святитель Игнатий (Брянчанинов)

ГРЕХ (См. под наименованием отдельных грехов, а также ГРЕШНИК, ПАДЕНИЕ)

Грех столько усвоился нам при посредстве падения, что все свойства, все движения души пропитаны им. 1, 87.

Кто исповедует грехи свои, от того отступают они, потому что грехи основываются и крепятся на гордости падшего естества, не терпят обличения и позора. I, 102.

Если ты стяжал навык к грехам, то учащай исповедь их, – и вскоре освободишься из плена греховного, легко и радостно будешь последовать Господу Иисусу Христу. I, 102.

Грешащего произвольно и намеренно, в надежде на покаяние, поражает неожиданно смерть, и не дается ему времени, которое он предполагал посвятить добродетели. I, 102.

Желающий избавиться от живущих в нем грехов, плачем избавляется от них, и желающий не впадать вновь в грехи, плачем избегает от впадения в них. Это – путь покаяния. I, 191.

Общее правило борьбы с греховными начинаниями заключается в том, чтобы отвергать грех при самом появлении его. I, 290–291.

От произвольного содружества с грехом и от произвольного общения с духами отверженными зарождаются и укрепляются страсти, может вкрасться в душу неприметным образом прелесть. I, 291.

Греховные и суетные помыслы, мечтания и ощущения тогда могут несомненно повредить нам, когда мы не боремся с ними, когда услаждаемся ими, и насаждаем их в себя. I, 291.

Всякий грех, не очищенный покаянием, оставляет вредное впечатление на совести. I, 369.

Не думай ни о каком грехе, что он маловажен: всякий грех есть нарушение закона Божия, противодействие воле Божией, попрание совести. I, 370.

Грех и орудующий грехом диавол тонко вкрадываются в ум и сердце. Человек должен быть непрестанно на страже против невидимых врагов своих. Как он будет на этой страже, когда он предан рассеянности? I, 374.

Если мы не способны желать смерти по хладности нашей к Христу и по любви к тлению: то, по крайней мере, будем употреблять воспоминание о смерти, как горькое врачество против нашей греховности: потому что смертная память усвоившись душе, рассекает дружбу ее с грехом, со всеми наслаждениями греховными. I, 382.

Благодатная память смерти предшествуется собственным старанием воспоминать о смерти. Принуждай себя воспоминать часто смерть и начнет приходить само собой, являться уму твоему воспоминание о смерти оно будет поражать смертоносными ударами все твои греховные начинания. I, 385.

По важности веры в деле спасения, и грехи против нее имеют особенную тяжесть на весах правосудия Божия: все они смертные, то есть с ними сопряжена смерть души, и последует им вечная погибель. I, 504.

Верный признак отпущения нам грехов состоит в том, когда мы ощутим в сердце нашем, что мы точно простили ближним все согрешения их против нас .I, 513.

Должно веровать, что в первородном грехе заключается семя всех страстей... и потому не должно удивляться проявлению и восстанию ни одной страсти. I, 527.

Величайшая разница – согрешить намеренно, по расположению к греху, и согрешать по увлечению и немощи, при расположении благоугождать Богу. I, 531.

Если мы будем непрестанно смотреть на грех сво то не найдем в себе никакой добродетели, не найдем и смиренномудрия. I, 535.

Если ж по небрежению и рассеянности впустишь в себя грех... то благодать отступит от тебя, оставит тебя одиноким, обнаженным. Тогда скорбь сурово наступит на тебя, сотрет тебя печалью, унынием, отчаянием, как содержащего дар Божий без должного благоговения к дару. Поспеши искренним и решительным покаянием возвратить сердцу чистоту, а чистотою дар терпения: потому что он, как дар Духа Святого, почивает в одних чистых. I, 550.

Те, которые небрегут о упражнении в слове Божием, о исполнении святых Божиих заповедей, пребывают в горестном омрачении греховном, в плену у греха, в совершенном бесплодии, несмотря на то, что живут в глубокой пустыни. II, 48.

Один Бог может даровать человеку зрение грехов его и зрение греха его – его падения, в котором корень, семя, зародыш, совокупность всех человеческих согрешений. II, 118.

Последствием греховной жизни бывают слепота ума, ожесточение, нечувствие сердца. II, 119.

Кто совершит велико дело – установит вражду со грехом, насильно отторгнув от него ум, сердце и тело, тому дарует Бог великий дар: зрение греха своего. II, 122.

Не наследовал я покаяния, потому что еще не вижу греха моего. Я не вижу греха моего, потому что еще работаю греху. Не может увидеть греха своего наслаждающийся грехом, дозволяющий себе вкушение его – хотя бы одними помышлениями и сочувствием сердца. II, 122.

Зрение греха своего и рождаемое им покаяние суть делания, не имеющие окончания на земле: зрением греха возбуждается покаяние; покаянием доставляется очищение; постепенно очищаемое око ума начинает усматривать такие недостатки и повреждения во всем существе человеческом, которых оно прежде, в омрачении своем, совсем не примечало. II, 127.

Грех и состояние падения так усвоились нам, так слились с существованием нашим, что отречение от них сделалось отречением от себя, погублением души своей. II, 381.

Все мы пребываем в умерщвлении, исполняя греховные пожелания наши, которые не только воюют на душу, но, будучи удовлетворяемы, и умерщвляют ее. III, 115.

Покаяние в смертном грехе тогда признается действительным, когда человек, раскаявшись в грехе и исповедав его, оставит грех свой. III, 115.

Смертный грех православного христианина, неуврачеванный должным покаянием, подвергает согрешившего вечной муке. III, 163.

Только один из этих [смертных] грехов – самоубийство -не подлежит врачеванию покаянием, но каждый из них умерщвляет душу, и делает ее неспособною для вечного блаженства, доколе она не очистит себя удовлетворительным покаянием. III, 163–164.

Никакие добрые дела не могут искупить из ада душу, неочистившуюся до разлучения своего с телом от смертного греха. III, 164.

Простительный грех не разлучает христианина с Божественною благодатью, и не умерщвляет души его, как делает то смертный грех; но и простительные грехи пагубны, когда не раскаиваемся в них, а только умножаем бремя их. III, 168.

Кто ежедневно приготовлен к смерти, тот умирает ежедневно; кто попрал все грехи и все греховные пожелания, чья мысль отселе переселилась на небо и там пребывает, тот умирает ежедневно. III, 173.

С решительностью возненавидь грех! Измени ему обнаружением его, – и он убежит от тебя; обличи его как врага, – и примешь Свыше силу сопротивляться ему, побеждать его. IV, 61.

Грех, при посредстве которого совершилось наше падение, так объял все естество наше, что сделался для нас как бы природным: отречение от греха сделалось отречением от естества; отречение от естества есть отречение от себя. IV, 91.

Три казни определены правосудием Божиим всему человечеству за согрешения всего человечества... Первою казнию была вечная смерть, которой подверглось все человечество в корне своем, в праотцах, за преслушание Бога в раю. Второю казнию был всемирный потоп за допущенное человечеством преобладание плоти над духом, за низведение человечества к жизни и достоинству бессловесных. Последнею казнию должно быть разрушение и кончина этого видимого мира за отступление от Искупителя, за окончательное уклонение человеков в общение с ангелами отверженными. IV, 157.

Грех, в обширном смысле слова, иначе, падение человечества или вечная смерть его, объемлет всех человеков без исключения; некоторые грехи составляют печальное достояние целых обществ человеческих; наконец, каждый человек имеет свои отдельные страсти, свои особенные согрешения, принадлежащие исключительно ему. IV, 157.

Грех – причина всех скорбей человека и во времени и в вечности. Скорби составляют как бы естественное последствие, естественную принадлежность греха, подобно тому, как страдания, производимые телесными недугами, составляют неизбежную принадлежность этих недугов, свойственное им действие. IV, 156–157.

Победа над собственною греховностью есть вместе и победа над вечною смертию. Одержавший ее, удобно может уклониться от общественного греховного увлечения. IV, 158.

Увлеченный и ослепленный собственным грехом не может не увлечься общественным греховным настроением: он не усмотрит его с ясностью, не поймет его как должно, не отречется от него с самоотвержением, принадлежа к нему сердцем. IV, 159.

Хотя греховность и побеждена в праведных человеках, хотя вечная смерть уничтожена присутствием в них Святого Духа; но им не предоставлена неизменяемость в добре на всем протяжении земного странствования: не отнята и у них свобода в избрании добра и зла Земная жизнь до последнего часа ее – поприще подвигов произвольных и невольных. IV, 159.

Столько повреждена наша природа греховным ядом, что самое обилие благодати Божией в человеке может служить для человека причиною гордости и погибели. IV, 160.

Возвращение ко греху, навлекшему на нас гнев Божий, уврачеванному и прощенному Богом, служит причиною величайших бедствий, бедствий преимущественно вечных, загробных. IV, 164.

Грех содержит человека в порабощении единственно посредством неправильных и ложных понятий... пагубная неправильность этих понятий и состоит именно в признании добром того, что в сущности не есть добро, и в непризнании злом того, что в сущности есть убийственное зло. IV, 168.

Сколько дух выше тела, столько добродетель, совершаемая духом, возвышеннее добродетели, совершаемой телом; сколько дух выше тела, столько грех, принятый и совершенный духом, тягостнее и пагубнее греха, совершаемого телом. IV, 207.

Всякий род греховной жизни заключает в себе сопротивление и противодействие Богу; всякий род греховной жизни есть нарушение закона Божия, есть отриновение воли Божией. IV, 277.

Нет греха человеческого, которого бы не могла омыть кровь Господа Бога Спасителя нашего Иисуса Христа. IV, 466.

Покаяние человека, пребывающего в смертном грехе, тогда только может быть признано истинным, когда он оставит смертный грех свой. IV, 468. .

Когда мысль и сердце наслаждаются грехом и любят как бы осуществлять его мечтанием таковый тайный душевный грех близок ко греху, совершаемому самым делом. IV, 469.

Разъединение ума с сердцем, противодействие их друг другу, произошли от нашего падения в грех. V, 115.

Яд греха, ввергнутый падением в каждого человека и находящийся в каждом человеке, действует по Промыслу Божию в спасающихся к существенной и величайшей пользе их. V, 145.

Как земля, по причине поразившего ее проклятия, не престает из поврежденного естества своего, сама собою, производить волчцы и терние: так и сердце, отравленное грехом, не престает рождать из себя, из своего поврежденного естества, греховные ощущения и помышления. V, 271.

Смертный грех решительно порабощает человека диаволу, и решительно расторгает общение человека с Богом, доколе человек не уврачует себя покаянием. V, 352.

Святым крещением изглаждается первородный грех и грехи, содеянные до крещения, отнимается у греха насильственная власть над нами. V, 369.

Проводящие греховную жизнь произвольно, по любви к ней... суть чада диавола. V, 370.

Грех – родитель плача и слез: он... умерщвляется чадами его – плачем и слезами. V, 390.

Грехи, по-видимому, ничтожные, но пренебрегаемые, неврачуемые покаянием, приводят к грехам, более тяжким, а от невнимательной жизни зарождается в сердце гордость. V, 392.

Нет места истинному богослужению в душе, когда она, ниспавши в смертный грех, пребывает в нем. V, 392.

Когда смертный грех, сокрушив человека, отступит от него: то оставляет после себя след и печать поражения, нанесенного человеку. V, 400.

Должно отражать грех в самом начале его, при первом появлении его .Ѵ40;, 401.

Постоянно оплакивай грех твой, – и соделается грех хранителем добродетели. V, 407.

Когда какой-либо один смертный грех поразит душу человека: тогда все скопище грехов приступает к человеку, объявляет свое право на него. V, 414.

Сердечные чувства, которые окаменил смертный грех соделываются стеною, недопускающею слову Божию действовать на сердце. V, 416.

Естество наше заражено грехом: уже естественно ему рождать из себя противоестественный грех. V, 435.

Пребывание в смертном грехе, пребывание в порабощении у страсти есть условие погибели вечной. V, 436.

Спасительно для нас, убийственно для греха – воспоминание о смерти, рожденной грехом. V, 447.

Все смертные грехи, кроме самоубийства, врачуются покаянием. V, 460.

Ничто, ничто не помогает столько к получению исцеления от язвы, нанесенной грехом смертным, как учащаемая исповедь; ничто, ничто не содействует столько к умерщвлению страсти... как тщательная исповедь всех проявлений... ее. V, 459–460.

В Боге сосредоточивается надежда всех спасающихся: надежда побеждающих грех силою Божиею и надежда побежденных грехом на время по Божию попущению, по собственной немощи. V, 463–464.


Источник: Творения иже во святых отца нашего Святителя Игнатия епископа Ставропольского. - Репр. изд. - М. : Сретенский монастырь, 1998-. / Т. 7: Симфония по творениям святителя Игнатия, епископа Кавказского и Черноморского : С предм. и имен. указ. / [Сост. игуменом Марком (Лозинским)]. - 2001. - 477, [2] с.; ISBN 5-7533-0165-7

Комментарии для сайта Cackle