архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Беседа № 14

6. «Иисус дивился неверию их» (Мк.6,1–6а)

a) Второе отвержение Иисуса в Назарете (Мк.6,1–6а) (Мф 13,53–58; Лк 4,16–30)

1Оттуда вышел Он и пришел в Свое отечество; за Ним следовали ученики Его. 2Когда наступила суббота, Он начал учить в синагоге; и многие слышавшие с изумлением говорили: откуда у Него это? что за премудрость дана Ему, и как такие чудеса совершаются руками Его? 3Не плотник ли Он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона? Не здесь ли, между нами, Его сестры? И соблазнялись о Нем. 4Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и у сродников и в доме своем. 5И не мог совершить там никакого чуда, только на немногих больных возложив руки, исцелил [их]. 6И дивился неверию их;

Возвращаясь в Назарет, Иисус подвергал Себя очень строгому испытанию. Он возвращался в родной город. Нет более строгих критиков у человека, нежели люди, знавшие его с детства. Он не предполагал сделать визит кратким, лишь для посещения Своего родного дома и Своих родственников; с Ним пришли Его ученики, то есть Он пришел как раввин, как учитель. Он пошел в синагогу и учил. И надо сказать, что жители Назарета подтверждали необычность Его учения и чрезвычайность исцелений: «многие слышавшие с изумлением говорили: откуда у Него это? что за премудрость дана Ему, и как такие чудеса совершаются руками Его?» (Мк.6:2). Но, несмотря на это удивление, деятельность Иисуса не дала им, жителям Назарета, повод внимательно вслушаться: не услышат ли они от их земляка что-то новое? Вот жители Капернаума или Вифсаиды с изумлением ожидали от Него многого, и это было понятно: они не знали Иисуса, и Он был для них настоящим «откровением». Но им-то, в Назарете, Он был хорошо знаком: «Не плотник ли Он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона? Не здесь ли, между нами, Его сестры?» (Мк.6:3). И поскольку жители Назарета «знали», чего можно ожидать от Иисуса и чего нет, Он со Своей абсолютно новой вестью не имел у них никаких шансов.

Стих Мк.6:3 обычно возбуждает дискуссии. Для многих этот стих интересен не только тем, что из него мы узнаем о том, что Иисус был «плотником», то есть ремесленником, который работает с деревом или камнем (именно это означает соответствующее слово τέκτων). Стих Мк.6:3 для многих интересен тем, что в нем сказано, что Иисус «сын Марии», и в нем говорится о братьях и сестрах Иисуса. Как понимать это в связи с тем, что мы знаем о происхождении Иисуса?

1. Выражение «сын Марии» очень необычно, ибо сын всегда именовался по отцу. Ср. Мф 13,55: «Не плотников ли Он сын?» Лк 3,23: «Сын Иосифа». Лк 5,10: Иаков и Иоанн – сыновья Зеведея». Мк 2,14: Левий – сын Алфея и так далее. Возможно, тот факт, что жители Назарета называли Иисуса сыном Марии указывает на то, что к этому времени Иосиф уже умер? Но и в этом случае само обозначение по матери необычно. К этому следует добавить, что в Евангелии от Марка Иосиф ни разу вообще не упоминается. Иисус – «сын Марии». Как же разрешить эту странность? Было высказано два предположения: Это обозначение могло быть или презрительным, или указанием на рождение от Девы. Первое могло быть обусловлено иудейской литературой, в которой таким образом намекалось на внебрачное происхождение Иисуса. Второе находит себе подтверждение в Коране, где именно так утверждается рождение от Девы. Отсюда можно сделать вывод: выражение «сын Марии» явно говорит о насмешке и презрении со стороны иудеев из Назарета, но неявно (для Марка) является утверждением веры в девственное зачатие и рождение от Девы.

2. Что касается «братьев и сестер», то они вполне могли быть двоюродными братьями и сестрами, так как и в еврейском, и в арамейском языках нет специальных слов для обозначения этих родственников, и их, чтобы избежать длинных объяснений, часто называли просто братьями и сестрами. Таких примеров в Писании много (Быт 13,8, 14:14, 16, 31:23, 32, 37 и так далее). Поэтому Иаков, Иосия, Иуда и Симон, равно как и не названные по именам сестры, могли быть не родными, а двоюродными. А может быть даже и дядьями и тетками.

Однако, нам важно знать, как понимал слова жителей Назарета сам евангелист Марк. У него не было сомнения в том, что они отвергали Иисуса потому, что воображали, будто могут судить о Его вести и делах на основании Его – всем им известного – происхождения. Однако на это суждение людей из Назарета Марк не отвечает тем, что он особо подчеркивает Богосыновство Иисуса или ясно исповедует Его рождение от Духа Святого и Девы Марии. Почему Марк не делает это? Да потому что для него важно совсем другое! Жителей Назарета в данном случае соблазнила вовсе не весть о Боговоплощении (ср. Ин 1,14; Лк 1,26–38). Нет, соблазн у них вызывал тот факт, что Сын Божий открывается нам, людям, как «просто человек», а не как сверхъестественное, могучее, необычное существо.

Для того, кто готов поверить в то, что в Иисусе из Назарета к нам пришел Бог, только на основании явных чудес (в том числе на основании чудесного происхождения), для того и Сам Иисус, и Его Евангелие о Царствии Божием (Мк 1,15), в конечном счете, всегда будет соблазном и безумием. И в том скепсисе, с которым Иисус был встречен в Назарете, и который не позволил Ему сотворить там многих чудес, не было никакой особой человеческая твердолобости и тупости. Нет, это было проявлением «нормального» человеческого настроения, о котором свидетельствует поговорка: «Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и у сродников и в доме своем» («Нигде пророк не имеет так мало чести, как на своей родине, у своих родственников и в своем семействе»)20 (Мк.6,4). Это прекрасно известно всем людям, бывает всегда и везде, и не требует особых разъяснений. Факты лишь постоянно подтверждают это. Но там, где господствуют такие «человеческие, слишком человеческие» (а мы сказали бы – языческие) представления о Боге, Бог, Который желает творить новое в человеческом облике и по человеческим масштабам, имеет мало шансов на успех. Поэтому Иисус и «не мог совершить там никакого чуда, только на немногих больных возложив руки, исцелил [их]. И дивился неверию их» (Мк.6:5–6). Это единственный раз в Евангелии от Марка, когда говорится об удивлении Иисуса.

Нравственные уроки нашего отрывка очевидны: В Назарете учение Иисуса было встречено с некоторым презрением. Ведь Он был для них простым рабочим человеком, Которого они «хорошо» знали. Поэтому они пренебрегали Им. Для нас же в этом Его слава, потому что это значит: Бог, когда Он пришел на землю, принял на себя самую обычную жизнь простого человека. И случайности происхождения, богатства, родословной не имеют никакого отношения к подлинному достоинству. В этом урок для нас: следует остерегаться искушения судить о человеке по внешности и по одежке. Иногда близкое знакомство выливается не в уважение, а в крайнюю фамильярность. Иногда мы не замечаем величия людей именно потому, что они стоят очень к нам близко. И тогда... Человека нельзя исцелить, если Он не хочет лечиться. В такой неподходящей атмосфере нельзя и проповедовать. В атмосфере холодного критиканства или вежливого безразличия даже необычайно вдохновляющие высказывания могут оказаться бессильными.

Теперь начинается новый раздел в Евангелии от Марка, который можно было бы озаглавить словами Самого Иисуса Христа, сказанными в начале Его публичной деятальности: «Приблизилось Царствие Божие! Веруйте в это Евангелие» (Мк 1,15).

IV. ВЕРУЙТЕ В ЕВАНГЕЛИЕ (Мк.6,6b – Мк.8:26).

1. Послание 12-ти на проповедь (Мк.6:6b-13) (Мф 10,1–5; Лк 9,1–6)

Потом ходил по окрестным селениям и учил. 7И, призвав двенадцать, начал посылать их по два, и дал им власть над нечистыми духами. 8И заповедал им ничего не брать в дорогу, кроме одного посоха: ни сумы, ни хлеба, ни меди в поясе, 9но обуваться в простую обувь и не носить двух одежд. 10И сказал им: если где войдете в дом, оставайтесь в нем, доколе не выйдете из того места. 11И если кто не примет вас и не будет слушать вас, то, выходя оттуда, отрясите прах от ног ваших, во свидетельство на них. Истинно говорю вам: отраднее будет Содому и Гоморре в день суда, нежели тому городу. 12Они пошли и проповедывали покаяние; 13изгоняли многих бесов и многих больных мазали маслом и исцеляли.

На отвержение в Назарете Иисус реагировал отнюдь не разочарованием и унынием, но напротив, Он продолжил Свою деятельность с еще большей энергией. Он пошел дальше по городам и весям вблизи Своего родного города. А потом Он «призвал двенадцать, начал посылать их по два, и дал им власть над нечистыми духами» (Мк.6:7). Так Он укрепился в усилии освобождать Свой народ из-под власти злых сил.

Иисус не предоставляет Своим ученикам действовать по их произволу. Он дает им вполне определенные наставления: «И заповедал им ничего не брать в дорогу, кроме одного посоха: ни сумы, ни хлеба, ни меди в поясе, но обуваться в простую обувь и не носить двух одежд. И сказал им: если где войдете в дом, оставайтесь в нем, доколе не выйдете из того места» (Мк.6:8–10). Эти наставления могут показаться нам очень суровыми. Однако, если мы заглянем в Евангелия от Матфея и Луки, то убедимся, что Иисус не требовал от учеников ничего простого. Нет, задача ставилась трудной (Мф 10,7–11; Лк 9,3–4, 10:4–7).

Конечно, евангелисты не совпадают в отдельных частностях. Согласно Матфею и Луке, например, ученикам было отказано даже в посохе и сандалиях: «Не берите с собою... ни обуви, ни посоха» (Мф 10,10; Лк 9,3). А у Луки даже сказано: «Никого на дороге не приветствуйте» (Лк 10,4). Эти расхождения объясняются тем, что на предание слов Иисуса влияла практика отдельных раннехристианских церквей. Но при всех расхождениях в деталях одно несомненно: Иисус требовал от тех, кого Он посылал, чтобы они принимали участие в Его деле, чтобы они уже своим внешним видом и поведением свидетельствовали об истине Евангелия: «Царствие Божие уже здесь. Бог – наш Отец, и Его милость делает излишними все наши земные заботы».

Мы лучше поймем частности нашего отрывка, если познакомимся с тем, как одевался палестинский иудей во времена Иисуса Хрита. Одежда состояла из пяти частей:

1. Нижнее белье хитон, или туника был сделан из длинного куска материи. В самом простом виде это нижнее белье представляло собой простой мешок с прорезанными в нем отверстиями для головы и рук. Более совершенные модели имели рукава. Иногда такая рубашка была спереди открыта и застегивалась наподобие рясы.

2. Верхняя одежда – гиматий, или мантия была плащом днем и одеялом ночью. Обычно такую мантию делали из двух сшитых вместе кусков материи. Шов проходил сверху вниз по спине. Но особенно хорошие мантии выполняли из одного куска материи; такой, кстати, была мантия Иисуса (Ин 19, 22).

3. Пояс. Его носили поверх уже названных предметов одежды. Поясы имели кармашки для денег.

4. В качестве головного убора использовался кусок ткани чуть меньше одного квадратного метра. Он мог быть белым или других цветов. Его складывали по диагонали, как головные платки, и покрывали им голову, предохраняясь от солнца. На голове он удерживался лентой.

5. Обувью служили сандалии. Это были подошвы из кожи, дерева или плетеной травы.

Насколько серьезной была весть, которую принес Иисус, становится понятным из второй части Его распоряжений: «И если кто не примет вас и не будет слушать вас, то, выходя оттуда, отрясите прах от ног ваших, во свидетельство на них» (Мк.6:11). На гостеприимство на востоке смотрели как на священный долг. Странник, вошедший в деревню, не должен был искать гостеприимства – деревня сама должна была предложить ему свое гостеприимство. Иисус сказал Своим ученикам, что если в гостеприимстве им будет отказано, и, если люди закроют пред ним свои двери и уши, они должны покинуть это место и стряхнуть его прах со своих ног. Закон раввинов гласил, что в языческих странах даже прах осквернен, и потому человек, возвращающийся домой в Палестину, должен был отряхнуть с себя мельчайшую частицу пыли нечистой страны. Пусть те, кто «не будет слушать», не заблуждаются: настанет день, когда они узнают всю серьезность своего выбора. «Отраднее будет Содому и Гоморре в день суда, нежели тому городу» (Мк.6:11).

Двенадцать, которые по приказу Иисуса пустились в путь, испытывали большой подъем. «Они... изгоняли многих бесов и многих больных мазали маслом и исцеляли» (Мк.6:13). Таким образом, при всей их беззаботности и нищете, их деятельность была столь успешной и очевидной для многих, что об Иисусе заговорили в высших кругах, даже при дворе Ирода Антипы. Об этом – следующий отрывок.

2. Суждение мира об Иисусе (Мк.6,14–16)

14Царь Ирод, услышав об Иисусе [ибо имя Его стало гласно], говорил: это Иоанн Креститель воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им. 15Другие говорили: это Илия, а иные говорили: это пророк, или как один из пророков. 16Ирод же, услышав, сказал: это Иоанн, которого я обезглавил; он воскрес из мертвых.

К этому времени слухи об Иисусе распространились по всей Галилее. Известие о Нем дошло до царя Ирода. Его официальная резиденция в Галилее находилась в Тивериаде. В этом отрывке до нас дошли разные мнения об Иисусе. Но никто не говорил о Нем как о Мессии! Почему, собственно?

Основной причиной, почему Иисус не признавался Его современниками Мессией, было поведение Самого Иисуса. Всё то, что Он делал – исцелял больных и одержимых, поучал толпы людей, не стремился к политической власти, заботился о презираемых в обществе людях – все это могли ожидать от пророка, но никак не от Мессии. Мессия должен был вести себя иначе. Например, так, как Симон или Афронг, выступившие на сцену истории после смерти Ирода Великого (4 г. до Р.Х.). Вот что о них сообщает Иосиф Флавий:

«Существовал тогда также один из служителей царя Ирода, некий Симон, человек красивый, огромного роста и крайне сильный, пользовавшийся доверием царя. Основываясь на беспорядочном состоянии дел, этот человек осмелился возложить на себя царский венец. Он собрав себе толпу приверженцев, которые в своем безумии провозгласили его царем, и считал себя вполне достойным этого высокого сана...

Вместе с тем даже некий Афронг, человек, не блиставший ни знатностью рода, ни личной доблестью, ни обилием денежных средств, всего-навсего простой пастух, отличавшийся, впрочем, огромным ростом и недюжинной физической силой, решился домогаться царской власти... Он надел на себя царский венец...» («Иудейские древности», 17:10, 6–7).

Всякий, кто претендовал на мессианство, неизбежно должен был войти в политику, претендуя на царский трон или произведя перед глазами всего народа знамения своего мессианства. Читаем далее у Иосифа Флавия:

«Во время наместничества Фада в Иудее некий Февда, обманщик, уговорил большую массу народа забрать с собою все имущество и пойти за ним, Февдою, к реке Иордану. Он выдавал себя за пророка и уверял, что прикажет реке расступиться и без труда пропустить их. Этими словами он многих ввел в заблуждение» («Иудейские древности», 20:5, 1).

Несколькими годами позже произошло следующее:

«Еще более злым бичом для иудеев был лжепророк из Египта. В Иудею прибыл какой-то обманщик, который выдал себя за пророка и действительно прослыл за небесного посланника. Он собрал вокруг себя около 30 000 заблужденных, выступил с ними из пустыни на так называемую Елеонскую гору, откуда он намеревался насильно вторгнуться в Иерусалим, овладеть римским гарнизоном и властвовать над народом» («Иудейская война», II, 13, 5).

Разумеется, ничего похожего на все это иудеи в Иисусе не видели. Поэтому они и не связывали с Ним свои мессианские упования.

Кроме того, было много таких, кто ожидал не Мессию, но пророка. Сам Моисей обещал им:

"15Пророка из среды тебя, из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь Бог твой, – Его слушайте, – 16так как ты просил у Господа Бога твоего при Хориве в день собрания, говоря: да не услышу впредь гласа Господа Бога моего и огня сего великого да не увижу более, дабы мне не умереть. 17И сказал мне Господь: хорошо то, что они говорили [тебе]; 18Я воздвигну им Пророка из среды братьев их, такого как ты, и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что Я повелю Ему» (Втор 18,15–18).

Иные же ожидали перед концом этого мира прихода Илии или Еноха (или обоих вместе). В свое время их восхитил Бог. Так последние слова последнего из ветхозаветных пророков были следующими:

"5Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного. 6И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, придя, не поразил земли проклятием» (Мал 4,5–6).

Мы привыкли называть Иисуса Мессией, Христом. Но людям, которые жили тогда, во время Иисуса, ближе были другие мысли о том, кем же Он является. Мы слышим три разных суждения:

1. Суждение Ирода, человека с нечистой совестью, который был повинен в смерти Иоанна Крестителя. Услышав об Иисусе, Ирод Антипа прежде всего подумал, что это пришел убитый им Иоанн Креститель, чтобы отомстить ему.

2. Националисты, согласно пророчеству Малахии, полагали, что в Иисусе пришел Илия. Ведь они ждали прихода национального Мессии. Считалось, что перед приходом Мессии на землю вновь придет, в качестве Его вестника и предтечи, величайший из пророков Илия. И до сегодняшнего дня иудеи оставляют во время празднования Пасхи за столом свободный стул, который называется стулом Илии, и ставят перед ним стакан вина, а в ходе службы раскрывают широко дверь, чтобы Илия мог войти и принести столь долгожданную весть о том, что Мессия пришел.

3. Были и такие иудеи, которые, согласно пророчеству Моисея, видели в Иисусе пророка. Иудеи понимали, что вот уже в течении трехсот лет не было слышно голоса пророков, и это очень их волновало. Конечно, Иисус, был не просто пророком, ибо Он принес людям не только глас Божий, но также и силу, и жизнь Божию.

3. Смерть Иоанна Крестителя (Мк.6,17–29) (Мф 14,1–12; Лк 9,7–9)

17Ибо сей Ирод, послав, взял Иоанна и заключил его в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что женился на ней. 18Ибо Иоанн говорил Ироду: не должно тебе иметь жену брата твоего. 19Иродиада же, злобясь на него, желала убить его; но не могла. 20Ибо Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берёг его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его. 21Настал удобный день, когда Ирод, по случаю [дня] рождения своего, делал пир вельможам своим, тысяченачальникам и старейшинам Галилейским, – 22дочь Иродиады вошла, плясала и угодила Ироду и возлежавшим с ним; царь сказал девице: проси у меня, чего хочешь, и дам тебе; 23и клялся ей: чего ни попросишь у меня, дам тебе, даже до половины моего царства. 24Она вышла и спросила у матери своей: чего просить? Та отвечала: головы Иоанна Крестителя. 25И она тотчас пошла с поспешностью к царю и просила, говоря: хочу, чтобы ты дал мне теперь же на блюде голову Иоанна Крестителя. 26Царь опечалился, но ради клятвы и возлежавших с ним не захотел отказать ей. 27И тотчас, послав оруженосца, царь повелел принести голову его. 28Он пошел, отсек ему голову в темнице, и принес голову его на блюде, и отдал ее девице, а девица отдала ее матери своей. 29Ученики его, услышав, пришли и взяли тело его, и положили его во гробе.

«Ирод же, услышав, сказал: это Иоанн, которого я обезглавил; он воскрес из мертвых» (Мк.6:16). Написав эти слова, Евангелист Марк счел уместным здесь же рассказать о кончине Иоанна Крестителя. Уже в начале своего Евангелия он упоминал о его аресте (Мк.1,14). Евангелист воспроизводит широко распространенный в народе рассказ.

Эта история – ужасная драма, происшедшая в крепости Махерон, построенной на отдельно стоящей скале, окруженной ущельями, и возвышавшейся над восточным берегом Мертвого моря.

Обратим внимание на действующих лиц драмы. Брачные связи семьи Ирода очень запутаны. Когда родился Иисус, царствовал Ирод Великий. Он был много раз женат. К концу своей жизни он стал безумно подозрительным и убивал одного за другим членов своей семьи, так что даже возникла пословица: «Лучше быть свиньей Ирода, чем его сыном». Вообще говоря, в истории редко имели место такие сложные и запутанные брачные отношения, как в семье Ирода Великого. Женившись на своей невестке, жене своего брата, сын Ирода Великого Ирод Антипа нарушил иудейский закон («Наготы жены брата твоего не открывай, это нагота брата твоего» (Лев. 18, 16)) и преступил все нормы приличия и морали. Из-за этого прелюбодейного брака, за то, что Ирод Антипа сознательно соблазнил жену своего брата, Иоанн Креститель укорял его.

Несмотря на порицания Иоанна Крестителя, Ирод все же боялся и уважал его, потому как искренность и добродетель Иоанна были столь очевидны. Но не такой была Иродиада: она была непримиримо враждебна к Иоанну и твердо решила убрать его с дороги. Она воспользовалась моментом на пиру в честь дня рождения Ирода, на котором присутствовали придворные и военачальники. На пиру танцевала дочь Иродиады Саломия. Ирод был очень доволен и предложил Саломии любое вознаграждение. Вполне возможно, что он сделал это будучи прилично пьяным. Иродиада не преминула воспользоваться возможностью, которую она так долго искала и ждала, и, потворствуя ее злобе, Ирод приказал казнить Иоанна.

Марк изобразил то, что говорили о своем правителе народные массы. Согласно Иосифу Флавию, правда, Иоанн Креститель был казнен по политическим причинам, а не потому, что он обвинял Ирода Антипу и Иродиаду в прелюбодеянии.

«Ирод умертвил этого праведного человека, который убеждал иудеев вести добродетельный образ жизни, быть справедливыми друг к другу, питать благочестивое чувство к Предвечному и собираться для омовения. При таких условиях (учил Иоанн) омовение будет угодно Господу Богу, так как они будут прибегать к этому средству не для искупления различных грехов, но для освящения своего тела, тем более, что души их заранее уже успеют очиститься. Так как многие стекались к проповеднику, учение которого возвышало их души. Ирод стал опасаться, как бы его огромное влияние на массу (вполне подчинившуюся ему) не повело к каким-либо осложнениям. Поэтому тетрарх предпочел предупредить это, схватив Иоанна и казнив его раньше, чем пришлось бы раскаяться, когда будет уже поздно. Благодаря такой подозрительности Ирода Иоанн был в оковах послан в Махерон, вышеуказанную крепость, и там казнен» («Иудейские Древности», 18:5, 2).

Даже если мы точно не знаем о причинах казни Иоанна, само его убийство Иродом не вызывает сомнений. Для Марка важно отметить его кончину, так как далее, после Преображения Иисус говорит об Иоанне: «Говорю вам, что и Илия пришел, и поступили с ним, как хотели, как написано о нем» (Мк.9,13). Да, так поступают люди с теми, кого Бог посылает в мир Своими особыми вестниками. Что им остается, – в лучшем случае, – быть погребенными учениками: «Ученики его, услышав, пришли и взяли тело его, и положили его во гробе» (Мк.6:29).

* * *

20

οὐκ ἔστιν προφήτης ἄτιμος εἰ μὴ ἐν τη ι πατρίδι αὐτου καì ἐν τοι ς συγγενευ σιν αὐτου καì ἐν τη ι οἰκίᾳ αὐτου .

Комментарии для сайта Cackle