протоиерей Григорий Разумовский

Объяснение священной книги псалмов

 Песнь Степеней, 129Песнь Степеней, 130Песнь Степеней, 131 

Песнь Степеней, 130

И сей псалом принадлежит к разряду тех, которые именуются песнями степеней, и принят был, подобно некоторым древнейшим песням Давида и Соломона, в число тех псалмов, которые пелись иудеями во время и после возвращения их из плена в свое отечество. Судя по краткому содержанию псалма сего и основываясь на мнениях св. отцов, толковников его, можно приписать его Давиду, как составителю его.

Пс.130:1 Господи, не вознесеся сердце мое, ниже вознесостеся очи мои: ниже ходих в великих, ниже в дивных паче мене.

Сими словами пророк как будто оправдывается или как бы желает очистить себя от подозрений в высокомерии и гордости. Хотя эти подозрения в отношении к нему были неосновательны и несправедливы, но они все-таки были. Даже один из братьев Давида, во время войны с филистимлянами, говорил ему: «Я знаю высокомерие твое и дурное сердце твое, ты пришел посмотреть на сражение» (1Цар.17:28). А некто Семей, во время восстания Авессалома, укорял Давида в том, что он по высокомерию якобы отнял царство у Саула (2Цар.16:8). Давид не признавал себя праведником, напротив, он всенародно каялся пред Богом в своих грехах и беззакониях (см, например, Пс.50 и др.). Но обличения в гордости и высокомерии, а тем более укоризны в том, что отнял он царскую власть у Саула, он признает клеветами на себя и, желая отразить сии клеветы, призывает всеведущего Бога во свидетеля своего смирения и кротости. «Господи! не надмевается сердце мое, и не возносятся очи мои, и я не вхожу в великое и в то, что выше меня» (так выражены слова его по переводу с еврейского). Так пред Самим Сердцеведцем Богом Давид свидетельствует, что он не имел ни сердца высокомерного, ни надменных очей, но как был кроток и смирен сердцем, так и очами выражал смирение. И затем, сказав об очах и сердце, присовокупляет о словах и делах. Ходить в великих и дивных означает то же, что хвалиться великими и славными делами. Если Давид отрицает и это, говорит, что не позволял себе и этого, то, значит, он похвалялся смиренномудрием. Так, по мнению св. Иоанна Златоуста, он хвалится, но хвалится на пользу, потому что, когда требует того время и необходимость, должно и хвалиться подвигами своими, и тогда похвала сия будет не для тщеславия и хвастовства, но для пользы слушателей и для привлечения их к подражанию подобной добродетели. «Не везде, – говорит св. Иоанн Златоуст, – запрещено хвалиться, но бывают случаи, когда и необходимо. Ибо кто не хвалится крестом, тот глупее всех, кто не хвалится верою, тот несчастнее всех. Посему и Павел говорит: «хвалящийся хвались Господом» (2Кор.10:17) [7, с 1037].

Пс.130:2 Аще не смиреномудрствовах, но вознесох душу мою, яко отдоеное на матерь свою, тако воздаси на душу мою.

Здесь пророк, продолжая речь о смиренномудрии, которым он всегда проникнут был не только в отношении к Богу, но и в отношении к людям, несмотря на то, что имел царское достоинство и власть, уподобляет себя дитяти, только что отнятому от груди матерней, и говорит как бы так: Господи! Я всегда, во всех обстоятельствах жизни моей, смотрел на Тебя с кротостию и упованием, как дитя, яко отдоенное на матерь свою, т.е. как ребенок, отнятый от груди матери своей, а если не так, если бы по суду Твоему оказалось, что я не имел смиренномудрия, а напротив, если я превозносился (вознесох душу мою), то пусть воздано будет мне то наказание, которого заслуживаю: тако воздаси на душу мою. Последних выражений нет в тексте 2-го стиха, изложенном по переводу с еврейского в таких словах: «я смирен и кроток душею моею, как дитя подле матери; как дитя, душа моя во мне». Некоторая неясность выражений сего стиха по славянскому и греческому тексту происходит от перестановки слов, о чем свидетельствует и св. Иоанн Златоуст, который в объяснение сего стиха говорит так: «Это сказано с переложением слов. Если я не смиренномудрствовал, как отлученное от сосцов пред материю своею дитя, но вознес сердце мое, то да будет воздано душе моей. А смысл сих слов таков: не только я чист был от сего зла, т.е. от гордости, и не только удалялся от зараженных ею, но и весьма любил противоположную ей добродетель – смиренномудрие, скромность. И я такое, говорит, имел смирение, какое имеет находящееся при сосцах матери дитя, которое смиренно и чуждо всякой гордости. Сие поставил в закон и Господь ученикам Своим, когда говорил: «если не обратитесь и не будете, как дети, не войдете в Царствие Небесное» (Мф.18:3). Далее не просто упомянул об отлученном от матернего млека, но с тем, чтобы показать скорбь. Ибо как дитя, недавно отлученное от сосцев, не отстает еще от матери; но хотя и скорбит, и плачет, производя вопли, но постоянно находится при матери своей: так и я, говорит, находясь и в скорби, и в нужде, и многих несчастиях, неотступно был с Богом. А если я не был таков, то да будет воздано, говорит, душе моей, т.е. да понесу величайшее наказание» [7, с. 1037].

Пс.130:3 Да уповает Израиль на Господа отныне и до века.

По сему заключению псалма так же, как и по всему содержанию, можно догадываться о том намерении пророка, с которым он его составил. По всему видно, как этот кроткий и смиренный муж не себя хотел возвысить и похвалить, но в своем личном примере показать израильскому народу, как мало он должен надеяться на себя и на свои силы и как много уповать на Господа. Указывая на себя, как на пример для подражания в смиренномудрии и уповании на Бога, он как бы так говорит, вот если я, будучи царем и пророком, не смею превозноситься ни силою, ни богатством, ни мудростию, но всю надежду мою возлагаю на Бога, то как я желал бы, чтобы Израиль, народ Божий, уповал на Господа Бога своего, и не теперь только, но навсегда, отныне и вовек!


 Песнь Степеней, 129Песнь Степеней, 130Песнь Степеней, 131