святитель Григорий Богослов

Порок

Порок есть дело, удобно возбуждающее к соревнованию и без труда исполняемое… Легче всего сделаться порочным, хотя бы никто нами в этом не руководил; напротив, стяжание добродетели есть дело редкое и трудное, хотя бы и многое к ней влекло и побуждало. Эту самую мысль, как думаю, имел и блаженнейший Аггей, когда приведен был к этому чудному и весьма верному изображению. Вопросите иереев о законе, – говорит он, – священное мясо, прикоснувшееся к ризе, к какому-нибудь яству, или питию, или сосуду, освятит ли тотчас то, что к нему приблизилось? И когда иереи сказали: нет, – вопросите еще, – говорит, – когда что-либо прикоснется к нечистой вещи, не тотчас ли примет в себя скверну? На это они сказали: примет и по причине сообщения не будет уже чистым (см. Агг. 2, 12–13). Что это значит? То же, что и я говорю. Добродетель неудобоприемлема для человеческой природы, как и огонь для влажного вещества, но большая часть людей готова и способна принимать в себя худое, подобно тростнику, который по сухости своей легко воспламеняется и сгорает при ветре от искры. Ибо всякий скорее принимает в себя в большой мере малый порок, нежели высокую добродетель в малой мере. Так, небольшое количество полыни тотчас сообщает горечь меду, а мед и в двойной мере не сообщает полыни своей сладости. Выдерни малый камень – и он повлечет за собой всю реку на открытое место; удержать же и преградить ее едва сможет самая твердая плотина (1).

* * *

Порок действительно есть нечто не подводимое под правила, и у человека нет средств делать злых добрыми (1).

* * *

Но указывая на такие примеры (языческих богов), скорее сделаешь людей из мирных браннолюбивыми, из мудрых – исступленными, чем из дерзких и глупых – умеренными и здравомыслящими. Если и тогда, когда нет приманки ко злу, трудно бывает отвращать людей от порока и из худого состояния переводить в доброе, то кто убедит их быть кроткими и воздержными, когда у них боги – путеводители и покровители страстей и быть порочным есть дело даже похвальное, награждаемое жертвенниками и жертвами и пользующееся законной свободой (так как всякий порок состоит под покровительством какого-нибудь бога, которому он приписывается)? Подлинно, это величайшая нелепость, когда то самое, за что в законах положено наказание, люди чтят как нечто божественное.… Пусть гнев укрощает Арей187, пьянство – Дионис188, ненависть к чужестранцам – Артемида189, страсть к обманам – лукавый их прорицатель190, неумеренный смех – тот бог, прихрамывающий в собрании жалеющих о нем богов, который едва держится на тонких голенях191, обжорство – Зевес, бегущий с прочими демонами на тучный пир к непорочным ефиоплянам, и еще Вуин, названный так оттого, что обидел земледельца и съел у него вола, влекущего плуг, так же как и прочие боги, которые все так спешно бегут на запах тука и возлияний (1)!

* * *

Легче не поддаться пороку вначале и избежать его, когда он только к нам близок, нежели пресечь и стать выше его, когда он уже сделал в нас успехи, как камень легче подпереть и удержать вначале, нежели поднять вверх во время его падения (1).

* * *

Но хотя покрыл меня собою черный грех, хотя враг мой, подобно каракатице, изрыгающей черноту свою на воды, явно излил на меня темный яд, однако же, я столько еще могу разобрать и рассмотреть, что наилучшим образом вижу: кто я, чего желаю достигнуть и где нахожусь, несчастный, сколько раз падал я на землю или разверстые под землю бездны. Не обольщаюсь убеждениями, не пленяюсь словами, придуманными в защиту страстей; не утешаюсь измерением чужих пороков, как совершеннейший в сравнении с другими. Больному, которого режут железом, приятно ли видеть, что режут и других и что они ощущают еще более сильную боль? Что за приобретение порочному от того, что другой и его порочнее? Кто отличается добротою, от того может получить пользу и добрый, и худой; потому что зрячий – приобретение для слепого. Но услаждаться тем, что видишь порочных, есть признак еще большей порочности (2).

* * *

Добродетельному стыдно быть защитником порочных; это почти то же, что собственной ногою стать на стезю порока (2).

* * *

Не замышляй ничего противного добродетельной жизни, потому что заблуждение порока очевидно (2).

* * *

Избегай худого семени, чтобы собрать тебе добрые колосья. Не затаивай в себе прелюбодейной любви к миру. А затаивает ее тот, кто дал в себе место хотя тонкому корню порока от этого корня раскинется туда и сюда множество ветвистых стеблей (2).

* * *

Особенно вам, служители алтаря, советую не быть оком, исполненным тьмы, чтобы не оказаться первыми в порочной жизни. Ибо если свет темен, чем будет сама тьма (2)?

* * *

Лучше наказание от праведника, нежели честь от порочного (2).

* * *

Перестань, по крайней мере, хотя уже и поздно, делать насилия. Во всем – и в добром, и в худом – есть своя сытость. Я похвалю в тебе и это, потому что для порочного весьма важно – остановиться в пороке (2).

* * *

Кто свободен от порока, тот не вдруг подозревает порок (2).

* * *

187

Арей – Арес, бог войны. – Прим. ред.

188

Дионис – греческий бог виноградарства и виноделия. – Прим. ред.

189

Артемида – богиня охоты и живой природы. – Прим. ред.

190

Аполлон.

191

Пан – бог, защитник пастухов и мелкого рогатого скота, похотливое создание, получеловек с ногами козла. – Прим. ред.


Источник: Симфония по творениям святителя Григория Богослова / [ред.-сост.: Т. Н. Терещенко]. - Москва : Даръ, 2008. - 608 с. - (Духовное наследие).; ISBN 978-5-485-00194-0

Комментарии для сайта Cackle