архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Беседа № 13

б) Изгнание бесов (Мк.5,1–20) (Мф 8,28–34; Лк 8,26–39)

1И пришли на другой берег моря, в страну Гадаринскую. 2И когда вышел Он из лодки, тотчас встретил Его вышедший из гробов человек, [одержимый] нечистым духом, 3он имел жилище в гробах, и никто не мог его связать даже цепями, 4потому что многократно был он скован оковами и цепями, но разрывал цепи и разбивал оковы, и никто не в силах был укротить его; 5всегда, ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни; 6увидев же Иисуса издалека, прибежал и поклонился Ему, 7и, вскричав громким голосом, сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? заклинаю Тебя Богом, не мучь меня! 8Ибо [Иисус] сказал ему: выйди, дух нечистый, из сего человека. 9И спросил его: как тебе имя? И он сказал в ответ: легион имя мне, потому что нас много. 10И много просили Его, чтобы не высылал их вон из страны той. 11Паслось же там при горе большое стадо свиней. 12И просили Его все бесы, говоря: пошли нас в свиней, чтобы нам войти в них. 13Иисус тотчас позволил им. И нечистые духи, выйдя, вошли в свиней; и устремилось стадо с крутизны в море, а их было около двух тысяч; и потонули в море. 14Пасущие же свиней побежали и рассказали в городе и в деревнях. И [жители] вышли посмотреть, что случилось. 15Приходят к Иисусу и видят, что бесновавшийся, в котором был легион, сидит и одет, и в здравом уме; и устрашились. 16Видевшие рассказали им о том, как это произошло с бесноватым, и о свиньях. 17И начали просить Его, чтобы отошел от пределов их. 18И когда Он вошел в лодку, бесновавшийся просил Его, чтобы быть с Ним. 19Но Иисус не дозволил ему, а сказал: иди домой к своим и расскажи им, что сотворил с тобою Господь и [как] помиловал тебя. 20И пошел и начал проповедывать в Десятиградии, что сотворил с ним Иисус; и все дивились.

Краткие дополнения:

Мк.5:1: В рукописном предании существуют разночтения. В одних рукописях говорится о жителях Гадары, в других – о жителях всемироно известного в те времена города Герасы. Но все это не столь уж важно. Важно то, что речь идет о стране, где в основном живут язычники.

Мк.5:1–5: Одержимый дважды проклят и нечист: как сосуд, вмещающий нечистых духов, и как обитатель гробниц.

Мк.5:6–8: Знание демонами имени Иисуса намекает на древнюю магическую практику: бесы желают взять власть над Иисусом. Любопытно, что предикат «Бог Всевышний» не характерен для иудеев, но в Писании употребляется всегда только язычниками. Заклинание Богом в устах беса выглядит пародией.

Кстати, видно, какой сложный случай одержимости бесами представлял этот человек. Совершенно очевидно, что Иисус не сразу смог исцелить его. В Мк.5:8 сказано, что Иисус сначала применил Свой обычный метод – властный приказ бесу выйти вон. Но на этот раз он не принес успеха. Тогда Иисус спросил имя демона. В то время считалось, что узнав имя беса, человек приобретал над ним какую-то власть. Люди верили, что когда имя беса известно, сила его сломлена.

Мк.5:9–13: Римляне (легион) оккупировали страну и не собирались выселяться. Этому соответствует просьба демонов не выгонять их из страны, позволить жить хотя бы в свиньях. Море – символ бездны.

Исцеление одержимого из Гадары (или Герасы) изложено определенно не без злорадства. Ведь демоны, своим именем «Легион» напоминавшие римскую оккупационную власть, несмотря на их попытку смягчить угрожавшую им погибель совсем провалились в бездну! И это было приятно слышать иудейским слушателям этой истории. Кроме того для (первоначально) еврейских рассказчиков и слушателей не могло быть огорчительным, что столь картинно погибли именно свиньи, нечистые животные!

Но вся история рассказана вовсе не ради этого «удовольствия». Если мы хотим приблизиться к тому, что́ могли почувствовать первые слушатели этой истории, мы снова должны обратиться к Библии того времени, нашему Ветхому Завету. Там в конце книги пророка Исаии читаем:

«Я открылся не вопрошавшим обо Мне; Меня нашли не искавшие Меня. «Вот Я! вот Я!» говорил Я народу, не именовавшемуся именем Моим. Всякий день простирал Я руки Мои к народу непокорному, ходившему путем недобрым, по своим помышлениям, – к народу, который постоянно оскорбляет Меня в лице, приносит жертвы в рощах и сожигает фимиам на черепках, сидит в гробах и ночует в пещерах; ест свиное мясо, и мерзкое варево в сосудах у него; который говорит: «остановись, не подходи ко мне..."" (Ис 65,1–5).

Для того, кто слышал и помнил этот текст, «гадаринский бесноватый» был не просто некий больной, достойный крайнего сочувствия, но он был воплощением язычества. Ведь согласно иудейским воззрениям языческие боги были бесами! Поэтому и Павел предостерегает коринфских христиан от употребления в пищу идоложертвенного мяса, то есть мяса, которое было принесено в жертву и посвящено богам. При этом он обосновывает свое предостережение: «Идоложертвенное значит что-нибудь? [Нет,] но язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу. Но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами... Не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской» (1Кор 10,19–21).

Иисус, переплывший озеро, изображен в нашем рассказе как тот, Кто по ту сторону Святой земли встречается с язычеством. Оно одержимо бесами, которым оно и служит. Но бесовским властям не справиться с Иисусом, когда Он непосредственно встречается с ними. Они не избегают своей погибели даже тогда, когда они хотят договориться с Иисусом. Однако, и здесь, в языческой стране, Иисус столкнулся с отвержением, как и у Себя на родине. Люди, которые увидели, что одержимый посредством слова Иисуса стал нормальным человеком, убоялись влияния Иисуса. А когда они к тому же узнали, что это исцеление было для них связано с убытками, тогда они стали «просить Его, чтобы отошел от пределов их». Исцеляющая встреча с Иисусом ни в коем случае не должна вести к каким-то убыткам в имуществе или в бизнесе!

Почему же Иисус не позволил исцеленному бесноватому оставаться при Нем? Потому что тот – даже как «исцеленный язычник» – не обрел бы в Израиле свою родину. Среди своих последователей Иисус не желает иметь людей, лишенных своих корней, да к тому же вызывающих подозрение у иудеев. Лишних соблазнов Иисусу Христу было не нужно. Поэтому Он отправил исцеленного снова к его семейству. Там, у себя дома, он должен возвещать, что́ сотворил с ним Господь и как его помиловал. Для Марка это предание было интересным с разных точек зрения. Направленность на языческую миссию отвечало его планам. Он усиливает этот момент стихом 20: исцеленный «пошел и начал проповедывать в Десятиградии, что сотворил с ним Иисус; и все дивились». Теперь о чуде извещается во всем Декаполисе, Десятиградии. Это десять городов на восточном берегу Иордана. Они имели особый статус и были населены большей частью греками. Их названия: Скифополь – на западном берегу Иордана; Пелла, Дион, Гадара, Филадельфия, Гиппос, Дамаск, Гераса, Рафана и Канафа.

Притча нас учит, что исцеление (символ спасения) часто может сопровождаться жертвой. Жители Гадаринской страны не пожелали жертвовать своим имуществом и бизнесом. Они изгнали Иисуса. Так и мы частенько жалуемся: «Нет, не хотим жертвовать ничем. Раньше, то есть при бесах было лучше. Верните нам бесов!». А разве не так ведут себя какие-нибудь беснующиеся демонстранты, несущие иконы своих политических богов, жестоко гнавших и Христа и Его Церковь. Нет, мы живем далеко не в «Святой Руси», а «по ту сторону Галилейского озера», в «стране Гадаринской».

в) Исцеление кровоточивой и воскрешение дочери Иаира (Мк.5,21–43) (Мф 9,18–26; Лк 8,40–56)

21Когда Иисус опять переправился в лодке на другой берег, собралось к Нему множество народа. Он был у моря. 22И вот, приходит один из начальников синагоги, по имени Иаир, и, увидев Его, падает к ногам Его 23и усильно просит Его, говоря: дочь моя при смерти; приди и возложи на нее руки, чтобы она выздоровела и осталась жива. 24[Иисус] пошел с ним.

За Ним следовало множество народа, и теснили Его. 25Одна женщина, которая страдала кровотечением двенадцать лет, 26много потерпела от многих врачей, истощила всё, что было у ней, и не получила никакой пользы, но пришла еще в худшее состояние, – 27услышав об Иисусе, подошла сзади в народе и прикоснулась к одежде Его, 28ибо говорила: если хотя к одежде Его прикоснусь, то выздоровею. 29И тотчас иссяк у ней источник крови, и она ощутила в теле, что исцелена от болезни. 30В то же время Иисус, почувствовав Сам в Себе, что вышла из Него сила, обратился в народе и сказал: кто прикоснулся к Моей одежде? 31Ученики сказали Ему: Ты видишь, что народ теснит Тебя, и говоришь: кто прикоснулся ко Мне? 32Но Он смотрел вокруг, чтобы видеть ту, которая сделала это. 33Женщина в страхе и трепете, зная, что с нею произошло, подошла, пала пред Ним и сказала Ему всю истину. 34Он же сказал ей: дщерь! вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей.

35Когда Он еще говорил сие, приходят от начальника синагоги и говорят: дочь твоя умерла; что еще утруждаешь Учителя? 36Но Иисус, услышав сии слова, тотчас говорит начальнику синагоги: не бойся, только веруй. 37И не позволил никому следовать за Собою, кроме Петра, Иакова и Иоанна, брата Иакова. 38Приходит в дом начальника синагоги и видит смятение и плачущих и вопиющих громко. 39И, войдя, говорит им: что смущаетесь и плачете? девица не умерла, но спит. 40И смеялись над Ним. Но Он, выслав всех, берет с Собою отца и мать девицы и бывших с Ним и входит туда, где девица лежала. 41И, взяв девицу за руку, говорит ей: «талифа куми», что значит: девица, тебе говорю, встань. 42И девица тотчас встала и начала ходить, ибо была лет двенадцати. [Видевшие] пришли в великое изумление. 43И Он строго приказал им, чтобы никто об этом не знал, и сказал, чтобы дали ей есть.

Из рассказа мы узнаем нечто о начальнике синагоги. Должно быть, это был довольно важный человек. Не приходится сомневаться в том, что он тоже видел в Иисусе отщепенца, опасного еретика, для которого двери синагоги были справедливо закрыты и которого должен избегать каждый подлинно ортодоксальный иудей. Но когда заболела его дочь, он забыл свои предрассудки и подумал об Иисусе. Он забыл о чувстве собственного достоинства и о гордости. Он, начальник синагоги, пришел и упал к ногам Иисуса, хотя его близкие отговаривали его от этого шага.

В рассказ о беде в семье начальника синагоги вторгается другой рассказ о женщине, которая страдала от хронического заболевания. В Талмуде приведено не менее одиннадцати способов лечения этой болезни. Бедная женщина, конечно, перепробовала все доступные способы лечения. Проблема была не только в том, что болезнь подрывала ее здоровье, она делала ее постоянно нечистой в глазах закона, закрывала ей возможность присутствовать на богослужениях и в компании друзей и подруг (Лев. 15,25–27).

Марк здесь слегка говорит о безумии врачей. Женщина лечилась у всех, много страдала, израсходовала на докторов все свое состояние, но ей стало лишь хуже. В иудейской литературе можно встретить интересные высказывания в адрес врачей. «И ходил я к врачам, – говорит один человек, – лечиться, но чем больше они мазали мои глаза лекарствами, тем более глаза мои закрывались бельмами, пока я не ослеп совершенно» (Тов 5,10). Но к счастью есть в литературе и другие отзывы: одна из величайших похвал докторам находится в книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова, в Сир.38,1–15: «Почитайте врача честью по надобности в нем; ибо Господь создал его, и от Вышнего врачевание, и от царя получает он дар. Знание врача возвысит его голову, и между вельможами он будет в почете...». Кстати, в параллельном Марку сообщении евангелиста Луки суждение о врачах смягчено по сравнению с Марком. Если Марк пишет, что больная не только «не получила никакой пользы, но пришла еще в худшее состояние», то Лука просто скромно замечает, что она «ни одним не могла быть вылечена» (Лк.8:43). Оно и понятно: ведь Лука сам был врачом.

Итак, врачи безуспешно лечили болезнь этой женщины, и вот она услышала об Иисусе. Но у нее была особая проблема: ее болезнь была особого стеснительного характера; она не могла просто подойти в толпе и публично изложить все, и потому решила прикоснуться к Иисусу незаметно для всех. Все благочестивые иудеи носили верхнюю одежду – плащ с четырьмя кисточками, по одной на каждом углу. Эти кисточки носили в память о заповедях Господних (Чис.15,38–40). Они должны были показывать всем и напоминать самому человеку, что носивший это платье принадлежал к избранному Богом народу. Эта одежда была отличительным признаком благочестивого иудея. Пробравшаяся сквозь толпу женщина прикоснулась как раз к такой кисточке, и едва прикоснувшись, она почувствовала, что исцелена.

В то же время приходит известие о смерти больной дочери начальника синагоги. В доме его уже траур. Иудейские траурные обычаи были очень театральны и детально разработаны. Они были направлены на то, чтобы подчеркнуть одиночество и окончательную разлуку через смерть. Ведь далеко не все иудеи того времени верили в воскресение, в окончательную победу над смертью. Как только кто-то умирал, раздавались громкие причитания, чтобы все знали, что смерть пришла. Причитания повторялись у могилы. Плакальщики склонялись над мертвым, вымаливая ответ у молчаливых губ, били себя в грудь, рвали на себе волосы и одежду. Одежду рвали тоже по определенным правилам и нормам. Одежду следовало разрывать сверху до сердца, то есть, чтобы видно было тело на груди, но не ниже пояса. Отцы и матери разрывали одежду с левой стороны над сердцем, прочие же – с правой стороны. Женщины должны были разрывать свою одежду дома, надев сначала нижнюю одежду задом наперед, чтобы не было видно тело. Они разрывали свое верхнее платье и носили его так в течении тридцати дней. По прошествии семи дней разрывы на платье можно было слегка зашить, но так, чтобы они были хорошо видны. По прошествии тридцати дней платье ремонтировали. Важная роль в траурной церемонии отводилась флейтистам. Во всем древнем мире – в Риме, в Греции, Финикии, Ассирии и Палестине – плач флейт был неразрывно связан со смертью и с трагедией. По закону мужчина, каким бы бедным он ни был, должен был нанять не менее двух флейтисток на похороны своей жены. Плач флейт, крики плакальщиков, страстные обращения к умершему, разорванная одежда и вырванные волосы – должно быть, превращал в дни траура иудейский дом в жалкий и печальный вид. Когда кто-то умирал, человек, носивший траур, не имел права работать, помазываться, носить обувь. Даже самый бедный должен был прекратить работу на три дня. Запрет на работу распространялся даже на слуг. Человек должен был сидеть с опущенной головой, не должен был бриться или «делать что-нибудь для своего удобства или утешения». Он не должен был читать закон и пророков, потому что такое чтение считалось радостью. Он мог читать Книгу Иова, Книгу Пророка Иеремии и Плач Иеремии. Он мог кушать только в своем доме и воздерживаться от мяса и вина. В течение тридцати дней он не должен был покидать город или селение. Было принято кушать не за столом, а сидя на полу.

Вот в такую обстановку вторгаются властные слова Иисуса: «Талифа-куми». Это – арамейское выражение. Как вошла эта частица арамейского в греческий язык? Причина может быть только одна. Марк черпал свои сведения непосредственно у апостола Петра. Вне Палестины, конечно, и Петр вынужден был по большей части говорить по-гречески. Но ведь Петр присутствовал при этом событии; он был одним из трех, избранных Иисусом, и видел как это произошло, и никогда не мог забыть голос Иисуса.

Что характерно для историй об усмирении бури, об исцелении бесноватого, об исцелении кровоточивой женщины в толпе, о воскрешении дочери начальника синагоги? Для всех этих историй характерно то, что Иисус все еще не находит полного и открытого доверия у людей, которым Он хочет помочь.

В первой истории с бурей ученики «убоялись страхом великим» (Мк.4,41). Жители страны Гадаринской, когда увидели, что́ сотворил Иисус, «устрашились» (Мк.5,15). Кровоточивая женщина пребывает «в страхе и трепете» (Мк.5,33). Боится начальник синагоги Иаир (Мк.5,36). Свидетели чуда воскрешения его дочери «пришли в великое изумление» (Мк.5,42), а если точнее, «не помнили себя от потрясения, от ужаса». Все участники последних рассказов боятся!

Кроме того мы видим, что Иисуса постоянно окружает какой-то скепсис. Ведь если бы всё произошло по скептическим словам учеников («Не обращай внимания. Видишь, какая толпа Тебя теснит»), не произошло бы целительной встречи Иисуса с несчастной больной женщиной (Мк.5,31). И если бы всё было по словам домашних начальника синагоги («Зачем ты еще утруждаешь Учителя?» (Мк.5:35)), то ему в его великой беде нечего было бы ждать от Иисуса. Но наш рассказ говорит также, что там, где Иисус, скепсис неуместен: «Дочь Моя! вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей» (Мк.5:34). И еще: «Иисус, услышав сии слова, тотчас говорит начальнику синагоги: не бойся, только веруй» (Мк.5:36).

Конечно, непосредственные свидетели действия силы Божией, могут вместо радости быть охвачены трепетом, потрясением. Но все сторонние наблюдатели, а тем более знающие об Иисусе понаслышке, могли понять Его чудеса превратно. Поэтому Иисус, входя в дом умершей девочки, «не позволил никому следовать за Собою, кроме Петра, Иакова и Иоанна, брата Иакова» (Мк.5:37). Поэтому и своим ученикам и родиталям девочки «Он строго приказал, чтобы никто об этом не знал» (Мк.5:43).

Комментарии для сайта Cackle