Азбука верыПравославная библиотекасвятитель Герман Константинопольский » Святитель Герман, Патриарх Константинопольский
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


А. Беглов
Святитель Герман, Патриарх Константинопольский

   

Содержание

Жизнь святителя Германа Труды святителя Германа Личность святителя Германа  

 
   За всенощным бдением некоторых великих и двунадесятых праздников при пении стихир слуха верующих достигают истины, изложенные языком возвышенным и одновременно ясным, печатлеющие священное событие, таинство празднуемого дня. В их словах всегда звучит непререкаемая радость исповедания Бога, премудрых путей Его Промысла, основ спасительной веры Христовой. Эти стихиры — творение святителя Германа, патриарха Константинопольского (2-я пол. VII-1-я пол. VIII в.).
   Не все жизнеописатели Святителя обращают внимание на его песнотворческие труды: в Четиях-Минеях святителя Димитрия Ростовского мы не находим упоминания об этом роде его творчества. Это может быть объяснено тем, что святитель Герман испытал за свою долгую жизнь, как указывает преосвященный Филарет Черниговский, не только “волнения монофизитства, но и начало новых бурь иконоборства” . Борьба с разного рода ересями и исповедничество, страдание за правую веру проходят красной нитью через все земное бытие святого патриарха.
   Вместе с тем составитель канона святителю Герману, преподобный Феофан, уделяет много внимания песнотворческим трудам святого исповедника Христова. Подробно же со всех сторон рассматривает труды святителя Германа Филарет, архиепископ Черниговский . Восстанавливая образ Святителя как писателя и церковного деятеля, архиепископ Филарет особенно подробно останавливается на его догматических произведениях, посланиях, словах и беседах на великие праздники. Послания святителя Германа о почитании святых икон читались на VII Вселенском соборе много лет спустя после блаженной кончины патриарха-исповедника.
   Правильно будет сказать, что святитель Герман отзывался на все насущные нужды Церкви прежде всего исповеданием ее основных догматов, страданием за них, затем письменными трудами по изложению и защите этих догматов и вероучения святой Церкви и только в отдельных случаях он являл себя как песнотворец, гимнограф церковный.
   Слова пророка Исаии, прообразующие путь Христов на земле, могут быть отнесены и к жизни Его последователя и исповедника, святителя Германа. Он был оставлен и возненавиден с ранних юношеских лет — и не бе помогаяй ему. Но он же был и вознесен Господом и сделался радостью, веселием родов и родов людей, по слову того же провидца Исаии. Те, кто множили скорби в жизни исповедника Христова, должны были признать его святость и поклониться стопам его — “и поклонятся следом ног твоих”.

Жизнь святителя Германа

   Святитель Герман родился в Константинополе в семье одного из первых сенаторов Константа II. При восшествии на престол Константина Погоната (668 г.) отец Святителя был умерщвлен, а юношу император распорядился изувечить и отдать в церковные клирики, чтобы тот не мог отомстить за убийство отца. Но юноша Герман сам отошел от мирских притязаний и жил, по слову святителя Димитрия, “яко ангел Божий, от всякого земного пристрастия и мирския суеты удален”. Он прилежал молитве, посту и чтению божественных книг, в которых “премудрости глубину исследова и почерпе животныя богодухновенных учений воды” .
   При Юстиниане II святитель Герман стал епископом города Кизика, где ревностно защищал веру Христову от нападок еретиков. От глубокого знания основ веры и святых догматов он “напаяет церковь Христову, будучи ее учителем и пастырем”. Но при императре Филиппике (711—713) за свое твердое сопротивление монофизитству он был изгнан и заточен.
   Со смертью Филиппика при императоре Анастасии II в 715 (по другим данным — в 713) году святителя Германа возвращают из заточения и избирают патриархом Константинопольским. Верующие с радостью принимают возвращение святого мужа в его родной город; по свидетельству хроники Феофана, Святитель занял кафедру “по согласию благоговейных мужей, пресвитеров, диаконов и всего святого собора и всего христолюбивого народа сего богохранимого царственного города, божественною благодатию, всегда врачующею немощное и восполняющею оскудевающее” .
   При восшествии на патриарший престол святитель Герман свидетельствовал о своем согласии с определениями Вселенского Халкидонского собора против монофизитов. Уже будучи патриархом, он от своего глубокого и опытного знания догматов веры старался примирить армян с положениями Халкидонского собора. Старания эти, по мнению преосвященного Филарета Черниговского, не были бесплодны. Письма святого патриарха были исполнены “духом любви и православной веры”, и армянская церковь, откликаясь на эти любовные послания, принимала их и исповедовала его святым.
   При избрании святителя Германа на патриаршую кафедру, обнаружился в нем дух прозрения. Он предсказал некоей женщине по имени Анна — при получении ею его святительского благословения — о рождении от нее нового исповедника Христова. Это и сбылось в жизни ее сына, преподобномученика и исповедника Стефана Нового. Дух провидения, прозорливость обнаруживался неоднократно в словах и действиях святого патриарха. Очевидно, это было одной из сторон его личности: страдания с юных лет истончили и просветили душу блаженного Германа, и ему стали очевидны многие сокрытые человеческие дела, как добрые, так и злые. У святителя Димитрия они подробно приведены в пространном житии.
   Многосторонней была деятельность святителя Германа на патриаршей кафедре. Помимо своих основных забот по управлению церковью в годы, наполненные смутами, волнениями и ересями, блаженный патриарх постоянно обращался к литературной деятельности. Преосвященный Филарет Черниговский приводит по этому поводу слова его древнего биографа: “Право исправляя должное служение истине, он для общей пользы писал довольно много слов назидательных для благочестивых”. Здесь же преосвященный Филарет перечисляет слова Святителя на Введение во храм Богоматери, на Успение, на Благовещение, на обновление храма и положение пояса Богоматери. Известны сочинения святителя Германа о ересях и о соборах. Как особенно яркое отмечается его “изъяснение (или толкование — М. И.) на Литургию” . В некоторым источниках оно называется “Со­зерцанием предметов церковных”.
   Полна и многообразна была деятельность святого патриарха, но основные труды и скорби были еще впереди: с восшествием на престол в 726 г. Льва Исаврянина началось гонение на святые иконы. Святой старец-патриарх неоднократно сам беседовал с императором, убеждал его, говоря что тот, кто отвергает святые иконы, есть “враг Божию воплощению”, напоминал Льву о нерукотворном образе Спасителя, посланном царю Авгарю в Едессе, приводил и другие доказательства. В это же время святитель Герман писал послания о почитании святых икон. “Писания его (Германа — М. И.) славятся по всей вселенной”, — свидетельствует VII Вселенский собор, на котором были прочитаны три из них.
   Император настаивал на своем; святой патриарх вразумлял его и говорил, что готов пролить кровь, если будет утвержден “беззаконный образоборный догмат”, и что для решения вопроса об иконопочитании должен быть созван Вселенский собор. Когда в 730 году император созвал частный собор, патриарх Герман, по слову Четий-Миней, оставил свою кафедру, положив патриарший омофор “в Божественном алтаре на святой трапезе”. После этого воины по повелению императора с побоями изгнали Святителя из патриаршего дома. Последние десять лет жизни святой патриарх провел в наследии своих родителей в Платаниуме, или, по другим указаниям, в монастыре Хоре в подвижничестве и молитве. Он скончался в 740 г. в возрасте 95 лет. Мощи Святителя во время погребения и позднее были прославлены многими чудесами.
   Изгнание святителя Германа с патриаршей кафедры тяжело переживалось современниками. Преподобный Иоанн Дамаскин писал в одном из своих посланий: “Вот и блаженный Герман, славный по жизни и по учению, доведен до побоев и изгнан в заточение” . А другой современник, говоря о ярости Льва и низведении святителя Германа, пишет о нем: “Сошел с престола великий первосвященник, улетела из гнезда любезная ласточка, украшавшая великий покой Церкви сладким говором, украшающая до ныне праздники Господни” . В своем историческом обзоре песнопевцев преосвященный Филарет приводит свидетельства жизнеописателя святителя Германа, говорящего о том, что “на кафедре Константинопольской просвещал он народ учением <…> утешал Церковь словами похвальными и проповедями, тяжесть бдений облегчал мелодическими песнями своими” . В последних словах мы видим указание на то, что патриарх-исповедник и в свое время был признанным церковным песнопевцем.
   По некоторым сведениям, мощи святителя Германа были со временем перенесены во Францию. Поэтому, может быть, не случайно в Париже есть церкви во имя святого Германа (Сен-Жермен), и одна из них самая древняя в столице Франции, старше собора Парижской Богоматери.

Труды святителя Германа

   Творения Святителя включают стихиры на праздники и памяти святых, а также каноны. В дни святителя Германа структура канона еще не была окончательно сформирована; это было последование отдельных тропарей, объединяемых в поэму. Преосвященный Филарет называет каноны святителя Германа “первым опытом в своем роде”.
   Необходимо остановиться несколько более подробно на внешней стороне гимнографического наследия святителя Германа. Как уже упоминалось, стихиры и каноны святителя Германа имеют ясную, отчетливую структуру при ясности же и простоте слога. Однако необходимо отметить также и изящество его мысли, тонкость выражения, а отсюда и утешительность его песнопений, которые наполняют душу молящегося в храме, печатлеют и удовлетворяют его ищущую мысль.
   Отдавая много сил на борьбу с монофелитской ересью, святитель Герман отзывался всем своим существом и на возникновение иконоборчества. Его заботы о необходимости правильно поклоняться святым иконам проявились и в его каноне в честь Нерукотворенного образа Христа Спасителя (16 августа). Почти в каждой песни этого канона мы находим образное изложение православного взгляда на иконопочитание. Может быть, никакой иной труд святого патриарха не оправдывает так именование его ласточкой, как этот канон. Здесь ясность языка, его простота едины с выразительностью и силой изображаемого.
   Развивая и углубляя далее истину иконопочитания, внедряя ее в сознание людей церковных, святитель Герман свидетельствует, что образ Христов, его видение, есть залог спасения. “К боговидению очи уготовим, и достойно потщимся видети образ Христов всечестный во спасение наше”. А отсюда утверждается истина почитания и изображений Богоматери и всех святых и в слух всей Церкви определяется православное поклонение святым иконам, восходящее к прославлению самого первообразного Существа Божия. “Плотскаго Твоего зрака образ, Владыко, честно облобызаем и Матери Твоея и Святых всех, почесть ведяще правым помыслом, преходити добре к первообразному”.

Личность святителя Германа

   Песнотворческие труды святителя Германа составляют только часть его многогранной и сложной деятельности на Константинопольской кафедре в период монофелитской и иконоборческой ересей, однако они дают возможность всмотреться в его целостный облик, позволяют составить представление об особенностях его личности. В самом деле, мы могли убедиться на примере приведенных выше извлечений из его гимнографических трудов, что святитель Герман, патриарх Константинопольский, присутствует своими песнями, главным образом стихирами и канонами, в построении богослужения многих двунадесятых и великих праздников и дней памяти многих святых.
   Сын сенатора, он в юности теряет отца, сам терпит поношение и преследование от императора, будучи насильно определен в число церковного клира, но не теряет воли к добру, не озлобляется, не стремится платить злом за зло, а, напротив, всем своим существом устремляется к Богу и этим определяет свой дальнейший путь.
   На всем его облике лежит особая духовная тонкость; это, наряду с его аристократичностью, одна из характерных черт его образа. Он — инок, вначале как будто в силу внешних причин, но и в силу своего безраздельного устремления к Богу. Он епископ города Кизика и исповедник святого догмата Богочеловечества Христова. Освобожденный от уз, он единогласно и с великой любовью избирается на первосвятительскую кафедру Константинополя, и тогда же в нем особенно отчетливо проявляется то, что сопутствует тонкости и духовной хрупкости его образа: его прозорливость, прозрение судеб как отдельных людей, так и Церкви и мира. Святой патриарх видит как бы совершившимися скорбные события, которые грядут на Церковь в ее новом испытании, иконоборческой ереси; предупреждает, умоляет об искоренении пагубного мнения, принятого императором-иконоборцем, говорит о последствиях этого неправого учения, видя их как бы воочию, и в этом состоянии постоянного предощущения грядущих бед возглавляет патриарший престол.
   И не скорбит, не унывает, имея постоянные поводы к лютой, по существу неисцельной скорби, напротив, радуется, оглашает песненным пением свою возлюбленную Невесту, Христову Церковь и ее живых членов, всех своих пасомых; пишет послания современным ему епископам, поддерживая их твердость в борьбе с иконоборческой ересью, и богословствует о таинстве Божественной литургии; постоянно славословит Христа, Богоматерь и святых в своих словах и церковных поучениях.
   Эту проповедническую и исповедническую деятельность святых Отцов в борьбе с ересями высоко оценивают исследователи наших дней. Так, в рассуждении С. Булгакова о ереси Ария мы находим следующее: “Если бы эта ересь одолела истинное учение Церкви и сделалась господствующею, то давно уже не существовало бы и самое христианство, и весь мир погрузился бы в прежнюю тьму неверия” Потому и святитель Герман полагал свою душу и жизнь в борьбе с ересями и, когда его прозорливые речения остались без ответа, был изгнан в заточение.
   Но и здесь теплится жизнь святого исповедника-старца. Он живет в изгнании десять лет, погруженный в иноческую молитву о Церкви и людях, сам будучи окружен иноками. С большим уважением свидетельствуют его биографы, что он достиг редкого даже в те годы возраста 95 лет. Это долгожительство святого патриарха также составляет отличительную черту его облика, сплетаясь в единое целое с его многострадальной жизнью, его длительным — в течение всего его жития — исповедничеством, с его удивительным прозрением событий жизни и судеб людей, наконец, — с его образом тихого страдальца, человека утонченной души, державшего в своих руках бразды управления вселенской Церковью.
   По свидетельству преосвященного Филарета, архиепископа Черниговского, святитель Герман в изображении древней греческой Триоди помещен впереди прочих священных песнопевцев, и недаром, — ведь он воспел в слух своей паствы и на все века высокие и чистые церковные гимны, неповторимые стихиры и каноны, исполненные тонкого, горнего зрения церковных догматов.