протоиерей Григорий Разумовский

Объяснение священной книги псалмов

Псалом 56 Псалом 57 Псалом 58

Псалом 57

Псалом этот имеет следующее надписание: В конец, да не растлиши, Давиду в столпописание. Это надписание, составляющее 1-й стих псалма, объяснено при рассмотрении и объяснении предыдущих 55-го и 56-го псалмов и в переводе с греческого читается так: «В конец. Не погуби. Давиду, в столпописание». В этом псалме Давид, изобличая оклеветавших его пред Саулом, называет их сынами человеческими, творящими неправду и всякое беззаконие, по развращению сердца – грешниками от самого рождения, пребывающими во лжи и заблуждении от утробы матерней (ст. 2–4), сравнивает злобу и ярость их с ядом змия и аспида, не поддающегося волшебным заклинаниям волхвов и обаятелей (ст. 5–6), с зубами и челюстями львов; при чем угрожает им казнью от Бога и, предсказывая им погибель, сравнивает ее с водою разливающеюся, с луком, поражающим насмерть (ст. 8), а также с воском, льющим от солнца, и с терновым кустом, сгорающим от упадающего на него огня (ст. 9–10). В противоположность им указывает на участь праведника, который возрадуется при виде награды, уготованной за праведность, и праведного суда Божия, проявляющегося на земле (ст. 11–12).

Пс.57:2 Аще воистинну убо правду глаголете, правая судите, сынове человечестии.

Под именем сынов человеческих псалмопевец разумеет здесь советников и наперсников Саула, которых царь Саул под видом законного суда призывал к себе для осуждения неповинного Давида (1Цар.19:1). Эти советники являлись в качестве свидетелей на суде против Давида. Чтобы угодить царю, они говорили неправду, клеветали на Давида. Уверенный в своей невинности, Давид, чтобы изобличить их ложные навета и клеветы на него, теперь предлагает им самим справедливо обсудить свои действия и поступки в отношении к нему, вопрошая их: рассудите вы сами, сыны человеческие (сыны неправды и беззакония – след. ст. 3 и 4), действительно ли вы правду говорите и справедливо ли судите?

Пс.57:3 Ибо в сердце беззаконие делаете на земли, неправду руки ваша сплетают.

Вы как будто ревнуете о справедливости, о правде, продолжает Давид свои обличения, но это только на словах или для виду, на самом же деле в сердце у вас беззаконие: вы и мыслите беззаконие, и руки ваши сплетают всякую неправду, т.е. под предлогом справедливости вы преследуете меня, обвиняя в вероломстве против Саула, представляя меня врагом царя и возмутителем общественного спокойствия. Все это вы делаете на земли, т.е. явно, и постоянно пребываете во злобе, оставаясь навсегда нераскаянными и неисправимыми.

Пс.57:4–6 Очуждишася грешницы от ложесн, заблудиша от чрева, глаголаша лжу. Ярость их по подобию змиину, яко аспида глуха и затыкающаго уши свои, иже не услышит гласа обавающих, обаваемь обавается от премудра.

Описывая нераскаянное состояние грешников, псалмопевец указывает причину такого состояния в первородном грехе. Очуждишася, говорит он, от ложесн, заблудиша от чрева, т.е. в самом зачатии человек получает такие начала, которые удаляют его от правды. А от первородного греха восходит он потом к самому коренному началу всех грехов и к самой первой вине их, т.е. к змию искусителю, и потому нераскаянность грешников объясняет подобием змий, которые затыкают уши от обавателей. Обаватель (от слова «баить», употребительного и ныне в некоторых местностях простым русским народом в значении «говорить», а от него – «обаивать, обаять» – то же, что «заговаривать, заклинать») значит «заговаривающий», в простонародье – «знахарь, колдун», действующий посредством заговоров, обаяний, заклинаний, нашептываний. Путешественники в своих мемуарах замечают, что и ныне на востоке употребляют «обаяние» для того, чтобы усыпить змия и, вынув яд из его челюсти, уловить его, а когда это не удается, то говорят, что змей «заткнул свои уши». Поэтому слова: ярость их по подобию змиину, яко аспида глуха и затыкающаго уши свои, иже не услышит гласа обавающих, обаваемь обавается от премудра (ст. 5–6) – будут иметь такой смысл: как первый змий, соблазнивший человека, остается нераскаянным во своем грехе, так и они, враги Давида, до того ожесточились в своих беззакониях и жестоких намерениях, что походят на ехидну, или аспида, которые, чтобы не слышать обаяния, затыкают уши свои и тем сохраняют яд свой. На аспида (так называется водящийся в Египте ядовитый змей) обаяния, или заклинания, не производят никакого влияния – он остается глух к ним, как бы затыкает уши свои и противится всем средствам премудраго, или знахаря. Таковы, говорит Давид, мои враги – они злы, ядовиты, как аспиды, глухи ко всем внушениям истины и добра. «Они затыкают уши, – говорит блж. Феодорит, – подобно аспиду, который делает это от чрезмерной злости, чтобы не быть очаровану обаяниями и не уступить действию состава, приготовленного так называемым мудрецом. Давид все сделал, чтобы убедить Саула прекратить вражду, однако же не убедил, а потому прилично уподобил его аспиду, который не по природе глух, но затыкает уши и не допускает до себя обаятельных слов» [6, с. 265]. Так и Господь Бог посылал и «посылает пророков и премудрых, и книжников» (Мф.23:34), для того чтобы умиротворить и смягчить сердца ожесточенных грешников, но они затыкают уши свои, как это и сбылось при кончине св. первомученика Стефана (Деян.7:57), и остаются в своей ярости и ожесточенной нераскаянности.

Пс.57:7 Бог сокрушит зубы их во устех их: членовныя львов сокрушил есть Господь.

Членовныя – значит: «челюсти», или, что то же: «коренные зубы». Изобразив в предыдущих стихах злобу и жестокость врагов своих, в числе коих первый был Саул, в этом и следующих трех стихах Давид описывает казни, какие Бог пошлет на тех врагов его, и, во-первых, говорит, что Бог сокрушит не только зубы, но и львиные челюсти их, т.е. уничтожит всю страшную силу врагов Давидовых. Так как лев считается самым сильным из диких зверей, а зубы его острейшими и крепчайшими, то псалмопевец и берет от них сравнение крепости и злодейской силы врагов своих и, упомянув сначала о зубах во рту (во устех их), а потом и о челюстях львов, дает понять, что Господь сокрушит у врагов его не только малые зубы, но и великие, коренные, т.е. отнимет у них возможность вредить не только злобными словами и клеветами, но и самыми злыми и коварными поступками. А что выражено в первой половине стиха в будущем времени (сокрушит), а во второй – в прошедшем (сокрушил), – это слишком обычно у псалмопевцев и вообще у пророков. В переводе же с еврейского, в обеих половинах сказуемое выражено в повелительном наклонении, в виде прошения.

Пс.57:8–9 Уничижатся яко вода мимотекущая: напряжет лук Свой, дондеже изнемогут. Яко воск растаяв отъимутся: паде огнь на них, и не видеша солнца.

Слово лук значит «оружие», которое употреблялось в древние времена. В этих стихах псалмопевец посредством новых сравнений и подобий продолжает изрекать утешения для праведника, начатые им в предыдущем 7-м стихе. Он говорит здесь, что пагубная сила и могущество нечестивых врагов его будут кратковременны, как вода мимотекущая, т.е. такая вода, которая, широко разлившись по поверхности земной, бывает подобна великой реке, а потом, протекши по разным направлениям, постепенно истощается и скоро совсем уничтожается, так что не оставляет после себя ни одной капли. И Господь Бог, карая нечестивых, «не перестанет, – по словам блж. Феодорита, – поражать их наказаниями до тех пор, пока не сокрушит их силу» [6, с. 266]: Он напряжет лук Свой, дондеже изнемогут. Стрелы, пущенные из натянутого лука, поражают если не насмерть, то причиненными ранами совсем лишают силы человека. Точно так же Господу Богу возможно и легко уничтожить могущество сильных и злобных врагов моих, говорит Давид, как легко и удобно солнцу или огню растопить воск, который, как бы ни был тверд, не может противостоять солнечному жару или силе огня, но быстро растопляется и пропадает. Так и они, говорит, будут истреблены (отымутся) и погибнут. Как скоро пал на грешников огнь гнева Божия, они тотчас исчезли и не остались в живых до следующего дня, до восхождения солнца: «не увидели они солнца».

Пс.57:10 Прежде еже разумети терния вашего рамна, яко живы, яко во гневе пожрет я.

Тернием в Священном Писании называется сорная, колючая трава, а в переносном смысле называются грехи человеческие. Рамн значит: «большой терновый, колючий куст»; в переносном же смысле под рамном здесь разумеются великие злодеяния и беззакония. В изречениях этого стиха псалмопевец, обращаясь к Саулу и его сообщникам, грозит им истреблением. Он сравнивает их злодейские замыслы и поступки с тернием (колючей травой), которое, если бы возросло в рамн (большой колючий куст), обнаружилось бы в страшных злодеяниях. Но Господь Бог, говорит он, не допустит до этого. Прежде еже разумети терния вашего рамна, т.е. прежде нежели малые терны возрастут в рамн, в большое терновое дерево, Бог во гневе Своем погубит вас: яко живы, яко во гневе пожрет я. Как некогда Дафана и Авирона, с их сообщниками, живых пожрала земля, и они погибли, так и терния ваши, т.е. грехи ваши, прежде нежели сделаются рамном, т.е. процветут и принесут плод, постигнет гнев Божественный – прежде нежели успеете вы привести в действие злодейские замыслы свои, вместе с ними и вас истребит Господь во гневе Своем.

Пс.57:11 Возвеселится праведник, егда увидит отмщение: руце свои умыет в крови грешника.

Праведником св. Давид называет здесь человека, подвергающегося злоумышлениям и ревнующего о добродетели, таковой, говорит он, возрадуется, когда увидит, что все сказанное им о погибели нечестивых (ее. 7–10) исполнилось, но возрадуется не о том, что увидит себя отмщенным (таковое понимание было бы противно учению Слова Божия), а о том, что совершится правосудие Божие, преграждающее нечестивым беззаконные пути их и все способы их злодеяниям, – самым делом праведник убедится тогда, что Господь Бог защищает обижаемых и помогает им, чтобы не потерпели они вреда чрез ропот на Божественный Промысл, по малодушию и немощи, и не отчаялись (Зигабен) [7, с. 449]. «Веселится рачитель добродетели, – говорит блж. Феодорит, – видя, что делатель греха наказуется, веселится, не издеваясь над ним, но усматривая Божие промышление, которое не оставляет без призрения обиженных им. Умывает же руки свои, не кровью обагряя и оскверняя их, но доказывая, что невинен и далек от лукавства. Ибо не кровью умывает, как полагали некоторые, а умывает при виде крови (в греч. над кровью), как не имевший никакого общения с грешником» [6, с. 266–267]. Так и Пилат, умыв по некоему обычаю руки, этим показал, что, как он думал, он непричастен убиению Христа, но безвинен, и совершенно чист. Сказанное: умыет, по словам св. Афанасия, должно разуметь о невинном, по реченному в другом месте: «Умыю в неповинных руце мои» (Пс.25:6) [3, с. 194].

Пс.57:12 И речет человек: аще убо есть плод праведнику, убо есть Бог судя им на земли.

Изречения этого стиха представляют заключение или следствие из предыдущих стихов. Праведник верил в силу добродетели и во всемогущество Бога, управляющего и судящего во всем мире – на небе и на земле, а потому и надеялся на помощь Божию. И вера его оправдалась, упование оказалось не напрасно: нечестивые наказаны, а праведник, видя их наказанными, а себя защищенным от всех их наветов и козней, восторжествовал и возвеселился. И всякий человек, смотря на это, или видя наказания нечестивых и награды праведным, скажет: да, есть плод от веры и добродетельной жизни, и есть Бог, есть и праведный суд Божий не только на небесах, но и на земле, награждающий праведных и воздающий нечестивым за их нечестие и беззакония.

Итак, блажен, стократно блажен гонимый за правду. Страдальческая жизнь и конец его служат предначинаниями вечного веселия и покоя, он шествует по земле как герой и как победитель вступает во врата неба, множество гонителей своим тщетным преследованием, своей злосчастной участью довершают его торжество.


Псалом 56 Псалом 57 Псалом 58