священник Стефан Остроумов

Глава восьмая. Феофил, епископ антиохийский295

Феофил Антиохийский, как писатель, достоин занимать одно из самых видных мест в ряду апологетов и писателей христианских II в.

В единственном, дошедшем до нас, своем сочинении – трех книгах к Автолику Феофил привлекает внимание читателя главной особенностью своей „философии»: он более, чем все другие апологеты, исследует субъективные условия веры и зависимость религиозного познания от нравственной чистоты.

Несмотря на эти литературные достоинства сочинений Феофила Антиохийского, этому апологету не посчастливилось в древнеотеческом предании. Особенно мало его знает предание греческой и сирийской церквей. Даже земляки и преемники Феофила – антиохийские церковные писатели и епископы – молчат о его литературной деятельности. „За исключением компиляторов „Sacra Parallela»296 и хронографа Иоанна Малалы297, ни один историк – даже и Фотий, – ни один догматист, ни один мартиролог не упоминают о писателе Феофиле298. Из греческих писателей Евсевий первый упоминает о Феофиле, за исключением, быть может, Юлия Африкана299.

В „Хронике» Евсевия под 171 г. по P. X. (2185 г.) читаем: „утверждается шестой епископ Антиохийской церкви Феофил, которого многочисленные сочинения существуют до сего вре-мени». Под 180 г. (2194 г.) читаем: „Утверждается седьмой епископ Антиохийской церкви Максимин”300. Следовательно, Феофил епископом был с 171 по 180 г., если верить указанию „Хроники».

В ІV-й книге „Церковной Истории» (гл. 20) Евсевий повествует: „Антиохийской церковью в то время (т. е. во время царствования Марка Антонина) управлял шестой после апостолов епископ Феофил. Четвертый был преемник Ирона Корнилий; затем пятое место в порядке епископов занимал Ирос”.

В 24 гл. ІV-й книги „Церковной Истории» Евсевий еще раз вспоминает об Антиохийском апологете: „От Феофила, который, сказали мы, был епископом Антиохийской церкви, до нас дошли: три книги начального учения к Автолику301; книги с надписью „против ереси Гермогена»302, в которых он (Феофил) приводил свидетельство из „Откровения» Иоаннова, и несколько других огласительных сочинений. Так как и в то время еретики, подобно плевелам, нисколько не менее вредили чистому семени апостольского учения, то пастыри церкви повсюду старались отгонять их от стада Христова, как диких зверей, иногда наставлениями и увещаниями к самим братиям, иногда открытою борьбою против врагов, то устными состязаниями и опровержениями, то чрез сочинения, обличая их мнения точнейшими доводами. Возставал на них вместе с другими и Феофил: это видно из превосходной его книги, написанной против Маркиона: она вместе с вышеупомянутыми сохранилась и доныне. Преемником его в церкви Антиохийской был Максимин, седьмой епископ со времен апостольских”.

И так, во времена Евсевия существовали следующие сочинения Феофила Антиохискаго: три книги к Автолику, сочинение против ереси Гермогена, сочинение против Маркиона и огласительные сочинения (κατηχηκὰ βίβλια).

Гарнак думает, что под тремя книгами к Автолику Евсевий разумел не одно сочинение в трех книгах или частях, но три отдельные сочинения, адресованные к одному лицу303. Такое предложение, по нашему разумению, не основательно. Первая, вторая и третья книги к Автолику связаны между собою по содержанию. Особенно же близки по содержанию вторая и третья книги: в обеих них Феофил гово-рит „о временах”304, т. е. построяет свою хронологическую систему дли доказательства истинности христианства. – Сам автор ссылаясь в третьей книге к Авт. на вторую, называет эту последнюю „вторым томом” (,,ἐν τῷ δευτέρῳ τόμῳ ἐδηλώσαμεν», к Aвт. кн. 3-я, гл. 19-я). Тем не менее весьма возможно, что три книги к Автолику написаны были порознь – в том порядке, в котором существуют и теперь, и еще до Евсевия были объединены под общим названием по внутренной связи и однородности содержания.

Говоря о книгах к Автолику, никак нельзя обойти вопроса: был ли Феофил, епископ Антиохийский, автором этих книг? Этот вопрос еще в ХVII-м в. решался отрицательно английским теологом Додвелом (Dodwell)305. Из современных ученых Эрбес утверждает, что автор книг к Автолику – не Феофил, епископ Антиохийский, но Феофил, епископ Кесарии Палестинской306. Полуубежденный доводами Эрбеса, Липсиус считает вопрос о авторе книг к Автолику нерешенным307.

Есть, повидимому, серьезные основания сомневаться в указании Евсевия, что Феофил, епископ Антиохийский, был автором книг к Автолику, Это указание историка не подтверждается ни одним из древних писателей. Так Лактанций называет автора сочинения „О временах” просто „Феофилом”. А писатель V-го в. Геннадий, пресвитер Массильский, заключает свой трактат о Феофиле, епископе Александрийском, следующими словами: „читал я и три книжки о вере, подписанные его (Феофила Александрийскаго) именем; но судя по слогу, я не особенно (этому) доверяю»308. Компиляторы Sacra Parallela, цитуя несколько раз книги к Автолику, относят свои цитаты то к Амфилохию, еп. Иконийскому (Cod. Rupef.), то к Феофилу, епископу Александрийскому (ib.), то просто к „Феофилу» без точного указания, какому именно (Cod. Venet. et Vatic.), то к какому-то Елевферию; и только один раз цитат из первой книги к Автолику отнесен компиляторами к Феофнлу Антиохийскому („Theophili Antiocheni lib. I» Cod. Vatic.)309. Далее. В кодексе Marciano 496 книги к Автолику озаглавлены просто: „Феофил к Автолику». Если же в „указателе» (index) этого кодекса автором книг к Автолику назван „шестой патриарх великой Антиохии», то это не имеет никакого значения, ибо указатель не древнее самого кодекса (XI в.), a надписание сочинения, по всей вероятности, списано с древнейших рукописей310.

Феофила, епископа Антиохийского, только те писатели называют автором книг к Автолику, которые посредственно или непосредственно заимствовали свои сведения о Феофиле у Евсевия; таковы – бл. Иероним, Руфин, Гонорий Августод, Павел – автор сочинения „О ересях” и автор „Предестината»311.

И так несомненно, что автор книг к Автолику Феофил: за это ручаются Лактанций, Евсевий, Геннадий, пресвитер Массильский, и надписание книг к Автолику в кодексе Marciano 496. Но один только Евсевий, – если не считать писателей, зависимых от него, и одного компилятора Sacra Parallela (Cod. Vatic.), – ручается нам, что этот Феофил тожествен с Феофилом, шестым епископом Антиохии.

Между тем это указание Евсевия, повидимому, не мирится с некоторыми хронологическими данными. Еще Додвел указал, что описание преследования христиан, находящееся в 30-й главе третьей книги к Автолику, было бы ана-хронизмом во времена Коммода, при котором христиане наслаждались спокойствием. Ранее царствования Коммода 3 кн. к Авт. написана быть не могла, ибо в ней упоминается о смерти Марка Аврелия. Поэтому она написана не ранее времен Каракаллы, a Феофил, еписком Антиохийский, умер в первые годы царствования Коммода312. Эрбес, с своей стороны, прибавляат еще следующие соображения. Феофил, eп. Антиохийский, по указанию „Хроники» Евсевия, умер в 180 или 181 году. Марк Аврелий умер в Марте 180 г. Во время написания 3-ей книги к Авт. Марка Аврелия уже не было в живых, ибо в 27-й главе этой книги, где перечисляются сроки царствования государей, на последнем месте стоит имя Марка Аврелия и о нем сказано, что он царствовал „19 лет и десять дней». Между тем в той же 27-й гл. третьей книги чи-таем: „после него (Тарквиния Гордаго) в продолжение 453 лет начальствовали по году консулы и трибуны и эдилы, перечислять имена которых считаю делом продолжительным и излишним. Ибо, если кто пожелает узнать их может найти их в записках, которые написал номенклатор Хризер, отпущенник Марка Аврелия Вера, который (Хризер) все описал и имена и времена, начиная с основания Рима дo кончины своею покровителя самодержца Вера. Итак, в промежуток между смертью Марка Аврелия и написанием третьей книги к Автолику Хризер успел написать свои „записки» (ἀναγραφαί), а автор сочинения к Автолику воспользоваться этими „записками». Между тем Феофил, епископ Антиохийский, если и пережил Марка Аврелия, то пережил его только несколькими месяцами. Как же можно приписывать Феофилу Антиохийскому сочинение, написанное не раньше, а, может быть, и позже 182-го года? Поэтому Эрбес считает автором книг к Автолику Феофила, но только не Антиохийского, а епископа Кесарии Палестинской313. Вообще, слова автора книг к Автолику о Хризере свидетельствуют, что третья книга к Автолику написана в царствование Коммода, ибо в противном случае было бы упомянуто о его кончине и продолжительности жизни.

Но этому выводу противоречит мнение Додвелла, который утверждает, что в царствование Коммода были бы анахронизмом следующие слова автора книг к Автолику: „Эллины с честью помнят Гомера, Гезиода и других поэтов. Славу же безсмертного и единого Бога не только забывают, но и безчестят, и, кроме того, почитающих Его преследовали и преследуют ежедневно. Они назначают награды и пособия тем, которые сладкозвучно поносят Бога, а заботящихся о добродетели и проводящих благочестивую жизнь иных побивали камнями, иных умервщляли и до сего времени подвергают жестоким мучением” (третья кн. к Авт., гл. 30-я). На основании этих слов, Додвелл относит время написания третьей книги к Автолику не к царствованию Коммода, но к царствованию Каракаллы.

Но нам кажется, что вышеприведенное описание подожения христиан скорее напоминает первые годы царствования Коммода, чем времена Каракаллы. В этом описании автор столько же обращается к прошедшему, сколько к на-стоящему. Он говорит, что христиан „преследовали и преследуют”, что „проводящих благочестивую жизнь иных побивали камнями, иных умервщляли и до сего времени подвергают жестоким мучениям”. Не слышится ли в последней фразе, что прошлые преследования были тяжелее и что они смягчились, хотя и непре-кратились „до сего времени»? Весьма вероятно, поэтому, что в приведенных словах автор книг к Автолику вспоминает гонения, бывшие при Марке Аврелии, которые, как бы по инерции, продолжались и в первые годы царствования Коммода. Вступление этого государя на престол, вероятно, не ознаменовалось резкой переменой в судьбе христиан. Правители и народ настолько привыкли к крови мучеников, что не могли с переменой государя вдруг отказаться от утех мучительства. Притом же Коммод не был таким государем, который тотчас по вступлении на престол постарался бы свою толерантность по отношению к христианам немедленно провести в жизнь и не допускать ее нарушения. Толерантность Коммода происходила не из симпатии к христианам и их учению, но была следствием его религиозного индифферентизма, политической недально-зоркости, а, главным образом, влияния на него его фаворитки Марции314. Поэтому в отношениях Коммода к христианам не было и не могло быть последовательности: не было при нем жестоких гонений, но не было и полной толерантности. Жестокий и причудливый идиот иногда защищал христиан, но был совсем чужд заботы упрочить их судьбу каким-либо юридическим актом315. Вот почему можно аргиоги утверждать, что гонения во времена Коммода не прекращались. Воспоминания о гонениях при Коммоде сохранились у некоторых церковных писателей. Так, Тертуллиан рассказывает о гонении на христиан Аррия Антонина, проконсула Малой Азии316. Св. Ириней, сказавши, что христиане находятся на службе при дворе кесаря (Коммода), что они пользуются благодеяниями римского правительства равно со всеми другими подданными и могут мирно и спокойно ходить по всем путям и плавать по морю, – сказавши это, св. Ириней прибавляет, что церковь во все времена, не исключая и времени Коммода, предпосылала к отцу множество мучеников317. Сам Евсевий, в той же главе „Церковной Истории», в которой хвалит толерантность Коммода, рассказывает о мученической кончине Аполлония при этом государе318. В последнее время Узенером (Usener) открыты мученические акты, свидетельствующие о существовании гонений при Коммоде319.

Вот почему мы не можем согласится с мнением Додвелла, будто изображение положения христиан, которое мы находим в третьей книге к Автолику, было бы анахронизмом во времена Коммода.

Не можем мы согласиться и с вышеизложенным мнением Эрбеса, который утверждает, что третья книга к Автолику написана не ранее 182 года и, след., после смерти Феофила, епископа Антиохийского. Это мнение Эрбеса основано на безусловном доверии к тому показанию „Хроники» Евсевия, что в 180 г. утвердился на епископском престоле Антиохии преемник Феофила, eп. Антиохийского, седьмой епископ Антиохийский – Максим. Между тем на этот раз указание „Хроники» положительно неверно. Ад. Гарнак в своем сочинении „о времени Игнатия» („Die Zeit des Ignatius») путем основательного анализа доказал, что хронологически данные „Хроники» Евсевия относительно епископов римской и Антиохийской церквей должны быть совершенно перестроены. В частности, относительно шестого епископа Антиохийской церкви – Феофила Гарнак доказал, что этот епископ умер не ранее 182 г.320. Поэтому нет хронологических препятствий считать автором третьей книги к Автолику Фефила, епископа Антиохийского.

Гарнак находит даже в самых книгах к Автолику некоторые доказательства в пользу того, что они написаны Феофилом, епископом Антиохии. Так автор книг к Автолику – житель Сирии. Поэтому он знает еврейский язык и переводит на греческий слова: суббота, эдем и Ной321. Он живет недалеко от Тигра и Евфрата, ибо в 24 гл. Второй книги он сам говорит: „Две реки, который называются Тигром и Евфратом, нам очень известны, ибо они близки к нашим странам”.

Кроме того, в книгах к Автолику можно найти некоторые указания на общественное положение их автора. Так во второй книге автор с особенным почтением отзывается о священническом звании и производит его от Мелхиседека322. В третьей книге автор говорит о значении иудейских священников, которые, „пребывая по повелению Божию в храме, врачевали всякую болезнь, исцеляли также и прокаженных и всякую язву» (гл. 21). Подобные речи всего естественнее, по мнению Гарнака, слышать от лица священнического сана. В качестве лица духовного, надобно полагать, автор книг к Автолику имел столкновение с еретиками. Поэтому он резко отзывается о ересях, сравнивает их с „каменистыми, безплодными, полными диких зверей, необитаемыми, опасными для плавающих и подвергающихся буре – островами.» А истинные учения, по мнению автора книг к Автолику, „сохраняются в святых церквах, которые подобны благоустроенным пристаням” (кн. третья, гл. 14).

Итак, самосвидетельство книг к Автолику убеждает нас, что эти книги написаны во времена Коммода, христианином, жившим в стране, лежащей недалеко от Тигра и Евфрата, и по всем признакам, лицом духовного сана. Лактанций, Геннадий Массильский и надпись код. Магсиаn. 496 добавляют к этому самосвидетельству книг к Автолику, что имя их автора было „Феофил”. Все это делает почти несомненным указание Евсевия, что автором книг к Автолику был Феофил, шестой епископ Антиохийский.

Этот Феофил – единственный из всех греческих апологетов II в., с сочинениями которого латинские церковные писатели более знакомы, чем греческие. Впрочим большинство западных писателей пользуются сочинениями нашего апологета молча. Таковы: св. Ириней, Лионский, Тертуллиан, св. Ипполит и Новациан. Имя же Феофила упоминают между западными писателями только Лактанций, бл. Иероним и Геннадий Массильский, при чем последний справедливо сомневается, чтобы книги к Автолику принадлежали перу Феофила, епископа Александрийского.

С сочинениями многих греческих апологетов II в. бл. Иероним был знаком только через Евсевия. Но с сочинениями Феофила, епископа Антиохийского, благодаря их распространенности в западной церкви, автор „Каталога» мог познакомиться непосредствен-но. Вследствие этого в своих кратких сведениях о Феофиле бл. Иероним является вполне независимым от сведений „Церковной Истории» Евсевия.

В 25-ой главе „Каталога» бл. Иероним пишет: „Феофил, шестой епископ Антиохийской церкви, при императоре Марке Антонине Вере написал „против Маркиона» книгу, которая до ныне существует. Ему же принадлежат „три книги к Автолику одна книга „против ереси Гермогена» и другие краткие и прекрасные трактаты, относящиеся к созиданию церкви. Я читал известные под его именем „комментарии» на Евангелие и на Притчи Соломоновы, которые по изяществу формы и языку (φράσει) мне кажется, не сходствуют323 с вышеупомянутыми книгами». Независимость сведенин „Каталога» о Феофиле от сведений „Церковной Истории» Евсевия о том же апологете – очевидна. В своих сведениях о Феофиле автор „Каталога» не употребляет ни одной фразы, которая была бы выхвачена из „Церковной Истории». Упоминаемые Евсевием огласительные сочинения бл. Иероним называет „краткими и изящными трактатами, относящимися к созиданию церкви». Относительно неизвестных Евсевию комментарий на Евангелие и на Притчи Соломоновы бл. Иероним замечает, что принадлежность этих сочинений Феофилу, епископу Антиохийскому, сомнительна. В этом. случае бл. Иероним основывается на том, что комментарии на Евангелие и Притчи Соломоновы „по изяществу формы и языку» не сходствуют с сочинениями Феофила Антиохийского против ересей Маркиона и Гермогена, с книгами к Автолику и с „краткими и прекрасными» огласительными сочинениями того же апологета. Далее этого критицизм бл. Иеронима нейдет.

В предисловии к комментариям на Евангелие Матфея бл. Иероним пишет: „Признаюсь, много лет назад я читал XXV томов комментарий Оригена на Матфея.... и комментарии Феофила, епископа города Антиохии, а также Ипполита Мученика и Феофила Гераклеота и Аполлинария..., из которых взял хотя не многое, но достойное памятования»324.

В третий раз о Евангельском комментарии Феофила Антиохийского бл. Иероним упоминает в письме к Алгазии: „Феофил, после апостола Петра шестой епископ Антиохийской церкви, оставивший нам памятник ума сведением в одно творение изречений всех четырех евангелистов, так говорил об этой притче»325. Далее следует длинная выписка из недошедшего до нас комментария Феофила, eп. Антиохийского.

Самое интересное и важное в сведениях бл. Иеронима о Феофиле Антиохийском – это известие, что Феофил „оставил памятник ума сведением в одно творение изречений всех четырех евангелистов”, – другими словами: составил Гармонию Евангелий, которая и послужила основанием для его Евангельского комментария, как можно догадываться из письма к Алгазии. Впрочем, возможное дело, что Евангельский комментарий и Гармония Евангелий Феофила Антиохийского – сочинения отдельные. – Вообще вопрос об этих сочинениях Феофила – самый трудный и спорный в истории предания об Антиохийском апологете. Дело в том, что о существовании „Комментария» и „Гармонии» Феофила не упоминает ни один писатель, кроме бл. Иеронима. Правда, в ватиканской, написанной на латинском языке, рукописи мы имеем сочинение с именем Феофила, носящее заглавие: „Commentariorum in sacra quatuor evangelia libri quatuor». В этой рукописи находится то толкование притчи о несправедливом хозяине, которое цитовал бл. Иероним в письме к Алгазии. Это говорит в пользу подлинности „Комментария». Но тщательный анализ его убеждает, что здесь в лучшем случае мы имеем латинскую переработку сочинения Феофила, сделанную не ранее V в.326. Поэтому, по ватиканской рукописи рискованно было бы составлять понятие о „Комментарии» на Евангелие, принадлежащем Феофилу, еп. Антиохийскому.

Некоторые ученые гадают, что таково „Комментария» никогда и не существовало, что бл. Иероним в данном случае перемешал Taцiана, написавшего „Диатессарон”, с Феофилом327.

В недавнее время ученый мир был заинтересован открытием Цана, что латинский комментарий, обнародованный Бинем (Bigne) в 1576 г., представляет перевод комментария Феофила Антиохийского, сделанный до половины III в. и имеющий самые незначительный прибавления и опущения против подлинника328.

Гарнак считает это открытие грубой ошибкой329.

* * *

295

Пр. Филарет Черниговский причисляет Феофила Антиохийского, равно как и Аполлинария Иерапольского, к мужам, канонизованным в православной Церкви, но в „Полном месяцеслове Востока» арх. Сергия имен этих мужей между святыми Востока не находится.

296

По кодексам Rupef., Vatic, и Venetus, где находим цитаты из книг к Автолику.

297

Впрочем Иоанн Малала цитировал, быть может, не Феофила. eп. Антиохийсхого, но какого ниб. другого Феофила. („Apologeten». S. 291 – 292).

298

„Apologeten». S. 285, Anm. 453.

299

Geizer: „Iulius Africanus». В. I, S. 22. Из латинских писателей о Феофиле первый упоминает современник Евсевия Лактанций. Причины молчания греческого предания о Феофиле не решается раскрыть и Гарнак. („Apologeten». S. 286).

300

„Chr. Evs.» Schöne, T. II, S. 174 и 173.

301

„Τρία τὰ πρὸσ Αὐτόλυκον στοιχειώδη συγγράμματα». По Гарнаку, στοιχειώδης – значит: элементарный, общий, неподробный (nicht ausführlich). „Apolog.» S. 283.

302

Гермоген был африканский живописец. Обратившись из язычества в христианство, Гермоген не отказывался от утех своего искусства и от языческой философии. Он доказывал, между прочим, вечность материи, служащей, по его мнению, субстратом всех творений Божиих.

303

„Apologeten». S. 287. Anm. 454.

304

Лактанций, говоря о соч. Феофила к Автолику, усвояет этому сочинению название „О временах” – „De temporibus» („Inst. div. I, 23»). Неизвестно, ко всем ли трем книгам прилагалось это наименование, или только к третьей книге к Авт., которую Лактанций цитует. Первая и вторая книги к Авт. Лактанцием не цитуются; но из этого было бы поспешно заключать, что Лактанций их не знал и не относил к ним наименования „De temporibus».

305

„Dissertatio ad Iren.» § 44 (Ссылка Гарнака).

306

„Apologeten». S. 289. Anm. 464.

307

Ib. S. 287. Anm. 457.

308

Ib. S. 284.

309

lb. S. 285, Anm. 45 3.

310

Cod. Marc. 496 – древнейший для книг к Авт. (Ib. S. 72 – 73, Anm. 174. S. 286 und 289, Anm. 462).

311

Ib. S. 284, Anm. 450. Автор „Предестината», вместо: „Феофил, епископ Антиохийский», пишет: „Феодор, епископ Антиохийский»; нет сомнения, что это описка переписчика, ибо между епископами Антиохии Феодора не было.

312

Ib. S. 287.

313

Ib. S. 289, Anm. 464.

314

Заметим кстати, что влияние Марции на политические дела началось только на 3-м году ц. Коммода.

315

об отсутствии во времена Коммода каких либо новых узаконений, гарантировавших судьбу христиан, свидетельствует рассказ Евсевия о смерти христианина Аполлония (при Коммоде), который казнен был на основании „древнего закона» – ἀρχαῖος νόμος – т. е. Траянова эдикта („Ц. И.» V, 21).

316

Epist. ad Scapul., cap, V.

317

Adv. haer. IV, 33.

318

„Церк. Ист.» V. 21. Попытки доказать легендарность этого рассказа не состоятельны. Нас не должно смущать и то, что раб, донесший на Аполлония, был казнен: существовал древнейший закон, наказывавший смертью рабов и вольноотпущенных, донесших на своих господ (Jahrb. für Prot. Theol.» H. 3, S. 402. 1884).

319

„Acta martyr. Scillit». Bonn. 1881. (Ссылка Гарнака. „Apologeten». S. 288, Anm. 458).

320

„Die Zeit des Ignatius». S. 25 und 62.

321

Вторая книга к Авт., гл. 12 и 24.

322

«Мелхиседек был первый из всех священников Бога Вышнего... от него и появились священники во всей земле» (гл. 31).

323

«Non videntur congruere». В русском переводе эта фраза нe точно переведена: «уступают прежде упомянутым книгам” (т. 5-й, стр. 507).

324

„Apologeten». S. 285 – 284.

325

Речь идет о притче о несправедливом хозяине (Лк. 16:1–8). См. соч. бл. Иерон. т. 3-й, стр. 190.

326

„Apologeten». S. 298.

327

Такого мнения придерживался в прежнее время Валезиус, а в наше – Ренан.

328

„Forschungen zur Geschichte d. neutestam. Kanons und d. altkirchlichen Literatur», 2-ter В.: „Der Evangelien Commentar des Theophilus von Antiochien», 1883, Leipzig.

329

„Theologische Literatur-Zeitung»» 1883, № 21. Кроме того в одном из выпусков „Texten und Unters.» у Гарнака есть целый трактат посвященный вопросу о Коммен-тарии Феофила. Цан не остался в долгу у Гарнака и отвечал ему широковеща-тельной антикритикой в 3-й части своих „Forschungen zur Gesch. d. neutest. Kanons». (Erlangen, 1884. S. S.: 198 – 277).



Источник: Москва. Типографія Э. Лисснеръ и Ю. Романъ, Арбатъ, д. Платонова. 1886. От Совета Московской Духовной Академии печатать дозволяется. Москва, Марта 19 дня, 1886 года. Академии Ректор протоиерей С. Смирнов.

Комментарии для сайта Cackle