Азбука верыПравославная библиотекасвятитель Григорий Киевский (Цамблак)Григорий Самвлак или Семивлах, митрополит Киевский


Свящ. М. А. Поторжинский
Григорий Самвлак или Семивлах, митрополит Киевский

О личности Григория Самвлака и о его деятельности сохранилось очень мало сведений. Родной племянник митр. Киприана, он был родом серб и в детстве обучен был всякой книжной премудрости1. Дошедшия до нас сочинения его показывают, что он был человек образованный, хорошо понимавший свои обязанности и ревностно стремившийся к исполнению их. До прибытия в Россию, он состоял то при терновском патриархе Евфимии (в Болгарии), то был пресвитером великой молдовлахийской церкви (вероятно соборной, кафедральной в Сочаве), то игуменом Пантократоровой обители в Дечах (в Сербии) и еще какой-то плинаирской обители, неизвестно где находившейся, был также и на Афоне. В Россию он был вызван своим дядею, митр. Киприаном, с которым виделся в Болгарии, когда состоял при патриархе терновском; но уже не застал его в живых и остановился в пределах западной России. Последняя, находясь под властию иноверных князей, стремилась к отделению и в церковном отношении, и потому хотела иметь особаго митрополита. Сначала литовский князь Витовт имел в виду кандидатом в этом сан полоцкаго епископа Феодосия, но когда прибыл Григорий Самвлак, проповедническая деятельность его и строго нравственная жизнь расположили князя ходатайствовать пред константинопольским патриархом о посвящении в митрополита киевскаго Григория Самвлака. Так как патриарх не соглашался исполнить просьбу Витовта, то он угрозами заставил епископов своей области поставить в митрополита указаннаго им кандидата 15 ноября 1416 года, в Новогрудке. Григорий Самвлак оказался вполне достойным того высокаго звания, которымь был облечень. Как представитель православной западно-русской церкви, он убеждал католика князя принять православие и, с его согласия, отправлялся на константский собор, где хотели решать вопрос о соединении западной церкви с восточною. Хотя и неизвестно ничего о деятельности его там, во всяком случае и указанные факты достаточно говорят о деятельности Григория Самвлака в защиту православия. Оставшияся же проповеди его, в которых он возстает против обрядов латинской церкви в совершении евхаристии на опресноках, свидетельствуют о большой смелости митрополита, поставленнаго по воле князя римско-католическаго исповедания, в деле религии. О смерти его существуют разныя мнения: по одним он скончался в Киеве от моровой язвы, в 1419 г., а по другим – переселился из России в Молдавию, где будто бы жил еще долго, и в 1439 г. утвержден охридским архиепископом в звании молдовлахийскаго митрополита.

От Григория Самвлака дошло до нас 21 слово, из коих 8 на праздники Господни и Богородичные, 7 похвальных на праздники святых, 4 на дни воскресные и 2 на особые случаи. По своему содержанию они относятся к разряду историко-догматических; нравственных наставлений слушателям, за исключением двух трех проповедей, почти не встречается Изложение их не всегда отличается строгою последовательностию, хотя мысли текут в них довольно естественно, в порядке. По выражению они принадлежат к риторическим византийским проповедям: сравнения, противоположения, тропы и фигуры, встречаются у него на каждом шагу и обличают в авторе намеренное стремление к витиеватости. Иногда эта витиеватая речь отзывается искуственностию, холодностию, напыщенностию; но нередко она согрета теплым чувством и проникнута сильною мыслию и одушевлением.

Вообще талант Григория Самвлака был по преимуществу ораторский: в его проповедях не видно глубокомыслия, но замечается восприимчивость чувства, гибкость мысли и плодовитость слова. Лучшим из его слов признается сказанное им в Великий четверток: оно может служить доказательством его проповедническаго искусства и показывает ораторские приемы, каких держался Григорий Самвлак.

Руководством и образцами в проповедничестве для Григория Самвлака служили творения св. отцов Церкви: Василия Великаго, Iоанна Затоуста, Епифания Кипрскаго, Андрея Критскаго, Иоанна Дамаскина и др. Впрочем пользование ими не простиралось до рабскаго заимствования и мыслей и выражений; все заимствованное у них он перерабатывал так, что оно получало своеобразный, самостоятельный характер. Некоторые считают его подражателем Кирилла Туровскаго на том основании, что у обоих встречается много мест сходных: например, в слове на Вознесение и у того и у другаго есть прение между горними силами, сретающими возносящагося Христа; в слове в великий пяток встречаем плач Богоматери у креста Христова, который есть у Кирилла в слове в неделю Мироносиц; у того и у другаго находим много мест заимствованных из церковно-богослужебных книг. Но это обясняется единством источника, из котораго черпали и Кирилл Туровский и Григорий Самвлак. По обему проповеди Григория Самвлака довольно общирны вообще, а некоторые даже очень; язык всегда чистый славянский и удобопонятный, кроме нескольких выражений и двух-трех греческих слов.

* * *

1

В Никоновой летописи о нем замечено: «книжен зело, изучен убо бе книжнии мудрости всяцей из детства, и много писания сотворив остави».



Источник: Историческая христоматия, для изучения истории русской церковной проповеди, с общей характеристикой периодов ея, с биографическими сведениями о замечательнейших проповедниках русских (с XI-XVIII в. включительно) и с указанием отличительных черт проповедничества каждаго из них. / Сост. Свящ. М. А. Поторжинский, преподаватель Киевской духовной Семинарии. - Киев: Типография Г. Т. Корчак-Новицкаго, 1879. - С. 128-129.