святитель Герман, патриарх Константинопольский

Слово на Вход в храм Пресвятой Богородицы

Всякое священное торжество, при совершении, исполняет участвующих духовной радостью из (небесных) сокровищ и божественных источников. Но теперь прославляемое пением (торжество), вполне услаждающее души, столько важнее и светлее всех, сколько Богоотроковица над всеми возвышается и начальствует. Каждогодно возвращается это священнейшее Ее празднственное собрание, в котором участвующие должны быть чисты от скверны. Итак, если угодно вам, благосклонно последуйте за мною, украсившись чистейшими мыслями и светлейшими одеждами. Потечем и сорвем вожделенные цветы с самого луга Богоматери. Обоняем доброту Ее, полную благоухания, как бы из листьев розы, как и Соломон прекрасно в Песнях поет: «Кто сия восходящая от пустыни, яко стебло дыма кадящее смирну и Ливан, от всех благовоний мироварца?» (Песн.3, 6)? «Гряди от Ливана, невесто, гряди от Ливана» (Песн.4, 8). Поэтому, побуждая друг друга, спешно соберемся на полезное и спасительное для всех торжество Богоматери, и, приникнув во святилище, увидим Отроковицу, достигающую до второй завесы, пречистую Марию и Богоматерь, разрешившую бесчадие неплодия и устранившую благодатию порождения (Своего, т. е. Христа) тень законного письмени.

Ныне посвящается законному храму трилетствующая, Одна, бывшая чистым и высочайшим храмом Архиерея и совершителя всего – Господа, и отогнавшая Своим сиянием Богосветлой славы тьму письмени. Ныне вручается священнику младенец, имеющий принести (в храм) в сороковой день Младенчествовавшаго ради нас плотию единаго Архиерея Бога, превыше всякого человеческого понятия, обнимая собственными дланями Необъятного. Ныне освящается благословениями по Закону и приносится в благодарственный дар новейший и чистейший, ничем не запятнанный свиток, который будет не рукою писан, но позлащен Духом. Ныне Иоаким, освободившись поношения бесчадия, явно идет по улицам, и, величаясь, показывает свое дитя и притом делается исполнителем освящения по Закону. Ныне и Анна, вознаградив продолжительное бесчадие благочадием, воодушевленная безмерной радостью, возвещает концам (земли) о плоде своем, прижимая к груди пространнейшую неба. Ныне отверстые врата божественного храма принимают дверь Еммануила, зрящую на восток и запечатленную. Ныне священная трапеза храма начинает светлеть, чувствуя переход к бескровным жертвам, при поклонении и сладчайшем лобзании божественной трапезы Небесного и Душепитательного Хлеба. Ныне возлагается на очистилище Одна, сделавшаяся для смертных, низринутых потоками грехов, новым и Богоподобным очистилищем, действительным и нерукотворенным. Ныне имеющая принять, по освящению от Духа, Святаго святых, святейше и достославно, с большим освящением, в незлобивом и невинном возрасте весьма чудно помещается во Святом Святых, превосходя славою Херувимов.

Ныне возбуждает (нас) к похвале Мария, о Которой хотя бы кто и неисчетное сказал, никогда не приблизился бы и тем менее достиг цели: потому что красота Ее безмерно превосходит всякий язык и ум. Небесная капля, проистекшая от Нее, показала величие Ее наподобие беспредельного моря. Отсюда богатство Ее сделалось, по беспредельности, непостижимым, и утешения Ее – неистощимыми. Поистине все и во всем насыщаются; но торжество, сопровождаемое похвалами и песнопениями в честь Ее, по причине приятности, не насыщает. Поэтому и виды похвал, заимствуемые от Нее, кажутся неудовлетворительными, и так как Источник обилен, и от почерпания не только не уменьшается, но по той мере, как почерпают из него, умножается во сто и тысячу раз более, – почерпающим нельзя бояться недостатка. При созерцании Ее, таинство преизобилует и, увеличиваясь, превосходит не только умы, погруженные в вещество, но и невещественные. Такова Всеблаженная и Пречистая Отроковица.

Родители Ее, по исполнении трех лет, приносят (Ее) Богу. Тройное число – как превосходно, как досточтимо и удовлетворительно для всякого доказательства! Тремя камнями Давид поверг на землю преступнаго Голиафа (1Цар. 17, 40–49); Илия Фесвитянин располагает (народ) к вере трояким обхождением (около жертвенника), когда над небесным огнем, горящим в воде, показывается пламя (3Цар. 18, 34–38); Иона, столько же дней носимый в недрах плавающего зверя, служит образом Бога, Управляющего великим китом (Ион. 2, 1); таковы числом были отроки, благодушно ходившие в огненной печи, напоенные небесною росой (Дан. 3, 23–24). По прошествии трех периодов по десяти лет, Иисус, Господь мой, очищает меня от скверны преступления (Лук. 3, 21–23); а также по прошествии еще известного времени, врачует всякую болезнь и всякий недуг. Он восходит на гору, чтобы стольким же по числу ученикам, в великой тайне, показать явление Своей славы (Матф. 17, 1–2). На третий день Он восставляет от ада души, от века содержавшиеся во мраке. И что еще? Смотри число три и в самом главном. Божество, сотворившее и совершившее все, благоволило прославиться как-бы в совершенном числе в трех святынях, трех свойствах, трех Ипостасях или, что тоже, трех Лицах, при единосущии, в единении, чуждом слития или смешения, и как говорит великий в божественных предметах и искуснейший в богословии Григорий, нельзя ни бесчестить Его, отнимая (что либо), ни измышлять сверх (показанного) числа многоначалие.

Итак, поелику Един из самой пресвятой и вечной Троицы, по благоволению Отца, самопроизвольно, осенением всесвятого Духа, благоизволил вселиться во чреве этой Девы-Матери Отроковицы: то нужно было, чтобы и Она, украшенная славою того же числа, была светлейше посвящена; Она вводится в храм трех лет, по непреложному и известному устроению Творца Ее и Сына.

Когда была воскормлена (млеком) Питательница нашей жизни: родители Ее исполняют данный обет. Созвав, говорят, соседних и окрестных девиц, они устроили так, что девицы со свечами шли впереди, а (Отроковица) следовала позади, для того, чтобы увеселяемая горящими свечами, Она продолжала путь, не оглядываясь назад.

Отдавая все свое Богу, (некогда) неплодная и бездетная Анна, громким голосом ясно взывала: приидите, сорадуйтесь мне все, кто присутствовал при моем разрешении, особенно теперь, когда я приношу Господу Боголепный и освященный дар из моих недр. Приидите, начальники ликов, с ликами и девами тимпанницами, радостно воспойте новую песнь, не под предводительством Мариам (сестры) Моисеевой, но под руководством Рожденной мною. Приидите и вы, ближние и дальние, и когда я, благочадствуя и проникнутая искреннейшею благодарностию, отдаю святилищу плод моих болезней, всерадостно воскликните Боговдохновенные гимны. И вы сонм Пророков, избранное собрание, устройте песнь из славных похвал, внушенных вам Духом Божиим, потому что где раздается звук пророческаго слова, там теряет силу всякое сопротивное злоречие.

Ты – Праотец и Богоотец Давид, приятно потрясая музыкальным орудием, издай благогласнейший звук на струнах Духа Боговдохновенными своими устами, ясно изображая сонм отроковиц, как «приведутся Царю девы в след Ея, искренния Ея приведутся» (Псал. 44, 15). Вот составляется сонм отроковиц на улицах и ведется в священное жилище в храме святом, с царской славой, в веселии и радости, (Дщерь) Царева, исполняющая проречение твое, Которую ты сам назвал дочерью, – Она мое дитя. «Вся слава Дщере Царевы внутрь: рясны златыми» (Псал. 44, 14) облечена чистым и непорочным девством и украшена несравненною красотою. Прииди и ты также, потомок Давида, и возгласи: «Кто Сия проницающая аки утро, добра яко луна, избранна яко солнце» (Песн. 6, 10)? «Что украсишася стопы твоя» (Песн.7, 2), Ты, имеющая облечься в солнце и устроить новое под солнцем зрелище.

И ты, громогласный Иезекииль, держащий Богоданный свиток животворящаго Духа, возгласи хвалу запечатленной двери, обращенной к востоку и проходимой для Бога! А также и другой кто из священноизбранного чина и весь остальной лик прозорливцев, возвысьте голос, видя приближающееся исполнение предсказаний. Что же? И вы, праотцы, разрешаемые от клятвы и опять получающие жилище сладости, из которого извергли себя, – ужели вы не воспоете Виновницу спасения приличными, величайшими похвалами? Не вам ли особенно и надобно взывать, а с вами радоваться мне и всей твари?

Мудрая Анна такими мыслями, как и следовало, приспособляя себя к происходящему, с сладчайшим супругом ведя Рожденную ими, в предшествии дев, несущих свечи, достигает храма. Двери (его) отверзаются, принимая умную дверь Еммануила Бога, и порог освящается вхождением Марии. Дом (Божий) весело освещается лампадами, но еще светлее сияет блистанием этой одной лампады: благолепие Ее красуется при Ее входе. Одежды рогов жертвенника покрываются багряницею от пурпуровой и девственной одежды Ее. Захария радуется, удостоившись принять Богоматерь: веселится Иоаким, совершением приношения свидетельствуя об исполнении пророчеств; торжествует Анна при освящении своей дочери; ликуют прародители, избегая осуждения; утешаются Пророки, и с ними радостно движется всякий возраст, украшенный благодатию.

Таким образом Богоотроковица вводится и становится у рогов (жертвенника), между родителями молящимися и священником, имеющим благословить (Ее). Опять родители взывают к священнику: приими имеющую принять невещественный и необъятный огонь; приими будущее вместилище Сына и Слова Отца и единого Бога; приими отъявшую от нас поношение бесчадия и неплодство; приведи к жертвеннику Ту, Которая вселяет нас в прежнюю область рая: держи Ту, Которая Своим рождением (т. е. Христом) укротит страшную для нас силу смерти и господство ада; обними Ту, Которая прикроет нашу природу, обнаженную в Едеме; возьми рукою Ту, Которая повиет пеленами Удерживающего нашу неудержимо, бурно и гордо простертую руку; принеси Богу принесшую нас, в Которой сокрыто исполнение надежд наших.

Воззри, Господи, воззри; возьми Ту, Которую дал; приими Ту, Которую даровал; приими данную нам для разрешения неплодства; чрез Нее Ты отъял бесчадие закона и искупил нас от продолжительного и тягчайшего бедствия. Приими Ту, Которая прекрасно управляет нами, Которую предызбрал, предопределил и освятил; привлеки преданную Тебе и прельщенную благоуханием Твоим, Ту, Которую Ты избрал между нами недостойными, как крин (лилию) среди терния; обними Ее, приносимую Тебе с радостным духом. Вот мы Тебе вручаем Ее и предаем себя.

Такова согласная речь праведных; таково единодушие боголюбезного супружества; таково единство действия Богоотцев. Поэтому Захария, приняв Отроковицу, как и следовало, прежде всего говорит родителям: виновники нашего спасения, что вам сказать? Как вас назвать? Ужасаюсь, видя, какой вы приносите плод: он чистотою своею привлекает Бога к обитанию в Себе. Никогда не было и не будет Другой, сияющей такой красотой. Вы явились двумя разделяющимися реками, исходящими из рая, принося лампаду, дражайшую золота и ценных камней, просвещающую всю землю красотою непорочнаго девства Ее и усладительным блистанием. Вы как-бы светлейшие звезды, утвержденные на тверди: вы оба ясно освещаете мрачную тьму темной буквы и закона, данного среди бури; мудро и непреткновенно путеводите верующих во Христа к новой благодати нового света. Вы – светлейшие роги умного храма Нового Завета, в недрах своих имеющие разумнейший, освященный и божественный жертвенник священной жертвы. Еще более: вы, в воспитании (Отроковицы), уподобились Херувимам, таинственно осеняющим очистилище Вождя мира и Первосвященника. Вы – выше золота, устроенного в древнее время для покрытия ковчега; потому что укрывали разумный и Божественный кивот Нового Завета, (содержавший) подписавшего нам на кресте оставление. Ваша радость – всемирная радость; ваша слава – общее веселие. Блаженны вы, родители такой Отроковицы! Благословенны вы, принесшие Господу такой благословенный дар! Блаженны сосцы, которыми Она воспитана, и чрево, в котором была носима! Прииди и Ты, дитя, высшее неба. Прииди, по виду младенец, но на самом деле – Божие орудие. Прииди и лучше Сама освяти преддверие святилища; сказать коротко: не Ты очистись и освятись в нем, но обильно Сама освяти его. Приникни в сокровенный и страшный чертог Ты, неприступное и неисследимое сокровище. Войди в преддверие алтаря, сокрушающая врата смерти. Воззри на завесу, сиянием Своим просвещающая ослепленных помрачающим вкушением. Дай руки мне, ведущему Тебя, как младенца; но возьми и мою руку, старца утомленного, и, по склонности к земному, спешного в преступлении заповеди, и приведи меня к жизни. Вот я Тебя беру, как старческий жезл и опору природы, ослабленной падением; смотрю на Тебя, как на будущее укрепление ниспадших до смерти. Приблизься с благоговением к трапезе, – Ты, о Которой в весьма многих образах говорится, что будешь разумнейшей и чистой трапезой. Пройди по окружности всего жертвенника, Ты, издающая как-бы благоухание фимиама, для обоняющих выше мира, и прекрасно названная богодвижным и духоносным языком Пророка – кадилом. Взойди, взойди на ступени священного здания, Ты, Которой дщери Иерусалима, услаждаясь превосходством красоты, соплетают похвалы, и Которую ублажают земные цари; божественная ступень и лествица, утвержденная Богом, показанная весьма утешительно великому патриарху Иакову. Воссядь, Владычица; потому что пристойно Тебе, Царице и прославленной выше всех царств мира, восседать на такой высоте. Тебе – престолу, высшему Херувимов, подобает в жилище освященное место. Вот предлагаю Тебе, как Царице всех, по достоинству, первое седалище; восстави и Ты низверженных. Почему теперь взываю к Тебе с Давидом: «Слыши, дщи, и виждь, и приклони ухо Твое, и забуди люди Твоя и дом отца Твоего: и возжелает Царь доброты Твоея» (Псал 44, 11–12).

Так говорил старец, хотя в мысли представлял еще бо́льшие похвалы. Между тем родители удалились, а Отроковица, посвященная Богу, осталась. Относительно пропитания, Ангелы служили Ей со страхом, и Дева получала от невещественных вещественную или невещественную пищу. Так совершилось, при содействии Божием, божественное посвящение. Младенец возрастал и укреплялся, а противная сила клятвы, наложенной на нас в Едеме, ослаблялась.

После этого, боголюбезное собрание, единогласно и сколько есть силы в нашем младенчествующем уме, воззовем Деве: Радуйся! не с тем, чтобы прославить и без того совершенный праздник Ее, но чтобы, по возможности, утешить нашу слабость: потому что Богу приятно то, что совершается посильно. Но единая Дева и вместе Матерь превосходит всякую мысль, и понятно – почему? Какая еще дева родила, или родив, сохранила неповрежденным девство, кроме Тебя единой, неизменно для нас понесшей плотию Бога, всеблаженная Дева!

Итак, радуйся, ныне вшествием Твоим во Святая Святых, в славной и нерукотворенной одежде, облекшая нас, обнаженных смертоносным и душевредным вкушением в Едеме, багряновидной одеждой, то есть, от Бога посланной одеждой отпущения грехов, данного Богом нам погрязшим, Богоневеста! Радуйся, ныне светлейшим и честнейшим вхождением собирающая весь пророческий сонм, воспевающий Богогласный гимн, как бы на доброгласнейших музыкальных органах и кимвалах, и духовно ликующий в веселии. Радуйся, стопами Своими поправшая лукавого и ненавистного змия диавола, бывшего для меня страшным вождем к падению; поврежденное же естество, клонившееся, казалось, к падению, с Собою возведшая опять в невещественную, святую и нетленную храмину. Радуйся, блистанием входа Твоего светло воссиявшая день радости и веселия содержимым в сени смертной и бездне слабости, и свидетельствующая совершение разрешения мрака Богом, Имеющим родиться от Тебя, всечудная Мария! Радуйся, светлое облако, источающее нам умную божественную росу, – ныне вхождением во Святая Святых воссиявшая всеозаряющее солнце для содержимых в сени смертной; Боготочный источник, из которого реки Богопознания, источая ясную и светлую воду Православия, разгоняют множество ересей. Радуйся, приятнейший и разумный рай Божий, ныне насаждаемый, по Его изволению, вседержительною десницею на востоке, и произращающий для Него благоцветный крин (лилию) и неувядаемую розу (во врачевство) испивающим на западе вредную, душепагубную горечь смерти; (рай), в котором цветет дерево жизни в познание истины, и вкушающие от него получают бессмертие! Радуйся, священный, непорочный и чистейший чертог Всецаря Бога, облеченный величием Его, приемлющий и таинственно успокоивающий всех странных; Ты, утверждающаяся ныне в дому Господнем, то есть, святом храме Его, в Которой нерукотворенный и украшенный чертог духовного Жениха, – в Которой Слово обручило (Себе) плоть, восхотев обратить заблудшее и примирить (с Отцом) удалившихся по Своему хотению! Радуйся, новый Сион, божественный Иерусалим, святый «град велиикаго Царя. Бог в тяжестех его знаемь есть» (Псал. 47, 3–4), заставляя царей преклоняться пред славою Твоей и побуждая весь мир в веселии проводить праздник входа Твоего; по истине златовидный и светлый, седмисвещный светильник, возжигаемый неприступным светом и увлажаемый елеем чистоты, возвещающий восход света, во мраке прегрешений ослепленных тьмою. Радуйся, Божия «гора тучная» (Псал. 67, 16) и приосененная, в которой, разумный Агнец воспитавшись, понес наши грехи и болезни; из которой отделившись нерукосечный камень (Дан. 2, 34) сокрушил идольские жертвенники, и «бысть во главу угла... есть дивен во очесех наших» (Псал. 117, 22–23). Радуйся, святый Божий Престол, божественное возношение, дом славы, велелепное украшение, избранное сокровище, всемирное очистилище, и небо,«поведающее славу Божию» (Псал. 18, 2), восток, воссиявающий свет незаходимый, «от края небесе исход его... и несть иже укрыется теплоты его» (Псал. 18, 7), то есть управительного промышления. Радуйся, рождением Своим разрешившая узы неплодства и удалившая поношение бесчадия, устранившая законную клятву и произрастившая благословение благодати; Твоим вхождением во Святая Святых исполнившая молитву родителей, положившая основание отпущения нашего и верх радости, приводя начало благодати. Радуйся, благодатная Мария, Святейшая святых, высшая неба, славнейшая Херувимов, честнейшая Серафимов и досточтимейшая всей твари; – голубица, славным и светлым входом Твоим приносящая нам елей – Избавителя от духовного потопа и возвещающая нам спасительную пристань; криле ее «посребрене, и междорамия ея в блещании злата» (Псал. 67, 14), сияя светом всесвятого и просветительного Духа, – стамна всезлатая, носящая манну – сладчайшее утешение душ наших, то есть Христа.

Но, Пречистая, всепетая, всечестная жертва Божия, превосходнейшая всех творений, земля невозделанная, нива неоранная, цветущий грозд, чаша увеселяющая, источник текущий, Дева родившая и Матерь неискусомужная, сокровище чистоты и украшение святыни! Благоприятными и матерними молитвами к Твоему Сыну, рожденному Тобой без Отца, и Богу, всех Творцу, управь кормила церковного благочиния и приведи в тихую пристань, свободную от волн ересей и соблазнов; светло облеки священников в правду и веселие истинной, непорочной и искренней веры; укрепи в мире и благосостоянии скипетры православных правителей, стяжавших в Тебе венец, покров и безопасное украшение своего царства, выше всякого блеска багряницы и золота, жемчуга или драгоценных камней. Повергая к ногам их, покори злые варварские народы, изрекающие хулу на Тебя и Бога (Рожденного) Тобою. Во время войны споборствуй воинству, всегда опирающемуся на Твою помощь. Послушный народ утверди в кротком, благочинном повиновении, согласно заповеди Божией. Твой город, имеющий Тебя, как столп и утверждение, венчай победной добычей и, окружив силою, храни. Жилище Божие и благолепие храма навсегда соблюди. Певцов Твоих избави от всякого обстояния и душевных скорбей. Пленным подай избавление. Странным, лишенным крова и помощи, покажи утешение. Всему миру простри на помощь Твою руку, чтобы мы в радости и веселии светло совершали Твои праздники, вместе с нынешним, во Христе Иисусе Царе всех и истинном Боге нашем, Которому слава и держава, вместе со святым и живоначальным Отцом и с вечным, единосущным и сопрестольным Духом, ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь


Источник: Curs. Curs. Compl. Patrologiæ, edit. Migne, Paris, tom. XCVIII. col. 291–310. Избранные слова святых отцев в честь и славу Пресвятой Богородицы. – Издание Русского на Афоне Пантелеимонова Монастыря. – СПб.: В Типографии А. И. Траншеля, 1869. – С. 70–82.

Комментарии для сайта Cackle