протоиерей Григорий Разумовский

Псалом 70

70-й псалом в нашей славянской Псалтири имеет такое надписание: Давиду псалом, сынов Ионадавовых и первых пленшихся, не надписан у еврей. Последнее замечание сего надписания свидетельствует о том, что в еврейской Библии сей псалом не имеет никакого надписания. Откуда же произошло надписание в нашей Псалтири? Отцы Церкви и многие из ученых истолкователей псалмов говорят, что это надписание сделано LXX толковниками, которые на основании предания, а также и самого содержания псалма, засвидетельствовали, что он написан Давидом от лица сынов Ионадавовых, или так называемых Рихавитов, т.е. потомков Рихава, которые отличались благочестием и поставлялись в пример послушания прочим израильтянам как твердо хранившие заповедь о неупотреблении вина и проч., данную им праотцем их, Ионадавом (Иер. 35:1–11). Под именем первых пленшихся разумеются отведенные в Вавилон израильтяне, во время первого пленения их Навуходоносором, при царе Иехонии (4Цар. 24:14). LXX толковников сделали сию прибавку к надписанию во внимании к тому, что сыны Ионадавовы, или Рихавиты, были в особом уважении у означенных пленников, с которыми вместе они и пели сей псалом как молитву к Богу об избавлении от власти врагов их и даровании спасения, подобно тому как они сделали такую же прибавку к надписанию псалма 64.

Псалом этот составляет продолжение той же молитвы гонимого праведника о помощи, какая содержится в псалме 69, и вообще оба эти псалма так тесно соприкасаются между собою в содержании, характере и языке, и даже в некоторых повторяющихся в них выражениях (ср. Пс.69:2–5 с Пс.70:12–13, 24), что многие ученые истолкователи считают 69-й псалом введением к псалму 70. Начало же этого псалма (ст. 1–3) составляет буквальное, с небольшими изменениями, повторение или заимствование из псалма 30 (ст. 2–4) и содержит исполненную надежды молитву об услышании, спасении и защите. Далее псалмопевец продолжает, в частности, молитву о том, чтобы Бог избавил его из-под власти нечестивых (ст. 4), и, выражая твердую надежду на Бога, исповедует, что Господь состоит Покровителем его с самой юности, даже от утробы матерней, и за это он всегда прославляет Его пением (ст. 5–6). Претерпеваемые от врагов гонения и сильная помощь Божия сделали его предметом удивления для многих, вследствие чего он постоянно исполнен искреннего желания восхвалять устами своими славу и величие Бога своего (ст. 7–8). Наступление старости и естественное умаление крепости телесной, а при этом и непрестающая злоба врагов, которые совещались о похищении его и говорили, что Бог оставил его и некому более защищать его, – все это еще более возбуждало в нем и усиливало надежду на покровительство Божие и ожидание скорой помощи (ст. 9–12), с молитвою о постыдном поражении врагов его (ст. 13). Псалмопевец дает потом обещание всегдашнего упования на милость Божию и на возможное с его стороны усиление ревности к прославлению имени Божия. Вместе с тем обещает навсегда возвещать правду Божию и спасение Его, – за недостатком книжной учености он будет возвещать о силе Божией и о правде Его так, как научился от юности, и что видел и узнал по собственному опыту и наблюдению о силе Божией и о чудесах всемогущества и благости Его – от юности и до старости, – все это он возвестит будущим поколениям (ст. 14–19). Господь Бог допустил псалмопевцу испытать великие бедствия, но Он же, несомненно, и поможет ему Своею силою (ст. 20–21), и поэтому псалмопевец изъявляет полную готовность и искреннее желание прославить Бога не только на музыкальных инструментах, но и воспеть истину и правду Его устами своими и проповедать ее языком своим на посрамление всех врагов его (ст. 22–24).

Пс.70:1–3 На Тя, Господи, уповах, да не постыжуся в век. Правдою Твоею избави мя и изми мя: приклони ко мне ухо Твое и спаси мя. Буди ми в Бога защитителя и в место крепко спасти мя: яко утверждение мое и прибежище мое еси Ты.

Эти три стиха составляют повторение трех начальных стихов из псалма 30 и в отношении к содержанию всего псалма могут служить как бы введением в него. Как и всякий праведник, Давид прежде всего выражает в них крепкое упование на Бога, чрез которое он надеется избавиться от вечного стыда, которому подверглось все человечество в лице праотца Адама; выразив такую надежду, он укрепляется в ней молитвою, чтобы Господь Бог избавил его от того стыда и соединенных с ним других бедствий правдою Своею, которая есть Сам Христос (1Кор. 1:30), Сын Божий, Правда вечная, которою мы избавлены, по словам св. Афанасия Александрийского, от греха, содержавшего нас в пленении [3, с. 236]. Далее просит Бога об услышании его молитвы (приклони ко мне ухо Твое) и спасении, так как всегда видел пред собою враждующих и нападающих на него врагов его, то умоляет Бога, чтобы был для него защитником и крепостию (место крепко), где бы можно было укрыться от всех опасностей и бед.

Пс.70:4–6 Боже мой, избави мя из руки грешнаго, из руки законопреступнаго и обидящаго: яко Ты еси терпение мое, Господи, Господи, упование мое от юности моея. В тебе утвердихся от утробы, от чрева матере моея Ты еси мой покровитель: о тебе пение мое выну.

Здесь псалмопевец молит Господа Бога избавить его из руки, т.е. от власти, грешнаго, или, что то же, нечестивого, отвергшего и веру, и страх Божий, – от власти законопреступнаго, т.е. человека, развращенного в такой степени, что он уже не справляется ни в словах, ни в действиях своих ни с каким законом, для которого закон как бы не существует, который по этому самому не стесняется причинить какую бы то ни было обиду или насилие ближнему (и обидящаго). И эту молитву подтверждает уверением в том, что Господь Бог составляет предмет его терпения (Ты еси терпение мое... Подобные изречения см. в Пс.24:2–5; Пс.38:8; Пс.39:2), непоколебимого ожидания помощи от Бога от самой юности его. Нечто иное, говорит, как надежда на Твою помощь побуждает меня к терпению, Твоею благодатию я приобрел твердую почву, именно в уповании на Тебя я так утвердился, что стал непоколебим в терпении, и это не теперь только, но от самого матернего чрева (от утробы), т.е. от самого рождения своего в Тебе я нахожу опору и укрепление. Я сознаю, что если бы не Твое попечение о мне, я погиб бы и в самом рождении, и в летах детства и юности: от чрева матери моея Ты еси мой покровитель. А потому одного Тебя и воспеваю всегда в своих песнопениях, о Тебе составляю псалмы, о Тебе пение мое выну. Под именем законопреступнаго и обидящаго разумеет как Саула, так и вообще всех гонителей и злоумышляющих на жизнь и честь его.

Пс.70:7–8 Яко чудо бых многим: и Ты помощник мой крепок. Да исполнятся уста моя хваления, яко да воспою славу Твою, весь день великолепие Твое.

Упомянув выше об особом попечении Божием, проявлявшемся в жизненной судьбе его, и об особом покровительстве над ним (ст. 6), Давид говорит здесь, что это особое покровительство Божие соделало его чудом в глазах многих (яко чудо бых многим). С одной стороны, проявление особой милости Божией к нему, а с другой – его непоколебимая преданность воле Божией заставляли многих удивляться тому. Из пастушеского звания возвышенный до царского престола и в звании царя превознесенный славою доблестей и многих побед над врагами своего царства, но в то же время испытавший страшные гонения и бедствия со стороны злобных врагов и даже подвергшийся коварной измене и вероломному нападению со стороны любимого сына, и во всех таких превратностях судьбы ни на одну минуту не потерявший упования на Бога, – все это разве не могло вселять удивления не только во многих, но и во всех израильянах? И в счастливых обстоятельствах, как бы так говорит он, и при постигшей меня бедственной участи, я всегда возлагал всю надежду на Тебя, Господи: Ты Один всегда был моим крепким Помощником, и чрез это для многих я был как бы дивом. И это же, в свою очередь, было причиною моей хвалы Тебе. Это возбуждало меня к прославлению Тебя, всякий день я должен устами своими воспевать и воспеваю величие Твое.

Пс.70:9–11 Не отвержи мене во время старости: внегда оскудевати крепости моей, не остави мене. Яко реша врази мои мне, и стрегущии душу мою совещаша вкупе, глаголюще: Бог оставил есть его, пожените и имите его, яко несть избавляяй.

Псалмопевец, выразив упование свое на Бога, какое имел он в прошедшем, во дни юности его, от самого рождения своего (ст. 5 и 6), теперь умоляет Господа Бога не оставить его и в будущем, во дни приближающейся к нему старости. Господи Боже мой, говорит он, Ты был мне помощником от юности моей, не отвергни меня и во время старости моей, когда будут умаляться силы мои, не оставь меня. А далее он жалуется на врагов своих, которые, домогаясь погибели его, все заодно совещались преследовать и схватить его и при этом говорили, что Бог оставил его и нет у него более никакого заступника. Горько было св. Давиду выслушивать такую клевету и лживую молву, умышленно распространяемую о нем, что он будто бы, за нечестие его, отвержен Богом. И вот он говорит. Господи! Теперь я более чем когда-либо нуждаюсь в Твоей помощи и заступлении, потому что враги мои стали говорить обо мне, и злоумышляющие на жизнь мою советуются между собою, говоря: Бог оставил его, преследуйте и схватите его, потому что уже некому теперь избавлять его.

Пс.70:12–13 Боже мой, не удалися от Мене: Боже мой, в помощь мою вонми. Да постыдятся и исчезнут оклеветающии душу мою, да облекутся в студ и срам ищущии злая мне

. Здесь Давид, сознавая виновность свою пред Богом и в то же время проникнутый твердым и искренним упованием на Него, умоляет, чтобы Господь не удалился от него, как удаляется Он от тех людей, которые грехами своими возбуждают праведный гнев Божий и сами бывают причиною того, что Бог отвращает лице Свое от них (см. Ис.59:2). Вместе с тем он просит помощи себе и суда над теми врагами его, которые оклеветали его в нечестии, за которое будто бы Бог отринул его и удалился от него, причем эту молитву выражает почти теми же изречениями, какими молится в стихах 2 и 3 псалма 69. Он как бы так говорит: Господи! Грех мой пред Тобою всегда, но я верую и надеюсь, что Ты, милостивый к кающимся грешникам, простишь мне грехопадения мои и не удалишь Свою милость от меня: Боже! не удаляйся от меня; Боже мой! поспеши на помощь мне. Да постыдятся и да исчезнут клевещущие на душу мою, да покроются стыдом и бесчестием ищущие мне зла. Смысл стиха 13 св. Афанасий Александрийский выражает так: «Когда нападут на меня в той мысли, что оставлен я Тобою, а Ты поможешь мне; тогда обратятся они вспять со стыдом, нашедши, что напрасны клеветы, какие слагали они на душу мою. Какие же это клеветы, кроме следующей: «Бог оставил есть его» (ст. 11)?»

Пс.70:14–16 Аз же всегда возуповаю на Тя, и приложу на всяку похвалу Твою. Уста моя возвестят правду Твою, весь день спасение Твое, яко не познах книжная. Вниду в силе Господни: Господи, помяну правду тебе единаго.

Много претерпевал св. Давид разных обид и оскорблений со стороны врагов, много неправды и всякой клеветы возносили на него. Но он никогда не терял надежды на помощь Божию. И пользуясь во всю жизнь свою покровительством и заступничеством от Бога, он все более и более укреплялся в своем уповании на милость Божию, и, не зная, чем бы лучше возблагодарить, как бы достойнее воздать Господу за все Его милости и благодеяния, он изъявляет намерение усилить свое всегдашнее упование на Бога и приложить еще более усердия к прославлению Его. А потому он как бы так говорит Господу: надеясь на Твое, Господи, покровительство мне, я уверен, что Ты защитишь меня от врагов и не допустишь, чтобы они своими клеветами восторжествовали надо мною. Но чрез это самое и мое всегдашнее упование на Тебя еще более усилится и мой долг хвалить и прославлять Тебя будет удвоен. Уста мои будут возвещать правду Твою, т.е. язык мой будет рассказывать всем, что Ты, Господи, посрамил и осудил врагов моих, а меня избавил и спас от рук их. Яко не познах книжная – слова эти различно толкуются. В переводе с еврейского они читаются: «ибо я не знаю им числа», и по связи с предыдущим имеют такой смысл: уста мои будут всякий день возвещать благодеяния Твои, но Твоя благость безмерна, а потому я не в состоянии исчислить Твои милости, они неисчислимы. С греческого («искусство писания, способность сочинять») преосвящ. Порфирий перевел словом «книжность», и потому при этом переводе в означенных словах является такой смысл: т.к. я не учился сочинительству, не могу написать целой книги о Твоих великих благодеяниях ко мне, то войду в них (вниду в силе Господни) с размышлением о делах Божиих и, воспоминая о них, буду прославлять Твою Божественную правду, в песнопениях проставлю не человеческую правду, но правду Тебя одного, Господи.

Пс.70:17 Боже мой, имже научил мя еси от юности моея, и доныне возвещу чудеса Твоя.

Св. Давид был, несомненно, очень внимателен ко всему тому, что совершалось в его жизни, и, твердо веруя во вседействующий Промысл Божий, все, что с ним происходило в жизни, все обстоятельства житейские, благоприятные и несчастливые, приписывал сему попечительному о нем Промыслу и из всех этих обстоятельств извлекал поучительные и полезные для него уроки, из всего этого научался от юности своей. Равным образом он поучался и из того, что мог узнать от других о правде и милости Божией, являемых в судьбах народа Божия и всего рода человеческого: ему небезызвестны были те чудеса, которые Бог совершил для спасения народа иудейского и которые описаны в книгах Ветхого Завета, особенно же те, которые совершены были во дни самого Давида. О сих-то чудесах и о сем опытно-житейском научении и говорит он в настоящем стихе: Боже мой! Говоря о правде Твоей, я буду возвещать и о всем том, чему научил Ты меня от дней юности моей и доныне, я не перестану возвещать о чудесах Твоих.

Пс.70:18–19 И даже до старости и престарения, Боже мой, не остави мене, Дóндеже возвещу мышцу Твою роду всему грядущему, силу Твою и правду Твою, Боже, даже до вышних, яже сотворил ми еси величия: Боже, кто подобен тебе?

Здесь под старостию и престарением псалмопевец разумеет последний период земной жизни человека и просит Бога, чтобы Он, защищавший его Своим всесильным покровительством и заступлением во дни юности и в зрелом возрасте, не оставил его Своею милостию и во время старости, когда при оскудении и ослаблении сил телесных и духовных он особенно будет чувствовать нужду в Его покровительстве и сильной защите. Таким образом, Давид просит, чтобы Господь Бог до самой кончины жизни его помогал ему, чтобы ему тем самым предоставлена была полная возможность возвестить и потомкам своим беспрерывное течение милостей Божиих и при самой смерти засвидетельствовать, что Бог никогда не оставляет верных рабов Своих, возлагающих на Него единого все упование свое. Под именем рода грядущаго разумеет внуков и дальнейших потомков своих, а под именем мышцы – всемогущую силу Божию, о которой говорит и в псалме 43 (ст. 4) и которая творит чудеса «на небеси и на земли» (Пс.113:11). По словам блж. Феодорита, «род грядущий есть род, наставший по вочеловечении Единородного Сына Божия, после Которого составилась Церковь из язычников, прияв от иудеев проповедниками священных апостолов. Об этом роде и в двадцать первом псалме говорит Давид: «Возвестит Господеви род грядущий, и возвестят правду Его людям родитися имущим, яже сотвори Господь» (Пс.21:31–32). Поэтому кроме народа иудейского должен быть другой народ, о котором пророк предрек, что он не родился, но родится еще. Потому и здесь говорит: не остави мене, Дóндеже возвещу мышцу Твою роду грядущему, силу Твою и правду Твою. И сие сходно с предсказанием патриарха Иакова: «Не оскудеет князь от Иуды и вождь от чресл его, Дóндеже приидет, Ему же отложено: и Той чаяние языков» (Быт.49:10) [6, с. 352–333]. И не только мышцу Твою, т.е. всемогущую силу Твою, но и правду Твою, Боже, возвещу даже до вышних, т.е. до небес. Здесь псалмопевец другими словами повторяет то же самое, что и выше (ст. 15) сказал, что он обязуется возвещать правду Божию, которая, как сказано при объяснении 2-го стиха, есть Сам Сын Божий, Спаситель мира: я, говорит, возвещу, что Кровию Своею Ты, как Правда вечная, искупишь не только земное, но и небесное, вместе с тем я возвещу и те великие дела, которые явил Ты, Господи, в жизни моей, которые соделал для меня. По этим делам Твоим всякий должен убедиться, что никого невозможно сравнивать с Тобою и применять к Тебе: Боже, кто подобен Тебе!

Пс.70:20–21 Елики явил ми еси скорби многи и злы; и обращься оживотворил мя еси и от бездн земли возвел мя еси. Умножил еси на мне величествие Твое, и обращься утешил мя еси, и от бездн земли паки возвел мя еси.

Указав на величие и всемогущество Божие, псалмопевец в настоящих стихах воспоминает о том, как много в своей жизни он перенес различных бед и скорбей, и все эти бедствия и скорби терпел не только по допущению, но и по особому изволению Божию. По тому же Божественному изволению он многократно спасаем был от всех самых ужасных скорьбей и бед, – он, как бы оставленный Богом и подверженный самой крайней степени унижения, был неожиданно возвышаем и обращенною к нему Божией милостью несказанно утешен. Указывая на это, псалмопевец тем самым желает наиболее прославить благость и милость Божию к нему, которая неоднократно избавляла его от конечной гибели, как бы умерщвленного и погребенного изводила его из глубины земли, как бы исхищала из самых челюстей ада. Сколько раз, как бы так говорит он, подвергал Ты меня, Господи, великим и лютым бедам, но опять оставлял меня в живых и из бездн земли извлекал меня? Ты многократно возвышал и возвеличивал меня: когда я от претерпеваемых мною зол и скорбей был близок к смерти, Ты снова обращался ко мне с милостью, чем доставлял мне великое утешение, и как бы снова спасал меня от погибели, как бы из самого ада извлекал меня.

Пс.70:22 Ибо аз исповемся тебе в людех, Господи, в сосудех псаломских истину Твою, Боже: воспою тебе в гуслех, Святый Израилев.

В этом стихе псалмопевец изъявляет, что о всем сказанном им выше, т.е. и о чудесах Божиих (ст. 17), и о правде Его (ст. 15 и 19), и о всемогущей силе Его (ст. 18 и 19), и, в частности, о всех бедствиях и скорбях (ст. 20), и о всех величиях и возвышениях (ст. 21), какие Господь допускал испытывать на себе Давиду, он желает открыть и всенародно (в людех) исповедать и объявить, чтобы наилучшим образом прославить истину Божию: он желает не только прославить и все то исповедать, но и воспеть в сосудех псаломских, т.е. на тех музыкальных инструментах, на которых он уже привык воспевать свои псалмы, во славу Божию, и которые введены были в употребление при обрядовом богослужении в Церкви иудейской, каковы псалтирь, гусли, кимвалы и др. Бога псалмопевец называет здесь Святый Израилев – в том смысле, что Бог был освящением для израильтян, как и в Новом Завете Христос, по словам апостола, сделался для верующих в Него «праведностию и освящением» (1Кор. 1:30).

Пс.70:23–24 Возрадуетеся устне мои, егда воспою тебе, и душа моя, юже еси избавил: еще же и язык мой весь день поучится правде Твоей, егда постыдятся и посрамятся ищущии злая мне.

После того, что испытал Давид – и в отношении различных бедствий и скорбей (ст. 4 и 20), и в отношении его возвышения и возвеличения (ст. 7, 19 и 21), после всех тех превратностей в его судьбе, от которых, однако же, не только не ослабевало, но еще более укреплялось и усиливалось его упование на Бога (ст. 5, 14), – душа его чувствовала все более и более возрастающую потребность к прославлению Бога в песнопениях и на музыкальных орудиях (ст. 8, 14, 17, 18, 22). А по мере удовлетворения этой потребности душа его, многократно получавшая избавление от различных бед и зол (юже еси избавил), исполнится несказанной радости, которая выразится не только на устах (возрадуетеся устне мои – форма двойственного числа), поющих истину и правду Божию и Его всемогущую силу, но и на языке его, который всякий день будет возвещать (весь день поучится – в Вульгате: meditabitur) правду Божию, Его правосудие, по которому враги мои, говорит псалмопевец, ищущии злая мне, будут посрамлены и понесут на себе вечный стыд. По словам св. Афанасия Александрийского, изречения 24-го стиха имеют такой смысл: «Когда враги мои будут прогнаны и живущие в бездне облекутся стыдом, тогда поистине, не имея уже никакого препятствия, я буду восхвалять Тебя, Владыко, бесконечными песнями» [3, с. 241].


Источник: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт 2002. – 992 с. 1SBN 5.7429.0120-8

Комментарии для сайта Cackle