блаженный Иероним Стридонский

Толкование на книгу пророка Ионы

Глава I.

Ион.1:1–2. И было слово Господне к Ионе, сыну Амафиину, говорящее: встань, и иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в нем; ибо злодеяние его дошло до Меня.

LXX, за исключением слов: «вопль злодеяния его дошел до Меня», прочее перевели таким же образом.

Иона посылается к язычникам для осуждения израильтян, потому что они упорствуют в злодеянии, между тем как Ниневия приносит покаяние. Далее слова: «злодеяние его дошло до Меня» или «вопль злодеяния его шел до Меня» означает тоже, что сказано в книге Бытия: «вопль Содомский и Гоморрский умножися» (Быт. 18, 20), и к Каину: «глас крове брата твоего вопиет ко Мне от земли» (Быт. 4, 10). В иносказательном смысле Господь наш то и другое означает, или потому, что Дух Святый нисшел на Него в виде голубя и пребывал на Нем, или же потому, что Он сам болезновал о наших ранах, плакал об Иерусалиме и язвою Его мы исцелились, и по истине Он есть сын истины, потому что Бог есть истина, посылается в прекрасную Ниневию, то есть в мир, красивее которого мы ничего не видим плотскими очами. Поэтому и у греков он от красоты получил название χόσμος, и по окончании всех дел творения о нем говорится: "виде Бог, яко добра" (Быт. 1, 31). Он был послан в Ниневию, город великий, чтобы весь мир язычников слушал Его, потому что Израиль не захотел слушать. И это потому, что злодеяние его дошло до Бога. Ибо когда Бог устроил как бы некоторого рода прекрасный дом для человека, который должен был служить Ему, то человек развратился по собственной воле, и сердце его стало от юности склонным прилежно помышлять о зле (Быт. 8), и поднял он к небу уста свои (Псал. 72:9), и когда он построил башню высокомерия (Быт. 11), то сошел к нему Сын Божий, чтобы, повергшись в покаянии, достиг неба тот, кто не мог достигнуть его чрез высокомерное превозношение.

Ион.1:3. И встал Иона, чтобы бежать в Фарсис от лица Господня.

LХX перевели таким же образом. Пророк, чрез вдохновение Духа Святого, знает, что покаяние язычников служит падением иудеев. Поэтому, любя свое отечество, он не столько завидует спасению Ниневии, сколько не желает погибели своему народу. Он также читал, что Моисей, молясь о нем1, сказал: «аще... оставииш им грех, остави, аще же не оставишь, изглади мя из книги Твоея, в нюже вписал еси» (Исх. 32, 32), и по молитве его Израиль спасся и Моисей не был изглажен из книги; даже более, ради этого раба Своего Господь пощадил прочих сорабов его. Ибо говоря: «оставь меня» он показывает, что он мог быть удержан. Нечто подобное и апостол говорит: «я желал бы сам быть отлученным... за братьев моих... по плоти», то есть израильтян (Рим. 9, 3). Это не значит, что желает погибнуть тот, для кого жизнь есть Христос и смерть приобретение (Флп. 1, 21); но он делается более достойным жизни, когда желает спасти других. Сверх того, Иона, видя, что прочие пророки посылаются в овцам погибшим дома Израилева для того, чтобы склонить народ к покаянию, и что также прорицатель Валаам пророчествовал о спасении народа израильского (Числ. 23–24), скорбит о том, что только он избран для того, чтобы быть посланным к ассириянам, врагам Израиля, и в самый большой город врагов, в котором господствовало идолослужение и где ее знали Бога, и, – что́ еще важнее, – он боялся, чтобы после того, как они, вследствие проповеди его, обратятся к покаянию, не был совсем оставлен Израиль. Ибо чрез того же Духа, которым было вверено ему дело проповеди у язычников, он знал, что когда уверуют язычники, тогда погибнет дом Израилев, и опасался, чтобы в его время не произошло то, что должно было совершиться впоследствии. Поэтому Иона, удаляясь, подобно Каину (Быт. 4), от лица Господня, хотел бежать в Фарсис, под которым Иосиф понимает Киликийский город Тарс, изменяя, впрочем, первую букву; но насколько можно заключать из книг Паралипоменон, так называется одна местность в Индии. Евреи полагают, что слово «Тharsis» означает вообще море, как в следующих словах: «духом бурным сокрушиши корабли Фарсийския» (Псал. 47, 8), то есть морские, и у Исаии: «рыдайте, корабли Фарсиса» (Ис. 23, 1, 14). Об этом, помнится мне, сказано мною, много лет тому назад, в одном письме к Марцелле2. Таким образом пророк не желал бежать в определенное место, но, отправляясь по морю, спешил удалиться куда бы ни было, и человеку убегающему и испытывающему страх более свойственно воспользоваться первым случаем для отплытия на корабле, нежели выбирать место для безопасного убежища. Мы можем также сказать, что он полагал, что только в Иудее ведом Бог и у Израиля велико имя Его (Псал. 75, 2); но испытав действие Его на водах, он сознается и говорит: "я еврей, и боюсь Господа небесного, сотворившего море и сушу» (Ион.1:9). Но если Он сотворил море и сушу, то почему ты полагаешь, что, оставив сушу, можешь на море спастись от сотворившего море? В тоже время чрез спасение и обращение корабельщиков ему дается знать, что также и многочисленное народонаселение Ниневии может спастись чрез подобного рода исповедание (или обращение). Относительно же Господа и Спасителя нашего мы можем сказать что Он оставил дом и отечество Свое и, приняв плоть, как бы бежал с неба и прибыл в Фарсис, то есть в море века сего, сообразно с тем, что в другом месте говорится: «сие море великое и пространное; тамо гади, ихже несть числа, животная малая с великими; тамо корабли преплавают, змий сей, егоже создал еси ругатися ему» (Псал. 103, 25–26 ). Ибо потому Он при страдании говорил: «Отче! если возможно, да минует Меня чаша сия» (Мф. 26, 36), чтобы вследствие общих криков народа: «распни, распни Его» (Ин. 19, 6) и: «не имамы царя, токмо кесаря» (Ин. 19, 15), не вошло полное число язычников и чтобы неотломились ветви от маслины, вместо которых могли вырасти отрасли дикой маслины (Рим. 11). Его любовь и преданность народу была так велика вследствие избрания праотцев и обетований Аврааму, что, находясь на кресте, Он говорил: «Отче, отпусти им; не ведят бо, что творят» (Лук. 23, 34). Так как «Фарсис» означает «созерцание радости», то, может быть, пророк, прибывающий в Иоппию,что́ значит «красивая», спешит достигнуть радости и насладиться блаженным покоем, всецело предаться созерцанию, полагая, что лучше наслаждаться красотою и разнообразием знания, нежели, вследствие спасения других племен, видеть погибель того народа, из которого должен был родиться по плоти Христос.

Ион.1:3. И сошел он в Иоппию, и нашел корабль, отправляющийся в Фарсис, и отдал перевозную плату за него, и сошел на него, чтобы плыть с ними в Фарсис от лица Господа.

LХХ: И взошел он в Иоппию, и нашел корабль, отправляющийся в Фарсис, и отдал перевозную плату свою, взошел на него, чтобы плыть вместе с ними в Фарсис от лица Господа.

Иоппия – это гавань в Иудее и, как мы читаем в книгах Царств и Паралипоменон, туда также Хирам, царь тирский, доставлял плотами дерева с Ливана, которые затем сухим путем перевозились в Иерусалим3. Здесь есть место, где доселе указывают скалы на морском берегу, к которым некогда была прикована Андромеда, спасенные чрез помощь Персея. Образованному читателю известна эта история. Также, соответственно природе страны, о пророке, спустившемся с горной и возвышенной местности в равнину к Иоппии, вполне справедливо говорится, что он сошел, и нашел корабль, отчаливающий от берега и отправляющийся в море, и отдал перевозную плату за него или плату за корабль, то есть за перевоз на нем по еврейскому тексту, или же перевозную плату за себя (или свою), как перевели LХХ. И сошел на него, как говорится собственно в еврейском тексте, ибо «iеred» означает «сошел», потому что убегая он беспокоился о том, чтобы найти убежище, или же «взошел», как написано в общепринятом издании (vulgata), чтобы прибыть туда, куда бы корабль ни отправился, полагая, что он спасется, если оставит Иудею. Также Господь наш на крайнем приморском берегу Иудеи, который, как находившийся в Иудее, назывался прекрасным, не хочет брать хлеб у детей и давать его псам (Матф. 15, 26), но так как Он пришел к овцам погибшим дома Израилева, то отдает плату корабельщикам, так что, желая сначала спасти Свой народ, Он спасает живущих при море, и среди водоворотов и бурь, то есть при Своем страдании и крестном поношении, погрузившись в преисподнюю, спасает тех, коих оставлял без внимания, как бы будучи спящим на корабле (Матф. 8). Благоразумного читателя я должен просить, чтобы он не искал того же порядка в иносказательном объяснении, как в историческом. Ибо и апостол в Агаре и Саре видит образ двух заветов (Галат. 4); однако мы не можем иносказательно объяснять все то, что истории сообщает о них. Также в послании к Ефесянам, говоря об Адаме и Еве, он сказал: «сего ради оставит человек отца и матерь, и прилепится к жене своей, и будета два в плоть едину; тайна сия велика есть: аз же глаголю во Христа и во церковь» (Ефес. 5, 31–32). Можем ли мы все начало книги Бытия, и сотворение мира, и создание людей отнести к Христу и церкви на том основании, что в таком смысле употребил это свидетельство апостол? Положим, что слова: «сего ради человек оставить отца своего» мы можем отнести ко Христу в том смысле, что Он оставит Бога Отца на небе, чтобы присоединить языческие народы к церкви; но как мы можем объяснить следующие за тем слова: «матерь свою»? Разве, может быть, в том смысле, что Он оставил небесный Иерусалим, который служит матерью святых? Много есть и других, гораздо больших затруднений. Также написанное тем же апостолом: «пияху бо от духовного последующего камене; камень же 6е Христос» (I Кор. 10, 4; сн. Исх. 17) отнюдь не обязывает нас относить всю книгу Исход ко Христу. Ибо что мы можем сказать? Только то, что Моисей ударил в этот камень не один раз, по два раза, что потекла вода и наполнила потоки (Числ. 20). Неужели по этому поводу все историческое повествование в этом месте мы должны объяснить аллегорически? Не должно ли, скорее, каждое место, соответственно тому или другому характеру повествования, получать различный духовный смысл? Таким образом как эти свидетельства имеют соответствующее им объяснение, и предшествующее не требует такого же аллегорического объяснения, как последующее; так и книга пророка Ионы не может, без опасности для толкователя, вся быть отнесена к Господу, хотя в Евангелии говорится: «род лукав и прелюбодей знамения ищет, и знамение не дастся ему, токмо знамение Ионы пророка. Якоже бо бе Иона во чреве китове три дни и три нощи, тако будет Сын человеческий в сердцы земли три дни и три нощы» (Матф. 12, 39–40).

Ион.1:4. Но Господь послал ветер великий на море, и сделалась на море великая буря, и корабль подвергался опасности крушения.

LХХ: И Господь воздвиг ветер великий на море, и сделалась великая буря на море, и корабль подвергался опасности крушения.

Бегство пророка можно также относить вообще к человеку, который, презирая заповеди Бога, удалился от лица Его и предался миру, но впоследствии, вследствие бури зол и жестокого, испытанного им, крушения во всем мире, вынужден был признать силу Божию и возвратиться к Тому, от кого бежал. Отсюда мы также видим, что то, что люди считают спасительным для себя, обращается, – если это не угодно Богу (или по воле Божией), – в средство погибели их, и что не только помощь не доставляет пользы тем, которым она оказывается, но подвергаются одинаковому крушению также и те, которые ее оказывают. Так мы читаем, что Египет был побежден ассириянами потому, что помогал, вопреки воли Господа, Израилю. Корабль, принявший находившегося в опасности, сам подвергается опасности; на море вследствие ветра начинается волнение, среди тишины поднимается буря, ничто не бывает безопасным, если это противно воле Божией.

Ион.1:5. И устрашились корабельщики, и взывали люди к богу своему, выбрасывали в море вещи, бывшие на корабле, чтобы облегчит его от них.

LХХ: И устрашились плывшие на корабле, и взывали каждый к богу своему, и выбрасывали в море вещи, бывшие на корабле, чтобы облегчился корабль.

Они полагают, что корабль обременен обычною тяжестью, и не понимают того, что все отягощение его происходит от убегающего пророка. Корабельщики испытывают страх, каждый взывает к своему богу; не зная истины, они знают о провидении, и при религиозном заблуждении знают, что есть нечто, что должно быть чтимо; они выбрасывают тяжести в море, чтобы корабль легче мог плыть по сильным волнам. Но Израиль, наоборот, ни при благоприятных обстоятельствах, ни при бедствиях не хочет знать о Боге и, между тем как Христос плачет о народе, у него глаза остаются сухими.

Ион.1:5. Иона же спустился во внутренность корабля и спал крепким сном.

LХХ: Иона же спустился во внутренность корабля, и спал, и храпел.

Что касается исторического смысла, то здесь изображается беззаботность пророка: ни при буре, ни при опасностях он не смущается и одинаково держит себя как в тихую погоду, так при угрожающем кораблекрушении. Когда другие взывают к богам своим, выбрасывают вещи и каждый употребляет усилия, какие может, он остается настолько спокойным, безмятежным и беззаботным, что спускается во внутренность корабля и спокойно спит. Но можно и так сказать: он сознавал, что чрез свое бегство он согрешил, презрев повеления Господни, и, между тем как другие не знали, он знал, что жестокая буря поднимается именно против него; поэтому он спускается во внутренность корабля и со скорбию скрывается, чтобы не видеть волн, которые поднимались против него, как божественные мстители. Спит же он вследствие не беззаботности, а печали. Ибо и об апостолах мы читаем, что при страдании Господа они, вследствие великой скорби, погрузились в сон (Матф. 26). Если же объяснять это, как образ (in tуро), то сон и глубокое усыпление пророка означает такого человека, который находится в состоянии оцепенения и беспамятства вследствие заблуждения и который не ограничивается тем, что бежит от лица Божия, но, вследствие некоторого рода умопомешательства, помрачившийся ум его не замечает гнева Божия и как бы спит спокойно, обнаруживая свой глубокий сон чрез хранение.

Ион.1:6. И подошел к нему кормчий и сказал ему. что ты спишь? встань, призови Бога твоего; может быть, Бог вспомнит о нас, и мы не погибнем.

LХХ: И пришел к нему помощник кормчего и сказал ему: что ты храпишь? встань, призови Бога твоего; может быть, Бог спасет нас, и мы не погибнем.

Естественно, что каждый при собственной опасности более надеется на другого; поэтому кормчий или начальник корабля, который должен был ободрять боязливых пассажиров, видя великую опасность, будит спящего, укоряет его за неожиданную беспечность и увещает его помолиться в свою очередь Богу своему, чтобы у тех, для коих общая была опасность, общею была и молитва. Затем, согласно с иносказательным смыслом, есть очень много таких, которые, плавая вместе с Ионою и имея собственных богов, спешат достигнуть созерцания радости. Но когда на Иону падет жребий и, вследствие смерти его, утихнет буря века сего, и на море снова настанет тишина; тогда будут поклоняться единому Богу и приносить Ему духовные жертвы, которых они в буквальном смысле, конечно, не имели, когда находились среди волн.

Ион.1:7. И сказали друг другу: придите, а бросим жребий, и узнаем, отчего беда эта на нас. И бросили жребий, и пал жребий на Иону.

LХХ: И сказал каждый ближнему своему: придите, бросим жребий и узнаем, за кого зло это на нас. И бросили жребий, и жребий пал на Иону.

Они знали природу моря и, плавая столько времени, знали причины бурь и ветров, и если бы они видели обычные волны и такие, которые известны им были из прежних опытов их, то, конечно, никогда не стали бы доискиваться виновника угрожающего кораблекрушения и не пытались бы чрез нечто неизвестное избежать известной опасности. Но на основании этого примера мы не должны поспешно приходить к вере в жребий или связывать с этим свидетельством сказанное в Деяниях апостолов, где Матфей избирается по жребию в апостола (Деян. 1), потому что преимущества некоторых не могут быть общим законом. Ибо, как ослица говорила для осуждения Валаама (Числ. 22), как Фараон (Быт. 41) и Навуходоносор (Дан. 2) чрез сновидения узнали, для своего осуждения, будущее и однако не признали Бога, посылающего откровения, и также Каиафа предсказал, сам не зная смысла своего предсказания, что лучше одному умереть за всех (Ин. 18, 14); так и на этого беглеца падает жребий не силою жребиев, и тем более жребиев языческих, а по воле Того, кто направлял неверные жребии. Что же касается слов: «и узнаем, за кого зло это на нас», то здесь «зло» (malitia) мы должны понимать в смысле печали и бедствия, подобно тому, как в следующих словах: «довлеет дневи злоба его» (Матф. 6, 34), также у пророка Амоса: «или будет зло во граде, еже Господь не сотвори» (Амос. 3, 6), и у Исаии: "Аз Господь, ...творяй мир и зиждяй злая (Ис. 45, 7). Но в другом месте зло понимается, как противоположность добродетели, как выше мы читаем у этого же самого пророка: «взыде вопль злобы его ко Мне» (Ион. 1, 2).

Ион.1:8. И сказали ему: открой нам: за кого эта беда на нас, какое твое занятие, какая твои страна и куда ты отправляешься или из какого ты народа?

LХХ: И сказали ему: объяви нам: за кого это зло на нас, какое твое занятие, и откуда идешь, и куда отправляешься, и из какой страны и из какого ты народа?

На кого указал жребий, того они заставляют, чтобы он сам объявил, почему поднялась такая буря или почему против них разразился сильный гнев Божий. «Открой нам», – говорят, – «за кого эта беда на нас», чем ты занимаешься, из какой страны, из какого народа ты происходишь и куда спешишь отправиться? Здесь заслуживает замечания также та краткость, которой мы обыкновенно удивлялись в словах Виргилия4:

Он говорит им: что вас побудило,

Юноши, в путь неизвестный пускаться? Куда вы стремитесь?

Кто вы? Откуда? С войною ли, с миром ли прибыли вы к нам?

Спрашивают о личности его, о стране, о цели путешествия и его городе, чтобы отсюда узнать и о причине бедствия.

Ион.1:9. И он сказал им: я еврей, и боюсь Господа Бога небесного, сотворившего море и сушу.

LХХ: И он сказал им: я раб Господа, и почитаю Бога небесного, сотворившего море и сушу.

Он не сказал: «я иудей», потому что отделение десяти колен от двух дало это наименование народу, но "я еврей", то есть περα’της переходящий как и Авраам, который мог сказать: «преселник аз есмь... и пришлец, якоже вси отцы мои» (Псал. 38, 13), о чем в другом псалме написано: «преидоша от языка в язык и от царствия в люди ины» (Псал. 104, 13), и Моисей говорит: «мимошед увижду видение великое сие» (Исх. 3, 3). «И боюсь Господа Бога небесного»: не богов, которых вы призываете и которые не могут спасти, но Бога небесного, сотворившего море и сушу: море, по которому я убегаю, и сушу, с которой я бегу. И справедливо в отличие от моря называется не земля, а суша. Также в кратких словах указывается на Творца вселенной, который есть Господь и неба, и земли, и моря. Но возникает вопрос: чем подтверждается истинность слов: «боюсь Господа Бога небесного», когда он не исполняет повелений Его? Мы можем ответить, что и грешники боятся Бога, и рабам свойственно не любить, а бояться. Впрочем, в этом месте страх можно понимать в смысле почитания применительно к пониманию тех, которые слышали о Боге, но еще не знали Его.

Ион.1:10. И устрашились люди страхом великим, и сказали ему: для чего ты это сделал? Ибо узнали эти люди, что он бежал от лица Господня, как он сам объявил им.

LХХ: И устрашились люди страхом великим, и сказали ему: для чего ты это сделал? Ибо узнали эти люди, что он бежал от лица Господня, как он сам объявил им.

Здесь хронологический порядок обратный: так как можно было сказать, что не было никакой причины для страха на основании того, что он заявил им, сказав: «я еврей, и боюсь Господа Бога небесного, сотворившего море и сушу»; то тотчас присоединяется, что они потому устрашились, что он объявил им, что он бежит от лица Господа и не исполнил повелений Его. Поэтому они укоряют его и говорят: «для чего ты это сделал?» то есть, если ты боишься Бога, то почему убегаешь? Если так могуществен, как ты говоришь, Тот, кого ты почитаешь, то каким образом ты можешь убежать от Него? Они испытывают великий страх, потому что понимают, что это святой человек и из святого рода (ибо, как снявшиеся с якоря в Иоппии, они знали о преимуществе еврейского народа), и однако не могут скрыть убегающего. Велик тот, кто убегает, но более велик Тот, кто ищет его; они не осмеливаются выдать его, но не могут и скрыть. Они укоряют его за вину его, выражают страх, просят, чтобы тот сам послужил средством спасения, кто совершил грех. Может быть также, что словами: «для чего ты это сделал?» они не укоряют его, а спрашивают, желая знать причину бегства раба от Господа, сына от Отца, человека от Бога. Что это, говорят, за тайна, что оставляют землю, стремятся на моря, покидают отечество, ищут чужеземных стран?

Ион.1:11. И сказали ему: что нам сделать с тобою, чтобы море утихло для нас? ибо море прибывало и воздымалось.

LХХ: И сказали ему: что нам сделать с тобою, чтобы море утихло для нас? Ибо море прибывало и более воздымало волны.

Ты говоришь, что из-за тебя поднялись ветры, волны, море, пучины? Ты указал причину болезни, укажи и средство уврачевания. Так как против нас поднимается море, то мы понимаем, что подвергаемся гневу за принятие тебя. Если вина состоит в том, что мы приняли тебя, то что мы можем сделать для того, чтобы Господь не гневался? «Что нам сделать с тобою?», то есть, убить тебя? Но ты чтитель Господа. Сохранить тебя? Но ты убегаешь от Бога. Наш долг предоставить себя в твое распоряжение; тебе следует приказать, что мы должны сделать для того, чтобы утихло море, которое теперь чрез свое волнение свидетельствует о гневе Творца. И тотчас историк присоединяет причину такого рода вопроса, говоря: «море прибывало и воздымалось». Оно прибывало, как ему было повелено, прибывало, чтобы отмстить за Господа своего, прибывало, преследуя бежавшего пророка. Воздымалось же оно более и более с каждою минутою и, как бы вследствие замедления корабельщиков, все более волновалось, чтобы показать, что наказание не может быть отсрочено Творцом.

Ион.1:12. И сказал он им: возьмите меня и бросьте меня в море, и море утихнет для вас; ибо я знаю, что ради меня постигла вас эта великая буря.

LХХ: И сказал им Иона: возьмите меня и бросьте меня в море, и утихнет море для вас; ибо я знаю, что ради меня постигло вас великое волнение.

Против меня свирепствует буря, она меня ищет и угрожает вам кораблекрушением для того, чтобы меня поразить: она поразит меня, чтобы чрез мою смерть вы остались живыми. "Я знаю, – говорит он, – что ради меня... эта великая буря». Мне не безызвестно, что для наказания меня приходят в смятение стихии, нарушается порядок мира, преследует меня гнев, угрожает вам кораблекрушение; сами волны внушают вам бросить меня в море. Если я понесу всю тяжесть бури, вы снова получите спокойствие. Заслуживает внимания также великодушие нашего беглеца: он не уклоняется, ничего не скрывает, не отрицает; но сознается в бегстве и добровольно принимает наказание, желая сам погибнуть, чтобы ради него не погибли другие и чтобы к греху бегства не присоединилась еще виновность в смерти других. Это сказано нами применительно к историческому смыслу. Но нам не безызвестно, что дующие ветры, которым, по Евангелию, Господь повелел утихнуть, и находящееся в опасности судно, на котором спал Иона, и волнующееся море, которому изрекается запрещение: "молчи и престани". (Мк. 4, 39), относятся к лицу Господа Спасителя, поддерживающему находящуюся в опасности церковь или апостолов, которые, оставляя Его при страдании, как бы бросили Его в волны. Этот Иона говорит: «Я знаю, что ради Меня постигла вас великая буря»; потому что ветры видят, что Я отправляюсь с вами в Фарсис, то есть плыву к созерцанию радости, чтобы привести вас с Собою к радости и чтобы также вы были там, где Я и Отец (Ин. 14, 3). Поэтому они свирепствуют; поэтому мир, который во зле лежит (1Ин. 5, 19), поднимает шум; поэтому стихии приходят в смятение, смерть хочет поглотить Меня, чтобы вместе с тем умертвить и вас, и не замечает, что она как бы хватает пищу на уде, чтобы самой умереть чрез Мою смерть. «Возьмите меня, и бросьте в море». Не наше дело лишать себя жизни, но мы должны охотно принимать смерть от других. Поэтому и при гонениях нельзя лишать себя жизни собственноручно, за исключением тех случаев, когда целомудрие подвергается опасности, но должно склонять выи для наносящего удар. Так, говорит он, укротите ветры, так сделайте как бы умилостивительное возлияние для моря: буря, ради меня свирепствующая против вас, утихнет вследствие моей смерти.

Ион.1:13. И начали люди грести, чтобы возвратиться к сушь, но не могли; потому что море прибывало и воздымалось против них.

LХХ: И усиливались люди возвратиться к земле, но не могли, потому что море прибывало и более поднималось против них.

Пророк произнес приговор против себя; но они, узнав, что он почитает Бога, не осмеливались наложить руки на него; поэтому они усиливались возвратиться к суше и избежать опасности, чтобы не проливать крови, предпочитая погибнуть, нежели погубить. Какая перемена! Народ, служивший Богу, говорит: «распни, распни Его» (Ин. 19, 6). А этим повелевается умертвить, море неистовствует, буря требует, и однако они, пренебрегая собственною опасностию, заботятся о спасении другого Поэтому LХХ и выражаются παρεβιάζοντο, то есть «желали пересилить» и победить природу, чтобы не причинить насилия пророку Божию. Гребли же эти люди, чтобы возвратиться к суше, потому, что, не зная тайны того, кто должен был пострадать, они думали, что корабль может спастись от опасности, между тем как низвержение Ионы в море должно было послужить к облегчению корабля.

Ион.1:14. И воззвали они к Господу и сказали: молим Тебя, Господи, да не погибнем за душу этого человека, и да не вменишь нам кровь невинную; ибо Ты, Господи, соделал, как восхотел.

LХХ: И воззвали они к Господу и сказали: Господи! да не погибнем мы за душу этого человека, и да не вменишь нам кровь праведную; ибо Ты, Господи, соделал, как восхотел.

Велика вера корабельщиков: они сами находятся в опасности, и молятся о спасении (аnima) другого. Ибо они знают, что хуже смерть грешника, нежели утрата жизни. «И да не вменишь нам, – говорят, – кровь невинную». Они призывают Господа в свидетели, чтобы не было им вменено все то, что они сделают, и как бы говорят: мы не желаем погубить пророка Твоего; но и он сам объявил о гневе Твоем, и буря об этом свидетельствует, потому что Ты, Господи, соделал, как восхотел, Твоя воля исполняется нашими руками. Слова корабельщиков не кажутся ли нам заявлением Пилата, который омывает руки свои и говорит «неповинен есмь от крове Человека сего". (Матф. 27, 24)? Язычники не желают погубить Христа, свидетельствуют о невинной крови, а иудеи говорят: «кровь Его на нас и на чадех наших» (Матф. 27, 25). Поэтому если они будут поднимать руки к небу, то не будут услышаны, ибо они полны крови. «Ибо Ты, Господи, соделал, как восхотел»: в том, что мы приняли его, что поднялась буря, что свирепствуют ветры, что море воздымает волны, что беглец уличается жребием, что он объявляет, как должно поступить, – во всем этом Твоя воля, Господи, ибо Ты соделал, как восхотел. Поэтому и Спаситель говорит в Псалме: «еже сотворити волю Твою, Господи, восхотех" (Псал. 39, 9).

Ион.1:15. И взяли Иону, и бросили в море, и море остановилось в ярости своей.

LXХ: И взяли Иону, и бросили в море, и остановилось в море волнение его.

Не сказал: схватили, не говорит: бросились на него, но: "взяли" (tulerunt), как бы неся его из уважения и почтения к нему, и когда бросали его в море, он не сопротивлялся, но сам отдал себя в их распоряжение. И море «остановилось», потому что оно нашло того, кого искало. Подобно тому, как преследующий убежавшего быстро бежит за ним, а когда догонит его, то перестает бежать, но останавливается и держит того, кого поймал; так и море выражало гнев, пока не было Ионы, а когда заключило в свои недра того, кого искало, оно радуется, ласкает его, и вследствие радости возвращается тихая погода. Если мы обратим внимание до страдания Христа на заблуждения мира, на противные ветры различных учений, на корабль и весь род человеческий, то есть на творение Господне, находящееся в опасности, а после страдания Его – на тишину веры, на мир в мире, на безопасность всех и на обращение к Богу; то увидим, каким образом после низвержения Ионы в море прекратилось волнение (или прекратилась ярость) его.

Ион.1:16. И устрашились... люди Господа страхом великим, и принесли Господу жертвы и дали обеты.

LХХ [перевели] таким же образом. До страдания Господа они в страхе взывали в богам своим; во после страдания Его они страшатся Господа, то есть чтут Его и поклоняются Ему, и не просто страшатся, как читаем в начале (Ион.1, 5), но страхом великим, согласно с следующими словами: «всею душею, и всем сердцем и всею мыслию твоею» (Матф. 22, 37). И принесли... жертвы», не в буквальном смысле, потому что таковых они не имели, когда находились среди волн, но в том смысле, что жертвою Богу служит дух сокрушенный (Псал. 50, 19). И в другом месте говорится: «пожри Богови жертву хвалы и воздаждь Вышнему молитвы твоя» (Псал. 49, 14), и еще: "воздадим Тебе тельцов устен наших» (Ос. 14, 3). Поэтому они на море приносят жертвы и добровольно обещают другие жертвы, давая обеты никогда не отступать от Того, которого начали чтить. Они устрашились страхом великим, потому что из тишины моря и удаления бури увидели истинность слов пророка. Иона чрез свое бегство на море, крушение и смерть спасает колеблемый волнами корабль, спасает язычников, которые прежде колебались вследствие заблуждений и различных воззрений мира. И Осия, Амос, Исаия, Иоиль, которые пророчествовали в тоже время, не могли исправить народ в Иудее. Это показывает, что буря не может утихнуть иначе, как только чрез смерть бежавшего.

* * *

1

О своем народе.

2

См. письмо 35 в Творен. блаж. Иеронима в русск. перев. ч. 1 стран. 193–195. Сн. также Толков. блаж. Иеронима на книгу пророка Исаии гл. II ст. 16 (в русск. перев. ч. 7 сгран. 46–48).

3

Хотя в 3 Цар. гл. 5, где говорится о Хираме, не упоминается Иоппия, но, как видно из сличения с параллельным местом в 2 Па-ралип. гл. 2, дерева доставлялись по морю Хирамом именно в Иоппию (т. е. в Яффу).

4

Vіrgіl. Aenеіd. VIII, 112–114.


Комментарии для сайта Cackle