священник Георгий Максимов

Заупокойные службы только для православных!

Об одной тревожной тенденции последних лет.*

Я хотел бы поговорить об одной тенденции, которую наблюдаю в последние годы и которая меня тревожит, а именно тенденции по продвижению в православной Церкви практики церковной молитвы за людей, которые не принадлежали к православной Церкви. Речь идет о заупокойном поминовении. Так, например, несколько лет назад была введена практика совершения молитвенного поминовения погибших в автомобильных авариях, причем с формулировкой «о упокоении душ усопших рабов Божиих, всех на дорогах от транспортных происшествий погибших». Позднее, где-то два года назад, были утверждены и тексты заупокойных прошений «обо всех убиенных в годы репрессий». Кроме этого, два года назад было предписано отслужить в храмах заупокойную литию по случаю Всемирного дня памяти жертв СПИДа. При этом, что принципиально: во всех упомянутых случаях речь идет именно об общем поминовении всех погибших из данной категории. Я думаю, вполне очевидно, что и среди жертв дорожно-транспортных происшествий, и среди жертв репрессий, и тем более среди жертв СПИДа далеко не все были православными и христианами. Поэтому вполне очевидно, что в данном случае в рамках именно установленных в Церкви молитвословий для поминовения православных христиан предлагается совершать поминовение лиц, которые не имели и не желали иметь к православной Церкви отношения.

Наиболее вопиющий, на мой взгляд, случай – это совершенная три года назад во Франции панихида по сотрудникам журнала «Шарли Эбдо», которых расстреляли, как вы помните, мусульмане, и которые не только не были членами православной Церкви, но были людьми, которые целенаправленно, систематически, публично глумились над Господом Иисусом Христом, Пресвятой Богородицей, над любыми Церквами, включая православную Церковь. Это был общеизвестный факт. И однако же была совершена та самая панихида. В этом, на мой взгляд, выразилось в полной мере модернистское желание дружить с миром, нравиться миру, присоединиться ко всей скорбящей Франции. Нелепость этого была очевидна даже и светским людям, что хорошо показали те же самые выжившие журналисты «Шарли Эбдо», которые в следующем выпуске высмеяли в новых карикатурах, в том числе, и тех православных клириков, которые молились за убитых богохульников.

Но вернемся к нашей ситуации. В частности, в связи с той трагедией – действительно очень тяжелой трагедией в Кемерово, было предписано совершение во всех храмах заупокойных богослужений по умершим. И в частности, в самой Кемеровской епархии был даже разослан циркуляр от правящего архиерея, в котором перечислены все имена всех людей, которые погибли в этой трагедии. Может быть, конечно, не исключена такая возможность, что помощники кемеровского архиерея выяснили и узнали, что абсолютно все погибшие в торговом центре принадлежали к православной Церкви. Но скорее всего, на мой взгляд, никто ничего не выяснял. А вот этот циркуляр является продолжением тех действий, которые я упомянул ранее. Действий, за которыми стоит представление о том, что на православном богослужении можно и нужно поминать лиц, которые не принадлежали к православной Церкви. Это идет вопреки богослужебному укладу православной Церкви, ее традициям и учению святых отцов. Я сейчас в начале хотел бы привести несколько слов и потом еще продолжить рассуждение на данную тему.

Вот, например, преподобный Амвросий Оптинский писал: «Во все времена при служении в православной Церкви всегда поминались об упокоении душ усопших только православных христиан. Потому в постановлениях церковных и не пишется о непоминовении иноверцев, ибо нигде их не поминали. По закону любви Церковь наша молится об обращении иноверных ещё при их жизни с той мыслью, чтобы Господь, имиже весть судьбами, обратил их к свету истины и привел на путь спасения. Если обратятся, то добро и благо; когда же при жизни своей не обратятся по недоведомым нам судьбам Божиим, то по смерти их Церковь уже не может их поминать, так как они не имели общения с ней при своей жизни». (https://azbyka.ru/otechnik/Amvrosij_Optinskij/o-tserkovnom-pominovenii-khristian-nepravoslavnykh/#sel=4:1,4:34 https://azbyka.ru/otechnik/Amvrosij_Optinskij/o-tserkovnom-pominovenii-khristian-nepravoslavnykh/#sel=13:94,13:169)

Преподобный Иосиф Оптинский также писал: «Душе неправоверующего какая может быть надежда на спасение, и как и о чём молиться за такую душу? Молиться о ее спасении «со святыми упокой» нельзя, потому что при жизни неправоверный не отрекся от своих заблуждений и не принёс искреннего раскаяния в них перед Господом. И если бы можно было молиться церковною молитвою о спасении душ умерших неправоверов или хотя бы об облегчении их загробной участи, то непременно при богослужениях в православной Церкви употреблялись бы особые за них ектении или прошения. Однако во всех наших церковных службах и подобного ничего нет». (https://azbyka.ru/otechnik/Spravochniki/simfonija-po-tvorenijam-prepodobnyh-optinskih-startsev-tom-2/22#sel=13:49,14:169)

Стоит сказать, что у мнения, что можно поминать церковными молитвами умерших вне православия, есть свои защитники. И они, в частности, ссылаются на две цитаты – одну цитату святителя Филарета Московского и другую цитату священноисповедника Афанасия Сахарова. Что касается последнего, то священноисповедник Афанасий действительно высказывал в одном из своих писем, насколько я слышал, в раннее время, некоторые слова, которые можно понимать как одобрение возможности поминовения неправославных. Однако в своем труде «О поминовении усопших по чину православной Церкви» он же пишет: «Православные заупокойные богослужения имеют в виду умерших в истинной православной вере. Употреблять церковные молитвословия при поминовении неправославных, безусловно, невозможно. Если те самые молитвословия, которые православная Церковь возносит только о своих усопших православных чадах, употреблять в приложении к неправославным, это будет неуважение к Церкви православной, проявлением равнодушного отношения к православной вере, показателем религиозного индифферентизма». (https://azbyka.ru/otechnik/Afanasij_Saharov/o-pominovenii-usopshikh-po-ustavu-pravoslavnoi-cerkvi/4_65#sel=223:1,224:72)

Что касается святителя Филарета Московского, то в сети вы можете по данной теме найти одну его цитату, где говорится: «Зная некоторых лютеран, имевших уважение и веру к православной Церкви, но скончавшихся вне соединения с нею, я дозволял о них молитву – не открытую в Церкви, с которой они открыто не соединились в жизни, а поминовение на проскомидии и панихиды в доме». Однако эта цитата вырвана из контекста, она взята из письма, которое святитель Филарет адресует священнику, который собирался совершить отпевание лютеранина, женатого на православной. И если мы посмотрим с вами весь текст письма, то мы увидим, что святитель Филарет опровергает те аргументы, которые его адресат приводит для того, чтобы совершить это отпевание или поминовение, и фактически отговаривает его от этого. Святитель Филарет говорит там, что «вопрос этот не очень удобен к разрешению. Вы хотите иметь основания к разрешению в том, что Макарий Великий молился даже о язычнике умершем. Дерзновение чудотворца неудобно обратить в общее правило. То, что через мужа верного освящается жена неверная, сказано о сожитии и деторождении, а не о правах язычников в Церкви Христовой». Далее святитель Филарет рассказывает историю о том, как в Петербурге одна состоятельная вдова просила тогдашнего митрополита Серафима разрешить погребение в построившейся на ее средства церкви ее мужа-лютеранина, и об этом просили ходатайствовать как раз святителя Филарета. И по свидетельству святителя, «владыка Серафим не соизволил. Ходатайство моё огласилось и ревностные о православии немало меня осуждали. Сделать дело не по правилу – к утешению одного, но не без соблазна для многих, думаю, не было бы благовидно». То есть фактически святитель пишет об этом, как о своей ошибке. И далее он продолжает: «О живом лютеранине можно петь молебен и просить ему благодати Божией, привлекающей в единство истинной Церкви. Но о умершем иное дело. Мы его не осуждаем, но его была воля остаться до конца вне пределов православной Церкви». И далее святитель говорит те слова, которые распространены в виде упомянутой нами ранее цитаты. Но после этих слов, в которых святитель Филарет в частном письме частному лицу описывает то, что он допускал в некоторых случаях в частной практике, далее он добавляет: «Синодальное же правило позволяет для таковых одно церковное действие – чтобы православный священник проводил усопшего неправославного до могилы в ризах с пением «Святый Боже». (https://azbyka.ru/otechnik/Konstantin_Skurat/svjatost-rusi/3#sel=1194:1,1194:170) То есть святитель указывает на то, что его позиция противоречит позиции Святейшего Синода, и именно ее – позицию Святейшего Синода, он называет правилом.

Если мы те заупокойные богослужения, которые составлены и утверждены Церковью именно для поминовения православных умерших христиан, будем использовать для поминовения неправославных людей, то фактически получается, что мы лжем перед Богом в самой этой молитве, что очень хорошо показал уже упоминавшийся мною священноисповедник Афанасий. Он говорил: «Употреблять церковные молитвословия при поминовении неправославных безусловно, невозможно – как, например, читать о католике или лютеране молитву из Последования по исходе души «аще бо и согреших, но не отступи от Тебе, и Троицу православно даже до последняго своего издыхания исповеда». Как над усопшими неправославными самым неправославием своим лишившими себя права именоваться от Церкви «верными», петь обычный на панихиде общий канон за усопших, имеющий характерное краегранесие: «умирающим верным осмое плету пение»? Как произносить о неправославном ектенийные прошения, не поступаясь своею ревностью о православии?» (https://azbyka.ru/otechnik/Afanasij_Saharov/o-pominovenii-usopshikh-po-ustavu-pravoslavnoi-cerkvi/4_65#sel=223:1,223:92)

Стоит сказать, что ещё до революции – в 1911 году, в Святейшем Синоде обсуждалось принятие особого Чина отпевания инославных с использованием заупокойных православных молитв. Однако данная инициатива встретила резкое противление священномученика Гермогена Долганева. В телеграмме императору он писал: «В настоящее время в Святейшем Синоде поспешно усиливаются проводить некоторые учреждения и определения прямо противоканонического характера. В Святейшем Синоде многие голосовали введение в православие грубого противоканонического чина заупокойного моления в православной Церкви о еретиках инославных, чем оказывается открытое попустительство и самовольное бесчинное снисхождение к противникам православной Церкви». В результате усилий священномученика Гермогена данная инициатива не была принята. То есть данное последование не было утверждено тогда.

Вместе с этим стоит отметить, что святые отцы отнюдь не возбраняли келейного, то есть частного, домашнего, поминовения умерших неправославных. Например, святитель Феофан Затворник пишет: «Спрашиваете, как поминать умерших в сектантстве родителей ваших! В своей частной молитве поминайте их и молитесь о них… В церкви же нечего их поминать». (https://azbyka.ru/otechnik/Feofan_Zatvornik/nastavlenija-v-duhovnoj-zhizni/22#sel=14:1,15:26)

В свою очередь, преподобный Иосиф Оптинский рекомендовал использовать следующую молитву преподобного Льва Оптинского: «Взыщи, Господи, погибшую душу отца моего, аще возможно есть, помилуй. Неизследимы судьбы Твои. Не постави мне в грех молитвы сей моей, но да будет святая воля Твоя».

Я знаю, что та правда, о которой говорили те святые, которых я процитировал, выглядит соблазнительной для многих светских людей, которые скажут: «а, вы ненавидите людей, не хотите молиться за них!» Нет, мы не ненавидим людей и мы готовы молиться за них в своей келейной молитве. Торговать истиной, продавать истину ради того, чтобы вам понравиться – вот на это мы не пойдём, на это мы не хотим и не должны идти. И если на самом деле вдуматься по существу в саму эту тему, то никакой любви к людям я здесь особенно не вижу. Кроме того, что это ложь перед Богом – поминать как православного того, кто был неправославным; это также и неуважение к его личной свободе. Я, например, не хотел бы, чтобы за меня после смерти молились католики, или раскольники, или члены какой-либо религиозной организации, к которой я не принадлежу. Можно привести пример мормонов, у которых есть практика посмертных крещений, они там крестили жертв холокоста в мормонство. Однако евреям-родственникам этих жертв это отнюдь не понравилось – то что их предков, их родителей, вдруг мормоны перевели якобы в мормонство после смерти. Эта любезность отнюдь их не воодушевила и не восхитила. Если человек при жизни не ассоциировал себя с православной Церковью, и может быть, даже был против православной Церкви, и тут я его сейчас буду объявлять как православного христианина в своей молитве, как священник – какая это любовь к этому человеку? Это насилие над его волей, это неуважение – не только к церковному порядку, но и к этому человеку, к его выбору. Никакой любовью здесь на самом деле не пахнет, здесь чувствуется некое человекоугодничество, и об этом хорошо высказался патриарх Сергий: «Духовенство может простирать свою любезность до бесконечности, может показывать вид, что особой разницы между православным и инославным оно не признает, что бы ни думала о том православная Церковь. Такая любезность может ввести в заблуждение разве обывателя равнодушного к вере и мало в ней осведомленного. Верующий же прекрасно знает, что священник не хозяин, а только служитель Церкви; действия его только тогда имеют силу, когда совершаются в согласии с указаниями Церкви, иначе это что-то вроде фальшивой монеты, не имеющей никакой цены и лишь вводящей в обман неопытных и доверчивых людей. Люди вдумчивые и серьезно верующие скоро поймут, что священник предложил им утешение мнимое, ввел их в заблуждение, и, конечно, за это не будут его благодарить. Правда, могут быть в восторге люди, несерьезно относящиеся к вере и даже совсем не верующие, но их восторги едва ли послужат к чести православного священника, и едва ли поднимут его авторитет и пастырское самосознание».

В силу всего вышесказанного я убежден, что православный священник при совершении уставных заупокойных богослужений должен обязательно вставлять фразу, что он молится о православных христианах. И даже если приходит какой-либо циркуляр, где стоит формулировка, в которой опущены эти слова, всё-таки я полагаю, священник должен при совершении богослужения вставить эти слова: «усопших», или «убиенных», или «погибших православных христианах». Вот это будет правильно и корректно, и мне хотелось бы также, и чтобы эти люди, которые составляют эти циркуляры, также бы это учитывали.

* * *

*

Текст набран с видеозаписи: https:///youtu.be/xhCCs5OCPIc

Вам может быть интересно:

1. Полемика с католицизмом у святого Горазда Чешского священник Георгий Максимов

2. Собрание слов. Том I митрополит Сергий (Ляпидевский)

3. Правила святого Геннадия, патриарха Константинопольского о вере и жизни христианской Геннадий II Схоларий, патриарх Константинопольский

4. О воскресении мертвых профессор Василий Федорович Певницкий

5. Хочу пособороваться! протоиерей Вячеслав Резников

6. Слова на высокоторжественные дни праведный Иоанн Кронштадтский

7. О суждении и осуждении иерей Вадим Коржевский

8. Руководство для бесед с баптистами, пашковцами (евангельскими христианами), молоканами и др. протоиерей Димитрий Владыков

9. Противосектантские уроки ревнителям Православной веры протоиерей Дмитрий Боголюбов

10. Памяти Николая Михайловича Зёрнова протопресвитер Александр Шмеман

Комментарии для сайта Cackle