архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Беседа № 4

3. Освобождающее слово (Мк.1,21–28)(Лк 4,31–37)

21И приходят в Капернаум; и вскоре в субботу вошел Он в синагогу и учил. 22И дивились Его учению, ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники. 23В синагоге их был человек, [одержимый] духом нечистым, и вскричал: 24оставь! что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас! знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий. 25Но Иисус запретил ему, говоря: замолчи и выйди из него. 26Тогда дух нечистый, сотрясши его и вскричав громким голосом, вышел из него. 27И все ужаснулись, так что друг друга спрашивали: что это? что это за новое учение, что Он и духам нечистым повелевает со властью, и они повинуются Ему? 28 И скоро разошлась о Нем молва по всей окрестности в Галилее.

Обратить внимание на следующие /экзегетические моменты/:

Мк.1:21: Объяснить, что значит "учил". Содержание Его учения не излагается. Оно «показывается» в его реализации.

Мк.1:22: Поражались, а не просто удивлялись. Объяснить, что значит «власть имеющий» и «со властью» (Мк.1:27).

Мк.1:23: Может ли дух быть «чистым» или «нечистым»? "Вскричал"ἀνέκραξεν.

Мк.1:24: τί ἡμι ν καì σοί Ἰησοû Ναζαρηνέ ἦλθες ἀπολέσαι ἡμᾶς οἶδά σε τίς εἶ ὁ ἅγιος τοû θεοû. Почему «мы»4? Бесов много? «Святой Божий» – титул Мессии, тайное имя.

Мк.1:25: «Запретил» – ἐπετίμησεν – глагол, известный по слову «епитимия». «Замолчи» – φιμώθητι.

Мк.1:27: Буквально: «Что это? Новое учение со властью! Он и духам нечистым повелевает, и они повинуются Ему». – Объяснить слово "новое" и напомнить, что означает «со властью» (точнее: согласно власти).

Мк.1:28: «молва» – точнее «слух», – слово, важное в миссии.

Историей призвания двух пар братьев в самом начале публичной деятельности Иисуса Христа Марк напоминает ранним христианским общинам, что их существование имеет только одно основание – Слово Иисуса.

И все же наверняка многие задавались тогда вопросом, не слишком ли зыбко существование Церкви, не подвержено ли оно постоянной опасности? Можно ли не раздумывая идти своим путем, полагаясь только на это слово?

Марк отвечает на этот вопрос своим рассказом об исцелении одержимого. Два момента отличают его рассказ от привычных историй исцелений, которые бытовали в его время.

Во время синагогального богослужения после прочтения положенного отрывка из Священного Писания всякий взрослый израильтянин мог взять слово. Так и Иисус учил по субботам в синагоге. При этом слушатели тотчас чувствовали отличие проповеди Иисуса от толкований других книжников.

Марк не объясняет, в чем состояло это разительное отличие. Сила, какой обладало слово Иисуса, показана на реакции демона, который, услышав это слово, возмущенно кричит из одержимого. Это – первая особенность истории об исцелении: Ведь человек, одержимый нечистым духом, пришел в синагогу вовсе не для того, чтобы его исцелил Иисус, да еще и в субботу! Может быть, человек даже и не знал, что за дух пробрался в него. Не знал до того момента, пока не прозвучало слово Иисуса. Но в этот момент в нем взбунтовалось то, что сидело в потаенной глубине его существа, – демон.

Чтобы лучше понять этот случай, надо бросить взгляд на современное Иисусу Христу представление о демонах.

Экскурс: Иудейское представление о демонах во времена Иисуса Христа.

Вера в существование демонов (бесов), или нечистых духов, часто появляется в ВЗ. Израильтяне, равно как египтяне, вавилоняне и жители Ханаана считались с демонами (ср. Лев. 17,7; 2Пар 11,15; Ис 13,21, 34,14). Они слишком часто испытывали тот факт, что их жизнь и их состояние постоянно находится под влиянием необъяснимых вредоносных сил, которые грозят уничтожением.

Всякие попытки ограничить или даже запретить эти верования в Израиле оставались безуспешными. Со времени Вавилонского изгнания во всякой неудаче и во всякой болезни стали видеть не зависящее от Господа воспитательное средство или наказание (Чис. 12,9–14; Втор 28,21–22; Пс 87 и так далее), а – как в Вавилоне – прямое действие того или иного демона (ср. Тов 3:8, 17, 6:8, 13–17; Пс 91,5–6; 1 Енох 15, 11–12; Мк 9,17–18 и так далее). Также и боги язычников со времени проникновения эллинизма больше не рассматривались как члены божественного окружения, то есть как ангелы ((так еще Втор 32,8, 17; Пс 28:1, 81:1, 6, 88:6–8)), но стали считаться демонами (ср. Втор 32:17 LXX; Пс 95,5 LXX; 105,37 LXX; Ис 65,3 LXX; 1Кор 10,20–21).

Если поначалу существование демонов в Израиле просто предполагалось, то во времена Иисуса в иудействе возникло множество различных мнений о происхождении демонов:

Одни считали, что демоны – духи тех исполинов, которые (согласно Быт 6,1–4) были зачаты ангелами с дочерьми человеческими. Это произошло во время третьего мятежа ангелов. Здесь можно остановиться на мифических представлениях об ангельских мятежах:

Первый мятеж на небе произошел сразу после творения. Восстали Самаил (Сатанаил) и Сефирот, которые отказались принимать сотворение человека. Они увлекли за собой многих ангелов и, в конце концов, были сброшены в ад.

Второй мятеж на небе возглавил Люцифер, который тоже возмутился людьми с их жестокостями. Он решился на восстание и тоже был низринут с неба.

Третий мятеж – восстание Семьязы и его сторонников, которые стали спать с дочерьми человеческими (Быт 6,1–4), что было запрещено делать ангелам. Они, првда, не бунтовали против Бога и Его творения, но все равно были наказаны и низринуты в преисподнюю.

Так вот, после того как эти мятежные ангелы были низринуты в преисподнюю, их порождения, исполины, были приговорены к смерти. С тех пор их духи неприкаянно блуждают по миру на беду всем.

Для других демоны – это души, сотворенные Богом на закате шестого дня творения. Но когда Бог собрался дать этим душам тела, наступила суббота, которая помешала закончить начатое. Так эти души и остались духами без тел и стали демонами.

Третьи считали, что демоны – это духи того поколения, которое строило Вавилонскую башню (Быт 11,1–9). А Иосиф Флавий писал, что демоны – просто духи злых людей вообще. И наконец, существовало еще мнение, что демоны возникли из сношения Адама с женскими духами (суккубами) и Евы с мужскими духами (инкубами). Обо всех этих странных и красочных фантазиях можно почитать в древней иудейской литературе.

Но сколь бы различными ни были все эти мифы, объясняющие существование демонов, все они были согласны в одном: Никогда демоны не приводились в связь с Сатаной. И соответственно, их действие усматривалось не в совращении ко греху, но во всевозможном вреде, причиняемом человеку.

Именно такое представление о демонах мы видим и в наших синоптических евангелиях. Там, где говорится о демонической одержимости, нет речи о каких-то грехах одержимых или о прощении грехов Иисусом. Но везде речь идет о том, что Иисус Христос устраняет телесный или духовный вред, причиняемый демонами.

Итак, в глазах современников Иисуса демоны были теми темными и разрушительными силами, от которых не застрахован ни один человек, и от действия которых человек, которого это действие коснулось, не может избавиться собственными силами. Хотя мнения о происхождении этих злых существ были самыми разными, ни у иудеев, ни у язычников не было никакого сомнения в их сверхъестественной силе и власти. И поэтому сообщения об экзорцизмах Иисуса были воистину Евангелием не только для иудеев, но и для язычников. А это важно для Марка, который пишет в Риме.

Теперь мы лучше поймем, что означало для первых читателей Евангелия от Марка, когда они первое, что слышали о Слове Иисуса (а ведь Его Слово – единственное основание их существования как Церкви), это: «Он и духам нечистым повелевает, и они повинуются Ему!». Для них это означало:

Там, где громко звучит Слово Иисуса, не могут устоять никакие темные силы. А ведь мы ощущаем их в нашей жизни, не зная подчас, откуда они взялись, и не имея собственных сил им противостоять, от них освободиться.

Разумеется, эти «нечистые духи» не сдаются сразу. Они сидят в нас и обороняются. И, возможно, в такие моменты, когда в нас поднимается какое-то возражение против слов Иисуса Христа, мы открываем, что и мы не свободны от какого-то враждебного жизни духа. Иногда мы даже слышим в себе ту или иную аргументацию против Евангелия, то есть против Слова Иисуса. Слышим тщетную попытку лишить силы Его Слово. О такой попытке говорит стих 24 нашего рассказа об одержимом. Демон кричит: «Знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий!». Из всевозможных магических заклинаний мы знаем, что означают эти слова. Колдуны и заклинатели стремятся парализовать силы того или иного человека, когда они узнают и произносят его имя, особенно тайное имя. Да, на имени колдовали во все времена. Вот к такому магическому заклятию и прибегает демон в повествовании Марка. Но сколь бы сильным ни было сопротивление демонов, Слово Иисуса не может преодолеть никакая другая власть. Оно «со властью». Именно об этом речь в его первом рассказе об исцелении. Поэтому – и это вторая особенность – Марк в конце обращает внимание читателя не на Самого Иисуса, а на Его учение.

Итак, – напомню, – два самых важных отличия данного рассказа Марка от бытовавших в его время рассказах об исцелениях. Первое: отсутствует демонстрация болезни или просьба больного об исцелении. Может быть, одержимый даже не знает о своей одержимости. Второе: внимание переключено на Слово, на учение.

4. Исцеляющее слово (Мк.1,29–45)

a) Исцеление тещи Петра (Мк.1,29–31) (Мф 8,14–17; Лк 4,38–41).

29Выйдя вскоре из синагоги, пришли в дом Симона и Андрея, с Иаковом и Иоанном. 30Теща же Симонова лежала в горячке; и тотчас говорят Ему о ней. 31Подойдя, Он поднял ее, взяв ее за руку; и горячка тотчас оставила ее, и она стала служить им.

Весть Иисуса Христа с самого начала вызывала озадаченность: "Что это?" (Мк.1,27). Так спрашивали не только в Капернауме. Слух разнесся повсюду. Иисус вскоре начал отвечать на вопрос "Что это?". По иудейскому обычаю, главная субботняя трапеза совершалась сразу после службы в синагоге, в шесть часов, то есть в 12 часов пополудни. И мы видим, что Иисус в сопровождении четырех учеников пришел на трапезу в дом Симона и Андрея. На женской половине лежала в горячке теща Симона. В эпоху Иисуса было много заклинателей бесов, но им нужны были сложные магические заклинания, чары и формулы, и даже магические приборы. В синагоге Иисус произнес только одно властное предложение и исцеление наступило. И здесь снова то же самое. Игнорируя рекомендуемые Талмудом сложные средства лечения горячки, Он одним жестом и властным словом исцелил женщину. Он "поднял" ее, что напоминает «воскресение». Горячка (это ведь тоже демон) убегает. Все это происходит "тотчас" – так характерно для Марка! И теща стала подавать на стол ("служить"). Это символично: спасение дается для служения. Помощь нам должна быть источником нашей помощи другим. В этом истинная «евхаристия».

* * *

4

"нас". – Редакция «Азбуки Веры»


Вам может быть интересно:

1. Евангельская этика архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

2. Евангелие от Иоанна. Исторический и богословский комментарий – Глава 16 митрополит Иларион (Алфеев)

3. Беседы пастыря на воскресные литургийные евангельские чтения – Беседа на Евангелие двенадцатой недели по Пятидесятнице протоиерей Иоанн Бухарев

4. Симфония по творениям свт. Тихона Задонского – Евангелие святитель Тихон Задонский

5. Беседы на Евангелие от Матфея, том 2 – Беседа 8. Заповедь всепрощения: о немилосердном заимодавце протоиерей Олег Стеняев

6. "О Новом Завете Господа нашего Иисуса Христа" Сочинение архимандрита Феодора (рецензия) протоиерей Михаил Архангельский

7. Священная история Нового Завета Борис Ильич Гладков

8. Воспитательная проблема в школе протоиерей Василий Зеньковский

9. Странствия архиепископ Иоанн (Шаховской)

10. Опыт православного догматического богословия. Том III – Учение частное святитель Сильвестр (Малеванский)

Комментарии для сайта Cackle