы, и вси язы́цы, в нихже призвася имя Мое в них, глаголет Господь, творяй сия вся. Сие разумели иные о Зоровавеле, думая, что относится к нему, как ведущему род свой от Давида. Но не хотели они принять во внимание, что Зоровавель, после недолговременного правления, кончил жизнь; а пророчество содержит в себе обетование вечных благ и Богопознание у всех народов, что, как находим, нимало не сходствует с бывшим при Зоровавеле. Господь наш Иисус Христос, ведя род Свой по плоти от Давида, исполнил обетование, изреченное Давиду; потому что Слово плоть бысть и вселися в ны (Ин. 1, 14); восприяв на Себя скинию от Давида. Посему пророческое слово справедливо сказует, что Давиду возграждена будет скиния, не на малое время, но на все дни века... Сие обетование возобновляет Господь всяческих и устами блаженного Амоса; обещает же и язычникам дар Боговедения» [156, творения, ч. , Толк, на пророка Амоса, 9, 11]. Блж. Феодорит также утверждает, что пророчество Амоса вполне исполнилось не на Зоровавеле, а на Иисусе Христе, исполнилось не для Израиля только, а для всех народов. Греческий текст дает почувствовать тонкость мысли святого отца, ускользающую в русском переводе. Пророк Амос говорит, что Ягве возставит скинию Давиду. Блж. Феодорит в связи с этим приводит слова Евангелия: Слово плоть бысть и вселися в ны. По-гречески, вселися – ἐσκήνωσεν, т.е. поселился в шатре, в скинии. Поэтому блж. Феодорит о воплощении Слова говорит, что Слово «восприняло на Себя скинию от Давида». Восстановление скинии Давида – это воплощение Слова, принятие Им человеческой плоти и природы и восстановление ее в первозданном виде.

Кстати, мнение, что пророчество Амоса относится исключительно к Зоровавелю, высказывалось иудеями скорее всего в пылу полемики с христианами. Дело в том, что раввинистическая литература и сам Талмуд понимают это пророчество вполне мессиански. Вот как говорится в мидраше Рабба по книге Бытия: «И как же насчет того факта, что Бог восстановит падшую скинию Давидову, как написано: В тот день Я восстановлю скинию Давидову падшую (Ам. 9, 11)? Это означает, что весь мир будет как одна семья» [40, с. 139]. Это утверждение Мидраша вполне подготовляет христианское понимание пророчества Амоса.

* * *

56

21-й псалом – о страданиях Мессии, распятый Христос говорит словами этого псалма.

57

Св. Афанасий в словах о завете видит только указание на Новый, хотя следует признать, что речь идет и о завете с Давидом, который в том и состоит, что в свое время чрез Потомка Давида будет заключен Новый Завет.

58

К V-му веку сложился уже большой круг раввинистической письменности, в том числе и трезвый, свободный от необъективности полемического пыла, а полемика и злословия, конечно, шли своим чередом.


Источник: Красноярск: Енисейский благовест, 2008. – 472 с.

Комментарии для сайта Cackle