протоиерей Григорий Разумовский

Псалом 42

Псалом сорок второй имеет такую надпись: Псалом Давиду, не надписан у еврей, т.е. псалом этот в еврейской Библии не имеет никакого надписания, а не имеет надписания псалом сей, конечно, потому, что он, как по содержанию, так и по образу выражения совершенно сходен с предшествующим ему 41-м псалмом и составляет продолжение его; или точнее – Пс.42, в отношении к 41-му псалму, составляет третью, и последнюю, строфу одного целого псалма, заключающуюся теми же словами упования и преданности воле Божией (1 строфа Пс.41:2–6; 2 строфа Пс.41:7–12; 3 строфа Пс.42:1–5). На этом основании составилось общее мнение отцов Церкви и ученых толковников, что оба эти псалма составляли в древности один псалом.

Пс.42:1 Суди ми, Боже, и разсуди прю мою: от языка непреподобна, от человека неправедна и льстива избави мя.

Выражение от языка непреподобна значит: «от народа немилосердного, недоброго», под которым псалмопевец разумеет здесь народ израильский, предавшийся на сторону мятежников, составивших заговор против помазанника Божия и изгнавших его из Иерусалима. А под именем человека неправедна и льстива разумеет самих заговорщиков: Авессалома, Ахитофела и их ближайших сообщников. Выражая жалобу на этот недобрый народ и на этих нечестивых и коварных мятежников, Давид просит у Бога праведного суда на себя и на них. Он надеялся, что когда Бог станет судить его, правда окажется на его стороне, а потому и просит, чтобы Господь, испытавши его и рассмотревши справедливость дела его, произнес праведный приговор Свой, подал ему помощь против языка непреподобнаго и человека неправедного и коварного и избавил раба Своего от беззаконных людей, неправедно озлоблявших праведного.

Пс.42:2–3 Зане Ты еси, Боже, крепость моя, Вскую отринул мя еси? И Вскую сетуя хожду, внегда оскорбляет враг? Посли свет Твой и истину Твою: та мя настависта, и введоста мя в гору святую Твою и в селения Твоя.

Во втором стихе выражены те же мысли и чувства, что и в стихе одиннадцатом 41-го псалма, хотя и другими словами. Со всех сторон обрушились на псалмопевца бедствия, и вследствие того он претерпевает невыразимые скорби и страдания, которые наводят на душу его мрак уныния и сетования. Окружающие его враждебные силы хотели бы отнять у него последнюю и единственную нравственную опору – упование на Бога, Заступника и Крепость его, говоря ему на всяк день: где есть Бог твой? Он забыл про тебя и отринул тебя. И вследствие такой напасти со стороны врагов он ходит с поникшим взором, с сетующим лицом, и мрачные мысли и чувства обуревают его в такой степени, что он не находит себе покоя ни днем, ни ночью и вынуждается обращаться к Богу с исполненною глубокой скорби мольбою: Боже, если Ты крепость моя, если Ты заступник мой, то зачем Ты отринул меня? Почто мя забыл еси; и Вскую сетуя хожду, внегда оскорбляет враг? Враги удалили меня от Твоего святилища, и мне кажется, что отвратил Ты лицо Свое от меня, свет истины и благодати Твоея не светит надо мною, как бывало прежде. Но, выражая такие скорбные чувства и сетования, псалмопевец не падает духом и не теряет надежды на Бога, а потому и продолжает свою молитву к Нему в таких словах: посли мне, Господи, свет Твой и истину Твою, да ведут они меня и приведут на святую гору Твою и в обители Твои. Под светом разумеет здесь псалмопевец Божие благоволение к нему (ср. Пс.43:4), а под словами истину Твою – верность обетованиям Его, по которой Бог должен восстановить право невинно преследуемого. Если ко мне возвратятся свет Твой и истина Твоя, то возвратятся все прежние радости и все прежнее благополучие, с возвращением возможности присутствовать во святилище и упражняться в делах благочестия и богослужения.

Пс.42:4 И вниду к жертвеннику Божию, к Богу веселящему юность мою: исповемся Тебе в гуслех, Боже, Боже мой.

С возвращением мне прежнего благополучия, говорит св. Давид, когда Господь пошлет мне свет Свой и истину Свою, я получу возможность взойти на гору Его святую, на гору Сион, где водружена была скиния Божия, и подойти к жертвеннику Божию, к жертвенному алтарю во дворе скинии, и буду находиться в невидимом присутствии Самого Бога, и это доставит мне такую радость и веселие, что почувствую возвратившуюся ко мне юность мою, вспомню те юные дни и годы жизни моей, когда я беспрепятственно, в радости и веселии мог беспрестанно хвалить Господа пред святым алтарем Его. И я не останусь неблагодарным Богу за такую милость Его ко мне: я принесу Ему торжественную жертву хвалы и благодарения – исповемся тебе в гуслех, Боже, Боже мой – я на гуслях буду славить Тебя, Боже!

Пс.42:5

есть буквальное повторение 6-го и 12-го стихов в 41-м псалме, в котором (повторении) псалмопевец снова обращается к своей скорбящей душе, еще не получившей от Бога ожидаемой милости, и снова старается ободрить ее упованием на Бога и терпением в ожидании спасения.



Источник: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт 2002. – 992 с. 1SBN 5.7429.0120-8

Комментарии для сайта Cackle